Том 11    
Глава 3. Ночь перед битвой


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
lastic
30.08.2020 23:42
Хооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
millkays
22.08.2020 12:48
@Kristonel, я в любом случае начал бы с первого тома. Просто интересовался что покрыло аниме и на сколько. Но спасибо
kristonel
22.08.2020 02:39
>>45585
1 сезон покрывает тома с 1-5 (насколько я помню). Второй с 6-9. Второй сезон аниме лучше не смотреть, испортишь то хорошее впечатление, которое сложилось после первого сезона. История стоящая, а аниме никуда не годиться. Личное мнение.
Насчёт вопроса, из-за того что первый сезон аниме покрывает пять томов, очень многое упущено. Если думаешь, не начать ли читать книгу, начини с первого тома и сам всё увидишь.
millkays
22.08.2020 02:01
Из всего посмотрел только 1 сезон аниме, хочу начать читать ранобэ сколько покрывает 1-2 сезонов томы ранобэ?
Ответы: >>45586
ricco88
17.08.2020 18:53
Спасибо!
razgildyai
17.08.2020 09:41
о, только вчера думала: когда же возьметесь за 11 том, и вот он)) спасибо за перевод

Глава 3. Ночь перед битвой

Из-за завесы облаков сияние луны едва попадало на землю.

Дождь кончился, но небо осталось хмурым. В городе было темно, будто на дне океана. Обычно город был окутан ярким сиянием магических ламп, но сегодня их горело гораздо меньше. И прежней оживлённости на ночных улицах будто бы и не бывало.

Сереброволосая богиня смотрела на притихший Орарио с Вавила, огромной башни из известняка, стоящей посреди города. Она стояла перед огромным окном в своей квартире на вершине башни.

— Всевышняя Фрея. Могу я задать вопрос?

— Какой, Оттар? — сказала она, отвечая на раздавшийся за спиной голос.

— Что вы думаете о том, что сказал нам Всевышний Гермес?

— Насчёт Ксеносов? Что же, это совпадает с тем, что говорили нам Алфрик и другие. Я считаю, что мы можем ему поверить.

За два дня до этого Гермес посетил башню и рассказал Фрее всё что знал о случившемся. Он рассказал о Ксеносах и Кноссе и сказал, что Белл впадёт в уныние если, они не спасут монстров.

Эти новости ошарашили Фрею, но, на этом всё.

Как и раньше, богиню красоты заботил только Белл. До судьбы Ксеносов и мнения Урана ей не было почти никакого дела. Узнав обо всём от Гермеса, она не произнесла об этом ни слова.

— И, разумеется, у Гермеса были свои причины обо всём мне рассказать…

Закончив рассказ, Гермес посмотрел прямо ей в лицо и попросил.

— Фрея, я волнуюсь за Белла. Я кое-что запланировал, конечно, но мне бы хотелось попросить твоей поддержки.

— Уже забыл, как использовал меня в случае с Иштар? — ответила она с улыбкой столь прекрасной, что сердца тысячи мужчин бы не выдержали.

Гермес нахмурился и вскинул руки, будто сдаваясь, возможно, потому что этого аргумента он услышать не ожидал.

— Как бы там ни было, надеюсь ты, по-своему, за ним присмотришь.

Можно ли доверить такую задачу Гермесу? Подумалось Фрее.

Белл стал той точкой, в которой её интересны пересекаются с интересами Гермеса. Потому он всё ей рассказал. Даже если бы он этого не сделал, он всё равно пытался бы направить события в то русло, которое оставило бы Фрею довольной. Впрочем, она единственная кому позволено играть с этим ребёнком, а в последнее время она не могла уделять ему достаточно внимания. Возможно, то, что она сейчас ощущает это зависть к Гермесу… нет, этого не может быть!

Несмотря на ход мыслей, выражение на лице Фреи осталось неизменным. Она начала накручивать локон волос на палец.

— Что вы собираетесь делать с Беллом Кранеллом? — снова спросил Оттар, предположив, что могло обеспокоить его богиню. — Жители города от него отвернулись, его силы угасают. Если так пойдёт и дальше…

— Этот мальчик снова поднимется. — сказала Фрея, прерывая своего последователя уверенным тоном.

Она бросила взгляд на городские улицы внизу и заметила силуэт, будто бы освещённый яркими лучами солнца. Она улыбнулась улыбкой, томящейся в ожидании чего-то девушки.

Видишь? Оно грядёт. Я буду ждать.

Время молчаливого ожидания закончилось. Фрея закрыла серебряные глаза.

Ксеносы, разумные монстры, парень, который бросается в бой как бы ему ни было больно, искра жизни которая не угасает даже сейчас, и…

Перед глазами Фреи, скользнувшей взглядом по городу пронёсся целый ворох отражений.

— Оттар, я собираюсь кое-что тебе сказать.

— Да?

— Я решила действовать. Однако, то, о чём я тебя попрошу может разрушить всё… Я не могу предсказать развития событий.

— Что бы ни случилось, я исполню вашу божественную волю.

— Спасибо. — сказала она, улыбнувшись Оттару в отражении бокала. После этого она отдала свой приказ.

— Свяжись с Ареном и остальными и передай им то, что я тебе скажу.

Ночью того дня, в который мы решили спасти Виену и Ксеносов, мы начали действовать.

За вами будут следить по всему городу. Не забывайте об этом. Предупреждал в письме Фелс. Мы запомнили его слова и, следуя его советам, перемещались тёмными переулками.

Покинув дом, мы с Лили отправились на северо-запад. Множество «наблюдателей» последовало за нами. Я ощутил их взгляды, но сделал вид что ничего не заметил, мы отправились на северо-западную Главную Улицу, так называемый Путь Авантюристов.

Выстроившиеся на улице лавки были закрыты. Мы свернули в один из переулков, и вошли в несколько сомнительных лавок, чтобы закупиться зельями и другими предметами. Мы остановились у одной из лавок, будто бы для того, чтобы проверить экипировку. В конце пустынной аллеи я увидел ступеньки, спускающиеся в подвал. Я прочёл вывеску над старой дверью внизу: Убежище Ведьмы.

В письме Фелса говорилось, что мы должны туда зайти.

Лавка находилась под землёй, в ней не было окон, и никто не смог бы за нами проследить. Открыв скрипучую дверь, я увидел старую женщину с крючковатым носом, сидевшую за стойкой.

— …Кто тут у нас? Кажется, твоё лицо мне незнакомо, но, хех… Маленький Новичок которого недавно стали отовсюду гнать. Ты не чародей и не маг… что авантюристу могло понадобиться в этой лавке? — спросила она.

Благодаря робе, в которую она была одета, она была очень похожа на настоящую ведьму. Я вспомнил слова из письма Фелса.

Лавкой заведует женщина по имени Леона. Скажи ей пароль.

Я сделал, как было сказано.

— Мечтает ли кошка Алтины о вечной жизни?

Сработало моментально. У ведьмы, которую можно было так назвать за многие черты, распахнулись от удивления глаза, и она нервно переводила взгляд с меня на Лили и обратно.

— …Поручение достопочтенного Фелса, не так ли?

Достопочтенный Фелс?..

Понятия не имею что на это ответить, потому что Фелс не говорил нам как они связаны. Она слегка потрясла головой.

— Так, так, хватит расспросов. Вы пришли сюда и сказали нужные слова, больше я ничего знать не должна. Идёмте.

Мы с Лили последовали за старушкой в глубь её лавки. Мы проходили мимо сосудов со змеями и скорпионами, разных бурлящих зелий, странных сосудов с чем-то похожим на кровь, ритуальных серпов и цепей, свисающих с потолка. Наконец, перед нами оказался огромный книжный шкаф.

Ведьма морщинистыми пальцами коснулась одной из книг, и я услышал щелчок. Один из шкафов отъехал горизонтально, за ним оказалась кладовая.

