Том 10    
Глава 9. Мечты монстров


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
damarkos
03.08.2020 11:45
Большое СПАСИБО!
bkmzvjx
31.07.2020 23:55
Спасибо за перевод!
lastic
31.07.2020 20:04
спасибо
ricco88
31.07.2020 18:37
Спасибо.
id458671345
27.07.2020 11:43
Ааа на самом интересном
lastic
26.07.2020 19:43
Хооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооо
razgildyai
25.07.2020 22:59
Момонга?) я словила такую отсылочку) спасибо за главу
one
25.06.2020 10:57
Кстати , можно ли узнать дату выхода новых глав , хотя бы приблизительно ? Буду очень благодарен !
Anon
25.06.2020 10:54
Спасибо за проделанную работу
lastic
18.06.2020 21:09
Домо
bkmzvjx
28.05.2020 16:43
Спасибо за перевод

Глава 9. Мечты монстров

Расколотая и сломанная кристальная колонна поддалась и рухнула на землю.

От деревянным строений и палаток остались одни обломки, повсюду валялись сломанные останки устройств с магическими камнями. Город авантюристов лежал в пыли и осевшем дыме.

Подземелье, восемнадцатый этаж. Последнее Убежище.

На большом острове посреди озера на западной стороне этажа лежали останки того, что раньше было Ривирой.

Каменные стены и кристаллы у северных врат были попросту сметены, признак огромной силы атаковавших. В разрухе, тут и там, виднелись синие и белые кристаллы. Земля была усеяна сломанным и погнутым оружием, а также каплями крови. Ривира была разрушена несмотря на отчаянные попытки её завсегдатаев и простых авантюристов сопротивляться.

Дым поднимался небольшими столпами над городом-оплотом Подземелья, совершенно не похожим на себя.

— Что вы сделали с моими родичами?! Отвечай, человек!!!

Грубый голос монстра, говорившего на языке поверхности, раздавался среди обломков.

Каменная горгулья пепельного цвета, расправив огромные крылья, нависла над авантюристом, лежащим на земле с переломанными ногами на одной из покинутых улиц.

— А…че?! О чём ты говоришь, зверь?.. Я не понимаю!..

Мужчина был одним из немногих авантюристов, не успевших вовремя отреагировать на атаку монстров. Он охал от боли, его ноги кровоточили. Со слезами, стоящими в глазах, он выкрикивал ответы зловещему монстру, пытаясь доказать, что слова монстра лишены смысла.

Кровь капала с каменных когтей горгульи, Грос обнажил свои клыки.

— Не держи меня за дурака! На тебе кислота арахниды!!!

— ?..

— Воля моего родича говорит, что ты виновен!

Лицо человека исказилось, переполняемый яростью Грос проорал эти слова.

Дело было не в том, что он не успел сбежать вовремя, в отличие от остальных авантюристов. Грос и другие Ксеносы не дали ему сбежать.

Этот авантюрист из Паствы Икелоса, он один из охотников, напавших на группу Раних. Он отделился от остальных, чтобы запастись средствами от кислотных ожогов, и оказался в Ривире после завершения охоты, смешавшись с людьми, скрываясь от законов поверхности.

Ядовитые испарения кислоты арахны привели Ксеносов в Ривиру, подобно паутинке, которую та хотела оставить. Одной из своих целей, она добилась.

Монстры обладают особой чувствительностью к запахам и без труда находят источник.

Уничтожение Ривиры было направлено не только на поимку последователей Икелоса, но и символизировало насколько силён гнев Ксеносов.

— Отвечай на вопрос!!! Куда вы забрали моих родичей?! — не переставал кричать Грос, остальные Ксеносы обступили авантюриста и монстра плотным кольцом.

Отчаянье и ужас охватили мужчину, услышавшего десятки оглушительных, яростных рыков.

Ещё два охотника, отделившиеся от группы вместе с ним, были убиты когда началось нападение на Ривиру.

Когти и клыки разъярённых Ксеносов разорвали их на части. Их разодранные окровавленные тела можно было увидеть за пределами кольца монстров монстров.

Не знавший как сохранить надежду на спасение, мертвенно бледный дрожащий мужчина начал улыбаться:

— ХА! ХАХАХАХАХ!.. Даже если я расскажу вам это не поможет, потому что вам никогда туда не попасть!..

Он пытался казаться храбрым и играть со своми тюремщиками, но Грос безжалостно вонзил когти в его плечо и смех мужчины превратился в крик боли, кровь брызнула из новой раны фонтаном.

— ГОВОРИ!!! БЫСТРО!

Горгулья наклонился, его клыки, были готовы впиться в кожу мужчины в любое мгновенье.

Грос выглядел слишком жутко, и мужчина тут же сдался. Но вместо того, чтобы заговорить, единственное, что он смог сделать, это вытянуть правую руку и указать.

Дрожащий палец указывал направление в другой стороне от островного города, к лесу, который простирался на востоке.

— Лес?.. Где в лесу?! Говори сейчас же!

— В-восточный край этажа… там дверь!..

Грос угрожающе взглянул на мужчину, лицо которого превратилось в месиво от обильных рыданий и всхлипов.

Ксеносам знакомы многие Фронтиры, вроде Скрытых Убежищ, а также короткие пути, о которых неизвестно авантюристам, но никто из них не слышал о существовании двери на восемнадцатом этаже.

Грос взревел, надеясь узнать больше, но…

— Как я и сказал, у вас нет ни одной этой штуки, так что внутрь вы не попадёте!..

— Объясни!!!

— Бесполезно!.. Просто сдайтесь!..

Ответ мужчины дал понять лишь одно, что в допросе больше нет никакого смысла.

Горгулья с ледяным выражением на лице издал яростный клич и, посмотрев на бесполезного охотника Паствы Икелоса испепеляющим взглядом, опустил когти.

Игнорируя покатившиеся по полу руки, Грос повернулся к остальным Ксеносам и заговорил.

— На восток! Житель поверхности сказал, что они держат наших товарищей на восточном краю этажа! Найти их!

Услышав отданный среди остатков города приказ, монстры взревели и повиновались.

Они побежали кратчайшим путём прямо на восток. Способные летать Ксеносы просто перелетели окружающие Ривиру заборы и понеслись к цели.

— …Грос!

Горгулья собирался присоединиться к своим летающим собратьям, когда его окликнул Ксенос.

Он повернулся и посмотрел в указанном другим монстром направлении, на южную часть этажа.

— Это же!..

Группа авантюристов вышла из тоннеля, соединяющего этот этаж с семнадцатым.

— Ривира!..

Белл увидел столпы дыма, поднимающиеся с западной части этажа, когда вышел из тёмного каменистого тоннеля.

Ударный отряд прошёл по Подземелью с головокружительной скоростью и явился на восемнадцатый этаж в рекордные сроки. Элитные воины Паствы Ганеша в одиночку устраняли целые орды монстров на пути, пока Белл едва успевал просто бежать за ними, с рюкзаком помощника на плечах.

Оказавшись на восемнадцатом этаже, группа из тридцати человек тут же перешла к активным действиям.

— Командир, приказы!..

— Сестра, вон там!

Амазонка Ильта прервала Модаку, указав наверх.

Несколько тёмных теней хлопали крыльями почти под самым потолком, освещаемым светом кристаллов.

— Крылатые монстры… в броне.

Шакти не могла поверить своим глазам.

Монстры были одеты в защитные пластины и другие элементы брони. Согласно полученной информации, эти монстры атаковали Ривиру, и задачей авантюристов было их приручение.

Сильнейшие авантюристы Паствы Ганеша присмотрелись к тому, что происходит, Белл, начавший волноваться сильнее, вышел из тоннеля. Группа пошла на перехват монстров по редкому лесу, и наконец ступила на огромную равнину.

— !.. там, на равнине, другие монстры!..

— Те, что в броне идут на восток… в лес? Зачем им это?

Монстры в броне из Ривиры, находящейся на западном краю этажа бежали на противоположную сторону, мимо Центрального Дерева.

Паства Ганеша увидела группу монстров, превосходящую их числом, бегущую по равнине.

Почему монстры, уничтожившие Ривиру, бежали в лес, авантюристам оставалось только гадать.

— Сестра, что скажешь?

— …Делимся на две группы. Момонга, веди часть наших к Ривире! Найдите выживших!

— Да, мэм! Но вообще-то, меня Модака зовут!

— Остальные со мной! Мы последуем за монстрами в лес!

Молодой человек, имя которого снова исковеркали, повёл группу из пяти авантюристов, отделившихся от основных силы Шакти в лес. Белл на мгновенье замешкался, не зная в какую сторону ему бежать, когда…

— Идём в лес.

— Фелс!

— Ривира сейчас город-призрак. Лидо был среди монстров, бегущих на восток.

Невидимый Фелс передал Беллу информацию.

И он был прав, Белл также видел ящеровоина среди бегущих.

Видел он также сирену и горгулью, среди летающих монстров. А по земле бежали также ламия, тролль, единорог… все, кого он видел тогда в пещере.

Осознавая правду, Белл ощутил, как его сердце забилось сильнее чем раньше. Поначалу он обрадовался, что не увидел среди бегущих девушку-дракона, но эту радость почти мгновенно заменило беспокойство.

Глубоко вдохнув, чтобы справиться с эмоциями, Белл кивнул и последовал за большей группой авантюристов. Размахивая руками, он побежал так быстро, что роба развевалась за ним будто флаг в мощнейший шторм.

Плотный тёмный лес тянулся с южного края этажа до восточного, покрывая его огромной лиственной шапкой, в этом месте можно было бы разбить идеальный портовый город, если бы в Подземелье был океан. Этот лес огромен, он покрывает больше пятой части Последнего Убежища. В сравнении с южными частями этажа, на востоке и юго-востоке лес гораздо зеленее, а деревья заметно выше.

На обнажённых корнях деревьев растёт мох. Кроны деревьев формируют плотную завесу листьев над головой. Чистые голубые ручьи протекают между деревьями. Вдалеке слышен звук падающей воды. Поблёскивают белые и синие кристаллы, такие большие, что их, по ошибке, можно принять за короткие мечи. Но сейчас вся эта красота проносилась мимо. Белл так сконцентрировался на следовании за группой авантюристов, что даже не знал, поспевает ли за ним Фелс.

Неожиданно Шакти, не сводившая взгляда с крылатых монстров над головой, подняла руку. Это было сигналом для остальных. Они взяли курс на перехват целей. Долгожданная стычка должна было вскоре начаться.

Белл приготовился к столкновению, но, прежде чем он приблизился к монстрам, его внимание отвлекло нечто другое.

— А?..

— Это что за чертовщина!..

Паства Ганеша услышала яростный рёв впереди, и её члены увидели, что монстры схватились в смертельной схватке.

— Они сражаются друг с другом!..

Командир Паствы Шакти, амазонка Ильта и остальные удивлённо наклонили головы, пытаясь понять, что происходит.

На сама деле, понимали, что здесь творится, только Фелс и Белл.

Ксеносы, цель как для людей, так и для монстров, подверглись нападению.

С первого взгляда Белл не смог увидеть в монстрах, безжалостно разрывающих своих врагов тех, кому несколько дней назад он пожимал руку. Они сильно отличались от самих себя. Они разрывали противников, багбиров и бешеных жуков так, будто их охватила непреодолимая кровавая ярость.

Белл смотрел на это из-под капюшона дрожащими глазами, как вдруг, один из Ксеносов заметил, что они здесь не одни.

Неожиданно Ксеносы испустили новый клич и бросились в бой.

— ?!

Битва разгорелась прежде, чем Белл и Фелс успели прийти в себя.

Увидев людей, Ксеносы взревели от ярости, их налитые кровью глаза пульсировали от желания отыграться на новоприбывших.

— За мной, мои воины!!!

Шакти командовала со спокойной решимостью, Паства Ганеша поддержала её боевым кличем.

Повсюду слышались стуки мечей.

— Сестра! Мы должны всех до единого здесь приручить?

— Только особых! Приручаем тех, кто носит броню!

Без предупреждения сражавшиеся между собой монстры дружно бросились на авантюристов.

Помощники рылись в рюкзаках, протягивая авантюристам кнуты, пока Шакти отдавала приказы.

Их цели легко отличить. Монстры, сражавшиеся только когтями и клыками, очень сильно отличались от тех, кто закован в броню и вооружён сталью. И эти отличия вопросов не вызывали.

Но, помимо прочего, монстры в броне были сильны. Даже если бы они не носили брони, авантюристы ощутили бы разницу с первых же ударов.

Багбиры и бешеные жуки падали от ударов кучами, чего не скажешь о вооружённых монстрах. Члены Паствы Ганеша с удивлением обнаруживали, что их удары снова и снова отбиваются.

— Фелс!..

— ОРХООООО!

— …ГАХ!

Белл оказался разделён с Фелсом потоком врагов. Ему пришлось постараться, чтобы удержаться на ногах. Не имея времени на то, чтобы достать кинжал, он наклонился, подпрыгнул и, пытаясь избежать столкновений с когтями и клыками, был вынужден защититься нарукавником.

В лесу закипела трёхсторонняя битва.

— Ребята из Паствы Ганеша проигрывают.

…Три пары глаз наблюдало за боем неподалёку.

Айша, Лю и Асфи скрывшись за крупным кустом наблюдали за ходом битвы.

Они следовали за Беллом всё это время, оставаясь достаточно далеко, чтобы их не заметили. Неожиданная битва уже началась к тому моменту, как они подоспели.

— Вооружённые монстры… сильны. Некоторые сильнее остальных, но все они не новички в бою.

— Да, от взгляда на них кровь закипает. Удачи в приручении. Хотя, похоже, что «Анкуша» и остальные главы сдерживаются…

— Не удивлюсь, если этих монстров вообще невозможно приручить.

Асфи тихонько заговорила, стоящая рядом с ней Лю сняла шлем, возникнув будто из ниоткуда.

В Пастве Ганеша больше авантюристов первого ранга, чем в любой другой Пастве Орарио, всего их одиннадцать. Все они достигли только пятого уровня, но могут без особых препятствий путешествовать по глубинным этажам, отчего считаются одной из самых выдающихся Паств города-лабиринта.

Ударная группа состоит из тридцати авантюристов третьего уровня и выше. В первоклассных авантюристах также нет недостатка.

Однако, они скованы приказом приручить монстров в броне по рукам и ногам, отчего Паства Ганеша не может сражаться в полную силу. А хаос трёхсторонней битвы ставит их в очень плохое положение.

К тому же, очень серьёзной оказалась сила закованных в броню монстров.

По крайней мере трое из них, горгулья, сирена и ящеровоин, продемонстрировали, что способны сражаться с лучшими авантюристами ударной группы один на один и даже выйти из таких поединков победителями. Каменные крылья, мгновение назад служившие щитом, превращаются в оружие, мощные звуковые волны поражают авантюристов сверху, а меч и ятаган движутся так, что даже первоклассные мечники не могли бы противостоять этим ударам. Кроме Шакти все авантюристы были вынуждены перейти в защиту, чтобы какая-нибудь контратака их не прикончила.

Имевшая доступ ко всей информации, Асфи знала о существовании Ксеносов. Она спокойно наблюдала за происходящим издалека.

— Айша, Лайон. Не вступайте в ненужные схватки. Если мы попадёмся, проблем у нас возникнет больше, чем нужно. Мы должны собирать информацию и прикрывать Белла Кранелла…

Шух. Лю поднялась прямо во время речи Асфи.

— Я иду помогать.

— Стой, Лайон!

Эльфийка с обострённым чувством правосудия не могла смотреть, как страдает Паствы Ганеша.

— К тому же, мы потеряли господина Кранелла из вида. Я буду сражаться и искать его.

— Не слишком ли ты его опекаешь? Это дитя может за себя постоять, когда прижмёт.

— Это ты привела меня сюда только ради его защиты… Думаешь я поверю, что ты останешься в стороне?

— Хах, так ты поняла, что я тоже иду.

Проигнорировав раздражённый вздох Асфи, Айша подняла толстый деревянный меч и закинула его на плечо.

— Х-хотя бы шлемы не снимайте! Двигаться невидимыми будет легче, и вы будете прикрыты!..

— Я испытываю отвращение к уходу от битвы. Трусливые тактики мне не подходят.

— Мне тоже этот шлем не нужен. Шлемы и броня сковывают движения, разве нет?

Очки Асфи чуть не упали с лица, когда она это услышала. «Постойте!!!» крикнула она, в отчаянной попытке остановить скинувших на землю Головы Аида Лю и Айшу. Боевая одежда зашелестела, девушки бросились в битву.

Магические предметы, сделанные Персеем, стоящие сотни тысяч валис, одиноко лежали на земле.

— Вот же…

Асфи тут же их забрала. Ремесленница, работа всей жизни которой была отвергнута, не сняла Головы Аида и осталась невидимой.

Яростная битва между жителями поверхности и монстрами разгоралась всё сильнее.

Из-за требования приручить врагов авантюристы сдерживались, в то время как монстры обрушивали на них всю свою ярость.

Вооружённые монстры, даже гуманоидные, были охвачены жаждой крови.

Они скрыли свои обычно приятные черты и дали волю, бушевавшей внутри ярости, превратившись в озлобленных зверей. Их зрачки превратились в вертикальные полоски, и они не давали авантюристам продохнуть, не переставая атаковать людей.

— !!!

— Гах!..

Амазонка Ильта рухнула на колено, приняв звуковой удар от парящей в воздухе сирены с золотыми крыльями. Амазонка могла достать ударами кулаков и ног до сирены, но удары сирены также причиняли вред её соратникам. Ильта не знала, как противостоять такому стилю боя и получение раны авантюристкой было вопросом времени.

Сирена хлопнула крыльями, запустив в Ильту поток острых перьев, но…

— Осторожно!

— !

Огромный деревянный клинок появился будто из ниоткуда и отбил перья.

— А ты полна сюрпризов, да?!

— ?!

Оттолкнувшись от дерева неподалёку Айша вынудила сирену уклониться от удара её ноги.

Ильта, уже поднявшая на для защиты руки, удивилась:

— Антианейра?! Ты что здесь забыла?!

— Не раздумывай о мелочах, амазоночка. Просто захотелось помочь.

Глянув через плечо, Айша ухмыльнулась в момент приземления.

— К тому же, вам эта помощь не повредит, да?

— …Хватит языком молоть. Защищай нас, пока мы их приручаем!

Ильта крикнула и ударила хлыстом в своей правой руке по земле, из-за чего куски грязи полетели в воздух, а Айша снова бросилась в бой.

— Их сила велика, но ярость их ослепляет.

— Гах! — вскрикнул монстр.

— В противостоянии лицом к лицу они нам не уступят, но они уязвимы для скрытых ударов.

Амазонки-воительницы побежали в гущу боя, отправляя в монстров удар за ударом, а Лю наблюдала за боем сверху, с дерева, держа деревянный меч готовым для удара. Она нацелилась на одного бронированного сереброгрива и, спрыгнув, оглушила его одним сильным ударом.

Лю подоспела вовремя, чтобы спасти одного из авантюристов от неминуемой гибели. Удивлённый, он уставился на девушку, чьё лицо скрывал капюшон.

— Т-ты! Кто ты такая? Что ты такое?!

— …проходившая мимо странница.

— Не может быть!!!

Поведение Ганеши позволило его последователям вдоволь попрактиковаться в преодолении неожиданностей. Так что, когда Лю присоединилась к битве, многие даже не вскрикнули от её появления.

— Подкрепления?.. Должно быть, авантюристы пришедшие с нижних этажей. Но эта эльфийка…

Шакти заметила появление Лю и Айши практически сразу. Она поняла, что две воительницы могут очень сильно помочь в битве, в которой приказано приручить монстров. Отправив тролля в воздух одним мощным ударом, она разворотом уклонилась от несущегося на неё единорога и кнутом лишила его равновесия. Упавший единорог покатился по земле.

Наряд Шакти больше подошёл бы для праздника, чем для поля боя. Длинные полоски ткани позволяли ей двигаться свободно и позволяли другим членам Паствы Ганеша заметить её и сгруппироваться.

— ШААААА!!!

— Че-?!

Белл держался гораздо хуже, чем подоспевшие к Пастве Ганеша подкрепления.

Длинные острые клинки ламии мелькали у него перед глазами. Зелёные волосы, покрытые всплесками крови, как и её лицо, звериный крик. Запах кислоты чуть не лишил Белла чувств, когда это создание попыталось рассечь его надвое.

Страх и сожаление не давали парню раскрыть рот и окликнуть Ксеноса, которому совсем недавно он пожимал руку. К горлу Белла подступил ком, его глаза наполнились слезами.

— !

Он попытался перепрыгнуть через ламию, чтобы уклониться от выпада, но в этот момент в его робу вонзились толстые, похожие на клинки когти, и её сорвало с парня.

Белл потерял свою маскировку и рюкзак, показавшись на поле боя.

Ксеносы, сражавшиеся с монстрами на краю леса почти успели его окружить, когда…

— ГРАААААХ!!!

Из группы дерущихся с авантюристами монстров выбежал ящерочеловек и бросился к Беллу.

…Лидо!!!

Натиск ящерочеловека заставил Белла застыть.

Вместо использования меча и ятагана монстр схватил Белла за плечи и прижал к земле.

— …Зачем ты пришёл, Беллучи?!

— ?!

Ящерочеловек, в несколько раз тяжелее Белла, покатился с ним по траве, глубже в лес, изображая яростный бой, но заговорил с ним как разумное существо. Они отдалялись от поля боя всё сильнее, и Белл наконец смог рассмотреть лицо Лидо.

Лидо подскочил, используя центростремительную силу и швырнул Белла дальше в лес.

После того, как ящерочеловек бросился в погоню, Белл наконец понял, что тот пытается сделать. Потому, вместо того чтобы пытаться замедлить полёт и побыстрее приземлиться, он позволил себе отлететь от боя как можно дальше.

— Ещё несколько… Жителей поверхностей стало больше!

Вдалеке от Лидо и Белла, отдаляющихся от поля боя, горгулья Грос изучал ход битвы из-за спин Ксеносов.

Увидев Лю и Айшу он не сводил с них наполненного злобой взгляда.

— …Грос!

— Фелс?!

Грос повернулся, когда прозвучало его имя.

Авантюристы не видели, как маг в чёрной робе появился в тени кристалла.

Сняв вуаль, чтобы перестать быть невидимым, Фелс обратился к парящему невысоко над землёй горгулье.

— Закончите эту битву сейчас же!!! В этой схватке нет смысла!

— Нет! Мы не будем стоять в стороне, пока нас убивают!

— Обещаю, я не допущу смертей! Послушай!..

Металл бился о металл, рёв монстров и авантюристов мешал разговору.

Фелс обратился к главарю Ксеносов, пытаясь убедить его остановить хаос, но…

— Тогда заставь авантюристов уйти! Мы идём спасать товарищей!

— ?!

— Хватит твоих слов, покажи мне дело!

Фелс не нашёлся что ответить, когда Грос потребовал от него действий.

Монстр посмотрел на мага свысока, и взорвался от гнева, будто зная ответ.

— Это невозможно, да Фелс?! Потому что сердцем ты на их стороне!!!

— !..

— Ты ставишь людей выше нас! Тебе никогда не понять нашей ярости!!!

Почти пятнадцать лет прошло с тех пор, как Фелс впервые встретился с Ксеносами.

Немало разговоров ушло, чтобы заполучить доверие монстров.

Однако, поглощённый яростью Грос забыл об этой связи.

