Том 10    
Глава 6. Затишье перед бурей


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
damarkos
03.08.2020 11:45
Большое СПАСИБО!
bkmzvjx
31.07.2020 23:55
Спасибо за перевод!
lastic
31.07.2020 20:04
спасибо
ricco88
31.07.2020 18:37
Спасибо.
id458671345
27.07.2020 11:43
Ааа на самом интересном
lastic
26.07.2020 19:43
Хооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооо
razgildyai
25.07.2020 22:59
Момонга?) я словила такую отсылочку) спасибо за главу
one
25.06.2020 10:57
Кстати , можно ли узнать дату выхода новых глав , хотя бы приблизительно ? Буду очень благодарен !
Anon
25.06.2020 10:54
Спасибо за проделанную работу
lastic
18.06.2020 21:09
Домо
bkmzvjx
28.05.2020 16:43
Спасибо за перевод

Глава 6. Затишье перед бурей

Яркий свет вывел меня из тревожного сна, приведя в сознание.

Ощущая кожей утреннее солнце, я открыл глаза.

Знакомый вид предстал моему ещё размытому зрению: кристаллы, которые я не стал относить на продажу. Ваза с фруктовыми семечками. Стол и стул, уставленные различными вещами из Подземелья. Несколько книг и потерявший силы гримуар на сделанной из дерева полке. Приоткрытый переделанный для хранения брони и оружия гардероб.

Так выглядит моя комната. Моё личное пространство в доме Паствы Гестии.

— …

Мало того, что я пропустил свою обычную утреннюю тренировку, согласно часам на стене, почти настало время завтрака.

Начав подниматься, я окинул взглядом кровать. Место за моей спиной.

Ничего. Никого рядом нет.

Сморщенные белые простыни и место, которое не должно быть таким пустым по моим ощущениям.

Я ожидал увидеть девушку, которой здесь нет. Отвернувшись, я встал с кровати.

Сменив ночную одежду на домашнюю, я вышел в дверь. В коридоре было непривычно тихо. Выглядывая в окна, выходившие в центральный сад, я не слышал игривых голосов. У нас всегда так раньше было?

Тепло солнечного света, пробивающегося в окна, наводило меня на мысли о том, что пришло лето. Я спустился с третьего этажа на первый.

— Доброе утро…

Остальная часть нашей семьи поздоровалась со мной в столовой.

— Йо.

— Доброе утро.

Вельф и Лили улыбнулись моему позднему появлению. У меня появилось ощущение, что им хочется как-то меня подбодрить. Микото и Харухиме, в её униформе горничной, тоже меня заметили. Они поздоровались со мной, натянуто улыбаясь.

Из кухни распространялся манящий аромат. Наверное, Микото приготовила запечённые яйца в стиле своей родины.

Я вспомнил их сладковатый вкус и меня охватило ощущение дежавю.

— Нечасто ты так долго спишь.

— Прости…

— Сударь Вельф не ставит вам это в вину. Завтрак почти готов, подождите ещё немного, сударь Белл.

— Ладно… Эм, а где наша богиня?

— Гестия-ками сказала, что у неё есть срочное поручение, которое она должна исполнить до того, как отправится на подработку, поэтому она ушла рано утром, Белл-сан.

— Да, а вдобавок она засунула в рот столько сладкой картошки, сколько в неё влезло…

Вельф, Лили, Микото и Харухиме общались, как будто ничего не изменилось… Но что-то было по-другому. Будто что-то не складывалось… Будто в механизме недостаёт какой-то части, и он работает вхолостую.

Все мы были слегка не в себе.

Разговоры едва клеились. За окном ярко светит солнце, но настроение совсем не подходит такому дню.

Все были какими-то рассеянными, или, может, слишком сконцентрированными на обычном приготовлении к завтраку.

Харухиме приходилось хуже всего. Её обычную яркую и бодрую улыбку заменила мрачность, лисьи ушки и хвост безвольно висели. В её глазах читалось явное волнение, она расставляла тарелки на стол.