— Э-это же…

— Как и говорилось в письме!.. Это всё магические предметы…

Пара двойных кристаллов, серебристо-белая чаша, сделанная из рога единорога, сундучок с блестящими драгоценными камнями, украшенная листьями музыкальная шкатулка из эльфийского дерева… небольшая комнатка была заполнена магическими предметами, которых я раньше никогда не видел, все они были сделаны Мудрецом. Мы с Лили раскрыв рты стояли посреди тайной комнаты, куда больше походившей на сокровищницу… нет, на кладовую мага из какой-нибудь детской сказки.

В письме Фелс написал, чтобы мы первым делом посетили эту кладовую, которую он оставил под надзором на случай непредвиденных ситуаций и взяли отсюда несколько магических предметов.

— Судьба Достопочтеннейшего Фелса переплетена с судьбами богов и богинь. Это бессмертное существо не питает любви к тем, кто чахнет и умирает. Моя семья присматривала за этой кладовой поколениями… но вы первые, кто пришёл сюда со словами Достопочтеннейшего. — медленно прошептала за нашими спинами старушка.

Она вела себя с нами так, будто мы благороднейшие люди в её жизни. Её слова были наполнены состраданием. После этого она ушла не оборачиваясь, оставив нас в кладовой одних, лишь сказав на прощанье:

— Берите что пожелаете… Надеюсь, вы сможете как-то помочь Достопочтеннейшему.

Мы с Лили кивнули ей в спину.

Время поджимало.

Мы обыскали кладовку, торопливо набивая рюкзаки магическими предметами.

— Микото, ты уверена, что за нами не проследили?

— Не бойтесь, Всквышняя Гестия. Большая часть наблюдателей ушла за Беллом-сан и Лили-сан.

Гестия и Микото прождали какое-то время после ухода Белла и Лили, прежде чем выскользнуть из дома. Они собирались исполнить другую просьбу Фелса, пока все взгляды обращены на Белла. Сбежав от тех нескольких людей, которые за ними следили с достойной ниндзя скрытностью, они оказались на тёмной улице, знак на которой гласил «Четвёртая Улица». Гестия бывала здесь и раньше.

— Мне кажется, примерно отсюда он меня забрал… И в письме говорилось об этом месте… Ой!

Пока Микото осматривалась, Гестия нашла то, что искала, одну из стен рядом с переулком. Согласно инструкции в письме она начертила на ней указанный узор и надавила. Со скрежетом стена отъехала, открыв вход ведущий в подземный коридор.

— Отлично, Микото, я скоро вернусь!

— Хорошо. Я буду вас ждать.

Как только Гестия скользнула в открывшийся проход, стена за ней закрылась. Богиня узнала каменный коридор ещё до того, как ощутила прохладный, влажный воздух.

— Никогда бы не подумала, что сюда вернусь. — пробормотала она.

Держа в руках лампу с магическим камнем, она шла по коридору, по которому однажды её вёл похитивший её маг. В конце пути её встретила стена, снова следуя инструкциям в письме, богиня, далёким от восторга тоном произнесла: «Сезам, откройся». Стена открылась, и она увидела огромный алтарь посреди зала.

— …М, Гестия?

— Привет, Уран. Я воспользовалась тайным проходом, надеюсь, ты не возражаешь.

Богиня оказалась в Часовне Молитв, под главным отделением Гильдии, как и просил Фелс.

— Кто-то здесь был? — спросила она, заметив стул и шахматную доску.

— …Да, Гермес. — ответил Уран.

Гестия была озадачена, но ей хотелось разобраться с делами побыстрее, поэтому она ничего об этом не сказала.

— У меня сообщение от Фелса. Маг написал, что нужно ускорить эвакуацию жителей с Улицы Дедала. Наверное, ты уже эвакуируешь людей, но битва начнётся очень скоро.

— Понял…

— Вдобавок, ты должен дать нам карту Улицы Дедала, которую нарисовал Фелс… вместе с информацией о Кноссе, которая у тебя есть.

Уран закрыл глаза. Потом он медленно их раскрыл и достал древнюю книгу. Те самые Записки Дедала, которые отдал ему Гермес.

— …

Бросив на книгу ещё один взгляд, божество передало её Гестии.

— Возьми. Это заметки Дедала.

— Эй… Уверена, что мы всё делаем правильно? — не скрывая волнения спросил Вельф.

— Н-не до конца, но… нам остаётся только довериться Фелсу и ждать… — ответила покрасневшая Харухиме.

Белл, Лили, Гестия и Микото вернулись домой и собрались вместе с Вельфом и Харухиме установив кристалл на столе. Все собрались в одной из внутренних комнат поместья за столом, на котором установлен кристалл, внезапно, этот кристалл начал излучать мягкий свет.

— Ты слышишь меня, Белл Кранелл?

— Фелс!

Из кристалла донёсся голос мага и Белл довольно с ним поздоровался. Изображение в кристалле показало Фелса и нескольких Ксеносов в тускло освещённой канализации.

— Для начала, позвольте выразить мою признательность, Всевышняя Гестия, мы крайне признательны за вашу великодушную помощь. — сказал Фелс.

— Давай опустим любезности, Фелс. С тобой мы разговариваем всего второй раз, а Виену и остальных я оставить не могла. К тому же, решение принимали Белл и другие мои дети.

Неожиданно, вуивра вылезла вперёд мага.

— Белл! Харухиме!

— Виена-сан!

Лидо тоже оказался неподалёку.

— Белуччи! И Лилиуччи тоже! Простите что снова приходится просить вас о помощи…

— Да что уж теперь.

Они использовали окули Фелса, самый важный магический предмет, по его словам, в письме. Когда Белл и Лили вернулись, они выложили немало магических предметов, а один из парных кристаллов передали сове-фамильяру.

Гестия говорила с Фелсом, Харухиме и Лили ответили Виене и Лидо. Восторженные голоса Ксеносов слышались, с другой стороны, окулюса.

— Тише! Нас же раскроют! — прикрикнул Грос.

Эмоциональное воссоединение перед кристаллами вскоре оборвалось. Белл и остальные начали обсуждать планы грядущих часов и дней.

— У нас шесть возможных путей. — сказал Фелс взявший сияющий окулюс в руки.

Попросив Белла направить кристалл на схему Кносса в книге Дедала, Фелс тщательно скопировал его на кусок пергамента, который был разложен на каменном полу, чтобы объяснить свой план Ксеносам и Пастве Гестии.

— Согласно записям, в Кносс существует шесть входов, они расположены в центральном районе Улицы Дедала, на северо-западе, западе, юго-западе, северо-востоке, востоке и юго-востоке. — сказал маг, рукой в перчатке очеркивая на карте круг, ведущий от одной орихалковой двери к другой. Ксеносы стояли неподвижно, смотря на карту.

— Мы прорвёмся сквозь один из этих входов и пройдём в Подземелье.

— Под «прорвёмся» вы имеете в виду?.. — прозвучал сквозь кристалл голос Лили.

— Да. — ответил Фелс. — Паства Локи укрепила защиту. Вряд ли нам удастся избежать битвы с ними.

Со стороны авантюристов воцарилось тяжёлое молчание.

Ксеносы тоже притихли. Монстров и людей сковал один и тот же страх, от воспоминаний о битве с одной из сильнейших групп авантюристов города.

— …Если до этого дойдёт, для начала нам нужно увести как можно больше стражников Паствы Локи с их постов, это ты хочешь сказать? — спросил Вельф.

— Именно. — ответил Фелс. Как и предположил Вельф, Ксеносам нужно чтобы битва была как можно короче.

— Белл Кранелл, я хочу, чтобы ты отвлёк Паству Локи. — продолжил Фелс.

— Я-я? — ответил Белл, уставившись округлившимися глазами на мага в окулюсе.

— Учитывая текущее положение ты лучше всех подходишь на эту роль. Я хотел бы, чтобы ты привлёк к себе всеобщее внимание.

— Эм, прошу прощения, но могу я кое-что предложить? Судя по вашим словам, Белл не нужен на Улице Дедала… — скромно заговорила Харухиме.

