Том 12    
Глава 1. Кролик всё ближе

Глава 1. Кролик всё ближе

— Спасибо.

Белл поднялся и поклонился Гестии.

— Получается, чтобы перейти с третьего на четвёртый уровень тебе понадобилось два месяца? Последнее поднятие уровня отняло у тебя один месяц, получается, поднимать уровни становится всё сложнее… И, всё же, скорость твоего роста просто поражает.

— Эм… прости.

— А за что ты извиняешься?

Гестия и Белл были в одной из комнат Поместья Домашнего Очага. Получив от обновлявшей его характеристики Гестии бумагу с записями, Белл пересел на край кровати. Она сидела у него за спиной. Просматривая записанный на Коине текст, парень оставался спокоен и тих, а точнее — задумчив.

Он не выказал никакого удивления, узнав, что поднял уровень.

Возможно, он ощущал, что нечто такое должно случиться, он ощутил, что сосуд расширился до новых пределов.

В конце концов он пережил смертельную схватку со своим величайшим соперником.

— Белл.

— Да?

— Тот чёрный минотавр… Астерий, кажется? Он… силён?

— …Да.

Парень кивнул и потерялся в собственных мыслях.

Гильдия определила подвид чёрного минотавра, официально он был причислен к подрасе чёрных носорогов, созданий с глубинных этажей. Его отнесли к монстрам седьмого уровня. За его голову назначили огромную награду, поскольку за время своего пребывания в городе он причинил немало разрушений, а также сразил множество авантюристов, включая некоторых членов Паствы Локи, за что его отнесли к категории Монстров Рексов.

Белл не смог победить Астерия, но сражался с ним один на один. Авантюрист третьего уровня сражался с монстром седьмого уровня и выжил. Это, несомненно, великое свершение. Оно и стало причиной поднятия уровня Беллом, несмотря на то что он проиграл Астерию.

Но в его случае…

Гестия задумалась о случившемся в целом. Это поражение, должно быть, стало для Белла чем-то особенным. Как и было сказано Фреей на прошлом Денатусе, некоторая экселия несёт в себе особый смысл, и это один из таких случаев. Посмотрев на погруженного в воспоминания Белла, опустившего глаза, Гестия ощутила, что не может в этом ошибаться. Вторая схватка с минотавром пробудила потенциал парня. Кроме как судьбой, это не назвать.

Разумеется, фундамент для поднятия уровня был заложен задолго до схватки с Астерием. Столкновение с Паствой Иштар, достижение двадцатого этажа Подземелья и битва против охотников вместе с Ксеносами. Получив третий уровень Белл не переставал накапливал высококлассную экселию, что и стало основой для поднятия уровня.

Битва с Астерием была лишь последним рывком.

— …Кстати, насчёт твоих характеристик… Как обычно они сбросились, и счётчик снова идёт с ноля. Способность была всего одна, поэтому я сразу тебе её даровала для поднятия уровня. Ты же не против?

— Да, хорошо.

— И ещё, наверное, ты уже заметил… у тебя появился новый навык.

Гестия избавилась от задумчивого настроения и рассказала Беллу об обновлении его характеристик. Парень кивнул, будто услышал нечто важное, но это была вся его реакция. Гестия бросила взгляд на его спину.

Белл Кранелл

Уровень 4

Сила: I 0 Защита: I 0 Ловкость: I 0 Проворство: I 0 Магия: I 0

Удача: G Иммунитет: H Побег: I

Заклинания:

Вспышка — Заклинание быстрого действия.

Навыки:

Liaris Freese — Быстрый рост:

— Чем дольше обладатель настроен решительно, тем дольше действует навык;

— Чем сильнее решительность обладателя, тем быстрее рост.

Аргонавт — Заряжается автоматически в процессе активного действия.

Убийца Быков — В сражениях с минотаврами все характеристики значительно увеличиваются.

Для начала, новой способностью Белла стал Побег.

Согласно предоставленной Гильдией информации эта способность значительно увеличивает скорость при уклонении. Проще говоря, она позволяет быстрее сбежать от опасности. Она появляется только на уровнях выше четвёртого и является очень редкой… Впрочем, в какой-то степени её можно назвать позорной, потому что появляется она только в случаях, когда авантюрист проявил себя в сбегании от различных опасностей в прошлом.

Если подумать, с самого первого уровня до настоящего времени за Беллом всегда что-то гонялось. От минотавров и сереброгривов, до авантюристов Паствы Аполлона и Паствы Иштар. История Белла — это история его побегов.

