Том 11    
Глава 7. Возвращение героя


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
kristonel
kristonel
05.10.2020 05:53
>>46062
И вы не хворайте. На перевод одного тома уходит примерно 2 месяца.
pefody
pefody
03.10.2020 17:28
Здравствуйте!
Ваш перевод лучший из тех, что я нашëл. Сколько времени у Вас уходит на перевод 1 тома?
Понимаю, что это достаточно сложно и отнимает много времени. Насколько знаю, уже есть 15 том. С нетерпением жду продолжения перевода.
Ответы: >>46077
lastic
lastic
30.09.2020 19:17
оооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооо
lastic
lastic
30.09.2020 19:17
Хооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооо
razgildyai
razgildyai
30.09.2020 11:25
спасибо за перевод этой замечательной серии) наконец-то снова Подземелье, а то немного надоело ПВП. Переходим на ПВЕ)
lord zombie
lord zombie
29.09.2020 23:00
Спасибо за перевод! Ждём следующий том!
lord zombie
lord zombie
27.09.2020 02:04
Ну Гермес и скотина! Нет, чтобы сразу с Астериосом договариваться, всё равно бычара нацелился попасть в Вальгаллу. Нефиг Гросом жертвовать!
Спасибо за главу!
lastic
lastic
25.09.2020 23:01
ОООООООООООооо
ЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕееееееееееееее
ястит
ястит
22.09.2020 12:18
Ууух, аж мурашки побежали от главы )
lord zombie
lord zombie
21.09.2020 02:15
Большое спасибо за главу! Надеюсь, у Ксеносов всё будет хорошо.
lastic
lastic
30.08.2020 23:42
Хооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооооооо
оооооооооооооооооооооооооооооо
ооооооооооооооооооооооооооо
millkays
millkays
22.08.2020 12:48
@Kristonel, я в любом случае начал бы с первого тома. Просто интересовался что покрыло аниме и на сколько. Но спасибо
kristonel
kristonel
22.08.2020 02:39
>>45585
1 сезон покрывает тома с 1-5 (насколько я помню). Второй с 6-9. Второй сезон аниме лучше не смотреть, испортишь то хорошее впечатление, которое сложилось после первого сезона. История стоящая, а аниме никуда не годиться. Личное мнение.
Насчёт вопроса, из-за того что первый сезон аниме покрывает пять томов, очень многое упущено. Если думаешь, не начать ли читать книгу, начини с первого тома и сам всё увидишь.
millkays
millkays
22.08.2020 02:01
Из всего посмотрел только 1 сезон аниме, хочу начать читать ранобэ сколько покрывает 1-2 сезонов томы ранобэ?
Ответы: >>45586
ricco88
ricco88
17.08.2020 18:53
Спасибо!
razgildyai
razgildyai
17.08.2020 09:41
о, только вчера думала: когда же возьметесь за 11 том, и вот он)) спасибо за перевод

Глава 7. Возвращение героя

Боевой клич, разнёсшийся по Орарио, заставил многих авантюристов отреагировать одинаково.

Золотоволосая и золотоглазая мечница подняла взгляд и побежала к северо-западному сектору.

— ...

Сёстры-амазонки подняли оружие и также бросились бежать:

— Он там!

— Идём!

Быстроногий вервольф бросил все дела:

— Кажется, он рядом с Финном!

Белл повернул голову.

Его красные глаза увидели монстра, уничтожающего, разрушающего, сметающего всё на своём пути. В одно мгновенье чёрный зверь прорывал ряды авантюристов, стоявших на его пути.

Продвижение монстра поразило Гермеса, помешало Асфи вмешаться, удивило богиню и уничтожило подготовленную богом в дорожной шляпе сцену.

Жители не успели даже закричать. Монстр нёсся на такой скорости, что залп стрел, выпущенных подчинёнными Храбреца, за ним не поспел. Копьё, брошенное самим авантюристом, лишь поцарапало шкуру зверя, он нёсся всё дальше, к Беллу. Парень был его единственной целью.

— ?!

— УОООООООООООООООООО!!!

Угольно-чёрная шкура минотавра была покрыта кровью.

Белл успел подготовиться к нападению лишь благодаря инстинктам.

Он отбросил от себя Эйну, а потом, попытался избежать смертельного удара огромного Лабриса, скрестил руки, отпрыгивая от монстра.

Вонзившееся в землю лезвие огромной секиры породило ударную волну, разметавшую в разные стороны камни мостовой.

Тело Белла, словно стрела, уносилось всё дальше от площади, пробивая стены зданий.

— Белл?! — одновременно вскрикнули Гестия и Эйна, увидев как огромный бык с алыми рогами понёсся дальше.

— Что… Что случилось?!

Кусочки мостовой дождём осыпались на площадь, скрывшуюся под облаком пыли.

На несколько секунд воцарилась тишина, а после крики поражённых авантюристов её нарушили: кто-то кричал от боли, кто-то от ярости. За считанные секунды множество авантюристов получили сильные раны, а Маленького Новичка выбило с площади. Яростный натиск монстра прошёл так быстро, что мало кто успел разглядеть противника, и это подняло сильный переполох.

— Эй, вы в порядке?

— Вы не ранены?

Оука и Чигуса помогали подняться Эйне, но в ответ девушка говорила лишь: «Белл?! Белл?!». Ей удалось избежать серьёзных ран, но она, будто не слыша заданных ей вопросов, называла имя парня снова и снова. Униформа работницы Гильдии была перепачкана пылью, она не сводила взгляда со сквозных дыр в стенах.

В другом углу площади переглянулись Вельф и Микото:

— Это же был…

— …Чёрный… минотавр.

В ужасе прошептали они, краем глаза заметив монстра, бросившегося в погоню за отлетевшим Беллом.

Лили и Харухиме были бледны и не могли сдвинуться с места, будто то, что случилось, по-прежнему стояло у них перед глазами. Гестия также была озадачена.

— Астерий?! — пробормотал Грос.

Ксеносы также замерли, потому что не ожидали такого поворота событий.

Скрытый клубами пыли Грос смотрел в ту же сторону, что и Эйна, на дыры в стенах, в которых исчезли Белл и его родич.

Финн осматривался с крыши ближайшего здания:

— Разведчики следуйте за целью! Ничего не предпринимайте, пока меня не будет рядом! Группа Нарфи, догнав противника, оказывайте поддержку издалека и вызовите Айз!

— Да, сэр!

Полурослик быстро раздал приказы, и его подчинённые принялись их исполнять. Финн задумался.

Это было невозможно предсказать. Так подсказывала полурослику его интуиция. Даже его выдающийся мозг не мог предположить действий монстра, так что можно назвать эту ситуацию Аномалией. Командир Паствы Локи был уверен, что такой монстр может стать проблемой в будущем и должен быть убит.

Финн собирался броситься в погоню, но услышал за спиной топот.

За ним возник силуэт.

— Ты…

Полурослик остановился и повернулся.

— Ууооо… Оууууу!..

Белл вырвался из обломков после своего приземления и замычал от сильной боли, которой пылало всё его тело.

Перед собой парень увидел множество стен с пробитыми в них дырами. Похоже, он отлетел от площади на приличное расстояние. Если бы не двойная адамантиновая броня, он сломал бы спину. Ему пришлось заставлять своё дрожащее тело подниматься. Он показался посреди залитых лунным светом руин.

Спустя мгновенье раздался громкий треск.

— !

Парень удивлённо посмотрел на звук рассыпающихся в пыль под ногами обломков. Среди полуразвалившихся стен он увидел чёрного монстра, отправившего его в полёт. Белл ухватил ртом воздух, увидев огромный силуэт и голову на его плечах. Силуэт был одет в полную броню, а по его движениям было заметно, что веса он не ощущал.