— Я больше не буду слушать твои речи!

— Грос, я!..

— Слишком поздно!!!

Грос повернулся к Фелсу спиной, показывая, что разговор окончен, и прогнал остатки своих сомнений.

Он повернулся к чаще пепельного леса и завопил.

— Оооооооуууууууу!!!

Этот клич направил Ксеносов.

Он собирал своих товарищей, растянувшихся в бою на весь лес кличем, который не могли вынести человеческие уши.

Это был приказ искать их родича следовать за ним.

— Рей, отвлекай людей!

— Поняла.

Горгулья переглянулся с другим летающим Ксеносом, сиреной, с золотыми крыльями и покинул поле боя.

Рей, чьё лицо исказилось от жажды крови и гнева других Ксеносов повела монстров в бой, а Грос полетел к восточному краю леса.

— Лидо!..

Небольшая полянка, окружённая деревьями, вдалеке от поля боя…

Белл и Лидо оказались лицом к лицу, окружённые толстыми древесными стволами и высокими белыми и синими кристаллами.

— Почему… Зачем ты пришёл сюда, Беллучи?!

Звуки битвы остались далеко позади.

Ничто не могло помешать разговору, место для которого выбрал Лидо.

Как бы там ни было, это не то воссоединение, которого он хотел.

Скрестив меч с ятаганом, ящерочеловек смотрел на парня, прищурив жёлтые глаза, пытаясь справиться с сильной болью.

— Я услышал… услышал, что Ривира, город авантюристов была уничтожена вооружёнными монстрами!.. Это… это были вы, Ксеносы? Вы это сделали?

— …Да. Мы напали на Ривиру.

Услышав эти слова, Белл вспомнил печальное лицо Виены.

— Но почему?!

— Моих товарищей убили… авантюристы этого города. Нет, охотники.

Рубиновые глаза Белла распахнулись шире.

Лидо продолжил, усиливая напор на стоящего неподвижно парня.

— Те люди ещё забрали Виену и Фию!..

Кровь застыла в жилах Белла.

Охотники поймали Виену… Паства Икелоса?

Хищная улыбка всевышнего Икелоса всплыла в памяти парня.

То, чего он опасался с самого начала, то, что он подозревал, случилось. Его тело прошиб холодный пот.

— Прости, Беллучи… Выходит, что мы именно те, кого нас видят расы поверхности: монстры.

— А?..

— Я пытался их остановить, их всех, но это бесполезно!

Он не смог помешать похищению Виены, и не смог помешать своим родичам.

Лидо извинился, раскаиваясь в собственной беспомощности. Однако, уже спустя мгновенье его голос снова стал могучим:

— Но этого мало. Я в ярости!!! Не могу… контролировать… злость!..

Белл сглотнул, увидев, как зрачки ящерочеловека разделяются, белки становятся красными от крови, и он принимает свою истинную форму.

— Я жажду мести, мести тем, кто убивает моих, наших!..

Белл увидел, как содрогаются мышцы тела монстра, будто он пытается броситься в погоню за похитителями.

Глаза Лидо пульсировали от ярости, Белл понимал, что инстинкты монстра берут верх.

На мгновенье Белл поддался эмоциям и отпрянул. Он отчаянно сдерживался, чтобы не сбежать из страха.

…Но это…

Так по-человечески.

Людей также обуревает ярость, когда что-то случается с их друзьями и союзниками.

Все эмоции, которые сейчас испытывает Лидо, и остальные Ксеносы не делают их монстрами.

Белл раскрыл рот, чтобы об этом сказать, но не издал ни звука. Эти мысли остались не озвученными, пылая только в его сердце.

— Наши товарищи здесь. В восточном лесу.

— !.. Откуда вы?..

— Выбили из охотника в городе, он сказал, что дверь неподалёку. Мы идём спасать Виену и Фию.

Белл был поражён, но понимал, что в этом есть смысл. Странные действия Ксеносов наконец его обрели.

Ему было о чём подумать.

Но сейчас, на это нет времени, в первую очередь нужно освободить Виену.

— …Лидо, я тоже и…

Стоило этим словам сорваться с его губ…

— НАЗАД!!!

Лидо махнул мечом, вонзив его в землю.

Белл прикрыл лицо от полетевших в него мелких камешков и пыли.

— !..

Белл не мог скрыть своего удивления, когда снова отодвинул руку.

Длинная чёрная расщелина отделяла его от Лидо.

Наглядное изображение барьера, разделяющего их миры.

— Беллучи, не переступай черту. Иди обратно.

— Лидо?..

— С нами покончено. Тому, что мы сделали, нет прощения. Нам никогда не осуществить наши мечты. — ящерочеловек крепко сжал рукояти оружия. Он потерял надежду.

— Мы заберём Виену и Фию обратно… а ты, Беллучи, не приближайся.

— !..

— Если тебя с нами увидят, для тебя тоже всё будет кончено. Всё, что случилось наша вина. Я не хочу втягивать в это тебя.

Не пересекай эту черту.

Лидо пытался его удержать.

Он пытался удержать Белла от краха.

Он пытался сдержать ярость Белла к людям поверхности.

Он боялся предательства.

Белл не мог двинуться, смотря в жёлтые глаза рептилии, наполненные болью.

Он не мог себя заставить.

Но он не мог и согласиться с тем, что сказал «монстр».

— …Чего ты ждёшь, Беллучи? Что если тебя заметят?! Возвращайся на поверхность, к Лиличи и остальным!!!

Белл прикусил губу, пытаясь взять под контроль дрожащее тело, слушая грубоватый голос Лидо.

Его колени дрожали, смотря в глаза Лидо не мог остановить слёз.

Свет кристаллов блеснул на лезвиях клинков ящерочеловека.

Где-то вдалеке раздался крик горгульи, оставлявшего поле боя.

— Ты человек, Беллучи! Не трать время на беспокойство о монстрах!!!

— Лидо…

— Иди!

— Лидо!..

— Убирайся!!!

— Но я!..

Белл сделал шаг, первый маленький шажок к черте на земле. Лидо не позволил ему ничего сказать.

— ОООООООООООООУУУУУУУУУУУУ!!!

Дрожь пробежала по спине парня от монструозного рёва.

Его лицо исказилось, дух был сломлен рёвом ящерочеловека.

— …Господин Кранелл!

Прозвучал отрывистый крик, тонкий деревянный меч отделил парня от монстра мгновение спустя.

Лидо уклонился от нацеленной в него атаки, отпрыгнув от авантюристки в капюшоне, возникшей перед Беллом в одно мгновение.

Ящерочеловек бросил взгляд на эльфийку, защитившую парня, и бросился бежать в другую сторону.

Белл смотрел как толстый хвост исчезает между деревьев.

— Вы ранены, господин Кранелл?

— …Лю? Как?..

— Оставлю рассказ об этом на потом. А сейчас, вам слишком опасно оставаться здесь. Вам будет лучше объединиться с Паствой Ганеша.

Лю, прибежавшая на рёв ящерочеловека повернулась, чтобы уйти.

Белл видел, как девушка в плаще сделала несколько шагов, но остался стоять неподвижно, будто его ноги приросли к месту, он смотрел вниз.

— Господин Кранелл?

Заметив, что парень за ней не следует, эльфийка повернулась к нему лицом.

— Прости, Лю…

Белл встретился с ней взглядами.

— Тот монстр… я иду за ящерочеловеком.

— !

Лю вздрогнула от удивления, и даже вскрикнула, не сдержав эмоций.

— Я… должен пойти за ним!..

Парень был готов разрыдаться, но в его взгляде не было сомнений.

Лю притихла, услышав его.

— Могу я узнать причину?

— …

Белл ответил молчанием. Лю окинула его взглядом.

После их взгляды снова встретились.

— Вы же оказались жертвой заговора Злодеев… заговора Паствы Икелоса? Мне так сказали.

— !

— В последнее время вы были не в себе. Силь волновалась… и я тоже.

— …

— Причины, по которым вы преследуете этого монстра, для меня загадка. Но, я… я не хочу, чтобы вы связывались с этой Паствой.

Лю протянула правую руку, будто чувствуя, что парень в опасности и боялась того, что может случится. Она не могла скрыть эмоций.

Как и в тот день, когда на этом этаже они пожали друг другу руки.

— Вы не станете возвращаться на поверхность?

Белл не посмотрел на протянутую руку.

Он сделал шаг от руки, призванной его остановить.

Этим шагом он пересёк оставленную Лидо черту, что вызвало у него прилив болезненных воспоминаний. Белл отвернулся от Лю, сделав то же, что Лидо пытался сделать для него минуту назад.

— Вот как…

Повисло недолгое молчание. Лю отвела взгляд от наполненного решимостью парня.

Ему было больно отвергать человека, который был к нему так добр, но он знал, что это необходимо. Неожиданно, среди деревьев, со стороны поля боя раздался сокрушительный звук.

Песнь сирены, прикрывавшей тылы Ксеносов.

Лю прищурилась, этот крик был гораздо мощнее чем те, что ей доводилось когда-либо слышать.

После этого она снова встретилась с Беллом взглядами.

— Вы стали настоящим авантюристом.

— Лю…

— Любые попытки остановить вас бессмысленны. Идите за ним.

Лю сняла с пояса небольшой мешочек, не переставая говорить.

Она передала Беллу множество высших зелий и прочих целебных средств.

— Но я последую за вами… Как только ударная группа окажется в безопасности.

Белл не стал возражать.

Ему оставалось только принять это решение Лю.

Он повернулся и побежал.

Он почувствовал, что Лю побежала в противоположном направлении, и крепко сжал переданный ему мешочек.

— Дикс, кажется, монстры приближаются к нашему укрытию.

Дикс посмотрел на каменный потолок услышав доклад Грана.

— Кто-то из группы Бароу язык за зубами не сдержал… Хотел бы я вмазать им хорошенько, но они наверняка уже мертвы.

Сидящий на огромной клетке мужчина в очках расхохотался.

Он снова перевёл взгляд на своего подчинённого и что-то ему бросил.

Огромный мужчина поймал кусок обработанного металла, похожий на небольшую пластину.

— Гран. Откроешь дверь, ладно?

— Д-Дикс? Ты уверен? Если монстры сюда попадут…

— Люди Ганеши рядом. Если рядом будет вертеться кучка монстров, это вызовет подозрения.

Мужчина в очках ухмыльнулся.

— Но сначала отправим им небольшое приглашение, — он недобро усмехнулся. — Поохотимся на дому.

— Грос!

— Ты опаздываешь, Лидо!

Ящерочеловек догнал горгулью, возглавлявшую группу Ксеносов.

Они двигались к восточному краю леса, окраине этажа. Каменные глаза осмотрели стену от пола до потолка.

Пути дальше не было. Проходов не было видно.

Ксеносы осматривали основания кристальных колонн, пытаясь найти малейшие отклонения, которые могли пропустить раньше.

— Где дверь? Вы её нашли?

— Нет, здесь ничего нет!!! Наши товарищи не отвечают на зов, сколько бы мы не звали!

Грос волновался всё сильнее. Лидо присоединился к поискам, но в какую сторону он бы не посмотрел, видел только каменные стены и деревья. Ничто не нарушало этого вида.

Возможно, их попросту обманули. Грос, Лидо и остальные Ксеносы едва сдерживали панику, вспоминая последние слова охотника.

У вас нет этой вещи, поэтому вы никогда не попадёте внутрь! звучало в их ушах.

— …Лидо!

Гоблин в красном колпаке удивлённо завопил.

Лидо проследил за его взглядом и вытянутым пальцем.

— Это же…

Белл бежал мимо деревьев, перепрыгивая через корни, распластавшиеся по земле будто щупальца, неожиданно перед ним возникла чёрная тень.

— Фелс!

— Белл Кранелл! Ты пришёл!

Длинная роба колыхнулась, Фелс побежал рядом с Беллом.

— Ты в порядке? — спросил маг, вздохнув с облегчением, когда они оказались плечом к плечу.

— Да! — ответил Белл.

— Я поговори с Гросом, но это было бесполезно. Он сказал что-то о возвращении своих товарищей… Единственное заключение, к которому я смог прийти, это нападение охотников. Сейчас ничто не остановит Ксеносов.

— Я разговаривал с Лидо!

Белл рассказал о своём разговоре с ящерочеловеком. Он сказал Фелсу, что несколько Ксеносов было убито, а Виена и Фия похищены.

Болезненный вздох раздался из-под капюшона.

— Мне не хотелось бы этого признавать, но охотники всегда на шаг впереди нас… Я думаю, что они принадлежат к Пастве Икелоса.

— !..

— Но дверь о которой он сказал… Может она ведёт на вражескую базу?

Фелс и Белл разговаривали, следуя за Ксеносами.

— Фелс, а что насчёт… Ксеносов, которые сражаются с Лю и ударным отрядом? Что с ними будет?

— Всё будет хорошо. Пастве Ганеша был отдан приказ их приручить. Сомневаюсь, что кто-то из Ксеносов умрёт. Честно говоря, судьба укротителей беспокоит меня больше. Ксеносы сейчас не в себе… Хотя, поскольку Лидо и Грос покинули поле боя и разделили Ксеносов надвое, эти страхи, скорее всего, беспочвенны.

Фелс высоко оценил шансы Паствы Ганеша.

— Может мы и не смогли убедить их отступить, но зато можем беспрепятственно последовать за ними. Нужно найти и проникнуть на базу охотников.

— Я последую за вами!..

Наконец зацепка, которая позволит найти охотников, оказалась у них в руках. Память о слезах Виены при расставании подгоняла Белла, и они вместе с Фелсом набрали скорость.

Наконец ветви и стволы деревьев расступились и перед ними оказалась каменная стена. Скопление синих кристаллов странной выверенной формы оказалось прямо перед ними. Но Белл и Фелс не обратили на это скопление особого внимания, они побежали к своей цели.

— Это же?..

— Да. Восточный край леса, к которому мы шли. Только вот…

Голос Фелса едва слышно вздрогнул, когда они с парнем оказалась в тупике.

— Почему нигде нет Ксеносов? Исчезли? Невозможно.

Они бежали тем же путём, что и Ксеносы в лесу, на пути им встречались разломанные кристаллы и повреждённые деревья. Ксеносы здесь побывали, это можно было утверждать наверняка.

Но сейчас их здесь не было. Белл и Фелс осматривались и ничего не находили.

— Где же проход? Где они его нашли?..

Фелс с Беллом стояли спина к спине, пытаясь обнаружить возможную «дверь». Из-за относительного покоя, царившего в лесу, напряжение только нарастало.

В тот момент, когда Белл услышал собственное сердцебиение, кое-что привлекло его внимание.

Куски огромных кристаллов, уничтоженных Ксеносами, были разбросаны по земле.

Несмотря на то, что блеск осколков привлекал к себе внимание, быстрое восстановление кристаллов бросалось в глаза ещё сильнее. Они прорастали прямо на глазах Фелса и Белла.

Знакомый звук достиг ушей Белла, когда один из кристаллов возвращал себе форму. Звук, который он слышал совсем недавно.

Я помню этот звук, но почему?..

— …Тайное Убежище Ксеносов?

Кварц, скрывавший вход во Фронтир. Он восстанавливал себя с такой же скоростью.

Глаза Белла распахнулись шире, когда он осознал, что один из кристаллов у стены Подземелья очень похож на кварц, который он видел.

Белл ощутил, как что-то жжётся под его бронёй и решительно шагнул к этому кристаллу.

— А?

— Белл Кранелл?

Ощутив на своей спине пристальный взгляд, Белл озадачено потянулся к месту под бронёй, в котором ощутил жар.

Его рука обхватила мешочек, который дала ему Лю.

Пошарив внутри рукой, среди высших зелий и противоядий парень нашёл кусочек металла размером с ладонь.

— Белл Кранелл, и что это такое?..

— Магический предмет?..

Полоски покрывали края металлической пластинки, которая была так горяча, что едва не плавилась. Это несомненно был какой-то магический предмет.

Круглый предмет серебристого цвета, сделанный из мифрила.

В центре этой пластинки виднелась белая сфера с красным, будто зрачком глаза центром.

Очень простой символ, не похожий символ из Коина или иероглифов был нанесён в центре сферы: D.

— Ч-что это?..

Круглый магический предмет излучал жар, тем сильнее, чем ближе Белл подходил к скоплению кристаллов, будто резонируя с чем-то неподалёку.

С раскрывшимся от удивления ртом Белл позволил этой круглой вещи себя вести.

Кусок металла привёл их к каменной стене.

— Ничего необычного я здесь не вижу…

— Фелс это место… что, если здесь есть такая же комната, как в Убежищах Ксеносов?

Часть стены, у которой они оказались, ничем не выделялась из сплошной стены подземелья, кое-где закрытой скоплениями кристаллов. Ощутив сильнейший жар своей ладонью Белл рассказал о мелькнувшей у него ранее мысли Фелсу.

Маг в чёрной робе пристально осмотрел стену Подземелья.

— Отойди, Белл Кранелл.

Правая рука показалась из-под робы и указала в стену.

Узоры на перчатке Фелса ожили.

Бесцветная волна ударила из его ладони.

— !!!

— Что же, это неожиданно…

Взрывная волна застала Белла врасплох, но ещё удивительнее было видеть то, что оказалось за стеной.

За обломками кристаллов, падающими на землю, Беллу открылся вход в тоннель. Он был достаточно большим, чтобы в него прошёл большой монстр, а сделан он был из разноцветных минералов.

— Это что-то рукотворное, это создано не Подземельем, — ошеломлённо прошептал Фелс, входя в тоннель.

У Белла перехватило дыхание, когда он оказался за быстро зарастающими кристаллами.

Путь глубже в пещеру перекрывали огромные металлические ворота.

— Орихалк… особый сплав, который применяется при изготовлении предметов ранга Дюрандаль. Он превосходит в прочности адамантин.

Это прочнейший и редчайший металл в мире, результат смеси различных материалов изготовленных техниками различных рас. Даже Белл, занимающий незначительное место в иерархии авантюристов, о нём слышал.

— Физически его разрушить невозможно, но…

Фелс поманил парня за собой. Белл сделал к воротам шаг.

Дрожащими руками он протянул магический предмет, красный драгоценный камень загорелся и блеснул ослепительным светом.

Тоннель задрожал и дверь начала подниматься.

— Невероятно… нечто подобное в Подземелье?

Тёмный, едва освещаемый тусклым светом ламп с магическими камнями проход ожидал их в другой стороны.

Белл прокашлялся, уставившись на круглый предмет в своей руке, а Фелс тихонько что-то шептал.

Магический предмет оказался «ключом», открывшим дверь.

Лю знала об этом, когда давала мне мешочек? Или это совпадение?

Паства Икелоса, злодеи, были организацией, которая, по слухам, каких-то пять лет назад отравляла Подземелье и была очень могущественной организацией.

Лю говорила, что Паства Астреи, эмблемой которой является крылатый меч провосудия, сражалась, чтобы защитить Орарио от их влияния.

Белл вспомнил о дне, когда бывшая авантюристка рассказывала ему об этом неподалёку от могил своих товарищей, на этом самом этаже.

Она могла забрать этот предмет у одного из своих врагов, когда мстила за павших союзниц.

Множество мыслей начало роиться в голове Белла, начав складываться в общую картину. Он посмотрел наверх.

Каменный тоннель впереди был создан руками человека.

И статуи в нём были не единственным тому доказательством.

Поскольку эта дверь была скрыта в безопасной зоне Подземелья, в которой никогда не рождаются монстры, за быстро регенерирующим скоплением кристаллов, никто её не заметил.

Но это вызвало у парня ещё больше вопросов. Кто её построил? Когда? Как? И этот список только пополнялся.

Фелс шёл за спиной Белла, даже не заметившего, как холодный пот покатился по его коже. Маг подошёл к части стены почти сразу за дверью.

На каменной поверхности была выскоблена кривая надпись на Коине.

— …Дедал, — прочёл Фелс пустым голосом.

Холодная дрожь, совершенно не связанная с Подземельем, пробрала Белла. Он начал всматриваться в кажущуюся бесконечной тёмную бездну.

Яркое солнце зависло в центре голубого неба.

Вавил возвышался над Центральным Парком, людей в котором было не меньше, чем во время отправки давно ушедшей ударной группы.

Паства Ганеша по-прежнему поддерживала вокруг башни порядок и никого не пускала. Авантюристы подходили к людям Ганеши, пытаясь найти ответы, но большая часть людей ожидала триумфального возвращения. Время шло, а напряжение только нарастало.

— Чёрт, нам что, придётся со стороны за всем следить?..

— С такой охраной прокрасться внутрь не получится… Всех пытавшихся авантюристов и божеств ловили.

— Ждать сложно, правда?.. Мне каждый день приходится, Вельф.

— Белл-сама…

Вельф, Микото, Гестия и Харухиме собрались неподалёку от Центрального Парка. Они разговаривали, посматривая на белую башню со стороны. Они не могли ни помочь Беллу, ни узнать о судьбе Ксеносов, и потому все члены Паствы Гестии были будто на иголках.

— Вернёмся к тому, о чём мы говорили… Если вся эта суматоха была поднята охотниками, похитившими одного из Ксеносов, почему мы не пытались найти их убежище? Если они работают с чёрным рынком и продают свой улов коллекционерам, или куда-то ещё, они должны хранить Ксеносов где-то в городе, правильно?

— Может и так… но, если благородный Фелс и Гильдия не знают где находится убежище охотников, разве у нас получится его найти?..

— Гермес что-то рассказывал о торговле, но… ловить монстров и продавать их ради выгоды? Только тот, кто не боится богов и Подземелья может на это пойти.

Гестия озвучила своё недовольство, услышав разговор Вельфа и Микото.

Когда Лили услышала слова Гестии, на неё будто снизошло озарение:

— Ради выгоды…

Она наклонила свою маленькую голову набок, воспоминания её захлестнули.

— Выманивать монстров, ловить их и выгодно продавать

— …Малютка Лил?

— В-вам нехорошо?

Вельф и Харухиме взглянули на девушку-полурослика, начавшую бормотать что-то себе под нос.

Неожиданно она окинула взглядом членов своей Паствы.

— Идём.

— Помощница?

— Возможно у Лили есть зацепка.

Лили повернулась спиной к Вавилу и уверенно пошла прочь.

Гестия и остальные едва успели переглянуться и бросились за ней.

— И куда мы идём?

Лили повернула голову, отвечая на вопрос Вельфа:

— К бывшему божеству Лили, сударю Соме.

Дом Паствы Сомы и «винный погреб», находился между Восточной и Юго-Восточной главными улицами Орарио, в третьем районе.

Лили вела группу привычным ей раньше путём.

— Лилирука Арде… Как твоё здоровье?

Сома встретил их в своих личных покоях.

Длинные волосы падали на глаза, практически их скрывая. Существо, куда больше походившее на отшельника, чем на пришельца из высшего мира, было бывшим божеством Лили и главой Паствы Сомы.

— Мы давно с вами не виделись, сударь Сома. Лили хорошо живётся, спасибо.

— Эй, Сома, что это за вопросики? Тебе кажется, что я как-то грубо веду себя с Помощницей?

Лили поклонилась бывшему божеству, которого не видела несколько месяцев, а выскочившая из-за её спины Гестия накричала на него, надув щёки.

— Простите… — только и мог сказать Сома слабым голосом.

Странное отношение Сомы к последователям прекратилось после перевода Лили из Паствы накануне «Битвы». Он перестал использовать божественное вино в качестве награды для своих последователей.

