Том 11    
Глава 5. Ультра душа!


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
kristonel
kristonel
05.10.2020 05:53
>>46062
И вы не хворайте. На перевод одного тома уходит примерно 2 месяца.
pefody
pefody
03.10.2020 17:28
Здравствуйте!
Ваш перевод лучший из тех, что я нашëл. Сколько времени у Вас уходит на перевод 1 тома?
Понимаю, что это достаточно сложно и отнимает много времени. Насколько знаю, уже есть 15 том. С нетерпением жду продолжения перевода.
Ответы: >>46077
lastic
lastic
30.09.2020 19:17
оооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооо
lastic
lastic
30.09.2020 19:17
Хооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооо
razgildyai
razgildyai
30.09.2020 11:25
спасибо за перевод этой замечательной серии) наконец-то снова Подземелье, а то немного надоело ПВП. Переходим на ПВЕ)
lord zombie
lord zombie
29.09.2020 23:00
Спасибо за перевод! Ждём следующий том!
lord zombie
lord zombie
27.09.2020 02:04
Ну Гермес и скотина! Нет, чтобы сразу с Астериосом договариваться, всё равно бычара нацелился попасть в Вальгаллу. Нефиг Гросом жертвовать!
Спасибо за главу!
lastic
lastic
25.09.2020 23:01
ОООООООООООооо
ЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕееееееееееееее
ястит
ястит
22.09.2020 12:18
Ууух, аж мурашки побежали от главы )
lord zombie
lord zombie
21.09.2020 02:15
Большое спасибо за главу! Надеюсь, у Ксеносов всё будет хорошо.
lastic
lastic
30.08.2020 23:42
Хооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
millkays
millkays
22.08.2020 12:48
@Kristonel, я в любом случае начал бы с первого тома. Просто интересовался что покрыло аниме и на сколько. Но спасибо
kristonel
kristonel
22.08.2020 02:39
>>45585
1 сезон покрывает тома с 1-5 (насколько я помню). Второй с 6-9. Второй сезон аниме лучше не смотреть, испортишь то хорошее впечатление, которое сложилось после первого сезона. История стоящая, а аниме никуда не годиться. Личное мнение.
Насчёт вопроса, из-за того что первый сезон аниме покрывает пять томов, очень многое упущено. Если думаешь, не начать ли читать книгу, начини с первого тома и сам всё увидишь.
millkays
millkays
22.08.2020 02:01
Из всего посмотрел только 1 сезон аниме, хочу начать читать ранобэ сколько покрывает 1-2 сезонов томы ранобэ?
Ответы: >>45586
ricco88
ricco88
17.08.2020 18:53
Спасибо!
razgildyai
razgildyai
17.08.2020 09:41
о, только вчера думала: когда же возьметесь за 11 том, и вот он)) спасибо за перевод

Глава 5. Ультра душа!

— …

Тиона нашла в руинах тело авантюриста.

Он не был мёртв, просто лишился сознания.

Осмотрев человека, у которого из ушей шла кровь, девушка потянулась к поясу.

— Чёрт, у меня же не осталось с собой зелий, — сказала она, осознав, что забыла взять с собой целебные предметы.

— Быстрее, Тиона! — раздался голос её сестры.

Амазонка неохотно оставила авантюриста позади.

Не используя рук, она вбежала по стене здания, окружённого похожими на тоннели узкими улочками. Наверху её жала её сестра, Тионэ, которой, как и ей было приказано разведывать и устраивать диверсии. Амазонка стучала обнажённой ногой по крыше, она явно была чем-то недовольна:

— Мне это не нравится! Мы сделали, как сказал капитан, но не нашли ни одного монстра. Как же бесит Улица Дедала, куча развилок и поворотов, ведущих в тупики.

Про лестницы, ведущие на разные уровни улиц она упоминать не стала.

Западная секция Района Лабиринта, в которую отправили сестёр, была одной из самых безумных в плане постройки. Неудивительно, что её запутанность разозлила Тиону.

— Наши враги могут передвигаться быстрее, чем думал Финн, — сказала Тиона.

— Хочешь сказать, капитан оказался на шаг позади? Я тебе жопу сейчас надеру! — взревела её сестра в защиту своего любимого главы.

— Да ты же сама видишь! — злобно огрызнулась в ответ Тиона, но потом пробормотала, что её сестра может оказаться права. — Хотя, мне кажется, что Финн был прав. Просто монстры прошли тихо.

— …Ты что-то нашла?

Тиона замолчала, посмотрев куда-то вдаль, прежде чем ответить:

— Слушай, Тионэ, я тут подумала. Монстры, за которыми мы гоняемся…

Она не успела закончить свою мысль. Удары колокола нарушили ночную тишину.

— Сигнал о встрече с монстрами!.. Идём, Тиона!

— …Ага!

На мгновенье Тиона задержала взгляд на спине бросившейся бежать сестры. Закинув на плечо обоюдоострый меч, она последовала за Тионэ.

Яростной волной Ксеносы неслись по улице.

Они были у самого центра Района Лабиринта, подойдя к нему с западной стороны. Появившись из тайного пути, прямо перед позициями Паствы Локи, монстры бежали к известному им входу в Кносс.

— Благодаря Лилиуччи авантюристов рядом не так много! — сказал Лидо, возглавляющий группу.

— Не теряйте бдительности! Они нападают! — прокричал Фелс, находящийся в центре построения.

Маг был прав: члены Паствы Локи из центра, северо-западного и юго-западного районов бросились наперерез монстрам, заполняя брешь в своём построении.

— Лучники, на позиции! — командовали мелкие командиры Паствы Локи.

Лучники натянули тетивы, прицеливаясь в продвигающихся монстров. Расположившись на крышах зданий, они отправили в Ксеносов потоки стрел с трёх сторон.

Но.

— ?!

— Почему так холодноооооо?!

Эльфы и зверолюди, наложившие стрелы на луки, неожиданно застыли. Снежная буря появившаяся из ниоткуда обезоружила авантюристов. Луки, руки, плечи и половина лиц всех полулюдей покрылись коркой льда. Они закричали от жгучего холода.

— Извиняюсь!..

— Простите, что приходится нападать со спины!

Прикрытые вуалями Вельф и Микото прошептали извинения. Их невидимые руки сжимали магические кинжалы цвета морской волны, вытащенные из ножен.

Продвигаясь вместе с Ксеносами, чья группа приковывала к себе всё внимание врагов, Вельф и Микото использовали момент, чтобы идеально исполнить незаметную атаку. Даже авантюристы Паствы Локи оказались беспомощны к атаке со спины невидимого врага. Сбежать от снежной бури с таким огромным радиусом поражения выпущенной с близкого расстояния было практически невозможно, даже тех, кто попытался прикрыться от волны холода руками, заключило в ледяной плен.

Магические ледяные кинжалы назывались Хиенс.

Вельф работал над ними, не отвлекаясь на сон и отдых весь этот день. Их красота, их лезвия были будто вырезаны из кусков льда, содержала в себе ужасающую силу выпускать ледяные волны, способные заморозить всё на своём пути. У Вельфа и Микото было по одному такому кинжалу.

Огонь и молнии могли ранить авантюристов, но лёд, пусть и болезненно, мог сдержать их, не причиняя особого урона.

— Так мы можем справиться, не причиняя городу больших разрушений!

Вельф искренне улыбнулся, не в силах сдержать гордость своим творением.

Магические клинки Кротцо и предметы Мудреца сочетались идеально. Помощь монстрам Паствы Гестии не была раскрыта, и при этом авантюристы могли обездвиживать врагов неожиданными атаками.

Авантюристы на крышах не только не могли воспользоваться луками, их ноги также приросли к крышам. Пока стоящие внизу озадаченно осматривались, увидев, как их товарищи обратились в глыбы льда, Вельф и Микото напали в очередной раз.

— АААААААААА!

Теперь и стоящих на земле авантюристов окутала ледяная буря, после этого Ксеносы снова бросились вперёд.

— АРРРРРРРРРР!

Возглавляемые ящеровоином и единорогом монстры пронеслись по рядам замороженных авантюристов. Зверолюди разлетелись в разные стороны. Людей прижало к стенам. Обломки брони и оружия осыпались. Прорываясь сквозь вражеские ряды, Ксеносы издавали монструозный рёв.

— Харухиме-сама! Скажите, куда нам бежать! — крикнула Микото в свой окулюс.

— Чуть дальше сверните направо! — ответила Харухиме.

Оставив заботу о бегущих Ксеносах Вельфу, Микото бросилась на перехват авантюристов, приходящих с других улиц. С помощью Гестии и Харухиме, она передвигалась по запутанным улицам не теряясь, и отправляла волны холода в бегущих к Ксеносам противников. Девушка притаилась за очередным поворотом, ожидая идеального момента для атаки. Очередной отряд закричал от неожиданности, когда ледяная корка заставила авантюристов замереть.

Невидимые Вельф и Микото перехватывали группы бойцов Паствы Локи на подходе.

— Давайте, Вельф, Микото! Вы с ними справи!..

Гестия вскинула кулаки в воздух, присматривая за своими подопечными на магической карте. Она видела, как обозначающие Вельфа и Микото символы движутся вокруг группы Ксеносов, продвигавшихся к центральной зоне Района Лабиринта. Она подбадривала членов своей Паствы криками, а те справлялись с появляющимися в переулках врагами.

— Нашла!

К несчастью, радость богини была недолгой.

— Чёрт?!

— Грос!

Горгулья, развернулся, ощутив, что в него что-то летит. С огромной скоростью в группу монстров летел нож. Он вонзился в правое каменное крыло горгульи, распахнутое для защиты своих товарищей, и заставил его треснуть, будто удар огромного молота.

Рей, всё это время смотревшая вперёд, обернулась и увидела двух черноволосых девушек-амазонок, несущихся на них.

— Я знала, что они близко! — крикнула одна.

— Вот мы их и перехватили! — добавила вторая.

Глаза Рей и Гросса одновременно округлились. Они не забыли этих Амазонок.

Именно эти авантюристки разбили Ксеносов несколько дней назад.

— ОХООООООООООООООО!!!

Грос издал громоподобный клич. Он предупредил Лидо, бегущего в первой группе, и Фелса, находившегося в центральной, об угрозе. Вельф и Микото тут же развернулись.

— Сёстры Хайрит!

— Вот они и явились… Устроим им ад!

— Да!

Вельф и Микото бросились на перехват сестёр-амазонок, приближавшихся к монстрам с ошеломляющей скоростью. Оказавшись в конце строя, они занесли Хиены. Вельф был на крыше с одной стороны от группы Ксеносов, Микото — на крыше с другой. Прицелившись в противниц кинжалами, они почти одновременно ими взмахнули.

Они были уверены, что нападают на сестёр из слепой зоны, как делали это с другими авантюристами, но амазонки уклонились.

— ?!

Невидимые авантюристы лишились дара речи. Сёстры на огромной скорости ушли от ледяных потоков, появившихся из ниоткуда, с заметной лёгкостью.

— Что это было? Какая-нибудь ледяная птица рядом? — крикнула Тионэ, скинув длинные волосы с лица.

— Да нет, слишком мощно для птицы! — ответила Тиона, бросив взгляд на огромное замороженное поле, в которое обратилась улица. Вернув взгляд вперёд, амазонка крикнула сестре на бегу.

— Слушай, Тионэ. Кто-то там есть, да?

— Да. Не знаю, они обратились в другую форму или стали невидимками… но их наверняка двое.

Сёстры бросили пронзительные взгляды на крыши зданий.

Вельф и Микото вздрогнули. Сёстры определили их местонахождение довольно точно. Они поняли, что несмотря на невидимость и замораживающие кинжалы, амазонки их сокрушат.

Сёстры-воительницы обладали демонической силой.

Вид двух авантюристок шестого уровня мог кого угодно сбить с толку. Но, несмотря на убийственные взгляды, авантюристы Паствы Гестии набрались храбрости.

— Всевышняя, есть что-нибудь, что можно будет использовать?!

— Эм… Нет, прости, Вельф, ничего! Никаких препятствий и поворотов! Улица будет становиться только шире. Впереди всего один склон…

Налетел сильный порыв ветра, чуть не сорвавший вуаль с Вельфа, унёсший заданный парнем вопрос вдаль. Ответ прозвучал очень отрывисто. Вельф ощутил, что волнение Микото также нарастает. Он посмотрел наверх.

— Склон!..

На прямой дороге впереди был виден холм, ведущий в котлован.

Кузнец заговорил снова, поднеся синий кристалл к руке.

— Всевышняя, дайте мне поговорить с этими двоими.

Гестия тут же поняла, кого парень имел в виду под «этими». Вместе с покрасневшей Харухиме богиня переставила кристаллы Микото и Фелса поближе к кристаллу Вельфа, чтобы они могли друг друга слышать.

Микото и Фелс на мгновенье задумались над рискованным предложением Вельфа, а потом согласились. Фелс заговорил первым:

— Другого выбора у нас нет. Мы полагаемся на твои магические клинки, Вельф Кротцо. Лидо, веди Ксеносов вперёд так быстро, как только сможешь!

— Я попробую, Вельф-сан! — сказала Микото.

— Я на тебя рассчитываю!

Ксеносы побежали ещё быстрее.

Вельф и Микото оставили бесполезные нападения на сестёр и решили попытаться заморозить дорогу, выставляя кинжалами десятки ледяных стен, чтобы замедлить амазонок. Однако, Тиона и Тионэ разбивали все стены, выраставшие на их пути, в одно мгновенье, нанося удары клинком, кинжалами кукри и даже голыми ногами. Микото скривилась, увидев невероятную силу воительниц, преследующих Ксеносов, несмотря на повсеместные пролёты ледяной бури.

— Вперёд! Вперёд! — кричал своим товарищам ящеровоин, подгоняя их на языке, который могли понять только монстры. Они пользовались каждой секундой преимущества, которую давали им действия Вельфа и Микото.

Виена задыхалась на бегу, коротконогий тролль неловко размахивал руками, пытаясь поддерживать темп. Лидо и Фелс разбирались с подходящими подкреплениями Паствы Локи, пока Вельф и Микото атаковали только Амазонок. Длинный меч и ятаган Лидо сдерживал удары авантюристов, а Фелс невидимыми силовыми потоками с чёрных перчаток отправлял их в стены.

Рей, раньше летевшая над группой, заняла место Гросса и теперь обороняла задние ряды Ксеносов. Острые перья с крыльев отбивали бросаемые Тионэ кинжалы. Но, один за другим, белые клинки пробивали защиту сирены и вонзались в её тело.

Ярость монстров нарастала, и, когда злобность почти вышла из-под контроля, дорога начала расширяться, и Гестия отдала приказ. Монстры оказались на восьмиметровой улице.

— Как же бесит! Тиона, кинь в них чем-нибудь! — крикнула Тионэ, раздражённо прищёлкнув языком, от невозможности приблизиться к Ксеносам.

— Ладно, но у меня только Урга! — крикнула в ответ Тиона, покачав двухклинковым мечом.

Огромный кусок металла невозможно было бы отбить. Вельф, Микото и Грос понимали это, а Рей вздрогнула, вообразив, что случится с теми, кто окажется на пути этого меча.

Даже не бросив взгляды за спину, Ксеносы разбежались, а огромный двухклинковый меч вонзился в землю.

— ?!

Каменная мостовая содрогнулась от мощного столкновения, отправив нескольких Ксеносов в полёт. Едва избежав прямого попадания, Ксеносы покатились по тёмной мостовой.

Они скатывались с того самого склона, о котором говорила Гестия.

— Тиона, прикончим…

Тионэ замерла на полуслове. Вместе с сестрой, вытащившей меч из земли, они начали сбегать со склона. Старшая из сестёр ощутила, что источники невидимых нападений остановились посреди дороги внизу склона.

— Я тебя прикрою. Убей их, Тиона!

— Ладно!

Сёстры не стали уходить от удара, они решили сойтись с врагом лицом к лицу.

Тиона затаилась за спиной сестры, скрывшись в её тени, Тионэ бросилась на врагов, готовясь принять удар. Их цели были ясны.

Микото содрогнулась, готовясь столкнуться с нападением сестёр-воительниц, готовых рискнуть жизнью в открытом бою. Но в сердце её царили тишина и спокойствие. Она понимала, что, если они проиграют, всё будет кончено.

Если враги перехватят Ксеносов, они будут уничтожены, и этого не должно случиться.

Девушка с дальнего востока посмотрела в глаза авантюристкам, скрываясь под дарующей невидимость вуалью, и занесла магический клинок.

— !