— Нет, я хочу, чтобы он пришёл. Если он будет где-нибудь в дальнем углу города, Паства Локи отправит чтобы его утихомирить слишком мало людей. Если он окажется в самом сердце их построения, это всё изменит. К тому же, если он постарается, его попросту не смогут игнорировать.

Все взгляды с обеих сторон кристалла устремились на Белла. У него вспотели ладони.

— Мы можем положиться на тебя, Белл Кранелл?

— …Да. Я всё сделаю. Позвольте мне всё сделать.

Он выпустил воздух из лёгких и кивнул. Гестия, члены его Паствы и Ксеносы сжали руки в кулаки.

— Белл, прости… мы уже в который раз тебя подставляем… — сказала сирена.

— Всё хорошо, Рей. Я принял решение. Я собираюсь помочь вам и остальным Ксеносам…

— Белл…

— Рей? Почему ты покраснела? У тебя разболелось что-нибудь?

— В-Виена?!

С другой стороны, окулюса началась какая-то возня и сирена перешла на болезненной шёпот, когда Виена задала вопросы. Монстры снова расшумелись и Грос прикрикнул во второй раз.

— Я сказал тише!!!

Изображение в окулюсе затряслось, Белл ощутил, что его ладони стали мокрыми от пота.

— Ой-ёй-ёй?! — завопил он. Гестия и Лили разом его ущипнули.

— Белл Кранелл, прошу воздержаться от неожиданных вскриков. — сказал Фелс.

— Но я не виноват… Не важно. Простите…

— Вернёмся к теме нашего разговора… Не все новости были плохими. Теперь у нас есть план Кносса. Велика вероятность что Паства Локи знает не о всех входах, о которых знаем мы.

Игнорируя лёгкую подавленность Белла, Фелс указал на луч надежды. Записи Дедала содержали подробную структуру Кносса, подобно указателям ариадны они могли показать, как монстрам выбраться с Дедаловой Улицы.

На лицах Лили, Микото и Харухиме появилась надежда.

— Кто бы мог подумать, что Урану удастся заполучить копию Записей Дедала! Это просто невероятно… я надеялся, что ему известен хотя бы один вход в этот лабиринт, но эти чертежи увеличивают наши шансы на спасение. — сказал Фелс.

— Кажется эти записи заполучил Гермес. Сказал, что от Икелоса. — говорившая с Ураном Гестия передала то, что он сказал насчёт записной книжки.

— Вот оно как… Кажется, Всевышний Гермес в то время проводил расследование Паствы Икелоса.

По тону мага стало очевидно, что такое объяснение его удовлетворило.

— Всем остальным мне хотелось бы также кое-что поручить. — продолжил маг в чёрной робе, передавая указания остальным членам Паствы Гестии.

— Сударь Белл подвергнется куда большей опасности, но и роль Лили рискованна!.. — отметила Лили, когда маг закончил, хватаясь руками за голову.

— Ты уж постарайся. Мы на тебя полагаемся, Малютка Лил! — усмехнулся Вельф.

— Хватит говорить так, будто вас это совсем не касается!..

— Вельф-сан, нам тоже придётся нелегко… нужно собраться. — сказала Микото.

— Мы с Харухиме будем поддерживать со стороны, но и наши задачи по-своему непростые. — сказала Гестия, скрестив руки.

— Это правда, но я готова принять любой вызов! — ответила Харухиме, прижимая руки к груди.

— Белуччи, и все остальные… мне очень жаль. Но я искренне вам благодарен.

— Лидо…

— Я столько хочу тебе сказать… Но давай поговорим, когда сбежим из этой передряги.

— Конечно!

Лицо монстра мелькнуло в центре кристалла. К этому моменту Белл мог спокойно различить все эмоции ящерочеловека.

Он улыбнулся в ответ на улыбку Лидо.

Работа в главном отделении Гильдии не прекращалась ни днём, ни ночью.

Работники без устали сновали по коридорам, пока секретари пытались успокоить пришедших в приёмную горожан. Из посетителей устраивались жить прямо на полу в приёмной Гильдии, скорее всего потому, что никак не могли унять волнение. В огромной толпе народа почти не было авантюристов, если не считать тех, кто пришёл за новыми сведениями. В Приёмной набились обычные люди, отчего Гильдия выглядела очень непривычно.

Однако даже эту панику можно было назвать затишьем. Хаос и шум, поднятый появлением вооружённых монстров на поверхности, был куда хуже, чем тот, который поднялся после уничтожения Ривиры, города авантюристов на восемнадцатом этаже. Каждый раз, когда авантюрист докладывал о том, что видел монстра, в Гильдии случался настоящий взрыв.

Спустя несколько дней сотрудники наконец начали находить время на разговоры. Многие были недовольны тем, что руководство запретило разглашать информацию о существовании Кносса, и на эту тему среди людей начали распространяться слухи.

Большая часть людей выражала явное недовольство Маленьким Новичком.

— …Это же бред!

Вернувшаяся к своему столу Миша Фрот не могла не выкрикнуть комментарий о разговоре, услышанном ей с другой стороны коридора. Несколько её коллег винили парня в случившемся.

Паству Икелоса надо винить! Чего они младшего брата Эйны… в смысле Белла… Крайним делают?!

Её голос очень сильно контрастировал с ростом в сто пятьдесят сантиметров. Волосы персикового цвета тряслись. Её коллегам, также взявшим перерыв, явно стало неудобно, когда они это услышали.

— Фрот, успокойся. — сказал зверочеловек-начальник Миши. Последние несколько дней её терпение проверялось на прочность и потому смолчать она не смогла.

— Начальник Секции! Пусть действия Белла и сомнительны, все знают, что это Паства Икелоса ловила монстров!

Её начальник знал правду, но попытался найти другой подход.

— Если вспомнишь, во время «Битвы» Маленький Новичок привлёк всеобщее внимание, и это было хорошо и плохо одновременно. Нынешняя потеря доверия говорит о том, что раньше он нравился людям и сейчас они чувствуют себя обманутыми. Добавь к этому зависть авантюристов и поймёшь почему так получилось.

Другими словами, значение имели не только разрушенные ожидания, но и то, что авантюристы недолюбливали «супер-новичка». Такова была судьба человека, заслужившего славу рекордсмена слишком быстро.

— К тому же, город был повреждён. — продолжил начальник.

— …

— Фрот, ты же своими глазами это видела, разве нет? Целый квартал Улицы Дедала превратился в пепелище. Когда происходит нечто подобное, даже если Белл не стал причиной этого, это вызывает у людей недовольство. Уран лично отдаёт приказы по эвакуации граждан с улиц, и всё равно…

Вид дымящихся остатков части Улицы Дедала действительно нагоняет тёмные чувства.

И, на самом деле, Миша не знала как ей оценивать действия Белла. Он будто потерял в тот день голову.

Но вид понурой коллеги и подруги Эйны день ото дня заставлял Мишу сомневаться, что парень сделал что-то неправильное. Незаметно для себя она сама стала его защищать.

— Эйна…

Она посмотрела на свою подругу полуэльфийку. Та сидела за столом, погружённая в работу. Пряди скрывали лицо, лишённое обычной яркости, а перьевая ручка подрагивала в руке, будто Эйна что-то сдерживала. Миша больше не могла выносить вид подруги в таком состоянии, она подошла к Эйне взгляды других работников устремились на них.

— Эй, Эйна, взбодрись… — грустно смотря на девушку сказала Миша.

— …не при…

— Что? — Миша не могла разобрать тихий шёпот.

Он не пришёл…

В этот раз полуэльфийка произнесла слова отчётливо. Она подняла взгляд. В этом взгляде читалась злость.

— Почему? Почему он не пришёл чтобы со мной увидеться?

— Э-Эйна?

— Конечно, я его ударила, и поначалу мне было паршиво! Но… но… как мне быть из-за того, что он сюда даже не потрудился сюда прийти, и даже не подумал объяснить, что происходит?! Это же странно, правда? Очень странно. Что он обо мне думает?!