Гестия это знала и приняла способность, появившуюся для поднятия уровня у Белла. Какое-то время она провела в раздумьях, но в конце концов развитие подобных способностей явление редкое, и их лучше всего брать, если они доступны.

Куда интереснее был появившийся у парня третий навык.

Убийца Быков — это навык убийства, а значит, он эффективен только против отдельных видов врагов.

Можно было даже не задумываться об объяснении, почему этот навык появился. Инстинкты, потенциал парня и его воля проявляли себя в смертельной схватке с его старым врагом. Скорее всего этот навык позволит Беллу проявить всю свою силу при сражении с Астерием и другими минотавроподобными монстрами. Он станет Убийцей быков и на бумаге, и на практике.

Гестия молча читала надписи характеристик, а потом медленно отвела от них взгляд.

— …

Белл, наконец, вырвался из своей задумчивости.

В отличие от прошлых поднятий уровня, он уже не прыгал от радости, как малое дитя. Но, хоть выражение на его лице и было спокойным, он уткнулся в записи на бумаге, забыв обо всём на свете. Приняв свою новую силу, он погрузился в мечты, будто представив нечто далёкое.

Гестия ещё никогда таким его не видела.

Он изменился', подумала про себя богиня.

Однобокое желание «стать сильнее» всё ещё было в нём сильно. Но ощущения, которые он вкладывал в эту цель, стали совсем иными.

Он наконец начал разбивать окружающую его раковину.

Возможно, так можно описать какое ощущение он производил.

— Ты правда… становишься всё круче и круче.

— А?

— Нет, ничего.

В отличие от неизменных божеств Белл эволюционировал и Гестия соврала бы, если бы сказала, что ей от этого не становится немого одиноко. Но это чувство перебивалось ощущением искренней радости, как богини-покровительницы, так и девушки, следившей за развитием парня.

— Белл, послушай.

— ?..

— У меня есть ещё одно имя, которое символизирует, что я делаю, что-то вроде титула… Веста.

— Веста…

— Так и произносится. На языке богов это слово означает «священное пламя».

— …А почему ты мне об этом рассказываешь?

— Даже не знаю. Посмотрела на тебя, и захотелось рассказать.

Белл поднял взгляд, а Гестия слегка улыбнулась. После она подняла взгляд к потолку, прикрыла глаза, и улыбка на её лице стала шире.

Звуки шагов разносил нежный ветерок.

День в Орарио выдался не слишком тёплым и не слишком холодным. Идеальная температура. Летняя жара спала, налетающий прохладный ветерок, щекочущий кожу, говорил о приближении всё ещё далёкой осени. Скоро должен начаться сезон сбора урожая.

С такими мыслями я разглядывал пейзаж за городом, зелёные поля, просторную равнину и крутые горы вдали.

Снова я поднялся на городскую стену. Последние несколько дней после обновления характеристик ноги будто по привычке несли меня сюда сами собой.

Может так мне хотелось донести до подземного лабиринта, в котором меня ожидает финальная схватка… донести, что я поднял уровень, и наконец туда отправиться.

— …Чтобы двигаться дальше, мне нужно отдохнуть?

Отдохни телом и душой.

Вот что сказала мне Гестия после завершения случая с Ксеносами.

Когда Паства Икелоса начала действовать около десяти дней мне не было покоя. Сейчас я свободен от этой ноши. Надо бы погрузиться в расслабление. Это ведь тоже часть работы авантюриста. Всевышняя была права, когда говорила, что воину очень важно отдыхать. Благодаря этому совету моё тело почти оправилось.

Кроме физического состояния почти всё моё оружие было уничтожено или потеряно. Сейчас наш кузнец, Вельф, загружен работой, он чинит и заменяет мою экипировку. Впрочем, он был очень доволен, сказав, что ему нравится возможность создать новые вещи. Так что помимо отдыха сейчас идёт подготовка нового снаряжения.

Честно говоря, мне сложно сидеть сложа руки.

Я обещал себе, что стану сильнее, и сейчас эта клятва завывала в груди.

Но пока, как и сказала Всевышняя, я должен отдыхать. Нужно сдерживать свои нетерпеливые порывы и подготовиться к новым схваткам. Передо мной возник образ чёрной спины моего противника, и я взглянул на ладони.

…Странное ощущение.