Парень осознал, что ошибки быть не может. Перед ним Ксенос, о котором он до этого только слышал: Чёрный минотавр.

Враг он или друг? Можно ли с ним поговорить?

Мысли пролетали в голове Белла, даже после того, как он, покрывшись холодным потом, рефлекторно принял защитную стойку.

— ?..

Тишина ударила по ушам.

Для только что испустившего ошеломивший множество авантюристов рёв монстр, был необычно тихим. Сделав ещё несколько шагов, монстр остановился на небольшом расстоянии от Белла. Будто бешеного удара, который он нанёс Беллу, никогда не было, монстр уставился парню в глаза.

Белл тоже будто прирос к земле и потерял дар речи.

— …

— …

Парень и монстр смотрели друг на друга в лунном свете.

Среди груд обломков и руин, стоя спиной к луне в безоблачном ночном небе, минотавр смотрел на парня сверху вниз. Белл был спокоен, даже стоя перед двухметровым монстром.

Время проходило в тишине. Неожиданной тишине для поля боя.

Белл смотрел в глаза монстру, не сводившему с него взгляда. Наконец, монстр заговорил:

— Имя. Я хочу узнать твоё имя.

Белл удивился как тому, что этот монстр может использовать человеческую речь, так и тому, что голос не подходил внешности его противника.

Голос был спокойным и низким. Монстр говорил голосом, от которого на ум приходит образ воителя.

Белл не мог произнести в ответ ни звука. Монстр продолжил:

— Сон.

— А?

— Я долгое время видел один и тот же сон, — проговорил минотавр, будто исповедуясь. — Сон о сражении с человеком.

— !

— Этот человек был сильнейшим, самым достойным из противников. Пусть мы и вступили в смертельную схватку, поставили на кон жизнь и кровь, мы поняли, что нам предначертано быть соперниками.

Белл уставился на минотавра округлившимися глазами.

Услышав про сон, парень вспомнил о разговоре, который был у него с Лидо.

Стоило монстру заговорить о своей прошлой жизни, Белл вспомнил и сцену, которую ему не забыть никогда.

Его первая авантюра. Он поставил на кон жизнь в смертельной битве. Он и монстр использовали всё, что у них было в том сражении.

— Меня ведёт то существо, я хочу реванша.

Не может быть.

Белл уже осознал правду, но монстр продолжил:

— Я пришёл, чтобы встретиться с существом из моего сна.

Монстр говорил о причине своего существования. Сильнейшее чувство, желание, настолько мощное, что заставило его переродиться.

Он не завидовал человеческой расе и не желал возвращения на поверхность, он просто искал своего противника.

— Меня зовут Астерий.

Это значит молния. Имя, которое выражало его тягу к красной вспышке света, которую он видел в конце своего сна.

Несмотря на то, что Белл ощущал искреннее замешательство и не верил, что такое возможно, он всё понимал.

— Назови своё имя, — снова повторил Астерий.

— …Белл. Белл Кранелл.

Монстр выжег прошёптанное парнем имя в своём сердце, а после поднял огромную двухстороннюю секиру, положив её на плечо.

— Белл, прошу.

Старейший, самый достойный из его противников вернулся из мёртвых и попросил.

— Сразись со мной снова.

Воля монстра разнеслась по залитым лунным светом руинам.

Белл знал, что ему нужно попросить минотавра подождать, что он не готов, что ему нужно вернуться к Гросу и остальным, но зародившееся в его сердце чувство не позволило ему возразить.

Парень оглядел огромного врага с ног до головы.

Кровь монстра капала на землю. Его шкуру покрывало бесчисленное множество ран, одна из рук была отрублена. Несмотря на то, что он был на грани смерти, ради этой схватки он зашёл так далеко.

Белл ощутил, что должен внять этой просьбе. Нет, просто сбежать было бы неправильно.

Он ощутил то же самое чувство, что и в первой схватке.

Он не сбежал от той драки, не станет бежать и в этот раз.

— …

Про себя парень извинился за всё перед всеми, а после поднял оружие. Он перехватил Божественный Кинжал лезвием вниз и посмотрел чёрному монстру в глаза.

Астерий следил за подготовкой парня к бою с широкой улыбкой. Ощутив прилив зловещей радости, монстр задрал голову к ночному небу, к луне, которая их освещала.

— УООООООООООООООООО!!!

Его рёв сотряс небеса.

Короткий сигнал прозвучал к началу битвы.

— Рёв прозвучал очень даже близко!

Разведчик Паствы Локи схватил ртом воздух, услышав рёв. Несколько авантюристов искали противника, их нервы были на пределе. Поскольку застройка этого района была плотной, они не смогли уследить за передвижениями монстра с крыш. Спрыгнув на землю, разведчики бросились на рёв.

Их товарищи, отправленные в погоню по земле, возможно уже заметили монстра, но тревожные звоночки в головах авантюристов никак не унимались. Одна из эльфиек подумала, что происходит нечто странное, а спустя мгновенье…

Стена за её спиной с грохотом разломилась.

— ?!

Обломки камней разлетелись в разные стороны.

Вместе с обломками разнеслось облако пыли, а мгновенье спустя в проломе оказались беловолосый парень и огромный чёрный бык.

— УООООООО!!!

— Яххх!

На глазах поражённых членов Паствы Локи, Белл и Астерий сошлись в ближнем бою.

Астерий взмахнул двухсторонней секирой, Белл отступил. Парень понимал, что даже волна ветра после взмаха могла его ранить, и, действительно, после этого удара несколько авантюристов получили ранения, что указывало на огромный разрыв в характеристиках между ними и монстром.

Отбросив гордость, Белл целился в правую сторону монстра, с которой принцесса меча отсекла руку, предпочитая держаться подальше от целой левой руки, держащей Лабрис. Астерий улыбался, успешно перехватывая удары клыков кролика и предугадывая его прыжки.

— Он дерётся с чёрным минотавром!..

— Белл Кранелл?!

Секира свистела в воздухе. Попадания по земле поднимали волны обломков. Сражение парня и монстра превратилось в схватку силы со скоростью. Наблюдавшие со стороны авантюристы сжимали руки в кулаки, понимая, что им остаётся быть лишь простыми наблюдателями.

Финн приказал им не вмешиваться. Но если они будут бледнеть и стоять в стороне, это бросит тень на Паству Локи. Разве они могут сидеть и смотреть, как парень, которого они дружно осуждали, сражается в одиночку?

Желавшие битвы авантюристы последовали приказу командира и окружили Белла и Астерия. Натянулись тетивы луков, дротики были готовы отправиться в полёт, мечи вытащены из ножен, авантюристы приготовились напасть на монстра со всех сторон, но в этот момент он издал ужасающий рёв.

— УООООООООООООО!!!

Одного-единственного рёва оказалось достаточно, чтобы их остановить.

Этот рёв обладал огромной мощью. Зловещий голос монстра вызвал первобытный страх в авантюристах и остановил их на подходе. Авантюристы второго уровня попадали на колени, авантюристы третьего просто застыли на местах.

Вы мне мешаете, будто говорил монстр. Астерий был безжалостен к тем, кого считал недостойными сражения. Отпустив рукоять своей секиры, минотавр ударил сжатым кулаком в группу авантюристов, вооружённых копьями и мечами, отбросив их в стены с такой силой, что у них из ртов потекла кровь.

Эльфийские лучники, авантюристы третьего уровня, попытались рассредоточиться, но чёрный великан настиг их в одно мгновенье. Слёзы застыли в их глазах, когда они увидели нависшую над ними чёрную тень.