— М-Мисс Эйна?

— Подумать только, а ведь я впервые расплакалась на глазах у парня!

Изумрудные глаза распахнулись шире, щёки побагровели, Эйна разом выплеснула всё расстройство и недовольство, которое в ней скопилось. Её речь больше походила на речь девушки, которая рассорилась со своим парнем и начала на него жаловаться.

Миша рефлекторно отпрянула. Остальные работники тоже удивились неожиданном изменениям в обычно доброй и общительной Эйне.

— Гах… это с ума меня сводит…

Эйна небрежно чиркнула своё имя в конце документа, над которым работала и вскочила со стула.

— Начальник, я иду патрулировать город!

— ?!

Реакция была мгновенной, все в офисе подпрыгнули на местах.

— П-Постой, Тулле?! Что нам делать с этой кипой бумаг?!

— Точно, Эйна?! Не знаю, что в тебя вселилось, но успокойся!

— Если отсутствие одного работника остановит работу целого офиса, у вас серьёзные проблемы! Может, пора реорганизацию устроить!

— П-простите. — пробормотал зверочеловек, притихший после слов Эйны.

— А ведь правда! — сказала Миша, схватившись руками за голову.

Коллеги Эйны могли лишь наблюдать как талантливый секретарь пулей вылетает из офиса. Ведомая эмоциями Эйна перекинула мешочек с припасами для патруля через плечо. После этого она, громко топая прошла по коридору и приёмной Гильдии. Озадаченные горожане расступались перед ней, давая дорогу.

— Раз он ко мне не идёт, я приду к нему, чёрт!

Я посмотрел в ночное небо через небольшое отверстие в сдвинутых шторах. Тонкие, вееровидные облака ещё покрывали ночное небо. Через них пробивался тусклый лунный свет и мне показалось, что дожди закончились.

— …Пора. — прошептал я сам себе.

В доме я остался один. Как и сказал Фелс, Гестия и остальные ушли на Дедалову Улицу раньше, потратив день на подготовку. Я запер дверь, хотя и сомневаюсь, что кто-нибудь попробует к нам ворваться пока нас нет. А даже если и попытаются, о наших действиях никто ничего не узнает. Лили и боженька скрыли все ценности в мастерской Вельфа и подвале.

Обычно, когда мы уходим, Миах и его Паства сторожат для нас дом, но, если бы мы позвали их сейчас, это могло бы и на них бросить тень. Полагаться на них в такой момент будет неправильно.

— …

Я поднялся со стула и посмотрел на себя во весь рост в зеркало. Я в своей привычной броне, с сумкой на поясе, а поверх на меня накинута мантия, которая скрывает мой силуэт во тьме. Боженька сказала, что это очень мне подходит, но, наверное, ей просто хотелось меня похвалить. Я вооружён Кинжалом Гестии и Ушивакамару. Если подумать, алый кинжал так и остался в Кноссе, где я его лишился в битве с охотниками. Может позже заберу.

Покинув комнату, я потёр окулюс на своём нарукавнике, раньше там был инкрустирован рубин.

Здание было окутано тьмой, когда я с ним прощался. Я прошёл в ворота и увидел на другой стороне улицы силуэт.

— Всевышний Гермес…

— Спешишь, Белл? — спросил он меня, улыбаясь из-под полы дорожной шляпы. Кажется, будто он чего-то от меня ожидает.

— Да. — кивнув, ответил я.

— Вот оно что… Не буду тебя задерживать. Удачи.

— …Спасибо.

Едва перебросившись словами с Гермесом, я скользнул мимо. Я ощущал взгляды, которые провожали меня до самой Улицы Дедала.

— …

Гермес проводил Белла взглядом, пока тот не исчез в темноте ночной улицы. Улыбка играла на губах божества.

Он развернулся чтобы уйти, но заметил, что к дому Белла подходит силуэт. Этот человек не собирался делать ничего криминального, он просто начал стучать в дверь, и кричать на опустевший дом. Подойдя, Гермес увидел красавицу-полуэльфийку, одетую в униформу работницы Гильдии. Увидев божество, она поклонилась.

— Всевышний Гермес. Вы не знаете где Белл… Я хотела сказать, Белл Кранелл ушёл?

— Э-Эйна? Что-то случилось? Ты, кажется, не в духе.

Как глава нейтральной Паствы, Гермес порой получал запросы от Гильдии и знал девушку-секретаря по имени. Он слегка удивился, заметив необычное выражение на лице известной многим в городе девушки. Но удивление длилось недолго, оранжевые глаза бога прищурились.

— Эйна, кажется, ты советница Белла, не так ли?

— Да, советница. И потому мне хотелось бы узнать куда он ушёл.

— Я знаю куда. Он отправился на Улицу Дедала.

— Спасибо. — услужливо сказала Эйна. После этого она повернулась, чтобы уйти.

— Постой, Эйна. Не могла бы ты передать это Беллу?

— Это?..

Гермес вытащил из кармана браслет с пурпурным камнем. Осторожно, чтобы не коснуться кожи полуэльфийки, он сунул браслет ей в руку.

— Белл обронил. Я хотел вернуть, но мы с ним разминулись в пути. Прости что прошу тебя об услуге, но не могла бы ты его вернуть?

Поначалу Эйна насторожилась, но услышав такое объяснение расслабилась.

— …Хорошо. Верну.

Гермес легонько улыбнулся и пошёл прочь. Он тоже исчез в ночи.

Я отправился на юго-восток города, на Дедалову Улицу из нашего дома на юго-западе.

Стоило мне войти в Район-Лабиринт, как на меня уставились все авантюристы разом.

— !..

Они с подозрением осматривали улицу, а теперь их подозрительность была направлена на меня.

…Ничего, всё в порядке. Я не боюсь.

Я начал бесцельно бродить по улице, успешно привлекая всеобщее внимание.

— Эй, Маленький Новичок! Если что-то знаешь, может расскажешь нам?

— …Я ничего не знаю.

— Мой бог об этом не затыкается. Постоянно твердит что ты должен что-то знать о монстрах.

Пару раз меня грубо пытались расспросить какие-то авантюристы, имена которых я даже не знаю. Мой ответ всегда был одним и тем же.

Все в Дедаловой Улице были на грани. Может, потому что за пять дней с прорыва монстров на поверхность авантюристы устали и злились от того, что все их усилия пропадали впустую.

А может они что-то почувствовали.

Может они знают, что что-то должно произойти.

Несколько словесных перепалок с авантюристами прошло без особых происшествий и я приблизился к одному эльфийскому лучнику.

— Эм… как проходит эвакуация гражданских?

— …Ни души не осталось. Гильдия всех вывела. А те, кого не эвакуировали сегодня собрались на северо-западной стороне Дедаловой Улицы. — услужливо ответил он, хоть на его лице и была написана неприязнь. Район Лабиринт расположен в третьем секторе города, между восточной и юго-восточной главными улицами. Судя по ответу эльфа большая часть жителей эвакуируется через восточную главную улицу.

Боль пронзила моё сердце, когда я подумал о Лае и других сиротах, но, вместе с тем, мне стало легче. Скорей всего битва на Дедаловой Улице пройдёт в южной и западной частях.

Так, а что насчёт Паствы Локи?..

Убедившись, что другие авантюристы за мной не идут я осмотрелся. Среди мрачных мостовых я искал эмблему трикстера… и очень быстро нашёл. Полулюди, мужчина и женщина стояли, прислонившись к стене и перешёптывались, на их броне была знакомая эмблема. Члены Паствы Локи увидели меня и тут же пропали из вида.

— ?..

Вот уж не представляю, что на них нашло. Они явно меня узнали, прежде чем уйти, я не могу ни поговорить с ними, ни за ними пойти. Будто бы в поисках информации я пошёл к южной части Района Лабиринта.

Эти люди… они пошли кому-нибудь доложить? Кому? Финну? Или?..