Я до ужаса спокоен, и от этого спокойствия мне не по себе. Раньше я не мог бы усидеть на месте и бросался сломя голову ко всему, что может помочь мне стать сильнее. Но сейчас я так спокоен и собран, что это меня удивляет.

Когда меня разбил достойный противник, сожаление и разочарование меня переполняло, я разрыдался. Но после этого что-то во мне будто изменилось.

Кстати, об изменениях…

С того дня изменилось и всё, что меня окружает.

Для начала, смотревшие на меня с ненавистью горожане заметно смягчились. Это был не тот восторг, которым меня встречали после «Битвы», но, по крайней мере, меня перестали ругать за глаза и обвинять во всех смертных грехах. Лили сказала, что горожане следили за мной во время той битвы… и, по правде говоря, здороваться со мной начали гораздо чаще, особенно жадные до драк дворфы.

Но больше всего я удивился, когда Лай и остальные дети из приюта пришли к нам домой. Мария привела их к парадной двери и извинилась передо мной. Дети горячо меня благодарили. «Прости что мы наговорили тебе плохих вещей, спасибо за то, что ты нас спас, ты был таким крутым…» Совру, если скажу, что я не был рад, услышав, как Лай и Фина, краснея, искренне меня благодарят. Но, вместе с тем, мне было немного не по себе.

Лай и другие дети ничего не знали о Ксеносах. Они думали, что я спасаю их от страшных монстров. Как и остальные горожане. Лили была рядом, когда мы встретил детей и её глодало такое же чувство вины. Впрочем, эта вина была напрочь стёрта полуэльфом Рюю.

— Братец… Ты всё делал правильно. Спасибо… что дрался ради всех.

Он радостно потёрся лицом о мой живот, и его слова… меня спасли.

Как и остальные, он не мог ничего знать о Ксеносах. Но мне показалось, что он говорит, будто ему известно о существовании Виены, Лидо и остальных. В моих глазах появились слёзы, я обнял его, а после вернул к остальным.

— …

Стоя на городской стене и с удовольствием вспоминая ощущения, которые подарила мне та встреча, я ощутил порыв ветра. Медленно я обернулся.

Я ощутил и услышал шаги двух пар ног. Мгновенье спустя передо мной появилось двое людей.

Божество с оранжевыми волосами шло в сопровождении своей последовательницы, Асфи. Он приподнял свою дорожную шляпу в приветственном жесте:

— Приветик, Белл.

— Всевышний Гермес…

И тут я кое-что заметил.

— Эм… а что это за красное пятно у вас на лице? Будто вас кто-то пнул…

— Я забежал к вам домой по пути сюда… Гестия встретила меня ударом ноги с разворота.

Я покрылся потом, услышав упоминание о пинке, а Асфи издала протяжный вздох. Гермес, на чьём лице я теперь ясно видел отпечаток знакомой ноги, засмеялся пустым смехом. Но я прекрасно понимаю, почему боженька так отреагировала.

— Белл… Я хочу извиниться.

Будто читая мои мысли, Гермес выпрямился и попросил у меня прощения. Прижав шляпу к груди, он поклонился. Он выглядел безупречно, будто какой-нибудь дворянин. Я не сводил с него взгляда. Асфи заметно удивилась, явно не ожидая такого поведения.

— Я хочу извиниться за случай с Ксеносами. Я использовал Гроса и остальных монстров несмотря на то, что знал, что это тебя ранит.

Пять дней назад, когда я увёл Виену и остальных, мне пришлось сразиться с Гросом и ещё несколькими крылатыми монстрами. Я знал, что за этим стоит Гермес. Он загнал Ксеносов в угол и хотел, чтобы я уничтожил тех, кто прибыл. Не сомневаюсь, что Гестия напала на Гермеса, когда он показался у нас дома, потому что злилась на него за это.

Гермес не стал говорить мне, почему он так поступил. Он сказал только:

— Ты меня ненавидишь?

— …Не знаю, что ответить, — честно признался я. — Я не могу простить то, что вы сделали с Гросом и остальными… Но вы не раз выручали Всевышнюю и меня в прошлом. Я… не знаю, что думать.

Может он просто капризное божество, которое захотело развлечься, когда выпала возможность? Если бы он так сказал, я бы ему поверил. Но инстинкты подсказывали, что он оказывал нам помощь и придумывал заговоры не ради развлечения. Мне кажется, что он делал всё это ради какой-то идеи или для исполнения своей Воли.