— …Харухиме-доно.

— А… Что такое, Микото-сан?

— Тарелок на одну больше, чем нужно…

Микото натянуто улыбнулась, указывая на ошибку. Плечи Харухиме подпрыгнули, когда она это услышала.

— П-Приношу извинения! — она быстро убрала лишний набор посуды.

Она неосознанно поставила тарелку для девушки, которая ещё недавно сидела с нами за одним столом.

Девушки, с чистой и невинной улыбкой… вуивры.

Лили, Вельф и я сделали вид, что ничего не случилось, но на самом деле мы просто не знали, что сказать.

— Давайте есть…

Мы заняли места за столом.

За завтраком слышался только стук тарелок и звук пережёвывания еды.

Два дня прошло с того момента, как Гильдия поручила нам тайную миссию.

События, которые произошли на двадцатом этаже Подземелья, в Убежище Ксеносов, нависли над Паствой Гестии чёрной тенью.

Ксеносы — монстры, способные говорить. Они обладают интеллектом и самосознанием несмотря на то, что они звери. Их ненавидят как люди, так и обычные монстры.

Маг в чёрной робе по имени Фелс, заявивший, что он тень бывшая когда-то Мудрецом, сказал, что Ксеносы желают бродить по поверхности и взаимодействовать с людьми. Эта очень непростая цель происходит из их снов о прошлой жизни, снов, которые каждый из них видит.

Шок слишком слабое слово, чтобы описать сделанные нами открытия.

Мыслей в голове роится столько, что, кажется, лучше попросту ни о чём не думать.

Впрочем, все мы пребываем в подавленном состоянии по куда более простой причине…

Наша разлука с Виеной.

Некоторое время мы укрывали и защищали вуивру, но нам пришлось передать её сородичам Ксеносам. Несмотря на их желания, сейчас на поверхности монстрам нет места. В прошлом люди захватили поверхность себе, забрав её у монстров. Наши расы никогда не могли сосуществовать.

Нам пришлось пойти разными путями, прежде чем мы успели всё потерять. Ради безопасности Виены.

Фелс сказал, что в Орарио есть охотники, которые выискивают Ксеносов. Я рассказал Фелсу о боге Икелосе и нашей встрече, во время которой он расспрашивал меня о говорящей вуивре. Строго говоря, больше мы ничего не можем поделать.

Мы ощутили себя беспомощными и такими потерянными, будто частичка каждого из нас исчезла.

И эти эмоции никак не хотят уходить.

— …

Меня не удивляло, что не было никаких разговоров. Вельф и Лили изо всех сил пытались подобрать какую-нибудь тему, но за столом всегда воцарялась тишина.

Так было с завершения миссии, после того как мы вернулись из Подземелья вчера утром.

Моё сердце сжималось каждый раз, когда я вспоминал её лицо в последнюю нашу встречу, слёзы, катившиеся по её щекам.

Оглядевшись, я заметил, что Вельф и остальные посматривают на пустое место рядом со мной… где сидела Виена.

Там пусто.

То, что когда-то там сидела оживлённая девушка, кажется сном.

Её недоставало всем, не только мне.

Сложно поверить, что отсутствие одной-единственной девушки так нас раздавит… Харухиме, Микото, Вельфа и даже Лили.

Впрочем, в этой грусти… был один светлый лучик. Мы знали, что те моменты, которые мы провели как одна семья, не были поддельными, несмотря на то, что Виена была монстром, не такой как люди, вроде нас.

— …Белл?

Я поднялся из-за стола после завтрака, Вельф позвал меня по имени.

— Думаю… я на какое-то время спущусь в Подземелье, — после недолгого молчания сказал я.

Посмотрев через плечо, я увидел, что не только Вельф, но и Лили, Микото и Харухиме смотрят на меня с беспокойством.

Я улыбнулся так спокойно, как только мог:

— Всё в порядке. Я собираюсь очень быстро вернуться.

Есть одна вещь, которую мне нужно узнать.