Мгновенье спустя ответ на мой вопрос пришёл сам собой.

Топ! Топ!

Стук ботинок, приземлившихся на твёрдую черепицу, привлёк моё внимание.

— …Что за?

Я не мог поверить своим глазам. На крыше высокого здания в ночном небе развевались длинные золотые волосы.

Глаза, в тон развеваемым ветром волосам смотрели на меня.

Одетая в серебристое и сине-зелёное Принцесса Меча, сильнейшая в городе, появилась над моей головой.

Айз?!

— …

Айз узнала парня, пришедшего на улицу среди множества авантюристов. Он поднял на неё удивлённый взгляд.

Финн. Если он придёт на Дедалову Улицу… я за ним присмотрю.

Ранее, когда Финн рассказывал авантюристам их посты, Айз предложила проследить за Беллом Кранеллом.

— Правда? …А ты справишься? Айз, ты долго помогала Беллу Кранеллу. Честно говоря, я боюсь, что ты намеренно за ним не углядишь. — ответил он.

Финн не собирался передавать Айз надзор за Беллом.

— Буду с тобой честен, Айз. Объективно говоря, сейчас Белл Кранелл нарушает равновесие в Орарио. Он фактор риска. Потому, нам требуется две вещи. Первая, быть настороже и вторая, если потребуется, остановить любое его действие.

— …

— Ты правда с этим справишься?

Айз на мгновенье отвела взгляд от Финна, не терпящего лжи, а потом уверенно кивнула.

— Если он попытается что-нибудь сделать… я его остановлю. Если кто-то и должен его остановить, я хочу, чтобы это была я.

— …

— А если покажется монстр… я с ним справлюсь.

Слова Айз были созданы смесью долга и её собственных желаний.

Финн снова взглянул ей в глаза и кивнул.

— Хорошо. — сказал он.

— Он мне не доверяет… — пробормотала Айз, придя в чувство от своих грёз и бросила взгляд через плечо. — Но с этим ничего не поделаешь.

На самом деле Айз не могла не проявлять к парню слабости.

Отогнав посторонние мысли Айз сконцентрировалась на городском пейзаже.

…Олба и другие авантюристы низкого ранга говорили, что он один…

Белл продолжал на неё смотреть. Она намеренно позволила себя заметить, чтобы держать его в узде. Так начался её надзор.

Присматривать за мной отправили саму Айз?!

Хуже и быть не могло. Всё кончено.

Мысли в голове разбежались, когда я её увидел. Они отправили за мной сильнейшую авантюристку Паствы, чтобы не дать мне ничего сделать. Они решили пресечь все наши задумки одним взмахом своего меча. Паства Локи поручила слежку за мной Айз.

Я застыл прямо посреди улицы, остальные авантюристы проследили за моим взглядом и увидели Принцессу Меча. Капля холодного пота скользнула по моей щеке. Будто бы её вытирая я прошептал в окулюс на тыльной стороне левой руки.

— Боженька… Тут Айз.

— Что, правда?

Взволнованный голос боженьки прозвучал в кристалле, установленном в режим, который не передаёт изображение.

— Ну, с одной стороны, это значит, что ты задержишь мелкую Валлен-что-то там и прикуёшь к себе её внимание… Но ведь если потребуется, ты ведь сможешь её сбросить?

— Возможно, если… нет, это никак не смогу.

Моя роль заключается в привлечении внимания и нам нужна шумиха чтобы найти Ксеносов отделившихся от основной группы. И эта самая роль целиком зависит от моей возможности передвигаться. Но этот план только что стал нерабочим. Я должен был устроить диверсию, но мне назначили соглядатая, Айз. Куда бы я ни пошёл, строй Паствы Локи не двинется с Дедаловой Улицы ни на йоту. Должно быть, это задумка Финна.

Пока со мной Айз, все наши задумки обречены.

Может мне стоит привести её в замешательство и сбежать?

Нет, этого у меня не получится. Даже если я использую какой-нибудь магический предмет Фелса…

Затаив дыхание я потянулся к скрытому под мантией мешочку. И тогда…

— Эй!

— Иииик?!

Я издал сдавленный вопль, когда кто-то похлопал меня по плечу. Сердце чуть не выскочило из груди, я подпрыгнул.

Авантюристы уставились на меня с удивлением. Покраснев, я повернулся.

— А? Нажа?

Её глаза были сонно полуприкрыты, как обычно. Собачьи уши нависали над лицом, а длинный рукав скрывал аиргетлам, протез руки, командир Паствы Миаха обратилась ко мне обычным ровным голосом, подняв обе руки.

— Приветик…

— Ч-что ты здесь делаешь?

— Эм… Ну, думаю я пришла, чтобы вам, ребята, помочь.

Слова девушки-чинтропа вызвали у меня удивление.

— У тебя снова возникли трудности, не так ли? И ты, как всегда, замкнулся в себе. Знаешь, если бы ты попросил меня о помощи, учитывая наши отношения…

— Нет, но… Нажа, разве ты не знаешь… что я сделал?

— Я не знаю подробностей, но… Дай угадаю. Ты нажил себе проблем пытаясь помочь очередной юбке, правильно?

— Нет, это не!..

…А так ли она не права?

Если подумать, я и правда бросился за Виеной в пропасть, если подумать, она не…

Нажа понимающе кивнула и похлопала меня по плече. Я ощутил, как с меня полился пот.

— Как бы там ни было, Всевышний Миах сказал мне прийти на помощь…

— Чего?

Нажа объяснила, что Миах рассказал ей что я попал в передрягу и она должна мне помочь, не задавая лишних вопросов.

— Кажется Паства Всевышнего Такемиказучи тоже где-то здесь шатается. Гермес сказал им что ты пошёл на Улицу Дедала… Белл, скажу тебе ещё раз, ты слишком замкнут.

Миах и Такемиказучи решили спасти… не Ксеносов, а меня, человека, который пытается спасти монстров. Они доверяют мне, хоть я и решил опуститься до помощи монстрам.

В глазах вдруг всё размылось, будто в ответ на доброту Нажи пришедшей мне на помощь просто из-за веры в меня.

— …А ещё ты жуткий плакса, Белл.

— П-Прости!

Я быстро вытер появившиеся в глазах слёзы. И, всё же, Нажа, с симпатией потрепала меня по волосам. Я покраснел, а остальные авантюристы смотрели на меня с интересом.

— Итак, что я могу сделать? Пока только я, Дафны и Кассандры тут нет…

— Ну, ладно… если ты готова помочь…

Всё это время я ощущал на себе зоркий взгляд Айз. Достав один из предметов мешочка и протянув его Наже я сказал ей на ухо что нужно сделать.

— Хорошо, поняла… И Белл, тебе лучше купить в следующий раз побольше зелий! — улыбнувшись, сказала она.

— Ха-ха… обязательно!

Она отошла, помахав мне на прощание. Она придала мне бодрости и храбрости.

Женщина… чинтроп…

Айз наблюдала за встречей Белла и Нажи с крыши здания.

…Она трогает его волосы.

Её рука двинулась сама собой, будто бы погладив воздух, как у маленькой девочки, у которой уводят любимую зверушку.

Мгновение спустя Айз осознала, что делает и помотала головой, будто избавляясь от наваждения.

Он что-то ей передал? Я не смогу уследить за ними обоими… лучше сказать Раулю, подумала девушка, после расставания Белла и Нажи.

Она продолжила следить за Беллом.

Помощь Нажи может очень нам пригодиться… интересно, стоит ли рассказывать об этом Лили.

Попрощавшись с чинтропом я отправился на самый южный край Района-Лабиринта. Краем глаза я несколько раз видел Айз, разумеется, она за мной следовала и начал подносить нарукавник с окулюсом к губам, собираясь снова связаться с боженькой. Но прежде, чем я успел произнести хоть слово, в моих ушах зазвучал томный женский голос.

— Белл Кранелл!

— Ииик?! Айша?