— Эй!

Будто напоминая монстру кто его противник, Белл напал на монстра, нанеся ему удар кинжалом в бок.

Астерий улыбнулся и отвернулся от Паствы Локи, и вернул Беллу удар, подхватив Лабрис снова. Эльфы уставились на Маленького Новичка, которого, в отличии от них, не сковал ужас.

Я знаю этот рёв.

Для Белла в этом звуке не было ничего необычного.

Он преодолел этот страх, впервые отправившись в авантюру, и не мог позволить себе поддаться ему во второй раз.

Подняв чёрный и алый кинжалы, авантюрист кинулся на яростного монстра.

— А куда делись горгулья и остальные монстры?!

Под раздающиеся вдали рыки минотавра и громкие удары, положение на площади наконец начало проясняться. Авантюристы начали кричать друг на друга. Казалось, будто крылатые монстры воспользовались хаосом и исчезли.

В пустынном углу площади суетились Вельф и остальные члены Паствы Гестии.

— Ну и что за чертовщина это была?! — рыкнул Вельф.

Он и Микото окутали своими вуалями Гроса и остальных Ксеносов, сделав их невидимыми и, тем самым, вытаскивая их из передряги. Впрочем, Вельф едва сдерживал свой гнев.

— Л-люди…

— Думаешь, я так просто забуду, что ты только что чуть меня не убил?! — закричала Лили.

— Вельф-сан, Лили-сан, потише, пожалуйста! — проговорила явно пытавшаяся справиться с эмоциями Микото.

— Сейчас не время и не место… — добавила Харухиме. Она могла лишь наблюдать за перепалками со стороны.

Гестия стояла в стороне, пытаясь оценить ситуацию.

Почему Паства Локи не заняла площадь? Они бросились в погоню за минотавром?

Богиня пыталась догадаться о причинах подобного поведения, слушая отдалённые звуки сражения Белла с чёрным зверем.

— Харухиме, ты отдала Виене окулюс, правильно?

— Да, ками-сама! Когда мы расставались, я отдала ей свой окулюс.

— Отлично, — сказала Гестия, сжимая руку в кулак.

Это значит, что они могут связаться с Ксеносами, у которых есть ключ. Так они смогут переправить Гроса и других крылатых монстров в Кносс.

Гестия крикнула в свой окулюс.

— Белл, не сдавайся!

— В смысле, делай, что можешь, ладно? Члены Паствы Локи и все остальные авантюристы следят только за тобой. Прости, я знаю, что это очень опасно!

Переданный синим кристаллом на нарукавнике Белла наказ не вызвал у него волнения. Он сконцентрировался на битве. Стоит ему отвлечься, и он умрёт. Он станет добычей Лабриса. За долю секунды сказанные Гестией слова впитались в его разум и отошли в сторону.

Он силён!..

Снова и снова Лаббрис угрожал его жизни, но Белл держался с правой стороны монстра, направляя кинжал в место, в котором когда-то была правая рука монстра. Минотавр раскусил план парня. Его навыки и стратегия боя значительно улучшились с момента первого сражения. Монстра глодало чувство, похожее на нетерпеливость.

В то время как Беллу приходилось продумывать свои действия, минотавр полагался на грубую силу.

Белла замедляли его сомнения, он в очередной раз приблизился к правой стороне противника и снова прицелился в слепую зону монстра.

— Кух!

— ?!

Монстр использовал огромное лезвие своей секиры, чтобы прикрыться, а сам топнул ногой. Земля сотряслась под ногами Белла, заставив его потерять равновесие. В следующее мгновенье Астерий ударил Лабрисом. Белл уклонился, ответив на этот удар пинком, и отпрыгнул.

Секира срезала кончики белых волос, капли крови добавились к поту на теле авантюриста.

Каждый сантиметр тела противника был смертельным оружием. Любое попадание могло убить Белла. Парень сотрясся от страха, минотавр ухмыльнулся, будто пытаясь сказать авантюристу, что у него нет времени на подобные мелочи, и взмахнул алыми рогами.

— УААААААААА!

Белл поднял нарукавник для защиты, но с мощью удара ничего поделать не мог.

В воздух взметнулись искры, раздался скрежет металла, Белл подлетел над крышами зданий. Астерий не отстал от парня и вскоре нанёс по нему могучий удар ногой.

— ААааа!

Белл скрестил руки, чтобы защитить тело бронёй из двойного адамантина. Мир перед глазами парня начал мелькать, он принял удар в полную силу.

Он слышал треск собственных костей, его глаза закатились. Этот удар снова отправил его на площадь.

— А? Ааааааааааааааааааааааа!!!

Тело человека со скоростью пули описало в воздухе дугу, приближаясь к округлой площади на бешеной скорости. При приближении Белла оставшиеся на площади люди содрогнулись.

Парень приземлился и покатился по земле, подняв облако пыли.

— Б-Белл?!

Гестия уставилась на парня, вернувшегося слишком быстро округлившимися глазами, но её крик оборвался треском мостовой под ногами прыгнувшего следом за парнем Астерия.

— Аааааааааааааааааааа!!!

По площади снова прокатились громкие крики.

Возвращение чёрного монстра вызвало новую волну криков и хаоса в толпе людей. Взрослые кричали от страха, дети начали всхлипывать, а оставшиеся на ногах авантюристы бросились к монстру. Они пытались сделать хоть что-то. Возможно, ужас горожан тронул даже жёсткие сердца авантюристов, и они бросились на защиту женщин и детей. Забыв о страхе, они со всех сторон кинулись на Астерия.

Но тут монстр взревел снова.

Мощь Астерия сокрушила всех авантюристов до единого. Он разобрался со всеми авантюристами, как делал это уже десятки раз. Оружие разбивалось на части, кровавые брызги поднимались в воздух, даже сильнейшие из находившихся на площади авантюристов падали на землю в одно мгновенье, будто число нападавших для монстра не значило ничего.

Оука и Чигуса, оставшиеся рядом с горожанами, для их защиты окаменели, наблюдая за кровавой сценой. Паства Гестии пыталась помочь сбежать Гросу и остальным Ксеносам, а Эйна, как и другие работники Гильдии, застыли от страха.

Как и дети.

Лай, Фина и Рюю были среди группы сирот, ещё не ушедших с площади. Они следили за действиями монстра из толпы.

Огромный, однорукий, покрытый кровью монстр был самой зловещей вещью, которую они когда-либо видели в жизни. А то, как он раскидывал авантюристов, словно ветер осенние листья, стало для детей величайшим кошмаром. Они не могли разобрать, что отлетало вместе с телами авантюристов, их оружие, или человеческие руки.

Ужасающий монстр отличался от горгульи и прочих крылатых зверей, которых они видели минутами ранее.

Аааа…

В глазах Лая отражался смертельный вихрь.

Если попытаешься его коснуться, умрёшь. Такова была природа вещей, которые он видел своими глазами.

О главарях этажей ему доводилось только слышать, разумеется, он мог себе их только представлять. И сейчас перед ним было само воплощение главаря этажа.

Естественно, подобное зрелище запугало детей до смерти. Они не могли отвести взгляды и посмотреть на что-то другое.

— Уооо…

Меньше минуты потребовалось минотавру, чтобы растоптать авантюристов, потом он посмотрел в глаза детей.

Лай ощутил, будто что-то вытянуло из него всю надежду. Фина и Рюю ощутили, что у испытываемого ими страха нет пределов. Почему-то время неестественно замедлилось, дети ощутили, как холодная рука ужаса сжимает их сердце.