Если я собираюсь продолжать быть авантюристом Орарио… мне нужно кое-что подтвердить.

— Ты точно в порядке?

— Да…

Спокойным голосом ответил я, прежде чем выйти из открытой двери столовой. Я забежал в комнату, собрал снаряжение и покинул Поместье Домашнего Очага, наш дом.

— …

В залитом солнцем голубом небе не было ни облачка.

Идеально уложенные камни мостовой блестели в солнечных лучах. Единственным, что я видел были только камни мостовой, потому что я шёл, опустив голову. Ничего больше я не замечал.

Звуки телег, запряжённых лошадьми. Разговоры горожан о своих делах. Шум наполнявший город был обыденным, он ни капли не изменился.

Мышечная память вела меня по пути в белую башню, пронзающую небеса, Вавил.

— Белл.

— Ой… Силь.

Голос прорвался сквозь завесу, в которой я шёл по Западной Главной Улице.

Топ, топ. Увидев меня проходящим мимо, Силь выбежала из «Щедрой Хозяйки» и приблизилась ко мне.

— Доброе утро. Сегодня я снова сделала для тебя обед, ты бы не хотел… Белл?

Силь держала корзинку, наполненную едой, на её лице была улыбка, но слова оборвались, когда она увидела выражение моего лица. Она свела брови, серебряные волосы с шорохом легли на её плечи.

— Может… что-то случилось? Ты очень бледный…

— !..

Может Силь отлично читает людей, а может мои мысли написаны на лице.

Что бы там ни было, нужно заверить её, что ей не о чем беспокоиться.

— Нет, я в порядке. Просто слишком много сегодня спал…

— …Ладно.

— И, ну, знаешь, я ненадолго иду в Подземелье. Поэтому, насчёт обеда… эм, прости.

Я не могу принять корзину. Если я сделаю что-нибудь жалкое, это лишь заставит её сильнее беспокоиться. С такими мыслями я отказался от сегодняшнего обеда.

Быстро натянув на лицо неубедительную улыбку, я извинился… она посмотрела мне в глаза пристальнее и приблизилась ещё на шаг.

— А?

Она чуть не ткнулась мне в лицо, между нами, почти не осталось места.

Я ощутил приятный запах её мыла, отчего моё лицо слегка порозовело, а Силь указала пальцем мне прямо между глаз:

— Белл взбодрииииится, Белл взбодрииииится, Белл взбодриииится…

— …

…Она начала выписывать пальцем круги в разные стороны.

— Белл улыбнёёёёётся.

— …Эм, Силь?

— Яй!

— Че!..

Она завершила, надавив на кончик моего носа, и я вскрикнул.

Я несколько раз удивлённо моргнул, а Силь светилась от удовольствия.

— Магическое заклинание, чтобы ты лучше себя почувствовал… детям в приюте я всегда так делаю, понятно? — она прошептала это мне на ухо, поделившись секретом. Это было последним, что я ожидал услышать… Но, к моему ещё большему удивлению, на моих губах появилась лёгкая улыбка.

Совершенно естественное выражение, которое я успел забыть за несколько последних дней.

И теперь мне немного лучше, наверное, благодаря тому что она меня подбодрила.

— …Спасибо, Силь. Я пойду.

— Конечно. Береги себя.

Я был благодарен за то, что она не стала ни о чём меня расспрашивать. И оставил Силь, сожалея что не могу ничего ей рассказать.

— Беловолосый тупицмя! Если ты не съешь обед Силь, нмям придётся его есть!..

— Какой-то он слишком задумчивый… авантюристик сегодня на себя не похож.

— Никодмя не видела его таким подмявленным раньше.

Аня, Руноу и Хлоя наблюдали за разговором на улице в окна «Щедрой Хозяйки» и перекинулись парой фраз, когда парень ушёл.

Всхлип!.. Заглянув через плечо, Руноа увидела, что Аня, стоящая с ней рядом, едва сдерживала слёзы.

— Ты тоже беспокоишься, Лю?