Гермес выпрямился и улыбнулся, услышав мой ответ.

— Если ты меня не простишь, ничего не изменится. Тебе не нужно меня понимать. Но… возможно, я продолжу вмешиваться в твою жизнь. Я уверен, что ты на меня обижен, может будешь обижаться и потом.

— Почему? — спросил я.

— Видишь ли… я твой большой поклонник.

Мне показалось что когда-то эту фразу я уже слышал. Прямо сейчас на лице Гермеса не было его обычной приветливой улыбки. Он прищурил глаза, уголки его рта были приподняты, он показался мне настоящим божеством, присматривающим за детьми с небес.

— Как бы там ни было, я сделал то, зачем пришёл. Мне хотелось бы взять на себя ответственность за тот злодейский план. Я был раскрыт. Я уже принёс извинения Гестии, и сейчас удаляюсь.

Он приподнял шляпу и отвернулся. После, будто непредсказуемый порыв ветра он ушёл.

— Белл Кранелл… Если ты можешь смотреть на вещи беспристрастно, я попросила бы тебя не питать к нему ненависти.

Асфи осталась, на какую-то секунду переведя взгляд на удалявшееся божество, будто мать, присматривающая за причиняющим слишком много проблем ребёнком.

— Несмотря на то что он сделал, он за тебя беспокоится, — сказала она, поклонилась, и повернувшись на каблуках ушла.

Я проводил их взглядом до лестницы. В следующее мгновенье, будто заняв их место появился новый посетитель:

— …Кто бы мог подумать. Не знал, что мой визит совпадёт по времени с визитом Гермеса.

— Фелс…

— Вижу ты смог меня вычислить. Наверное, я пришёл не вовремя, как любят говорить боги.

В воздухе появился силуэт сбросившего вуаль мага. Фелс был одет в чёрный капюшон, скрывающий лицо, и перчатки того же цвета. Призрачный маг повернулся ко мне, остановившись примерно в пяти шагах.

— Ты стоял там всё это время?

— Да… Мне подумалось, что я могу впасть в ярость, столкнувшись с Гермесом лицом к лицу, потому пришлось ждать пока он уйдёт.

Кажется, со мной многим захотелось сегодня увидеться.

Похоже, Фелс не смог простить Гермеса. Он испытывал неприязнь, или, точнее, у него были какие-то сложности в общении с богами. Как бы там ни было, Гермес мог сотворить немало злодеяний. Воспоминания о очаровательной улыбке божества и всегда тщательно подбираемые слова всплыли в моей памяти.

Чёрная роба зашелестела, её владелец, Фелс посмотрел на меня.

— Итак, теперь всё улажено, и я пришёл посмотреть, чем ты занят. Как тебе кажется, ты окончательно пришёл в себя?

— Да.

— …Выражение твоего лица сильно изменилось. Новость о том, что ты получил четвёртый уровень уже достигла Гильдии… Я смотрю на тебя совсем не так, как на Белла встреченного несколько дней назад, хотя, безусловно, у меня нет глазных яблок, — пошутил скелет, глядя на меня с одобрением.

Выходит, я будто стал другим человеком… это правда? Я ничего такого сказать не могу.

Единственное, в чём я уверен, так это в том, что моё желание стать сильнее пылает ещё ярче, чем раньше.

— Белл Кранелл, могу я задать вопрос?

— Какой?

Фелс на мгновенье замолчал, а потом неспешно заговорил:

— Ты уже решил… что делать дальше?

— …

Я молчал. Чтобы догнать моего идола, сдержать данное Виене обещание, победить соперника… я знаю, что для этого нужно. Я уже всё решил. Но, чтобы обратить это в слова, мне потребовалось несколько секунд:

— Я собираюсь снова отправиться в Подземелье. Так я смогу… стать сильнее.

Ветер со свистом проносился по городской стене. Фелс смотрел на меня. Во взгляде, которым я ему ответил, не было колебаний. Маг кивнул.

— Вижу, решение ты принял… Но ещё я вижу, что ты колеблешься.

— …

— Я не хочу, чтобы ты умер. Лидо в Убежище говорил так же, сейчас это наше общее желание. И потому я хочу развеять возможные сомнения, которые у тебя остались, пусть и не до конца.

Одетый в чёрное маг поднял руку:

— Белл Кранелл, я собираюсь дать тебе причину, которая позволит тебе сражаться.

