Том 12    
Глава 2. Перерыв в приключениях


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
lufog
20 ч.
Судя потому что даже в находяжемся в переводе томе, есть отсутствующие картинки (какие-то мыльные значки вместо картинок). Тому кто занимается оформлением, пофиг и исправлять он это не будет...
id207021343
4 д.
Дайте ссылку где на анлейте почитать можно 12-14 тома пожалуйста, чтот никак найти не могу
ястит
11 д.
Помню, когда переводом данного тайтла и не пахло, я облизывался на обложку только-только вышедшего 12 тома, но думал, что так и останется мечтой, ждал и мучился выходами глав манги. Спасибо, Kristonel, ты прямо мой Газпром))
lufog
15 д.
>>46616
7koston, во всех предыдущих томах, вместо 90% картинок отображаются какие-то непонятные миниатюры. Надеюсь, вы исправите это.
Отредактировано 10 д.
7koston
14 д.
>>46616
Что значит битые?
lufog
14 д.
>>46616
7koston, то и значит. Вместо изображений отображаются какие-то маленькие иконки, растянутые до мыла. Например:
Отредактировано 14 д.
7koston
14 д.
>>46616
lufog, это инлайн иллюстрации, они неправильно их оформляют. Вот и получаются на весь экран.
razgildyai
24 д.
все-таки Айша добавляет перчинку в их коллектив) без нее было бы скучнее

Глава 2. Перерыв в приключениях

После того как Гестия ушла с Денатуса, а Белл получил в главном отделении Гильдии письмо, они встретились в кафе на Северо-Западной Улице, обычно называемой Путём Авантюристов.

Напротив Белла за столом сидела Гефест, богиня кузницы, на глазу которой была большая повязка. Гестия, шедшая вместе с Гефест к северо-западному филиалу её лавки, чтобы выведать подробности её «случайного замечания», наткнулась на Белла идущего из Главного Отделения Гильдии. Втроём они решили переговорить за чашечкой чая.

— Гефест, письмо которое вручили Беллу и есть то, о чём ты говорила? — спросила Гестия, зажав белый конверт между пальцами. Её подруга кивнула.

— Именно, Гестия.

Наступил вечер, солнце уже клонилось к западной городской стене. Белл и Гестия попросили Гефест рассказать о миссиях, поручаемых Гильдией.

— Когда Паства, которая изучает Подземелье достигает определённого ранга, её начинают периодически отправлять в экспедиции, и в этих экспедициях она должна показать результаты.

— Экспедиции?

— Да. Гильдия отправляет приказ, как тот, который вы получили.

Гестия, поражённая этой новостью спешно прочла содержимое конверта снова. Как и сказала Гефет, в письме было указано, что глава Гильдии объявляет, что их Паства обязана отправиться в экспедицию.

— Вы сказали о поднятии ранга, Всевышняя Гефест?.. — спросил Белл.

— Ранг D и выше, Белл Кранелл. Крупнейшие группы, вроде принадлежащих Локи и Фрее регулярно отправляются в экспедиции. Паства Локи зачастую изучает глубинные этажи, потому их заставляют ходить не так часто.

— А каких результатов мы должны достичь?

— Вы должны увеличить дальность своих походов на один этаж, обнаружить неизведанные минералы или предоставить карту фронтира. Это не важно. Мне кажется, порой даже победы над боссом этажа достаточно. Большая часть Паств просто переходит на этаж, которого они ещё не достигли.

В отличии от своего божества Белл задумался о каком-то определённом достижении задавая Гефест вопросы. Богиня смотрела на него, будто хотела спросить: «А что хочешь сделать ты?», но вслух этого не произнесла.

— Гильдия добивается постоянного исследования неизведанных регионов Подземелья и открытия новых ресурсов. Покоряющие Подземелье Паствы существуют только в Орарио и, если вы хотите таковой считаться, Гильдия будет требовать доказательств.

— Я-я этого не знала…

Гестия словно испытала невероятный шок. Учитывая историю Гильдии и тот факт, что только эта организация обладает властью над Подземельем, можно понять, что целью этой организации является изучение и понимание подземного лабиринта, раскинувшегося прямо под ногами. Под землёй существует множество неизведанных ресурсов, мест и открытий, которые связаны с будущим развитием Орарио. Потому Гильдия так строго регистрирует авантюристов. В отличии от торговых Паств, те, кто специализируется на исследовании Подземелья не выполняют сложных бумажных работ и вычислений, а также почти не облагаются налогом со стороны Гильдии.

Когда Гестия начинала, она не задумывалась о преимуществах и недостатках, потому зарегистрировала Паству, специализирующуюся на исследовании Подземелья не раздумывая, считая, что ей будет достаточно и группы небольшого размера.

— Хотелось бы мне, чтобы Миах или кто-то ещё рассказал мне об этом до регистрации…

— Никто не думал, что твои дети достигнут ранга D. Честно говоря, я совсем такого не ждала. Кто мог подумать что ты взлетишь, да ещё и так быстро…

Гефест виновато улыбалась, а потом бросила краем глаза взгляд на Белла.

Белл, со своей стороны, понимал, что именно он стал катализатором случившегося. Ощущая вину, он прижал правую руку к виску. В экспедиции отправляются Паствы высших рангов, те, кто способен изучить Подземелье и вернуться живыми. Никто не требует подобного от слабых групп… По крайней мере, не должны требовать.

— Мне кажется, Гермес не докладывает о настоящих уровнях членов своей Паствы, потому что не любит экспедиции… — пробормотала Гестия. Насколько она знала, выполнить необходимые для экспедиции цели будет непросто. Богине вспомнилась улыбка Гермеса, и ей показалось что именно поэтому божество, которое предпочитает не слишком высокое положение, не докладывает об уровне своих последователей публично.

— Перейдём к делу… Важней всего, именно ваша Паства должна отправиться в экспедицию. Вы можете нанимать авантюристов с других групп, но просто отправить других людей в экспедицию ради своих достижений нельзя. Помните об этом. — добавила Гефест, напоминая о важности независимых действий.

— И, кстати, если ваша экспедиция не продемонстрирует должного результата, на вас наложат штраф. — добавила красноволосая богиня поучительным тоном. Несомненно, наложение подобного штрафа тоже один из вариантов. — Это всё что касается экспедиций. У вас есть ещё вопросы?

— Нет… Просто всё случилось так быстро, что мне до сих пор не верится. Я даже не знаю, чего я ещё не знаю…

Гестия пребывала в том же состоянии шока, что и в начале рассказа подруги.

— Мисс Айз… и другие авантюристы высоких рангов успешно ходят в экспедиции, так ведь? — спросил Белл, смотря на Гефест рубиновыми глазами.

— …Именно так, Белл Кранелл. — ответила Богиня, посмотрев на него неприкрытым глазом и сразу же всё поняла. Выражение её лица смягчилось, она довольно улыбнулась.

— Что же, постарайтесь. Если я вам нужна, я сделаю всё, что могу, чтобы помочь… — сказала Гефест. После этого прекрасная богиня допила чай, оплатила счёт и ушла. Белл и Гестия переглянулись и кивнули.

— А теперь… нас ждёт экспедиция.

Микото сидела в гостиной, бормоча себе под нос. Ужин был съеден и все члены Паствы собрались рядом с Гестией на встречу. Разговор шёл о том, что делать с этой экспедицией.

— Когда я служила Иштар-ками, я часто бывала в экпедициях с Айшей-сама и остальными. — сказала одетая в наряд горничной Харухиме, разливая остальным чай.

— Богиня Гефест управляет Паствой кузнецов, так что их мы позвать не можем… Хотя, Цубаки порой ходит в экспедиции с другими Паствами, когда ей хочется. — добавил сидящий скрестив ноги в кресле Вельф, припоминая личный опыт.

Белл и Микото расселись на диванчике, чтобы закончившая наливать чай девушка ренарт могла сесть рядом. Она поблагодарила их и села.

— Всевышняя Гестия, вы знаете, что требуется для экспедиции? Разве мы не проводили подобие тренировки?

— Ну, эм, тогда нас позвал Такемиказучи… Думаю в этот раз нам придётся собирать людей самим. — Гестия сухо усмехнулась, избегая взглядов авантюристов. Лили пронзила её взглядом.

— Ну вот. — вздохнула девушка-полурослик, поднимая взгляд. — Эта экспедиция, наверное, похожа на доставку Виены в Убежище. У нас нет права отказаться. Гильдия отзовёт экспедицию только если сочтёт что мы не в лучшей форме или уже выполняем какое-нибудь важное долгосрочное задание.

— А получить важное задание… мы сейчас не можем, так? — скромно спросила Харухиме.

— Да, это запрещено. — Лили отвергла такую возможность избежать экспедиции. Харухиме погрузилась в размышления, а в этот момент заговорила будто уже смирившаяся с необходимостью похода Микото.

— Мы доходили до двадцатого этажа… получается, нам просто нужно пойти на двадцать первый, правильно? — спросила она.

— Можно считать, что это вполне в наших силах, особенно после того, как сударь Белл поднял четвёртый уровень, всё должно пройти гораздо легче. — задумчиво произнесла Лили.

Считается что авантюристы второго уровня могут проходить до самого нижнего этажа серединных этажей, двадцать четвёртого, наращивая свои характеристики до отметки S. Учитывая, что Белл получил четвёртый уровень, их группа проходит по всем ограничениям.

— И, конечно, нам нужно быть настороже спускаясь на новый этаж. — добавила Лили.

— Это наверняка вопрос простой, но как мы докажем, что экспедиция прошла успешно? С нами же никто из Гильдии не пойдёт? — Гестия обратилась к Лили, но на этот вопрос ей ответила Харухиме.

— Насколько мне известно… Айша-сама приносила предметы с особых монстров или определённую руду. Она часто говорила как её раздражает что приходится охотиться за десятком разных вещей чтобы соответствовать правилам…

Несмотря на то, что Харухиме была слабейшим членом Паствы Гестии, её прошлый опыт, проведённый в экспедициях с крупной Паствой Иштар, оказался очень ценным. Многого она не знала, потому что не была бойцом, но и у неё нашлось чем поделиться.

— И ещё… я не совсем понимаю, что они подразумевают под составом группы из своей Паствы. Что если у меня полно друзей из других Паств или я просто вступлю к кому-нибудь в группу? Как соответствовать требованиям для экспедиции? — спросил Вельф.

Гестия изучила письмо из Гильдии.

— Эм… похоже, что члены Паствы должны составлять большую половину отправляющейся в экспедицию группы. — ответила Гестия, перечитав требования.

— Поскольку в экспедицию отправляется Паства, получившая ранг D или выше, Гильдия ожидает результатов, соответствующих этому рангу. — добавила Микото.

Например, если бы к Пастве Гестии присоединилась Принцесса Меча, группа легко выполнила бы поставленную задачу. Но Гильдия отправляет членов Паствы в экспедицию на более нижний этаж ожидая что входящие в состав группы люди станут сильнее, повысят эффективность изучения Подземелья.

Впрочем, лишь самые добрые из богов могли бы отправить своих лучших авантюристов в экспедицию другой Паствы. Особенно туда, где члены экспедиции могут подвергнуться смертельной опасности.

Лили, главный стратег Паствы, высказала самый подходящий, по её мнению, план.