— Нет, я…

Лю, также смотревшая за Силь и Беллом вместе с коллегами, собиралась это отрицать, но осеклась на полуслове:

— …Вообще-то да. Это меня беспокоит.

Она и амазонка Айша сопровождали парня в путешествии на восемнадцатый этаж пять дней назад. Вспомнив об этом странном случае, Лю дала честный ответ.

Как и стоявшая снаружи Силь, она смотрела на спину удаляющегося парня.

Солнечный свет заливал городские улицы.

Лето пришло, каждый день был теплее предыдущего. Орарио не был исключением, большинство людей переодевались в лёгкую одежду, чтобы не так сильно страдать от жары.

Лишь авантюристы, идущие в Подземелье, как и обычно были одеты в плотные боевые одежды и закованы в броню. Металлические пластины, покрывающие их тела поблёскивали, когда они шли по городским улицам. Зверолюди и дварфы были облачены в полные латные доспехи, пот стекал им даже на глаза. В смерти от того, что они надели меньше брони только потому, что на улице жарко не было бы ничего смешного. Авантюристы брели быстрее обычного, зная, что от летнего солнца их спасёт прохлада Подземелья.

И пока Белл брёл вместе с ними в Подземелье…

— Привет. Самой не хотелось бы этого делать, но могу я увидеть Ганеша?

Гестия с едва заметными следами пота на коже подошла к гигантской статуе, изображающей мужчину в маске слона, стоявшей рядом с домом другой Паствы.

— Мне не назначено, и знаю, я прошу многого, но…

Услышав просьбу богини, ниже их ростом, зверочеловек и дварф, стоявшие на страже ворот, переглянулись.

Северо-западная секция Орарио, неподалёку от городского блошиного рынка. Просторный двор, отделённый от остального города высокой белой изгородью, в центре которого стоит странная статуя гигантского человека в маске слона, сидящего скрестив ноги и руки.

Дом Паствы Ганеша, «Я Ганеша».

Статуя, точнее здание, огромно, любой кто пожелает увидеть её полностью будет вынужден до боли задрать шею. Вдохновляющая постройка известна тем, что эксцентричное божество потратило почти все сбережения своей Паствы на его постройку. Здание заслуженно занимающее место между Вавилом и торговым районом Орарио, среди мест, которые туристы обязаны посетить, оказавшись в городе.

«Выделяется, как бельмо на глазу, как обычно», — подумала Гестия, рассматривая необычную постройку, служащую домом для Паствы Ганеша.

— Подождите пожалуйста, — сказал стоящий на страже зверочеловек и отправился в здание.

Гестия была благодарна, получив вежливый ответ, несмотря на то что она, божество другой Паствы, лично пришла в дом Ганеша. Богиня смотрела, как последователь Ганеша исчезает в паху статуи, главном входе в здание.

— Если бы только Всевышний Ганеша сделал что-нибудь со своими глупыми бзиками, мы бы… Аааааагхх!

— Да, наверняка вам, ребята, приходится нелегко.

У Гестии завязался разговор с дварфом, она выслушивала его жалобы. Вскоре зверочеловек вернулся к воротам.

— Всевышний Ганеша на заднем дворе. Он сказал, что не возражает, если вы придёте к нему без сопровождающих.

— О, спасибо.

Богиня поблагодарила открывших ей ворота стражников и прошла во двор.

Поначалу ей показалось, что носящий маску слона бог ведёт себя слишком беспечно, но потом ей подумалось, что Ганеша может попросту ей доверять. Ощутив чуть больше радости от своего прихода, Гестия прошла мимо основания гигантской статуи сразу на задний двор.

Задний двор «Я Ганеша» оказался травяными полями, или, точнее, открытым пастбищем. Если бы не громкие крики торговцев ближайшего блошиного рынка, Гестия могла бы забыть, что она посреди огромного мегаполиса. Краем глаза она заметила несколько каменных конюшен, размером с целые заводы, приближаясь к заднему двору.

— Ого!

Богиня вздрогнула, как только оказалась у колена статуи.