Вельф диагонально взмахнул кинжалом, в последний раз попытавшись остановить продвижение сестёр. Тиона и Тионэ не стали уклоняться от этого удара. Они знали, что противники попытаются их заморозить, и были уверены, что эту атаку они выдержат. Какие бы им ни были нанесены раны, они не отступят. Амазонки неслись на своих невидимых противников.

В тот момент, когда они почти схлестнулись со своими целями, раздался металлический звон.

— …

Он не был похож ни на завывания ледяной бури, ни на рёв пламени.

Это был звук вытаскиваемого из ножен металлического клинка, лезвие впервые покидало ножны. У пригнувшейся к земле Микото на поясе висело два клинка: одним было принадлежащее ей оружие третьего ранга, Котецу, а вторым магический клинок с длинным лезвием.

Глаза Микото светились решимостью. Она подгадала момент и вытащила второе оружие.

Вельф наблюдал с улыбкой.

— Снеси их, Фубу.

— !!!

Освобождённый одним быстрым, изящным движением нефритовый клинок заискрился.

Тионэ и Тиону, оказавшихся в опасной близости, охватил настоящий ураган.

— Что?..

— Вы издеваетесь!

Сестёр снёс обратно поток ветра. Они не могли устоять на ногах. Девушек подняло в воздух и унесло вдаль, вернуться к земле сразу они не смогли. Тиона и Тионэ, чьи волосы развевал ветер, покинули поле боя.

— У нас получилось… Ой! — сказала Микото, пытаясь удержать на себе двухстороннюю дуаль, чуть не улетевшую от мощного потока ветра.

Ксеносы радостно воскликнули.

— Хватит, мы их не победили! Они вернутся быстрее, чем вы думаете! — прикрикнул Вельф.

Как и Хиен, Фубу не должен был ранить и калечить. Он всего лишь создавал мощный поток ветра. Этот меч не был способен разрывать кожу и, при правильном применении, не наносил ран. Скорее всего, вернувшись на землю Тиона и Тионэ снова отправятся в бой ещё злее, чем раньше.

Но даже после предупреждения Вельфа, Фелс не мог не воскликнуть:

— Ты победила сильнейших авантюристов!

Микото использовала магический клинок и вуаль, но ей всё же удалось отбросить сестёр-амазонок, за что Фелс её похвалил.

А теперь!..

Когда Ксеносы двинулись дальше, маг ощутил уверенность в их положении.

То, что Рассекательница и Йормунгард перехватили их, было результатом просчёта со стороны Паствы Локи. Поскольку большая часть сил распределена по Району Лабиринту и сосредоточена у входов в Кносс, очень небольшое количество людей могло к ним продвигаться. К тому же, из рядов авантюристов можно было исключить приставленную к Беллу Принцессу Меча и Финна, находившегося в положении командира.

Подземный проход в Кносс был близок. Фелс верил, что операция завершится успешно, если так пойдёт и дальше. Но именно в этот момент…

— …

Одетый в чёрное маг увидел одинокую тень, преграждающую им путь.

— Мне так жаль, Капитан!

Чуть ранее, главная база Паствы Локи, Рауль Норд пал ниц. Финн стоял к Раулю спиной, осматривая западную часть Улицы Дедала, превратившуюся в поле боя.

— И-из-за меня наше построение пало!.. Н-но тот поддельный капитан выглядел в точности как вы! Как будто он был вашим братом-близнецом! Один в один! Я когда его увидел, даже не подумал!.. Боже, мне так… так жаль!

— Теперь уже ничего не поделаешь, и делать тебе выговор у меня времени нет. Ответь на мои вопросы, Рауль.

Финн спокойно начал расспрашивать своего бледного, дрожащего подчинённого:

— Мой двойник что-нибудь спрашивал?

— А?

Вопрос озадачил Рауля. Он начал копаться в своей памяти.

— Эм… Он сказал, что монстров видели на юге, и приказал мне двигаться туда… а потом, я почти уверен, что он хотел удостовериться, как стоят стражи на выходах Кносса.

— Вот как… Спасибо, что вспомнил, Рауль. Ты подтвердил мои подозрения.

Игнорируя удивление Рауля, Финн продолжил, переходя в монолог:

— Наши противники даже замаскировались под меня, чтобы узнать, как расставлены стражи Кносса… Не хотелось бы в это верить, но, похоже, у них есть Заметки Дедала.

Если это правда, то им остаётся только обойти охраняемые Паствой Локи входы, следуя чертежу Кносса, находящемуся в их руках, и избежать стычек с авантюристами.

— Охранять входы стало бесполезно. Рауль, я уже отозвал половину людей на поверхность. Передай сообщение.

— Да, сэр!

Финн, ни разу не оторвавший взгляда от поля боя, произнёс:

— Пусть Гарет пойдёт на перехват.

Вернёмся в настоящее, Фелс увидел впереди тень с занесённым над головой оружием.

— …

Этим оружием была огромная боевая секира.

Секира находилась в руках могучего дворфа-воителя, чья мантия развевалась в прохладных порывах ветра после прошедшего дождя.

Фелс видел, как пожилой воитель опустил секиру, и успел крикнуть лишь:

— Бегите!!!

Мгновение спустя раздался удар.

— ЯЯЯЯЯХ!

Этот удар разбил каменную мостовую.

— Гааааааааааааааааааах!

Секира Гарета, со скоростью метеорита разбила центр строя Ксеносов.

Фелс запустил ответную взрывную волну. Ксеносы оказались невредимы, но столкновение ударной мощи и взрывной волны Фелса разорвало землю и раскидало всех вокруг. Не устоял никто: ни Вельф, ни Микото, ни Виена. Звуки падающих камней мостовой смешались с рёвом монстров, большинство из которых врезалось в стену.

Громоподобный удар вызвал появление трещин на земле и стенах зданий.

— Кажись меня задело. Отдаю должное, — сказал Гарет, поправляя сбитый шлем. Взмахом вернув секиру на плечо, он бросился вперёд.

Он приближался к отброшенному в стену Фелсу.

— ?!

Он предполагал, что фигура в чёрной робе была командиром монстров, и решил начать именно с него. Дворф безжалостно отправил удар в Фелса. Однако, за мгновение до удара, он оказался отбит мечом и ятаганом.

— Ярр!

— А?

Боковая сторона меча столкнулась с секирой, сбив удар, пришедшийся в стену рядом с Фелсом.

Наплевав на полученные в прошлом бою раны, Лидо бросился на Гарета и тут же поднял оружие, чтобы защититься от второго удара секиры. Однако, вернув секиру в положение для удара, дворф нахмурился и ударил в броню монстра кулаком.

— Уфффф!

Мощное тело ящеровоина покатилось по каменной мостовой будто пёрышко. Фелс вытянул обе руки и отправил в дворфа две взрывных волны с убийственного расстояния, но тот успешно уклонился, отпрыгнув в сторону.

— ОХООООООО!!!

Рёв горгульи раздался в воздухе, а в следующее мгновенье Ксеносы разом бросились на Гарета. Они осознали, что им придётся разобраться с этим авантюристом, иначе им не сбежать. Используя секиру дворф отбил рог единорога, хвост ламии, а после отправил в полёт тролля ударом кулака. Даже сильнейшие ящеровоин и горгулья оказывались на земле в считанные секунды.

Эта битва напоминала ту, что прошла здесь пятью днями ранее. Могучий авантюрист шестого уровня раскидывал монстров. Хуже всего было то, что появившийся перед ними дварф, оказался куда страшнее сестёр-амазонок и вервольфа.

Рей пустила мощную звуковую волну:

— Ааааа!

Странный вскрик застал Гарета врасплох. Впервые совершенно несвойственная дворфам ловкость его подвела. Вельф и Микото, дожидавшиеся момента для атаки, перешли в нападение.

— !

Гарет отошёл с пути ледяной бури, которую в него направил Вельф, но удар ветра, совершённый Микото мгновение спустя, приковал его ноги к земле. Вельф и Микото тут же отправились во второй заход на дворфа.

Один из сильнейших авантюристов оказался закован в ледяную корку, но уже через мгновенье Микото и Вельф лишились дара речи.

Что?!

Это какая-то шутка?!

— Ваааааа!!!

Могучий дворф-воитель сражался, несмотря на состояние, в котором оказался.

Его тело было заморожено, но даже покрывшись ледяной коркой дворф смог поднять кулак и секиру, бешено размахивая ими в разные стороны. Ксеносы снова налетели на него со всех сторон, но оказались отброшены.

Вельф и Микото нападали исподтишка, добавляя ледяные атаки. Но даже оказавшись полностью погребённым в ледяной глыбе дворф не остановился.

Мгновение спустя раздался треск.

— ?!

Будто признавая своё поражение перед дворфом, магические клинки начали раскалываться. Постоянное использование их уничтожило. Вельф и Микото лишились дара речи, когда лезвия цвета морской волны начали рассыпаться прямо на их глазах.

— Командир Гарет!

— Взять их! Скрутить!

Вдобавок ко всему, подоспели подкрепления Паствы Локи. Мужчины и женщины заполонили переулки и главную улицу, а также крыши зданий и их становилось всё больше.

— Пора!

Из чёрного рукава мантии Фелса появилось множество чёрных сфер, маг разбросал их по дороге.

Когда сферы треснули, чёрный дым заполнил широкую улицу. Это была та самая дымовая завеса, которая помогла Ксеносам сбежать пять дней назад. Чёрный туман, магический предмет. Таким способом Фелс собирался нарушить общение между авантюристами. Чёрный дым ослепил как авантюристов, так и монстров, те издавали удивлённые крики.

Как плохо всё обернулось. Что мне делать?!

Копья и клыки появлялись в дымке будто бы из ниоткуда, невидимость не могла защитить Вельфа от царящего хаоса. Он оказался наедине с бешено колотящимся сердцем.

В хаосе мыслей Вельфу пришло на ум слово уничтожение. Ксеносам ни за что не собраться вместе и не выбраться из этой потасовки. По крайней мере пока Гарет стоит на страже.

Вельф потерял Хиен. У Микото остался Фубу, но, если она его использует в чёрном тумане, сдует как противников, так и союзников. А если Гарет останется к тому времени, как очистится воздух, у Ксеносов не будет ни единого шанса спастись. К тому же, за это время могут подоспеть остальные сильные члены Паствы Локи, и тогда судьба монстров будет предрешена. Скорее всего Лили не сможет прийти к ним на помощь.

Что если использовать его?! Но если я им воспользуюсь..!

Вельф посмотрел на пояс.

Вместо обычного длинного меча на поясе парня висел магический. Взглянув на неприкрытый клинок, более насыщенного синего цвета, чем Хиен, из глубин лезвия словно что-то вырывалось.

Проведя несколько секунд в тягостных раздумьях, Вельф услышал знакомый голос.

— Хах! Вот это веселуха!

На улицу обрушился град ледяных осколков.

— А?!

Вельф слышал треск замораживаемой улицы и крики дворфа и других авантюристов, по туману прокатилась мощная метель.

Удивлённый Вельф услышал, как прямо перед ним кто-то приземлился.

— А… Цубаки?

— Ого! Слышу малыша Вельфи!

Девушка с бронзовым загаром, чьи чёрные волосы были собраны в хвост, с повязкой на левом глазу, похожей на ту, что носит её божество. Она была одета в ярко-красную хакаму и боевые одежды, чем напоминала фехтовальщика с Дальнего Востока. В её привлекательных чертах читалась смесь дворфской и человеческой крови.

Цубаки Коллбранде, командир Паствы Гефест. Оказавшись на расстоянии руки с женщиной, которую он никак не ожидал увидеть, Вельф скинул вуаль.

— Что ты здесь делаешь?!

— Божка попросила меня помочь вам выпутаться. Я узнала об этих Зенусах, или как вы их там называете. Вы, ребятки, похоже впутались во что-то занятное! — с ухмылкой объяснила полудворфийка. Как и Нажа из Паствы Миаха, она пришла на помощь Вельфу и членам его Паствы, пытающимся помочь Ксеносам.

Вельф удивился тому, что Гефест рассказала Цубаки о Ксеносах, хоть и мог понять причины. Цубаки преклоняется перед Гефест, потому, с точки зрения богини, ей можно было рассказать обо всём, не вызвав особых проблем. Но Вельфу совершенно не нравилась мысль о том, что авантюристка, которая любит поразвлечься, обо всём узнала.

Не знавшая о мыслях Вельфа Цубаки посмотрела на свой магический клинок.

— Кажется, мы с тобой подумали одинаково, да, Вельф? В общем, положись на меня. Я незаметно пощекочу их своими магическими клинками. Гляди сколько их у меня с собой!

Цубаки беспечно потрясла связкой мечей, которую несла через плечо.

— Да тебе просто хочется эффекты попробовать! — крикнул парень, совсем забыв, где он находится.

Цубаки была очень эксцентричным ремесленником, иногда она спускалась на глубинные этажи Подземелья просто для того, чтобы проверить как работают её творения. Эта безумная тяга также объясняла, почему помимо навыков кузнеца она обладает огромной боевой силой, которая позволила ей заработать титул «Циклоп».

— Не глупи. Разве я не бросилась тебе на помощь, понимая, что Паства Локи возненавидит меня за это? Ха-ха! Вот это попробую! Получите!

— Да ты же просто радуешься разрушениям! Кстати, если ты зайдёшь слишком далеко, Паства Локи

— А-ХА-ХА!!! Думаешь того дворфа можно свалить этими штуками? Главы Паствы Локи настоящие монстры!

Строго говоря, Цубаки целилась только в Гарета. Пользуясь дымовой завесой, она рассекала магическими клинками воздух. Хаотичная схватка вызвала у Вельфа беспокойство, от которого у него закружилась голова. Спустя несколько минут Цубаки посмотрела на рассыпавшийся магический клинок в руке.

— Хм, кажется, этот готов. Есть куда расти, я бы сказала, — произнесла женщина, откидывая опустевшую рукоять.

В следующее мгновенье она посмотрела на Вельфа, прищурив правый глаз:

— И? Чего задумался? Меч на поясе у тебя для красоты?

— !..

— Ты его просто так притащил, дурачок? Пускай его в ход!

Глава кузнецов отчасти поражалась поведению Вельфа, а отчасти ругала его.

— Ты пришёл, чтобы помочь этим самым Зенусам? Пока ты стоишь и смотришь, их могут в горки пепла превратить!

— …Если я его использую, даже сильнейшие из авантюристов могут…

— Придурок!

Цубаки разбила сомнения Вельфа уверенной улыбкой:

— Я же сказала, эти ребята монстры. Скованный мальчиком мечик не сможет сильно им навредить.

Цубаки смотрела на Вельфа единственным глазом. Её взгляд говорил, что у него нет времени переживать за благосостояние его противников. Парень не знал, чем ответить.

Вместо слов он нахмурился и схватился за рукоять меча, будто подготовившись к бою.

— …Сложно попасть по врагу в этом тумане.

— Я буду твоими глазами. Готовься.

Цубаки не только мастер-кузнец, но и авантюристка пятого уровня. Она могла бы продержаться какое-то время даже против сильнейших. Вельф нахмурился, поняв, что она способна почувствовать противника даже в творящемся хаосе и, сняв меч с пояса, принял боевую стойку.

— На два часа. Да, прямо туда. Они настороже, но можешь не беспокоиться, не твоим слабеньким мечиком.

— Ксеносы на линии огня?

— Никого. Можешь не беспокоиться. Бей, самое время, — сказала Цубаки, скользнув за спину Вельфа и ткнув пальцем в его спину.

— Стерва, — пробормотал Вельф.

После он взмахнул занесённым над головой тёмно синим клинком.

— Хьо!

Пронзительный, похожий на птичий вскрик материализовал волну льда и ветра.

Тёмно-синий клинок рассёк чёрный туман, будто расправленное крыло гигантской птицы. Мостовая покрылась льдом мгновенно, волна холода, выпущенная Хьо, была намного мощнее, чем волны Хиенов. Даже у Гарета распахнулись от удивления глаза, когда появившаяся из ниоткуда волна холода заставила его поднять щит.

Он принял на себя удар, защитив от него авантюристов, стоящих сзади. Дворфа окутала снежная буря.

— Г-Гарет-сама?!

— …По силе почти как заклинание Риверии. Вот это меня проняло.

Вся левая сторона дворфа, включая выставленный щит, напрочь замёрзла, но один из командиров Паствы Локи лишь бесстрашно усмехнулся.

— Вы, ребятки, отойдите! — сказал он авантюристам, скрывавшимся за его спиной, когда его тело сдвинул второй удар льда и снега.

— Видишь, живой! — хохотнула Цубаки.