— Чего раскричался? Будто монстра увидел. Может ты принял меня за здоровенную жабу вместо женщины?

— П-прости! И Лю тоже… Ой!

Я удивлённо заморгал, когда Лю вытянула палец и прижала мне его к губам. Она была одета в капюшон и маску, скрывающую лицо, в противоположность ей Айша выглядела будто танцовщица на представлении.

— Приветствую вас, господин Кранелл. И очень прошу не выкрикивать моё имя.

— Ч-что вы здесь делаете? — повторил я вопрос, заданный Наже.

— Андромеда всё нам рассказала. Мы пришли чтобы вам помочь. — спокойно сказала Лю.

— Я не говорила раньше, но я вступила в Паству Гермеса. Строго говоря, запретов в ней почти нет. — добавила Айша, пожав плечами.

Я не совсем понимаю, что происходит, но… Гермес? Опять?

Учитывая предмет нашего разговора, мы склонились друг к другу, будто проводя тайное совещание. Мужчины авантюристы с отвращением прищёлкивали языками, увидев меня очень близко к скрытой маской Лю и обворожительной и соблазнительной Айшей. Ледяных взглядов в мою сторону стало больше.

— Андромеда кое о чём нас попросила…

— Об этом мы позаботиться успеем. Вам что-нибудь нужно? Только скажите.

— Что же… — общение со способными авантюристками второго ранга заставило меня понервничать, но просьбу я сформулировал.

— …Задача довольно трудная. — сказала Лю. Айша почти не сдерживала эмоций.

— А кишка у тебя не тонка о таком просить!

—П-простите! Так вы выиграете мне время… хоть немного… Или это слишком сложно?

Честно говоря, я прекрасно понимаю, что прошу очень многого. Но ещё я понимаю, что сдерживаться у меня нет права.

Если я не попрошу их об этом, я ничего не смогу сделать.

— Нет, нет, мы справимся. Если так вам нужно. Мы приложим все усилия.

— Лю… прости. И большое спасибо.

Ощущение благодарности расползлось по моей груди, когда я посмотрел в небесно-голубые глаза эльфийки почти скрытые капюшоном.

Однако из этого приятного чувства меня вырвала рука Айши, обхватившая мою шею.

— Ой!..

— Парень, да тебя преследуют проблемы. Или, лучше сказать, это ты не можешь без них жить?

Вторая рука Айши присоединилась к первой, она прижала меня к себе.

Меня окутала её мягкость и запах мускуса. Я покраснел, ощутив, как её огромная грудь прижалась ко мне и её вздох рядом со своим ухом.

— Когда всё закончится, хочу получить свою награду.

— А?!

Она облизала губы и одарила меня кокетливой улыбкой. Я ощутил, как кровь отливает у меня от лица и вдруг…

— Я думала, что говорила тебе чтобы ты убрала от него свои руки!

Лю с ужасающей силой махнула деревянным мечом в сторону Айши.

Айша увернулась в последний момент, будто ждала этого удара… не отрывая меня от своей груди. Даже под капюшоном было видно, как пылают от гнева глаза Лю.

Это не шутки, она правда разозлилась!

— Отпусти господина Кранелла сию же секунду. А если не отпустишь, я тебя изобью.

— Ну попробуй! Я не из тех, кто останется в стороне, когда добыча сама просится в руки!

Почему всё вдруг стало так серьёзно?! Разве они обе не говорили, что пришли помочь?!

Я отчаянно пытался вырваться из мягких бронзовых оков, но силу рук авантюристки четвёртого уровня преодолеть было не так просто. Я оказался зажат между гневом эльфийки и телом амазонки. Вдобавок, другие авантюристы смотрели на меня с нескрываемым желанием разорвать… Ааааххххх!..

Стоп, за мной же сейчас следят!

Я поднял взгляд и…

АААААААААААААААААААААААААААА!!!

Айз не сводит с меня взгляда!

Снова женщины?.. Амазонка и… Кто бы это мог быть?

Айз смотрела как Амазонка и кто-то в маске разговаривают с парнем.

Она только что не раздумывая прижала палец ему к губам.

…А теперь его… обнимают!

Наблюдая с края крыши как амазонка прижала Белла к груди Айз ни слова не сказала. Будто бы сами собой ноги Айз склонились, делая её чуть ближе к развернувшейся внизу сцене.

Она обхватила ноги руками и уставилась на Белла.

Если всё это время взгляд Айз можно было сравнивать с дождём, сейчас начался настоящий ливень.

Плохо, как же плохо!.. Мне так хочется подбежать к ней и всё объяснить!!!

Когда Лю и Айша горячо споря всё же меня оставили, пот с меня лил водопадом.

Взгляды явно готовых убить меня авантюристов ничего для меня не значили, а вот взгляд Айз заставил меня забеспокоиться.

А выражение на её лице не изменилось. Совсем не изменилось!

Она будто всё берёт себе на заметку. Моё сердце не переставало часто биться.

Это одна из твоих стратегий чтобы меня подкосить, Финн?! Кричал я сам себе в мыслях, хоть страх и восхищение авантюристом первого ранга почти наверняка не были справедливыми.

Надо бы отправиться куда-нибудь, где людей поменьше…

Стоило мне так подумать.

— Вот ты где! Белл!

Добить меня взялась последняя убийца.

— Э-Эйна?!

— Наконец я тебе нашла! Везде искала!

Она была одета в свою униформу и направилась прямо ко мне, как увидела. Я услышал зловещие прешёптывания, что-то вроде «Снова?». Сердце опять забилось со страшной силой.

— Ч-что вы здесь делаете? — спросил я в третий раз за ночь.

— Мне передали что ты на Улице Дедала! А когда я расспросила авантюристов, они были столь добры, что указали мне сюда! — неистово заявила она.

Должен признать, учитывая сколько внимания я к себе привлекаю, спросить авантюристов было правильной идеей.

Но… Эйна злится?

Я думал, что, когда мы встретились в последний раз ей, было скорей… неловко?

Не обращая внимания на мою панику, она приблизилась ко мне лицом, чуть ли не ткнув в него кончиком носа.

— Ты слишком долго ко мне не приходил, и я решила прийти к тебе!

— П-простите?! Эм, мне было слишком стыдно, и я не решился показаться вам на глаза, поэтому!..

— Ну конечно не решился. Ты же у нас стыдливый! Каким бы серьёзным ни было положение, твоя трусость даже меня поразила! А тебе не показалось, что сходить проведать меня ещё разок было бы неплохой идеей?

— П-простите!.. — сказал я, краснея.

Никогда не видел Эйну в такой ярости.

И это всё из-за меня, это я заставил её поволноваться и побеспокоиться, поэтому надо было перед ней как следует извиниться. Она зла на меня до глубины души, как сестра на младшего брата.

— Для тебя я просто девушка, которой можно воспользоваться, когда удобно, да?!

— Мисс Эйна!!! Вас же неправильно поймут!.. — закричал я, на сегодня это стало для меня сильнейшим ударом.

Взгляды других авантюристов стали ещё пронзительней. Я думал, что достиг дна, но теперь у кучки мусора репутация будет лучше, чем у меня. Я слышал, как в мою сторону шепчут оскорбления и проклятья.

— Худший.

— Враг всех женщин.

— Иди убейся, кролик!

Аахххххх!!!

Я был слишком напуган чтобы смотреть на Айз.

— Я никуда тебя не пущу, пока ты не ответишь на все мои вопросы!

— Что? Но ведь?!

Эйна схватила меня под руку и снова я оказался прижат к женскому телу.

Я побагровел, потом побелел, потому что локоть упёрся в грудь Эйны и авантюристы снова начали испепелять меня взглядами. А ещё потому, что мой идол сверлила меня взглядом в затылок.

Наверное, это какая-то божественная кара. И она обрушилось на меня за то, что я заставил Эйну рыдать в тот день.

Очередная… женщина, снова?..

Айз видела встречу Белла с Эйной.

…Только женщины, мужчин не было.