Мирные равнины сменила металлическая изгородь, прутья которой блестели в солнечном свете. Каждый из прутьев был толще самой Гестии, они были сделаны из мифрила, или, возможно, Дамасской стали, известного чужеземного металла. А может это был адамантит. Как бы там ни было, толстые прутья возвышались из земли подобно башням. Вооружённые авантюристы стояли на страже с обеих сторон, тщательно следя за местностью. В воздухе висело напряжение.

Несколько авантюристов, скорее всего укротители, были с другой стороны ограды с монстрами, которые были в процессе укрощения и громко отдавали команды.

— Н-не каждый день увидишь…

Водяной конь, известный как кельпи, пришёл в ярость, его прекрасная голубая грива развевалась в воздухе. Три альмалозавра размахивали своими похожими на дубины хвостами и атаковали шипами, торчащими прямо из их шкуры. Вдохновлённые укротители выглядели особенно впечатляюще, встретившись с ужасающими монстрами с нижних этажей Подземелья и запугивая их кнутами и силой подчиняя их себе.

Гестия где-то слышала, что Паства Ганеша получила официальное разрешение содержать живых монстров не только на время Монстромании, но и в обычные дни, размещая их на поверхности.

Если информация Гильдии точна, то Паства Ганеша — это крупнейшая Паства Орарио по числу участников.

Благодаря множеству авантюристов первого ранга и высокому среднему уровню участников, можно сказать, что Паства Ганеша в числе лучших Паств Орарио. Им присвоен ранг S, и они достойны упоминания наравне с Паствой Локи и Паствой Фреи.

Также известным, как «Хранители Мира в Орарио», последователям Ганеша было позволено держать монстров на поверхности.

Народный Бог, значит?..

Паства Ганеша поддерживает близкие связи с Гильдией, его последователи расставлены у всех врат Орарио для поддержания покоя. Обычные горожане очень ценят Ганеша.

Из-за высокого уровня доверия, люди Орарио ощущают себя в безопасности, несмотря на живущих в городе монстров. Не последнюю очередь в этом ощущении безопасности сыграли заслуги Паствы Ганеша.

Несколько минут Гестия завороженно смотрела на укротителей, один на один приручавших монстров, прежде чем вспомнила, зачем она сюда пришла. Богиня начала осматриваться.

Её первой мыслью было спросить авантюристов, следивших за металлической оградой, но вскоре Гестия услышала крик:

— Я Ганеша!!! А значит, не щёлкай на меня зубами, монстр!

Нашла.

До нелепости громкий маскулинный голос привёл Гестию к искомому божеству.

Мужчина в маске слона, стоявший за забором, уставился на монстра, осторожно к нему приближаясь. Детёныш дракона носил на шее магический предмет, похожий на тарелку, было ясно, что он приручен. Увидев рядом с богом своего укротителя, дракон не стал бросаться на божество, но пристально следил за каждым движением Ганеши.

— Нечего бояться. Совсем нечего!

— …

— Это не страшно, не страшно… хороший дракончик! Кто хороший дракончик?

Ганеша кинулся вперёд и обхватил грудь дракона руками, повиснув на шее создания, и теребя её, будто играя с большой собакой.

— РААААААРРРРРР!!!

Дракон моментально обнажил клыки, блеснувшие в солнечном свете, и клацнул челюстями, явно намереваясь схватить голову в маске слона.

— ВОООООУ!

— Что ты тут устроил?!

— Сколько раз я тебе говорил, чтобы ты глупостей не делал?!

Ганеша едва успел отпрыгнуть, но потерял равновесие и покатился по траве. Его последователи, крича на разные лады бросились на помощь. Укротители тут же успокоили пришедшего в ярость детёныша дракона.

Гестия наблюдала за происходящим с удивлением.

— Ганеша едва жизни не лишился!.. Фух, я думал мне конец.

— И часто такое происходит, Ганеша?

— О? Уж не Гестия ли это! Давно ты здесь?!