Фелс указал под ноги, куда-то далеко вниз.

Ты обязан пройти самый глубокий этаж Подземелья. Если ты этого не сделаешь, человеческая раса и Ксеносы никогда не смогут сосуществовать.

— !..

Фелс продолжил монолог, а я молча смотрел на него.

— Конечно, мы с Ураном продолжим им помогать… Но в конце концов, если ты не справишься, вряд ли наши надежды сбудутся.

Самый глубокий этаж Подземелья.

Примерно минута мне потребовалась, чтобы эти слова наконец устоялись в моём сознании, и я осознал, о чём он говорит.

— Что… находится на самом глубоком этаже Подземелья?

Что такое Подземелье? Я уже задавал этот вопрос Всевышней. Фелс ответил мне тихим голосом:

— Твоя клятва… и способ завершить твою битву.

Слова были произнесены так тихо, что, казалось, их перехватил порыв ветра, пронёсшийся, между нами.

Фелс не стал говорить, почему я обязан покорить нижний этаж Подземелья, и не объяснил, как это связано с Ксеносами. Мне было понятно лишь то, что эти слова правдивы, и воля, вложенная в них, скорее всего, принадлежит Урану.

— Белл Кранелл, если хочешь помочь Лидо и остальным Ксеносам… найди способ двигаться дальше.

— …

— Пусть свет поможет тебе в твоём путешествии.

Закончив говорить Фелс перевернул плащ и накинул его на себя, мгновенно исчезнув. Звуки удаляющихся шагов стихли, в воздухе снова повисла тишина.

Снова оставшись в одиночестве, я повернулся лицом к городу. Огромная башня пронзала небеса, а внизу, под землёй, раскинулся огромный лабиринт.

Тринадцатый этаж Вавила, титанической постройки посреди Орарио, наполненной просторными тёмными залами. Проходит очередной Денатус.

Божества всех возрастов и полов собрались на так называемый совет, который должен вот-вот начаться.

— Кажется, последний Денатус был слишком давно, да?

— Это, потому что до того, как мы собрались Паства Икелоса с монстрами вылезла.

— Кто же будет его проводить при чрезвычайном положении?

Обычно встречи проводятся каждые три месяца, однако из-за случая с Ксеносами её пришлось перенести. Задержка вышла довольно продолжительной, и божества испытывали восторг и нетерпеливость. Некоторым даже нравилось это ощущение, и они предлагали оттянуть встречу ещё немного, хоть на это не было никаких причин.

Гермес не пришёл… Ну, может так лучше. Если бы я увидела его так скоро, может ещё раз бы пнула!

Гестия сидела за огромным столом, за которым могло устроиться и пятьдесят божеств. Она крутила головой. Она до сих пор не простила сделанное Гермесом и думала, как она справится на этом Денатусе. Она видела знакомые лица: в зал явились Локи, Фрея, Миах, Гефест, Такемиказучи и Ганеша… Кроме изгнанных Аполлона и Иштар, собрались почти те же боги, которые присутствовали на последней встрече. За три месяца случилось многое, включая конфликты её Паствы с Паствами Аполлона и Иштар. Гестия не могла не припомнить водоворот событий, случившихся за такой короткий срок в мире смертных.

— Я Ганеша!!! И ещё, я провожу эту встречу!

— Да ладно!

— Раз всем заправляет Ганеша, пойду-ка я домой…

— Погоди, погоди, не спеши!

— Итак! Я, Ганеша, перечислю события, произошедшие в городе!

Божество в маске слона вело себя довольно громко с самого начала встречи. После короткого вступления Ганеша перешёл к пересказу основных событий произошедших в Орарио и мире в целом. Несмотря на энтузиазм Ганеши, пересказ закончился, едва успев начаться.

— У кого есть вопросы? Говорите… Я с радостью отвечу на любые возникшие вопросы! — не унимался Ганеша.

Присутствующие божества, впрочем, не торопились о чём-то его спрашивать… Это очень расстроило Ганешу, посвящающего себя поддержанию мира в Орарио.

Он же не станет говорить о Ксеносах, правда?..

Гестию слегка волновала эта тема, но, похоже, Ганеша собирался держать язык за зубами.

— Прейдём к церемонии дарования титулов… — поникшим голосом объявил Ганеша. Стоило ему произнести эти слова, как комната будто преобразилась. Божества мгновенно оживились.

— Наконец-то!