Она погрузилась в тишину, и эта тишина окутала её с головы до пят. Хоть она и сидела, неподвижно обняв руками колени, её глаза впились в белый затылок парня. Из всех фраз самой отчётливой для неё была «Для тебя я просто девушка, которой можно воспользоваться».

Он побагровел, а потом побелел, будто быстро переодевшийся актёр. Было заметно как ему неуютно.

Айз наклонила голову в сторону, её золотые волосы соскользнули на плечо.

— Может Белл… бабник? — прошептала она сама себе.

Мгновенье спустя в ночное небо отправился отчаянный крик Белла.

— Уже не раз я услышала крики Белла… — беспокойно сказала Харухиме.

— Знаю. Я хотела утихомирить его и сказать, чтобы он не шумел, но раз мы далеко, ничего не поделаешь. — ответила Гестия, стоящая со скрещенными на груди руками.

Завывания Белла было слышно в окулюс. Гестия а также одетая в кимоно Харухиме находились в юго-западной части Дедаловой Улицы, почти на границе Района Удовольствий. Они заняли позицию на заброшенной башне, с которой хорошо было видно эту часть города.

— И, Харухиме, рядом с кристаллом говори тише, потому что он принимает звуки.

— Ой, простите пожалуйста! — сказала девушка-ренарт, прижимая руки ко рту и отпрыгивая от окулюса.

Целый ряд окули выстроился на крыше, за ними была раскрыта карта размером с ковёр. Наследие Дедала, название этой карты, было написано в уголке. Мудрец лично ходил своими костяными ногами по Району Лабиринту чтобы создать эту карту. Многого я понять не смогу, но местность разведаю, говорил в своё время маг. Несмотря на скромные заявления о том, что он мог пропустить несколько закоулков и дверей, карта включала пути, о которых знали далеко не все жители Улицы Дедала. Сотни и тысячи символов, составляли заметки, от ширины улиц, до количества потенциальных узких проёмов, поначалу глаза Гестии разбегались от этого многообразия.

В этой карте была заключена одна очень важная особенность.

На улицах было записано множество имён и все они передвигались как будто бы были живыми.

— Посмотрим… Кажется, Белл и Помощница оказались в южной части района, как и было нужно…

— Но Микото-сан и Вельф-сан ещё не встретились с Ксеносами, кажется.

Гестия забралась прямо на карту, а Харухиме склонилась над ней, сложив руки на колени. Они следили за множеством движущихся имён, Гестия отслеживала некоторые пальцем.

Карта была осыпана Порошком Провидца, одним из магических предметов Фелса.

Порошок хранился в огромном сосуде. Чтобы его использовать, пришлось капнуть в него кровью, а после осыпать полученной смесью карту. Если пожертвовавший кровь оказывался на участке, которой нарисован на карте, появлялось его имя и расположение. Гестия и все члены её Паствы капнули крови в сосуд, который после, благодаря сове-фамильяру, был также доставлен и Ксеносам. После того как монстры также добавили в сосуд крови, сова принесла её обратно Гестии. Богиня рассыпала порошок по Наследию Дедала, карте, которую она получила от Урана, и волшебная карта была завершена. Это позволило ей следить за расположением на улицах членов её Паствы и Ксеносов.

Единственный побочный эффект заключался в том, что порошок мог быть использован только с картами, начертанными на особой бумаге, создаваемой самим Фелсом. Однако карта должна быть достаточно точной. Начерченные наспех чертежи для этой цели не подойдут.

Огромная карта Района-Лабиринта показывала все имена на Коине, начертанные кровавым цветом, кроме Фелса и Гроса, которые не могли отдать свою кровь. Возможно, создавая этот предмет Фелс был в приподнятом расположении духа, потому что слова были будто бы начертаны перьевой ручкой и двигались по карте будто шахматные фигуры.

Харухиме взяла в руки окулюс, связанный с окулюсом Вельфа.

— Вельф-сан, Микото-сан… поверните пожалуйста на третьем повороте. — сказала она.

— Там дренажный канал, с другой стороны, дороги, в нём прячутся Ксеносы. — добавила Гестия.

— Понятно.

— Спасибо вам, Харухиме-доно, Гестия-ками!

Силы Порошка Провидца и окули позволили Гестии и Харухиме определять расположение всех людей и связываться с ними, потому их убежище в башне стало подобием командного центра. То, что здесь случится может определить судьбу Ксеносов, которым необходимо пробраться по Району Лабиринту в лабиринт подземный, Кносс.

Поскольку Гестия не способна сражаться, она стала управлять остальными из-за кулис. Харухиме стала её помощницей, и, в случае крайней необходимости она может отправиться на улицы чтобы предоставить Беллу и остальным бойцам поднятие уровня.

— Если бы эти штуки могли бы наших врагов отслеживать, было бы вообще идеально. — сказала Гестия.

— И правда… Тогда можно было бы провести Ксеносов так, что они ни разу не столкнуться с Паствой Локи.

Гестия сошла с карты, села скрестив ноги и посмотрела в сторону центральной части Района Лабиринта, туда, где располагался предполагаемый штаб Паствы Локи.

Попросить их крови, мы, конечно не можем…

Ей вспомнилось лицо красноволосой богини и разговор, который у них состоялся.

— Локи. Я хочу рассказать тебе о монстрах в броне.

Это случилось в тот день, когда Гестия и Белл разделились на Дедаловой Улице. После первых слов, которыми они перебросились, и парень ушёл.

— Только когда мы окажемся наедине.

— …Ну валяй. Если это ненадолго.

Возможно, что-то, что Локи разглядела в серьёзности Гестии заставило её согласиться. Она последовала за низенькой богиней в круглый внутренний дворик, в котором был фонтан.

— Монстров, появившихся на поверхности, называют Ксеносами. Они обладают самосознанием. — сказала Гестия.

Она рассказала Локи всё что знала о Ксеносах и как её Паства с ними связана. Зная Локи, Гестия рисковала что эта информация уже через несколько минут станет достоянием всего города. Однако также она знала, что правда о случившиеся может оказать своё влияние на Паству Локи. Гестия говорила, с надеждой на то, что Локи поведёт себя так, как полагается великодушному божеству.

— Ого… монстры могут общаться.

Локи не слишком удивилась, услышав Гестию. Она прищурила свои красные глаза.

— Итак, ты мне всё выложила, чего ты от меня ожидаешь?

— …Я хочу, чтобы ты помогла нам жить с Ксеносами в мире. Конечно, сейчас это слишком, но если бы ты могла закрыть глаза, на время…

Локи прервала её вызывающей усмешкой.

— Ты дура или как?

Эти четыре слова разрушили все надежды Гестии.

— !..

— Малышка. Ты знаешь кто командир наших отрядов?

— …Храбрец, Финн Деймне?

— И как называется наша группа?

— …Паства Локи, сильнейшая Паства города?

И ты чертовски права. Финн надежда всех полуросликов и звезда Орарио. Это, конечно, как заноза в заднице, но мы лучшая Паства города. Ты хоть понимаешь, что сделают люди если мы встанем на сторону монстров?

Гестия не нашла что ответить.

— Если я попытаюсь вынудить моих милых маленьких деток провернуть нечто подобное, они поднимут меня на смех. Они скажут: «Локи, твои шутки зашли слишком далеко, пора тебе завязать с весельем и играми», а могут даже развернуться и уйти. Финн заинтересован лишь в одном, так было всегда. Он не раздумывая от меня уйдёт.

Вопреки тому, как прозвучали слова о холодности и расчётливости Финна, Локи явно была довольна жизнью.

— Финн жаждет возвышения своего рода. Он не станет делать ничего, что могло бы запятнать его репутацию. Не может. Поэтому закрывать глаза на монстров он не станет… Твои детки показательный пример того, что случится если люди об этом, прознают.

— …

— Амбиции Финна никогда не пересекутся с тем, чего ты просишь.

Паства Локи под началом Финна и Паства Гестии, пытающаяся помочь монстрам никогда не добьются понимания. Сама того не зная, Локи подтвердила слова, сказанные Беллу Гермесом.