— Подведём итог, для нашего будущего эту миссию нам отклонять не стоит. А раз мы отправляемся в экспедицию… безопасней всего будет включить в группу сударя Белла, сударя Вельфа, сударыню Микото, сударыню Харухиме, в качестве помощницы в непредвиденной ситуации, и нескольких поднявших уровень авантюристов из других Паств

Она сдерживала эмоции произнося последнюю часть своей речи. Исключение себя из группы не было признаком мазохизма. Она приняла хладнокровное решение основываясь на том, что она всего лишь обычная помощница первого уровня.

Главной причиной этой миссии стало повышение Беллом уровня. Гильдия объявила, что Белл Кранелл стал полноправным авантюристом и у него появились обязанности. Теперь он должен подбирать подходящих для заданий компаньонов и посвятить себя достижению новых высот.

Молчание повисло в комнате. Окончательное решение никому не давалось легко, поскольку для всей их Паствы наступил очень важный момент. Гестия, божество-покровитель на мгновенье прикрыла глаза, а потом посмотрела на Белла. Будто следуя её примеру, Вельф и остальные тоже уставились на командира.

— Белл. Ты весь вечер молчал. Чего хочешь ты? — спросила Гестия.

— Я…

Белл, тихонько слушавший разговоры, наконец открыл глаза и заговорил.

— Я… Отчасти ради Виены и Ксеносов, отчасти ради себя… я хочу стать сильнее, чем я сейчас.

После он добавил тихое «но», посмотрев на лица всех остальных членов Паствы.

— Если это возможно… мне бы хотелось, чтобы мы стали сильнее вместе.

Глаза Лили округлились. Также, как и глаза Микото и Харухиме. Лишь Вельф, единственный другой парень в Пастве улыбнулся.

— Я хочу, чтобы мы двигались как одна семья.

Решительный взгляд и наполненные той же решимостью слова. Ни единой искры сомнения в своих словах. Впрочем, уже через секунду обычный вечно извиняющийся Белл вернулся.

— Ой… простите, что так много требую.

— Да ладно, тебе, я же говорил, не извиняйся! Мы были рады такое услышать… правда же?

— …Да, очень рады!

— Да, да, определённо.

— Точно. Если мы не будем делить горести и радость, разве можно будет назвать нас семьёй?

Лили широко улыбнулась, Харухиме закивала головой а Микото прижала руки к груди, будто эти слова очень сильно её тронули. Даже Гестия расплылась в улыбке, уверенно кивнула и поднялась.

— Давайте свяжемся с Паствами Миаха и Таке! Соберём альянс для этой экспедиции! — крикнула богиня.

Микото, Вельф, Лили и Харухиме активно подключились к обсуждению.

— Да, станем сильнее с Оукой-сан и Чигусой-сан!

— Забудьте про двадцать первый этаж, идём глубже!

— Не теряйте головы, сударь Вельф, это безрассудно!

— Не знаю, смогу ли я чем-то помочь… но я постараюсь! — сказала Харухиме.

Белл тихонько смеялся над появившимся оживлением. Каждый из них преследовал одну и ту же цель. Из-за того, что эта цель стала явной, все члены Паствы переполнились энтузиазмом.

Паства Гестии решила отправиться в экспедицию.

На следующий день началась подготовка.

Разумеется, эта подготовка включала закупку необходимых припасов и предметов, а также рассказ о целях экспедиции Паствам Миаха и Такемиказучи, а также просьба их о помощи. Нажа, Оука и прочие члены этих Паств, а также их божества с готовностью согласились. Лишь Паства Гефест решила остаться в стороне, согласно своему положению кузнецов.

Три Паствы, Гестии, Миаха и Такемиказучи сформировали альянс. Они решили отправиться в экспедицию через десять дней. За это время каждый авантюрист должен был подготовиться.

— Из Паствы Миаха к нам присоединятся…

— Я и Кассандра. Наша командирша, Нажа, просит прощения, но с монстрами она сражаться не может.

— М-мы очень благодарны!..

Лили встретилась с членами Паствы Миаха, Дафной Лаулос и Кассандрой Иллион чтобы подтвердить их участие. Они сидели в приёмной Поместья Домашнего Очага, на первый взгляд больше похожей на комнату для военных советов. Десятки бумаг расположились на сдвинутых столах, каждый отчёт содержал информацию о Подземелье, вроде появления боссов этажей и местах, в которых случались Аномалии. На купленных в Гильдии картах этажей отмечались красной ручкой десятки маршрутов и запланированных для отдыха мест. Лили, ставшая главным стратегом, использовала эту комнату для встреч с членами других Паств и подготовки нужной информации для грядущей экспедиции.

— Какие места в отряде вы занимаете, сударыня Дафна? — спросила она.

— В последнее время мы ходим парой, но раньше я находилась в центре построение, а Кассандра была в заднем ряду. Я действовала по необходимости, а она лекарь, думаю, она будет очень полезна группе.

— Д-Дафна, хватит меня расхваливать!..

— А сейчас-то ты чего стесняешься?

Игнорируя пару курьёзных выпадов Лили, облизнула губы и сделала на бумаге несколько пометок. Она добавила записи о том, что к группе присоединились многозадачная авантюристка и целитель.

— Насколько большой будет группа? Кажется, людей уже немало. — мимоходом спросила Дафна, увидев имена Оуки и Вельфа в авангарде отряда.

— Все члены Паствы Гестии, сударь Оука и сударыня Чигуса из Паствы Такемиказучи, вы двое… и сударыня Айша.

— Айша… Айша Белка, Бербера?

— А-Антианейра!..

Кассандра вздрогнула, услышав о бывшей авантюристке Паствы Иштар в рядах экспедиционной группы.

— Ого… — Дафна схватила ртом воздух, у неё округлились глаза.

— Да… не знаю от кого она узнала, но вдруг оказалась у наших дверей…

Лили свела брови, на её лбу появилась морщинка, когда она вспомнила о появлении Айши. Не прошло и нескольких часов с момента заключения альянса, как Айша явилась к дверям Паствы Гестии сказав, что она знает о экспедиции и хочет, чтобы её взяли в состав. Как и Харухиме, Антианейра не раз бывала в экспедициях и, вдобавок, её появление в группе увеличит силы авантюристов. Белл и остальные с благодарностью приняли её помощь.

— Но с ней группа стала слишком сильна и нам придётся идти глубже, чем мы рассчитывали… Лили не может не волноваться. Хотя с такими участниками экспедиция и правда должна отправляться ниже…

Лили тяжело вздохнула, вспомнив как пылко амазонка четвёртого уровня её убеждала, говоря о том, что монстры серединных этажей даже понять не успеют что их убило.

Дафна сдвинула брови.

— Ха. Выходит, экспедиция будет непростой… Хорошая ли это идея? Думаешь мы сможем действовать вместе? — спросила она.

— Что вы имеете в виду? — ответила вопросом Лили.

— Когда я состояла в Пастве Аполлона, мы ходили в подобные экспедиции, но из походов с другими Паствами ничего дельного никогда не выходило. Обычно члены разных групп делают что им хочется.

Как и Паства Гестии, достигнув ранга D Паства Аполлона организовывала экспедиции с другими авантюристами в составе.

— Стоит только взглянуть на божество и сразу понимаешь, как будут вести себя авантюристы. В большинстве случаев они очень похожи. Яблоко от яблони, как говорится. Наш опыт в подобных экспедициях был ужасен… — пояснила Дафна.

То есть, Паства, божество которой лишь ухмыляется стоя в сторонке ничего в Подземелье не делает. Лили вопросительно наклонила голову уставившись на Дафну, начав понимать о чём она говорит.

— В эту экспедицию идут знакомые между собой люди, сомневаюсь, что между друзьями возникнут крупные ссоры. Но, вместе с тем, совместная работа очень важна. Особенно когда сомневаешься, что идёшь ниже этажа, который можешь покорить.

— !

— Совместная работа решит очень многое. Нужно объединить усилия и действовать сообща. — сказала Дафна.

Её слова заставили Лили осознать, что она кое-что забыла, когда планировала экспедицию. Необходимость кооперации с другими Паствами. Как бы ни были сильны авантюристы в их рядах, вряд ли придуманные наспех построения выдержат проверку Подземельем.

— А сама ты что? — продолжила Дафна. — Ты просто помощница, правильно? К тому же первого уровня. Просто помрёшь и утянешь за собой всех нас?

— …

— Д-Дафна…

Слова девушки были безжалостны, но несмотря на жалобный тон Кассандры, Дафна лишь произнесла вслух то, что может стать правдой.

Дафна заметила, что руки Лили сжались в кулаки и сменила тон.

— Если всё-таки хочешь идти с нами… ну, возможно тебе стоит быть понастойчивее.

— А?

— Например, сказать, что сама ничего не будешь делать. Но скажешь, что делать нам.

Лили уставилась на Дафну немигающим взглядом.

— Ты же тут командуешь, правильно? Мне, например, приходилось много чего делать, потому что заставляли, а выбора другого не было.

Дафна вытащила кинжал, больше напоминающий широкую дубинку из ножен на поясе. Девушка шумно рассекла оружием воздух и поёжилась.

— Вообще-то, довольно важно чтобы кто-то следил за боем с задних рядов.

— !..

— На войны прошлых дней это не похоже, но хорошее управление может спасти группу. Говорят, что жизни и смерти авантюристов зависят от тех, кто стоит над ними. Как я слышала, именно этим Финн Деймне пробил себе путь на вершину.

Лили ощутила будто впервые она видит в себе кого-то ещё. Память о Храбреце, командующем самыми лучшими из авантюристов в Подземелье и главенствующем над ними заставила её представить себя на том же месте.

Она ощутила, что наконец нашла к чему ей нужно стремиться.

— Отвага этого полурослика, конечно, безумна. — сказала Дафна.

— …

— Что собираешься делать? Хочешь расскажу кое-что о командовании?

Кассандра, совершенно выпавшая из разговора, переводила взгляд с Лили на Дафну и обратно.

Лили поняла, что Дафна не сводит с неё взгляда.

— Да, научите меня! — сказала девушка-полурослик.

— Яяяя!!!

Под голубым небом раздавались крики.

Божество сражений с лёгкостью, одной рукой откинуло ногу, отправленную девушкой в его лицо.

— Ты всё ещё слаба.

— Ой?!

— М-Микото!

Микото и Чигуса оказались на земле почти одновременно. Отбив атаку авантюристов второго уровня Такемиказучи отправил их на землю одним ударом и, смотря на них сверху вниз стёр пот со лба.

— Микото, Чигуса, вы слишком зацикливаетесь на своих характеристиках. Не позволяйте оружию решать исход боя. Контролируйте его ход своим духом.

— Да, Такемиказучи-сенсей!

Микото схватила Чигусу за руку и подтащила её к себе, встав на колени. Даже склонившись она не сводила взгляд с божества. Раскинувшуюся под голубым небом роскошную зелень освещало яркое солнце. Они втроём находились во внутреннем дворе Поместья Домашнего Очага, и тренировались. Девушки готовились к предстоящей экспедиции.

— Большинство авантюристов слишком зацикливается на Характеристиках… так говорят лучшие из авантюристов, и я с ними согласен. Используя навыки и технику я могу сравниться, или даже превзойти вас.