— Вот чего я ждала!

— Только ради этого я сюда тащился!

Схватив копии документов Гильдии, разложенные на столе, божества перебирали листовки.

Последняя страница привлекла внимание всех собравшихся божеств. В ней была указана информация о беловолосом парне, совершившем прорыв в последнюю минуту, как и перед прошлым Денатусом, Маленьком Новичке, Белле Кранелле.

— Не припомню, чтобы кто-то из детишек появлялся на двух Денатусах подряд.

— Ага, ты посмотри, он дважды уровень поднял, со второго на третий, а потом ещё и на четвёртый? Божечки.

— Безумие!

За столом раздавался нестройный хор голосов. Они выражали довольство и одобрение. Богиня красоты не могла сдержать улыбку, а покровительница обманщиков хмурилась и хмыкала.

Как этот парень может становиться лучше так быстро?

Никто из присутствующих божеств не мог не задаться этим вопросом. Все сошлись во мнениях, что после отчаянной схватки с минотавром, он достоин звания героя. Ухмылки за столом становились всё шире.

Всё хорошо, всё будет хорошо…

Гестия, в то же время, кривилась всё сильнее и сильнее, замечая восторг божеств.

Теперь нашу Паству уважают, у нас большой дом и всё такое. После того как Белл поднял уровень нас перевели на новый ранг вместе с ним… Да, теперь всё будет совсем не так, как несколько месяцев назад!.. А ещё я лучше говорить научилась!..

Юная богиня сжала руки в кулаки. Капли пота выступили на её коже, выдавая её волнение, но она сконцентрировалась только на том, чтобы Белл не получил какое-нибудь постыдное звание.

Вскоре, божества активно приступили к церемонии раздачи титулов.

— Давайте придумаем Беллу новый титул!

— Ну нет, его мы оставим на сладенькое!

— Ага, с детишек лоли кто-то ещё уровень поднял.

— Да, да… паренёк-пьйонкичи, Вель-какой-то-там, да?

— Точно, дадим титул Вельфу Кротцо!

— Игнис, Вечнопылающий.

— Идеально!

— Вот и оно!

— Решено!

— Тот паренёк же сам сказал: «Этого и близко недостаточно, чтобы погасить пламя, которые ты разжигаешь в моём сердце».

— Я щас помру!

— Какое точное попадание!

Божества определились с титулом Вельфа очень быстро. Гестия хотела его защитить, но решила, что могут возникнуть предложения и постыдней, потому вмешиваться не стала. А вот Вельфа ждёт сильный удар…

Она бросила взгляд через стол. Богиня кузницы, её подруга, беззаботно рассказала о признании Вельфа в любви, и теперь её собственная болтливость обернулась против неё. Гефест смотрела куда-то в сторону, густо покраснев.

— Пара детишек из Паствы Такемиказучи тоже в списках.

— Ого, детишки с дальнего востока!

— Чёрный Лотос классное прозвище.

— Чигуса Хитачи… Скромница, вроде, наверное, отличная жёнушка из неё выйдет.

— Как насчёт Любовной Птички, Такемиказучи?

— Это даже круче, чем Вечная ♰ Тень!

Церемония назначения титулов проходила без задержек, очередь Белла настала довольно быстро. Гестия, ощутившая дежавю, тяжело вздохнула.

Остальные божества ухмылялись и перешёптывались, настал долгожданный момент. Они обменивались взглядами, будто спрашивая друг у друга, кто будет первым. Грациозная богиня красоты подняла свою тонкую руку:

— Могу я внести предложение?

— ?!

Фрея перешла в наступление!!!

По залу разнеслись перешёптывания. В ужас пришла не только Гестия, но и все члены собрания настороженно притихли.

— Что тут у нас? Всевышняя Фрея проявила интерес?

— Ты в фанатки Белла записалась?

— Так и есть. Я не могла не ощутить дрожь, увидев его сражение.

Осторожная Фрея наконец признала свой интерес к Маленькому Новичку! Ничего, кроме проблем, это не сулило.

Божества понятия не имели об истинных мотивах Фреи, объявившей о появившемся интересе к парню. В конце концов, Белл Кранелл стал довольно заметной фигурой в городе. Некоторые из божеств даже начали думать, что авантюрист понравился богине красоты только после этого боя.

Гестия напряглась до предела.

— Фрея… думаю ты могла бы подобрать отличное звание для моего Белла, — сказала Гестия с улыбкой, хоть в глазах у неё и читалось какое-то другое чувство.