— Бегите отсюда!!! — закричала Мария. Толпа отрезала её от детей, и она не могла до них добраться. Но дети её не слышали. Поглощённые взглядом монстра они не могли пошевелить и пальцем. И, как и дети, авантюристы, оставшиеся для защиты мирных жителей, лишились воли. Никто не сделал шага, чтобы защитить детей от зверя. Монстр сделал первый шаг к Лаю, Фине и Рюю, будто пытаясь что-то найти. Но стоило детям подумать, что их сердца разорвутся от всепоглощающего страха…

— …Яххх!

Беловолосый авантюрист, подняв столп пыли, врезался в чёрного монстра.

— !!!

Появление Белла привело детей в чувство. Белые волосы колыхнулись в такт фиолетовому разводу, направленному в монстра. Парень сжимал чёрный кинжал в одной руке, и красный в другой.

Столкнувшись со своим соперником, минотавр снова ощутил прилив радости.

— АААААААААААА!!!

— УООООООООООООО!!!

Лай увидел. Эта сцена отпечаталась в его памяти.

Из головы Белла текла кровь, отчего по его лицу стекал красный ручеёк. Он отличался от бледных, дрожащих авантюристов. Никто не мог выстоять перед монстром, кроме Белла. Он стал единственным, кто добровольно бросился в этот смертельный вихрь.

— А…

Выражение на лице Белла не было похоже ни на одно, которое Лай видел раньше. Он видел парня жалким, напуганным, плачущим и не знающим, что делать. Лай считал, что Белл его предал, но воспоминания о проведённом вместе времени всё равно его радовали. Сейчас Белл не был похож на того Белла.

Это…

Перед Лаем было лицо мужчины. Лицо мужчины, который идёт навстречу опасности.

Это… авантюрист.

Мальчик не сводил с Белла взгляда. Его руки и ноги дрожали. В груди что-то загорелось. Лай не знал, что это за чувство, будто он сейчас разрыдается, но одну вещь он знал наверняка: Белл Кранелл не был ни трусом, ни предателем. Он авантюрист.

— !..

Лай открыл рот, пытаясь заговорить. Он пытался произнести что-то, что хотел сказать долгое время.

Лай видел, что Белл погружается в отчаянье, и хотел перед ним извиниться, но он не мог найти подходящих слов. Его горло будто стянула какая-то нить, которая не давала Лаю говорить.

Фина и Рюю чувствовали себя так же. Они стояли рядом с Лаем, слёзы текли по их щекам.

Лай пытался заставить себя произнести слова, слёзы мешали ему видеть, что происходит. В этот момент раздался голос.

— ВПЕРЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁЁД, МАЛЕНЬКИЙ НОВИЧООООООК!!!

Грубый голос разнёсся по площади.

— !

— Сделай его! Убей треклятую твааааааарь!!!

Голос принадлежал Морду, авантюристу-негодяю.

Он и его товарищи не лезли в бой, но наблюдали за происходящим покраснев, сжимая кулаки. Морд сплюнул и продолжил подбадривать сражавшегося парня.

Посмотрев на Морда, Лай ощутил, что нить, которая мешала ему говорить, спала. Мальчик сжал кулаки, закрыл глаза и крикнул во весь голос:

— Победи его, братеееееец!!!

— Это же…

Озадаченно осмотревшись Гестия заметила начавшие происходить изменения.

— Белл! Братец!

— Да! Ты сможешь!..

— Отправь его в аааааааааад!..

Громогласные крики Морда сопровождались криками Фины и Рюю. Авантюристы Паствы Ганеша пытались вывести людей с площади, но, услышав эти крики, люди остановились.

Все осознали, что происходит нечто поразительное.

Одинокий авантюрист боролся с огромным монстром и его громадной секирой двумя миниатюрными кинжалами. Авантюрист в последний момент уклонился от удара, расколовшего землю, прыгнул и нанёс свой удар.

Горожане выдохнули от этого зрелища. Работники Гильдии потеряли дар речи. Другие авантюристы сжали кулаки. Перед ними разыгралось настоящее сражение. Битва между человеком и монстром, на кону в которой стоят их жизни.

— Белл!..

Эйна никак не могла перестать шептать его имя.

Все, следившие за тем, что происходит, осознали одну и ту же вещь.

В это бою нет ни точного расчёта, ни честолюбия. Это было волевое сражение. Сражение, подгоняемое только жаждой победы.

Сейчас никто бы не подумал заклеймить Белла «врагом всех людей».

Оскорбления и подозрения потеряли всё своё значение перед лицом этой битвы.

Схватка была смертельной.

Вид авантюриста, храбро столкнувшегося в битве с ужасающим монстром, имел гораздо большее значение, чем тысячи извинений и объяснений. В рёве чёрного зверя и вторящего ему авантюриста не было фальши.

— Давай… — наконец прошептал какой-то человек.

— Борись! — крикнул зверочеловек.

— Не сдавайся! — воскликнула девушка-эльфийка.

Все они хотели подбодрить авантюриста, сражающегося с ужасным монстром посреди площади.

Отдельные слова превратились в целую лавину криков.

— !!!

Побледневшие мирные жители кричали, срывая горло. Работники Гильдии превращали отдельные выкрики в слова поддержки. Авантюристы поднимали в воздух кулаки. Все они кричали, чтобы поддержать Белла.

Все видели в отважной схватке парня отражение героев прошлого.

Приключение…

Крики наблюдателей звенели в ушах Белла, уклонявшегося от Лабриса, его движения стали точнее и быстрее.

Сердцем он обратился к тому, с чего начал.

Я хочу пуститься в приключение.

Голоса, звучавшие на площади, казались далёкими. Всё, кроме его противника, исчезло из его поля зрения.

Замешательство и нерешительность исчезли.

Он забыл о Ксеносах, об Айз, о будущем. Он забыл обо всём, что его волновало, и сконцентрировался на битве, которую вёл. Он вложил сердце и душу в схватку с противником, который ему улыбался.

Он этого хотел, как хотел и его враг.

Белл инстинктивно осознал, что жажда победы как-то связана с его существованием. Эта схватка нужна ему для спасения Ксеносов, чтобы достичь того же уровня, что и девушка, которой он восхищается, чтобы приблизить будущее, о котором мечтает Виена. То есть, эта схватка ради силы.

Вперёд, навстречу смертельной опасности снова!!!

Красный кинжал в последний раз звякнул, отражая мощный удар Лабриса. Люди вскрикнули, когда Ушивакамару раскололся на части.

Прости. Спасибо. Я должен идти дальше.

В то же мгновенье парень использовал Вспышку освободившейся рукой, обдав пошатнувшегося минотавра алыми всполохами.

Белл взревел.

Рёв монстра и парня был слышен по всему Району Лабиринту.

— Эй, ты что делаешь?!

— Амазонка-Рассекательница!

— Если сделаешь ещё хоть шаг, мы тебя не пощадим.

Тиона с двухсторонним клинком наготове уставилась на четверых полуросликов перед собой. Она была на краю площади, на которой кипела битва, дальше её не пускали.

— Уберись с дороги!!! — крикнула Тионэ

Ей тоже мешали пройти. Авантюрист первого ранга Аллен Фромель стоял на её пути. Он отражал удары кинжалов кукри копьём.

— Что за чертовщина тут творится?! — крикнула она, приходя в ярость от неожиданного препятствия, отделяющего её от чёрного минотавра.

— Очевидно, разве нет? — ответил коточеловек, одаривший её ледяным взглядом. — Разве ты не видишь, как мальчик становится мужчиной? — сплюнул на землю он.