— К тому же, Финн уже понял, что эти Ксеносы такое.

— !

— А Айз и остальным ни слова не сказал. Знаешь почему?

Гестия попыталась придумать ответ, но Локи продолжила.

— Потому что это может их замедлить. Если его милые маленькие подчинённые будут мешкать, а не действовать… вдобавок, если правда о Ксеносах всплывёт, это потрясёт Орарио до самого основания.

Рассказывать всем о Ксеносах может и благородный порыв, но это поставит под угрозу жизни многих людей.

Могла ли Гестия с уверенностью предположить, что авантюристы, узнавшие о существовании Ксеносов смогут и дальше не раздумывая убивать монстров? Конечно, не могла. А малейшее промедление авантюриста может стоит ему жизни. Такая информация может стать для Орарио смертельно опасной, благодаря существованию Подземелья. Финн это знал.

Знала и Гестия. Когда в Районе Лабиринте разгорелась битва между Паствой Локи и Ксеносами, ни она, ни Фелс не стали кричать о том, что это разумные монстры. Они боялись погрузить мир смертных в хаос, справиться с которым будет уже нельзя.

Возможно, потому Фелс знал заранее, что Финн не прислушается к словам. Пока хоть один горожанин смотрит на бой, он будет убивать «монстров» даже зная, что они безвредны. Таков его непоколебимый дух и таковы его амбиции.

— Теперь видишь, что это невозможно, правда же? Мысль о том, что наши детки и монстры могут жить в мире. — сказала Локи.

— Но это зависит…

— Мы, легкомысленные боги, смотрим на это как на загадку и развлечение. Но наши дети не такие. Они ненавидят монстров искренне, эта ненависть в их сердцах и душах. Боюсь в этом причина.

Локи вздохнула и продолжила.

— Что, если болезнь, убившая целую кучу наших детей?.. Допустим, Чёрная смерть. Так вот, Чёрная Смерть перебила кучу народа, а потом вернулась и говорит: «Слушайте, я хочу подружиться с человечеством, больше никого убивать не буду, обещаю», думаешь наши детки пожмут с ней руки и подружатся?

— …

— Ни за что. Они будут бояться слишком сильно. Они будут знать, что болезнь, сама того не желая, может заставить их страдать и умирать. И сделать ей это раз плюнуть.

Монстры стали символом разрушения по всему миру, убили сотни миллионов жителей поверхности. И продолжают убивать до сих пор. У них зловещие тела, клыки, когти, которые являются символом кровопролития, они могут дышать огнём и реветь так, что слабые люди просто падают без сознания. Монстры — это прирождённые убийцы. Локи указала на то, что для жителей нижнего мира монстры всё равно что болезнь или катастрофа.

И в этом примере на месте «болезни, убившей кучу детей», Ксеносы. Позволять «Болезни» разгуливаться без лекарства на руках это прямой путь к саморазрушению.

— Поэтому я останусь глуха к твоей просьбе. Всё ложится на плечи Финна, все наши решения и действия. — сказала Локи.

Гестия посмотрела себе в ноги и прикусила губу, но следующие слова Локи заставили её удивлённо поднять взгляд.

— А в обмен я никому ничего не расскажу о том, что ты мне сказала.

— А?

— Я сказала, что сделаю вид будто ничего от тебя не слышала. Я не скажу Финну что собирается делать твоя Паства. Я буду стоять и наблюдать со стороны.

— …Чего ты добиваешься?

— Ну, всякого-разного… Думаю в этом случае я просто богиня которая любит загадки и поразвлечься. — игриво ответила Локи и развернулась, чтобы уйти.

— Постой, Локи!

— Пока, Малявка. Спасибо что помогла убить время.

Махнув на прощанье рукой, богиня с красными волосами исчезла в проулке.

Не знаю о чём думает Локи… Но похоже за неё беспокоиться не стоит.

В каком-то смысле Локи была самой опасной фигурой из всех назойливых обманщиц, но после того разговора Гестия понимала, что о ней можно не беспокоиться. Таким был итог её переговоров.

И поэтому Гестия решила вернуться к происходящим событиям.

— Всё зависит от Белла и остальных… — пробормотала она.

Она посмотрела наверх. Скрывающие небо облака истончились.

Разбитые часы лежащие рядом с картой тикали. Назначенное время пришло.

Лидо посмотрел в тёмное небо.

Оно больше не было скрыто облаками и превратилось в подобие бескрайнего звёздного моря.

— Наконец я смог увидеть небо которого желал… но лишь украдкой. Может, мы создания теней, всё-таки. — тихонько сказал он, подкалывая самого себя.

Покрытый чешуёй ящеровоин стоял на краю тёмной канализации. Его взгляд был устремлён в небо.

Свет его надежды сиял ещё призрачней чем звёзды в бескрайнем небе.

— Простите что заставили ждать.

— Вельф! Микото!

— Давно не виделись… Ну, не так уж и давно… но я рад что ты в порядке, Виена.

Лидо повернулся, услышав радостны голос Виены и увидел, как она бросается к Вельфу и Микото. Они несли огромные рюкзаки с мешочками, призванными прикрыть запах Лидо и остальных.

Вместе с остальными Ксеносами он окружил довольную вуивру и людей. Вид беззаботных улыбок был бесценен. Они были надеждой Ксеносов.

Каждый раз, когда Лидо видел их улыбки, в его голове просыпалась нахальная мысль. Разве ты можешь просить чего-то большего? Говорил ему внутренний голос… но, Лидо всё равно хотел большего.

Я хочу увидеть будущее, в которое мы могли бы вступить вместе.

— …Лидо, пора. Мы на тебя надеемся!

— Да, конечно.

По указанию Фелса, смотревшего на сломанные карманные часы, Лидо вышел из канализации. С ловкостью, которой невозможно было ожидать от огромного тела он забрался на крышу.

Он окинул взглядом тёмный город и тихо извинился перед незнакомыми ему жителями. После он решился.

Наполнив лёгкие воздухом, он издал рёв, выпустив весь воздух разом.

Ууууууууууууоооооооооооо…

Рёв монстра сотряс тёмную ночь.

Длинный, низкий рёв разнёсся по всему Району Лабиринту, а потом и по всему уголкам города.

Авантюристы разом обратили в его сторону взгляды.

Горожане содрогнулись от ужаса. Все они замерли. Они поняли, что время пришло.

Снова боевой клич монстров прозвучал над городом.

Охооууууууууууу…

— Они отвечают. — сказал Фелс, поворачиваясь в направлениях изданных звуков.

Рёв, который ответил в ночном небе напоминал клич молодой девушки. Сирена напряглась.

— Я слышу Фию и Летта, но не Аруру…

— Мы услышим её клич. Может сейчас она прячется, или что-то мешает ей его издать… — сказал Грос.

Клич разнёсся по всему городу, этот язык были способны понять только монстры. Люди и боги не знали, что он означает. Кличи издавались чтобы доложить о расположении каждого из монстров, цели их похода и других важных вещах.

— Теперь нам остаётся только доверится им и уходить.

По команде Фелса Ксеносы разбежались из канализации, слившись с тьмой.

— Сэр Ройман?!

— Что это? Что? Что-то случилось?

Побледневший глава Гильдии выскочил на балкон верхнего этажа Пантеона и наклонился через перила балкона.

— Они наступают? Они пошли в атаку?

— Настоящее раздолье! Идём тусоваться!

— Хочу на Дедалову Улицу! Хочу туда пойтиииии!

Боги и богини взревели от восторга. Несмотря на повисших на них детей они танцевали и подпрыгивали.

— Капитан!

— …

Командир лучшей Паствы города осмотрел Район Лабиринт.

— …

Чёрный как ночь монстр задрал голову к небу и побежал ведомый звёздами.

Гермес прищурил оранжевые глаза и проговорил во тьму.

— Итак, игра началась.

Вот так с ночной тишины и началась война.