Лили слышала, что Сому практически не заботят люди этого мира, потому проявленное божеством дружелюбие произвело на неё глубокое впечатление и порадовало её.

Она бегло описала сложившееся положение.

— Хорошо… — Сома незамедлительно кивнул. — Я позову Чандру…

Движением руки он отправил одного из последователей. Через несколько минут в дверях показался грузный дварф.

— Мы давно не виделись, сударь Чандра. Лили слышала, что вы стали командиром Паствы. Примите поздравления.

— Хватит этой чуши. Я понятия не имею, как вести людей… И сому не могу пить, как привык. Только соли на рану насыпала.

Чандра Ихит ответил как-то устало. Коротковолосый и короткобородый дварф присоединился к Пастве Сомы только ради того, чтобы пить величайшее вино в мире, помог Лили, когда ей требовалась помощь. Теперь он стал главой Паствы Сомы.

Он повёл Лили и остальных к винному погребу, постоянно прикладываясь к тыкве, висящей у него на поясе по пути.

В то время как дом Паствы Сомы расположен вблизи центра города, винный погреб находится у городской стены.

Божество перестало производить сому, вино, способное подчинить любого человека на Земле. Теперь Паства специализируется на производстве вкусных вин для повседневных целей и получения небольшого дохода, а винный погреб был перестроен для исследования вин. Впрочем, одно из его назначений не изменилось.

Клетки, в которых Паства содержит неконтролируемых членов.

— Эй ты… Еда! Где еда? И поторопись, я голоден!

Визг мужчины, больше подобающий визгу побитой собаки, эхом отразился от каменных стен коридора.

Сома и Чандра вели Паству Гестии в тусклом свете магических ламп. Влажный, прохладный воздух щекотал кожу. Лили напряглась.

— Заткнись Занис. Хватит верещать.

— А? Чандра, ты здесь что делаешь?.. О, уж не наш ли это всевышний и… много вас…

Члены Паствы, служившие стражниками, указали на клетку, в которой сидел человек.

Заключённый с впалыми щеками осматривал пришедших одного за другим, пока, наконец, не остановился на Лили. Его губы скривились, он начал хохотать:

— Ха-ха-ха-ха!.. Вот тебя я увидеть не ждал.

Лили пришлось собрать все свои силы, чтобы не отвернуться и продолжать смотреть в глаза заключённого.

Занис Рустра — авантюрист второго уровня, как и Чандра, до недавнего времени бывший главой Паствы Сомы.

Он стал лишь тенью себя прошлого. Ни следа интеллигентности не было в его виде, очки куда-то запропастились. Учитывая потрёпанную и разорванную, местами, одежду, можно было назвать его вид убогим.

Занис лишился своего положения после событий, приведших к выходу Лили из Паствы Сомы.

Вдобавок к грубому обращению со многими членами Паствы, он был обвинён в использовании и продаже божественного вина Сомы для манипуляций и получения личной выгоды.

Его характеристики были запечатаны Сомой в качестве наказания, теперь этот человек проводил свои дни в тюремной камере.

Вельф был заметно зол, мужчина бросил на него враждебный взгляд и подошёл к чёрным прутьям решётки, обратившись к Лили напрямую.

— Пришла поглумиться над бедным Занисом, а, Арде?

— …

— Как же быстро меняется обстановка. В прошлый раз мы были с других сторон этой клетки…, — произнёс бывший командир Лили, недобро ухмыльнувшись.

Лили бросила на Заниса наполненный ненавистью взгляд.

— …Лили пришла… чтобы задать вам вопрос.

— Вопрос? И что та, кто лишил меня всего, теперь хочет у меня узнать?

Лили пропустила сарказм Заниса мимо ушей, продолжив говорить спокойным голосом:

— Насчёт говорящих монстров… Где должна была проводиться «деловая встреча», которую вы назначили?

Услышав эти слова, мужчина безмолвно застыл.

Но его удивление длилось не дольше секунды. Он залился довольным смехом:

— Теперь понял… Ха-ха-ха-ха! Видела, значит? Встретила говорящего монстра, Арде?

Смех Заниса эхом отразился от коридора.

Так это правда, подумала Лили, увидев его реакцию. Чандра изогнул бровь, Сома стоял молча.

Это случилось незадолго до «Битвы», когда Занис запер Лили в этой самой клетке на время переговоров с Паствой Аполлона. Он приходил к ослабшей Лили, чтобы заручиться её поддержкой.

Он планировал использовать магию изменения Лили, Золушку, чтобы отлавливать монстров.

«Есть одно дело, в котором я хотел бы твоего участия. Мелочь, всего лишь короткие деловые походы. Нужно будет выманивать монстров, ловить их и продавать… Разве не просто?».

В то время, Лили могла только посмеяться над этим предложением. Продажа монстров? Она сказала это в тот раз, а мужчина лишь посмеялся в ответ, одарив её жадным взглядом.

Но теперь она поняла. Она поняла, каких монстров можно продавать за огромные деньги.

Потому что она узнала о прекрасных и разумных Ксеносах.

Занис узнал о них в тот день, а может и намного раньше.

Судя по разговору, Занис связался с дельцами чёрного рынка, продающими говорящих монстров коллекционерам. Потому, возможно, он знал о перевозке Ксеносов к тайному укрытию. в котором их содержат, больше, чем кто-либо из Паствы Гестии.

Гестия и её последователи дрожащими глазами следили за хмурой Лили, требовавшей ответа.

— Ха-ха-ха-ха!.. Что же, на Дедаловой Улице ты можешь найти что-нибудь интересненькое, начни с неё.

Мужчина впился взглядом в Лили и, ухмыляясь, дал ей призрачную наводку.

Лили напряглась, потребовав больше информации:

— Где именно находится их логово?

— Пойди найди сама. Больше я ничего не скажу.

Смех Заниса снова эхом разнёсся в коридоре, он явно упивался положением, в котором оказалась Лили.

— Если хочешь, я могу слегка подтолкнуть его к разговору? — предложил Чандра, но Лили помотала головой, отвергая это предложение.

Занис не сломается. По крайней мере, он продержится достаточно долго, чтобы всё успело закончиться.

— Единственная зацепка ведёт на Дедалову Улицу… Идём.

Лили повернулась спиной к решётке и обратилась к своим союзникам. Кивнув, она спросила Сому и Чандру слышали ли они что-нибудь сами, пока они шли по коридору.

— Удачи тебе, Арде… Ха-ха-ха-ха-ха!

Зловещий смех раздавался за их спиной, Паства Гестии отправилась на Дедалову Улицу.

— Это место… связано с Улицей Дедала?!

Белл шёл по каменному коридору, не в силах скрыть удивление в голосе.

— Да, несомненно. Путь на поверхность, обеспечивающий возможность продажи монстров за пределы Орарио… Если эта постройка ведёт на поверхность, это последний кусочек мозаики. Возможно, что этот проход ведёт за пределы городской стены, позволяя избежать проверок на выходе из города.

Фелс начал рассуждать вслух, пока они с Беллом бежали по коридору.

Структура каменного прохода была сложной. Каждый поворот и подсекция поворачивали под невозможными в Подземелье углами, доказывая, что этот лабиринт был создан человеком. Если бы не следы крови, оставленные раненными в битве монстрами, Белл и Фелс очень быстро потеряли бы направление. Несмотря на то, что монстры не могут быть порождены в этой тьме, узоры на стенах и потолках, а также стоящие статуи изображали зверей.

Слабое освещение, встроенное в сами стены, делало силуэт Фелса едва различимым.

— Выгравированные на стене символы указывают на связь с Улицей Дедала…, — произнёс Фелс. — Безумный Дедал… Знаменитый архитектор, живший в то время, когда боги спустились в этот мир. Это он построил Вавил и ещё несколько значимых построек Орарио, заложивших основу города…

Фелс рассказал, что Дедал жил около тысячелетия назад, задолго до рождения Мудреца.

Маг в чёрной робе перешёл к рассказу об успехах архитектора.

— В легендах говорится, что он был в числе последователей Урана, первого божества даровавшего Фалну людям земли.

— !

— Он сделал огромный вклад в Орарио, следовал воле Урана… Но, со временем, его действия и слова начали становиться отстранёнными. Получив однажды добавку «безумный» к имени, он исчез из Орарио и пропал с глаз Урана.

Фелс рассказал то, что знал о прошлом.

— Помимо Улицы Дедала, созданная им сеть катакомб под городом иногда используется Гильдии на пользу. Ты же понял, Белл Кранелл? Странная сеть тоннелей под городом.

— Если подумать…

Слова Фелса вызвали у парня воспоминания о Харухиме и Силь.

Скрытые под Районом Удовольствий тоннели. Фрина и Харухиме говорили, что эти тоннели есть под городом только вблизи от Дедаловой Улицы. Вспомнилась Беллу и лестница, по которой он ходил вместе с Силь и детьми. Эти случаи стали для него доказательством того, что наследие Дедала лежит в самой основе Орарио.

Во времена Дедала люди поговаривали, что он выкопал и построил всё своими руками, и Фелс добавил, что по этой причине его считают одним из величайших людей в истории, и безумцем.

Белл сглотнул, восхищаясь гением, превзошедшим пределы человеческого тела благодаря Благословению. Он не знал настоящего лица Дедала и даже было ли это его настоящим именем.

— Мы рассматривали возможность наличия второго входа в Подземелье, отдельного от Вавила. Разумеется, изучили мы и Улицу Дедала, но… чёрт.

— Фелс?..

— …Честно говоря, это превосходит все наши ожидания.

В разговорах и размышлениях о легендарном архитекторе Белл и Фелс подошли к металлическим вратам.

Фелс достал ключ Белла из рукава чёрной робы и надавил им на врата. Врата распахнулись сами собой.

Оказавшись внутри, Фелс потянулся к ближайшей стене. Свечение пробежало по узорам его перчатки, и маг выпустил ещё одну бесцветную взрывную волну. Белл с удивлением обнаружил, что под разлетевшейся каменной кладкой оказался совершенно невредимый металл.

— Что это?..

— Адамантин. Я заметил металлический блеск в одном из отпавших камней по пути. Эти проходы были выложены из адамантина, прежде чем выложены камнями.

Несмотря на то, что чистота этого металла зависит от глубины его происхождения, адамантин крайне редкий и прочный материал который может быть добыт только в Подземелье. Разумеется, из-за его цены этот материал непросто заполучить.

Белл в очередной раз оказался потрясён.

— Вход защищён орихалком, коридоры сделаны из адамантина… Без магического ключа невозможно проникнуть, даже найдя это место.

Крак! Перчатка на вытянутой руке Фелса скрипнула, когда он сжал кулак.

— Сеть рукотворных проходов, соединённых с Подземельем… как бы сложно ни было в это поверить, но только величайший безумец в истории на это способен.

Впрочем, один вопрос так и остался не отвеченным.

Может ли один человек, физически, создать проход с поверхности до восемнадцатого этажа Подземелья, а возможно и глубже? Также, вопрос заключался в получении орихалка и адамантина.

Фелс заговорил, будто читая мысли Белла.

— Нам неизвестны масштабы этого подземелья. Дедал, возможно, был велик, но создать что-то подобное в одиночку было практически невозможно. Впрочем…

Фелс позволил на секунду этим словам повиснуть в воздухе, заглянув в тёмный коридор.

— Ответ определённо лежит впереди.

Ещё один вход в Подземелье, созданный руками человека.

Вскоре они обнаружат тайное убежище Паствы Икелоса.

Годы упорной работы наконец дали свои плоды. Голос мага дрожал, его наполняли эмоции.

— Мы наконец нашли, Уран!..

— Вот и ты, Икелос.

Голос раздался откуда-то сверху.

Поверхность, место, которое намного выше подземного лабиринта…

Гермес обратился к божеству, со спины, стоя на крыше огромной башни.

— …Ха-ха-хах! Ты меня нашёл.

Божество Икелос медленно повернулось, стоя на пустынной крыше.

Они стояли посреди зданий, построенных в хаотичном порядке, в котором, казалось, не было смысла, разной высоты и ширины, отчего в этом месте легко было заблудиться.

Гермес и Икелос стояли на высокой кирпичной башне, расположенной посреди Дедаловой Улицы, «наземного лабиринта» Орарио.

— Как ты нашёл это место, Гермес? Честно говоря, я никогда не думал, что кто-нибудь может зайти так далеко.

— Разумеется, это было непросто… найти бога, скрывшего свои следы божественной силой. Может это и мелочь, но использование своих способностей находясь в земном мире граничит с безумием… Ты нарушил правила.

— Ха-ха! Подумаешь, захотелось слегка покрасоваться? Моих высокоуровневых остолопов это всё равно не остановит… а попасться в самом начале веселья было бы неприятно.

Икелос стоял на краю башни, лишённой карнизов.

С этого места была видна вся Дедалова Улица.

Улочки и переулки расползались от этой башни во всех направлениях, опутывая её, будто паутина. Ведущие вверх и вниз ступени виднелись в нагромождении зданий. Только те, кто был близок к создателю этого района, могут понять источник его вдохновения, хаос, которому он пытался подражать.

Гермес пробежался пальцами по полям своей шляпы с пером, не сводя пристального взгляда оранжевых глаз с божества.

Что же до Икелоса, тот расхохотался, будто наслаждаясь игрой.

— Победа в прятках за тобой, Гермес.

— …

— Останавливать что-либо уже поздно, но… думаю, в качестве награды, я отвечу на любой твой вопрос.

Загорелое божество, с волосами цвета морской волны распахнуло руки, будто поддразнивая Гермеса.

Лёгкая улыбка застыла на его губах, когда он посмотрел Гермесу в глаза.

— Итак, что ты хочешь узнать?

Несколько теней мелькнуло на каменном полу в свете ламп с магическими камнями.

Шаги двуногих и четвероногих существ эхом отдавались в рукотворном каменном коридоре, вместе с ударами хвостом по полу и хлопаньем крыльев.

Около двадцати монстров неслось быстрым шагом.

— Запах наших товарищей становится ближе, вперёд!

Парящий в воздухе горгулья, ведущий монстров за собой издал боевой клич, учуяв запах. Слабый запах вёл Ксеносов по каменным коридорам. На каждой развилке они выбирали направление, в котором запах их товарищей был сильнее всего и ускорялись.

— Лидо, все двери на нашем пути открыты… нас выманивают!

— Я знаю, Летт! Но мы должны идти!!!

Лидо покрепче схватился за рукояти мечей, отвечая гоблину в красном колпаке, бегущему следом за ним.

Разметав кристальный заслон перед стеной на восточном краю леса монстры увидели открытую дверь и бесконечный тоннель.

Осознавая, что идут в логово врага, скорее всего в ловушку, Ксеносы бросились в созданные людьми проходы.

Ведомые безумной ненавистью и одной-единственной целью — спасти своих друзей — Ксеносы добрались до места назначения.

— Где мы оказались?!

Поднявшись по каменной лестнице, они увидели перед собой просторный зал, совершенно не похожий на узкие тоннели.

Он был идеальной прямоугольной формы, больше сотни метров в ширину и в несколько раз больше — в длину. Всё это место, включая высокие потолки, было покрыто каменной кладкой и погружено в тьму. Огромное пространство было похоже на Великую Стену Сожалений на семнадцатом этаже.

Но Лидо, Грос и остальные смотрели только в одном направлении.

— Все!..

Ряд чёрных клеток.

Внутри адской тюрьмы были ламии, сциллы, русалки, и множество других подобных людям монстров, а также просто редкие монстры, вроде карбункулов. Все они до единого были покрыты шрамами и заперты в клетках, скованные массивными цепями.

В первой из клеток билась о прутья гарпия Фия.

— !!!

Лидо, Грос и остальные Ксеносы практически услышали, как рвётся наружу их ярость.

Шкуры и перья встали дыбом, они бросились к клеткам.

— Ломайте клетки! Освобождайте наших товарищей!!! — взревел Грос, первым бросившись к ближайшей клетке, разорвав её прутья.

Лидо и остальные бронированные монстры принялись рассекать толстые прутья, в то время как остальные разгибали их и рвали цепи грубой силой. Лишившись цепей, пленники наконец смогли выбраться из клеток.

Грос вёл Ксеносов всё дальше, оставляя на пути только сломанные клетки.

Некоторые из освобождённых монстров были частью их племени, а некоторых они никогда раньше не видели. Одно объединяло всех этих монстров: искра разума в глазах и неспособность вырваться самостоятельно из-за слабости и ран.

Время шло. Количество клеток, казалось, не уменьшается, сколько бы Ксеносы не уничтожали. Крики о помощи не смолкали. Подхватывая падающих от бессилия сородичей, Ксеносы громили клетку за клеткой.

— Фия, где Виена?

— Не знаю. Они утащили её куда-то дальше, пока она была без сознания!..

Получившая свободу израненная гарпия, едва шевеля крылом, указала перьями куда-то в темноту.

Прищурив глаза, ящер оставил Фию Летту и снова перешёл на бег.

— Какое трогательное воссоединение.

В воздухе повисли редкие хлопки, будто хлопавший человек ждал этого самого момента.

— ?!

— Добро пожаловать в наше скромное жилище, монстры. Располагайтесь, чувствуйте себя, как дома.

Силуэт мужчины в очках показался из тьмы.

Лидо остановился, а Грос отвернулся от сломанной клетки. Взгляды Ксеносов уставились на этого мужчину.

Они оказались лицом к лицу с жесточайшим из охотников.

— Это ты охотился на наших собратьев и продавал их?..

— О? Вы знаете о продаже? Да, это я похищал вас, зверей, и обращал в деньги. Впрочем, для начала приходилось выбивать из вас дурь, чтобы вы слушались покупателей.

— Ублюдок!..

Ухмылка появилась на лице мужчины, Дикса, постукивавшего древком изогнутого красного копья по плечу. Он не обращал внимание на враждебность, исходившую от всех Ксеносов в комнате.

— Впрочем, скорее это были «мы», а не «я», — добавил он, и охотники показались во всей комнате.

Несколько вышло из-за спины Дикса, другие скинули маскировку со стен слева и справа, а одна из групп возникла у входа, которым воспользовались Ксеносы.

Летт и Фия подпрыгнули от удивления увидев, как группа людей и полулюдей появилась со всех сторон.

Ксеносы и разбитые клетки оказались окружены охотниками.

— !..

— Может у вас и преимущество битве, но… сможете ли вы защитить всех своих ценнейших товарищей одновременно?

Дикс не ошибался. Освобождённые монстры едва могли стоять.

Здоровые Ксеносы не смогут сражаться в полную силу, если будут беспокоиться о защите товарищей. Заманить Лидо и остальных в это место и ждать, пока Ксеносы освободят остальных монстров, было частью плана.

Лидо и Грос обнажили клыки, глядя на своего ухмыляющегося врага, прищёлкнувшего языком.

— …Лидо!

— Чего… Беллучи?!

В этот момент Белл и Фелс ворвались в зал, по каменной лестнице.

Лидо был первым, кто подскочил и повернулся от удивления. Ксеносы повторили его движение секунду спустя.

Охотники пришли в замешательство.

— Ты тот самый мальчишка… Зачем ты пришёл?!

— Сейчас не время, Грос!

Грос пришёл в ярость, узнав, что Белл пошёл за ними, но Лидо рукой придержал горгулью.

Зрачки-щели ящерочеловека встретились с красными зрачками Белла.

Почему, зачем, вернись назад… столько вопросов и слов было во взгляде Лидо.

— Да ладно… Гран, придурок! Что за чертовщина творится? Почему на нашей «тайной» базе незваные гости? Ты забыл закрыть врата?

— Я-я все их закрыл! Я не вру, Дикс! Когда монстры проходили, я закрывал врата, клянусь!..

Пот покатился по лицу огромного мужчины, которому ледяным тоном делал выговор Дикс.

Гран явился со второй группой Ксеносов, зашедшей сзади и взявшей монстров в «клещи», он был одним из ближайших к Беллу и Фелсу людей, потому они увидели предмет, который он держал в руках.

— Это разве не?..

Не веря своим глазам, прошептал Белл увидев знакомую пластинку.

— Ключ?! — волна негодования пробежала и по охотникам, увидевшим предмет в руках мага.

— Аааа, вот оно что… Ну и у кого из бездарных идиотов вы его забрали? Наверное, не стоило раздавать эти штуки налево и направо.

Одного взгляда на пластинку Диксу хватило, чтобы всё понять. Его настроение испортилось в одно мгновенье, он ударил по своему плечу древком копья сильнее обычного.

Гран и остальные охотники не ожидали, что враги их окружат. Они отошли к стенам, Отчего Белл и Фелс смогли приблизиться к Ксеносам.

— Синьор Белл…

— Жители поверхности… вы пришли… чтобы помочь?

— !..

Гарпия, опирающаяся на гоблина в красном колпаке, заговорила.

Порезы и синяки покрывали её тело. Цепи были с неё сбиты, но ноги по-прежнему сковывали огромные оковы, не позволявшие ей двигаться.

Белл не смог даже ответить, ощутив на себе слабый взгляд Фии.

Где Виена?!

Парень не мог представить себе девушку-дракона в таком же состоянии и тут же начал искать её взглядом. Однако, несмотря на количество людей и монстров в зале, Виены нигде не было видно.

— Не могу поверить… комната таких размеров…

Пока Белл поддавался волнению и панике, Фелс изучал комнату, в которой они оказались.

Спустя секунду мудрец повернулся к Диксу, и громким голосом, чтобы его слышали все присутствующие, обратился к нему:

— Насмешник, Дикс Предикс… так это ты за всем стоишь.

— Ты кто такой, маг? Есть в тебе что-то тёмное, я бы сказал… Может расскажешь почему ты сговорился с этими монстрами? Да и ты бы объяснился, Маленький Новичок.

Фелс и Дикс начали разговор, пока охотники злобно переглядывались с Ксеносами. В воздухе повисло напряжение, в любой момент готовое вылиться в настоящий взрыв.

— Спрошу напрямую. Это создано Дедалом, или нет?

— Хах! Заметил, значит? Наверное, ты уже обо всём догадался.

— …Как давно используются эти коридоры? Нет, точнее, как ты узнал о их существовании?

— Как я узнал? Мне завещали их предки. Как наследник, я могу полноправно ими пользоваться, разве нет?

Слова Дикса не только удивили Фелса, но и заставили Белла потерять дар речи.

— Предки… наследник?!

— Хочешь сказать в тебе течёт кровь Дедала?!

Голоса Белла и Фелса были наполнены удивлением. Довольно улыбнувшись, Дикс повернулся к Ксеносам, слушавшим разговор.

— Так и есть. Смотрите, вот доказательство.

С этими словами мужчина поднял очки над глазами.

Всем стали видны не знающие страха красные глаза.

На левом значке стояла отметка «D».

— Вот доказательство моей принадлежности к роду Дедала. Все, в чьих венах течёт хоть капля его крови, рождаются с этой отметкой в глазах.

Проклятое наследие.

Его доказательство было неопровержимо.

Впрочем, нельзя было утверждать, что эта отметка не была нанесена на его глаз. Принимать решение, основываясь только на этом, было бы глупо.

Однако, Белл застыл, посмотрев в руку мага. В красном камне на диске была высечена точно такая же отметка.

То, что было вставлено в пластинку не просто напоминало глаз

— Двери открываются только нашими глазами. Они сделаны так, чтобы наследники могли ходить, куда пожелают и получить доступ к его «работе»… Впрочем, потому нам приходится вырывать глаза из мёртвых тел и использовать их в качестве ключей.