В то время как Такемиказучи был покрыт потом, Микото и Чигуса едва запыхались. Разница между физическими способностями была очевидна. Девушки получили характеристики для сражения с монстрами, в то время как Такемиказучи можно было назвать самым обычным беспомощным человеком. Но, несмотря на силу божество битвы парировало их удары и даже отправляло их в полёт используя их же усилия.

Исход боя был решён навыками и тактикой.

Используя защитные приёмы сверхчеловеческого боевого искусства, а также исключительные навыки принятия решений и наблюдения, Такемиказучи привёл сражение к желаемому исходу. В боевых навыках он превосходит даже лучших из авантюристов. Его боевые навыки можно назвать божественными, подобно божественным навыкам ковки Гефест, с этими навыками смертным не тягаться.

Конечно, если Микото и Чигуса продолжат атаковать Такемиказучи без передышки, рано или поздно они одержат победу. Но эта победа дастся им нелегко.

— Характеристики не улучшить в одно мгновенье. Зато…

— Навыки и тактика боя другое дело.

Такемиказучи улыбнулся Микото, закончившей его фразу.

— Конечно, и навыки натренировать будет непросто. Но если приложить усилия и желать стать сильнее… это возможно.

Микото сжала руки в кулаки слушая Такемиказучи. Собранные в пучки волосы по обе стороны головы подрагивали. Как и сказало божество, ей нужна сила чтобы сражаться с могучими противниками. Ей хотелось, чтобы её навыки помогли ей спасти друзей и успешно вернуться из огромного подземного лабиринта.

— Я учил вас этому на родине. Навыки — это оружие которое вы можете применить против противника, который сильнее вас. У большинства монстров тела гораздо мощнее человеческих… Но, если вы воспользуетесь приёмами в нужное время, сможете побеждать даже самых огромных монстров и дробить даже самые прочные раковины.

Такемиказучи поднял Тенку и принял боевую стойку оказавшись лицом к Микото и Чигусе.

— Вы прошли огромный путь с тех времён на Дальнем востоке. Самое время научить вас приёмам, которым я не учил вас раньше. Нападайте!

— Да, Сенсей!

Девушки бросились на божество. Они посвятили себя тренировкам, которые бог для них подготовил.

— Чего тебе надо, Здоровяк?

Стук металла о металл прекратился.

Из-за пылающего в кузнице пламени, жар мог убить. Вельф стоял, держа в руке красный молот, придавая куску металла форму оружия.

Оука из Паствы Такемиказучи наблюдал за движениями кузнеца стоя у входа.

— Я хочу сделать всё что могу, пока мы не отправились в экспедицию. — сказал Вельф.

Его мастерская располагалась на заднем дворе дома Паствы Гестии. Из-за созданного пламенем красноватого свечения небольшая комната выглядела будто другим миром. Огромный парень, пришедший к Вельфу, сел на указанный им Вельфом стул скрестив руки. Голос кузнеца прозвучал снова.

— Даже если мы будем тренироваться, разницы не будет.

— Знаю.

— Новые навыки и заклинания никогда не появляются в самый распоследний момент.

— И это знаю.

Пот бежал по лбу Вельфа, Оука тоже сильно потел, даже просто наблюдая за работой. Парни пытались совладать с царящим в мастерской жаром. Происходящее начало напоминать сцену из сказки, в которой герой пришёл убедить упрямого мастера что-нибудь ему сделать.

— Я кузнец. И я пытаюсь… сделать прочнейшую экипировку, чтобы по-своему помочь Беллу и остальной группе.

Части дир-адамантиновой брони Белла лежали у стены рядом с Вельфом, полностью отремонтированные. Вдобавок к ним Вельф подготовил дейстки новых предметов для Белла, Микото и остальных членов группы. В стойках стояли мечи, катаны, копья, наконечники стрел, метательное оружие, щиты и несколько магических мечей.

Вельф притих, снова погрузившись в работу.

Он поднимал молот и опускал его на металл. При каждом ударе в комнату вырывался жар.

— В битве я могу подвести остальных, поэтому это моя главная роль. Я делаю что могу.

— …

— У меня нет времени с тобой развлекаться. — Слова Вельфа звучали в такт ударов. — Иди к остальным. — сказал он, даже не взглянув на Оуку.

— Сделай мне оружие.

Плечи Вельфа вздрогнули от удивления.

— …

— Не какую-нибудь безделушку. Что-то, что позволит мне защитить Чигусу, Харухиме и всех остальных. Я этого хочу… ты сделаешь?

Голос Оуки был не мене упрям чем голос Вельфа.

Вельф нанёс последний сильный удар по металлу и повернулся к Оуке.

— Моё оружие дорого тебе обойдётся. — сказал он с ухмылкой.

Оука свёл брови.

— …Назови цену.

— Обдеру тебя как липку!

— Харухиме, пойдём со мной.

С этими словами Айша завела девушку-ренарта в кабинет Поместья Домашнего Очага. Стоящие на шкафах книги остались с тех времён, когда поместьем владела Паства Аполлона, отчего кабинет был больше похож на небольшую библиотеку.

Айша усадила Харухиме за длинный стол. Она задёрнула шторы и в комнате стало довольно темно.

— Эм, Айша-сама… что вы хотите сделать? — спросила Харухиме окидывая комнату, которую она обычно убирала, будучи горничной, взглядом. Сев, напротив, Айша бросила на стол свёрток.

— Устрою тебе особые занятия, конечно же. — бросила амазонка, чьи чёрные волосы, колыхнувшись, улеглись на столе.

— Особые занятия? — переспросила Харухиме с глупым выражением на лице.

Сексуальная, острая на язык амазонка, из-за наряда куда больше напоминающая экзотическую танцовщицу наклонилась и шепнула прямо в лисье ушко девушки.

— Ты слабачка, ты же понимаешь, да?

— Эм…

— Если не выучишь перед экспедицией пару новых фокусов, станешь обузой.

Айша была права, Харухиме отчасти помощница, а отчасти маг. Несмотря на очень редкую способность даровать новые уровни, её боевые способности гораздо ниже даже чем у Лили.

— Но я не могу драться как Микото и остальные…

Харухиме выучила пару защитных приёмов у Микото, но совершала слишком много ошибок и исполняла их слишком медленно. Даже если она научится побеждать низкоуровневых монстров, её способности будут каплей в море.

— Дура. — сказала Айша помрачневшей Харухиме. — Ты магичка. А значит, у тебя должно быть достаточно заклинаний чтобы этому соответствовать. Мне казалось, даже такая клуша как ты должна быть сообразительней.

— Эм… Вы хотите помочь мне улучшить владение магической силой?

— Неа. Ты выучишь кое-что новенькое.

Айша улыбнулась притихшей Харухиме.

— Навыки и магия не появляются, когда людям того хочется, так что придётся вытащить их силой.

Айша развернула брошенный свёрток перед Харухиме. Внутри оказалась толстая книга, украшенная необычными узорами.

— Это же!..

— Гримуар. Не знаю какое заклинание он позволит тебе обрести, но сомневаюсь, что оно будет бесполезно, что бы там ни было.

Содержащийся в книге текст должен вынудить заклинание проявиться. Даже отстранённая от мира Харухиме знала ценность оказавшейся перед ней на столе книги. Чудодейственный предмет никогда не появляется в открытой продаже и некоторые даже называют гримуары призрачными книгами.

— Иштар никогда не позволяла тебе читать гримуар, потому что была слишком одержима заклинанием поднятия уровня. Если бы захваченный ей ренарт изучил ещё одно заклинание, вся её подготовка пошла бы прахом, потому что разбитие убийственного камня позволило бы пользоваться только одной из твоих сил.

Айша рассказала о мыслях Иштар, но у девушки ренарта этот рассказ влетел в одно ухо и вылетел из другого. Сглотнув, она наконец оторвала взгляд от гримуара и подняла голову.

— Но как вы его получили?..

— Подождала пока все отвернуться и стащила его из хранилища нашего божества.

Наступило секундное молчание, Харухиме откашлялась, а Айша беспечно махнула рукой, будто это мелочь.

— Да ладно. Они использовали меня как пешку в своих играх, так что это плата.

Амазонка, прошедшая ритуал обращения в Паству Гермеса явно собой, гордилась. Наверняка сейчас её Паства уже заметила, что бесценная книга пропала и поднялась на уши. Харухиме знала, что её надсмотрщица дорожит ей ещё со времени, проведённого вместе в Пастве Иштар, но такое напоминание о характере Айши вызвало у неё панику.

— Ты же хочешь помочь ребятам, да?

— !

— Тогда выбора у тебя нет. Ты слабачка и сейчас тебе остаётся только желать стать сильнее.

Айша приблизилась лицом к Харухиме, удивлённо смотревшей на неё. Айша скривила губы в улыбке.

— Читай быстрее и начинай практиковаться. За десять дней можно освоить любое новое заклинание.

Айша поднялась из-за стола и отошла чтобы убедиться, что она не украдёт у Харухиме эффект гримуара.

Харухиме следила за действиями улыбающейся амазонки, а потом мысленно вернулась к сказанному Беллом в гостиной и сжала губы.

Я… Я часть Паствы!

Её рука легла на переплёт гримуара и быстро его распахнула.

— Эйна, можете снова рассказать мне о Великих Водопадах?

— Эм, могу конечно. — ответила девушка дрожащим голосом.

Белл распахнул книгу с картинками, показав её Эйне, сидящей напротив. Девушка провела тонким пальцем по строчкам, записанным на странице.

Наступила ночь, а они сидели в переговорной в главном отделении Гильдии. Эйна проводила личный семинар для Белла. Полагаясь на знания полуэльфийки он хотел вбить в свою голову как можно больше полезной информации о этажах, через которые они планируют пройти и о монстрах с которыми придётся столкнуться в экспедиции. Поскольку авантюристы собираются отправиться на неизведанные территории парень решил потратить десятидневную подготовку на обучение.

Когда он натыкался на что-то, чего не мог понять, он спрашивал Эйну. Он забрасывал девушку вопросами пока непонятный ему момент не становился предельно ясен.

Белл знал о неизбежном отличии того, что написано в книгах от реальности Подземелья. Но парень знал также и о том, что чем больше авантюрист соберёт информации о грядущем походе, тем вероятней что это спасёт ему жизнь, а также он понимал, что эти знания послужат для защиты его группы.

Он был решительно настроен сделать всё необходимое. Подумав о том, что им потребуется в Подземелье, Белл обратился как к своему прошлому, так и мыслям о будущем. Он рисовал жизнью на серединных этажах Подземелья, а сейчас ему предстоит отправиться ещё ниже, туда, где Аномалии случаются гораздо чаще. Запихивая новые знания в свою не самую светлую голову парень жаждал знаний ещё больше.

Он изменился…

Эйна смотрела как жадно парень впитывает информацию. Голова покоилась на руках, а взгляд был поглощён видом рубиновых глаз.

— Эйна?

Он ощутил на себе взгляд и посмотрел в ответ.

— А? …Нет, ничего, прости! —неловко ответила девушка, замахав руками перед лицом.

Белл озадаченно на неё посмотрел. Эйна подождала пока он снова уставиться в книгу и вздохнула. Её щёки пылали.

Я тоже изменилась…

Эйну мучило чувство с того самого дня как Белла победил чёрный минотавра. Это чувство не было неприятным, совсем наоборот, его можно было назвать приятным, но Эйна не знала, что с ним делать, и могла лишь смущаться. Её поразило, как сильно йокнуло её сердце, когда Белл попросил помочь ему с учёбой.