— Твоё замечание, Гестия, заставляет меня волноваться, — ответила Фрея, блаженно улыбнувшись маленькой богине в ответ. Даже боги, обычно дразнившие лоли-богиню в подобных ситуациях, прикусили языки. Конец света, Рагнарёк, наконец разразится?

Фрея поднесла одну руку к щеке, и расплылась в яркой, широкой улыбке:

— Как тебе, Ванадис Одр, Любовник Дочери Ванов?

— Ну, уж НЕТ!!!

Гестия громко ударила обеими руками по столешнице, подскочив.

— Никакой он тебе не любовник! Белл состоит в моей Пастве!!!

— Постой, тебе не нравиться моё предложение?

— А какого чёрта оно должно было мне понравиться?!

Все знали, что Фрея порой одержима тем, что ей нравится. На мгновенье все присутствующие божества задались вопросом, было ли это предложение шуткой или попыткой вмешаться в дела Гестии, и с энтузиазмом принялись за обсуждение. Проявление королевского величия Фреи привело её поклонников в дикий восторг.

Несмотря на то, что Гестия мгновенно отвергла предложение Фреи, та нисколько не расстроилась. Наоборот, она зловеще улыбнулась, тихонько вздохнула и бросила короткое: «Жаль».

— Тупость какая! Ванадис Одр, ты серьёзно? Слишком ты на сексе помешалась и смысла в этом прозвище ноль — залилась хохотом Локи.

— Ну ладно, Локи, у тебя есть предложение получше? — парировала Фрея.

— Ммм, дай подумать…

Игнорируя пылкий взгляд Гестии, кричавший: «Не говори глупостей!», — Локи подняла палец.

— Игрушка Шута.

— Убирайся отсюда! — завопила Гестия. — Какого чёрта он должен становиться твоей игрушкой?

После Локи и Фреи к обсуждению подключились и остальные божества:

— У меня есть идея! Ореховая Паста!

— Белл! Когда ты на мне женишься! Свадебный Звон!

— Ты сейчас против себя три четверти богов богов настроила!

— Такой убийственной улыбки у Фреи я ещё никогда не видел!..

— Ииииик!

— Заткнитесь и слушайте мою балладу! Она зовётся «Удачливый Пьонкичи»!

— Сам заткнись!

— Отважный Длинноухий!

— Нуууу, это как-то слишком.

— И уши у него не длинные!

— Давайте как-нибудь отдалимся от кроличьей темы…

— А что-нибудь отвратительное про него есть? Вроде, слухов каких-нибудь, или что-то что наверняка известно?

— Если подумать, ходил слушок, что он любитель монстров.

— Чего?..

— Вот оно что… У него пунктик не только на людей, вот чего он с монстрами… Слушайте, может он и против божеств ничего не имеет?

— Как насчёт Любвеобильный?!

— АААААААААААААААААААААААААААААААААА!!!

Терпение Гестии достигло предела. Она заорала, раскинув руки. Такемиказучи и Миах попытались её успокоить, но даже после этого остальные боги заливались хохотом. Гестия яростно рычала. Воцарившийся в комнате шум достиг своего предела.

Наконец, кто-то предложил стать наконец серьёзнее, и божества прекратили издёвки. С помощью Миаха и Такемиказучи тяжело дышавшая Гестия всё-таки отбила приличное прозвище для Белла.

— Чёрт… Они меня просто извели.

Встреча закончилась, и Гестия бессильно плюхнулась на стол, совершенно выбившись из сил. К ней подсела улыбающаяся Гефест.

— Просто ты спустилась в этот мир совсем недавно. Это что-то вроде боевого крещения, — сказала она.

Возможно, после успешного поддразнивания лоли-богини, но остальные божества покидали зал явно очень довольные собой. Включая и Фрею, бросившую на Гестию косой взгляд с усмешкой, и Локи, державшейся за живот после безудержного хохота. Гестия мрачно смотрела, как они уходят.

— В конце концов честь Белла отстоять удалось… Лучше вернусь домой и всем расскажу… Только отдохну минутку…

Гестия будто вложила последние оставшиеся силы в прощание с Миахом и Такемиказучи. Она была совершенно истощена.

— Гестия, кажется, у твоей Паствы стал выше ранг? — спросила её Гефест.

— А? Ну да, после поднятия Беллом четвёртого уровня нам присвоили ранг D… А почему ты спрашиваешь?