Ганеша прокатился до самой изгороди. Крики укротителей слышались в ушах маленькой богини, смотревшей на лежащего за забором бога сверху вниз. Ганеша, огромный и мускулистый, поднялся на ноги, как только увидел Гестию. А потом с криком «Алле-оп!» он перемахнул через изгородь.

Приземлившись рядом с Гестией, он тут же начал принимать странные картинные позы.

— Добро пожаловать в мою обитель! И ради ответов на все твои вопросы я вышел сюда и выкроил время!

— И зачем ты рискуешь жизнью, пытаясь играть с монстрами?

— Чтобы найти дружбу в истинном её виде!

Ганеша расплылся в довольной улыбке, обнажив сияющие белые зубы. Гестия в ответ только вздохнула.

Не распинаясь на мелкие разговоры, она перешла к главной теме своего визита:

— Как я слышала, ты знаешь о Ксеносах?

— …

Стоило Гестии сменить тему разговора, как напускная комичность Ганеши мгновенно испарилась, его рот закрылся.

Выражение лица под маской, скорее всего, стало предельно серьёзным. «Нужно говорить с глазу на глаз», — бросил он, поворачиваясь к Гестии спиной.

Приказав стражам остаться, Ганеша повёл Гестию к небольшому лесу у белой изгороди. Оказавшись наедине, боги завели разговор:

— Ты знаешь о монстрах, обладающих интеллектом?

— Да, знаю. Услышала лично от Урана.

Уран. После этого имени у Ганеши сложилась вся картина. Больше вопросов у него не было.

Как Белл и его товарищи нашли Ксеносов на своей тайной миссии, так и Гестия узнала о Виене и её виде, от божества, заведующего Гильдией, Урана.

Мало того, величественное божество рассказало ей, что Ганеша также всё знает.

— Это было шоком. Не только то, что существуют такие монстры, но и то, что ты работаешь с Ураном над Монстроманией.

— Когда я впервые узнал… Когда Уран мне рассказал, я не поверил собственным ушам.

Ганеша рассказал, как он пришёл к пониманию воли Урана и как был поставлен во главу Монстромании, фестиваля, цель которого не только выставить монстров напоказ, но и проявить зачатки дружбы между людьми и монстрами.

Гестия была под впечатлением от незнакомой ей ранее стороны Ганеши.

— Ты не сразу ему поверил? Когда Уран тебе рассказал?

— Что же, так получилось, что одного из монстров мне решили показать. Это был гоблин носивший красный колпак… Я не мог закрыть глаза на существо, которое так изыскано пользуется языком.

Ганеша рассказал, что не знал как реагировать, когда Фелс вытащил из Подземелья небольшого Ксеноса, чтобы поговорить с богом лично. Гестия и остальные точно так же отреагировали на Виену.

После этого случая Ганеша согласился помогать.

Увидев Ксеноса во плоти, он принял предложение и стал сотрудничать с Ураном, чтобы организовать Монстроманию.

— …Ты сказал своим детям?

— Только нескольким избранным. Наверное, ты подумаешь, что прятать что-то от своих детей смехотворно, но… моя Паства, по большей части, погрязла во тьме.

Обстоятельства того требуют. Для предотвращения худшего исхода нужно контролировать поток информации. Массы, без сомнения, будут настроены опасливо, а может даже агрессивно, узнав правду.

Даже сейчас правда ранит.

Ганеша бросил взгляд на укротителей и авантюристов с другой стороны ограды.

— Нам разрешено держать монстров в оковах… Мы делаем это под предлогом изучения их привычек и сбора информации в помощь авантюристам Подземелья.

— Твои дети думают также, да?..

На самом деле, эти цели не ложные.

Гильдия действительно получает от Паствы Ганеша подробную и ценную информацию о слабостях и характеристиках отдельных монстров, что позволяет помочь авантюристам и сохраняет им жизни в Подземелье. Даже Ройман Мардил, самый влиятельный человек в Гильдии, признаёт ценность этой работы и продолжает поддержку.

Истинные намерения установить дружеские отношения с монстрами держатся в секрете. Вдобавок, никто не может заподозрить Ганеша.