Расстояние в столешницу, по разным сторонам от которой они сидели злило Эйну. От того, что Белл так близко, но так далеко сводило девушку с ума. Пользуясь тем, что кроме их двоих в комнате никого нет полуэльфийка любовалась его лицом.

Я и не понимала, как быстро могут расти парни…

Белл был поглощён чтением тяжёлой книги. В прошлом, он учился из-под палки, а сейчас явился сам и попросил провести для него уроки. Когда Эйна, чуть раньше, проводила опрос, парень ошибался, но гораздо меньше, чем в прошлом.

С того самого дня он будто пытался сбросить старую кожу. А может уже её сбросил.

Что же такого случилось в тот день? Хотелось бы мне его просить…

Эйна ничего не знала о случае с Ксеносами. Ей хотелось расспросить парня, но она никак не могла подобрать нужных слов.

Раньше она могла бы без проблем задать ему любой вопрос, а сейчас ощущала себя женщиной, молча защищавшей своего мужчину.

…Как же это плохо… У меня проблемы.

Эйна наконец призналась себе в каком положении оказалась, признала существование своей связи с Беллом.

Она никогда раньше не влюблялась, ни будучи ребёнком, ни во время обучения. И сейчас ей оставалось лишь отдаться терзающим её эмоциям.

Впервые я увидела, как парень, мужчина, рыдал навзрыд.

Её сердце было готово растаять, воспоминания о том вечере захлестнули Эйну. Её снова бросило в жар.

Нужно прекратить!

Она положила голову на стол, обхватив её руками.

Белл удивлённо посмотрел на девушку.

— Эм… Эйна, с вами всё в порядке?..

— Хоть я и знаю, что ты гонишься за Валленштайн…

— А?

— Ничего.

Полуэльфийка прижала вспыхнувшую щёку к холодной столешнице и шмыгнула носом.

Он же намного меня моложе… а я даже в лицо ему посмотреть не могу. Веду себя как ребёнок!

Эйна смутилась от собственных чувств.

— Ой?!

— Что такое, Гестия? — спросил Миах подскочившую от удивления богиню, чьи хвостики резко колыхнулись.

— Я чувствую, что на Белла обрушилась какая-то сладкая горечь!

— Ты о чём?.. — спросил Такемиказучи. Он выглядел удивлённым. Следуя своим божественным инстинктам, богиня повернулась назад и тщательно осмотрелась.

Звёзды поблёскивали в ночном небе, она и ещё двое богов собрались за столиком бара в тихом переулке. Они просто решили поговорить за выпивкой, зная, что их Паствы скоро отправятся в экспедицию.

— Просто беспокоюсь о Белле… А знаете, спасибо вам, Миах и Таке, что решили меня поддержать.

— Не нужно благодарностей, Гестия. Любой согласился бы по-соседски помочь. — ответил Миах.

— Он прав. К тому же, в экспедициях мы друг другу не чужаки. — добавил Такемиказучи.

Гестия поклонилась, выражая благодарность. Боги в ответ усмехнулась. У них получилось сдружиться, потому что все трое были в самом низу иерархии Паств, и они сами над собой потешались. Гестия была благодарна за то, что такие выдающиеся божества и их Паствы стали её друзьями. Она улыбалась. Без их поддержки, ни Белл, ни она не смогли бы выжить в Орарио.

— Всё же… Я чувствую вину за то, что мы оставили всю работу детям, а сами ушли выпить. — вздохнул Такемиказучи потянувшись за закуской.

— А что нам ещё делать? Белл и остальные сами о себе заботятся. Когда я попыталась помочь, помощница заявила «Не хочу, чтобы кто-то наводил беспорядок в моей подготовке, так что идите найдите чем заняться!». Меня выставили из собственного дома! — Гестия, надувшись, подражала манере речи Лили. Её товарищи посмеялись.

— Микото очень старается, каждый день приходит ко мне с просьбой потренироваться. — добавил Такемиказучи.

— Как и Нажа. Старается разработать новые лекарства для Белла и остальных… Все стремятся к одной цели. Думаю, всё идёт хорошо. — сказал Миах.

Уроки, тренировки, заклинания, обучение… Каждый по-своему готовиться к экспедиции. Хоть в голосе Миаха и слышалась зависть к людям, которые, в отличии от небесных существ способны становиться лучше, он широко улыбался.

— Не только Белл… все выросли. Им теперь моя помощь не нужна!

— Что тут у нас, Гестия, я слышу нотки одиночества?

— Конечно мне одиноко! Я же не могу пойти за ними в Подземелье, да?

Гестия опустошила кружку и замахала кулаком.

— Уже набралась? — подшутил над ней Такемиказучи, отклоняясь.

Гестия покраснела, но быстро изменила настроение, улыбнувшись.

— Всё же я рада! Нет, слово горда подходит больше!

— Гестия…

— Когда все говорят как сильно вырос Белл… Я чувствую, что очень этим горжусь.

Разумеется, перед своими детьми она никогда не проявляла материнской гордости. Они многое прошли вместе, она и Белл. Он пережил множество приключений, вкусил разочарований и смог двигаться дальше, даже когда все были против него.

История Паствы, которую богиня начертала на его спине была для неё бесценным сокровищем.

Гестия ухмыльнулась, как положено юной богине, которой она была, а сидящие рядом боги прикрыли глаза, понимая чувство, которое она испытывала.

— Он был таким плаксой, а сейчас научился высказываться перед остальными. Он вырос в прекрасного… Я снова в него влюбилась! У меня бабочки в животе уже от того, что я просто на него смотрю! Чёрт, ни единой живой душе его не отдам!

— Прекрасно сказано, если опустить последние слова.

— Да!

Божества отхлебнули выпивки, Гестия подняла руки в воздух с радостным криком.

— Честно говоря, я немного беспокоюсь насчёт этой экспедиции… но я уверена, что Белл и остальные преодолеют все трудности. — заявила богиня.

— Если смогли остальные, смогут и наши дети.

— Да, как Гестия и сказала.

Трое божеств подняли бокалы.

— Выпьем за Белла и остальных.

— Может мы и с ними выпьем?

— Выпьем с ними после их благополучного возвращения.

Тёплый свет ламп с магическими камнями освещал оживлённую пьяную атмосферу бара. Бард стукнул пальцами по струнам, затягивая песню для подвыпивших посетителей. Приятная музыка и рассказ о героическом подвиге разлился в небольшом помещении.

— За успешное путешествие наших детей…

Трое божеств, собравшихся за круглым столиком, столкнули бокалы.

— Пьём!!!

В этот день в небе почти не было облаков.

Солнце едва показалось из-за огромной восточной стены города. Орарио открыл глаза и начал просыпаться. Солнечные лучи окрасили небо в голубой цвет, открыв для взгляда лишь несколько облачков. Перед Поместьем Домашнего Очага, в шестом районе города собралась группа людей и полулюдей. Это были авантюристы, принадлежащие к разным Паствам, готовые выдвинуться в экспедицию.

— Все готовы?

— Да! Я взяла столько еды, запасного оружия и припасов сколько могу унести.

Лили проверяла рюкзак, который, казалось, чуть ли не трещит по швам. Айша ей улыбнулась, держа на плече огромный меч называемый подао.

Микото и Чигуса уставились на новенькое оружие в руках Оуки.

— Оука-сан, Вельф-сан и вам новое оружие сделал? Ого, клинок у него просто поразительный.

— Какая секира! Оука, а что насчёт денег?.. — спросила Чигуса.

— …Заплачу из того, что мы получим за экспедицию. — мрачно ответил Оука. Вельф, стоявший чуть поодаль с двуручным мечом за спиной ухмыльнулся.

Нажа, тем временем, протягивала Харухиме набитый чем-то мешочек.

— Харухиме, я закончила новые зелья только что… Возьми. Сражайся отважно, сестра…

— С-спасибо вам, Нажа-сама! — ответила Харухиме принимая мешочек из рук девушки-чинтропа с отчётливыми мешками под глазами. Тронутая словами поддержки члена своей расы Харухиме, поклонилась, отчего капюшон её плаща, Робы Голиафа, накинулся на её голову.

Такемиказучи, Миах, Гефест и члены паствы остававшиеся дома стояли чуть в стороне от группы, направлявшейся в Подземелье, желая тем удачи.

— Оставьте охрану дома на меня. Поставьте Подземелье на уши!

— Не делайте ничего безрассудного.

— Вернитесь целыми!

Нажа и ещё несколько членов Паствы Такемиказучи должны были присматривать за домами Паств, пока остальных нет. Для охраны дома Паствы Гестии, всевышняя Гефест решила предоставить одного из Высших Кузнецов. Узнав, насколько сильный кузнец стоит на страже, ни один воришка не посмеет влезть в Поместье Домашнего Очага. Авантюристы смогли беспрепятственно уйти только потому, что их домам ничто не угрожает.

Белл взглянул на две группы, тех кто отправляется и тех, кто остаётся, а потом поднял взгляд к небу. Погода была ясной, как и выражения на лицах его товарищей. Все были в предвкушении.

Разумеется, совсем без исключений не обошлось.

— Дафна… ты можешь остановить экспедицию?

— А? Не слишком ли поздно?

— Прошлой ночью мне приснилось… У меня предчувствие что случиться что-то жуткое…

— Снова твои сны? Ну хоть сейчас можешь о них промолчать!

Кассандра была готова разрыдаться, получив от своей напарницы такой резкий ответ. Она повернулась к Беллу, обычно принимавшему её сторону, будто пытаясь найти поддержку.

— Эм… прости… — почесал голову Белл.

Получив мягкий отказ и от него, Кассандра опустила голову. Белл скованно улыбнулся девушке, сейчас служившей вьючным мулом для Дафны, и повернулся к своей богине.

—Итак, Всевышняя.

— Белл, что бы ни случилось, не ослабляй бдительность!

— Понял.

— …Постарайся!

— …Обязательно!

Белл и Гестия улыбались друг другу, солнечный свет окутал и их. Белл запечатлел в своей памяти её улыбку и залитое солнцем небо. Какое-то время они не увидятся.

Повернувшись к отряду, он увидел, что Вельф и остальные ждут его сигнала к отправке. Белл кивнул и снова повернулся к Гестии и остальным божествам.

— Мы пошли!

Ровно пять месяцев назад он вошёл через врата в Орарио. А теперь ведёт в путь первую экспедицию Паствы Гестии.

Продолжительность экспедиции союза Паств должна составить неделю.

Айша заверила всех что подобная группа может достичь места назначения и вернуться за пять дней, поэтому авантюристы тщательно распланировали путешествие, выделив время на разбитие лагеря в безопасной зоне.

Вельф, Оука и Белл составляли авангард строя, вошедшего в Подземелье. Центр поделился на две группы. Микото, Чигуса и Дафна должны были перемещаться по полю боя поддерживая бойцов и защищая помощников, в то время как Лили, Харухиме и Кассандра служили помощницами. На самом деле, в бою они оказывали поддержку с тыла. Айша, могучая воительница четвёртого уровня замыкала построение и следила за атаками с тыла.

Разумеется, члены Паствы Гестии впервые стали частью настолько большой группы и потому обращали особое внимание на то, как они сработаются с остальными и совершали мелкие перестановки в построении, по необходимости.