— Заткнись. Всевышняя, вы меня слышите? — обратился Вельф к своему окулюсу.

— Да, слышу. Что такое, Вельф?

— Мы их как-нибудь задержим! Скажите Ксеносам продвигаться!

Чёрный туман держался, несмотря на повторяющиеся удары метели. Вельф решил, что может использовать это как преимущество, чтобы скрыть своё присутствие в сражении и попросил Гестию отправить Фелсу сообщение. Микото тоже слышала его, потому ответила в окулюс.

— Поняла!

Услышав рёв ящерочеловека, Вельф понял, что монстры приняли приказ идти вперёд. За ними поспешили авантюристы Паствы Локи. Проклиная свою неспособность их задержать, Вельф продолжал махать мечом в направлениях, которые указывала ему Цубаки.

Хотя бы дворфа мы здесь удержим!

Улица, на которой стоял Гарет, обратилась в ледяную реку. Задержать одного из сильнейших авантюристов им удалось.

Окрестности юго-западной части Улицы Дедала, Гестию прошиб холодный пот. Рядом с ней сидела бледная Харухиме.

— Это плохо. Очень плохо!..

— Да! Просто ужасно!

От неожиданного нападения Паствы Локи, имена Ксеносов были разбросаны по магической карте. Враги преследовали их, пытаясь не дать добраться до центральной части Района-Лабиринта.

Гестия смотрела, как одинокий символ отдалялся от остальной группы монстров.

— Нет, Виена! Туда бежать не надо!

Девушка-дракон оказалась в одиночестве.

Виена бежала.

Несколько чешуек было сорвано, кровь виднелась в этих разрывах. Поддерживая раненную левую руку, она вырвалась из чёрного тумана.

Дым Фелса заполнил главную дорогу и окружающую её паутину переулков. Плотный чёрный туман поднимался к звёздам и, возможно, был виден отовсюду на Улице Дедала.

Если бы Виена остановилась, авантюристы бы её окружили. Это она понимала. Понимала она и то, что сейчас убегает от Ксеносов, но повернуть у неё не получалось.

Они… нападают!..

В неё летели стрелы, ударяясь по капюшону робы и острым ушам. Испуганная тем, что стрелы лучников Паствы Локи могут её убить, девушка повернула на одну из улиц. Преследователи её нагоняли.

Виена не могла найти выход из Района Лабиринта. У неё не было окулюса, потому обратиться за помощью к богине она не могла. Здания из потемневшего кирпича тянулись так далеко, как видел глаз, обращая улицы в бесконечные каньоны. Множество переулков напоминали щупальца, затягивающие девушку всё дальше в тёмную бездну.

Наконец, Виена вырвалась из окружения, но туман по-прежнему перегораживал её вид.

— !

Неожиданно перед девушкой оказались руины. Потемневшие кирпичи уступили место каменным обломкам окружающим полуразрушенные странные здания, построенные Дедалом веками назад. Каждые несколько минут по зданиям пробегала дрожь, от которой с обломков стен летел песок и мелкие осколки.

Озадаченная Виена пересекла границу западного региона Района Лабиринта и перешла в северо-западную его часть. Остановившись на мгновенье, она осмотрелась.

— Вон она! Я нашёл!

— !

Крики авантюристов заставили Виену снова побежать. Избегая града стрел, она завернула за угол. Её бледно-синяя кожа и чешуйки покрывал пот, блестящие синие волосы выбивались из-под робы, Виена отчаянно бежала, цепляясь за призрачную надежду.

В следующее мгновенье, будто чтобы сокрушить все надежды девушки, звёзды осветили силуэт, идущий ей навстречу.

У Виены перехватило дыхание.

Я зашла так далеко, но…

Девушка с бронзовым загаром босиком стояла на крыше полуразрушенного здания, держа на плече огромный двухклинковый меч.

Она встретила Тиону Хайрит.

Почему?..

Виена её узнала. Она не могла понять, как одна из пары амазонок, которых Микото отправила в полёт порывом ветра, оказалась здесь так быстро.

— Что же, раз уж я набрела на монстра, надо с ним что-то сделать, — пробормотала себе под нос амазонка.

Тиона не знала, почему оказалась именно в этом месте, она просто бежала на чёрный дым, поднимающийся к небу на северо-западе.

Оказавшись на земле после торнадо Микото, она отправилась вместе с переполняемой яростью сестрой на поле боя, но увидев расходящийся во все стороны чёрный туман, Тиона сменила направление.

На южной стороне района всё было в порядке, пострадало всего несколько авантюристов. Но амазонка слышала, что в северной стороне Района-Лабиринта ещё остались неэвакуированные жители. Инстинкты подсказали ей, что что-то может пойти не так, они и привели амазонку на северо-западную границу тумана.

— Эту я сейчас убью, — сказала себе под нос Тиона.

Когда Виена увидела, как амазонка перекидывает меч с плеча в руку, она побежала прочь.

Несмотря на молодость и неопытность, девушка-дракон быстро осознала в каком отчаянном положении она находится. Однако, с этой стороны её встретили преследователи из Паствы Локи. Зажатая с обеих сторон девушка побледнела.

А?

Она заметила на себе взгляд маленького мальчика.

Ребёнок… человек?..

Бледный маленький полуэльф прижимал котёнка к груди.

Виена увидела своё отражение в его зрачках. Янтарные глаза виднелись из-под капюшона, над ними будто капля крови на лбу блестел драгоценный камень. Окутанное тьмой лицо монстра заставило ребёнка окаменеть.

Виена на мгновенье замешкалась, увидев испуганного мальчика. В этот момент она услышала громкий взрыв, который сотряс землю.

Мгновение спустя раздался могучий рёв.

Одна из стен здания над головой ребёнка затрещала и с неё полетел осколок.

— Рюю?!

Крики вырвались из ртов Лая, Фины и Марии, когда они увидели это зрелище.

— Оука?!

— Монстр нападает!..

Заметив монстра, Чигуса и Оука бросились к мальчику с оружием в руках.

Они оказались на углу улицы, секундами ранее, в поисках маленького мальчика в одиночку, сбежавшего в приют. Увидев его на улице, они испытали облегчение, но в этот самый момент раздался треск.

— Тиона?!

— Нет!

Оука увидел, как монстр в порванной робе бросился к застывшему на месте мальчику, под крики членов Паствы Локи. Секунду спустя он заметил и обломок здания, летящий на мальчика.

Ну уж нет!!!

В сердцах закричал Оука, осознавая какая беда может случиться.

А…

Перед Виеной развернулась знакомая картина.

Груда камней летела на голову мальчика. В прошлый раз это были падающие с телеги ящики.

Просто оставь его, шепнул Виене страх.

Люди кричали и бросали в тебя камнями. Они будут тебя ненавидеть, и всё что тебе останется это грусть, твоё сердце будет разбито, а остаток своего времени пройдёт в слезах.

Но Виена ответила самой себе вопросом:

Разве Белл не спас меня, несмотря на это?

От своих друзей она слышала через что пришлось пройти Беллу. Это из-за неё на него накидывались со всех сторон. Когда Виена об этом узнала, ей захотелось рыдать, а её сердце словно сжалось.

Белл спас Виену, зная, что люди будут кидать в него камнями.

Внутреннему голосу Виены было нечем на это ответить. Вместо этого что-то её подтолкнуло.

В следующее мгновенье кожу Виены охватил жар, плащ за её спиной разорвался, у неё появилось крыло. Используя драконий потенциал, девушка стрелой бросилась к ребёнку.

Виена использовала крыло чтобы блокировать груду обломков, она телом прижала полуэльфа к земле.

— Рюю!!!

Грохот падающих обломков поглотил крики других детей.

Каменные блоки с грохотом обваливались.

Когда грохот прекратился в воздух поднялось огромное облако пыли, всё вокруг было погребено под камнями.

Виена и мальчик оказались в центре обрушившейся стены здания.

Мальчик лежал на земле лицом вверх, они встретились взглядами с прикрывшей его голову руками вуиврой.

Распахнутое крыло заблокировало обломки. Ручеёк крови стекал по голове Виены, кровь капнула на щёку мальчика.

— …Пристрелите её!

— ?!

Стрела пронзила крыло Виены.

Для Марии и детей, а также членов Паствы Локи всё выглядело так, будто монстр атаковал ребёнка, взмахом своего жуткого крыла сорвав обломки со стены.

Оглянувшись, Виена увидела свору разъярённых авантюристов, бегущих к ней в ещё не улёгшейся пыли. Она поднялась с мальчика и побежала. Секунду спустя Мария, остальные дети и авантюристы Паствы Локи подбежали к мальчику.

— Я пойду за ней! Вы, ребята, защищайте детей! — крикнула Тиона и, закинув меч на плечо, побежала за монстром.

— Принято!

Мария, Лай и Фина заключили ошеломлённого, прижимающего к себе котёнка Рюю в объятья.

— Эх, Рюю, Рюю!

— Дурак! Что ты здесь забыл?!

— Рюю, ты в порядке?

Мария, Лай и Фина рыдали.

— Вы все ошиблись… Матушка, Лай, Фина, — едва слышно прошептал Рюю. Капля крови монстра текла по его щеке, будто слеза. — Братец… делал всё правильно.

Ребёнок-полуэльф уставился в тёмное ночное небо. Его губы дрожали, тусклый свет луны виднелся в улёгшейся пыли. В руинах можно было услышать только детские всхлипы.

В нескольких шагах стояли бледные Оука и Чигуса.

— Оука… что сейчас было?

— Монстр его защитил? Защитил ребёнка?..

Они стояли к Виене ближе и заметили то, что дети, Мария и авантюристы Паствы Локи упустили. И теперь им оставалось только озадаченно перешёптываться об увиденном.

Когда шёпот смолк, они посмотрели в направлении, в котором исчезла Виена.

Неподалёку от обрушившегося здания, в узком переулке, освещаемым потрёпанными временем фонарями с магическими камнями слышался топот двух пар ног.

Всего за несколько секунд Тиона догнала бежавшую Виену.

— А вот и я!

— ?!

Амазонка вонзила в землю одно из лезвий огромного меча, перекрыв Виене путь к отступлению.

Несмотря на то, что меч не ударил девушку-дракона, её тонкие ноги не выдержали поднятой ударом волны и Виена оказалась на земле. Тиона не упустила своего шанса и занесла меч для решающего удара.

А…

У Виены не было времени даже на то, чтобы прикрыться крылом. А даже если бы она это сделала, крыло бы её не спасло. Когда над девушкой-драконом нависла амазонка, всё, что она могла сделать, это зажмурить глаза.

— ?..

Она ждала, но решающий удар меча всё никак не наступал.

Очень осторожно она открыла глаза. Огромный двухлезвийный меч застыл перед её грудью. Подняв взгляд, она увидела, что Тиона смотрит на неё задумчиво, с замешательством.

— Эхххх, эм… Ммммм… Ага!

С минуту помычав, Тиона кивнула и убрала оружие:

— Всё-таки, я не могу!!!

С этими словами она швырнула меч за спину. Огромное оружие покатилось по земле.

— А?.. — едва слышно сорвалось с синеватых губ девушки-воивра. Сейчас её можно было описать одним словом: «поражённая».

— Ты… ты же его спасала, да? Того малыша.

Виена в ответ удивилась.

— Не знаю, понимаешь ты, что я говорю или нет… но тебе лучше отсюда убираться, и побыстрее.

— А…

— Не все из нас мягкосердечные дурни, вроде меня.

Тиона уставилась на монстра, Виена не знала, как ей реагировать, но медленно поднялась. Она раскрыла рот, будто чтобы заговорить, но в этот момент до переулка в очередной раз донеслись звуки битвы, и ей оставалось только бежать.

Перед уходом, она всего лишь раз бросила на Тиону взгляд.

Свет ламп с магическими камнями трепетал. Оставшись наедине с собой Тиона подняла брошенный меч и медленно подняла взгляд.

— …Наверное так себя чувствовал Аргонавтик…

Её слова утонули в синеве ночного неба.

— Тиона!

— Эй, Тионэ.

Когда она вышла из переулка, она наткнулась на свою сестру. Тионэ злобно нахмурилась, приближаясь к Тионе.

— Почему ты сбежала, ничего не сказав? Я тебя искала!

— Ты меня искала? Я думала ты на главной улице дерёшься.

— Капитан сказал нам держаться вместе! Ты же не думала, что я нарушу его приказ? И… что там с монстром? Я слышала, ты бросилась за ним в погоню.

Тиона собиралась соврать сестре, но решила этого не делать:

— Ага, я его отпустила.

— Что?! То есть, он не сбежал, ты намеренно его отпустила?! Сдурела?

— Но…

— Засунь своё «Но» куда подальше! У нас чрезвычайная ситуация. Не слышала, что говорил капитан?

— Тионэ, даже ты должна была понять, что эти монстры не просто умны…

— Хмпф.

— Я думаю они совсем не такие, как обычные монстры. Я не ощущаю от них злобы, — честно сказала Тиона сестре, вспоминая об обнаруженных авантюристах, которые ни один из которых не был убит.

На мгновенье, Тионэ притихла, она понимала, что Тиона говорит правду. Но спустя секунду её гнев вернулся

— Заткнись! Того чёрного минотавра я уделаю во что бы то ни стало! Я пошла!

— Да ты просто отомстить хочешь!

Сестры побежали бок о бок.

— Всевышняя Гестия, где Виена?

Голос Фелса раздался в окулюсе.

— Она к северо-западу, уходит от вас всё дальше! — крикнула Гестия.

Богиня была на своём посту в юго-западной части Улицы Дедала. Посмотрев, как точка с именем девушки дракона удаляется от остальных всё сильнее, Гестия ощутила, как её сердце начинает колотиться всё сильнее.

— Кто-нибудь может её спасти? — спросила она.

— Нет, мы не сможем. Авантюристы неплохо сопротивляются!.. Если Лидо или кто-нибудь другой отлучится, с нами будет покончено!

Через синий кристалл Гестия слышала рёв монстров и звуки битвы. Нахмурившись, богиня задумалась.

Если Фелс не может помочь, ближе всего к Виене, Вельф и Микото… Нет, они тоже не могут помогать, они сдерживают авантюристов! А Лили и Белл слишком далеко!

Фелс и Ксеносы сражаются в западной стороне, на углу центральной зоны, Микото и Вельф к ним очень близко. Лили далеко на востоке, а отправившийся на юго-восток Белл мешает авантюристам. Добраться до бегущей к северо-западу Виены им будет непросто.

Когда Виена повернула на север, стало ясно что её преследуют авантюристы. Гестия сжала в руке сломанные карманные часы, будто отсчитывая оставшиеся девушке часы жизни. Богиня растерялась, она не знала, что делать, и…

— Ааааа!

— Харухиме?!

Девушка, сидевшая всё это время за спиной богини, бросилась с края крыши.

Когда золотые волосы и красное кимоно исчезли в ночной тьме Района Лабиринта, раздался треск. Гестия в ужасе бросилась к краю крыши. Внизу она увидела дыру в крыше барака, и поднимавшуюся на ноги девушку-ренарта на полу.

— !!!

Харухиме отбросила логику и буквально бросилась ей на помощь. Гестия тоже отбросила сомнения, схватила один из окули и закричала в него во весь голос:

— Белл! Помоги!

— Виена отделилась от Ксеносов! А Харухиме побежала за ней!

Я содрогнулся, когда услышал голос Боженьки, донёсшийся из окулюса. Когда я дослушал её до конца у меня кровь застыла в жилах.

— Виена сейчас одна?!

Сгорая от волнения, я проскользнул переулок, в котором слышались крики авантюристов.

Виена сама по себе? Её некому спасти? Воспоминания о плачущей одинокой девушке всплыли в моей голове. Я представил себе карту Орарио, и осознал, что мы в ужасном положении.

Я на юго-востоке. Виена на северо-востоке. Мы очень далеко друг от друга. Если я брошусь к ней напрямую, я должен буду пройти лагерь Паствы Локи, прямо в центре Района Лабиринта. Прорваться у меня не получится, даже с невидимостью. А попытка обойти лагерь займёт целую вечность. Сколько не придумывай, а мне к ней не успеть!

Ну, не с той скоростью, которая есть у меня сейчас…

В моей голове блеснула догадка, я крикнул в окулюс:

— К Харухиме!

— А?

— Боженька, скажи, где сейчас Харухиме!!!

Я начал бежать до того, как услышал ответ боженьки.

Поняв, что я собираюсь сделать, она выдохнула и, будто приняв какое-то решение, сказала мне куда бежать.