Фелс, Белл и Ксеносы застыли будто статуи, когда Дикс произнёс название этого места:

— Созданный руками людей лабиринт Кносс, шедевр, оставленный Дедалом своим потомкам для завершения.

— Кносс?

Повторил Гермес, будто не расслышав.

Икелос в ответ ухмыльнулся, бросив короткое: «Ага». Он отвечал на вопросы божества в качестве «награды».

— По крайней мере, так написано в заметках.

— Заметках? Хочешь сказать…

— Ну да, заметки Дедала.

Налетевший порыв ветра растрепал дешёвую чёрную одежду божества и подхватил его голос, донеся его до Гермеса.

— Дедал… Прапра Дикса крепко поехал крышей увидев Подземелье. Он, всего лишь, захотел создать своими руками шедевр, который превосходит лабиринт во всех аспектах… Ну не глупость ли? Ха-ха! В те дни было так много безумцев. А сейчас остались только бесхребетные козявки.

Божество усмехнулось, будто не видело ничего интереснее, чем заметки безумца, поглощённого своими желаниями и сожалениями.

— Разумеется, одному человеку такое завершить не под силу. Сомневаюсь, что это вообще возможно. Как бы там ни было, Дедал умер, когда его детище было в зачаточном состоянии и пожелал его завершения своими потомками.

— …

— Он оставил неплохие чертежи своего подземелья. И с тех пор его потомки трудились над завершением.

Гермес погрузился в молчание и заговорил лишь спустя несколько секунд:

— Икелос, если сказанное тобой правда, тогда, потомки Дедала…

— Так и есть Гермес. Потомки трудятся над созданием Кносса почти…

…Тысячу лет, — произнёс Дикс, надвигая очки обратно на глаза. — Столько предки строили эту штуку, так, что даже Гильдия не заметила.

Белл, Фелс и даже Ксеносы не могли поверить в заявление мужчины.

— Невозможно! За эти годы не могло не узнать ни души?!

— Слушай, маг, а как ещё ты объяснишь наличие лабиринта, в котором стоишь? Думаешь это «произведение искусства» возникло в Подземелье за одну ночь?

Подземелье имеет форму круга.

Оно расширяется, и каждый этаж шире предыдущего.

А Кносс его огибает.

Белл объединил свои знания с заявлениями Дикса и пришёл к такому выводу.

Чертежи Дедала призваны создать место, опоясывающее каждый этаж Подземелья.

Сеть тоннелей и канализация Орарио, о которых упоминал Фелс, тоннель, который нашёл на Дедаловой Улице Белл, всё это является частью единого целого.

Лицо Белла побледнело, когда он осознал масштабы Кносса.

— Мой отец, дед, прадед и прочие предки расширили Кносс до серединных этажей, а ведь я даже лиц их не знаю.

Тысячелетие прошло с момента смерти Безумного Дедала, Кносс стал результатом работы тысячелетнего безумия, которое бурлит в крови его наследников.

Белл практически увидел, как безумие Дедала обретает форму созданное руками, вырывающимися из могил.

— С другой стороны… тысяча лет прошла, а мы до сих пор на серединных этажах.

Только тридцать процентов чертежей было завершено, выложил, как на духу, Дикс.

— …Никогда бы не подумал, что связь Паствы Икелоса и Злодеев окажется настоящей… — прошептал себе под нос Фелс, что-то осознав.

Дикс усмехнулся в ответ.

— Не имею понятия, кто из наших предков начал первым работать с теми, кого ты назвал Злодеями. Но к тому времени, когда я был рождён в этом тёмном лабиринте, они уже были в деле.

— …Всё ради завершения его проекта.

Подвёл итог Икелос.

— Шедевр Дедала требует времени, сил и очень много вложений.

Орихалк и адамантин.

Вдобавок, требуются камни и другие строительные материалы.

Кносс не регенерирует, подобно Подземелью, потому неизбежно ломается и нарушает виденье Дедала. Всё из-за того, что Дедал вознамерился создать нечто, что превзойдёт само Подземелье.

И, разумеется, материалы для строительства Кносса непросто заполучить.

— Вот почему потомки Дедала связались с Злодеями и прочими нечистыми на руку организациями…

Потомкам Дедала приходилось поддерживать связь с разнообразными подпольными группами и организациями чёрного рынка. Им требовалось постоянное пополнение запасов орихалка, строительных материалов или золота. И их не беспокоили прочие дела, которыми занимались те группы.

Второй вход в Подземелье, подальше от любопытных глаз и Гильдии, Кносс, стал их козырем.

Рукотворное Подземелье расширялось и становилось глубже, со временем. Некоторые организации сомневались в его полезности, но раскрыв истинную ценность Кносса, делали свои собственные взносы на его постройку. Тёмные организации работали вместе, чтобы скрыть существование Кносса от Гильдии.

В голове Гермеса всё встало на свои места, и он пробежал пальцами по полам шляпы.

Кносс стал колыбелью для зла, темноты, которая веками грозила поглотить город.

— Ходят слухи, что потомки Дедала готовы на всё, чтобы завершить это подземелье. Одержимые созданием чего-то запретного, они похищали женщин, чтобы продлить свой род, и всегда существовал кто-то, кто будет работать после них.

Икелос сказал, что Дикс был рождён от одной из таких связей.

Полуродственные связи и инцест не были редкостью среди потомков Дедала.

— Пусть мы и говорим о наследии Дедала, мне сложно поверить, что потомки, по своей воле посвящают жизнь выполнению невыполнимой работы…

— Что я могу сказать? Мне кажется, причина в их крови, — Икелос пожал плечами отвечая Гермесу. — Проклятая кровь… так сказал Дикс.

Улыбка снова появилась на губах божества, когда он опустил взгляд на Город Лабиринта.

— Потомки Дедала танцуют под дудочку его заметок, и вынуждены строить эту штуку.

Красные зрачки едва виднелись из-за закопчённых линз очков.

Дикс поднял своё копьё, того же оттенка красного, что и его глаза, выставив оружие в боевую позицию.

— …Выходит, продажа похищенных Ксеносов всего лишь способ заработка.

Когда Дикс и охотники обнаружили Ксеносов осталось загадкой.

Однако, для завершения постройки Кносса ему требовались огромные деньги. Присоединившись к Пастве ради Благословения, он перехватил контроль, связав Паству с чёрным рынком Орарио.

На предположение Фелса, Дикс ухмыльнулся.

— Поначалу так и было.

Тон сказанных слов и ухмылка охотника заставили Белла вздрогнуть.

БАМ!

— Хватит говорить!!!

Посмотрев в сторону громкого стука, парень увидел Гроса, разнесшего каменными когтями ближнюю клетку.

Глаза горгульи блестели, Грос расправил пепельные крылья.

— Ваша жестокость к нашим собратьям и убийство Раних ничто не изменит… сейчас увидите нашу ярость!!!

Горгулья подлетел, одним быстрым движением запустив себя в Дикса.

Мужчина в очках, не раздумывая ни секунды, схватил за воротник одного из своих подчинённых и швырнул его в горгулью. Удивление подчинённого Дикса обратилось разрывающим связки криком, когда когти Гросса в него впились.

Кровь впервые брызнула на поле боя.

— Мы с Гросом поведём натиск! Дол, твоя группа присматривает за ранеными!

— ГЬЯХ!

Ящерочеловек начал раздавать приказы товарищам, одновременно с этим ударив ближайшего зверочеловека. Остальные Ксеносы бросились на защиту освобождённых товарищей, скрестив оружие с напавшими охотниками.

— Будь оно всё проклято!

— Кех… Вспышка!!!

Ошеломлённый в первые мгновения начавшейся битвы Белл пришёл в себя, когда на него бросился отряд охотников.

Впрочем, охотники не смогли подойти из-за гоблина в красном колпаке, вооружённого боевой секирой, и Фелса, бросившегося на защиту раненной гарпии, и оказались отброшены, как только их настигло заклинание Белла.

— Да ладно… эти настолько сильны? Мы их недооценили.

Шокированные члены Паствы Икелоса были поражены одной и той же мыслью.

Все охотники, кроме Дикса бросились в бой, но терпели сокрушительное поражение. Нацелившись на слабейших из монстров, они лишь сильнее разъярили Ксеносов, и чистейшая мощь монстров разрывала ряды людей.

Особенно выделялись Лидо и Грос. Ухмылка Дикса сменилась яростью, когда он увидел, что его Паства терпит поражение.

— Видимо сдерживаться нет смысла… Похоже, пора его применить, — сказал Дикс, перехватив копьё левой рукой, он вытянул правую.

— …

Единственной причиной, по которой на этот жест успел отреагировать испуганный Фелс, был его богатый опыт в схватках с людьми. Даже реакция Белла была запоздалой.

Гран и остальные охотники бросились в укрытия будто от этого зависела их жизнь.

Чёрная роба мага распахнулась.

— …Прячься за меня, Белл Кранелл! ЖИВО!!!

Глаза Белла округлились, то, что даже Фелс потерял своё привычное спокойствие, о многом ему сказало.

Схватив Летта и Фию, прижав их к себе Белл нырнул за спину Фелса, маг распахнул руки шире.

«Потеряйтесь в бесконечном кошмаре».

Жуткий голос Дикса сплетал заклинание.

«Фобетор Дедал».

Волна красного света сорвалась с пальцев Дикса.

Свечение охватило поле боя.

Зловещий свет, охваченный тьмой. Взрыва не последовало, не было ни волны, ни даже вибрации. Свечение охватило зал, а спустя секунды раздался заставляющий вставать волосы дыбом вой.

Белл и Ксеносы, спрятавшиеся за Фелсом, обхватили головы, вслушиваясь в окружающие звуки, прежде чем высунуться из-за чёрной робы.

Все монстры до единого будто лишились рассудка.

— Что?!

— Лидо, Грос!

— Почему вы?!

Белл, гоблин в красном колпаке и гарпия не могли поверить в то, что происходит. Ксеносы пытались уничтожить всё, что попадало в поле их зрения.

Глаза ящерочеловека были красными от ярости, горгулья взревел, как безумный. Из их ртов полилась пена, они размахивали мечами и когтями, как настоящие монстры.

Всех Ксеносов объединяла одна особенность, их взгляд был таким же одержимым, как взгляд Дикса.

Пришедшие в безумие звери разносили всё на своём пути, окончательно разметав остатки клеток. Оглушительный рёв и вопли разрывали барабанные перепонки.

Вскоре они начали сражаться друг с другом. Битва монстров с охотниками превратилась в безумное сражение, в котором каждый был сам за себя.

— К-как такое возможно?..

Заклинание Дикса подействовало не только на закованных в броню, здоровых Ксеносов. Даже освобождённые и раненные монстры оживлённо бросились в бой. Белл с ужасом наблюдал за происходящим. Кровь лилась из открывшихся ран, но звери продолжали атаковать всех, кого видели. Крики и вой отражались от стен и потолка зала.

Волосы парня стали дыбом от разрастающегося безумия монстров.

— Проклятье!.. — с ужасом произнёс Фелс, стоящий рядом с Беллом и остальными, единственный, кого не охватило оцепенение.

Проклятья.

Подобно магии, призывающей стихии и усиливающей пользователя, они требуют произнесения заклинания. Однако, действие проклятий достойно их названия.

Ошеломление, наложение ограничения на движения, физическая боль — существует немало типов проклятий.

Самой неприятной особенностью проклятий является то, что их очень сложно заблокировать или снять. Лишь особые предметы на это способны. Даже одна из способностей — Иммунитет — не даёт от них защиты.

Естественно, монстры совершенно беззащитны перед проклятьями.

Подобно магии, эта техника может быть использована только людьми. Ксеносы ничего не могут поделать, им остаётся только принять удар этого заклинания.

— Ого~~, кто бы мог подумать, что всё пройдёт, как по маслу, стоит мне его произнести… точнее, должно было пойти как надо.

Дикс довольно смотрел на сражения обезумевших монстров, пока не наткнулся взглядом на Белла и Фелса стоявших на другой стороне поля боя.

— На этих не сработало… Слушай, маг, твоя роба особый предмет?

— …Верно подмечено. Она защищает от проклятий и снижающей параметры магии.

Дикс крикнул во весь голос, а Фелс ответил едва различимым шёпотом, потому вряд ли его ответ был услышан.

Чёрная роба мага защитила Белла и пару Ксеносов, скрывшихся за его спиной от проклятья.

— Впрочем, не уверен, что это проклятье и без неё могло бы повлиять на костяное тело, — добавил шёпотом маг, известный как Глупец, уставившись на ухмыляющегося мужчину в очках злобным взглядом.

— Должно быть, это проклятье и не давало нам найти охотников, а также поэтому их не смогла отыскать Паства Гермеса!..

Проклятье стало последним кусочком головоломки для Фелса, наконец завершив картину.

Если кто-то ловил охотников на тёмных делах, это проклятье превращало его в безумца и охотникам даже не нужно было пачкать руки. Если, каким-то чудом авантюристу удавалось прожить достаточно, чтобы прийти в чувство, он лишался воспоминаний, почему оказался в таком состоянии.

Именно поэтому охотники решили отступить узнав, что их преследует группа авантюристов Паствы Гермеса. Дикс предположил, что в распоряжение Персея может оказаться магический предмет вроде робы Фелса, или что-то, что может избавлять людей от действия проклятья. Он пожертвовал той охотой, чтобы об охотниках наверняка никто ничего не узнал.

Белл тоже это понял.

С первого же взгляда становится понятно насколько сильно проклятье Дикса.

«Фобетор Дедал».

Проклятье, которое лишает цели рассудка.

Очень короткие слова для произнесения и огромный радиус действия делают эту технику смертельно опасной.

Любой, у кого не будет от неё защиты, мгновенно погрузится в дикую ярость и наверняка не доживёт до следующей встречи.

Белл не мог скрыть ужаса от осознания, что существует способ вынудить жертву сражаться, пока её тело не откажет.

Потому Дикс был так в себе уверен.

Потому он поймал так много Ксеносов. Это проклятье его козырь.

— Конечно кое-кого мы лишимся, раз уж дошло до проклятья, но…

Несколько охотников не успели сбежать от заклинания Дикса, и у них не было защитных предметов, чтобы заблокировать его действие. Они, подобно монстрам, ревели и рассекали людей и монстров на своём пути.

Дикс охватил взглядом охваченных проклятьем монстров и людей, произнеся:

— Что же… приятного аппетита, монстры!

Неожиданно двое монстров оказались прямо перед Беллом.

— ?!

Двое Ксеносов рвали друг друга на части. Атака третьего монстра свалила их обоих на землю.

Ошеломлённые звери вскочили на ноги и прыгнули на Белла.

— АААААААААААААААааа!!!

— Это плохо!

Проклятье охватило их разум.

Беллу пришлось уклоняться от ударов когтей и клыков, один из которых обрушился на каменный пол, вызвав град каменных обломков, безумные взгляды впились в Белла, Фелса, Летта и Фию. Гоблин в красном колпаке и гарпия застыли от страха перед своими собственными родичами.

Обезумевшие монстры и охотники продолжали сражаться, несмотря на раны, и четверо оставшихся в сознании людей и Ксеносов оказались посреди бешеной потасовки.

— …

— ?!

Белл не мог обратить клинок на Ксеносов, они должны были быть по одну сторону этого сражения. Ему оставалось только блокировать и уклоняться от ударов, но парень не смог избежать грифона, обрушившегося на него во время одного из прыжков. Прежде чем острые когти вцепились в плоть парня, огромная дубина тролля снесла и Белла, и монстра в сторону.

— Синьор Белл?!

В глазах Белла рябило, он летел через поле боя.

Грифон принял на себя основной удар дубины и извивался от боли, отпустив парня. Беллу удалось избежать ран, но он оказался отделён от Фелса и остальных. Крик гоблина в красном колпаке растворился в общем шуме битвы и вое, Белл остался один.

Отбросив от себя грифона, Белл поднял голову, и, будто из ниоткуда, на него выпрыгнул ящерочеловек, подняв клинки высоко над головой.

…Лидо.

Безумные от ярости глаза. Ятаган, задранный к потолку. Парень увидел жуткое зрелище.

Белл растерялся, наблюдая, как ящерочеловек, готовится разрезать его напополам.

Смотря на жуткое лицо монстра, угрожавшего его убить, Белл мог только поднять кинжал.

Ящерочеловек начал опускать ятаган.

Время будто застыло. Белл ошеломлённо смотрел как клинок опускается прямо на его тело.

— ГЕХХХХ!

Бесцветная ударная волна снесла ящерочеловека, отправив его в полёт.

Ход времени вернулся в норму, повернув голову Белл увидел, что правая рука мага выставлена в его сторону, перчатка на ней светится.

— Прошу прощения, Лидо!..

Дальнобойный поток энергии, направленный Фелсом, спас Беллу жизнь. Маг крикнул.

— Останови Насмешника, Белл Кранелл!!!

— А?

— Действие таких проклятий исчезает, когда маг перестаёт их поддерживать! Ксеносы придут в себя!

Белл перевёл взгляд с Фелса на мужчину в очках с красным копьём на плече.

Отлетев к центру поля боя Белл оказался достаточно близко к Диксу. Ещё немного и он будет на расстоянии удара.

Белл злобно посмотрел в глаза Дикса, скрытые за стёклами очков. Тело парня охватил жар, он поднялся на ноги.

Впервые за сегодня Белла охватило желание вступить в бой.

— На меня решил напасть, Маленький Новичок? У меня пятый уровень, знаешь ли!

— !!!

— Я не блефую. Некоторые из говорящих монстров чертовски сильны. Чтобы продолжать заниматься любимым делом, мне немало авантюристов пришлось пережить.

Слова Дикса не были ложью, он следил, как парень приближается к нему не без интереса.

Взгляд Белла дрогнул, когда он услышал о уровне, но…

— Проклятья сильны, но их использование не проходит бесследно! Этот человек сейчас ощущает на себе последствия!

— Чёрт. Почему ты не заткнёшься.

Циничная ухмылка появилась на лице Дикса, когда их снова достиг голос Фелса.

Разница между проклятьями и заклинаниями в цене, которую платит заклинатель.

Проклятья требуют платы, они накладывают на пользователя определённые штрафы, при использовании.

Взгляд Белла снова наполнился решимостью.

С чёрным кинжалом в правой руке и алым в левой, Белл бросился вперёд.

Он бежал по полю боя, уклоняясь от обезумевших монстров, и оказался на расстоянии удара от Дикса.

— Дикс.

— Да ладно. Мага того уберите.

Дикс отдал приказ вылезшим из своих укрытий подчинённым, его губы скривились в усмешке.

Паства Икелоса оставила самого устрашающего из охотников сражаться один на один с приблизившимся парнем. Дикс поднял копьё.

— Побей его, Белл Кранелл.

Под крик мага, прорезавшийся сквозь шум поля боя, копьё и кинжал столкнулись.

Искры посыпались от скрещенных лезвий Белла и Дикса.

— Эй! Я нашёл выжившего!

— Ты в порядке? Ответь!

Город Ривира был омыт мягким светом кристаллов.

Небольшая группа, отделившаяся от главных сил Паствы Ганеша, отправилась в развалины, когда-то бывшие укреплённым городом в Подземелье в поисках выживших. Члены группы перекрикивались, кинувшись на помню дварфу, оказавшемуся под грудой обломков и эльфу, лежавшему на другой стороне улицы.

— К-какой ужас…

Модака обнаружил несколько истерзанных трупов среди обломков.

От них остались куски плоти, лежащие в лужах крови, избитые до такой степени, что лица невозможно было узнать. Будто кто-то пытался свести личные счёты.

Модака и его группа не знали, что эти тела принадлежали авантюристам Паствы Икелоса.

Лицо Модаки побледнело, его руки прикрыли рот, когда он осматривал повреждения, причинённые лежащему в руинах городу.

— ?..

Ужасавшийся судьбе собратьев-авантюристов Модака краем глаза увидел нечто странное. Что-то мелькнуло вдалеке у края этажа.

Он увидел, как что-то появилось из соединяющего этот этаж с нижним тоннеля, у корней Центрального дерева.

Белый шарик шерсти сидел на четырёхногом чёрном монстре. Они были слишком далеко, потому наверняка Модака знать не мог, но ему показалось что этими монстрами были адская гончая и аль-мираж.

Авантюрист потряс головой и посмотрел на странную парочку, несущуюся к восточному лесу.

— А? А это ещё что? — удивлённо прошептал себе под нос Модака, когда среди корней дерева возникла новая тень.

— …Вот чёрт.

Это единственная фраза, которая у него вырвалась.

— Чёрт, чёрт!.. Чёёёёёёёрт!

— Эй, что с тобой случилось?

— Бегите!!! Нужно найти командира и убираться отсюда!

— О чём вы говорите?

— На приручение монстров больше нет времени!

Члены Паствы Ганеша собрались вокруг вопящего Модаки.

Холодный пот покрыл его тело, он крикнул во весь голос:

— Аномалия! Адский подвид монстра!

— Отлично сработано! Теперь всё под контролем!

— Всего четверо осталось!

Несколько членов Паствы Ганеша, работая вместе загнали в угол и связали сопротивлявшуюся ламию.

Глубоко в восточном лесу…

Ударная группа одержала верх над вооружёнными монстрами, в основном потому, что большая часть монстров исчезла в лесу и их осталось не так много. Помощь авантюристки в капюшоне пришлась очень кстати, позволив авантюристам связать сопротивлявшихся монстров.

Обычное приручение почти не работало на вооружённых монстров. Несмотря на то, что звуки боя ещё доносились с отдельных краёв леса, полномасштабный бой перерос в небольшие стычки. Всего несколько монстров продолжало сопротивляться. Тела обычных монстров и кучи пепла покрывали травяной ковёр.

— Да уж, от стука и звона… голова кружиться начала.

— Кстати, сирена довольно интересная… Кажется, она намеренно не наносила смертельных ран.

Айша опустила огромный деревянный клинок рядом с Лю, также опустившей оружие. Ильта и другие члены Паствы Ганеша пытались загнать в угол сирену.

Она была последним оставшимся несвязанным монстром. Мощные звуковые волны, которыми она атаковала сдерживали авантюристов, но вернувшись после встречи с Беллом Лю скрытно ударила по крылу сирены, лишив её преимущества.

Сила сравнимая с силой лучших авантюристов мало чем может помочь в подобном окружении. Без поддержки сирены с воздуха, остальные монстры долго не продержались и очень быстро оказались повержены.

— !..

Сирена была окружена авантюристами, она смотрела на них злобным взглядом из-под сведённых бровей.

Она осталась единственным ещё не связанным монстром. Она тяжело дышала. Прижатые к телу крылья были покрыты ранами. Её лицо скривилось, на нём были видны брызги крови авантюристов, которых она ранила.

— Наконец, последняя…

Командир авантюристов, Шакти тяжело вздохнула, оглядев поле боя.

Сомневаюсь, что мы были бы в таком состоянии, если бы не приказ на приручение… Но не мне об этом говорить.

Приручения пожелал Ганеша, напомнила себе авантюристка, кивнув.

Шакти понимала, что сейчас авантюристам нужно гнаться за второй группой, сбежавших дальше на восток, и уже собиралась отдать приказ…

— ?..

Она повернулась.

Она услышала, как что-то несётся через кусты, её взгляд упал на источник этого звука.

…адская гончая и аль-мираж?!

Монстры не стали атаковать, они бросились прямо к Шакти. В этот момент…

— …

Она увидела это.

А секунду спустя.