Их главной целью было покорение нижних этажей.

— Аааа!!!

Отрывистый крик отразился от стен Подземелья.

Кинжал Гестии Белла фиолетовой дугой рассёк монстра надвое.

— УУУУУУУУУ!!!

Приглушённый смертельный крик бешеного жука раздался мгновеньем позже.

— Маленький Новичок! Ой, то есть, Кроличья Лапка, да? Не останавливайся! Убей их всех!!! — кричала Дафна, прижавшись к стене, пока две половинки огромного жука катились по полу похожему на древесный ствол. Белл кивнул и, подготовив для удара, новый кинжал, который держал в левой руке, оттолкнулся от пола.

Они шли по Гигантскому Древесному Лабиринту на двадцать четвёртом этаже.

Группа быстро побила предыдущий рекорд Паствы Гестии и оказалась в последней секции серединных этажей. Причиной этой скорости стал Белл.

— УОО?!

Фиолетовую дугу сменила героическая белая вспышка оружия в левой руке.

Как и Кинжал Гестии в правой руке, Хакуген, новое оружие Белла, было особенным. Клинок длиной около тридцати пяти сантиметров был чем-то средним между Кинжалом Гестии и баселардом размером. К удивлению Белла, сделан он оказался из рога единорога, очень редкой добычи. Вельф создавал его для Белла с величайшей осторожностью, сделав клинок даже острее, чем у потерянного Ушивакамару. Стоило Беллу легонько взмахнуть рукой, как белая вспышка несла смерть целым стаям монстров.

Как и раньше, Белл был одет в свою дир-адамантиновую броню, пятый её вариант. Прочный лёгкий набор брони засиял будто новый благодаря ремонту Вельфа. Сейчас пластины снова выглядели неповреждёнными. Новая сумка на ноге была сделана из шкуры старого бизона, он был куда прочнее старого.

Укомплектованный новой экипировкой Вельфа, Белл бросился на монстров, окруживших группу, как и прокричала Дафна.

— Оса на два часа!

Лили выкрикивала Беллу, отошедшему от основной группы полезную информацию. Чёрные смертельные осы готовились к атаке, жужжа крыльями.

— Кузнец, двинься! У тебя щит не в позиции! — предупредил Вельфа Оука.

— Ну прости, плохо у меня с щитами! — огрызнулся Вельф, удерживая обеими руками огромный щит. Если смертельные пчёлы ударят их с неудачного угла, их защитное построение дрогнет. Множество гигантских насекомых бросились в атаку острыми жвалами и отравленными жалами. Парням пришлось отступить на несколько шагов, но они выстояли.

Защищаемые Вельфом и Оукой Микото и Чигуса пускали в ос стрелы с центра построения, когда…

— Они быстры!..

— Чёрт!..

Смертельные осы ловко уклонялись от стрел. Даже когда удавалось попасть в цель, насекомое снова взлетало, потому что хитин ос был прочнее даже чем хитин муравьёв-убийц. Было понятно почему монстров, выдерживавших удары даже авантюристов второго уровня, называли «убийцами авантюристов».

— !..

Спустя мгновенье в бой с ошеломительной скоростью вмешался Белл.

Он расправился с монстрами пытавшимися подобраться к группе со стороны и, пробежав прямо по стене Подземелья бросился в бой. Оттолкнувшись от стены, парень запустил себя прямо в рой ос.

— …

Ему удалось застать монстров врасплох, рубиновые глаза блеснули, он замахнулся кинжалами.

Два клинка рассекали прочный хитин и двойные крылья монстров словно нож масло.

Находясь в воздухе Белл закинул Кинжал Гестии в ножны и использовал инерцию чтобы повернуться на сто восемдесят градусов, направив в оставшихся монстров освободившуюся руку и крикнул:

— Вспышка!

Двух смертельных пчёл разнесло на мелкие кусочки, когда сквозь них пронёсся разряд пламени.

Благодаря полученному Беллом новому уровню скорость и мощь его мгновенного заклинания заметно увеличились. У монстров не было шанса уклониться. Когда гравитация вернула парня на землю его окружали искры пламени.

— О-Ого…

— Было время, когда ты без оглядки от этих чёрных ребят удирал, а теперь…

Касандра и остальные авантюристы в центре построения озадаченно замерли, а Вельф восторженно вздохнул и улыбнулся, будто это было неизбежно.

— Уаааа!

Спустя секунду они с Оукой оглушили щитами ещё несколько ос, давая товарищам пространство для атаки. Микото и Чигуса выпрыгнули из-за их спин и пронзили монстров кинжалами.

— Бесполезно… пока мы не избавимся от этой штуки, они продолжат нас атаковать. Если нам даже от пчёл бежать придётся, далеко нам не зайти. — бормотала Айша. Пока передняя и центральная часть группы превращала монстров в пепел, она сражалась с роем ос, нападавшим сзади.

Она бросила взгляд на стену Подземелья, на которой располагалась гигантское, покрытое смолой гнездовье. Это гнездовье не только было прикрыто огромным количеством ос, но и оно само считалось монстром. Очень редким и привлекающим смертельных ос. Оно называется Кровавым Ульем.

Семиметровая похожая на шишку чёрная масса напоминала зловещий фрукт. Неспособный передвигаться монстр-ловушка, обычно маскируется в расщелинах, позволяя смертельным осам просто пролетать мимо. Но стоит появиться добыче, как этот монстр появляется из стены Подземелья в полном размере.

Когда один из таких монстров появляется на пути, ситуация становится плачевной. Именно это сейчас ощутили на себе Белл и остальные.

— Им нет конца! Кассандра, мускус ещё не готов?!

— Прости, Дафна, мне нужно больше времени!

— Простите что не могу вам помочь!

Сам улей атакует жидкостью, которая не может убить или ранить, но она очень клейкая и лишает возможности двигаться авантюриста, на которого попадёт. Смертельные осы мгновенно налетают на обездвиженную жертву. Эта атака застала Харухиме врасплох и беспомощно лежала на полу покрытая оранжевой жижей. Вельф и Оука пытались защитить помощников, вскоре их щиты покрыла вязкая жижа.

Хуже всего было то, что смертельных ос становилось всё больше. Поскольку кровавый улей связан с Подземельем напрямую, смертельные осы вылезают из стен в этом месте гораздо чаще. Пока авантюристы пытались отбиться от насекомых, в коридорах возникли и другие монстры. Экспедиция увязала всё сильнее.

— Не бойтесь! Главное выбить эту штуку!

Перекрывшая дорогу и привлекающая ос колония была важней всего остального. Можно, не преувеличивая, назвать её цитаделью монстров.

Авантюристы должны были уничтожить именно её, как крикнула Айша, стоявшая на страже задних рядов.

Звяк, звяк!

Правая рука Белла начала излучать белый свет. Продолжая разрубать смертельных ос, парень начал заряжать свою атакую.

Вместо заклинания звучал звон колокольчиков. Белл вернулся в центр группы, туда, где стояла Лили, чтобы прицелиться.

— Всем отступить! Собираемся в круг возле сударя Белла!

Крик Лили достиг каждого члена группы. Микото, Чигуса и Дафна взялись за протянутые им помощниками щиты, чтобы отбиться от атакующего роя ос. Айша также сменила подао на щит.

Оука и Вельф присоединились к кругу, сдерживая атаки.

— …Я готов!

Беллу потребовалось ещё несколько секунд.

Услышав его крик, авантюристы расступились, превратившемся в заряженное оружие парню.

Он готовил атаку двадцать секунд.

Используя светящуюся правую руку в качестве прицела, парень крикнул.

— Вспышка!

Мощный взрыв белого пламени вырвался из его руки, оказавшихся на пути ос испепелило в одно мгновенье. Зловещее гнездовье взорвалось от мощного огненного всплеска.

— ААААА?!

Монстры, копошившиеся в улье, издавали разрывающий уши рёв.

Стена Подземелья осыпалась осколками вместе с пеплом кровавого улья заполнив коридор пеплом и дымом.

— Фух… я истощена. Будто с боссом этажа сейчас дрались!

— Почти одно и то же. Гнездовье ос — это худшее, что может встретиться на этом этаже.

Дафна и Айша сидели прислонившись к рюкзаку Лили и выпивали зелья и воду посреди коридора. Их разговор был единственным источником звуков в воцарившейся тишине.

Белл и остальные убирали после крупнейшей битвы за день. Собирали магические камни и выпавшую добычу. Оставляемые смертельными осами пурпурные кристаллы были гораздо крупнее и чище чем те, что можно было найти на верхних этажах. Авантюристы собирали добычу и вытаскивали магические камни их остатков монстров.

— Простите, Белл-доно… я всех вас подвела.

— Это не твоя вина, Харухиме. На самом деле это мы должны были тебя защитить.

Харухиме наконец освободилась от липкой жидкости и помогала с добычей. Поскольку монстров было слишком много, все, не только помощники занимались уборкой.

— Белл-сан… вы великолепны.

— А?

Чигуса, работавшая рядом с Оукой завела с Беллом разговор.

— Вы убили больше монстров чем кто-либо другой… Я и раньше думала, что вы невероятны, но… То есть, сейчас я знаю что вы воистину невероятный! — сказала она, разглядывая его спрятанными за прядями волос глазами, едва сдерживая бурлящий в ней восторг.

Брови Оуки сдвинулись под странным углом, когда он это услышал. — Также, как и Антианейра. Авантюристы четвёртого уровня как будто с небес спустились. Я кажусь себе бесполезным дубом… — его голос был наполнен соперничеством и раздражением.

— Я-я тоже так думаю. Каждое его движение, если сравнить с «Битвой», это, как бы сказать… — заговорила отвлёкшаяся от сбора предметов Кассандра.

— Стало отточеннее, вы имеете в виду, Кассандра-сан? — спросила Микото.

— Да, именно!

Обе явно восхищались новой силой Белла. Сам парень, был куда сильнее смущён, чем доволен этой похвалой. Он не знал, что говорить, оказавшись в такой ситуации. Так же было когда он поднял второй уровень. Он просто слишком плох в принятии комплиментов. Потому лишь неловко прижал руку к щеке.

Пока его разум отчаянно подыскивал что сказать, Белл ощутил на себе пристальный взгляд и посмотрел в его сторону.

Стоявшая рядом Харухиме смотрела на его лицо.

— Харухиме?

— Эм… Прошу прощения, это было невежливо…

— Не в этом дело… ты хочешь что-то спросить?

Всё это время она будто хотела задать ему какой-то вопрос. Белл видел это желание в её взгляде.

Девушка-ренарт отвела глаза, а потом тихонько заговорила.

— Эм… тогда, когда мы узнали о Ксеносах вас это очень поразило и я беспокоилось… что вы не сможете сражаться с монстрами как раньше.

Глаза Белла округлились, когда он услышал о чём заговорила девушка.

Он уже об этом думал. Узнав о Ксеносах парень сомневался что сможет убивать монстров и продолжать жить в качестве авантюриста. Тогда прийти к решению он не мог.

Знавшая что терзает парня Харухиме была удивлена, увидев нынешнего Белла, расправлявшегося с монстрами с энтузиазмом, который заслужил похвалу Оуки и остальных.