Гестия озадаченно смотрела на свою подругу, красноволосую и красноглазую богиню. Как ей было сказано, в связи с переходом Белла на новый уровень Гильдия решила, что боевой потенциал её Паствы также увеличился и это привело к повышению ранга.

Гефест пожала плечами.

— Тогда скоро тебе придёт оповещение.

— …Оповещение? — спросила Гестия, озадаченно наклонив голову.

Огромное количество представителей всех рас наполняло зал.

Рядом с огромной доской для объявлений в углу приёмного зала Гильдии собралась огромная толпа. Авантюристы спешили сюда услышав, что Денатус закончился, потому что именно здесь должны быть вывешены присвоенные им титулы. Несколько горожан и торговцев также находились в толпе авантюристов, надеясь первыми увидеть результаты обсуждения богов.

Стоило работникам Гильдии вывесить списки присвоенных титулов, десятки взглядов впились в пробковую доску объявлений. Среди людей и полулюдей раздались восторженные вздохи.

— …Ого, глядите.

— Я знал, как хотелось первым прочесть!

Большинству наблюдателей был интересен определённый титул. Они вытягивали шеи и вставали на цыпочки, пытаясь увидеть то, что их интересовало. Всё внимание было приковано к одному-единственному титулу авантюриста, вызвавшего настоящий переполох. Пара зверолюдей, сёстры-полурослики, стоявшие у самой доски, отряд прекрасных эльфов, коренастые дворфы с покрытыми шрамами лицами и амазонки, облизывавшие губы, желали узнать его титул.

Белл смотрел на это со стороны.

— Ой… Белл Кранелл.

Когда кто-то пробормотал его имя, все авантюристы разом повернулись к нему. Заметив, что он стоит неподалёку авантюристы притихли, будто по команде. Белл пришёл к доске объявлений только что и, сделав к ней шаг, ощутил, что он в эпицентре всеобщего внимания.

— Простите, простите… — бормотал он, а толпа расступалась, давая ему пройти. Он прошёл по открывшемуся ему пути и остановился перед огромной деревянной доской, подняв взгляд. Он нашёл дарованный ему богами титул.

— Кроличья Лапка.

Таким стало его новое прозвище.

Старое прозвище, сделавшее его в глазах других очень быстро развивающимся, но, всё же, новичком, исчезло, а его место заняло новое прозвище. Оно описывало как его внешность, так и головокружительную скорость, благодаря которой он ставил всё новые рекорды!

Некоторые авантюристы смотрели на него с враждебностью, другие с завистью, но в толпе не было никого кто не признал бы заслуг кролика-рекордсмена. В отличии от предыдущего раза, когда его пытались выставить лжецом, сейчас никто не смел заявлять ничего подобного и не относился к нему как к выскочке.

Белл ощущал это всем своим телом и, вместе с тем, был очень смущён. Он повернулся к стойкам, надеясь сбежать от толпы и поговорить со своей советницей. Среди секретарей он искал взглядом полуэльфийку, как вдруг…

— …Эйна?

— …

Полуэльфийка-секретарь смотрела прямо на него. Прекрасные изумрудные глаза за стёклами очков, словно смотрящие куда-то вдаль, и красные, как при простуде, щёки.

Белл не знал, что делать, Эйна тоже стояла неподвижно.

— Эйна, Эйна. Эй, Белл же пришёл, взгляните!

— !..

Эйна повернулась к своей коллеге Мише, начавшей трепать её за рукав. Наконец, Эйна снова вернула на Белла взгляд, но растеряла всю собранность и покраснела ещё сильнее, выпалив: «Эм, ум, ой?!». Нехарактерно растерявшись, Эйна достала что-то из своего стола.

— Б-Белл! …В-возьми!

— А?

В руках у девушки Белл увидел белоснежный запечатанный конверт.

Подходя, Белл переводил взгляд с лица Эйны на конверт и обратно. Некоторые авантюристы, стоявшие по бокам, начали перешёптываться: «Не может быть, Эйна написала любовное письмо?!». Но Белл, чуть не подпрыгнул от удивления, когда конверт оказался в его руках.

На ощупь бумага была первоклассной, конверт был запечатан воском и на нём стояла печать Гильдии.

Белл видел подобный конверт и раньше. Он порылся в воспоминаниях, и с его губ само собой сорвалось слово:

— Миссия?..