БАМ!

— …Сестра?

Громкий удар привлёк внимание Амазонки Ильты и отвлёк от сидящей на ветке сирены над головой.

Она увидела, как женщина, к которой она обращалась, как к сестре, где-то вдалеке врезалась в дерево.

Она опиралась на древесный ствол, неожиданно, её голова опустилась.

Точнее, она не опиралась.

Она ударилась о ствол.

После этого она начала сползать вниз.

Закашлявшись кровью Шакти оказалась сидящей на земле прислонившись спиной к древесному стволу.

— А?..

Дерево издало зловещий треск и, обломившись, громко рухнуло на землю.

Лю, Айша, авантюристы и даже монстры повернулись на этот звук.

Земля начала трястись, беспомощная Шакти лежала на земле лицом вниз.

Сестра! — завизжала Ильта. Глаза Лю округлились, как и у всех остальных.

Не заботясь о скрытности по лесу, шло нечто огромное, сотрясая землю каждым шагом.

Незаметно для авантюристов сирена из последних сил взлетела, издав вздох облегчения, когда огромный силуэт возник среди деревьев.

— Что?..

Кулаки размером с булыжники.

Гигантское тело.

Прочная броня.

Оно было вооружено огромным двухсторонним топором, Лабрисом.

Тёмная тень чёрной как уголь шкуры нависла над авантюристами.

— Будь ты проклят!

Ильта яростно взревела и повела остатки Паствы Ганеша в бой.

Чёрная тень взревела в ответ.

— Летт, Фия, бежать можете?

Они были отрезаны от остального Подземелья.

Яростная потасовка разразилась в подземном зале Кносса, рукотворного лабиринта десятилетиями возводившегося усилием огромного числа людей.

— На помощь синьору Беллу?! В таком состоянии!..

— Нет, ко входу за нашими спинами!

— !

— Вернитесь на восемнадцатый этаж, найдите Рей и тех, кто с ней. Я хочу, чтобы вы всё им объяснили и привели сюда. Авантюристов Паствы Ганеша тоже!

Фелс знал, что сейчас не время быть разборчивым в союзниках, отдавая приказ.

Если авантюристы узнают о существовании Ксеносов это перевернёт общество с ног на голову, но это лучше, чем поражение от Паствы Икелоса здесь и сейчас.

Ксеносы кивнули, поняв, что от них требуется.

— Вы помните, как сюда идти?

— Да!

— Возьмите ключ. Он откроет все двери.

Фелс протянул особый магический предмет гоблину в красном колпаке. Низенький монстр отбросил огромную секиру и повернулся к гарпии, сидящей рядом.

— Фия!

— Я могу лететь… Я полечу!

Несмотря на огромные кандалы, стягивавшие ей ноги, гарпия попыталась распахнуть крылья и поднять своё тело в воздух.

Она оторвалась от земли, а гоблин схватился за её ногу. Ксеносы взлетели под потолок, пролетая над своими обезумившими товарищами и исчезли в темноте коридора.

— Маг, ты что это делаешь?!

— !

Грубый голос подобный рыку собаки достиг ушей Фелса смотревшего Ксеносам вслед.

Охотники Паствы Икелоса его настигли. Восемь мужчин и женщин, спасшихся от проклятья Дикса Предикса держали оружие наготове.

— Есть одна вещь, которую я хотел бы у вас узнать. Почему вы беспрекословно следуете приказам Дикса? Судя по тому, что я видел, он правит железной рукой.

Если они нападут одновременно, Фелсу не одержать победы. Одной организованной атаки хватит, чтобы они одержали верх.

Фелс тут же отступил ближе к хаотичной схватке Ксеносов.

— Так это чертовски весело, что ещё нужно? Делай как говорит Дикс и у тебя будут деньги и женщины, когда захочешь! Монстры всего лишь игрушки!

— …И зачем я спрашивал…

Фелс не стал ничего говорить в ответ, вместо этого атаковав.

Монстры, сражавшиеся в полную силу, стали помехой для его противников. Когда кому-то из охотников всё-таки доводилось подобраться к Фелсу достаточно близко, тот откидывал их ударными волнами.

— Гах!

— Сукин ты!.. Это что ещё за чертовщина?! Какой-то магический предмет?!

— Как мне кажется, было бы нетрудно догадаться, что я использую магическую энергию в качестве снарядов, — объяснил Фелс. — Некоторые монстры способны на нечто подобное своим криком.

Хаос битвы стал лучшим другом Фелса. Несмотря на то, что дерущиеся монстры создавали угрозу и для него, тот факт, что его противники не могли использовать заклинания был важнее.

Произнести заклинание в подобном хаосе было практически невозможно. Даже если бы враги могли произносить заклинания на ходу, это было бы непросто. А любой, кто выйдет из творящегося хаоса и начнёт читать заклинание станет лёгкой мишенью для невидимых снарядов Фелса.

Перчатки Фелса были атакующим магическим предметом: Пожирателем Магии.

Он создал этот предмет для личного пользования.

— Хоть слабость — это минус для заклинания… и магии Белла Кранелла.

Используя потенциал Ксеносов на полную, маг вывел из боя ещё одного из охотников.

— Если бы не твои грязные приёмчики!.. — сплюнул зверочеловек, приближаясь к Фелсу и проклиная чёрную робу, которая превосходила в качестве даже предметы Персея.

— Но на таком расстоянии!..

Лезвие меча отправилось в Фелса.

Фелс ответил на этот удар одним точным движением.

— ?!

— «Грязные приёмчики», на которые вы, охотники, жалуетесь, требуют для создания нескольких навыков, — ответил Фелс, останавливая удар, в который охотник вложил всю свою силу одной рукой.

После этого он хладнокровно добавил, увидев озадаченность охотника.

— Так уж получилось, что у меня Четвёртый Уровень. Хотя я и не могу улучшить характеристики из-за того, что моя спина сгнила.

Вспомнив о своём ненавистном божестве, Фелс направил вторую ладонь в живот авантюриста.

— Пого!..

Бам!

Бесцветная ударная волна взорвалась прямо на животе, заставив зверочеловека вылететь, будто ядро из пушки.

— О, и ещё меня называли «Мудрецом». Так что я уверен в своих способностях к управлению магической энергией, — с сарказмом в голосе произнёс маг. Испещрённые узорами перчатки Фелса блеснули.

Четверо охотников пало. Как только он разберётся с остальными, он пойдёт на помощь Беллу. И когда эта мысль мелькнула в голове Фелса, как он едва успел уклониться от атаки со спины.

— Странно. Кстати, у меня тоже четвёртый уровень.

— !..

Огромный мужчина с чёрной татуировкой на лице, Гран, отсёк кусочек чёрной робы Фелса двуручным мечом. Амазонка, зверочеловек и дварф прорвались сквозь хаос битвы и приблизились к магу вместе с ним.

Это они убили Раних. Главная атакующая группа Паствы Икелоса.

Осознав в каком положении, он оказался, Фелс взмахнул обеими руками.

С другого конца поля боя послышалась цепочка взрывов.

Наносивший удар за ударом по мужчине в очках Белл ощутил вибрации.

— Парень, у тебя правда третий уровень? Какой-то ты слишком быстрый.

— !..

Мужчина в очках орудовал двухметровым копьём и с лёгкостью отбивался от ударов Белла.

Строго говоря, атаки Белла не оставили на теле Дикса и царапины. Мужчина успевал уклоняться, несмотря на бешеный натиск авантюриста.

Когда Дикс услышал, что рёв Ксеносов за спиной становится всё ближе он вынудил парня отступить серией ударов копья.

На мгновенье дистанция между ними разорвалась.

— Маг сказал правду. Проклятье действительно лишает меня кучи характеристик.

— …

— Всё кажется таким медлительным и тяжёлым.

Дикс видел сомнение в глазах Белла, думавшего, действительно ли его противник ослаблен. И после этого подтвердил, что Фобетор Дедал действительно его ослабляет.

Его противник мог бы сражаться на равных с авантюристами первого ранга.

Даже если проклятие лишило его уровня, он по-прежнему не уступил бы авантюристу Четвёртого Уровня.

Белл напрягся, он осознал разницу в характеристиках, но бесстрашно сжал кинжалы и снова бросился в атаку.

— Хотел я немного поразвлечься, но, судя по всему, не получится. Значит слухи о Маленьком Новичке пустой пшик.

Диксу стало скучно.

Он улыбнулся.

— Моя очередь, ты готов? — насмешливо спросил Дикс.

Он решил покончить с играми, копьё наполнилось кровожадностью.

— ?!

Мощный удар выбил Ушивакамару-Нишики из рук Белла.

Алый клинок описал дугу, выбитый кончиком изогнутого копья, когда охотник перешёл в нападение.

— Ках!

Белл едва успел увернуться.

Он прокрутился, используя инерцию чтобы нанести Диксу удар выставленным Кинжалом Гестии.

— Выходит ты хитрец, паренёк?

— Гах!

Однако, Дикс это предугадал, кончиком копья попав прямо по лицу Белла.

Удар Белла зацепил лишь воздух, а его лицо полыхнуло. На мгновенье мир для Белла затрясся, но он тут же восстановился. Снова оказавшись на ногах, он повернулся к Диксу, уже стоявшему за его спиной.

И первым, что увидел парень было копьё, направленное прямо ему в глаз.

Заметив недобрую ухмылку на лице охотника Белл, использовал все свои силы чтобы Кинжалом Гестии отвести этот удар в сторону.

— Ха-ха-ха-ха!

Копьё было отбито, но в последний момент Дикс провернул его и ударил парня сбоку. Смех Дикса ну умолкал ни на секунду. Он предупредил Белла, теперь его очередь нападать.

Длинное копьё описало в воздухе дугу, впившись в тело Белла будто змея, вонзившая клыки. Дикс продолжил атаковать парня, вынужденного перейти в глухую оборону с одним лишь Кинжалом Гестии в руках. В ударах не было какой-то логики. Белл не знал, куда противник нанесёт свой следующий удар. Вдобавок, Дикс ловко орудовал ногами, постоянно лишая Белла равновесия и делая атаки ещё более непредсказуемыми.

Белл отступал, а охотник нападал с необузданной агрессией.

— Приятно было познакомиться!

Мужчина вытянулся для решающего удара копьём.

Белл увидел направленный в него кончик копья и его глаза блеснули.

…Сработало!

Его левая рука оказалась скрыта за спиной, он вырвал алый кинжал из ножен и отправил в Дикса удар.

Этот удар столкнулся с копьём Дикса.

— !!!

Скрытые тёмными линзами красные глаза широко распахнулись.

Ушивакамару нанёс удар техникой, которую Белл узнал от Принцессы Меча. Он заманил противника и нанёс удар.

Белл помнил тренировочные сессии, которые для него проводили Айз, и девушка-амазонка на городской стене перед «Битвой» и притворился уязвимым, чтобы заработать преимущество.

«Они ослабляют защиту перед последним ударом».

Со словами своего идола в памяти, Белл ускорился. Удар алого кинжала позволил ему уклониться от кончика копья, и сблизиться с противником.

То, что является слабостью копья, также сильная сторона кинжала и это близкое расстояние. Белл подобрался на расстояние, на котором у него было преимущество.

— …

Дикс, который должен был удивляться, вместо этого уверенно ухмыльнулся.

За спиной он держал боевой кинжал, который из-за размеров можно было принять за короткий меч, которого не видел Белл.

Дуга мелькнула, с другой стороны, от копья, застыв в красных глазах парня.

Дикс будто повторил технику Белла, достав клинок с пояса, который тот не видел и направив его в открытый живот противника.

Идеальная контратака. Кончик кинжала был направлен в Белла.

Попавшись в собственную ловушку, Белл тут же припал к земле со всей скоростью, на которую был способен.

— О?

Удар, который должен был быть направлен в живот Белла, пришёлся ему в грудь.

Кончик боевого кинжала был остановлен бронёй. С громким металлическим стуком оружие Дикса было заблокировано серебристой бронёй.

— Ха-ха-ха! Неплохая броня!!!

— Ух!

Всё ещё приходя в себя от удара в грудь, Белл был отправлен в полёт пинком.

Холодный пот залил его кожу, Белл схватился за броню правой рукой, удерживая Кинжал Гестии.

Вельф!..

Кузнец хвалился двойным адамантином, из которого сделана пятая вариация Пьйонкичи.

«Я на этот металл кучу денег убил. Даже не думай сломать», — сказал тогда усмехнувшись красноволосый кузнец. Белл был от всего сердца благодарен ему за броню.

Эта броня только что защитила его от смертельного удара и спасла жизнь.

— Неплохо, парень. Продолжим.

Дикс снова перешёл в атаку, его губы скривились в улыбке.

Беллу снова пришлось защищаться от копья противника, вернувшего кинжал в ножны.

…Он силён.

Навыки и тактика боя Дикса не пропали, несмотря на понижение характеристик.

Этого и не могло случится. Эти навыки были получены в настоящих сражениях, на собственном опыте.

Насколько бы Белл не был близок к противнику в характеристиках, даже используя своё величайшее оружие, Ловкость, разницу в опыте он преодолеть не мог. Проще говоря, охотник Дикс Предикс был силён, как сильно бы ни были скинуты его характеристики мощным проклятьем.

Белл лишний раз осознал этот факт, когда древко копья отправило его на землю.

Непреодолимое отчаянье начало скапливаться с кончиков пальцев Белла и поднималось всё выше, то же самое ощущение у него было, когда он столкнулся с Фриной.

— Гах!

Белл успел откатиться, но алый кончик копья успел скользнуть по его щеке.

Мгновенье спустя Белл уже поднялся на ноги и был готов броситься вперёд, но…

— Жжёт!..

Острая, жгучая боль пронзила его щёку и заставила вздрогнуть.

— Тебе бы быть осторожнее. Один точный удар этого копья… и ты умрёшь на месте. — Ухмыляясь произнёс Дикс, подняв кончик зловещего копья на уровень глаз. — Заказал у одного мага. Оно проклято. Раны не затягиваются, ни исцеляющей магией, ни зельями. Пока проклятье не разрушено, конечно.

— !

Удивление отразилось на лице Белла. Новая волна холодного пота захлестнула парня.

Сколько бы раз Белл не стирал кровь, она не останавливалась. Сказанное Диксом было правдой. Кровь текла по щеке парня, окрашивая кожу и броню в красный цвет.

Даже от царапины невозможно восстановиться, это оружие заслуживает зваться проклятым.

Белл стиснул зубы в отражении кинжала увидев алое свечение заклинания.

…Мне кажется, или я подобное видел?

Где-то в отголосках памяти Белл нашёл слабый отклик.

— Сколько бы ты ни пытался ставить монстров на своё место, рано или поздно они лечатся. Куда проще убедить их, когда ты режешь их так, что раны не затягиваются.

Глаза Белла блеснули, когда он услышал, как Дикс объясняет назначение своего оружия.

— Неужели… Варвар на Дедаловой Улице?..

За приютом. Он вместе с Силь оказался в подземном тоннеле, после того как дети дали ему задание.

Белл вспомнил, встреченного им во тьме большого монстра.

— Погоди, ты серьёзно, парень? Ты на него наткнулся?!

Белл удивлённо смотрел, как Дикс расхохотался.

— Знаешь, мы поймали здорового монстра. Я хорошенько порезал его копьём, но… он сбежал от моих подчинённых-идиотов, до того, как его успели запереть.

— !..

— Треклятые тоннели обрушились, когда мы за ним гнались. Мы долго его искали. Нельзя было позволить ему жить.

Огромный, окровавленный монстр с бесчисленным числом кровоточащих ран, которые не закрывались.

Его рёв был наполнен гневом, болью и страданием.

Белл был удивлён «мольбой» этого монстра.

Неужели тот варвар тоже был Ксеносом?..

— Та история немало проблем нам устроила, поэтому с тех пор больших мы убиваем сразу… Ты за нами подчистил. Спасибо за помощь, Маленький Новичок.

Холодок пробежал по жилам Белла, смеявшийся и улыбавшийся противник был гораздо страшнее любого монстра и даже самого Подземелья.

Возможно, это тот самый «злодей», о котором говорила Лю.

Неописуемый холодок охватил тело Белла.

— Зачем…

— М?

— Зачем ты истязаешь монстров?.. — слова вырвались изо рта Белла, прежде чем он сам это осознал.

— Так говорили же, что деньги нужны, разве нет?

Разве можно продолжать причинять боль Ксеносам, услышав тот жалобный вой, который слышал Белл?

Рёв дерущихся монстров стоял у Белла в ушах, он потребовал ответа от Дикса:

— Это правда… только деньги?..

— …

Дикс на мгновенье замолчал, вопрос повис в воздухе.

А потом он положил руку на очки… и улыбнулся.

Эта улыбка была не такой, как раньше.

— Маленький Новичок, как, по-твоему, почему потомки Дедала продолжают слушать безумного предка, который давно в могиле?.. Понимаешь, почему это продолжается целое тысячелетие? Уже понял?

Белл удивлённо отпрянул, услышав такой неожиданный вопрос.

Дикс не ждал ответа.

— Потому что кровь нас заставляет.

— Что?..

Кровь заставляет нас продолжать, — сказал Дикс, со всей силы прижав очки к голове.

Голос мужчины стал на порядок выше:

— Она не затыкается! «Доделай этот грёбаный огромный лабиринт», – вот что она твердит!!!

— !..

— Она не даёт мне передохнуть ни секунды!!! Кровь Дедала заставляет меня двигаться дальше!!!

Впервые голос Дикса озвучил его эмоции.

Дикс не обратил внимания на рефлекторное отступление Белла и продолжал.

— Так было с самого моего рождения в этой тёмной мрачной дыре! Чертежи Кносса из чёртового блокнота заставляют нас трудиться до смерти!!! Никому от этого не сбежать из-за проклятой крови!

Охваченный злобой Дикс расхохотался.

Белл содрогнулся в страхе перед накатившей на него волной ненависти.

…Проклятая кровь.

Безумие Дедала продолжало жить уже тысячу лет. Непреодолимая одержимость в создании чего-то, что превзойдёт Подземелье, превзойдёт даже творения богов. Об этом Дикс говорит? Гениальность и безумие Дедала передаётся каждому его предку через кровь?

— Звучит как дурь, да?! Единственный, кто может мной командовать, это я сам!

Белл погряз в своих собственных домыслах о том, что происходит, но одно он понял наверняка.

Стоящий перед ним человек, Дикс Предикс обладает достаточным чувством самосознания, чтобы справиться с проклятой кровью.

— …Хотел бы я, чтобы эта одержимость просто исчезла, и я не шучу, — ледяным тоном подметил Дикс, улыбка на его лице осталась неизменной, будто накопившийся в нём гнев, наконец, нашёл выход. — Я ненавижу этот лабиринт больше, чем кто-либо другой в этом мире.

Но он не может вырваться.

Кровь ему не позволяет. Проклятье Дедала слишком сильно. Оно обязывает закончить шедевр Дедала.

Наконец Дикс убрал руку от своих очков.

— Я привык вымещать свои чувства на Подземелье. Я ненавидел лабиринт, которым так восхищался Дедал и который свёл его с ума. Я убивал монстров, снова, и снова, и снова, и снова… одного за другим.

— !..

— Разумеется, этого было мало.

Дикс бросил взгляд на Ксеносов, дерущихся за спиной Белла.

— Как же мне утолить мою жажду?.. Это всё, о чём я думал, вкладывая силы в постройку этого лабиринта. А потом мы нашли говорящих монстров и с этого началась наша охота. Посмотрим… кажется, это началось сразу после того, как ублюдочные Зевс и Гера свалили.

Дикс посмотрел вниз и усмехнулся, назвав имена богов.

Холодок пробежал по спине Белла, когда мужчина снова залился зловещим, неестественным смехом:

— Они не были похожи на обычных монстров. Они умоляли о пощаде. Представь себе. Монстры, рождённые Подземельем, сделавшим Дедала безумцем, молят о пощаде… Ха-ха-ха… До сих пор смешно.

— …

Застывшая на лице поднявшего взгляд Дикса улыбка была такой ужасной, что Белл лишился дара речи.

— …Наконец-то я нашёл! Нашёл страсть, которая затыкает хреново проклятье!!!

Дикс рассёк воздух копьём в правой руке.

— Впервые я познал удовольствие, когда заставил этих монстров рыдать от боли и отчаянья, когда их истязал! Я наконец утолил жажду, заглушил зов крови!!!

— Что?..

— Как написал один из предков, я просто отдался своему желанию!

Мужчина не переставал говорить:

— Истинное, чистейшее удовольствие! Кровь наконец стихла! Я, наконец, превзошёл себя и одержал победу!!! Ни эль, ни наркотики никогда такого не вызывали… чистейшая эйфория!!!

Белл увидел безумие мужчины и понял его.

Получается, что у сделанного Ксеносам Диксом, не было никакой высшей цели.

Он истязал их, чтобы утолить свои собственные желания и врождённый садизм. И этого было достаточно, чтобы заглушить проклятие в его крови. Единственное, за чем Дикс гнался… было удовлетворение его садистских наклонностей.

Это отличалось от битвы Вельфа с кровью Кротцо, текущей в его венах. Нельзя было даже сравнивать эти случаи.

Дикс перестал бороться с желанием своего предка, он просто заменил его ещё большей одержимостью и стал гораздо хуже, чем любой из монстров.

— Значит поэтому…

Он причинил Виене и другим Ксеносам столько боли…

Плечи Белла дрожали, он смотрел на мужчину, поглощённого своим влечением.

— Ты их пытаешь?

Улыбка исчезла с лица Дикса в одно мгновение:

— Не зазнавайся, парень.

— ?!

— Тебе никогда не понять каково это, испытывать желание, гнетущее тебя всю жизнь.

Дикс перешёл в нападение, направляя удары копья в Белла один за другим, пока Белл вынужденно от них уклонялся.

— Тебе никогда не понять человека, чей глаз изнутри сжигает проклятье!

Мужчина вложил всю свою ярость в удар. Заблокировавший этот удар Белл не устоял на ногах.

— Поначалу дело было в деньгах, — сказал Икелос, посмотрев в голубое небо. — Я тебе говорил, что Кносс требует денег. Много, очень много денег. Столько денег, что даже охота на нижних этажах Подземелья не покроет эти затраты.

— …

— Вдобавок, там слишком просто потерять хороших авантюристов. Разве ты бы не воспользовался безопасным способом набить карманы, если бы он у тебя был?

Икелос вспомнил, как впервые случайно был обнаружен Ксенос, и на чёрном рынке за монстра предложили огромные деньги.

Лицо Гермеса осталось беспристрастным.

— Ну, а после этого Дикс начал... хе-хе-хе! Изменился.

— Изменился?..

— Ага. Мы учили монстров бояться боли перед тем, как передать их покупателям… а у него глаза вдруг начали блестеть от их воя и воплей.

Икелос добавил, что в Диксе могло «что-то» пробудится.

Потом он добавил, что цели и методы поимки Ксеносов изменились.

— Мне понравилось. Он начал казаться человеком, который делает то, что любит. Эта жестокость в глазах, практически кричавших от радости!..

— …Икелос, это хуже, чем ужасно.

— Хе-хе-хе!!! Мы, боги, заботимся о них так или иначе, разве нет? Эта мелюзга такая заноза в заднице, но я всё равно их люблю.

Голос Икелоса подхватил бриз, казалось, он подбадривает дитя, которое борется со своей проклятой кровью.

— Похоже, последнее желание Дедала умрёт на поколении Дикса.