Забыв обо всём остальном, я бросился по улице. Я покрылся потом от бега, но у меня не было времени даже чтобы его смахнуть. Забыв о своей роли в качестве приманки, я прыгал по неровным крышам.

Быстрее, быстрее! Ещё быстрее!!!

Голос Боженьки вёл меня по южной части Района Лабиринта, с востока на запад.

— Харухиме!

— Ой!!! Белл-сама?!

Харухиме бежала так быстро, как могла, переулками, как направляла её Боженька. Встретившись с ней, я схватил её за руку, забыв сбросить с себя плащ. Оттащив её в заброшенный дом, я показался и, удивившись, она расплакалась:

— Белл-сама! Виена-сан, Виена-сан!..

Её дрожащие руки схватили меня за одежду. Она начала падать, я попытался её поймать, и мы оба рухнули на колени. Слёзы из её зелёных глаз закапали на кимоно, я взял её руку в свою и сжал.

— Харухиме…

Она посмотрела на меня, и я попросил о том, что в одиночку мне не под силу:

—…Помоги мне пожалуйста.

Мы спасём Виену вместе.

Удивлённая моей настойчивостью Харухиме вытерла слёзы и кивнула. Её правую руку я держал в своей, она взяла мою левую руку в свою.

Девушка-ренарт начала свою возвышенную песнь:

— …Расти.

Её голос был лился будто ключевая вода.

Она закрыла глаза и продолжила свой распев:

— Придай силу этому сосуду. Дуновение изобилия, дуновение желаний. Пока не прозвенит колокол, даруй иллюзорную доблесть.

По мере чтения заклинания появлялся золотой свет, осветивший моё лицо в тёмной комнате.

— …Расти.

С этого момента я, нет, мы, в огромной опасности.

Может от того, что Харухиме тоже это поняла, её руки дрожали, хоть заклинание она и читала твёрдым голосом:

Запри божественные дары в этом теле. Золотой свет прольётся с небес. Вольётся он в молот и падёт на землю, даровав тебе удачу.

Она крепче сжала мои руки, что показывало её страх за Виену.

Я сжал её руки в ответ. Содрогаясь, она начала последние слова.

…Расти.

Харухиме открыла глаза и посмотрела на меня, произнося название заклинания:

— Uchide no Kozuchi.

Комнату наполнил ослепительный свет. Вместе с ним, моё тело окружили искры света.

Она даровала мне поднятие уровня, своим мощнейшим зачарованием. Восторг от достижения четвёртого уровня растёкся по моему телу, я радостно вскрикнул.

Снова накинув на себя плащ, я поднялся и взял Харухиме на руки.

— А?!

Одного поднятия уровня точно не хватит. Мне нужна помощь Харухиме, и оставлять её здесь я не хочу. Уверен, она это поняла, но вместе с этой мыслью её щёки порозовели, может, потому что она не ожидала, что я возьму её на руки.

Мне немного неловко, но выбора у меня нет. Ей придётся потерпеть. Убедившись, что и Харухиме, и моё тело, от которого исходят искры, скрыто вуалью я шепнул Харухиме на ухо:

— Проследи, чтобы плащ нас обоих накрывал.

Она кивнула. Поскольку обе мои руки заняты, она обхватила меня за шею и поправила двухстороннюю накидку. Через ткань окружающий мир было непросто различить. Я вздохнул, подготовившись к тому, что меня ждёт.

— …Мы отправляемся.

Капля пота покатилась по моей щеке, и я рванул с места.

— Ак?!

Возглас поражённой моей скоростью утонул в свисте ветра.

Я вылетел в распахнутую дверь старого дома, оказавшись на каменной мостовой, и, вырвав несколько камней, прыгнул в ночное небо.

Подо мной оказался Район Лабиринт. Вдали мигали лампы с магическими камнями лагеря Паствы Локи. Западная часть района утопала в чёрном тумане, а где-то на северо-западе в одиночку убегала от преследователей Виена.

Наметив примерный путь, я позволил гравитации вынести меня на крышу здания, и бросился бежать.

— ?!

— Что это?!

Несмотря на невидимость, люди замечали наше появление. Мы были невероятно быстры, ветер свистел, а мои ноги заметно шумели, когда я ступал на крыши и стены. Авантюристы, чувствовавшие мой скоростной забег, поворачивали головы.

Впрочем, это не важно. Сейчас мне остаётся их только игнорировать. У меня нет времени на что-то ещё.

Я должен добраться до Виены так быстро, как это возможно!

— !!!

Харухиме крепко обхватила мою шею, отчаянно пытаясь удержать на нас вуаль.

Перепрыгивая с крыши на крышу будто, настоящий кролик я бежал по улицам, иногда одним махом перескакивая даже башенные шпили.

— Так, продолжайте двигаться прямо, как сейчас!

В свисте ветра я слышал голос Боженьки и следовал её указаниям, пробегая по Улице Дедала самым коротким из возможных путём.

Риск того, что нас раскроет Паства Локи, очень велик. Авантюристы первого ранга точно смогут ощутить моё приближение.

Но мне остаётся только продолжать.

Такой забег не был бы возможен без поднятия уровня Харухиме, её сила позволила мне ощутить себя всемогущим богом. Но сейчас не время упиваться величественным ощущением исходивших от меня искр света, я должен бежать изо всех сил.

— …Простите, Белл-сама! Несмотря на странность нашего положения, я безумно счастлива!!! — произнесла девушка-ренарт тоном, будто не смогла сдержаться.

— Почему, мне кажется, будто подобное я уже слышал? — не задумываясь бросил я.

— Что?! Это я должна там быть, Харухиме! Верни мне моё место!!! — прозвучал какой-то странный ответ Боженьки в окулюсе.

Пока мы втроём перекрикивались, я рассекал прохладный ночной воздух.

Стараясь обогнать даже ветер, я бежал на северо-запад Района Лабиринта.

Виена бежала по переулкам.

Прерывистое дыхание указывало на то, что она почти выдохлась. Она не знала, где находится. Ей оставалось только потерянно бродить по улицам, спрятав крылья под плащом и прижимаясь к стене рукой.

Преследователи её оставили, но она не могла унять ужаса от того, что авантюристы могут в любой момент явиться из ниоткуда. Куда сильнее её силы истощало испытание одиночеством.

— …

Она отчаянно пыталась не выкрикнуть его имя.

Ей не хотелось заставлять его беспокоиться. Если она расплачется, он снова будет вне себя от беспокойства. Ей это не нужно. Поэтому она пыталась взять эмоции под контроль.

Но темнота Района Лабиринта подтачивала её решимость. Наконец, страх пропитал её тело с головы до пят, и ей осталось только погрузиться в тени прошлого, в теплоту, которую ей никто не заменит.

— Белл… — прошептала она так тихо, что это слово будто слилось с тьмой.

И это случилось.

— …Виена!!!

Он ответил на её мольбу.

— !

— Виена-сан!

Вуивра удивлённо подняла голову, и перед ней возникли будто из ниоткуда скинувшие вуаль Белл и Харухиме.

Слёзы полились из янтарных глаз Виены, а в следующее мгновение она, забыв обо всём побежала к ним. Девушка обвила руками пришедших ей на выручку авантюристов.

— Белл! Харухиме!

Они обняли её в ответ.

— Ой, Виена-сан, Виена-сан!

— Рад тебя видеть, Виена!..

— Простите меня, Белл и Харухиме!.. И спасибо вам, я вас люблю!..

Все трое едва сдерживали слёзы. Они заключили друг друга в тёплые объятья. Виена зарылась лицом в грудь Харухиме, а Белл приобнял их обеих.

— Вы меня искали?..

— Ками-сама рассказала нам где ты!

— Ты в порядке, Виена? Я очень рад, что ты не ранена!

Белл улыбнулся Виене радостной улыбкой, несмотря на потёкшие из глаз слёзы.

— …Спасибо вам, богиня! — произнесла в ответ девушка.

Из окулюса на нарукавнике Белла слышались всхлипы, и Виена с улыбкой её поблагодарила.

После продолжительных объятий, Белл наконец отступил на шаг от Виены и Харухиме.

— Сейчас у нас нет времени. Нужно как-то встретиться с Лидо и остальными.

— Точно!

Виена и Харухиме кивнули, они двинулись дальше втроём.

К этому времени с момента встречи Белла и Харухиме прошло чуть больше пяти минут. Им нужно было найти укромное место, чтобы обновить поднятие уровня. Они оказались на северо-северо-западной окраине Района Лабиринта. Парень знал, что встретиться с Ксеносами, двигаясь на юг, не привлекая внимания Паствы Локи практически невозможно. В худшем случае, ему придётся послужить приманкой. Он поднёс окулюс к губам.

— Всевышняя, скажи нам г…

Шестое чувство заставило Белла ощутить тревогу.

— Ох!!!

— А?

То, что ему удалось подтащить к себе Харухиме и Виену, вовремя накрыв их вуалью, было настоящим чудом. В то мгновенье, когда они втроём скрылись в темноте переулка, хлоп, пара ботинок из серебристого металла с треском разрушила мостовую.

Тот, кто их носил, был покрыт серым, развеваемым ветром мехом, и было заметно, что прыгнул он издалека.

Белл, Харухиме и Виена охнули, увидев молодого вервольфа.

Это Бете!..

Как и боялся Белл, их засекли.

Бете Лога заметил бешеный бросок Белла и Харухиме по городу. Проигнорировав приказ Финна, один из сильнейших авантюристов Паствы Локи покинул лагерь, чтобы их нагнать. Скорость вервольфа лишила Белла всякой надежды на получение ещё одного поднятия уровня от Харухиме.

— …

Бете стоял на открытом месте, рядом с переулком, в котором Белл, Харухиме и Виена прятались. Они затаили дыхание, пока вервольф неспешно осматривался. Им казалось, что их сердца стучат слишком громко, и противник может их услышать. Гестия, с другой стороны окулюса, также пыталась поддерживать идеальную тишину.

Капля пота Белла упала на волосы Виены.

— …Покажись!

Из множества окинутых взглядом тёмных переулков Бете точно определил в каком прятались Белл и остальные.

Они замерли от взгляда Вервольфа, который, казалось, видит сквозь невидимость. Минута, которая потребовалась ему, чтобы найти скрытых вуалью людей, казалась вечностью, а теперь все их надежды были стёрты в порошок.

Плечи Виены затряслись, когда Бете указал ногой в их сторону. Белл вздохнул и решил сделать то, что должен, выйти к Бете. Он послужит приманкой, пока Харухиме и Виена сбегут.

Но Харухиме его остановила.

Харухиме?..

Виена ощутила, как кто-то коснулся её волос, и увидела улыбку девушки-ренарта. Харухиме освободилась от объятий девушки-дракона и улыбнулась озадаченному Беллу.

Его протянутая рука схватила только воздух, Харухиме вылезла из-под вуали и вышла во тьму.

— А?

— …

Пока удивлённые Белл и Виена пытались понять, что происходит, девушка оказалась прямо перед Бете.

Её лисий хвост дрожал, вервольф смерил её взглядом, но она скрыла эту дрожь и смело посмотрела ему в глаза.

— Ты там явно не одна. Давайте, выходите, все вы!

— Я одна.

— Хватит пороть чу…

— Я ОДНА!!! — крикнула Харухиме.

Виена подпрыгнула, ещё никогда она не слышала от Харухиме такого крика.

Элегантно изогнутые ресницы обрамляли зелёные глаза, не дрогнувшие от злобного взгляда опасного вервольфа. Она прижала руки к выдающейся груди и крикнула на вервольфа снова:

— Пожалуйста, уйдите!

Белл понял, что сейчас она говорила не с Бете, а с ним. Той слабой девушки, которую он когда-то спас уже не было. Сейчас, стоя к ним спиной, она была больше похожа на храмовую деву, отстаивающую свою святыню, сестру, защищающую свою родственницу, или даже мать.

Она зарычала. Девушка, которую Белл помнил плачущей и нуждающейся в помощи, защищала того, кого она любит. Белл был впечатлён.

— Сейчас же!!! — крикнула Харухиме.

Её решимость заставила Белла сделать первый шаг. Он не мог позволить решимости Харухиме пропасть впустую. Он унял беспокойство и положил руку на плечо Виены. Стиснув зубы, он повёл с собой девушку-дракона, бросив взгляд на Бете и Харухиме.

— …Ты даже драться не можешь, хватит важничать! — рыкнул Вервольф.

Бете ощутил, что два невидимых силуэта проскользнули за спиной Харухиме куда-то вдаль. Он топнул так, что полетели обломки камней. Эти обломки полетели в Харухиме, царапая её щёки и кимоно. Она выставила перед собой руки и отпрянула, но не сошла с места.

— Тц, уйди с дороги, — процедил Бете.

— Не уйду.

— Я тебя отделаю.

— Я не уйду!

Бете грозно посмотрел на девушку-ренарта, отказавшуюся отступать, и оттолкнулся от земли. Он бросился к ней с такой скоростью, что за ним невозможно было уследить. В одно мгновенье тень вервольфа оказалась у её ног. Бете занёс левую руку над девушкой, и у его ног поднялась пыль.

— !!!

Рука вервольфа остановилась в сантиметре от лица Харухиме. Он смотрел в зелёные глаза, выглядывавшие из-под золотых прядей.

— …

Он уставился на девушку, молча признав её решимость уступить даже, оказавшись на грани получения прямого удара.

Повисла тишина. Двое зверолюдей слышали слабые звуки битвы. Бете нарушил молчание первым:

— …Ничтожество!

Жестокая улыбка появилась на его губах.

— Ты совсем беспомощна, но всё равно решила не сходить с места, да?

— ?!

Кровожадность вервольфа начала выходить из-под контроля. Харухиме инстинктивно содрогалась, оказавшись перед могучей аурой оголодавшего до битвы волка. Он почти дал волю своим желаниям.

Но Харухиме не отступила. Она смотрела на него, содрогаясь от страха, но не опускала руки, поднятые для защиты.

— Много на себя взяла, тебе не кажется?

Вместо того, чтобы завершить удар, вервольф топнул металлическим ботинком по мостовой. Этот удар заставил Харухиме отлететь. Она взвыла от боли, ударившись о стену и упав на землю у входа в переулок.

Улыбка Бете совершенно не вязалась с произнесёнными им словами. Отчасти она была наполнена превосходством над «ничтожной» девушкой, а отчасти упоением происходящим.

Он признал в Харухиме противника. Он признал, что перед ним не очередной не заслуживающий внимания враг, встреченный в бою.

Он улыбался, потому что признал решимость ренарта.

— Не будь очередной бесполезной стервой! Давай, покажи на что способна!

— !!!

Харухиме, оказавшаяся целью потока насмешек Бете, подняла лицо. Она одарила его таким пылким взглядом, что вервольф улыбнулся ещё шире и, вытянув руки перед собой, начала читать заклинание.

— …Расти. Придай силу этому сосуду. Дуновение изобилия, дуновение желаний. Пока не прозвенит колокол, даруй иллюзорную доблесть.

Единственное заклинание, которое знала Харухиме, нельзя было использовать в качестве оружия. Она отлично понимала, что не сможет причинить никакого вреда могучему авантюристу, но продолжала распев:

— …Расти.

Между поднятиями уровня ей нужен перерыв примерно в десять минут. Когда завершилась их небольшая перепалка с Бете, как раз столько времени и прошло, потому она произносила заклинание, сосредотачивая в нём всё больше силы.

Запри божественные дары в этом теле. Золотой свет прольётся с небес. Вольётся он в молот и падёт на землю, даровав тебе удачу.

Стоявший чуть поодаль Бете молча ждал, пока она завершит заклинание. Была ли это гордость? Нет. Он решил проявить уважение к решимости девушки, к тому, что она, слабачка, смогла найти силы противостоять ему.

В то мгновенье, когда она произнесёт последние строки, вервольф сокрушит её без заминок и жалости. Пока этого не случилось, он медленно хлопал в ладоши.

— …Расти.

Несмотря на то, что Харухиме ещё не сформировала магический круг, золотой свет говорил о странной природе заклинания. По мере его произнесения, магическая энергия обращалась облаком света, указывая на то, что это заклинание настолько сильно, что даже Всевышняя Иштар признавала его силу.

Облако света и поток золотых искр поднимались над головами Харухиме и Бете. Подобно тому, как чёрная дымка обволокла западную часть Района-Лабиринта, золотое свечение появилось на северо-северо-западе, где были Харухиме и Бете. Любой, кто его увидел, узнал бы призыв молота света.

В тот момент, когда Харухиме заканчивала чтение заклинания, а Бете готовился её ударить, на помощь пришла женщина, услышавшая зов о помощи ренарта.

— !!!