— Да ты сам хочешь его прикончить, — бросила в ответ Тионэ.

Вдалеке от Тионы и Тионэ, пришедших с западного края площади, на крыше восточной стороны стоящий на крыше вервольф Бете мрачно прищёлкнул языком.

Скривив лицо, он наблюдал за сражением беловолосого парня.

Айз стояла рядом, не произнося ни звука.

Двое молодых эльфов охраняли её и Бете, у светлого эльфа был белый меч, у тёмного эльфа — чёрный. Они держали оружие наготове. Они также следили за боем.

— …Это ты его сюда привёл, так ведь, Оттар?

Финн стоял неподалёку, повернувшись к воителю-зверочеловеку Оттару. Он вздохнул.

Ответом полурослику послужило молчание.

Авантюристы Паствы Фреи удерживали командиров Паствы Локи. Вдобавок, отряд под командованием Оттара не давал обычным членам Паствы Локи вмешаться в бой. Потому никто не поспешил на площадь, когда явился минотавр.

— Я лишь исполняю приказ своей богини.

Оттар повернулся к площади и швырнул свой меч с края крыши. Огромный кусок металла, словно подхваченный ветром, воткнулся прямо в центре площади у ног Белла и Астерия.

И человек, и монстр уставились на оружие. В следующее мгновение Белл прыгнул к мечу, схватив его рукоять и вытащив его из земли.

Бешеный бык взревел от радости, будто понимая, что финальная часть сражения претворилась в жизнь.

— Ях!!!

— УООООООООО!!!

От столкновения меча с Лабрисом посыпались искры. Битва разгорелась с новой силой, наблюдатели погрузились в неё ещё сильнее.

— Ха-ха-ха… Интересно, что сейчас почувствовал Гермес!

Фрея наблюдала с вершины Вавила, башни в центре города. Сидящая на высочайшем здании в городе богиня пожирала битву глазами.

— Может это назначенная ему лично судьба? Или какое-то чудо? Что бы ни послужило ответом… я благодарна.

Она была рада, что колесо Фортуны повернулось именно так, что встреча между парнем и монстром произошла. Прекрасная богиня слегка прикусила указательный палец. Она отдала поручения всем своим детям лишь для того, чтобы увидеть эту битву.

С восхищением она следила за столкновением незапятнанной души с яростным быком.

— Кто бы мог подумать, что я увижу эту схватку снова!

— Да ладно… что вообще происходит? — пробормотал Гермес.

Асфи сняла Голову Аида и появилась перед своим богом на вершине баши в Районе Лабиринте.

— Всевышний Гермес… ситуация вышла из-под контроля. Всё погрузилось в хаос, и Ксеносы от меня ускользнули.

Гермес ничего не ответил. Он озадаченно смотрел на площадь.

Сцена, на подготовку которой он убил кучу времени, оказалась разрушена. Его задумка не сработала.

Асфи поражённо смотрела на своего покровителя.

Налетевший порыв ветра сорвал с божества дорожную шляпу. Гермес ухмыльнулся, запустив руки в оранжевые волосы:

— Всё пошло прахом!..

Один-единственный монстр разрушил план, над которым он работал. Погрузившись в ранее неизвестное ему отчаянье, божество стиснуло зубы и взглянуло на минотавра с неприкрытой ненавистью.

Но, в то же время, он увидел парня, и его взгляд наполнился радостью.

— Вот чёрт. Ладно, такой исход я могу принять. Я проиграл! Но как я мог предположить такой сценарий?

С площади доносились боевые кличи, ободрение и молитвы. Люди были так увлечены сражением между парнем и зверем, что забыли о побеге. Ненависть и отчаянье сменилось волнением.

Даже если бы всё прошло согласно плану Гермеса, вряд ли исход был бы настолько хорош. Бог не смог бы вызвать у людей на площади такие яркие эмоции. К тому же, когда парень сражался с горгульей, он делал это через силу и страдание.

Всезнающий и всемогущий бог, которым должен быть Гермес, не смог подстроить ничего подобного. То, что случилось, было лучше любого настоящего приключения.

— Ты этого добивался? Этого ты хотел, Зевс? Ты исчез из Орарио, потому что это предвидел?!

Стоящая за его спиной Асфи вздохнула. Они с Гермесом также погрузились в битву, сияющую так ярко, что окружающая тьма отступала.

— Только тот, кто способен сопротивляться божественной воле, может сиять так ярко!

Миру нужен герой. Нужен клинок, который рассечёт тьму древности, свет, который принесёт новые мечты, рёв, который сотрясёт эту уродливую, но благородную жизнь.

Ему не нужна марионетка, танцующая под дудочку богов, потому что такая марионетка не сможет разрушить тысячелетия стагнации царства смертных.

Миру нужен новый миф, история, порождённая незапятнанной волей.

— Выходит… этот чёрный зверь путеводная звезда, которая опалит руку кукловода и укажет ему путь?

Меня выставили на посмешище.

Гермес вздрогнул от унижения, наблюдая за сценой, затмившей его божественную волю.

— Планы Мудреца, стратегии Храбреца, заговоры богов… такая мощь любого сокрушит.

Гермес прищурился, заглатывая последние остатки своего стыда.

— Какая прекрасная, чудесная смертельная схватка… — его голос был наполнен уважением к схватке человека и монстра.

Подобные сцены описывают в героических сказаниях, они цепляют людей за живое и никогда не отпускают.

— Ой!..

Как и обычные люди в толпе, Гестия дрожала и прижимала руки к груди. Среди людских спин ей лишь изредка удавалось увидеть спину Белла, сражающегося с чёрным монстром лицом к лицу.

— Сударыня Гестия! — крикнула Лили.

— …Идём! Оставим Беллу минотавра! Не будем путаться у него под ногами!!! — ответила Гестия. Сейчас необходимо отвести скрытых вуалями Ксеносов в Кносс. Прикрываемые неистовой битвой, проводимой членом их Паствы, Паства Гестии рискнула жизнями, чтобы сделать то, что нужно было сделать.

Прежде чем покинуть площадь, Гестия бросила последний взгляд в её центр. Новое сказание, создаваемое Беллом прямо сейчас, отпечаталось в её памяти.

Кто-то в мире, где-то произнёс:

— В царстве смертных всё не так уж плохо.

Множество историй, созданных детьми царства смертных, принадлежат детям, но всё же божества дёргали за ниточки. Это неизбежная истина.

Но.

Сколько бы нитей не навязывали боги, нашёптывая смертным из теней, сколько бы они не пытались переписать историю, как им нравится, находились непослушные дети, которые их не слушали. Они портили спектакли, большинство из них совершали ужасные ошибки и вызывали непрекращающийся смех. Но, иногда, это приводило к достижению непередаваемой гармонии.

Они превращали постановочные спектакли, в непревзойдённые импровизации.

— Всегда именно вы, дети, удивляете нас и весь остальной мир.

Где-то, кто-то улыбнулся.

Схватка Белла и Астерия становилась жарче.

В Орарио не осталось ни единой души, которая не услышала бы раздающиеся в Районе Лабиринте боевые кличи. В этих криках не было ужаса или сожаления, совсем наоборот, в них слышался безграничный восторг.

Даже обычные жители, сжавшиеся от страха в своих домах, распахивали ставни и залезали на крыши. Они переглядывались и безмолвно указывали пальцами в сторону площади на востоке Района Лабиринта.

Страсти накалялись.

Больше всего это было заметно по богам, танцевавшим от радости, тени этой радости виднелись по всему городу. И тогда…

— Они перемещаются!!!