— …

— Он совсем потерял интерес к постройке Кносса, этой мысли пора на покой.

Икелос прищурился.

— Теперь его мечта мне нравится гораздо больше, мечта монстра.

Невозможно!..

Асфи не верила своим глазам.

Руки и ноги неподвижно лежали на земле, трава была окрашена в красный от брызг крови, обломки сломанного оружия довершали картину.

Тела павших, едва дышавших авантюристов были разбросаны между деревьями.

Они были побеждены.

Элита Паствы Ганеша, авантюристы первого ранга Орарио, были побеждены одним-единственным монстром.

Ильта, как и Шакти до этого пала от одного удара. Остальные авантюристы пали, не успев понять, что именно их побило.

Враг с самого начала выбил сильнейших членов ударной группы, одного за другим, прежде чем побить остальных. Пол содрогался от ударов обоюдоострого Лабриса. Топор скашивал огромные деревья, а топот монстра заставлял падать ряды авантюристов.

На чёрной шкуре монстра не осталось ни единой царапины.

Хуфф, хуфф! Зловещее дыхание мощных ноздрей раздалось в тихом лесу.

Монстр возвышался над раскинутыми вокруг телами едва живых авантюристов, будто повелитель этого места.

Чёрный минотавр?!

Она не знала. Она никогда не слышала о подобных монстрах.

Монстр, о существовании которого не было известно даже всезнающей Асфи.

Сердцебиение сотрясало всё её тело. Она никак не могла успокоить дыхание. Несмотря на то, что она не издавала ни звука, ей пришлось придержать дрожащими руками на голове магический предмет, который делал её невидимым.

Её разрывало от сожаления.

Она не стала собирать информацию и не покинула поле боя.

Влияние Лю и Айши, вместе с чувством справедливости её охватило, и она поддерживала ударную группу, по-своему, из тени и это было ошибкой.

Она решила, что нужно бежать, и как можно быстрее.

Смотря на лежащих на земле авантюристов, сражаясь с парализованным телом, Асфи сожалела о своём решении.

— Это какая-то шутка…

— …

Помимо чёрного монстра на ногах остались всего две авантюристки.

Айша и Лю.

Монстр сокрушил остальных авантюристов, прежде чем они успели присоединиться к битве. По лицам было понятно, как сильно они волновались. Ошеломляющая мощь монстра заставляла их дрожать.

Остальные монстры исчезли. Будто бы им было известно, что случится в этом бою. Они покинули поле боя, исчезнув на восточной окраине леса.

?!

Бегите, про себя взмолилась Асфи.

Бегите так далеко как это возможно! Продолжала думать она.

Однако, эльфийка и амазонка будто по команде подняли оружие, оборвав все надежды Асфи.

Авантюристок окружали тела членов Паствы Ганеша.

Все они ещё дышали.

Ни Лю, ни Асфи не могли оставить этих авантюристов, находившихся между жизнью и смертью, на произвол судьбы и потому направили оружие на чёрного монстра.

Асфи скрипнула зубами, ощутив бессилие.

— …

Наполняющее лес напряжение нарастало.

Лю пригнулась, свистнул деревянный меч Айши, Асфи потянулась к мешочку на ноге, ощущая колкую тревогу.

Три сердца забились в одном ритме.

— Уууууоооо…

Первый шаг монстра стал сигналом.

— !!!

Лю и Айша бросились бежать, в тот же самый момент невидимая Асфи выпрыгнула из-за дерева, кинув острые иглы и Взрывное Масло в зверя.

Монстр заблокировал появившиеся из ниоткуда иглы нарукавником. Взрывное Масло сработало спустя мгновенье. Эти вещи не должны были наносить какой-то урон. Пламя и дым должны были помешать монстру видеть. Лю и Айша окружили его с разных сторон, взяв в клещи.

Оказавшийся зажатым с двух сторон монстр нацелился на Айшу.

— ?!

Огромная чёрная тень вырвалась из дыма.

В считанные мгновенья монстр вырвался из дыма. Девушки содрогнулись от страха: Лю, для которой монстр затерялся за дымом, Асфи, наблюдавшая со стороны, и Айша — его цель.

Айша подняла огромный деревянный меч для защиты от Лабриса, приняв удар лицом.

Её оружие оказалось уничтожено столкновением.

Костяшки пальцев треснули при ударе. Прочный клинок раскрошился и его обломки полетели в лицо амазонки. Несмотря на то, что Айша, пожертвовав оружие, получила время на ответный удар, но вместо этого последовал ещё один удар монстра.

Чёрный минотавр взмахнул рукой, меньше, чем через мгновение отправив Айшу в полёт.

— …ГАХ!

Ладонь монстра попала по левой руке Айши, сбила её с ног и отправила в полёт с громким треском.

Амазонка влетела в огромный древесный ствол, сползла на землю и больше не поднялась.

— Антианейра!

Будто привлечённый криком Лю чёрный монстр повернулся к ней.

— !

Лю пришлось использовать всю скорость своих рефлексов чтобы вовремя пригнуться к земле и уклониться от удара, не подчиняющегося природным законам инерции.

Лабрис прошёл над головой эльфийки, практически прижавшейся к земле. Пролетевший над её головой от взмаха топора ветер сорвал её плащ и разорвал капюшон, обнажив тонкие черты Лю.

Эльфийка-воительница не оставила промах безнаказанным, направив деревянный меч в ногу монстра, от этого удара минотавр уклонился, подпрыгнув на одной ноге.

— !!!

Приземление вызвало настоящее землетрясение на поле боя.

Лю откатилась, вздрогнув от удивления.

Чёрный монстр, уже оказавшийся от неё на приличном расстоянии, не сводя с неё взгляда занёс Лабрис над головой.

…Собирается метнуть?!

Но монстр этого не сделал

Вопреки ожиданиям Лю, противник ударил двухсторонним топором в землю перед собой.

Кристаллы, камни и зелень градом полетели в Лю

— ?!

Лю успела отпрыгнуть от обломков вовремя, но…

— Гах!

Несколько обломков кристаллов врезалось во что-то за её спиной, вызвав болезненный крик.

— А?..

Лю с удивлением посмотрела через плечо.

Асфи упала на землю за её спиной.

В это мгновенье Лю осознала.

Противник целился не в неё, а в Персея с её магическими предметами.

Было ли это предчувствие или запах, монстр обнаружил положение Асфи и отправил в неё град обломков по широкой дуге.

Лю не знала, что блокирует Асфи зрение, затормозив тем самым её реакцию.

— Андромеда…

Голова Аида оказалась сломана одним из обломков.

Лишённая невидимости девушка рухнула на спину.

Белый плащ, который она носила для защиты был покрыт дырами и кровоподтёками. Серебряные очки были сбиты с её лица и лежали чуть поодаль.

— …

Не веря своим глазам Лю посмотрела на Асфи и Айшу. Осознав, что никто их них больше не вернётся в бой, эльфийка повернулась к противнику.

Стоявший перед ней монстр был подобен ожившему кошмару.

Топ, топ! Лабрис, забрызганный кровью множества авантюристов, а возможно и бесчисленного количества монстров покачивался в руке монстра, сотрясающего шагами пол.

Лю молчала, пригнувшись и вскинув оружие на изготовку.

Для встречи с врагом она схватила деревянный меч обеими руками.

Чёрный монстр заметил и остановился.

Всмотревшись в не выражающее никаких эмоций лицо Лю, он поднял Лабрис, готовясь к бою.

Лю оказалась с монстром лицом к лицу.

— …

Она потеряла в бою капюшон, и красота эльфийки была открыта лесу.

Она была готова к сражению.

Её брови поднялись, она уставилась на врага взглядом настоящего воина.

Впрочем, ручейки пота, стекавшие по её лицу, выдавали её истинные чувства.

Давно такого не было…

Ощущение близости смерти.

Лю не испытывала его, с тех самых пор как перестала быть авантюристкой и ходить в Подземелье.

Раньше ей всегда удавалось остановиться перед самой чертой, отделяющей жизнь от смерти, и не пересечь её. Эта черта снова была перед ней, с той лишь разницей, что её присутствие ощущалось сильнее, чем когда-либо раньше.

Затишье было пронзительным.

Лю слышала в ушах стук своего сердца, расслабив руку, она сменила положение деревянного меча в руке, схватив его сильнее, чем раньше.

— …УУУУООООО!!!

— !!!

В следующее мгновенье и Лю и монстр бросились в бой.

Она припала к земле, чтобы уклониться от взмаха топора и, издав боевой клич, ударила деревянным клинком снизу вверх.

Её удар промазал, но это её не заботило. Лю продолжала двигаться и даже набирала скорость.

То, что случилось с Айшей, дало Лю понять, что пытаться заблокировать удары монстра не лучший выбор. Любого контакта следует избегать любой ценой. Эльфийка неслась как ветер, уклоняясь от атак, будто неуловимая буря. И, используя ветер, она перешла в нападение. Лю сосредоточилась на уклонениях и контратаках, стараясь не упустить ни единого момента для удара монстра.

Звериный потенциал её противника лишил Лю возможности сражаться первым номером, вынудив её отвечать на его атаки.

Монстр был умел, он адаптировался и предсказывал нападения эльфийки. Казалось, что он из того же отряда, что и остальные вооружённые монстры. Для Лю это было страшнее всего остального. Каждый удар монстра распространял ужас, но Лю ему не поддавалась. Страх ведёт к поражению, а, вместе с ним, и смерти.

Держась поближе к земле, Лю атаковала ноги монстра.

— …УООО.

Глаза монстра округлились, когда он осознал, что атаки Лю становятся сильнее, и с каждым попаданием её скорость неуклонно растёт. Она видела радость на морде монстра. Он не был похож на монстров, которых ей доводилось встречать.

Его не интересовало убийство людей, гораздо больше ему нравилось с ними сражаться.

Такая мысль мелькнула в голове Лю. Эльфийка понимала, что это означает для их дуэли. Разница между массовым убийством и путём воина заключается в желании достичь новых высот и победить. Прекрасное лицо Лю напряглось.

Битва между эльфийкой, движущейся со скоростью, оставлявшей лишь её размытый силуэт и монстром, сила которого кажется безграничной, должна была закончиться меньше, чем за минуту.

Лю сражалась изо всех сил, с самого начала не собираясь отступать.

Понимая, что вскоре она достигнет своего предела, воительница решила закончить бой одним ударом.

— ХЬЯЯЯЯЯ!

— !.. ООООООУУУУУУУ!!!

Она бросилась в сторону. Будто дикий зверь Лю бросилась вперёд, используя одну из своих самых отточенных техник. Чёрный монстр в ответ занёс Лабрис над головой.

Огромная секира двигалась быстрее чем бешенный бросок эльфийки.

— ?!

Направленный в монстра деревянный клинок охватил ветер, плечо монстра вздрогнуло.

Что-то было не так.

В победный момент он должен был ощутить хоть какое-то сопротивление, но Лабрис рассёк до самой земли лишь воздух. Перед ним никого не было.

Тень зависла над телом монстра.

…Ты открылся.

Этой тенью была Лю.

Подпрыгнув, эльфийка двинулась в сторону, прежде чем топор с двумя лезвиями на неё опустился.

Первым пунктом стратегии Лю было заставить противника обратить всё внимание на неё. Эльфийка управляла вниманием монстра, чтобы нанести скрытый удар.

Лю разыграла свой козырь, атаку в воздухе.

Когда противник пытается ответить на атаку с земли, сверху он уязвим, и это открывает для эльфийки возможность смертельного удара.

Тактика Лю превзошла навыки и силу монстра.

— ХАААААААААААА!!!

Прицелившись в спину ошеломлённого врага, эльфийка вытащила два коротких клинка из ножен на поясе.

«Два коротких меча» были получены ей от Паствы с дальнего востока, которой уже нет.

Лю готовилась забрать жизнь монстра, клинки блеснули.

— Что?!...

Монстр их заблокировал. Он остановил атаку двумя клинками Лю своим рогом. Алые рога, похожие на бычьи, росли из головы монстра. Этот рог смог принять атаку клинков, он оказался достаточно прочным, чтобы не сломаться.

Подавив силу удара девушки, монстр использовал мышцы шеи, чтобы с огромной силой отбросить Лю.

— ГАХ!

Тело Лю ударилось в дерево, треск разнёсся на весь лес.

Отчаянно хватая ртом воздух, выбитый из лёгких, Лю увидела, как чёрная тень нависла над ней, стоило ей подняться.

— !..

Лабрис был занесён в воздух, уклоняться от этого удара было поздно.

Но, прежде чем топор опустился…

Её враг остановился и посмотрел в сторону. Поражённая Лю тоже это слышала, монструозный рык вдалеке, в самой глубине леса. Этот рык будто передавал какое-то сообщение.

Чёрный монстр притих, опустил топор и, развернувшись, пошёл на восток.

Оставив позади сжавшуюся эльфийку, монстр скрылся в лесу сотрясающими землю шагами.

— …Меня… пощадили…, — слабо прошептала Лю, когда монстр скрылся в лесу.

Она уставилась на дрожащие руки, не в силах сжать кулак и, отдавшись накатившей на неё усталости, оперлась на ствол дерева.

Эльфийка подняла взгляд на аналог голубого неба этажа.

Множество авантюристов лежало на поле боя в свете кристаллов, пробивающемся сквозь кроны деревьев, но эльфийка была единственной, кто мог двигаться.

— Я тебя разозлил, Маленький Новичок? — Дикс задал парню вопрос, не переставая наносить удары.

— Ну могут они говорить, только и всего. Это не меняет того, что они монстры.

— Гах!..

Белл очень сильно пострадал. Несмотря на то, что ему удавалось избегать прямых ударов проклятого копья, преимущество в бою всё равно было за Диксом, и пользовался ударами ног и рук. Белла покрывали мелкие царапины и синяки, так что, можно было сказать, что он был изранен.

Впрочем, взгляд парня оставался ясным, его глаза горели, будто солнце в безоблачном небе.

— Разве плохо убивать их в лужах собственной крови?

— Гхах?!

— Ты и сам так делал, разве нет? Прикончи монстра, получи деньги. Разве это не одно и то же?

— ГАХ?!

Парень едва успел двинуться, Дикс ударил его древком своего копья.

Белл успел защититься Кинжалом Гестии, но не смог погасить диагональные удары полностью. Его ноги, руки и лицо получили больше ударов, чем он когда-либо получал.

Дикс играл с Беллом, ради развлечения нанося ему всё больше ударов.

Он хотел увидеть, как свет покинет глаза парня, как сломается его дух. Слова стали ещё одним оружием, которым он пытался этого добиться.

— Даже… даже если это и правда!..

— ?

— Лидо и другие эти монстры могут улыбаться… и смеяться!.. Они льют слёзы, как и мы!..

Белл смотрел на Дикса с гневом в глазах.

— Они… могут жать руки!!!

Белл сжал правую руку в кулак, вспоминая теплоту руки монстра.

— …Парень, да ты из ума выжил, — сказал Дикс, ухмылка на его лице стала ещё шире.

Его красные глаза блестели за стёклами очков, казалось, будто его садистский дух воспылал ещё сильнее.

— Что бы мне выдумать…

— ГХА!..

Сильный удар по плечу Белла поставил парня на колено. Дикс сверху вниз посмотрел на парня, схватившегося за левое плечо и отчаянно хватающего ртом воздух.

— Если я правильно помню… ты на ту бабу, воивра, глаз положил, да?

Когда Белл услышал эти слова, время для него будто остановилось.

— …Давай-ка я покажу тебе, что есть что.

Лицо мужчины исказилось от жесткой улыбки.

— Что ты?..

— Отдохни.

Мощный пинок в лоб заставил Белла покатиться по каменному полу.

Смеясь, мужчина начал удаляться. На мгновенье растерявшийся Белл прикусил губу и пришёл в себя. Он поднялся на ноги.

Белл побежал по залу, в том направлении, в котором удалился Дикс.

Выбежав из зала, он увидел несколько тоннелей с орихалковыми дверями, а также дыру в полу, обнажавшую металл под камнем, этот проход не был завершён. Бешенный рёв Ксеносов остался далеко позади, Белл бежал по тёмным коридорам.

Одинокая лампа с магическим камнем освещала ему путь.

Темнота вокруг сгущалась.

Прорываясь сквозь подобную вуали окружающую тьму, Белл, спотыкаясь бегущий по коридору, услышал:

— …Белл!

Девушка-дракон была закована в свисающие с потолка цепи.

— Виена!!! — глаза Белла округлились, от схватился рукой за каменную стену, чтобы удержать равновесие.

Кроме засохшей крови, на полу не было видно ничего.

Из-за поднятых и связанных вместе рук девушка казалась жертвой какому-нибудь древнему богу. Её ноги также были связаны, а синяков и царапин на её теле было не меньше, чем у Белла.

Её блестящие синие волосы были спутаны, сломанные чешуйки обнажали бледно-синюю кожу, Виена смотрела на Белла наполненными слезами янтарными глазами.

Долгожданное воссоединение. Они встретились снова. Но оно должно было быть совершенно не таким. Место, ситуация, в которой они оказались, физические и моральные страдания, это совсем не то, чего они хотели.

За это мгновенье Белл ощутил целый поток эмоций, наполняющих его сердце.

И сильнейшую из этих эмоций вызвал мужчина в очках, стоящий рядом с Виеной.

— Небольшой опрос, Маленький Новичок.

Дикс схватил воивра за волосы, слабо ухмыляясь.

— ААааа!.. — Виена издала пронзительный крик, когда её голова задралась.

Разъярённый Белл было собирался крикнуть, чтобы Дикс её отпустил…

— Что случится если… я вырву этот камешек из её лба?

— …

Белл ощутил, как его сердце хватает ледяная рука, когда Дикс потянулся к драгоценному камню на лбу девушки.

Слеза Воивра.

Красноватый драгоценный камень, который, по слухам, стоит огромных денег. Таинственная драгоценность достойная названия «Камень Процветания».

Только вот, воивров охватывает неуправляемая ярость, когда они лишаются этого камня…

— НЕТ! — всё естество Белла было вложено в этот крик.

— П-Прекратите! Я… Я перестану быть собой!..

— Хах! Вы оба знаете, да?

Парень бросился вперёд. Его ноги подгоняла неукротимая ярость, которая его охватила. Он бежал к испуганной, дрожащей Виене.

Но она была далеко… слишком далеко. Расстояние между ними казалось безнадёжно огромным, непреодолимым.

Выкрикнув имя Виены, Белл к ней потянулся.

В её глазах стояли слёзы, она пыталась вырваться.

— Приятно было познакомиться, зверюга.

Мужчина вырвал драгоценный камень взмахом руки.

— …

Для Белла время остановилось. Мир окрасился только в чёрное и белое. Мир перестал вращаться.

После того, как камень был насильно вырван из лба девушки, из этого места ударил свет.

— Аа…

Девушка взревела, её голова задралась к потолку, а взгляд потерял осмысленность.

Янтарные зрачки содрогнулись. Руки и ноги девушки также начали сотрясаться.

— …Ааа.

Дрожь.

Её тело сотряслось в последний раз, будто на него обрушилась гигантская волна и замерло.

Цепи стягивающие её конечности заскрипели. Могучий рёв вырвался из её рта.

Белл замер, вой, который издала стоявшая перед ним девушка, заставил его трепетать.

Цепи скрипели, её тело начало меняться. Огромный пузырь вздулся на бледно-синей спине девушки, прежде чем превратиться во второе огромное крыло. Но этим превращения не ограничились. Руки и ноги девушки дрожали, они начали увеличиваться в размерах.

Её трансформация не прекращалась. Под треск плоти девушка становилась монстром.

— …Вие…на.

Оковы разорвались, металлические звенья падали на пол.

Трясущаяся комната, в которой оказался Белл наполнялась пылью.

— Ха-ха-ха! Вот как это происходит.

Дикс усмехнулся и выбежал из комнаты, сжимая в руке красноватый драгоценный камень.

Белл стоял неподвижно, глаза монстра уставились на него сверху вниз.

В тот момент, когда взгляды янтарных и красных глаз встретились, монстр взревел и бросился в бой.

Руки монстра схватили Белла и швырнули его, будто тряпичную куклу.

Стены коридора слились перед глазами парня в одну сплошную мозаику. Приземляясь в главном зале на пол, он слышал грузные шаги в коридоре.

— Э-это что ещё за чертовщина?.. — пробормотал Гран с занесённым над головой оружием, повернув голову.

— Не… не может быть… Это Виена?! — прошептал удивлённый голос.

Фелс был загнан в угол, его чёрная роба в некоторых местах была продырявлена.

Приведённые в ярость Ксеносы продолжали завывать и сражаться, не обратив никакого внимания на возникшую в комнате огромную тень.

— …А.

Белл, скованный болью от тяжёлого приземления, посмотрел на огромного монстра, нависшего над ним, и замер.

От хвоста до головы монстра было больше семи метров.

Две ноги слились в гигантскую, похожую на змеиную нижнюю часть тела. Зловещие крылья пепельного цвета росли из небольшого, тонкого тела. Длинные, похожие на косы крылья снова стали острыми, а покрывающая тело чешуя стала заметно крупнее. От девушки остались лишь блестящие синие волосы, длиной до основания крыльев и кожа бледно-синего оттенка.

Голова на плечах превратилась в драконью, на лице застыло выражение боли, которое было на лице Виены. Пустые глаза, лишённые зрачков, белки которых были налиты кровью, будто говоря о том, что трансформация принесла безумие.

В том месте, в котором раньше располагался драгоценный камень сейчас прорвался третий глаз.

Наконец поднявшись на ноги Белл, потерявший дар речи, уставился на Виену, ставшую на три метра выше него.

— Ха-ха-ха-ха-ха! Чему ты так удивляешься, Маленький Новичок? Всё так, как и должно быть.

Мужчина вернулся в зал мгновенье спустя, от его смеха в ушах Белла зазвенело.

Он был прав.

Перед Беллом сейчас воивр.

Описание совпадало с похожим на ламию видом дракона, подробности о котором изучал Белл.

Дракон, монстр.

Задрав голову, монстр издал разрывающий уши рёв.

От этого рёва у Белла мурашки побежали по телу. Он мог лишь смотреть на воивра и удерживать равновесие от сотрясающих пол ударов драконьего хвоста.

Виены, которую он знал, уже не существовало.

Невинная улыбка, теплота, слёзы, всё было смыто этим монстром.

Этого парень отрицать не мог.

Перед ним был полноправный монстр.

— Ну что, повторишь вдохновляющую речь, Маленький Новичок? Нет, точнее, Белл Кранелл!!!

Лицо Белла дрогнуло, его рот распахнулся.

Слова Дикса проникали в разум парня, будто само зло вливалось через эти слова.

Огромное тело монстра, ничем не похожее на людское, звериные зубы, яростный, бешенный рёв.

Оно не похоже на людей. Оно омерзительно. Омерзение и отвращение, эмоции, которые заставляют людей сражаться, действительно наполняли тело парня.

Дикс не был неправ.

Эти эмоции нельзя было назвать неправильными.

Оказавшись лицом к лицу с истинной формой дракона Беллу, стало дурно.

— …Рууууу… УУУУУУУуууу!

— Гах!

Хвост дракона, бивший по земле, отправился в охваченного страхом Белла.

Этот хвост был подобен утыканному гвоздями древесному стволу, парень покатился по полу, подняв облако пыли. Нападение застало парня врасплох, падая он разбил фиалы с зельем. Ценнейшая целебная жидкость начала вытекать из небольшого мешочка на поясе Белла и потекла по ноге.