Бете повернулся и увидел прекрасную женщину, с чёрными, как уголь, волосами, приземлившуюся на мостовую.

Амазонка, вооружённая огромным двуручным мечом, подоспела на помощь.

— Uchide no Kozuchi, — произнесла Харухиме.

Искры света пролетели над головой Бете, собравшись вокруг Айши, и, приняв форму молота, обрушились на неё.

— Ах ты…

Прежде чем Бете успел что-то понять, поднятие уровня было завершено.

Окутанная потоком света амазонка сняла с плеча меч и указала лезвием на Бете.

— Эй, урод. Ты посмел своей грязной лапой тронуть мою сестрёнку, да? Кажется, посмел. А вообще, для меня точно посмел.

— Ты ещё кто.

— …Никто не смеет трогать мою миленькую сестричку. Если я не надеру тебе уши здесь и сейчас, на весь день настроение испортится.

Айша явно была готова к бою, она вызывающе улыбалась.

К Ксеносам это не имело никакого отношения. Айша обернула ситуацию в личную обиду. Харухиме посмотрела на Бете и содрогнулась от его испепеляющего взгляда.

— Айша-сама!..

— Бесполезная лисичка, не высовывайся. Я вроде тебе говорила заклинанием своим не светиться… Хотя, так и быть, за этот взгляд я всё прощаю, — пожав плечами ответила Айша. Похоже, она была довольна, что Харухиме позвала её на помощь.

Бете усмехнулся, оказавшись перед двумя девушками.

— Никчёмная девка переложила свою задачу на кого-то другого, — бросил он, хоть и улыбался, поняв, чего добивалась Харухиме.

У него чесались руки.

— Ну иди сюда, бешеная баба, покажи, чего стоишь. Я тебя в землю втопчу, идиотка.

— Смотри словами не подавись!!!

Харухиме опасливо смотрела на начавшийся бой.

— Белл, а с Харухиме..?

— !..

Белл вёл Виену по улице, на его лице читалось напряжение.

Ранит ли Бете Харухиме? Он не знал. Но он был уверен, что Бете не убьёт девушку. Сейчас им остаётся только бежать так далеко, как это возможно, пока Бете их не догнал.

Разум Белла сковывали сомнения о том, что он должен сделать. Он и сейчас не переставал про себя извиняться перед Харухиме за свою слабость, но продолжал бежать, чтобы её жертва не была напрасной… и ради Виены.

— Белл, у вас мало времени!.. Если не поторопишься, не догонишь Фелса!

Услышав взволнованный голос Гестии, Белл и Виена ускорились.

Искры света от поднятия уровня давно погасли. Белл был одет в вуаль, и беспокоился о том, что может привлечь внимание членов Паствы Локи, но улицы были настолько пустынны, что сложно было в это поверить. Белл ощутил, что это дело не в удаче, совсем наоборот, опустившие улицы заставили его напрячься. Бросая взгляды из стороны в сторону, парень бежал к месту назначения.

Южнее, южнее, всё дальше на юг… Вдруг ноги Белла застыли.

— Белл?.. — спросила Виена, удивлённая неожиданной остановкой.

Обхвативший её руку Белл будто разом выпустил весь пот из своего тела. Его дыхание стало прерывистым, а звук собственного сердцебиения бил по ушам парня. Он застыл посреди улицы, окружённой узкими переулками и лестницами. Его красные глаза вглядывались в ночную тьму.

Юго-восточная часть Орарио.

В одном из угловых переулков, куда хаос и крики авантюристов не могли пробиться, появилось какое-то движение.

Тёмный силуэт помог себе рукой выбраться из треснувшей кирпичной стены и слабо качнулся.

— Всего пять лет?.. Она оставила меня позади так сильно…

Три минуты.

Столько длился бой.

Пришедший в сознание силуэт поднял голову и посмотрел в небо.

Забыв стереть кровь с губ эльфийка прижала руки к животу, в место, в которое пришёлся удар рукоятью меча.

— Прости, Белл Кранелл… — прошептала Лю Лайон.

— …

Покрывающие небо облака разошлись, лунный свет развеял тьму.

Его лучи осветили длинные, сияющие будто золотая пыль волосы, серебристую броню, синие боевые одежды и рукоять вложенного в ножны меча. Белл и Виена не моргали.

Для Виены время будто застыло, девушка, стоявшая впереди, смотрела прямо на них.

— Айз, вы…

Золотые волосы и глаза.

При виде девушки-мечницы, стоявшей посреди улицы, Белл боялся даже вздохнуть.

— …Выходит, вуивра жива.

Слово, вуивра, а Белл не сомневался, что девушка произнесла именного его, заставило парня вздрогнуть. Вместе с этим он понял, что скорее всего она победила Лю очень быстро, и следит за ним довольно давно.

Он этого не заметил, потому что Айз не смотрела на него. Она знала, что у парня развита чувствительность к направленным на него взглядам, поэтому старалась на него не смотреть. Она следовала по его следам, настолько умело, что он даже этого не заметил.

Потеряв его из вида из-за вмешательства Лю, девушка настигла его снова, когда он бежал к Харухиме. Она видела, как он встретился с Харухиме и видела, как они встретили Виену. Всё это время она наблюдала.

То есть, Белл не смог избавиться от присмотра Айз. Бете показался только потому, что девушка не решалась напасть сама.

— Покажитесь…

Не без грусти в голосе Айз приказала Беллу сбросить двухстороннюю вуаль.

Молча, он повиновался.

— …

— …

Айз опустила взгляд на землю.

— Я задумалась… почему ты меня спросил, — сказала Айз.

Пять дней назад, до получения миссии, Белл задал Айз вопрос.

Если бы у монстров была причина жить… если бы у них были чувства, как у тебя или меня, что бы ты сделала? Если бы ты встретила монстров, которые могут улыбаться, как люди, беспокоиться, как люди, плакать, как люди, смогла бы ты направить на них оружие?

— Вот что это означало… — сказала она, медленно отрывая взгляд от земли и посмотрев на Виену.

Белл заметил в этом взгляде нечто опасное.

Выражение на лице Айз не выражало никаких эмоций, но сейчас она отличалась от Айз, с которой он общался. Его сердце содрогалось от взгляда девушки.

Почему здесь? Когда она? Не надо смотреть на нас этим взглядом!

Отчаянно пытаясь избавиться от горечи, неожиданно навалившейся на его грудь, Белл прикрыл Виену от взгляда Айз и взмолился:

— Айз!!! Эта девушка…

— Мой ответ, — сказала Айз, прервав парня, — не изменился.

Айз положила руку на рукоять меча.

— Если кто-то плачет из-за монстра, я убью монстра.

Белл застыл, услышав слова Принцессы Меча и увидев блеск её клинка.

Айз сделала шаг вперёд.

— Постойте… Подождите, пожалуйста, Айз! Эта девушка никому не причинила вреда! Она никого не ранила!!! Эта девушка, Виена, другая!!! — прокричал Белл.

В его голосе слышалась слезливая мольба, он прятал сжавшуюся от страха Виену за спиной.

— И ты готов будешь это повторить, когда она сорвётся ещё раз? — спросила Айз.

— …

Поблескивающий во лбу Виены рубин задрожал.

— Я бы не смогла, — сказала Айз.

Она отличалась от наивной амазонки, готовой высмеять как других, так и себя. Выражение на лице Айз было ледяным. Белл не знал, что сделало её такой хладнокровной, и не хотел знать. Но это выражение заставило его понять, что переговоры провалились.

Он осознал, что девушка, которой он восхищался и к которой стремился стала его противником.

— Ах…

Наконец, охватившее его осознание и отчаянье заставило парня положить руку на рукоять кинжала.

Как и мечница, с которой ему предстояло столкнуться, Белл пришёл к своему ответу. Он сделает всё, чтобы защитить девушку-монстра, которую поклялся защитить.

Белл вытащил два кинжала, чёрный и алый, из ножен. Айз грустно посмотрела на него.

— Белл… — прошептала готовая разрыдаться Виена.

Гестия, со своей стороны кристалла, лишилась дара речи.

— …Почему? — прошептал Белл дрожащими губами. — Почему?..

Айз сделала выпад.

— …Чёрт!!!

Белл ответил своим выпадом, останавливая серебряное лезвие меча.

Столкновение клинков вызвало сноп искр.

Айз, разумеется, была гораздо сильнее Белла, но он знал об этом с самого начала и компенсировал силу удара, попыткой свести его в сторону, что отправило парня во вращение.

— Виена, беги!!! — крикнул он, перехватывая Кинжал Гестии лезвием вниз и снова направляя его в Айз.

Девушка-дракон прижала к груди вуаль, увидев мертвенно бледное выражение лица Белла и ужас в его голосе. Со стоящими в глазах слезами она повиновалась.

Белл не мог отвлечься ни на мгновение, чтобы увидеть, как Виена бежит путём, которым они пришли. Айз заблокировала удар Божественного Кинжала, потому парень выкинул вперёд красное лезвие.

Но золотовласая, золотоглазая мечница бесцеремонно отвела удар лёгким взмахом меча.

— Уф!!!

Белл стиснул зубы, когда Айз парировала его удар. Ему нужно любым способом удержать её здесь. Он поднял оба кинжала, пытаясь ударить ими одновременно, но…

— …

Через мгновение после отражения чёрного кинжала, глаза Белла заволокла золотая пелена.

Его разум опустел. Несколько мгновений у него ушло на то, чтобы понять, что происходит.

Отразив удар Айз прыгнула в воздух будто бабочка, пролетев прямо у него над головой. Красный клинок Белла ударил воздух за её спиной, они поменялись местами в одно мгновенье.

— А?!

Напрягая каждую клеточку своего тела Белл, обернулся. Айз уже бросилась в погоню за Виеной. Он проследил за её взглядом.

Она на меня даже не смотрит!

Сожаление, которое он испытывал превратилось во что-то другое, какое-то чувство которое сжигало его изнутри.

Была ли это злость? Нет, скорее раздражение от того, что авантюристка, которой он восхищался, даже не сочла нужным с ним сразиться.

Всё сильнее погружаясь в сжигавшее его ощущение Белл побежал за Виеной и Айз.

— Б-Белл?

Послышался в окулюсе всхлип Гестии. Должно быть, по разговору и передвижениям на магической карте она поняла, что происходит. Как она и боялась, Белл не мог сократить разрыв с Айз. Похоже, меч девушки должен настичь спину Виены прежде, чем Белл успеет её защитить.

Безнадёжно! Мне не успеть. Виена может!..

Взгляд Айз пронзал спину девушки-дракона, Белл сжал руки в кулаки, словно пытаясь выразить этим жестом свою горечь.

Виена бросила взгляд назад, Айз приблизилась к ней почти вплотную. Но в то мгновенье, когда меч девушки был занесён, раздался крик Белла.

— Вспышка!!!

Алый пламенный развод мелькнул в воздухе.

Скоростной магический удар пронёсся к Айз, будто молния, мгновенно преодолев дистанцию между ней и Беллом и остановив девушку. Когда вспышка пламени ударила в стену и разметала каменные обломки, удивлённая Виена скрылась за поднявшимся облаком пыли.

Он снова это сделал. Снова направил заклинание в авантюриста.

До этого он использовал вспышку на случайных авантюристах.

В этот раз это была девушка, которой он восхищается.

Что он наделал? Он понятия не имел, но замешательство, принесённое собственными действиями, чуть не заставило его разрыдаться. Единственное, что Белл понимал наверняка, это то, что обратной дороги нет.

Белл продолжал бежать, его брови были сведены. Поражённая Айз отпрыгнула, чтобы уклониться от дальней атаки, и парень воспользовался этой возможностью, чтобы прыгнуть на неё с занесённым кинжалом.

—Айз, пожалуйста, послушайте меня! — крикнул он, нанося удар, который девушка заблокировала мечом.

Парень ощущал пустоту, появившуюся от явного разрыва между его словами и необходимостью направлять в Айз кинжал. Их клинки сошлись в клинче.

— …Мне не о чём с тобой говорить, — сказала Айз, стараясь не встречаться с Беллом взглядом. Её щёки пылали.

— А хочу сказать! — парировал Белл, будто капризный ребёнок, обиженный подружкой.

Он выкинул в ударе второй клинок, но Айз отразила этот выпад. С лёгкостью отбросив Белла, Айз бросилась в погоню за Виеной снова.

— …Боженька!

— Да!

Голос Гестии из окулюса на нарукавнике вёл Белла по запутанным улицам.

Он ни за что не успеет, если будет просто преследовать Айз, потому парню оставалось только искать места, в которых можно было сократить путь.

Вуирва забежала в один переулков, переплетающихся будто паутина. Белл перепрыгнул через облако пыли, поднятое Вспышкой, и понёсся по крышам, надеясь первым достичь девушки-дракона и Айз, благодаря самому короткому из путей. Сверху крыши зданий Улицы Дедала были похожи на небольшие судёнышки, плывущие по океану. Перепрыгивая среди волн этого воображаемого океана, Белл набирал скорость. Спустя несколько секунд он увидел золотые волосы Айз движущиеся на прямой улице внизу.

Спрыгнув с крыши, парень приземлился прямо перед ней.

— !

— Айз!

Айз застыла, с удивлением уставившись на Белла.

Они стояли на узкой улочке, переулков поблизости видно не было. Девушка быстро осмотрелась. Когда она подняла взгляд, посмотрев наверх, Белл перешёл в нападение.

Нет ты не уйдёшь!

Просчитал, что Айз попытается отступить, запрыгнув на крышу и опередил её.

— !..

У девушки не было выбора, ей пришлось защищаться.

Второй раз за погоню кинжалы сошлись с мечом в клинче.

— Я не хочу с тобой драться… — шепнула Айз, казалось, эти слова дались ей очень нелегко.

— Я тоже не хочу! — крикнул в ответ Белл.

Всего несколько месяцев назад они вместе тренировались на городской стене до рассвета, впрочем, нынешняя их схватка очень сильно отличалась от того, что было. Это не было тренировкой.

Забыв о боли и волнении, вызванном ужасным положением, в котором он оказался, Белл взмолился в третий раз:

—Айз, прошу вас, выслушайте меня! Эта девушка и остальные Ксеносы, они…

— Мой ответ… не изменится.

— АГХ!

Почему?! Завопил про себя Белл, уставившись на отказывавшуюся даже выслушать его Айз.

Он впился в рукояти кинжалов.

Осознав, что его мысли и чувства не достигнут её, если он попытается передать их словами, парень вложил все свои силы в удары.

— Яхх!

— ?!

Чёрный и красный клинки замелькали перед глазами Айз.

Кроличий Натиск — серия очень быстрых ударов, бой возобновился.

Чёрный и красный кинжалы рассекали воздух, сталкиваясь с выставляемым в защиту мечом Айз. Удивлённое лицо девушки освещали фонтаны искр, производимые ударами металла о металл. Белл положился на свои боевые инстинкты, отбросив попытки задуматься над своими действиями.

Он двигался быстрее, чем когда-либо раньше.

Белл использовал все силы, которые у него были, чтобы справиться с авантюристкой, которой восхищался, и его движения были быстрее, даже чем в сражениях с авантюристами первого ранга, вроде Фрины или Дикса.

— !..

Из-за узости улочки, на которой они оказались, преимущество было за вооружённым кинжалами Беллом. Орудовать длинным клинком в узком пространстве было неудобно, и Айз не могла использовать весь потенциал своего оружия.

Зажатая ударами Айз сглотнув, посмотрела Беллу в глаза. Заблокировав последний удар парня, она отпрыгнула.

Звук тяжёлого дыхания Белла раздавался в темноте улицы.

Айз посмотрела на свою зудящую руку.

— …Я поняла, ты стал лучше, — сказала она.

— !

Белл поднял на неё взгляд, удивившись тому, что Айз признала его навыки. Но у этой похвалы была и обратная сторона.

— Я больше не могу давать тебе поблажек.

Она намекнула на серию ударов, которая грядёт за этими словами.

Айз перешла в нападение так быстро, что Белл успел увидеть лишь блеск её золотых волос.

Ответить на атаку он смог лишь полагаясь на свои интуицию и инстинкты, за время длительных тренировок его тело изучило путь её меча лучше, чем парень мог предположить.

В то мгновенье, когда Кинжал Гестии столкнулся с мечом девушки, на Белла обрушился удар невообразимой силы.

— ?!

Его правая рука отлетела вверх, с такой силой, что её чуть не оторвало, точнее, так показалось Беллу. Было чудом, что кинжал не выскользнул из его хватки.