Белл пригнулся под удивлённые крики горожан, а потом, используя все силы, которые предоставляли ему его характеристики третьего уровня и, разметав камни мостовой, взмыл в воздух, надеясь не вовлечь в битву наблюдателей. Разумеется, Астерий последовал за ним.

Две пары ног приземлились на крышу, а сразу после этого раздался громогласный удар Лабриса. Парень побежал.

Астерий не сводил взгляда с Белла, он бежал к выходу из Района Лабиринта. Два силуэта неслись друг за другом по крышам.

Где мы можем сразиться?!

Улочки, переулки, восточная главная улица мелькали перед глазами Белла. Работники Гильдии и эвакуируемые, занимавшие дороги, ограничивали парня в выборе. Наконец, он увидел перед собой открытое пространство…

— …Иди сюда!

Будто ведомый голосом прекрасной богини, сидевшей на вершине огромной башни, Белл остановился в Центральном Парке, в самом центре города.

— А?

— Маленький Новичок?! А это что такое?!

Толпа авантюристов, охранявших Вавил, с удивлением смотрели на связанных боем Белла и Астерия.

Вид чёрного минотавра их поразил, но, когда начальное ошеломление прошло, они попытались присоединиться к бою, минотавр в ответ взревел, будто крикнув: «Отвалите!» — и авантюристы первого и второго уровня тут же застыли.

— Держитесь подальше!

— Быстрее! Убегайте!

Очень немногие авантюристы из центрального парка остались на ногах. Крики раздавались со стороны улыбавшихся божеств. Повинуясь поглощённым радостью богам и богиням, авантюристы побежали, оттаскивая своих потерявших сознание товарищей.

— Ганеша?!

— …Помогайте тем, кто без сознания! Ильта, не вмешивайся! Наша задача эвакуировать оказавшихся слишком близко горожан!

Члены Паствы Ганеша, охранявшие Вавил, повиновались своему божеству и приступили к спасению людей. Рыжеволосая амазонка Ильта выразила злость, но, несмотря на это, приступила к спасательной операции.

Божества устраняли любое потенциальное вмешательство в этот бой.

Восточная сторона Центрального Парка превратилась в поле боя для хаотичной схватки Белла и Астерия.

— Яяяяя!!!

— УООООООО!!!

Меч сталкивался с секирой снова и снова. Снова и снова металл скрежетал о металл, искры поднимались в воздух.

Будто привлечённые звуками схватки авантюристы и жители города устремляли взгляды к Центральному Парку. Они следили за битвой с крыш зданий и из окон всех высоких башен города.

Каждый раз, когда кровь лилась из ран монстра, жители содрогались. Каждый раз, когда Белл оказывался подброшен в воздух, авантюристы хватались за рукояти оружия и подавались вперёд.

— Убей монстраааааа!!! Да! Вот таааааааак!!!

— Заткнись, Морд!

Последовавшие за Беллом и монстром с площади авантюристы снова начали подбадривать его криками. Эйна была среди работников Гильдии, также прибежавших к Центральному Парку, несмотря на риск. С помощью Оуки и Чигусы она забралась на крышу здания неподалёку от парка и следила за боем.

— Вам отсюда видно? — спросил Оука.

— Да, всё видно, спасибо!

Даже те из авантюристов, которые собирались нарушить приказы богов и атаковать монстра, просто подбадривали Белла. Зверолюди опустили луки, эльфы не начинали читать заклинания даже поднимая посохи, все, кто собирался прикончить минотавра, опускали оружие и следили за боем, начавшимся в Районе Лабиринте.

— …Так! Прикончи его! — кричали они.

Словно пытаясь показать свой двух авантюристы кричали одни и те же слова поддержки.

— Господин Кранелл… — прошептала Лю, прибежавшая на край парка.

— Ого… что я тут вижу! — улыбнулась стоявшая рядом с эльфийкой Айша.

Дафна и Кассандра содрогались, наблюдая за лицом парня, сражавшегося против ужасающего чёрного создания.

— Что пацан делает?.. — бросила Дафна.

— Боже!.. — вздохнула Кассандра.

Паству Вельфа кроме как «занятной» и не назвать, — сказала Цубаки, прищурив не скрытый повязкой глаз.

— Белл… если так пойдёт и дальше, ты умрёшь! — сказала Нажа, сжимая левой рукой серебряный протез.

Крики наполняли воздух, жители, боги, авантюристы, все следили за схваткой одинокого парня и монстра.

— !!!

— УУУУУУУУУУУУУУУУУУУУУ!!!

Белл и Астерий не уступали друг другу, пытаясь выжать все свои силы до капли.

Руки Белла ныли от веса огромного меча. Но он не обращал на это внимания. Несмотря на боль, растекавшуюся по его костям, он ощущал, будто может двигаться вечно. Жгучая боль лишь подстёгивала его и добавляла силы его ударам.

Он отправил в Астерия рассекающий удар, после использовал силу встречного удара минотавра для вращения, чтобы ударить с другой стороны. Лабрис снова заблокировал меч и пущенную отчаивающимся Беллом огненную вспышку.

Лезвие топора скользнуло по нарукавнику парня, расколов окулюс на тысячи осколков.

— …Чёрт!

Экипировка Белла разваливалась часть за частью. Заклёпки на нарукавнике разлетелись, его поверхность покрывали глубокие царапины. Пластины, служившие импровизированными наплечниками, сорвало от ударов Астерия. Даже грязь под ногами минотавра становилась угрозой, потому что ноги Белла по ней скользили.

Всё тело Белла было окрашено в красный.

Но кровь была не его.

Кровь лилась из ран Астерия с каждым мощным ударом. Минотавру не просто не доставало руки, он был на грани смерти. Его тело было покрыто порезами, каждый из которых мог быть смертельным.

Если бы не это, Белл умер бы в самом начале боя. Если бы у минотавра были обе руки, если бы он не был при смерти…

Астерий подошёл к этой битве после встречи с Айз, после того как многие авантюристы нанесли ему раны. Он прошёл очень долгий путь.

Если бы противник Белла был здоров, парень не продержался бы и минуты. Он силён. Он безумно, неестественно силён.

— УООООООООООООО!!!

Лабрис и чёрный кулак, который его держал, полетели в Белла, неспособного принять такой удар.

За спиной Астерия Белл видел Дикса, видел Айз, своего идола, которую он не мог даже коснуться в бою. Он видел Виену, обратившуюся в пепел, потому что ему не хватило сил её спасти. Он увидел свою беспомощность.

За Лабрисом он видел копьё Дикса, меч Айз, слёзы Виены. Это пробудило видение в его сердце.

Я хочу стать сильным, так я смогу превзойти этого достойного противника… и превзойти собственную слабость.

Я хочу стать сильным, тогда я смогу победить этого достойного противника… и никогда ничего не терять.

Стать сильным, как герой.

Как герой, который может защищитить тех, о ком беспокоится.

Как герой, который может выдержать натиск реальности.

Я хочу быть… героем.

— ВАААААААААААААААААААААА!!!

Белл взревел.

Он выжал из своего тела все возможные силы, бросившись к миру света.

Он бежал изо всех сил по белому полю, охваченный белым жаром к чёрному минотавру, ожидавшему его на другой стороне.

— ?!

Левая нога парня оттолкнулась от земли с такой силой, что его силуэт размылся в глазах наблюдателей.

Его противник не успел ответить на головокружительную скорость парня вовремя. Меч врезался в броню монстра, но на этом Белл не остановился. Парень нанёс множество ударов в броню монстра.

— УООООО!

Будто лишённый терпения Лабрис, отбил меч Белла, отправив авантюриста высоко в воздух.