Когда парню наконец удалось остановиться, он лежал лицом в пол, кашляя кровью и изворачиваясь от боли.

— Теперь до тебя дошло, Белл Кранелл?! — снова закричал на парня Дикс.

Белл оторвал своё окровавленное тело от пола, камни под ним окрасились в красный цвет. Словесные удары Дикса посыпались на него один за другим.

— Сам посмотри! Что перед тобой?! Что за твоей спиной?!

Перед Беллом…

Яростный монстр дракон, поддавшийся инстинктам.

За ним…

Орда обезумевших монстров, завывающих, будто стая собак.

Он оказался между яростными монстрами, которые никогда не смогут встать лицом к лицу с людьми.

— Эти штуки чуть тебя не убили! Что сейчас, что раньше!

Воивр и ящерочеловек.

Жаждущие крови крики звучали в ушах парня, налитые кровью глаза смотрели на него сверху вниз. Казалось, его смерть наступит считанные секунды спустя.

Сила и жажда убийства всех монстров была направлена на него.

— Вот каковы монстры! Вот что такое монстры! — не унимался Дикс.

Истине в его словах нечем было возразить.

— Открой глаза, Белл Кранелл! Встань на правильную сторону!

Довольный голос Дикса отражался от стен зала.

Дрожащие глаза Белла посмотрели на пол, почерневший от его крови.

— Хах! Любишь ты ломать людей, да, Дикс.

Наблюдая за происходящим со стороны Гран, как и Дикс, довольно улыбался. Он предпочёл следить взглядом за беловолосым парнем, а не сражаться с Фелсом.

— Белл Кранелл!.. — отчаянно крикнул Фелс, пытаясь держаться против троих авантюристов.

— УУУУУуууу… УуууууууууууууУУУУУ!!!

Безумный монстр, воивр, ревел.

Звуки слышались Беллу, будто вдалеке.

В глазах Белла всё расплывалось. Он ощущал тошноту и металлический привкус.

Отвращение смешалось со жгучей болью.

Его окружали настоящие монстры.

В ушах Белл услышал стук сердца.

В затуманенном сознании парня раздался мужской голос:

«Прими последствия. Ты пришёл сюда, потому что сам так решил! Иди до конца!»

Этот голос был прав, одно приводило к другому.

Он нашёл странную девушку, вовлёк в это свою Паству и погряз по уши сам.

Всё, каждое его действие, вело к такому исходу.

Мог ли его выбор что-то изменить?

Его захлестнул поток событий, не дававший принять ни единого собственного решения.

Получается, пора принять наказание.

Время платить по счетам.

Пора… дать ответ…

Белл собрался с мыслями, сжал кулаки и вынудил себя стоять.

— …Ууууу!..

Белл уставился на монстра, на огромного, беснующегося воивра.

— …Луууу!..

Обычно, лишённый Слезы Воивра монстр не останавливается. Он нападает и ищет вырванный у него драгоценный камень.Но этот воивр не проявил ни малейшего интереса к Диксу, у которого был камень.

— …Блууууу…

Он искал что-то, что было ему важнее.

— БЕЛууууууууу!..

Она искала.

Несмотря на жуткое тело, она искала Белла.

Даже став монстром, она искала парня.

Белл сжал кулаки крепче и сделал шаг.

— …и…ена.

Вытерев кровь с губ, он вынудил себя двигаться.

— Виена!.. — дрожащим голосом Белл крикнул её имя.

— …ААААААААААААААААА!!!

Воивр махнул огромным хвостом в приближающегося парня.

Монстр взревел, будто боясь злых людей, оказавшись в кошмарном сне, в котором все его друзья мертвы.

Хвост ударил в парня.

— Да ладно! Ты же помрёшь, если отбиваться не будешь!

Заливистый смех Дикса повис в воздухе.

Белл поднялся на ноги и снова пошёл к воивру:

— Вие…на.

Его отбросило.

— Вие…на…

Ударило о пол.

— Вие…на!..

Белл начал приближаться к беснующемуся монстру в третий раз.

— АААААААААА!

Монстр ударил в подходящего окровавленного парня когтями.

Длинные острые когти блеснули в тусклом свете. Левая лапа монстра врезалась в правое плечо Белла. Тело Белла дрогнуло, получив удар, на него обрушилась огромная мощь, но его ноги выдержали.

Каменный пол треснул под его ботинками.

Драконьи когти ударили в его плечо, но, остановились. Когти прорезали мышцы плеча, дальше они не прошли.

Когти заскрежетали о металл. Нагрудник Вельфа поглотил удар, остановив когти.

— Я… Я в порядке.

Белл поднял взгляд.

Дракон, монстр смотрел на него сверху вниз.

— Видишь… я в порядке?

Белл улыбнулся.

Он боролся с болью, в уголках глаз появились слёзы, он искренне улыбнулся.

Как при первой встрече. Как он улыбался в тот день.

— …

Дракон взревел.

— Я… здесь…

Проигнорировав поток крови, вырвавшийся из его рта, парень протянул правую руку и обнял лапу, ударившую его плечо.

Пальцами он обхватил окровавленный коготь.

— Всё хорошо, Виена…

Он потянулся к странному, монструозному телу.

Он обнял холодное тело, прижав нечеловеческое лицо к груди.

— …

Дикс смотрел на это с непониманием. Гран сглотнул, а Фелс лишился дара речи.

Замечавшие, что происходит, монстры замирали, их тела начинали дрожать.

— Всё хорошо…, — прошептал Белл, зарывшись в блестящие синие волосы.

Белл принял и признал своё отвращение, а потом заменил его более сильной эмоцией.

Звук его тихого сердцебиения достиг девушки, которая пыталась его найти.

— А…

Прозрачная жидкость наполнила янтарные глаза без зрачков. Капля за каплей они потекли по драконьему лицу. Монстр, который не должен был знать слёз, разрыдался.

Воивр снова отбросил от себя Белла. Огромное тело монстра начало биться в конвульсиях, будто за контроль над ним бились дух девушки и монстра, слёзы не переставая текли из его глаз.

— Виена!.. — закричал Белл, сидя на полу, его лицо исказилось от боли.

Когда он уже было собирался броситься к дракону, чтобы его успокоить снова…

— …Обломщик.

Красное копьё нанесло удар сзади.

— ?!

Практически чудом Белл успел убрать тело с его пути и, сделав поворот, оказался лицом к лицу мужчиной, вооружённым копьём.

Дикс смотрел на Белла раздражённо, прищурив скрытые очками глаза.

— Ты что творишь, парень? Давай начистоту. Ты такие штуки должен своим ножиком пырять, — брызжа слюной с каждым словом, Дикс одной рукой направил копьё в парня.

Схватив ртом воздух, Белл отвёл кончик копья Дикса Кинжалом Гестии.

— Я тебе говорил, разве нет?! Монстры — это монстры!

— !..

— Какой смысл сопли из-за них размазывать?!

Разъярённый Дикс выкрикивал слова, чередуя их с ударами копья. Его оружие едва можно было различить.

— Что ты получишь от них? Разве в помощи им есть какая-то выгода?!

Глаза Белла запылали. Огромные, рубиновые зрачки впились в изогнутый кончик копья. Белл вложил все свои оставшиеся силы в удар и отсёк у копья наконечник.

— Что?

— Любой достоин спасения! Человек, монстр, это не важно!!!

Проклятый кончик копья ударился о пол и покатился под какофонию пронзительных ударов металла о когти и клыки.

Белл крикнул изумлённому Диксу, сжигая его взглядом:

— Они просят о помощи!!!

Парень вскинул божественный кинжал наизготовку и взревел ещё раз.

— Этого достаточно!!!

Таковы были собственные слова и воля Белла. Ответ парня эхом разнёсся по залу.

— Белл Кранелл, ты…, — тихонько прошептал Фелс, когда крик парня его достиг.

В это мгновенье что-то изменилось в сошедших с ума Ксеносах. Одних сильно тряхнуло, другие взвыли, подняв головы к потолку.

Глаза горгульи распахнулись от удивления.

Слёзы потекли из глаз ящерочеловека.

— …Парень, ты лицемер!!! — ответил Дикс на крики Белла. Его рот раскрылся в жестокой улыбке, он снова заговорил. — Хочешь сказать, что готов спасти любого, и человека и зверя? Хочешь сказать, спасёшь всех и каждого?

— !!!

— Это невозможно! Даже такой мелкий говнюк, как ты должен это понимать! Блевать с тебя тянет, — добавил Дикс, усмехнувшись.

Вооружившись остатками копья и боевым кинжалом, он безжалостно атаковал парня.

— Белл Кранелл, ты не кролик. Ты летучая мышь!!! Порхаешь повсюду, но никуда не приземляешься!

— ?!

Ударив Белла в щёку, произнося эти слова, мужчина описал ногой широкую дугу. Удар ноги пришёлся в грудь Белла, отправив парня в полёт.

— Угх!..

— Как же скучно… В конце концов, ты оказался пацаном без мозгов.

Дикс пошёл к лежащему на земле Беллу, постукивая по плечу древком копья. Озвучив своё разочарование, он повернул своё копьё острым концом вниз.

— Хватит. Отправляйся в ад, — он направил отсечённый, но всё же острый кончик копья в голову Белла.

Но за секунду до того, как копьё обрушилось на парня…

— Спасибо…

Красная чешуя мелькнула за спиной Дикса.

— …Белуччи.

Лидо, с занесённым над головой мечом и наполненными яростью глазами одним движением опустил оружие.

— ГАХ!..

В последний момент Дикс успел почувствовать опасность и уклонился от прямого удара, но на его спине появился порез, из которого брызнула кровь.

Мужчина в очках отпрыгнул в сторону, будто раненный зверь, не понимая, что произошло.

— У-ублюдок!!!

Спасённый ящерочеловеком, Белл посмотрел на него с удивлением.

Глаза Лидо застилала красная пелена, доказывавшая, что он по-прежнему под действием проклятья.

— Чёрт, я рад. Очень рад… Я не знаю почему, но ощущаю огромную силу!

— ?!

— Кто бы мог подумать, что слова людей… могут так сильно… распалить!..

Пылающая в его сердце решимость, стала мощной основой для противостояния проклятью и получения властью над своим рассудком.

Лидо заскрипел зубами, чуть не сломав их, и сжал рукоять своего оружия. Монструозная улыбка появилась на его лице несмотря на слёзы.

Сдерживавшую слёзы дамбу прорвало, по лицу ящерочеловека текли настоящие ручьи.

— Прости Белуччи… И спасибо.

Извинившись за случившееся, и поблагодарив парня Лидо перевёл яростный взгляд на Дикса. Поддерживаемая проклятьем кровожадность обратилась на Дикса.

— УУУУООООООООООООООООО!!!

— !!!

Белл ощутил второе дыхание, увидев Лидо. Используя остатки сил, он бросился в бой следом за ящерочеловеком.

Парень и монстр бросились на охотника с двух сторон.

— Это что за чертовщина?! Зверь, ты можешь думать?! — Дикс кричал от раздражения, но, вместе с тем, он дрожал от страха.

На самом деле, его загоняли в угол.

Белл был изранен с головы до ног, а Лидо ощущал эффект проклятья. Хоть они и не могли сражаться в полную силу, их было двое на одного. Ящерочеловек мог сравниться с силой авантюриста первого ранга и без навыков меча, которыми обладал, его потенциал был сравним с Диксом, сражавшимся бы в полную силу. Характеристики Дикса были значительно уменьшены из-за проклятья, потому он не мог справиться с ящером в таком состоянии.

С другой стороны, отозвав проклятье, он мог стать целью всех остальных сошедших с ума Ксеносов, которые вернут себе рассудок.

Глупый лицемер и аномальный монстр не давали Диксу бежать.

— Дикс?!

Крикнул в панике Гран, увидевший, что его лидер терпит поражение.

Проклятье стало единственным преимуществом в битве для Паствы Икелоса. Огромный мужчина вместе с остальными охотниками ринулся на помощь командиру.

— ГХА!

Бесцветная ударная волна вошла в беззащитную спину Амазонки.

— Никуда вы не уйдёте!..

— Т-ты?!

Гран и остальные тут же обернулись, увидев, как их союзница влетает лицом в пол. Маг поднялся во весь рост, вытянув в их сторону левую руку в потрёпанной чёрной робе.

Взревев, охотники разом бросились на Фелса. Маг добавил к левой руке правую, посылая в охотников одну ударную волну за другой.

— Чтоб вас черти побрали! Вы вдвоём разберитесь с магом! Остальные идут на помощь Диксу!

Гран не стал дожидаться конца этой схватки, оставив зверочеловека и дварфа сражаться с магом, сам бросаясь в противоположном направлении. По пути он пытался приводить в чувство охотников, сбитых ударными волнами Фелса.

Мгновение спустя перед глазами Грана потемнело, и он услышал треск.

— Га…ах?..

Огромному мужчине понадобилась секунда, чтобы понять, что левую половину его лица пробил мощный удар со стороны.

Схватившись за шею и озадаченно забормотав он повернулся, чтобы неповреждённым глазом увидеть горгулью, чьи плечи поднимались и опускались с каждым тяжёлым вздохом.

— ГАААААААААААА!!!

— Ч.. Поче… ГЬЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯХХХХХХХ!!!

Ксеносы, которые должны были страдать от проклятья ярости, бросились на охотников.

Грос и другие Ксеносы, которые смогли воспротивиться действию проклятья, как и Лидо, обратили свою ярость на Грана и охотников, отчаянно пытавшихся добить Фелса.

— ШААААА!!!

— ФХХХХ!!!

Дикс едва сопротивлялся одновременным атакам Лидо и Белла.

Два клинка ящерочеловека давили на него справа, а кинжал парня — слева.

Постоянно меняясь сторонами они меняли направления ударов, пока Дикс пытался отражать неожиданные атаки древком копья и перехватывать своим кинжалом, крики Грана и других охотников заставили Дикса ощутить отчаянье.

Первые капли пота проступили на извечно высокомерном лице мужчины.

В этот момент он заметил.

Что-то между ударами Кинжала Гестии, который Белл держал левой рукой и звоном меча и ятагана ящерочеловека, среди звона металла и когтей…

Звяк, звяк.

— …Парень.

Среди какофонии звуков он услышал звон, подобный звону колокольчиков.

Этот звук исходил от Белла, он становился всё громче и громче, вскоре его слышали все участники битвы.

— …Эй!

Белые искры исходили из тела Белла, собираясь в поток.

Отблески света отразились в тёмных очках Дикса, и он завопил во весь голос:

— …Ты что делаешь, ПАРЕНЬ?!

Аргонавт.

Используемый Параллельным Зарядом в пылу битвы.

Впервые использовав этот приём в бою с Лидо, Белл использовал его в битве с ящерочеловеком на одной стороне.

— ГУРАА!!!

— ?!

Замешательство Дикса сделало его уязвимым для атаки. Лидо воспользовался преимуществом и выбросил ятаган вперёд.

Мужчине удалось уклониться от толстого изогнутого клинка, но он потерял равновесие, и Белл мгновенно разорвал дистанцию.

Дикс слышал шаг, сделанный Беллом, чтобы оказаться на расстоянии удара. На лице мужчины застыла гримаса.

Двадцатисекундный заряд…

Белл, взревев, нанёс удар.

— ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА!!!

БАМ!

— …ГАХХХХХХХХХХХ!

Плазменный, подобный молнии взрыв энергии ударил в броню на груди Дикса.

Разрушительный удар отправил мужчину в чёрные клетки, стоящие в дальнем углу зала.

— Хах, гах!..

Белл схватился за руку, пронзительная боль охватила его в момент, когда Дикс полетел.

Меньшее время заряда Аргонавта в прошлом сокрушало даже оружие. Двадцатисекундная зарядка уничтожила кулак Белла.

Кровь лилась сквозь разорванную кожу, все кости до единого были сломаны. Белл стиснул зубы, пытаясь пошевелить пальцами.

— А…

Красная пелена спала с глаз Ксеносов.

— Ч-что я…

— Грос!.. Проклятье спало?

Фелс посмотрел на Ксеносов с облегчением, осознав, что Фобетор Дедал больше не затуманивает их разум.

Ксеносы стояли над охотниками, придя в себя после неестественного бешенства, Грос и остальные монстры мотали головами, наконец успокаиваясь.

— У тебя получилось, Белуччи!

— …

Не получилось.

Лидо был рад прийти в себя, но Белл оказался единственным, кто осознал.

Проклятье было снято не из-за победы над заклинателем.

Дикс снял его до удара. У него не было выбора, ему оставалось только снять проклятье и восстановить Характеристики, вернуть себе пятый уровень, чтобы не пасть от удара, от которого он не мог уклониться, что придало ему сил и позволило выдержать удар Аргонавта.

— ГАХХХХХХХХ! Какая… БООООООЛЬ!..

Дикс взревел от боли, оказавшись среди разбитых чёрных прутьев клеток. Белл напрягся, а Лидо осознал, что битва не окончена. Они повернулись к Диксу лицом.

Белл вложил в заряженный удар всё, что в нём накопилось, и нанёс серьёзные повреждения, потому было очевидно, что Дикс испытал сильную боль. Сжавшись в комок, мужчина кашлял кровью, будто удар переломал все его рёбра. Обломки клеток не смягчили падения, мужчина был покрыт порезами. Из открытых ран текла кровь.

Дикс выбрался из обломков клеток, опираясь на древко копья, как на трость. Его налитые кровью глаза уставились на Белла сквозь треснувшие очки, и он взревел во весь голос:

— ЧЁРТ!.. Я ТЕБЕ ГОЛОВУ СНЕСУ!..

— Это мои слова.

— ?!

Бросившийся в бой секундами ранее Лидо яростно уставился на Дикса и опустил на него оружие могучим замахом.

Мужчина в очках уклонился, отчего первый удар прошёл мимо, но ящеровоин на этом не закончил.

— Ты ответишь за всё, что сделал моим родичам!!!

— Отойди от меня! Свали!

Диксу пришлось отпрыгивать и откатываться под яростным натиском Лидо. Сражаясь с болью и усталостью Белл, бросился к катающемуся по земле в стороне воивру.

— П-погоди! Ты же меня так и убить можешь!

Дикс цеплялся зубами и ногтями, отчаянно пытаясь блокировать удары Лидо.

Его высокомерие бесследно исчезло, ему приходилось отходить шаг за шагом. Постепенно он оказался в углу, неподалёку от ряда дверей, рядом с которым Виена каталась по полу.

— Отойди или я…

Дикс неожиданно поднялся, с ухмылкой на лице.

— …Я его сломаю!

Ящерочеловек занёс оружие, но увидел в руке Дикса драгоценный камень.

Его оружие застыло.

Слеза Воивра Виены. Единственный ключ, способный унять её боль.

Дикс усмехнулся, воспользовавшись возможностью он отогнал от себя ящерочеловека древком копья. Увидев, что его противник упал на пол, он поднял драгоценный камень высоко над головой.

— Эта штука так вам важна? Ладно, получайте!

Дикс швырнул драгоценность в дыру в полу, в один из тоннелей, которые были вырыты не до конца.

Глаза Белла и Лидо одновременно распахнулись, они кинулись на перехват.

Лидо поймал драгоценность, не раздумывая нырнув за ней в дыру в земле.

Схвативший драгоценность ящерочеловек почти провалился в дыру, но подоспевший Белл успел схватить его за ноги и длинный хвост в последнее мгновенье.

— Даже лучше, чем я надеялся!

Не заботясь об отчаянных, попытка Белла вытащить ящерочеловека из провала, Дикс указал пальцем на воивра.

«Потеряйся в бесконечном кошмаре».

Волна зловещего красного света окутала Виену, как только завершилось короткое чтение заклинания.

— …ААААААА!

— Что?!

Воивр отклонился, взревев.

Фелс, Грос и остальные Ксеносы бросились на помощь Беллу, от увиденного в их глазах застыл ужас.

— Должно сработать.

Наконец, Дикс снял почти бесполезные сломанные очки обнажив отметку D на его левом глазу.

Раздался звон, дверь будто ответила на его зов и проход открылся.

— Лети, птичка.

— ?!

Воивр бросился к двери, за которой скрывалась кажущаяся бесконечной лестница.

— Ты! Что ты сделал?!

— Моё проклятье насылает видения, если целей мало. Белл Кранелл, сейчас этот воивр гонится за «тобой»! А этот проход ведёт прямиком на поверхность!

Первую часть фразы Дикс сказал Гросу, а потом перевёл взгляд на парня, только что благополучно вытащившего Лидо из провала.

Его губы скривились в улыбке, когда он произнёс последние слова.

— Если монстр окажется снаружи, долго ему не продержаться!

— ?!

Довольный нервным вздохом Белла Дикс использовал глаз, чтобы открыть другую дверь.

— Дикс Предикс!!!

— О! Забудьте обо мне, у вас зверёк убежал! Ха-ха-ха-ха-ха!!!

Легко уклонившись от ударной волны Фелса, Дикс исчез в проходе и, смеясь, побежал по коридору.

— КАХ!..

Грос поднялся в воздух и понёсся к двери, широко распахнув крылья. Но дверь закрылась, прежде чем горгулья успела в неё влететь.

Закрытие орихалковой двери сделало преследование Дикса невозможным.

— …Лидо, камень!

— Белуччи?!

Белл выхватил драгоценный камень из протянутой руки Лидо и бросился за Виеной по лестнице.

Несмотря на жгучую боль он бросился в погоню за потерявшим рассудок воивром.

— Лидо, Грос, остальное я предоставлю вам… Как же всё плохо!..

Опасаясь раскрытия Ксеносов и того, что произойдёт, если монстр вырвется на городские улицы, Фелс бросился в погоню.

Маг побежал за Беллом, оставив Ксеносов главными.

— Лидо, Грос!

Рей с новой группой Ксеносов вбежала в зал считанные секунды спустя.

Гоблин в красном колпаке Летт, гарпия Фия и остальные монстры не могли скрыть своего удивления, увидев тела охотников.

— !.. Рей, у тебя есть ключ?!

— Что?

— Вражеский лидер сбежал в другую часть лабиринта! Если он выберется живым, мы будем в опасности!!!

Крик Гроса раздался из противоположной части зала. Рей неуверенно повернулась к остальным.

Гарпия и гоблин в красном колпаке показали сирене магический предмет.

— Рей, ключ только один. Мы не можем перемещаться по лабиринту, как пожелаем.

— …Тогда оставим его для того, кто ещё не пришёл.

Обменявшись парой слов Летт и Гросс решили передать предмет в лапы небольшого монстра.

Наблюдая как этот монстр исчезает в проходе, из которого они пришли, Рей повела оставшихся монстров к Лидо и Гросу.

— Рей, что с авантюристами?

— Мы смогли продержаться. Потери… кажется их не было. Что у вас?

— Как видишь, мы освободили наших товарищей… Но Виена потеряла драгоценность изо лба и сошла с ума. Фелс и… тот парень бросились в погоню.

Прибежавшие монстры замолчали, услышав, что Виена движется к поверхности. Лидеры знали, о чём они думают.

— Наши товарищи, которые были пойманы на пределе. Они не могут двигаться и должны пойти в безопасное место для отдыха.

— Значит, нужно защитить наших родичей и…

— Мы тоже отправимся в погоню за Виеной.

Грос, Рей и Лидо бросили взгляд на лишившихся под действием проклятия последних сил Ксеносов, а потом посмотрели на лестницу, на которой скрылись Виена и Белл.