Золотой и серебряный разводы не замедлились. Айз провернулась будто в вихре, её клинок двигался, словно наделённый какой-то сверхъестественной силой, проходил сквозь стены, как нож сквозь масло.

Следующий нечеловеческий быстрый удар с разворота не оставил Беллу даже времени на защиту.

Всё кончено. Два удара. Это мой предел.

Инстинкты подсказывали Беллу, что смерть близка.

— …

Но его тело не разделилось на две части.

За мгновенье до удара Айз свела брови и изменила движение кисти.

— Уфф!!!

Боковая сторона меча Айз ударила в рёбра Белла, прижав его к стене. Его плечи сокрушили каменную кладку, воспоминания пронеслись перед глазами Белла. Он ощутил головокружение и тошноту.

Когда он беспомощно рухнул на колени, ботинки Айз спокойно прошли мимо него.

— Нет!..

Решительно настроенный остановить девушку Белл заставил себя подняться с колен.

Собрав оставшиеся силы, парень поднялся на ноги.

Айз остановилась и посмотрела на него. Скрыв эмоции за ледяным выражением на лице, она посмотрела в не потерявшие волю к сражению красные глаза.

— Я нападаю, — произнесла она.

В следующее мгновенье перед глазами Белла замелькал клинок.

— …А?!

Принцесса Меча перешла в безостановочный град ударов.

Будто возвращая Беллу его собственный приём, Айз начала свой танец меча. Парень инстинктивно двигал кинжалом, но у него не хватало времени, чтобы перехватить её клинок. Если ему удавалось заблокировать один из ударов, на него обрушивалось ещё пять. Броня из двойного адамантита, выкованная Вельфом, покрывалась всё новыми зарубками. Если бы Айз била его лезвием меча, а не плашмя, Белл давно бы умер от этой атаки. Ему начало казаться, что в его поле зрения не было места, в котором не было бы меча Айз. От боли и силы ударов серебряного меча, сознание Белла оказалось на грани.

Она сильнее Фрины и быстрее Дикса. Её силу не с чем было сравнить. Все противники, с которыми Белл сражался бледнели в его памяти.

Я знал.

Я знал, но…

Она сильнее, чем кто-либо другой!!!

Свистящий удар меча пришедшийся под нагрудник, отправил Белла в полёт.

Мгновение спустя он рухнул на мостовую лицом вверх.

— Ай… Ой…

Мир вокруг начал темнеть, Белл увидел, как Айз опускает взгляд и поворачивается спиной. Жгучая боль, охватывавшая всё тело парня, не давала ему даже протянуть к удаляющейся девушке руку. Снова и снова он пытался подняться, но его тело в ответ только дрожало.

Перед глазами Белла всё расплывалось, вдалеке, очень высоко над ним раскинулось ночное небо.

…Мне кажется, я уже где-то видел это место…

В почти опустевшем после боевого крещения силой авантюристки сознании Белла мелькнуло неясное воспоминание.

Он задумался о переулке, в котором оказался и который казался Беллу очень знакомым.

Когда это было? Где это было?

Белл уже не мог рассуждать.

— Белл, Белл?!

Голос Гестии звучал в его сознании, уже готовом погрузиться во тьму.

Он подумал о грустном выражении на лице Айз и слезах Виены.

Закрыв глаза, парень поднял брови и пробежался пальцами по камням мостовой.

Вдалеке от Белла, в северо-северо-западной части Района Лабиринта рядом с воткнутым в землю огромным мечом лежала женщина.

— Чёртов вервольф… никакой жалости, — бросила жалобу на давно ушедшего Бете Айша. Он оставил её покрытой ранами, кровь текла из её рассечённой губы.

— Ауууу… — затянула амазонка, бросив взгляд на треснувший широкий меч. Несмотря на хмурость, втайне она была собой довольна.

— Айша-сан, Айша-сан!..

Слёзы, капающие на загорелую кожу, принадлежали Харухиме.

—Простите, простите! — всхлипывала девушка-ренарт, сжимая руку женщины, которую избил Бете. У Харухиме не было ран, если не считать царапин, оставшихся от осколков мостовой которые в неё, запускал ударами ног Бете. Айша раздражённо прикрикнула на всхлипывавшую девушку:

— Хватит ныть. Пара синяков меня не убьёт.

— Но ведь, но!..

— Вместо слёз, потрать время на что-нибудь полезное, понятно?

Айша провела рукой по длинным золотым волосам ренарта и стёрла текущие из её глаз слёзы.

— Есть место, в которое ты должна попасть, так ведь?

— …Да.

Харухиме достала синий кристалл из рукава своего кимоно.

Держа в руках окулюс, полученный ей для исполнения её роли помощницы, Харухиме опустила на Айшу взгляд.

— Иди уже. Я немного отдохну, а потом найду чем заняться.

— Огромное вам спасибо… Айша-сама, — сказала Харухиме с красными от рыданий глазами, прежде чем подняться.

Смотря вслед убегающей девушке-ренарту, Айша ощутила, что силы покидают её тело.

— Что-то я в последнее время только проигрываю… Может вместо тренировок заставить Маленького Новичка на свидание меня сводить.

Губы Айши расплылись в улыбке и, закрыв глаза, она погрузилась в долгий сон.

— …Белл?

Виена остановилась и посмотрела через плечо.

Она больше не слышала звуков ожесточённой битвы, и ощущаемое ей беспокойство переросло в бурлящее волнение. На мгновенье замешкавшись, всё ещё держащая в руках вуаль девушка повернулась и медленно пошла дорогой, которой она бежала.

— Белл… Богиня?

Виена опасливо продвигалась по лабиринту переплетающихся улочек. Прижав своё единственное крыло к телу, она сжимала себя руками, выглядывая из-за стен, и сейчас больше походила на потерявшегося ребёнка, чем на монстра.

Встретит ли её за очередным поворотом ледяной взгляд золотых глаз? Пронзит ли её шею серебряное лезвие, когда она выйдет на очередной перекрёсток? Виена содрогалась, очень явно представляя себе сцены расправы.

За её спиной возникла тень.

— ?!

Девушка успела заглянуть через плечо, одна рука зажала ей рот, а вторая подтянула ближе к силуэту, обняв её за талию. Виена ощутила неожиданный прилив теплоты.

— Виена, не говори ни слова, — прошептал ей на ухо беловолосый парень.

— А… Белл!

Напряжение ушло, его заменило облегчение.

Впрочем, уже через секунду Виена увидела состояние Белла. Его одежда и броня были побиты и изодраны, повсюду виднелись кровоподтёки. Выражение его лица выдавало боль и усталость, которую он испытывал. Виена лишилась дара речи.

— Идём, — шепнул Белл, потянув девушку за руку.

— Б-Белл… — ответила она слезливым голосом.

— Прости, Виена, попытайся продержаться ещё немного.

Белл шёл впереди, пытаясь понять, куда скрылась преследовавшая его Айз. Поднеся окулюс к губам, он тщательно осмотрел стену.

На отшлифованных чёрных камнях стены широкого дворика виднелся выведенный яркими красными линиями символ Ариадны.

Чувство дежавю охватило Белла, когда он открыл небольшую дверь.

Вот оно что…

Он наконец понял. Конечно, это место было ему знакомо. Он уже бывал на этой улице. В день Монстромании он убегал с Гестией от преследующего их сереброгрива.

Он усмехнулся сам себе, когда осознал, что собирается сделать.

— Боженька… неподалёку есть какие-нибудь тайные проходы? — сказал он в окулюс.

— А? Ну, эм… с того места, где вы стоите, я не смогу провести вас к Фелсу и Ксеносам. Они уведут вас дальше, — прозвучал озадаченный голос Гестии.

— Скажи пожалуйста, как добраться до ближайшего прохода.

Следуя подсказкам богини Белл, оказался в тупике широкого переулка. Надавив на один из камней на стене, Белл открыл тайную дверь. Он сказал Виене идти первой и передал круглый предмет.

— Белл?.. Это?..

— Да. Он поможет тебе говорить с всевышней. Она о тебе позаботится…

Парень сжал единственный окулюс, вытащенный из нарукавника.

— Белл, ты…

Голос Гестии в окулюсе оборвался молчанием.

— Иди этим путём. Я ненадолго задержусь, — сказал он Виене.

— Что?..

В глазах Виены отразилось удивление и беспокойство.

— Ч-что ты собираешься делать?

— Хочу поговорить с Айз кое о чём… Она точно найдёт это место.

— …

— Если будешь слушать богиню, всё будет хорошо. Не переживай. Я скоро последую за тобой…

Но последовать за Виеной он не сможет.

Без окулюса у Гестии не получится его направить. Он не будет знать, где Виена. Белл растрепал Виены волосы, прикрывая ложь доброй улыбкой.

Гестия молча слушала их разговор. Парень был благодарен, богиня поняла, что он собирается сделать.

Виена озадаченно смотрела на Белла, парень легонько подтолкнул её в проход:

— Иди.

Она скользнула в проход, Белл закрыл за ней потайную дверь.

Она смотрела на него, пока дверь с тяжёлым стуком не захлопнулась окончательно. Было слышно, как Белл прислонился к стене.

Второй раз…

Он ощущал себя трусом. Когда он осознал, что не может защитить Виену, и не может побить Айз, он отстранился от неё, как когда-то от Гестии.

Он был жалким, беспомощным и слабым авантюристом.

Но, в этот раз…

Когда сереброгрив зажимал их в угол, последним его желанием было ещё хоть раз увидеть лицо Айз. Эта мысль показалась ему ироничной, из-за положения в котором он оказался.

Белл усмехнулся. Это было забавно. Впрочем, это могло показаться ему забавным из-за собственной глупости.

Несколько секунд спустя он услышал стук о мостовую и повернулся.

— Белл…

Перед ним оказалась Айз. Должно быть, она видела, что он помог Виене сбежать. Она смотрела на него с осуждением. Белл попытался виновато улыбнуться, но у него ничего не получилось.

Он стоял на страже единственной двери в проход, которым скрылась Виена. Айз не знала куда он ведёт, поэтому ей нужно было заставить Белла отойти. Это могло дать девушке-дракону время для побега. И это вынудило Айз заговорить с парнем.

Он не позволил бы себя проигнорировать.

— Уйди.

— Нет.

— Что мне сделать, чтобы ты ушёл?

— Я буду стоять на месте, пока ты ко мне не прислушаешься.

— …

Айз посмотрела на Белла и закрыла глаза.

Спустя мгновенье она решительно обнажила меч.

Лицо Белла скривилось в подобии обречённой улыбки. Когда Айз сделала к нему шаг, он обнажил оружие.

В проходе царила непроглядная тьма.

— …

— Поверни направо, Виена.

— …

— Тут иди прямо.

— …

— …

— …Богиня.

— …Что?

— Мне это не нравится…

— …

— Я не хочу от него уходить!.. Белл мне соврал!..

— …

— Белл пытался меня защитить, я рада, но это неправильно. Я не хочу, чтобы Беллу было больно, не хочу, чтобы он плакал.

— …

— Так я никогда не смогу ему отплатить!

— …Я не собираюсь тебя отговаривать.

— А?

— Я понимаю. Я прошла через подобное.

— Богиня… прошла?..

— Да. Ты же знаешь какой Белл упёртый? Он знает, что слаб, но постоянно улыбается и говорит, что сделает невозможное. Наверное, сейчас больше всего на свете ему хочется сбежать, он точно знает, что с ней ему не справиться, но, всё же…

— …

— Пусть ему и не хочется драться со своей героиней и ему от этого горько…

— Почему Белл это делает?..

— Потому что он не может бросить девушку, нет, члена семьи, в беде.

— Семьи?..

— Да. Ему не важно человек ты или монстр. Он любит тебя как члена своей семьи.

— …Богиня, мне это не нравится.

— Знаю.

— Я хочу пойти к Беллу.

— Знаю.

— Я хочу отплатить ему за помощь.

— Готова принять последствия? Возможно, вы с ним расстанетесь навсегда… Ты понимаешь, что я говорю о твоей смерти?

— Да. В этот раз я должна спасти Белла.

— …Понимаю. Тогда иди.

— Спасибо вам, Богиня.

— Виена.

— Что?

— Ты стала сильной.

Тяжёлый удар пришёлся в его тело.

Несколько пустых стеклянных фиалов валялось под ногами. Зелья закончились. Он сбился со счёта, в какой раз ему приходится подниматься. Он получил слишком много ударов, чтобы их считать. Он хватал ртом воздух, но не отступал и держал наготове кинжал.

— !..

Он был на грани поражения, чуть не лишился сознания, но поднимался снова. Он не отошёл от двери. Даже наоборот, пытался атаковать Айз. Девушка тихонько вздохнула, но также не сдавалась. Её меч, просвистев в воздухе безжалостно ударил Белла.

Быстрый размашистый удар с плеча. Парень не смог его заблокировать.

Апперкот. Он отвёл её меч в сторону с траектории удара.

Удар в движении. Он не смог уклониться.

Быстрый удар в область ножен кинжала. Этот удар он узнал.

Пинок с разворота. Прямое попадание.

Их клинки разминулись в воздухе. Столкнулись. Снова разминулись. Скользнули друг по другу. Навыки, которым она его обучила, и тактики, которые он подсмотрел, пришлись как никогда кстати.

Снова и снова подмечая танцующий перед глазами серебряный клинок, Белл задумался:

Что я делаю?

Почему я дерусь с человеком, которым сильнее всего восхищаюсь?

Она же просто меня изобьёт.

…Хотя, она и на тренировках меня постоянно избивала.

Улыбнувшись этой неожиданной мысли, Белл смотрел, как не прощающий ошибок меч Айз снова поднимается в воздух. Он не мог попасть по ней своими атаками, а контратаки не оставили на ней ни царапины. Она не слушала ни его крики, ни его доводы.

Ненавидит ли он эту хладнокровную девушку? Нет.

Злится от того, что она отказывается его слушать? Тоже нет.

Её меч стал для парня несокрушимым напоминанием. Этот меч заставил его увидеть разницу между мечтами и реальностью. Вот что ощущал Белл. Он ощутил, насколько суровая его ждёт расплата за спасение Виены.

Он должен догнать Айз.

Он должен достичь её уровня.

Он должен её превзойти.

Признавая собственную слабость, он должен стараться ещё сильнее. Он обязан идти вперёд. Ещё быстрее.

— !!!

Спина Белла горела. Жжение в его спине пробудило в парне безумную надежду.

Его противница быстра. Слишком быстра. Он это знал. А её мастерство безгранично.

Поэтому он должен её догнать.

Он должен спасти Виену.

— …ААААААААААА!!! — взревел Белл.

Руки Айз дрогнули от неожиданного дикого крика. Наверняка этот мимолётный испуг на мгновенье отнял силы у клинка Принцессы Меча. Белл вложил остатки своих сил в кинжалы и впервые за всё время, это напугало Айз.

— ?!

Вздрогнув от удивления, она вскинула меч, отражая удар красного кинжала. Почти мгновенно вторым движением она нацелилась на Белла. Парень вскинул нарукавник, блокируя этот удар. Меч Айз скользнул по его броне из двойного адамантина.

Пространство между ними заполнили искры, и звуки сталкивающихся друг с другом клинков. Парень старался изо всех сил, отчаянно пытаясь нанести удар.

Их лица оказались так близко друг другу, что почти соприкоснулись, между ними оказалось не больше ширины кинжала парня.

Белл ударил Божественным Кинжалом снизу вверх.

— Аааааа!!!

Клинок оставил фиолетово-синюю черту в воздухе.

Длинные волосы Айз скользнули, она отпрыгнула, чтобы уклониться от удара. А потом удивлённо прижала руку к груди.

— !..

На серебристом доспехе осталась царапина. Нечто острое оставило на нём след. След, который доказал, что крик Белла со своей целью справился.

На мгновенье девушка растерялась.

Она смотрела на выбившегося из сил Белла, сведя брови, а спустя секунду снова перешла в наступление.

— А?!

Белл инстинктивно выдавил кинжал, заблокировав диагональный удар меча, нацеленный ему в грудь. Клинки заскрежетали и Беллу пришлось поднести вторую руку, чтобы хоть как-то противостоять силе Айз. Она снова сошлась с ним в клинче.

— Почему ты заходишь так далеко? — впервые она задала парню вопрос.

Принцесса Меча, отказывавшаяся его слушать, смотрела ему в глаза через скрещенные клинки.

Белл ответил удивлённым взглядом и прокричал ответ:

— Я хочу помочь этой девушке!

— Это правда? Ты говоришь мне правду? Но она не человек, она монстр!

— Она не такая, как обычные монстры! Она может говорить! Мы улыбались друг другу, держались за руки… она испытывает такие же эмоции, как ты и я! — парировал Белл, не поддаваясь весу меча Айз.