Зрители вскрикнули, но Белл не растерялся и нанёс противнику удар ногой, используя отбросившую его силу. Он нанёс удар снизу вверх, нога ударила Астерия в подбородок, застав монстра врасплох. Белл обратил своё тело в оружие и впился в него своими кроличьими когтями. Астерий выдержал пинок в голову и от авантюриста первого ранга, но следующее действие противника поразило даже его.

Зависший в воздухе с поднятой ногой Белл вытянул к нему руку:

— Вспышка!

Шесть последовательных залпов.

— …У?

Взрывы прогремели с такого убийственного расстояния, что все авантюристы разом сглотнули. Эта атака лишила Астерия глаза.

Взрывные волны откинули Белла от монстра. Приземлившись, парень снова побежал на Астерия, разогнавшись до полной скорости. Правой рукой он занёс над головой меч, а потом, используя несколько шагов разгона, нанёс рассекающий удар.

— УГО?!

Диагональный разрез.

— УО?!

Горизонтальный удар в движении.

— ООООООООООООО?!

Апперкот.

Три вспышки света. В этот раз броня минотавра слетела, и огромное тело испустило брызги крови.

— УООООООООООООООООООООООООООООООО?!

Авантюристы и боги кричали от восторга, увидев, что Белл нанёс прямой удар, задействовав все свои способности.

Астерий, левый глаз которого был закрыт, а тело получило сильную рану, улыбался.

Молчаливое, могучее выражение, нисколько не тронутое криками толпы.

Парень сражался яростно, как никогда. Он снова бросился вперёд, его меч наполняла решимость.

Ноги Астерия скользнули по земле, подняв брызги грязи.

Белл налетел на него с ослепительной скоростью.

Они поняли, что происходит, их глаза блеснули перед последним столкновением.

— !!!

Решающий момент.

Крик парня и рёв зверя смешались. В их криках не было никакой грации, это были крики двух жадных до победы противников.

Упорство сошлось в поединке с силой.

Серебристое двухстороннее лезвие прикрыло тело монстра от удара меча, ногой он откинул сошедшегося с ним в клинч парня. Меч и секира разошлись в стороны, но встретились снова мгновеньем позже, заставив разлететься искры.

Секира скользнула по плечу Белла, брызнула кровь.

Правой рукой Белл запустил огненный снаряд в тело монстра, а в ответ вся экипировка Белла оказалась повреждена из-за неестественной мощи его противника.

Божественный Кинжал и алые рога сыграли роль в последней части столкновения, помимо меча и секиры в воздухе появились фиолетовые и алые следы.

В схватке воли и упрямой решимости благородству не было места.

Ни один из бойцов не давал противнику послаблений.

Авантюристы инстинктивно уклонялись, будто от ударов. Обычные жители вздрагивали. Божества улыбались и не переставали радоваться развернувшейся перед ними сцене. Безмолвно крича все следили за боем. Собравшиеся у Центрального Парка люди затаили дыхание, перестав кричать.

Серебряные глаза прекрасной богини полыхнули.

Бледная полуэльфийка, содрогаясь, следила за каждым движением.

Все, чьи пути пересеклись с парнем, едва могли дышать, когда схватка подошла к завершению.

Они наблюдали, как парень и монстр подводят последнюю черту под этой схваткой.

— УООООООООООО!!!

— Уфф!!!

Лабрис нанёс могучий удар по занесённому для защиты мечу.

Ноги Белла оторвались от земли, он отправился в полёт, как какое-нибудь пёрышко. Как только его спина коснулась мостовой, он откатился и увидел перед собой Астерия.

— УУУУ!

Их разделило около десяти метров.

Будто ожидавший этого момента Астерий выбросил Лабрис из левой руки, топор разметал камни мостовой неподалёку. Рука монстра оказалась на земле, он опустил голову.

Наблюдавшие за сражением авантюристы разволновались. Минотавр готовил для удара своё самое смертельное оружие — рога.

Монстр готовился к броску, полагаясь на чистую мощь, ноги минотавра впились в землю.

Белл уставился на противостоящего ему чёрного быка, выделявшегося на фоне ярко-белой башни. Одно мгновение потребовалось парню, чтобы выставить перед собой меч.

Он собирался встретить минотавра лицом к лицу своим геройским ударом.

Зазвенели колокольчики, вокруг парня начали собираться искры света.

— !!!

Для использования навыка он представил себе аргонавта, которому хотел подражать.

Аргонавту хотелось стать героем и, для того чтобы им стать, ему пришлось бороться с судьбой.

Белл представил эту необычную героическую историю, занося меч.

— …

— …

Красные рога отражались в его глазах. В глазах монстра отражались возникшие искры света.

Их взгляды встретились. В них читалась воля, сбросившая все оковы. Секунда, казалось, растянулась на целую вечность.

Их конечности выли от боли, сердца жаждали столкновения, дух пылал.

Красные глаза Белла смотрели в глаза Астерия.

— ААААААААААААААААААААААА!!!

— УОООООООООООООООООООО!!!

Они бросились навстречу друг другу.

Не проиграй!

Впервые Эйна молилась не о том, чтобы сражение закончилось, а о том, чтобы Белл победил.

Авантюрист и минотавр превратились в снаряды, которые в коротком броске разметали землю под ногами.

Горожане, божества и авантюристы разом взревели.

В одно мгновенье бешеным рывком противники сократили расстояние.

Белл потратил на зарядку двадцать секунд. Он взмахнул мечом. Прицелившись в рога противника Белл, использовал белый свет для своей атаки.

Одно мгновенье.

Всего мгновенье понадобилось парню, чтобы осознать, что разрушительное красное свечение его противника сокрушило его белый свет.

Это мгновение прошло.

Он проиграл.

Его героическая атака оказалась сокрушена.

Его тело жутко содрогнулось и оторвалось от земли.

— …

Над Орарио повисла тишина.

Тело Белла подлетело в том месте, в котором он столкнулся с Астерием, кровь брызнула из его рта.

Взгляды побледневших зрителей с ужасом смотрели за отлетающим парнем и разлетающимися осколками серебристого клинка.

— Б-Белл…

Эйна приложила руки ко рту. Время для неё будто замерло.

— УОООООООООООООООООО!!!

Монстр, сокрушивший сильнейшую атаку парня, издал победный рёв и победно вскинул руку. Через секунду остановившись он бросился к месту, в которое падал Белл. Будто бешеный бык он не дал Беллу упасть на землю и подбросил его снова.

— Ээээях!

Чёрная рука схватила Белла, и парень снова закашлялся кровью. Астерий побежал к высокой белой башне.

— В укрытие!! Бежим!!!

Группка авантюристов Паствы Ганеша, защищавших двери в башню, со всех ног кинулись убегать, осознав куда направляется монстр.

Мгновенье спустя монстр снёс двери огромной башни.

— ?!

Держа Белла левой рукой Астерий нёсся по огромному залу на первом этаже Вавила. Он ударил Лабрисом, который держал в той же руке, что и Белла, по накрытой стальной крышкой дыре в Подземелье. Сила удара проломила его, а парень сполна ощутил её действие на себе.

Парень полетел вниз, он был всё ближе к огромной дыре в земле под фундаментом здания. Дыра уносила его в Подземелье.

Он падал, падал и падал.

Откашливаясь кровью, сопровождаемый странным чувством падения он летел рядом с обломками пола. Видневшийся на первом этаже Вавила лунный свет остался позади.

Бам!

— Уф!

С громким стуком парень рухнул на первом этаже Подземелья.

По его телу словно пробежал электрический разряд, на несколько секунд он потерял сознание.