Посмотрев в зелёные глаза девушки, поражённой сомнениями Белл на мгновенье, потерял дар речи. Когда остальные вернулись к работе, Белл отвернулся от Харухиме и склонился над кучкой пепла, вытащив из неё прекрасный пурпурный кристалл. Он выпрямился, его взгляд был направлен на магический камень, когда он ответил Харухиме.

— Я решил стать лицемером.

Сомнение с которым Харухиме смотрела на парня превратилось в удивление.

Лицемером?!

Белл помнил оскорбления зловещего охотника и слова мудрого глупца. Только те, кого критикуют за лицедейство обладают необходимыми качествами, чтобы стать героями.

Эти слова остались в его ушах и звучали до тех пор, пока парень их не принял. Когда его победил чёрный минотавр, он принял окончательное решение.

Чтобы спасти Виену и остальных Ксеносов он будет убивать монстров.

Он продолжит убивать монстров, зная, что они могут переродиться в Ксеносов.

Чтобы спасти тех, кто ему важен он отнимет бесчисленное множество жизней.

Пока перед ним монстр, он будет обрывать его существование.

Никто ему не приказывал. Белл избрал для себя этот путь.

Он принял решение и собирается ему следовать.

Независимо от того, будут его превозносить как героя, или позорить как злодея, он будет принимать последствия своих поступков и решений.

Пусть я буду лицемером, подумал парень, вглядываясь в поблёскивающий на свету кристалл.

— !..

Девушка-ренарт вздрогнула, увидев решимость на знакомом лице. Её щёки вспыхнули от восхищения.

Не заметивший этого Белл сжал магический камень в кулаке.

— Он и раньше был силён… но сейчас я будто в большей безопасности. — сказал Вельф.

— Вот как?.. — тихо произнесла Лили.

Они смотрели на Белла и Харухиме со стороны. В отличии от довольного кузнеца девушка-полурослик казалась хмурой.

— А чего такая мрачная? Он, вроде, опаснее не стал.

— Я знаю…

Как и сказал Вельф, парень не стал другим. Он стал торопливым или безрассудным. Сейчас у него было лицо человека, нашедшего свой ответ. Его взгляд словно устремлялся куда-то вдаль. Его чувства становились сильнее, стал сильнее и он сам.

— В отличии от того, что было раньше, он намного… намного надёжнее. Но он будто и отдалился настолько же…

Лили выразилась честно. В её голосе слышалась грусть от того, что Белл будто бы отдаляется от них обоих с каждым днём.

Вельф посмотрел на девушку, погрязшую в мрачных мыслях, и усмехнулся.

— Разве ты не должна его поддерживать, Помощница?

Лили озадаченно перевела взгляд на парня.

— Я вот собираюсь забраться с ним на вершину. Хотя знаешь, я стану сильнее, чем он. Не отставай! — добавил Вельф.

— К-конечно не отстану!!! Лили помощница Белла, его спутница номер один. Она не уступит Вельфу или кому-то ещё!

— Вот и пришла в себя… Эй, хватит меня бить! Больно же!

Лили несколько раз ударила Вельфа, а потом хлопнула себя ладонями по щекам.

Она укрепилась в своём решении стать лучше Вид сражавшегося Белла пробудил в ней энтузиазм.

— …

Айша следила за разговорами погрузившись в собственные мысли.

Их поход до двадцать четвёртого этажа был заслугой не только Белла. Переходя с этажа на этаж Оука, Микото, Чигуса и остальные работали очень слаженно. Увидев старания Белла, они пытались сражаться так же, как и он.

Лили и Вельф подметили правильно, действия одного из бойцов могут поднять мораль всех остальных. Один человек способен наполнить решимостью и силой многих других.

Если всё так и было, то он и правда, как…

Он должен быть тем самым человеком, которого божества называют… «героем».

По крайней мере у него есть потенциал таковым стать.

Впрочем… он не оправдывает надежды божеств, он их превосходит.

Он справился с собственными слабостями и начал укреплять сильные стороны. Он ещё бежит, ещё не знает, что именно хочет найти. И его путь удивляет даже божеств.

Всё начинается со случайных встреч.

Всё что случалось делало парня сильным.

Даже Айша начала им восхищаться.

…Он почти созрел, кажется, пробормотала она прищурившись.

Стоявший чуть поодаль Белл неожиданно вздрогнул.

Щёлкнули карманные часы Лили, и она объявила, что на поверхности наступила ночь.

Мы закончили с исследованием Подземелья на сегодня и решили остановиться на продолжительный привал. То есть, мы решили установить лагерь.

Выбранное нами место находилось неподалёку от главной дороги по двадцать четвёртому этажу. Мы решили воспользоваться небольшой комнатой с узким входом. Эта «комната» значилась одной из возможных мест для отдыха, отмеченных на предоставленной Гильдией карте.

Сначала мы истребили оказавшихся в комнате монстров

Вторым, что от нас требовалось, было разрушение Подземелья.

Взявшись за топоры и молоты, мы били по стенам и полу Подземелья. Из-за этого подземный лабиринт начнёт восстанавливать обстановку и в этом месте какое-то время не будет возникать монстров. После этого мы определили очерёдность стражи у входа, чтобы монстры не могли попасть внутрь.

Думаю, описать эту комнату можно было бы как пространство под деревом. По размеру оно не уступает общей комнате. Стены покрывают небольшие белые цветы и листья, кое-где виднеются травы. Потолок примерно в трёх метрах над головой, на нам виднеется узор похожий на древесные корни. Участки Светящегося Мха на поверхностях излучают довольно яркое зеленоватое свечение.

— Я выбирала место на карте случайно, но здесь уютно! — сказала Лили. Она сняла тяжёлый рюкзак и неспешно окинула комнату взглядом.

На пути сюда мы останавливались только на восемнадцатом этаже рядом с Ривирой, триста тридцать пятой её реинкарнацией, уже восстановившейся после разрушения Ксеносами. Может из-за того, что передышка наконец настала, но все мы были истощены. Раздалась целая череда облегчённых продолжительных вздохов.

Чтобы провести ночь в соответствии с временем поверхности и завтра перейти на новый этаж мы сразу же взялись за установку лагеря.

Оука помогал Харухиме и Кассандре ставить палатки, Микото и Чигуса отвечали за готовку, а Айша стояла на страже входа. Лили и Дафна обсуждали пройденный путь, осматривая карты.

Группа у нас была небольшая, поэтому вся экипировка помещалась в рюкзаки, нам не приходилось таскать огромные ящики как Пастве Локи, и, без нагромождения припасов, наш лагерь выглядел как самый настоящий лагерь.

— Эй, Белл, давай я и второй заточу.

— Хорошо, спасибо.

Я принял предложение Вельфа и протянул ему Божественный Кинжал в обмен на Хакуген, работу с которым он только что закончил. Молотки, точильные камни и даже небольшая наковальня были разложены рядом с ним. Похоже он нёс с собой инструменты в эту экспедицию. Благодаря Высшему Кузнецу мы могли поддерживать наше оружие в отменном состояние, и оно не теряло остроты. Это было очень полезно, потому что вернуться за снаряжением на поверхность во время экспедиции мы не можем.

— Заполучить кузнеца в Паству настоящая роскошь. Сомневаюсь, что даже в знаменитой Пастве Локи кто-то работает руками. — завела разговор Дафна, закончившая со своими делами.

— Как тебе новое оружие Белл? — спросил Вельф.

— Просто великолепно. Режет так хорошо, что я просто поражаюсь… Прорезает даже хитин монстров…

— Это, потому что я использовал особую добычу. Если какой-нибудь целитель узнает, что я сделал, схватится за голову. Ой, только Лили не говорите! Она накричит на меня за то, что я решил так тебя побаловать.

Кузнец смотрел на Божественный Кинжал, но ухмылялся как малое дитя своей проказе. Я ему улыбнулся и посмотрел на Хакуген. Необычный белый клинок поблёскивал в зеленоватом свете. Мне понятно, что этот клинок намного мощнее чем кинжалы серии Ушивакамару, которыми я пользовался до недавнего времени. К тому же, его лезвие ещё острее. А лучше всего в этом кинжале то, насколько он лёгкий. Держать его очень удобно.

Впрочем, последнее делает его не слишком подходящим для защиты и отражения атак… но, в целом, я не возражаю.

Поскольку он был сделан специально для меня, его рукоять идеально лежит в моей ладони. Пусть мне довелось использовать его в первый раз, он уже будто бы стал продолжением моих рук. Навыки Вельфа заметно улучшились. Я очень горд и рад что мы с ним работаем вместе, авантюрист и кузнец, и вместе становимся сильнее.

Наверное, именно благодаря Хакугену и прочей экипировке, сделанной для нас Вельфом мы достигли двадцать четвёртого этажа.

Двадцать четвёртый этаж…

Этот номер снова пришёл мне на ум.

Мы добрались с поверхности до двадцать четвёртого этажа задень. Это хорошее время.

Нет, учитывая то, что раньше у нас возникали проблемы даже на двадцатом этаже, это слишком хорошее время.

Меня слегка пугает что всё идёт настолько хорошо…

Почему так? …Странно что я чувствую себя так спокойно.

Дело не в том, что после достижения четвёртого уровня серединные этажи меня не пугают.

Больше похоже… что я скрещивал клинки с теми, кто гораздо страшнее и сильнее чем всё, что я могу встретить на серединных этажах.

Жуткие охотники, например, и мой величайший соперник. Этот опыт отразился как на моём теле, так и на душе. Я вдруг осознал, что стою на двадцать четвёртом этаже Подземелья, самом неспокойном из мест на земле, и слушаю спокойное, размеренное сердцебиение.

Необычными можно назвать не только мою отвагу, но и мысли, кружащие в моей голове в это самое мгновенье.

Я вернул Хакуген в ножны и поднял взгляд.

— Слушай, Вельф, Божественный Кинжал сделан из мифрила? — спросил я Вельфа.

— Да. Это отличный материал, потому что с ним очень легко работать. К тому же, он отлично проводит магическую силу. Оружия из мифрила лучше всего использовать бойцам, которые сочетают боевые способности и заклинания.

Вельф говорил, нежно смотря на чёрный клинок, испещрённый иероглифами.

— Но только из-за того, что этот клинок легко проводит магию зачарованным он не станет. — продолжил он. — Если вложить магическую силу в обычное лезвие, из чего бы оно ни было сделано, заклинание просто развеется. А почему ты спросил?

— Я просто…

Я сидел рядом с Вельфом снова погрузившимся в работу и смотрел на свою правую руку. Очень тихо, чтобы никто не заметил я вызвал звук колокольчиков. С моей руки поднялось несколько светящихся искр.

Сражение с Астерием в котором я потерпел сокрушительное поражение заставило меня задуматься. Раньше я просто пользовался заклинанием и навыками. Сейчас мне захотелось их изучить.

Особенно Аргонавт.

Я втайне проверял этот навык с тех пор, как мы вошли в Подземелье. И успел узнать очень многое. Для начала, максимальное время заряда Аргонавта четыре минуты. Раньше было три, получается я получил дополнительную минуту с переходом на новый уровень. Его мощь увеличивается с увеличением количества собранных частиц света, у места которым я атакую. Я могу ударить кинжалом, кулаком или заклинанием, но заряжаю разом что-то одно.