— Ты ошибаешься. Не все на это способны.

Под «этим» Айз подразумевала, по меньшей мере, держание с монстром за руки.

С каждым словом её меч давил на кинжал Белла сильнее.

— А?

— Монстры убивают людей. Они забрали очень, очень много жизней… Они заставили людей пролить очень много слёз.

— …Разве мы, авантюристы, не такие же? — бросил в ответ Белл. Он говорил прерывисто, будто каждое слово давалось ему с трудом.

— ?..

— Твой меч и мой кинжал тоже могут многое натворить!

Если бы им захотелось, они могли бы убить тысячи людей. Их останавливает мышление. Рациональность и чувство общности с другими созданиями, которое есть и у Ксеносов.

Некоторые монстры добрее людей.

Некоторые охотники ужаснее монстров.

Где проходит черта, которая их разделяет?

Белл оттолкнул меч Айз, после этих слов.

— Я…

Оказавшаяся в нескольких шагах от Белла Айз замешкалась.

Разумеется, Белл задумывался о вещах, о которых говорила Айз. Она была права. На самом деле он понимал, какую сторону ему стоит выбрать. Но улыбки Виены, Лидо и других Ксеносов всплыли в его памяти. Он подумал об их слезах. Вспомнил жуткий смех Дикса и слова Фелса.

Лицемер.

Для принятия решения Беллу пришлось собрать всю свою волю.

Наконец он мог рассказать Айз, что чувствует на самом деле, заключение, к которому он пришёл:

— …Я хочу найти место, в котором можно было бы жить вместе с ними.

Наконец сказал он девушке, которой восхищался, девушке, для которой время будто бы застыло.

— Я хочу увидеть мир, в котором они могли бы улыбаться!

Его глупое заявление прозвенело в ушах Айз.

— О чём ты говоришь?.. —поражённо прошептала она.

Её взгляд говорит о том, что она не может его понять и не хочет.

Они стояли по разные стороны, она на омываемой лунным светом стороне, он в тени.

Айз отвернулась от Белла:

— Я услышала достаточно… отойди с дороги.

У Белла, будто давая ему понять, что предел достигнут, подкосились колени. Он посмотрел на Айз снизу, его взгляд был наполнен страданием.

— Я не хочу…

— Хватит.

— Я не хочу…

— Пожалуйста, отойди.

— …Не могу!

— …Уйди!

Они кричали друг на друга ещё громче, чем раньше.

Тряхнув головой, Айз начала сокращать расстояние между ними и выставила меч.

— Я тебя порежу.

— !..

— Будет очень больно, вот…

Эти неловкие слова стали последним предупреждением.

Горло Белла свело от взгляда на блестящий кончик меча, но он не двинулся с места.

В её взгляде читалась грусть. Белла переполняла невыносимая боль.

В следующее мгновенье, глаза Принцессы Меча наполнились решимостью, она занесла над парнем лезвие клинка.

Белл прищурился, ослеплённый лунным бликом на клинке.

— …Нет!

Дверь за спиной Белла распахнулась и в переулок выбежал силуэт.

Её роба болталась за спиной, а капюшон слетел с лица.

Она прыжком загородила Белла от Айз распахнув руки в стороны.

— Оставь Белла в покое!!!

Её голос сорвался, совсем как у людей.

Для Белла время остановилось, он уставился на спину девушки с единственным крылом на ней, Айз уставилась на синие волосы девушки и бледно-синюю кожу. С губ Белла сорвались отдельные звуки:

— Вие…на?..

Силком вернув сознание в настоящее, Белл крикнул в окулюс, который девушка-дракон сжимала в руке.

— Почему, Боженька?!

— …

Окулюс ответил молчанием.

Не обращая внимания на так и не пришедшего в себя до конца парня, Виена заслоняла его от Айз и смотрела ей в глаза.

— Пожалуйста… не надо ранить Белла.

— !..

От взгляда янтарных глаз Виены, выражение на лице Айз изменилось.

Было заметно, что вид защитившего Белла монстра её потряс. Действия и слова девушки-дракона подтверждали то, что Белл сказал секунды назад.

— Хватит… Перестань говорить, — лишённая спокойствия Айз опустила голову, пряди волос скрыли её глаза. — …Почему существа, вроде тебя, существуют?

Белл вздрогнул, услышав тихий, подавленный голос. Он увидел что-то неведанное в пустом выражении на лице Айз медленно поднявшей голову. Исходившая от тонкого тела принцессы меча едва уловимая, но мощная аура заставила Виену замереть на месте.

— Что ты такое, и чего хочет твой род?

— Я… Я хочу остаться с Беллом.

— …Этого я допустить не могу.

Взгляд Айз пронзал не хуже её меча.

— Я никогда не позволю тебе творить на поверхности, что вздумается, как и другим монстрам, — заявила девушка, наставляя на вуивру меч. — Твои когти могут ранить людей. Твоё крыло их напугает. А камень в твоём лбу может убить слишком многих.

Слова Принцессы Меча были наполнены осуждением, ненавистью и отторжением.

Айз не была обычной собой. Непоколебимость её доводов говорила о силе воли. Белл никогда не видел Айз такой.

Что ей движет?

Гнев? Ненависть? Сожаление? Надежда?

Белл ощутил, что оказался в шаге от тьмы в сердце девушки.

— Я не могу закрыть на тебя глаза, — произнесла Айз.

Услышав отторжение и жажду убийства в голосе Принцессы Меча, Белл забыл, как дышать. Во имя своих взглядов она была готова даже его разрезать на части.

Виена, перед лицом которой оказалось остриё меча Айз, бросила взгляд на свои руки, Белл осел на землю, не в силах произнести ни слова.

— …

Девушка-дракон смотрела на свои бледно-синие ладони и когти, которые однажды ранили Белла, как и сказала Айз. Не произнеся ни слова, она обхватила правой рукой когти на левой руке.

— А?

Белл осознал слишком поздно.

Отрывисто дыша, вуивра сломала все когти одним резким движением. Айз была поражена.

— Виена?!

Следом, Виена проделала то же самое с правой рукой.

Оторванные когти посыпались на камни мостовой. Не обратив внимания на крики пытавшегося её остановить Белла, девушка положила окровавленные руки на своё крыло.

— Ааааааааа!!!

Будто предлагая плату за свои грехи, девушка-дракон вырвала крыло из своего тела.

— …

Пепельное крыло, растянутое по бледно-синим перепонкам костей, упало к ногам поражённой Айз.

Тонкие руки девушки, ещё мгновение назад наполненные силой дракона безвольно опустились. Белл подхватил Виену, когда она начала падать на землю. Кровь, красными брызгами покрывшая броню Белла, была того же цвета, что и у Айз.

Белл надавил на спину девушки, пытаясь остановить кровотечение после вырванного крыла, а Виена так и не сводила с Айз взгляда.

— А если… если я исчезну?

Затаив дыхание, она поднесла руку к драгоценному камню в своём лбу.

— Лучше исчезнуть насовсем…

Она двинула руку от лба к груди, тому месту, где у неё, монстра, был магический камень.

Лицо Белла наполнилось горечью, а Айз вздрогнула.

Виена тихо продолжила:

— …Я всегда была одна. Было темно и холодно… и я… пока не стала собой… всегда была одна. Никто не пришёл меня спасти. Никого не было рядом…

Заговорила девушка, погрузившаяся в свои тёмные воспоминания.

— Меня резали, меня били… Было страшно и одиноко, — прошептала она. Казалось, даже дыхание даётся ей с трудом. Она посмотрела в золотые глаза Айз, почти того же оттенка, что и её янтарные глаза.

— Но Белл спас меня, когда никого больше не было.

— !

— Когда я была во тьме… когда некому было помочь, Белл пришёл и спас меня! — крикнула она.

Изменение произошло неожиданно. Услышав эти слова Айз начала колебаться. Она стояла безмолвно, будто в этой истории что-то ей открылось. Кажется, она что-то вспомнила. Айз что-то почувствовала, услышав обрывистый рассказ девушки-монстра и сложив его воедино. Возможно, что-то, что когда-то видели её золотые глаза.

Она забыла о своей решимости увидев слёзы Виены.

— Я хочу быть с Беллом!..

Невинная девушка-монстр не пыталась оправдаться или что-то доказать, она просто высказала своё желание. Прежде чем меч заберёт её жизнь, она открыла то, что было у неё на сердце.

Взгляд Айз заколебался от горечи в голосе девушки-дракона. Кончик меча задрожал, будто в сомнении.

Меч, который она не могла ни вернуть в ножны, ни отвести, задрожал от нерешительности девушки. Айз продолжала держать клинок наготове.

Благоразумие и эмоции, зародившиеся в сердце девушки сошлись во внутреннем противостоянии. Её глаза блеснули, в них не было боли и замешательства, за этим блеском крылась какая-то другая эмоция.

Сожаление?

Зависть?

Что Айз увидела в Виене?

Белл, защищавший вуивру с самого начала, так и не мог произнести ни звука… Айз опустила голову.

Она была похожа на марионетку, которой обрезали нити.

Она опустила меч, направленный в грудь Виены.

— …Я не могу убить вуивру, —пробормотала она лишённым живости голосом.

— Айз… вы…

— Я… Я чувствую, что вы оба правы… Поэтому я не могу её убить.

— …

— Я не могу больше с вами драться…

Стоящая, опустив взгляд в землю, окутанная лунным светом девушка показалась Беллу до невозможного маленькой. Ни авантюристкой, ни Принцессой Меча, а самой обычной девушкой.

Пытаясь скрыть чувство, сдавившее его грудь, Белл обхватил рукой плечо Вены.

Секунду спустя Айз достала эликсир из поясной сумки и положила его на мостовую, будто обронив, а после отвернулась.

— Помогать тебе я не могу… я останусь здесь.

— Вы…

— Идите.

— …Спасибо.

Белл подобрал эликсир и, поддерживая плечом Виену, вышел из переулка.

Через несколько мгновений он обернулся, бросив на Айз, от которой удалялся, последний взгляд. Она стояла к ним спиной, золотые волосы развевал налетевший ветер. Она казалась Беллу такой неуловимой, что могла исчезнуть в любую секунду.

— …

Айз словно приросла к земле. Она забыла даже вернуть меч в ножны.

Её освещал серебристый свет луны.

— Айз.

— …

Голос принадлежал Бете.

Вервольф спрыгнул откуда-то сверху. Он посмотрел на лицо девушки, глаза которой были прикрыты прядями волос.

— Всё в норме?

— …Да.

Она апатично кивнула в ответ. Возможно, она поняла вопрос не в том смысле, в котором он его задал. Но больше девушка ничего не сказала.

— Тогда я пойду, — ответил Бете.

— …Я тебе… благодарна.

— Мне-то с какого рожна? — бросил вервольф, плюнул за землю и удалился.

Тишина повисла снова.

Оставшись, одна девушка что-то тихонько прошептала и подняла взгляд в тёмное ночное небо.

— Белл тебе больно?

— Это тебе больно, Виена?

Я снял броню, а Виена мягко ощупывала меня руками.

Мы остановились в заброшенном здании, чуть поодаль от Айз. В просторных руинах каменного здания, которому не хватало половины крыши, мы латали друг другу раны, как могли. Если точнее, мы использовали эликсир, который нам оставила Айз.

Виена сняла робу и была голой, как в тот день, когда я встретил её в Подземелье. Впрочем, я сразу дал ей чем прикрыть хотя бы грудь. Её раны закрылись, но даже эликсир не был способен вернуть ей крыло и когти. Если бы такие чудеса были возможны, Нажа наверняка не использовала бы протез…

Что же до меня, несмотря на множество ран, моей жизни ничего не угрожало.

Наверное, несмотря на свои слова, Айз до самого конца меня щадила.

Мне до неё ещё так далеко…

— Я ей не ровня, — пробормотал я, возвращая броню на тело и помогая Виене натянуть разорванную робу, в задней части которой красовалась огромная дыра из-за крыла.

Времени отдыхать не было. Нужно встретиться с Фелсом и остальными Ксеносами как можно быстрее.

— Белл-сама! Виена-сан!

— Харухиме!

К тому моменту, когда мы собрались уйти, нас нагнала Харухиме с окулюсом в руках.

Виена тут же к ней бросилась и со слезами на глазах обняла. Харухиме тоже заплакала, прижимая к себе тонкое бледно-синее тело.

— Харухиме, всё хорошо?

— Да. Айша-сама пришла мне на помощь… А что случилось с вами? — робко спросила она.

— …Мы в порядке.

Харухиме, должно быть, слышала о нашем столкновении с Айз от Боженьки. Я неловко улыбнулся в ответ.

— Лучше бы нам пойти побыстрее, — сказал я, переводя разговор на другую тему.

— Эм, Белл-сама… Я…

— Что это… Ой!

— Кью!!!

Что-то мягкое и пушистое прыгнуло прямо мне в лицо, практически отгоняя меня от Харухиме. В первое мгновенье я поддался панике, но быстро осознал, что это был небольшой монстр. Кролик-Ксенос в одежде.

Виена, все ещё обнимающая Харухиме, подняла голову.

— Эм, аль-мираж… Аруру?

— КЬЮ!!!

— По пути я встретила несколько Ксеносов отделившихся от остальных…

Когда Харухиме сказала несколько, группа Ксеносов ворвалась в здание.

— Белл!

— Итак, мы встретились снова, создания поверхности!

— Летт! Фия!

Перед нами оказались гоблин в красном колпаке, Летт, и Фия, гарпия. А ещё здесь адская гончая… Хельга, кажется? Включая оккупировавшую меня Аруру, четверо из отделившихся Ксеносов были с Харухиме. Похоже, как и Айша, они нашли Харухиме по магическому свету, когда, скрываясь, перебегали с севера Района Лабиринта на восток, чтобы избежать внимания собравшихся авантюристов.

Так не было задумано, но мы были рады воссоединению.

— Нас стало неожиданно много… Теперь точно нужно поторопиться!

— …Белл, мне нужно с тобой насчёт этого поговорить…

Боженька тихим голосом заговорила со мной через окулюс.

Аль-мираж начала переглядываться с Виеной, прижавшейся к моей руке.

— Нет, Аруру!

— Кью!

— Думаю, тебе лучше оставить мысль об объединении с Фелсом и остальными, — сказала боженька.

— А?

Все уставились на окулюс, который Виена вернула мне.

— Ч-что-то случилось с остальными Ксеносами?!

— Нет, с ними всё хорошо. Они сбежали от Паствы Локи и сейчас отправились в один из ведущих в Кносс проходов.

— Раз так…

— Вы с ними уже не встретитесь. Все слышали звуки битвы на западной стороне и собираются у центра Улицы Дедала, не только Паства Локи, но и остальные авантюристы…

По поникшему голосу Всевышней я понял, что на встречу с Фелсом лучше не надеяться.

Она права, избежать внимания в таком случае будет невозможно. Вместе мы не уместимся под вуалью. Поэтому переводить всех придётся несколько раз, к тому же Финн и другие авантюристы могут нас вычислить.

Времени мало… драка с Айз затянулась надолго.

Виена посмотрела на меня, а я не знал, чем ей ответить. Харухиме и остальные Ксеносы также молчали.

Для нас всё кончено. Мне вспомнились слова божеств.

— !.. Синьор, возьмите!

— А? Это… ключ от Кносса?!

Я удивлённо уставился на магический предмет, который протянул мне Летт. Я перевёл удивлённый взгляд на гоблина, он мне рассказал:

— Последний из нашего рода отдал его нам. Он сказал, что будет у него эта вещь, или нет, значения не имеет…

— Не имеет значения?.. Так сказал Ксенос?

— Он сказал, что останется наверху. Сказал, что почти достиг своей мечты.

— …Это же хорошо?

— Не в наших силах было его остановить… Кажется он отчаянно чего-то ищет.

Летт опустил взгляд, я притих.

Выходит, ключ у нас есть… но он бесполезен, если мы не доберёмся до двери. Паства Локи заметит нас, если мы попытаемся пойти путём, ведущим к Кноссу…

— А!..

В моей голове будто зажёгся огонёк.

— Белл-сама?

Не обратив внимания на смотревшую на меня с интересом Харухиме, я напряг память.

Путь ведущий под землю… ведущий к Кноссу.

Я его не видел, доказательств у меня нет. И, всё же…

— Я знаю! Есть ещё один вход!

Я переводил взгляды с одного удивлённого лица на другое, в моём голосе появилась надежда.