Придя в себя, он ощутил, как на него обрушилась жгучая боль, убившая бы его в одно мгновенье, если бы он не поднял характеристики чуть раньше. Откашлявшись кровью, парень открыл глаза.

Он лежал на спине, в дыре над собой он заметил слабый лунный свет, проникавший сквозь пробитые двери на первый этаж Башни Вавил. В башне было темно, возможно удар монстра заставил погаснуть лампы с магическими камнями. Часть спиральной лестницы также обрушилась.

Белл неподвижно лежал на обломках. Удар, возможно, повредил и этот этаж Подземелья, потому что на стенах виднелись трещины, и они светились тусклее обычного. Парень ощущал себя в пещере, освещаемой лунным светом.

Осматривая темноту над своей головой парень заметил, как на него упала огромная чёрная тень.

— Белл…

— !..

Прозвучавший звук не был похож на рёв монстра, это были слова, сказанные человеческим языком. Белл нашёл в себе остатки сил, чтобы повернуть голову. Чёрный минотавр стоял над ним с видом победителя.

— Теперь мы квиты… — произнёс Астерий, смотря на разбитого парня.

Белл посмотрел на него в ответ.

— В следующий раз… — произнёс минотавр-воитель. Он потерял одну из рук и не мог открыть глаз, а всё его тело покрывали раны. Он прижал Лабрис к груди.

— В следующий раз мы закончим.

Астерий улыбнулся и поднял взгляд.

— УОООООООООООООООООООО!!!

Он издал победный клич… и исчез.

Перед Беллом больше ничего не было.

Минотавр исчез в тёмных глубинах Подземелья.

— …

Белл опустил голову на груду обломков. Воцарилась тишина, будто прошедший бой был каким-то далёким сном.

«Определённо, наверное, восстановление Подземелья будет в приоритете, - подсказал Беллу его затуманенный разум. - Новых монстров из стен не появится, а низкоуровневые монстры, вроде гоблинов и кобольдов попрятались из страха перед шумом и рёвом. Я точно буду в порядке, даже если буду долго здесь лежать».

Он ощущал себя будто в парящим в мягком, пушистом сне. Битва с монстрами казалась совершенно нереалистичной. Единственным, что не давало сбежать от реальности происходящего, была непроходящая жуткая боль, сковывавшая всё тело парня.

— …Я проиграл, — прошептал он, смотря в огромную дыру, уходящую к поверхности и видимому на потолке лунному свету.

Белл перевёл взгляд на заменяющий небо потолок первого подземного этажа.

— Интересно… все ли Ксеносы… удалось ли Гросу сбежать…

Окулюс в его руке был уничтожен. Он не мог связаться с богиней, но был уверен, что члены его Паствы обо всём позаботились. У них должно было получиться, потому что он с Астерием стали приманкой.

Выходит, в этом бою был хоть какой-то смысл.

— …Что же, я рад, что всё так закончилось.

Из-за того, что его драка привлекла внимание всего города, Виена, Лидо и остальные смогли вернуться в Подземелье.

Если бы он победил, Астерий бы умер.

Если бы он не проиграл, минотавр не вернулся бы к своим родичам в Подземелье.

Так даже лучше.

— Я рад, что проиграл…

Победа или поражение не имеет значения.

Всё к лучшему…

— …Враньё.

Пробормотал себе под нос Белл:

— …Это всё ложь.

В его тихом голосе слышалось разочарование. В носу засвербило, перед глазами всё смазалось.

Слёзы потекли по щекам.

— Я не рад что проиграл!..

Он был разочарован.

Разочарован так сильно, что ему хотелось умереть.

Если отбросить Ксеносов, его задание и всё остальное, он был полностью раздавлен.

Белл хотел побить Астерия. Он хотел побить старого врага, который появился перед ним снова и потребовал реванша.

Как авантюрист и как мужчина, он хотел побить достойного противника.

Он отчаянно пытался сдержать свои жалкие всхлипы, но независимо от его желаний они вырывались изо рта.

Он вспомнил слова Астерия.

В следующий раз мы закончим.

Ещё не всё потеряно.

Встретив Ксеносов Белл растерялся, а Астерий дал ему причину сражаться дальше.

В следующий раз я приду, чтобы тебя убить.

Не отставай.

Стань сильнее.

Астерий дал ему причину расти дальше.

— …Гах!..

Я обещаю.

Однажды я создам место, в котором все мы можем жить вместе, чтобы это случилось, с этого момента я буду делать всё, что могу…

Он вспомнил свои слова. Он дал обещание.

И это обещание нужно держать. С этого момента он должен прилагать больше усилий… он должен сделать больше.

Больше, гораздо больше.

Если он хочет сдержать обещание Виене, если хочет разобраться с Астерием, ему придётся стать гораздо сильнее.

Так он поставил перед собой ещё одну цель.

Белл нашёл, что ему нужно сделать, кроме погони за своим идолом.

Всё, что ему нужно делать, сейчас стало связано.

Тогда я достигну её уровня.

Тогда никого, о ком я беспокоюсь, никогда не убьют.

Тогда я одержу победу в следующий раз.

Я стану сильнее.

Я стану гораздо сильнее.

Тогда я никогда не буду проклинать свою беспомощность.

С этого момента плакать позорно.

Плакать бессмысленно.

Нужно выплакать всё сейчас, чтобы завтра снова побежать.

— Вааааааааах!!!

Белл прикрыл глаза рукой и прекратил сдерживать всхлипы.

— Белл!!!

Эйна бежала.

Когда монстр исчез в Вавиле с Беллом, она прорвалась сквозь толпу рядом с Центральным Парком быстрее всех остальных.

Задыхаясь и размахивая руками во время бега, она неслась к белоснежной башне.

— Постойте, пожалуйста, это опасно! — крикнул стражник из Паствы Ганеша.

Но она не обратила внимания на предупреждения и вбежала сквозь выбитые двери в Вавил.

За стенами её ждала огромная дыра в полу, ведущая под землю. Осознав масштабы разрушений, Эйна побледнела.

Этот удар ведь пришёлся не в него, правда?

Девушка заглянула в дыру.

Внизу, у входа в Подземелье она увидела белые волосы. Неведомая сила пронесла её по ступеням, ведущим вниз. Она спускалась, пролёт за пролётом. Впервые она пожалела, что не получила Фалны. Если бы у неё были характеристики, она бы бросилась в дыру и оказалась с парнем в одно мгновенье.

Лампы с магическими камнями были сломаны, Эйна постоянно спотыкалась в темноте, но, несмотря на это, она ни разу не остановилась.

Наконец она ступила на покрытый обломками пол Подземелья. Несмотря на повреждения, девушке удалось благополучно спуститься.

— Белл! Белл?..

Она нашла его покрытым кровью и пылью, но парень дышал… и плакал.

Огромные слёзы текли из-под руки, прикрывавшей глаза, а тело содрогалось от всхлипов. Он плакал позорно, жалобно и очень искренне.

— Белл…

Он рыдал.

Это не было похоже на детские всхлипы, которые она видела уже не раз, куда больше это походило на горькие мужские слёзы. Настоящие слёзы, которые идут из глубины сердца.

Грудь Эйны болезненно сжалась, когда он увидела незнакомого Белла.

Она не знала, что сказать, но ей хотелось что-нибудь сделать, она тихонько подошла к нему и села на колени на землю. Эйна обхватила его правую руку своими, а потом очень сильно её сжала.

Эйна осознала, что что-то было затронуто в её сердце.

Сладкая, болезненная дрожь с которой она не могла бороться.

В тусклом свечении, напоминающем свет луны, Эйна сидела рядом с Беллом, пока не подоспела помощь.