Заряд обнуляется если враг по мне попадает или я отвлекаюсь. Когда это случается, физические и ментальные силы которые я потратил не восполняются. Это чем-то похоже на произнесение заклинаний магами. Даже сейчас, если я пожелаю и искры света исчезнут с моей руки, на меня тут же навалится усталость. Я могу восстановить силы предметами, но их будет лучше оставить для критических моментов и не пользоваться этим навыком постоянно.

Самым интересным результатом моих проверок стала конвергенция, самая выдающаяся из характеристик Аргонавта.

Это…

Высокая проводимость магии кинжалом… Конвергенция навыка…

Я кое-что о себе понял.

Я недостаточно сообразителен.

Всё это время я полагался на Лили и, кое в чём на остальных. Без поддержки моих товарищей, которые сделали меня лидером, я никогда бы им не стал. Моё звание ничего не стоит.

Мне нужно использовать свои мозги на полную.

А если я, Белл Кранелл, не смогу, то ничего не добьюсь.

Я не смогу быть как Айз, постоянно добавляющая новые приёмы в свой репертуар. Я не смогу быть как Финн, постоянно придумывающий новые стратегии. Я никогда не пересеку черту, отделяющую меня от гениев.

Если я не буду развивать появляющиеся в моей голове идеи, я никогда не приду ни к чему новому.

Поэтому мне нужно начать думать, и думать пока я не придумаю что-нибудь новое, и за мгновенье до того, как идея окончательно сформировалась в моей голове…

— Ужин готов!

— !..

Голос Лили раздался из-под навеса.

— Ты слышал маленькую госпожу. Пойдём, Белл, я закончил его точить. — Вельф протянул мне Божественный Кинжал.

— …Ладно! — ответил я откладывая мысли и поднимаясь.

Мы с Вельфом отправились в центр комнаты, где нас ждала Лили и остальные.

Осталась всего одна вещь которую нужно было сделать до того, как приниматься за нашу вечернюю, точнее ночную, еду. Мы воспользовались кинжалами и мечами чтобы срезать зелёный Светящийся Мох со стен и потолка, чтобы в комнате стало темнее. Когда мы закончили, пространство комнаты стало походить на ночной лес.

Мы срезали мох для того, чтобы наши внутренние часы адаптировались по времени поверхности, а ещё чтобы на нас меньше нападали монстры. Поскольку существует множество необычных вариаций монстров, монстры предпочитают держаться подальше от мест в Подземелье, где освещение отличается от привычного. По крайней мере так сказали Айша и Дафна, бывавшие во многих экспедициях.

Мы собрали срезанный мох и прочее в сосуды, поставив их в центре комнаты. Они походили на фонари, освещающие наш ночной лагерь.

— А теперь, ребята, давайте есть! Попируем вдоволь!

— Н-надеюсь вам понравиться…

Мы собрались рядом с импровизированными фонарями и принялись за еду. Микото и Чигуса приготовили Ризотто, точнее что-то похожее на это восточное блюдо. Мы истекли слюнями увидев, как нам накладывают связанные золотистыми желтками яиц мелко порезанное сушёное мясо, зелёные травы и смесь орехов с фруктами. Эта смесь оказалась в деревянных чашках, в которые мы вонзили свои ложки.

— Мы добавили кое-что из Подземелья, Айша-сан говорила, что это съедобно… Как вам?

— Немного странно… но вкусно! Мне нравится землистый вкус, а фрукты добавляют кислинку. По крайней мере, за пределами Орарио такого не приготовить.

— У нас на родине тоже ничего подобного не попробовать. Только в Подземелье.

— Сударь Оука, вам следует получше отзываться о поварах… особенно о Чигусе! — хмуро сказала Лили переговаривавшимся Вельфу и Оуке.

— Л-Лили-сан, не нужно!.. Но я рада что им понравилось. — сказала Чигуса, явно довольная тем, что преуспела в готовке.

Поскольку мы с Микото живём под одной крышей я знаю, насколько хороший она повар, а Чигуса, выросшая в таких же условиях, наверное, настолько же талантлива. Вельф и Оука не единственные, кому приготовленное пришлось по вкусу.

— Вам бы перестать ошиваться в Подземелье и открыть ресторан. — пошутила Айша, отчасти нахваливая девушек, а отчасти их поддразнивая.

Яйца мы выбирали, когда останавливались у Ривиры. Борс, глава городка в Подземелье лично отобрал их чтобы поздравить нас с первой экспедицией. Оказалось, что несколько жителей принесли с собой кур с поверхности. Авантюристы, которые жаждут знакомой еды называют эти яйца золотыми. Только вот с их хранением возникают проблемы.

— А ничего что мы использовали так много воды?.. Нам говорили, что для экспедиции будет достаточно, но не хотелось бы поворачивать обратно, потому что вода кончилась… — сказала Кассандра, беспокоясь о припасах, использованных для приготовления еды.

— Этажом пониже столько воды, что в ней хоть утопиться можно. Не беспокойтесь. К тому же, наша группа не такая большая как группы Паствы Аполлона в которых вы ходили. Дракой за воду дело не кончится.

Айша ответила, беспечно махнув рукой на вопрос Кассандры.

Возможно, вспоминая свои прошлые экспедиции, а может из-за заявления Айши, бывшие члены Паствы Аполлона, Дафна и Кассандра, вздохнули.

В общем-то Кассандра права. Запас воды одна из самых важных вещей в Подземелье.

Источников чистой воды, как на восемнадцатом этаже, не так много и они слишком сильно разбросаны по лабиринту. Планирование сбора воды в особых местах на этажах это ключ к успешной экспедиции. До того, как мы встали лагерем в Гигантском Древесном Лабиринте Айша и Микото отходили к источникам, и сейчас наших запасов должно хватить. Может расслабленная уверенность Айши с которой она говорила о том, что в экспедициях даже случаются драки за воду, говорит о её опытности.

— Мне кажется, Беллу Кранеллу будет лучше в центре строя. Когда я услышала, что он должен заряжать атаки первой моей мыслью было «Чё?», но теперь, я лично увидела силу и скорость этой атаки, наверное, он мог бы и в конце строя идти. — сказала Дафна.

— Мне не кажется, что сударь Белл сможет оставаться в тылу из-за его личных качеств. — возразила Лили.

Ужин закончился, мы сели в круг и обсуждали бои, через которые прошли сегодня и слушали мнения членов группы.

— Если подумать, он и правда не может сидеть сложа руки… Кстати, ты неплохо справляешься с командованием.

— Спасибо.

А когда Дафна и Лили успели перейти на отношения наставника и ученика? Они сидят и кивают друг другу головами.

— В отличии от прошлого раза никому не пришлось поднимать уровень. Магические мечи тоже ждут своего часа. — сказал Вельф.

— В этот раз с нами больше людей, поэтому мы реагируем быстрее и действуем вместе лучше. Хотя, конечно, большую роль играет то, что строй поддерживают Белл-сан и Айша-сан… — добавила Микото.

— Мы прикрываем слабости друг друга… Так должна работать экспедиционная группа. — сказал Оука.

— И только я ничего не делаю и сдерживаю остальных… Эх… — вздохнула Харухиме.

Сидящие рядом Чигуса и Кассандра вступили в довольно оживлённый разговор о лечении и первой помощи. Наспех собранная группа поладила на удивление хорошо. Все были увлечены разговорами.

— Эй, Антианейра. Я никогда не была на двадцать четвёртом этаже, но тут всегда так было? Я начинаю беспокоиться что мы можем потерять бдительность потому что всё идёт слишком хорошо. — сказала Дафна.

Её голос прозвучал в комнате слишком громко. Все посмотрели на неё, возможно именно этого она и добивалась. Айша, сидевшая на полу подогнув под себя колено вздрогнула.

— Если следить за атаками, которые накладывают особые состояния, при достаточном количестве людей, Гигантский Древесный Лабиринт пройти легко. То есть, сложности могут возникнуть если в группе только авантюристы второго уровня… Да и когда спускаешься сюда без подготовки можно угодить в установленные ловушки и наткнуться на странных гоблинов не из этого лабиринта. Помимо этого, конечно, возможное количество нападающих монстров зашкаливает.

Двадцать четвёртый этаж самый нижний из серединных этажей и для похода сюда требуется второй уровень. Насколько я слышал, Гильдия устанавливала границы этажей чтобы уберечь тех, кто спускается на серединные этажи в первый раз. Появляющиеся здесь монстры гораздо сильнее чем те, что рождаются на семнадцатом этаже и выше.

Главное, что выделяет Гигантский Древесный Лабиринт, начинающийся на девятнадцатом этаже это обилие особых атак, например, отравленных. Монстры здесь также появляются гораздо чаще чем на этажах выше.

Но, самое страшное, что начиная с этих этажей Подземелье может обрушить безграничное количество атак. Нужно успевать следить за всем, на каком бы этаже ты ни был.

— После этого этажа… Вы должны были слышать, что авантюристам второго уровня позволено спускаться до двадцать седьмого. Со следующего этажа опасность начнёт исходить ещё и от местности. Насколько я знаю, только поэтому этажи начиная со следующего называют «нижними».

Закалённая в битвах авантюристка хотела сказать, что ко всему прочему добавляется странный рельеф, из-за которого, начиная с двадцать пятого этажа и начинается опасная зона.

— Только на тридцатом этаже потребуются по-настоящему высокие характеристики и уровень. Там обитают орды кровозавров и других опасных монстров. Вот это уже больше похоже на поход в серединные этажи для авантюриста первого уровня… Начиная с этого этажа группы, состоящие из авантюристов второго уровня, будут разбиты напрочь.

Все слушали рассказ Айши.

— …Тридцатый этаж, да. Сложно даже представить на что нам пришлось бы пойти, чтобы пройти ещё шесть этажей. — сказал Вельф.

— Кстати, насколько я помню, Гильдия никогда не делится подробной информацией о нижних этажах?.. — спросила Микото с интересом наклонив голову.

— Гильдия запрещает доступ к инфомации о нижних этажах и Глубинной Зоне… Особо секретной считается информация обо всём, что лежит ниже пятидесятого этажа. — тихонько дополнила Лили.

— А почему? — спросила Микото.

— Потому что внизу всё слишком сильно отличается… Если люди об этом узнают, они могут потерять надежду. — ответила Лили. Остальные авантюристы притихли.

— Ха-ха-ха… Не может быть… — пыталась посмеяться Кассандра, но её оборвала Айша.

— Даже когда я состояла в Пастве Иштар… нам ничего не говорили о пятидесятом этаже и тех, что ниже.

Неожиданно, предположение Лили получило подтверждение. Похоже, что информацию о Глубинной Зоне можно будет получить только после того, как она будет достигнута.

— Если верить слухам… драконы свободно порхают с одного этажа на другой. Но это не самое худшее. Монстры, не уступающие в силе боссам этажей, ходят там целыми ордами.

— …В-враньё всё это!

— Кто знает? Впрочем, если это так, то это признак того, как нелегко придётся авантюристам на пятидесятом этаже.

Чигуса громко сглотнула, в лагере повисло молчание. Все вздрагивали представляя, что может лежать в неизвестности кажущейся бездонной подземной бездны.

Фонари освещали напрягшиеся лица авантюристов.

— Чёрт… И чего вы бесхребетные цыплята задрожали?! Это всё в далёком будущем. — попыталась расслабить группу Айша. — Харухиме, тащи выпивку!