Сирена с золотыми перьями и пепельная горгулья повернулись к Лидо, услышав его заключение.

— Стоит ли оставлять это дело Белуччи и Фелсу? Разве вы примете положение тех, кому во всём помогают? Если мы пойдём на поверхность, может это и вызовет переполох, но… наша очередь помочь Белуччи и Виене, если они в беде. Мы должны.

Даже при худшем из возможных исходов им пора поставить свои жизни на кон, чтобы помочь парню удержать то, чем он дорожит.

Грос и Рей молча смотрели в решительные глаза Лидо.

— …Вдобавок, мы увидим поверхность, как давно хотели, не так ли?

— Ты глуп. В такое отчаянное время…

— Как бы там ни было, ты идёшь, да?

Грос накричал на Лидо за попытку пошутить, но Рей улыбнулась, понимая, что горгулья на самом деле испытывает.

— Когда я увидела Белла в Подземелье у меня появилась надежда… А когда я услышала, что он спас одну из нас… я была очень довольна, — щёки Рей слегка покраснели, когда она заговорила о чувствах, которые испытала на языке жителей поверхности.

Другие Ксеносы также делились своими впечатлениями о встреченных жителях поверхности.

Завываниями и рёвом они выразили своё желание последовать за Беллом.

После длительного молчания Грос распахнул крылья.

— …Одно дело Фелс, но на этого мальчишку полагаться нельзя.

После этого он быстро поделил Ксеносов на группы, которая останется и которая пойдёт в погоню, опираясь на раны монстров. Могучим взмахом крыльев Грос двинулся к ведущей на поверхность лестнице.

Лидо и Рей улыбнулись друг другу.

— Так что, Грос? Похоже, ты решил, что достойные люди существуют!

— …Всё равно нет. Но я не хочу, чтобы дошло до самого плохого.

— Тебе попросту не угодить?

— Горгульи, вроде Гроса, твердолобые, как камень.

— Хватит!

Трое лидеров Ксеносов плечом к плечу поднимались по лестнице.

В это же самое время…

Одному из авантюристов Паствы Икелоса удалось ускользнуть.

Не привлекая внимания Ксеносов, он шёл по каменному коридору.

— Дииикс… где же ты? Спасииии меня… Чёртовы монстры… они заплатят…

Он сжимал кусок металла в правой руке и срезанный красный наконечник копья в левой.

Огромный мужчина потерял половину лица, включая глаз. Бормоча себе под нос проклятья, он углублялся в лабиринт.

Было слышно, как капли крови ударяются о пол.

Мужчина брёл по тёмным коридорам Кносса, отмечая свой путь кровавыми следами.

— Гах, гори они синим пламенем, ау!..

Его лицо скривилось в монструозном выражении. Опиравшийся на древко копья Дикс выразил гнев и раздражение, пнув статую, стоящую в конце одного из коридоров.

Благодаря «Глазу Дедала» Дикс мог передвигаться по Кноссу, не используя ключей, он брёл по коридорам с того самого момента, как сбежал из главного зала. Поскольку проклятье вынуждало его до тошноты заучивать чертежи этажей из Записок Дедала, он знал запутанные коридоры, как свои пять пальцев.

Он брёл к дому своей Паствы, подземной базе, месту, в котором хранились различные целебные предметы, и где он мог отдохнуть.

— Всё из-за этих монстров и того говножуя!.. Убью их, даже если это будет последним, что я сделаю!..

Паства Икелоса, вся, кроме него, была уничтожена. Каждый Ксенос, которого они поймали был освобождён.

Гневно шепча, что отомстит десятикратно за то, что они с ним сделали, когда выберется, Дикс уставился налитыми кровью глазами во тьму.

— ?..

Он увидел нечто, заставившее его остановиться.

Что-то, что не было похоже на лабиринт, который он звал своим домом.

Воздух будто начал вибрировать, мирная тишина словно пыталась его о чём-то предупредить, как если бы он находился в настоящем Подземелье.

Свет редких ламп с магическими камнями, разбросанных по коридору, дрожал, будто пламя свечи.

Пройдя несколько орихалковых дверей Дикс убедился, что за ним никто не пошёл. Но теперь, продолжая идти тем же путём, он обнаружил, что по его спине пробегает холодок.

Невозможно, все двери закрыты, не может быть что…

Он ощутил пронзительный взгляд на своей спине. Мгновение спустя его сердцебиение участилось, он бросился бежать.

Боль, пронзающая его конечности уже ничего, не значила. Он выбился из сил пытаясь сбежать от чего-то, что вызывало у него холодок. Однако, он не мог отдалиться. Тогда он заметил, что оставляет кровавый след, значит, спрятаться он не мог. Что бы не преследовало его в лабиринте, оно приближалось и двигалось по его запаху.

Как только Дикс закрыл следующую дверь за собой, он услышал, как где-то вдалеке открывается другая дверь. Его невидимый преследователь становился всё ближе, загоняя его в угол.

— ?!

Несмотря на то, что коридоры отпечатались в памяти Дикса, каждый угол и закоулок начали выглядеть для него одинаково. Страх и паника, реальность и иллюзия смешались, нарушая его координацию.

Одержимость Дедала, хаотичный мир архитектора явил Диксу своё истинное лицо. Рукотворный лабиринт, любого способный лишить чувства направления превратился для мужчины в бесконечный кошмар. Его преследователь спереди или сзади? Дикс уже не знал.

Его уверенность испарилась.

Уверенность в том, что что бы не возникло на его пути, проклятье поможет этого избежать рухнула. Преследующее нечто его ошеломило, в таком положении Дикс оказался. Тревога охватывала его всё сильнее и сильнее.

Дикс отбросил всякую гордость и побежал напролом. А потом внезапно остановился. То, что оказалось перед ним посреди кажущегося обычным коридора не позволяло ему пошевелиться.

Дикс оказался посреди коридора, в котором царила прохлада, окружённый тьмой.

Тьма колыхнулась.

От этого зрелища глаза Дикса начали вращаться.

Мастер подземелья, живущий в глубинах лабиринта, будто увидел в нём свою жертву.

Чёрный как уголь монстр, чёрный бык, показался из тьмы перед глазами Дикса.

— …Да ладно… Ты издеваешься.

По ошибке Дикс так глубоко погрузился в мысли о ненависти и отмщении, что потерял способность мыслить рационально.

Он будто забыл, что у врага есть такой же как у него ключ.

Впрочем, куда большей ошибкой было его незнание о существовании этого монстра.

Громкое фырканье эхом отдалось в ушах Дикса.

Шаг, ещё один. Камни трещали под копытами монстра.

Слабый свет отразился в окровавленном Лабрисе, который зверь держал в левой руке.

— Откуда ты, чёрт тебя дери, взялся, МОНСТРРРРР?!

Тёмная тень нависла над Диксом, замахавшим от ужаса руками.

Звук удара последовал секунду спустя.

Этим всё кончилось.

Дикс не мог активировать проклятье, и топор палача мгновенно лишил его жизни.

Смерть настигла погрязшего в жестокости человека очень быстро.

Монстр прошёл мимо кровавых разводов и рассечённой плоти, продолжив свой путь.

Он спешил присоединиться к своим родичам.

Он спешил, будто бы желая наконец найти достойного противника.

— Белл Кранелл!

Длинная широкая лестница тянулась так далеко, как мог увидеть глаз. Каменные ступени казались бесконечными. Фелс догнал Белла, чёрная роба трепыхалась за его спиной, парень бежал по подобию лестницы с семнадцатого этажа Подземелья до поверхности.

— Твоё тело на это не способно. Назвать тебя истощённым будет преуменьшением.

— Ф-Фелс…

Фелс напомнил Беллу о тех повреждениях, которые парень получил во время битвы в зале ниже.

Он не соврал. Поскольку Беллу приходилось двигаться через силу, Фелс догнал его, несмотря на то, что выбежал позже.

— Подожди минутку и продолжай бежать.

Фелс положил руку в перчатке на запыхавшегося Белла.

— Жезл Асклепия, его материнский свет. Восстанови, что может быть восстановлено силой регенерации.

Узоры на перчатке загорелись будто посох и магический круг возник под ногами парня. Фелс отлично исполнил Параллельное Чтение.

Белл с удивлением вслушался в заклинание Фелса.

— Диа Панацея.

Разноцветные сияющие сферы окутали Белла. Раны на его теле чудесным образом исчезли, сломанный кулак пришёл в норму и даже усталость испарилась.

— Что это?..

— Целебная магия, которая способна затянуть раны и исцелить от вредных состояний, подобно эликсиру.

Высокоуровневая целебная магия восстановила тело Белла.

— Спасибо, Фелс!

Снова ощутив в себе прилив сил, Белл бросил слова благодарности Фелсу и набрал скорость.

Фелс остался позади, когда парень побежал, прыгая через восемь ступеней, будто настоящий кролик.

— Серьёзно?!

Слова, произносимые богами и богинями о ловкости парня, всплыли в памяти мага. «Я не могу так бежать!..» — в отчаянии крикнул Фелс, протягивая руку к ускакавшему далеко вперёд Беллу.

— Виена!..

Где-то вдалеке раздался треск.

Ударивший сверху свет говорил о том, что монстр достиг поверхности.

Заходящее солнце почти скрылось за городской стеной на западе, указывая жителям Орарио, что ночь наступит всего через несколько часов.

Паства Гестии вошла в северо-восточный район города под ещё голубым небом и оказалась на Улице Дедала.

— Бесполезно. Никаких зацепок не видно…

— Может это место и расположено над землёй, но оно куда больше похоже на Подземелье, чем само Подземелье.

— В-Вельф-сан, я не понимаю, о чём вы говорите.

Группа шла между нагромождениями зданий, Микото осматривалась, Вельф почёсывал голову, а Харухиме начала покрываться холодным потом.

— Помощница, похоже спрашивать общее направление было бесполезно. Даже слухи, на которые мы натыкались, оказывались противоречивыми.

— Лили и не ожидала, что всё пройдёт гладко, но…

Гестия и Лили, опрашивавшие местных, посмотрели друг на друга.

Разделившись с Паствой Сомы, они пошли на Дедалову Улицу, как и предложил Занис. Паства Гестии попыталась найти даже слабейшие следы монстров, но они просто потерялись в сложной сети закоулков.

Лестницы вели вверх и вниз, соединяя самые странные дома и небольшие здания построенные, по большей части, из кирпичей. В нагромождении строений разного размера и высоты не было никакой логики. Группа будто оказалась в оптической иллюзии, бесконечном лабиринте, состоящем из никак не связанных дорог и лестниц.

— У меня нет хороших воспоминаний об Улице Дедала… Уверена, Белл тоже чувствовал бы себя растерянно.

Взгляд на кирпичи вызвал у Гестии прилив воспоминаний, в которые богиня погрузилась.

Повернув на очередной дороге, группа увидела на стене из красного кирпича знак Ариадны и пошла дальше.

— !..

— Эй… а это ещё что?

Микото и Вельф заметили нечто странное.

Они повернулись, увидев, что лисьи ушки Харухиме навострились и повернулись в сторону мгновеньем спустя. Лили схватила ртом воздух.

Богиня отчаянно пыталась понять, почему её последователи напряглись, но ей всё стало ясно, когда вдалеке послышались крики.

— !!

— Бежим!

— Да!

Стоило Гестии понять, что происходит, как Вельф и Микото, а с ними и остальные члены Паствы Гестии со всех ног побежали. Им пришлось двигаться против толпы, чтобы достичь эпицентра, породившего панику и крики жителей.

Обогнув очередной угол…

— Ого!..

— Монстр?!

Похоже на ламию создание с крыльями пробежало мимо.

Даже для города лабиринта подобное было неслыханным. Одно из зданий лишилось края, обломки посыпались на землю. Острая бледно-синяя чешуя монстра была покрыта строительной пылью, указывая на то, что он успел снести несколько стен.

Множество жителей не успевали сбегать от поднявшейся после монстра пыли.

Разумеется, единственной Паствой, которая оказалась поблизости была Паства Гестии.

— Выходит, монстр сбежал со вражеской базы?.. Только это возможно, так ведь?

Монстр на земле извивался, Вельф достал двуручный меч, а Микото подняла катану, Котецу, заговорив дрожащим голосом:

— …П-постойте, подождите. Это же…

Активировав навык, Чёрный Ворон Ятано, она услышала отклик. Несмотря на то, что она не могла рассмотреть монстра из-за облака пыли, это означало, что раньше она встречала такой подвид монстров.

Лили замерла, когда из плотной пылевой завесы показалось лицо монстра.

— …Воивр.

— ?!

Вельф, Микото, Харухиме и Гестия разом вздохнули.

Они рассмотрели неестественную дыру во лбу, в которой должен находится драгоценный камень.

— Не может быть!..

В тот момент, когда группа осознала, что произошло с воивром, которого они увидели, монстр сделал свой ход.

— !..

Издав пронзительный вопль, он понёсся прямо на них.

Вельф и Микото отреагировали мгновенно, скрестив клинки, чтобы остановить продвижение монстра. Только вот… их раскидало в разные стороны.

Натиск воивра был слишком силён, чтобы авантюристы второго уровня сдержали его клинками. Несмотря на то, что им удалось замедлить монстра, Вельф и Микото врезались в стены ближайших зданий, вызвав вопль страха окружающих городских жителей.

— Всевышняя Гестия!..

— Харухиме!

Гестия, которую отбросила с пути монстра Лили, крикнула, увидев, как девушка-ренарт неловко падает прямо перед воивром.

Несмотря на то, что приближение монстра сбило её с ног, Харухиме смотрела на монстра удивлённым взглядом.

— Виена… сан?..

Хоть глаза монстра и застилала красная пелена, они были янтарными.

Поскольку девушка-ренарт провела с Виеной больше всех времени, она могла лишь прошептать её имя.

Слёзы появились в глазах Харухиме, увидевшей что стало с её подругой.

— ААААААААААААААААААА!

Обратившаяся в дракона Виена била длинным телом по земле, будто кого-то преследуя.

Харухиме не могла двинуться с места, хвост, толщиной с дварфийский сундук, отправился в неё. «Харухиме-доно!» — завопила Микото.

Остальные члены Паствы также кричали её имя, но вдруг…

— …Виена!!!

Белл появился будто из ниоткуда, несясь быстрее ветра.

— Белл!!!

Он появился из дыры в земле, которую оставила Виена и, выскочив, бросился к хвосту дракона, ударив в него бронированным налокотником, чтобы изменить траекторию. Хвост, летевший в голову Харухиме, пронёсся мимо.

Парень услышал крики удивления и радости своей Паствы, когда, взяв Харухиме на спину, отпрыгнул подальше.

— Белл-сама!..

— Харухиме, пожалуйста, убегай.

Жалобный и слезливый голос девушки-ренарта полоснул парня не хуже настоящего ножа.

Микото тут же подбежала, чтобы принять девушку из его рук и отвести обратно к группе.

Я предотвратил худшее, но!..

Белл снова бросился в погоню за Виеной, по пути разрушающей Город Лабиринта, появившись из одного из скрытых входов в Кносс.

Множество людей уже её видело. Ладони парня прошиб пот, когда он осознал количество свидетелей.

Что дальше? Что мне делать?

Впрочем, сначала ему нужно было вернуть на место драгоценный камень. В первую очередь нужно было остановить безумие.

Виена поднялась, восстановившись от неожиданной атаки Белла в её хвост.

И тогда это случилось.

В воздухе мелькнула яркая вспышка.

Она пронеслась сзади, над головой Белла…

Краем глаза парень заметил, как длинное копьё с золотым лезвием пронзает левую руку Виены подобно молнии.

— АААААААААААААААААААААААА!

Судя по траектории копьё было брошено в неё со здания неподалёку.

Виена взревела, копьё глубоко вошло в землю, приковав её к месту.

Такой неожиданный поворот событий застал Белла врасплох, парень растерялся. Он не мог даже вдохнуть, его мозг работал с огромной скоростью.

Скорее всего, кто-то, обладающий огромной Силой швырнул это копьё у него из-за спины.

— …Такая мелочь, а сколько шума подняла, давайте я займусь?

Белл услышал голос, такой же, как в его воспоминаниях. После этого раздались громогласные одобрительные вопли.

— !!!

— ДА, МЫ СПАСЕНЫ!

— АВАНТЮРИСТЫ!

Голоса были наполнены восторгом.

Все они раздавались за спиной Белла.

Гестия и остальная часть Паствы молча ждали, что будет дальше.

Белл слышал, как стучит его сердце.

Тревога была такой сильной, что перед глазами парня всё поплыло.

Белл медленно повернулся и его мир перевернулся.

— …

Первым, что приковало его внимание была светловолосая девушка-рыцарь с золотыми глазами и саблей в руке.

— Похоже, среди жителей пока потерь нет.

— Что тут у нас? Кто-то добрался раньше?

— Погодите, это, кажется?..

— Аргонавтик!

— Снова кролик…

Потом его глазам предстала эльфийка с длинным посохом, дварф с огромной секирой на плече, сёстры-амазонки, одна из которых была вооружена Кукри, а вторая несла на плече огромный двухклинковый меч, и наконец вервольф в металлических ботинках.

— Воивр… Как думаете, это как-то связано с докладами о «крылатом» монстре?

Последним был бросивший копьё, полурослик.

Одна из сильнейших групп авантюристов Орарио смотрела на Белла и Виену.

«Храбрец» — Финн Деймне.

«Девять Кругов Ада» — Риверия Льос Альф.

«Элграм» — Гарет Лэндрок.

«Амазонка» — Тиона Хайрит.

«Йормунгард» — Тионэ Хайрит.

«Ванарганд» — Бете Лога.

И «Принцесса Меча» — Айз Валленштайн.

В последней экспедиции все они достигли шестого уровня.

Даже в глазах Паств-соперниц Города Лабиринта они стали отрядом, о котором будут говорить целыми поколениями.

Сильнейшая Паства Орарио, Паства Локи.

— Этот монстр как-то связан с тем, что случилось на восемнадцатом этаже? Кажется, на нём оковы, броню видите?

— Не могу сказать наверняка… но Гильдия могла считать такое появление возможным, и потому приказала Паствам быть настороже.

— Тц, лучше бы на передовую нас отправили.

Город Лабиринта, Улица Дедала. Даже если учесть, что Паства Локи прибыла сюда, когда услышала о беспорядках, им явно нужно было бы больше времени. Об этом говорит то, что другие авантюристы прийти не успели.

Неужели они ощутили приближение монстра?

Или Гильдия проанализировала возможные исходы и приказала им ждать неподалёку отсюда?

Белл направил дрожащий взгляд на полурослика, спокойно осматривавшего поле боя.

— Капитан, что насчёт этого монстра?..

— В его лбу нет камня. Избавимся от него.

Они пришли сюда с одной целью.

Уничтожить любого монстра, который появится в городе.

Улицы наполнились восторженными криками, приветствовавшими людей, пришедших спасти город от хаоса.

Слушая эти крики Белл содрогался. Члены Паствы Гестии также побледнели, слушая одобрительный шум.

Авантюристы стали оплотом надежды для городских жителей, всегда восхищавшихся их силой.

А для Белла их появление было подобно концу света.

— Да ладно. Что тут забыли козявки Локи?

На каменной башне, одной из самых высоких точек Улицы Дедала…

Икелос и Гермес сразу заметили нарушение спокойствия со своей высокой позиции, и следили как будут разворачиваться события дальше.

— Стоило вещам принять интересный оборот… Как всё закончилось.

— …Согласен.

Два божества смотрели, как авантюристы второго ранга Паствы Локи заполняют улицы за спиной Айз. Икелос сплюнул, ему явно было скучно смотреть, как сильнейшая Паства Орарио положит конец монстру.

— Почти все мои козявки обратились в прах… Сколько же будет мороки.

Икелос повернулся к Гермесу, саркастично того поздравив. Гермес не произнёс ни слова, его взгляд был направлен на лицо стоящего внизу парня.

Мисс… Айз…

Ощущая жуткую тревогу…

Белл встретился взглядами с Айз, смотревшей на него с крыши здания.

Взгляд его идола смотрел только на него.

Её золотые глаза будто бы спрашивали: Что ты здесь делаешь?

Аааааа….

Слово, которое обронил Дикс, ожило в его памяти.

Лицемер.

Дикс от всей души смеялся над глупым решением Белла.

Этот пустой смех заставил парня вспомнить ещё один заданный ему вопрос.

«Что ты будешь делать, парень?»

— АААААААААААА?!

Воивр взвыл от боли.

Пронзившее её руку копьё практически пригвоздило девушку-дракона к земле.

Мысли Белла затуманились, перед глазами всё плыло.

Он стоял меж двух огней, перед двумя сторонами. Вперёд или назад? Атака или отступление?

Идол или монстр, герой или злодей, дедушка или девушка, извинение или сожаление, обещание или предательство, истина или фальшь. На его пути встретилась развилка, ведущая к серьёзным последствиям. Решить, решить, решить.

В его сердце были выжжены воспоминания. Улыбка и слёзы девушки.

Её протянутая рука, её теплота, обещание, которое он дал, защитить её…

Все мысли смешались, направляя сердце Белла.

В один миг для него уместилась целая вечность.

Белл.

Белл.

Белл…

— ООООООООООООООООООООО?..

Восторженные крики горожан начали стихать.

Их место заняли вскрики замешательства и злости. Авантюристы низкого ранга тянули шеи, пытаясь понять, что происходит, их лица потемнели от подозрительности.

Ропот повис над Дедаловой Улицей.

— А?

Нахмурился вервольф.

— Эй… Это ещё что?

— Маленький Аргонавтик?..

Удивились сёстры-амазонки.

— Меня глаза не подводят?

— Финн…

— …Что у него на уме?

Дварф, высшая эльфийка и полурослик холодно нахмурились.

— …

Девушка, которую он идеализировал смотрела на него, не веря своим глазам.

— !..

Белл встал к ним лицом.

Он находился спиной к извивающемуся от боли монстру, заслоняя его от людей, собиравшихся от него избавиться.

Он будто пытался защитить монстра от авантюристов.

Капли пота катились по его щекам, его дыхание сбилось, он был бледен как призрак.

Перехватив чёрный кинжал лезвием вниз, парень встал в боевую стойку.

Не глупи!..

Лили, Вельф, Микото и Харухиме лишились дара речи.

Глаза Гестии чуть не выпали из орбит.

— !!!

Как и глаза горгульи Гроса, наблюдавшего за происходящим из дыры в земле.

— Что же ты делаешь, Белуччи?..

Лидо и другие Ксеносы появились в переулке, со стороны наблюдая за развязкой. Даже Фелс, подошедший только что, был поражён.

— Хе… ХЕ-ХЕ-ХЕ-ХЕ-ХЕ-ХЕ!..

Раздался смех Икелоса.

Когда он увидел, что произошло, его плечи начали сотрясаться от радостного смеха.

— Ты посмотри на это, Гермес?! Просто уморительно.

Божество разразилось смехом, волосы цвета морской волны колыхались взад и вперёд.

— Я думал дерзкие козявки в наши дни перевелись… Но, видимо, мир не без безумцев!

Губы стоявшего рядом с заливающимся смехом Икелосом Гермеса скривились в задумчивой, почти одинокой, улыбке.

— Какой же ты глупец…

Жители города, авантюристы, монстры и божества смотрели в одно и то же место.

Как одинокий парень разрушает собственную жизнь.

На Белла, бросившего вызов Пастве Локи, чтобы спасти девушку-монстра.