— А что насчёт твоих детей, Гестия?

— Это из-за них я всё узнала… Белл и остальные в курсе.

Гестия рассказала, что всё началось с появления Виены и того, что её Паства решила защитить девушку-монстра, поделившись информацией с парой богов, которые теперь также знают правду.

Гестия рассказала своим детям о разговоре с Ураном, пока они были на миссии. Ей стало известно, что они узнали об одном из Убежищ Ксеносов.

Единственная вещь, о которой она умолчала, вера Урана в то, что Белл и её Паства станут потенциальным мостиком между монстрами и людьми.

— Что собираешься делать, Гестия?

— …Мои дети для меня важнее всего остального.

Защитить Белла и остальных. Быть с ними вместе. Таково заветное желание Гестии.

Это и…

— …Если мои дети на что-то решатся, я буду помогать им всем, чем могу помочь. Если они захотят спасти Ксеносов, я протяну им руку помощи.

— Вот как…

— Я не раздаю приказы, как богиня, и ни к чему их не принуждаю.

Решение Гестии не менялось с того момента, как она нанесла своё Благословение на спину Белла, так она выразила свою волю.

— Это их история, их путь.

Гестия позволит им решать, поможет им, когда должна, и присмотрит за ними.

— …Я бы соврала, если бы сказала, что совсем не беспокоюсь, — продолжила Гестия.

Не в силах ответить на вопросительный взгляд Ганеши, богиня отвела глаза и высказалась честно:

— Что случится, если о существовании Ксеносов станет известно в Орарио, по всему миру?

Гестия знала, насколько абсурдна попытка заключения мира с монстрами, но слезливые глаза вуивры никак не выходили у неё из головы. Переполненная эмоциями богиня перевела взгляд на пастбище.

Раненые укротители накидывали цепи на новоприрученных монстров под безоблачным голубым небом.

— …Ганеша, а что ты обо всём этом думаешь? Что, по-твоему, случится?

— Честно говоря, не знаю.

— Я так и думала…

Ганеша честно ответил на вопрос Гестии, проследив за её взглядом на пастбище.

Боги наблюдали, как укротитель приказывает монстру идти за ним, хлестая того по шкуре.

— Но.

— ?

— Если эти Ксеносы, нет, монстры вообще, действительно желают мира, а не кровопролития…

Ганеша посмотрел на Гестию.

— То я отброшу имя «Бога Масс» и стану «Нео Ганешей, Богом Всех Живых Существ», как людей, так и монстров!!! — заявил Ганеша, будто отгоняя воцарившуюся мрачность.

Расплывшись в улыбке божество уверенно посмотрело в небеса и выпятило грудь. Во взгляде Гестии читалось восхищение… она улыбнулась:

— …Впервые, мне кажется, что ты очень крут, Ганеша.

— Ну, просто… Я Ганеша!

Гестия тихонько рассмеялась этому взрыву уверенности.

Карты покрывали стены комнаты, не оставляя и кусочка открытого пространства.

Вдобавок к увешанным топографическими и прочими картами стенам в комнате было огромное множество редких для Орарио предметов. Несколько растений, больше подходящих засушливым пустыням, а также внушительная коллекция ракушек и жемчужин украшали мебель и столы. Даже в таком необычном фоне выделялся целый стенд с потрёпанными шляпами для путешествий, каждая из которых неизменно была украшена пером.

Мужчина и женщина сидели через стол друг от друга, в комнате, подошедшей бы для путешественника, совершившего поход по всему миру.

— Провал, хах… Не слишком это здорово.

Бог Гермес, сидевший на стуле, сложив локти на стол, вертел в руках песочные часы.

Роскошной девушкой, сидевшей по другую сторону стола, была Асфи.

Она пришла в личную комнату бога в доме Паствы Гермеса, чтобы доложить о результатах последнего задания.

— Мне нет оправданий. После того как наши цели отступили, я осталась осматривать местность надеясь найти следы, но… позволить им сбежать было моей ошибкой.