Жители Улицы Дедала по приказу Гильдии эвакуировались. Благодаря тому северо-западная часть района в которой мы оказались сейчас, пустует. Не попадаясь на глаза случайным авантюристам, мы, с помощью указаний Боженьки, шли тайными проходами и наконец оказались у места назначения, на севере Района Лабиринта.

Приют Марии, в котором живут дети.

Мы прошли через задний дворик с садом незамеченными.

— Вы знаете об этом месте, Белл-сама?.. — удивлённо спросила Харухиме.

— Белл, ты восхитительный! — зазвенел восторженный голос Виены.

— Ну, мне просто приходилось здесь бывать… — ответил я, сухо усмехнувшись.

Мы спустились по лестницам, и я активировал лампу с магическим камнем в стене.

Садик за церковью-приютом вёл в руины. В этих руинах можно было найти скрытый куском камня проход. Использовав этот проход, мы оказались в том месте, которое месяц назад я изучал с детьми и Силь.

…Подземный зал, где я встретил варвара.

— Как просторно…

— Кто бы мог подумать, что под землёй скрыто такое здание… — восторженно пробормотали Фия и Летт, когда осмотрелись.

Я освещал зал факелом, адская гончая использовала пламя. Каменные стены остались в точности такими, какими я их запомнил.

После случившегося здесь инцидента, я доложил Эйне в Гильдию… Но, судя по тому, что расследование так и не было проведено, наверняка оно не достигло Урана. После побега монстров на Монстромании, подобный случай мог бы очень сильно ударить по престижу Гильдии, как я слышал…

— …

В одной из угловых комнат виднелась огромная груда пепла, и окровавленные остатки волос варвара. Я молча посмотрел на них, а потом повёл остальных в дальний конец этой комнаты.

Перед нами оказался обрушенный проход.

— Белл, не могу в это поверить…

Охотник в очках упоминал об этом проходе.

Ага, поймали мы здоровяка.

Не успел я его приручить, как кто-то из моих тупых подчинённых проморгал, и эта штука сбежала.

Мы пытались его догнать, но он оказался на другом конце, когда обрушился проход.

«Здоровяком» был варвар, которого я здесь встретил, а обрушившийся подземный проход — это путь, который сейчас прямо перед нами.

Летт посмотрел на мою правую руку, на которой начал пульсировать свет и от неё раздавался звон.

Охотники, которые ловили Ксеносов, использовали этот проход как вход и выход в Кносс для того, чтобы провозить контрабанду, логично предположить, что варвар бежал именно через него.

Зарядка длилась около двух минут.

Я сказал Виене и остальным отойти, вытягивая правую руку, чтобы использовать навык.

— Вспышка.

Мощные, заряженный удар разнёс завал в проходе одним махом.

— !..

Харухиме и остальные закрыли уши руками, от раздавшегося грохота.

Подняв взгляды, они увидели, что за пробитой дырой, вдалеке, виднелся коридор дальше.

— Даааа! — шепнул я сам себе, бросив на него взгляд. Вдали, среди осыпающихся стен виднелся адамантин.

Ошибки быть не может, проход ведёт в Кносс.

— Если пойдёте этой дорогой, дойдёте до двери в Кносс. Хотя пути я не знаю… — сказал я.

— Всё будет хорошо. Запах нашего рода проведёт нас этой дорогой. Возможно…

— Вуф!

Гончая Хельга шумно втянула носом воздух и прервала Фию, будто пытаясь подтвердить её слова. Наверное, речь идёт о запахе жертв…

Ксеносы из нашей группы взбодрились, увидев открывшийся перед ними выход. Они посмотрели на нас с Харухиме.

— Белл, я не могу выразить, как я вам благодарен! Ваша помощь не будет забыта. Как только вы окажетесь в беде, мы первыми поспешим вам на выручку, — произнёс джентльмен в красном колпаке.

— Создания поверхности, надеюсь вы сможете прийти к нам в гости снова. Дайте снова споём и станцуем, — добавила любопытная гарпия.

— Придём… и приведём с собой Микото.

Красный колпак и гарпия пожали наши с Харухиме руки.

Аль-мираж и адская гончая нюхали наши ноги, будто пытаясь внести свою лепту в благодарность, пока мы жали руки Ксеносам.

— Белл.

Настало время последнего прощания с Виеной.

Девушка-дракон посмотрела нам в глаза.

— Я вернусь с остальными. Если останусь на поверхности, это принесёт вам двоим только боль.

— Виена-сан…

Виена улыбнулась так, чтобы уже разбитая Харухиме не стала грустить ещё сильнее.

— Знаете, когда мы расставались, я плакала, потому что мне было очень одиноко, — сказала она.

— …

— Но, если я снова буду плакать, вы будете за меня беспокоиться? Поэтому я больше плакать не буду. Вам не нужно расстраиваться.

— Виена…

Она будто пыталась освободиться от роли всегда защищаемой.

Что могло вызвать в ней такие перемены так быстро?

Может люди, которых она встретила? Злоба, с которой её приняли люди? Её столкновение со смертью? Что бы это ни было, я уверен, что вид её улыбки прямо сейчас мне не заменит всё золото мира.

Нет разницы, монстр она или человек, девушка, которая меня защитила, благородное создание.

— Знаешь, что мне сказал Лидо? Может сейчас это невозможно… но он сказал, что раз такие люди как ты существуют, однажды наша мечта может исполниться! — сказала она, и улыбка расцвела на её лице.

Я улыбнулся ей в ответ.

— Мы ведь встретимся снова? — спросила она меня.

— Конечно мы встретимся.

— И однажды сможем жить вместе?

— …Да, наверняка! — кивнул я.

Я не просто пытался её утешить. Я буду приближать этот день.

— Обещаю. Я не знаю сколько времени это займёт… но однажды, я создам место, в котором мы сможем жить вместе.

Виена покраснела и улыбнулась ещё ярче.

Харухиме, смотревшая на нас добрым взглядом, сложила руки вместе.

— Давайте поклянёмся на мизинчиках! — сказала она.

— Клятва на мизинчиках?

Мы с Виеной вопросительно посмотрели на неё. Она объяснила, что на Дальнем Востоке люди так заключают обещания. Она поднесла мой мизинец к мизинцу Виены и повторила обещание.

— Э-это слишком, — стыдливо пробормотал я.

— Вовсе нет! — настояла Харухиме.

Виена хихикнула, Харухиме обхватила своим мизинцем наши. Потом она протянула Виене окулюс, будто передавая подарки, и мы в последний раз её обняли.

Она прижала мизинец к груди, будто это было самое ценное, что у неё есть, а потом пошла за остальными Ксеносами в проход.

— Пока, Белл, пока, Харухиме! Мы скоро увидимся!

Группа странных силуэтов удалялась.

Янтарные глаза Виены блестели от слёз, которые она, отвернувшись, пыталась от нас скрыть. Я тоже старался не показывать свои слёзы.

Мы с Харухиме крикнули на прощанье и смотрели, как махавшие нам Ксеносы скрылись во тьме.

Мы стояли, пока они совсем не пропали из вида.

— Обещание…

Я посмотрел на до сих пор тёплый мизинец.

Я обязательно его исполню.

Пусть это несбыточно, как детская фантазия или пустая мечта, даже если это недостижимый идеал. Мы снова улыбнёмся друг другу под лучами солнца.

Чтобы это случилось мне нужно двигаться дальше…

— …

Я взглянул на свою ладонь и сжал её в кулак.

Прошла минута, Харухиме улыбнулась, утирая слёзы, я улыбнулся ей в ответ.

С этого дня на моём мизинце высечено новое обещание.

— Правда, Фелс? Виена и остальные вошли в Кносс?! — крикнул Лидо.

Покрывавшие ящеровоина раны говорили об ожесточённом сражении с Паствой Локи. Но, вопреки побитому виду, в голосе монстра слышалась радость.

— Да. Кажется, их вывел Белл Кранелл, — ответил Фелс, держа одной рукой окулюс. Каменный проход, в котором они находились, наполнили восторженные возгласы. Они шли одним из путей, ведущих в Кносс.

Благодаря Вельфу, Микото и чёрному туману им удалось набрести на скрытую в центральной зоне Района Лабиринта лестницу, ведущую под землю. Нападения Паствы Локи оставили на монстрах свой след, и строй Ксеносов чуть было не развалился, но, благодаря прикрытию Лидо, Гроса и Рей им удалось зайти так далеко. Осознание того, что Виена и остальные Ксеносы в порядке, сняло огромный груз с их плеч.

Строй монстров, набирая скорость, шёл к двери в Кносс.

— Похоже, Летт и остальные благополучно прошли через дверь, но сейчас вражеские силы собираются у подземных проходов. Скорее всего, Храбрец понял, что у нас есть «Записи Дедала», — сказал Фелс.

— Эта книжка помогла нам успеть скрыться, — отозвался Лидо.

— Но здесь нет ни одного врага. Наверное, они даже не знали об этом проходе, — нахмурился Грос.

— Грос прав. Паства Локи, должно быть, даже не знает о его существовании. Планирование стало нашим козырем, — сказал Фелс, взглянув на чертёж Кносса, скопированный из Записей Дедала.

Маг уверено вёл Ксеносов по коридору. Западная орихалковая дверь была прямо за углом.

— Что же, Фелс… — сказала Рей.

Фелс кивнул.

— Не знаю, можно ли назвать это победой, но мы почти достигли цели.

Они шли по тёмному проходу.

— Что же… можно порадоваться что им удалось уйти… — произнесла Гестия, издав протяжный вздох и опустившись на землю.

Она не покинула заброшенную башню в юго-западной части Района Лабиринта. Доставив Ксеносов к проходу в Кносс она расслабила плечи. За то, что она направляла Белла и остальных через окули, ей полагается достойная награда.

Над командным центром развернулось ночное небо. Гестия снова взглянула на магическую карту, расстеленную на полу.

— Белл и Харухиме на севере, Лили до сих пор на востоке, Вельф и Микото отходят на юг… Кажется, моё дело сделано. Теперь все смогут разойтись.

Имена Ксеносов пропали с магической карты. Наверное, потому что Наследие Дедала, созданное Фелсом, не включало поземные проходы ведущие в Кносс. Раз Порошок провидца не способен обратить чертёж Кносса в магическую карту, отслеживать Ксеносов богиня больше не могла.

— Как-то здесь одиноко, надо с кем-нибудь встретиться, — Гестия, оставшаяся одна с того момента, как ушла Харухиме, подтянула записную книжку, лежащую рядом, и присмотрелась к карте.

— А Белл меня удивил. Я даже не знала, что этот проход существует… в смысле, его нет на карте, — продолжила богиня, озадаченно выискивая проход, в котором скрылись Виена и остальные.

Некоторые из проходов оканчиваются тупиками… интересно, их построили потомки Дедала. Пробормотала себе под нос богиня.

Ничего странного в этом нет. Совсем наоборот, это самая вероятная из возможностей.

Гестия кивнула и перевернула лист «Записей Дедала».

— Кто бы мог подумать, что этой книжонке тысяча лет… Она нас спасла.

Потрёпанное состояние книги говорило о её возрасте. Рисунки многоярусного лабиринта явно перелистывались множество раз, тут и там в тексте встречались затёртые буквы, которые было невозможно прочесть. Наполненные одержимостью шедевра, лабиринта, слова, начертанные кровавыми чернилами, было непросто прочесть.

Гестия вчитывалась в страницы древней книги, которая помогла им обойти Паству Локи, и неожиданно она выскользнула из рук богини.

— Ой!

Книга отскочила от крыши и, к её несчастью, приземлилась в углубление, в котором скопилась вода от прошедшего дождя.

— Нет! Только не т-т-т-тысячелетняя книжка!!!

Разумеется, с такой ценностью стоило обращаться очень заботливо. Опасаясь худшего побледневшая Гестия кинулась доставать записки из лужи.

— Капитан, мне очень жаль… но мы потеряли монстров из вида.

Финн стоял посреди лагеря Паствы Локи на Улице Дедала, слушая доклад одного из своих подчинённых и хмурился.

Может Риверию или Гарета отправить разобраться? Тот чёрный дым не даёт нам связаться с остальными… Впрочем, это уже бесполезно.

Инстинкты подсказали Финну, что монстры перехитрят отправленного им на перехват Гарета. Всё потому что он недооценит их силы… а точнее, силы Паствы Гестии, которая им помогает.

Мы так и не нашли чёрного минотавра. Кто-то его убил?.. Нет, мне так не кажется. Что-то странное происходит с тем минотавром.

Он провалил главную задачу. Варианты ограничены, учитывая количество неизвестных факторов, включая входы в Кносс. Финн окинул взглядом Район Лабиринт, бурлящий от хаотичных выкриков авантюристов.

Это случилось из-за того, что я не смог просчитать передвижения врагов…

Если всё пошло согласно плану его противников, их лидер должен быть хитёр. Финн это признал. Но было кое-что, чего он понять не мог.

— Ты не ошибся, монстры затерялись в двадцать первом районе?

— Да, сэр.

Финн нахмурился.

Двадцать первый район… Быть не может, мы же его обыскивали и…

Финн не мог ничего придумать. Он не понимал, что происходит. Но что-то, несомненно, произошло.

— …

Финн посмотрел на правую руку.

К его удивлению, большой палец дал о себе знать и очень сильно.

— …Куда же они направляются?

— Царство смертных сходит с ума.

Где-то в мире кто-то усмехнулся.

Неисчислимое количество историй мира принадлежало его детям. Но, всё же, на заднем плане всегда маячили боги.

Будто марионетки, или актёры они декламировали нашёптываемые им роли, будто танцоры исполняли свой танец, переписываемый прямо на ходу, детей зачастую вела божественная воля.

— Мы всего лишь марионетки богов и богинь.

Где-то в мире кто-то сдался.

— Фелс куда дальше?

— Поворот направо! Дверь будет сразу на ним!

Ксеносы бежали. Они шли к метке на карте, даровавшей им надежду.

Когти скрипели о каменный пол, хлопали крылья, змеиный торс скользил по камням, копыта отбивали ритм. Монстры бежали что есть сил.

Наконец, они преодолели последний поворот.

— Ой, совсем промокла! — всхлипнула Гестия, выловив записную книжку из лужи.

Она схватила ртом воздух.

— …А?

Для богини будто замерло время.

— Что? Как это?.. Н-не могу поверить!

Обрывки слов срывались с губ богини, державшей в руках мокрый переплёт. Её глаза округлились, она уставилась на открывшуюся страницу.

— Как такое возможно?..

Содрогаясь от страха, она издала пронзительный крик:

— Уран, что это значит?!

— …

Сидящий на алтаре в своём подземным святилище древний бог свёл брови.

— Что за…

Завернувших за угол Ксеносов ожидало жуткое зрелище. Огромная каменная стена, в которой не было ни единой трещинки.

Стена преградила им дальнейший путь.

Двери, которая должна была их спасти, не было.

— Тупик?.. — удивлённо сказал Лидо.

— Фелс… что случилось? Мы повернули не туда? — спросил Грос.

— Этого не может быть! Я прочёл карту верно… — ответил Фелс, уставившись в чертёж.

Маг всё это время следовал чертежу и дошёл до западной двери, о которой не было известно Пастве Локи. Но перед ним открылась только огромная стена.

Тайная дверь? Но карта никак на это не указывает…

Невероятно. Будто кто-то всё это время нами манипулировал…

Скрытый чёрной робой Фелс содрогнулся и, если бы он не был скелетом, у него проступил бы пот. В этот момент он услышал голос:

— Приветик, Ксеносы!

Бодрый голос прозвучал за их спинами.

— !

— Рад нашей встрече. Пожалуйста, не надо бояться. Меня зовут Гермес. Я самый обычный бог.

На голове божества с оранжевыми волосами красовалась походная шляпа с пером. Его глаза, в тон волосам, блеснули, он улыбнулся поражённым Ксеносам.

— Всевышний Гермес?! Что вы здесь делаете? — спросил Фелс.

— Нетрудно догадаться, падший Мудрец, устраиваю на вас засаду.

— З-засаду?! — ошеломлённо переспросил Мудрец. Ксеносы разделяли его удивление.

Что Гермес пытается сказать? Что значит засада? Чего он добивается? Разум Фелса отказывался принимать положение, в котором они оказались.

Ксеносы, будто приросшие к месту, ощутили исходящий от божества холод. Маг в чёрной мантии сжал карту, которую держал в руках и спросил:

— Всевышний Гермес… почему здесь нет двери? Разве не вы заполучили чертёж Кносса? Этот чертёж, «Записи Дедала»…

Улыбка на лице Гермеса растянулась от уха до уха:

— Ты даже не подумал, что «Записок Дедала» быть не может?