— Что? Айша-сама, я не брала с собой алкоголя!..

— Ты может и не брала, а я тебе в рюкзак засунула!

Поражённая Харухиме порылась в рюкзаке и нашла… именно то, о чём Айша говорила.

Перед вздрогнувшими членами экспедиции оказались звенящие бутылки.

— Парни! Вы же будете по стаканчику, да?

— …Когда наливает амазонка остаётся только согласиться.

— Сударь Вельф! — осуждающе воскликнула Лили.

— Да ладно, тебе, Лил, всего глоточек! Считай это снотворным. Здоровяк, ты же тоже не откажешься?

— Ты только лишнего не выпей. — ответил Оука. Он любил выпивку и явно был рад предложению.

— Ты это себе говоришь, да, Оука? — поддразнила его Чигуса.

— А стоит ли нам в первый же день?.. — раздалось тихое бормотание Кассандры, тут же утонувшее в восторге перед надвигающимся продолжением вечера.

Напоминавшая храмовую жрицу в своих боевых одеждах Харухиме, казалось, была на своём месте разливая всем по приказам Айши выпивку. Ничего удивительного, наверняка она занималась этим в районе Удовольствий. Айша уговорила остаться даже настороженную Дафну и обеспокоенную Микото. Кассандра попыталась незаметно сбежать в палатку, но эта попытка была пресечена.

Вскоре кто-то рассмеялся, потом послышался смех остальных.

— …

Я следил за тем, что происходит сидя вне группы.

Настала моя очередь охранять вход. С тех пор как мы начали есть я сидел на пеньке, сменив на страже Айшу и следил за входом в комнату. Должен признать, за монстрами я следил вполглаза. Куда сильнее моё внимание привлекали разговоры.

Я отхлебнул похлёбки из чаши, которую держал в руках и вдруг обнаружил, что мои губы расплываются в улыбке. Давно я улыбаюсь?

— Сударь Белл! Как насчёт ещё одной порции?

— Спасибо, Лили.

Каким-то чудом ей удалось ускользнуть из дьявольской хватки и подойти ко мне с котелком в руках. Я благодарно принял ещё одну порцию.

— Это же бред! Напиваться в Подземелье даже не в безопасной зоне…

— Мы ведь в экспедицию идём, сомневаюсь, что кто-нибудь напьётся…

— А что, если монстры услышат шум?!

Она права… Не ответив на её вопрос, я снова отхлебнул из своей чаши.

Впрочем, останавливать Вельфа и остальных пытаться я не буду.

В комнате, похожей на ночной лес царило странное иссиня-зеленоватое свечение. Оно создавало атмосферу таинственности и уюта. На стенах плясали отбрасываемые развлекающимися членами группы размытые тени, перемешивающиеся с местными растениями.

Привал это одно из удовольствий в походе.

Я читал об этом в героических сказаниях, но сцена перед моими глазами сделала меня настолько счастливым, что выразить этого я не могу.

— …Вы радуетесь, сударь Белл? Я заметила, как вы улыбаетесь.

Лили бросила на меня странный взгляд, стоя рядом.

— Ой, прости… Что я могу сказать? Я всегда хотел вот так собраться на привале вместе со всеми.

— Разве мы уже не делали этого вместе с Паствой Локи на восемнадцатом этаже?

— Наверное… Но это просто здорово.

Я почесал щёку, и улыбнулся, пытаясь скрыть своё смущение.

Лили молча смотрела на меня. Я наклонил голову, посмотрев в ответ.

— …Я рада. — расслабленно пробормотала она. — Я хочу вам признаться, сударь Белл… Лили стало немного страшно.

— А?

— С того дня как вы решили стать сильнее ради Виены и остальных Ксеносов… я думала вы изменились.

Она была ошеломлена и немного напугана. Она беспокоилась что, если я поставлю себе слишком далёкие цели, я отдалюсь от остальных. Я посмотрел на неё, когда она в этом призналась. Её щёки полыхнули, но потом она снова ко мне обратилась.

— Но, оказывается, что сударь Белл всё ещё сударь Белл.

Она радостно мне улыбнулась, я не мог не ощутить к ней нежность. Не романтическое чувство, а доброту, которую, наверное, ощущаешь к сестре.

Я и понять не успел, когда моя рука опустилась на голову Лили.

Она удивлённо на меня посмотрела, но приняла мою руку, а я потрепал её волосы.

— Прости что заставил тебя поволноваться. — сказал я, улыбаясь, чтобы разбить её страхи, как с Виеной, но…

— …Нет, вы всё-таки изменились. Вы будто стали больше… как бы это сказать… бабником…

— Чееееееееееееего?!

И вот меня снова критикуют.

Может она злиться, потому что её щёки надулись, а ореховые глаза прищурились.

— Прости, прости, прости!.. — начал без конца извиняться я, потому что было очевидно грубо гладить её по голове.

Лили захихикала.

Я посмотрел на неё ничего не понимая, но потом расплылся в улыбке.

— С-сударь Белл, не хотите выпить? Не алкоголя, воды.

— Сударыня Харухиме, а вы что тут делаете? Проявите хоть немного тактичности! — Лили накинулась на ренарта, ставшую второй, кто сбежал от всеобщего веселья.

— Айша-сан сказала мне перестать разливать напитки чтобы присоединиться к вашей беседе!..

— Аааааргх! Это не оправдание! Та это нарочно?!

— А почему вы ссоритесь?.. — вмешался я.

Предсказуемо, шум услышали монстры. Когда стая Металлических Кроликов появилась у входа мы прекратили разговор чтобы отбить нападение. Так началась первая ночёвка экспедиции.

После того как скромная вечеринка с выпивкой кончилась, тишина воцарилась в комнате.

Прислушавшись, я слышал мягкое посапывание Лили и остальных девушек, спавших под навесом. Вельф и Оука спали снаружи, прислонившись к стене и кустам. Оружие лежало рядом с ними наготове.

УООООН… Вдалеке я услышал рык. Наверное, это рёв какого-нибудь звероподобного монстра, он довольно далеко. Угрозы в нём я не увидел.

Я продолжал охранять проход и после того, как все разошлись спать. Одна из бутылок со светящимся мхом у моих ног освещала проход тусклым светом. Осмотревшись, я увидел, что комната медленно себя ремонтирует. На всякий случай я добавил на стены ещё несколько новых порезов кинжалом.

Вернувшись на место, я открыл карманные часы, которые мне дала Лили. Они показали два часа ночи. Самое время кому-нибудь меня сменить.

— ?..

Я услышал шорох одежды.

Женщина вышла из тента и подошла ко мне. У неё длинные волосы и стройные ноги. В тусклом свете можно было разглядеть одежду танцовщицы и бронзовую кожу.

— Айша?... Я думал меня сменят Вельф и Оука!

— Конечно, менять тебя будут они. Я своё отстояла.

— Тогда почему?

— А что ты сделаешь если я скажу, что хотела забраться с тобой в постель?

Я подпрыгнул на пеньке и безмолвно на неё уставился.

— Шучу! — сказала Айша, но её улыбка оставила у меня сомнения, было ли это шуткой.

…Она очень красива.

Я не мог об этом не подумать, оказавшись наедине с амазонкой. Она стояла на расстоянии вытянутой руки и соблазнительно улыбалась. Она не просто красива, её чистейшая привлекательность до сих пор заставляет меня теряться. Как и взгляд прищуренных глаз которым она меня окидывает.

Я не мог вынести молчания, потому попытался начать разговор.

— Эм… Я должен был сказать это раньше, но спасибо вам, Айша… за то, что пошли с нами в экспедицию.

— На здоровье. Я всё равно собиралась помочь вам в первой экспедиции. Время оказалось подходящим. — немного погодя она добавила. — В обмен на помощь с Ксеносами.

Я ничего не ответил. Вдобавок, несмотря на сказанное, наверное, она просто беспокоилась о Харухиме. Я улыбнулся стоящей передо мной грозной на вид женщине, ненавидящей формальности. Она отбросила пряди волос с лица.

— Мне показалось, ты можешь сильно разнервничаться. — сказала она.

— А?

— Поэтому решила тебя проведать.

Она посмотрела в уходящий вдаль тёмный коридор.

— Рядом проход ведущий на нижние этажи. Завтра мы пойдём покорять двадцать пятый этаж, нашу цель.

— !..

— Наверное ты слышал разговоры и следующий этаж, как и все нижние, совсем другое дело.

Двадцать пятый этаж.

Для меня и моей Паствы это неизведанная территория. Впервые мы отправимся на нижние этажи.

Эту отсечку называют Второй Границей. Первая Граница ведёт отсчёт с начала серединных этажей. Даже среди авантюристов высоких уровней очень немногие её пересекали.

— Знаешь как авантюристы называли зону, начинавшуюся с двадцать пятого этажа?

— Нет…

— Я слышала, что так её называли в ранние дни исследования Подземелья, а некоторые используют это название и сейчас… Её называют Новый Мир.

…Новый Мир.

Фраза, описывающая неизвестные земли, породила в моей груди дрожь.

Амазонка взглянула на палатку.

— Если оступишься ты, оступится вся группа. Так у вас устроено.

— …

— Спрошу тебя ещё раз… С катушек слетать не собираешься?

Небольшой кусочек светящегося мха сорвался с потолка и упал на пол. Если я закрою глаза, насыщенный растительный запах наполняющий воздух заставит меня забыть, что я в Подземелье, и заставит ощутить меня в лесу, на поверхности. В лесу наедине с Айшей.

На мгновенье я даже услышал, как несуществующие листья шелестят на ветру. Я задержал дыхание, а потом ответил на вопрос Айши.

— Я совру, если скажу, что совсем не боюсь… но…

Я собрался с мыслями. Мне вспомнились фразы разговора, услышанного ранее.

…Драконы свободно порхают с одного этажа на другой.

…Но это не самое худшее. Монстры, не уступающие в силе боссам этажей, ходят там целыми ордами.

И в этом непередаваемом мире стоит один человек, мой идол.

Гораздо дальше Нового Мира, в который мы должны ступить.

Этот человек стоит на передовой Подземелья, который иначе как «адом» и не назвать.

— Но я хочу идти дальше.

Я сжал руку в кулак и поднёс её к груди.

Вот, что правда. На самом деле я боюсь. Как сильно бы я не хотел казаться сильным. Я не мог перестать дрожать.

Но моё желание достичь того места перебарывает страх.

Вот что я чувствую.

У меня нет времени сходить с ума.

— …Мне нравиться выражение твоего лица. Куда лучше, чем раньше. — прищурившись сказала Айша — Я тебя почти не узнаю.

Фиолетовые одежды колыхнулись, она приблизилась ко мне едва не коснувшись, воспользовавшись моим удивлением.

— Позови меня, когда почувствуешь пламя, которое не сможешь погасить. Моё тело к твоим услугам в любое время.

Слова, которые она прошептала прямо мне в ухо заставили меня вздрогнуть. Соблазнительный вздох пощекотал мою шею и она, улыбаясь, вернулась под навес.

После её ухода я позволил прохладному воздуху подземелья остудить полыхнувшие щёки. Очистив мысли, я опустил кулак.

Пойти на новый этаж.

Моё первое приключение после получения четвёртого уровня.

Я обратился к грядущему дню, в который я столкнусь с неизвестным вместе с моими друзьями.