— Да ладно, я же тебя не виню.

Лицо Асфи потеряло цвета, когда она рассказывала о результатах, но Гермес отмахнулся, показывая, что ей не стоит беспокоиться.

Они обсуждали провалившийся план по выслеживанию Паствы Икелоса.

Гильдия, а точнее Уран, дал Беллу и Пастве Гестии миссию-поход в одно из Убежишь Ксеносов. Одной из целей этой миссии было выманить охотников Паствы Икелоса, и потому Пастве Гермеса было приказано следить за ними. Целью было выяснить расположение базы охотников, в которой они держат пойманных Ксеносов, которые после идут на продажу.

Однако Паства Икелоса обнаружила преследователей в Подземелье и прекратила погоню за группой Белла сосредоточившись на отступлении. Порученное Асфи задание было провалено.

— Они помешали тебе, Персею, выполнить твою задачу… Скажи, что ты о них думаешь? О наших целях.

— …По слухам они связаны с Пороками, несмотря на то что группа состоит из громил и грабителей. А их лидер, мужчина в очках…

Паства Икелоса — это Паства, нацеленная на исследование Подземелья, чья история покрыта завесой тайны.

Эта группа в Орарио больше двадцати лет и её ранг B. Её члены докладывали о нескольких путешествиях на глубинные этажи Подземелья. Однако, сама Паства остаётся в тени, возможно из-за того, что её члены слишком много времени проводят за подпольными делами, ни один её член не получил широкой известности.

— Тот человек сообразителен и хитёр. Несмотря на то, что у них было достаточно сил, чтобы дать бой, определив кто его преследует, он отдал приказ отступать.

Глава Паствы Икелоса побаивался Асфи, гениального ремесленника, чей талант известен по всему миру.

Под прозвищем Персей она изобрела немало феноменальных и таинственных магических предметов, вроде Головы Аида, шлема, дарующего невидимость.

Поскольку Паства Икелоса не знала, какие трюки есть у Асфи в рукаве, и могла по неосторожности раскрыть своё укрытие, глава группы отдал подчинённым приказ отступать, не оставив никого, кого могли бы поймать и допросить.

— Мужчина в очках… Может это Дикс Предикс?

— Он самый. Он глава Паствы Икелоса… а также десять лет назад стал авантюристом второго ранга, подняв четвёртый уровень.

Ему был дарован титул «Провокатор».

В те времена он был известен, как человек, избивающий, а не убивающий монстров и доводивший их до безумия.

— Учитывая, что он мог стать только сильнее и опытнее с тех времён… вполне возможно, что сейчас он стал так же силён, как авантюрист первого ранга. — голос Асфи стал серьёзен, она сильно помрачнела.

Гермес вздохнул себе под нос:

— Прево-наперво, нам нужно извиниться перед Ураном… После этого случая мы можем быть уверены, что враг получил представление о расположении «гнезда». Мне кажется, они смогут всё вычислить даже по этой призрачной наводке, — оранжевые глаза Гермеса прищурились, когда он озвучил свои мысли.

— Что насчёт монстров?..

— Им было сказано перейти на новое место, независимо от того как пройдёт наша операция. Скорее всего, сейчас они перемещаются.

Гермес рассказал, что Уран хотел принять во внимание так много переменных, как это было возможно, и приказал Ксеносам покинуть Укрытие на двадцатом этаже и уйти глубже в Подземелье.

Несмотря на эти слова, Асфи слышала сомнения в голосе бога, будто он разговаривал сам с собой.

— Больше мы ничего сделать не можем, так что волноваться бессмысленно…

— …

— Ааааааргх, у меня отвратительное предчувствие.

Гермес не стал терять времени, прошептав эти слова. Посмотрев в потолок, он отдал новый приказ:

— Следи за передвижениями на серединных этажах, Асфи. Используй Ривиру в качестве базы и будь настороже.

— Принято.

Божественная интуиция будто что-то твердила Гермесу, потому что в конце он добавил:

— Они очень скоро совершат свой ход.