Том 12    
Глава 4. Охотник у побережья


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
lufog
20 ч.
Судя потому что даже в находяжемся в переводе томе, есть отсутствующие картинки (какие-то мыльные значки вместо картинок). Тому кто занимается оформлением, пофиг и исправлять он это не будет...
id207021343
4 д.
Дайте ссылку где на анлейте почитать можно 12-14 тома пожалуйста, чтот никак найти не могу
ястит
11 д.
Помню, когда переводом данного тайтла и не пахло, я облизывался на обложку только-только вышедшего 12 тома, но думал, что так и останется мечтой, ждал и мучился выходами глав манги. Спасибо, Kristonel, ты прямо мой Газпром))
lufog
15 д.
>>46616
7koston, во всех предыдущих томах, вместо 90% картинок отображаются какие-то непонятные миниатюры. Надеюсь, вы исправите это.
Отредактировано 10 д.
7koston
14 д.
>>46616
Что значит битые?
lufog
14 д.
>>46616
7koston, то и значит. Вместо изображений отображаются какие-то маленькие иконки, растянутые до мыла. Например:
Отредактировано 14 д.
7koston
14 д.
>>46616
lufog, это инлайн иллюстрации, они неправильно их оформляют. Вот и получаются на весь экран.
razgildyai
24 д.
все-таки Айша добавляет перчинку в их коллектив) без нее было бы скучнее

Глава 4. Охотник у побережья

— Чигуса, только держись!!! — Оука не переставал кричать.

Мы в одной из неприметных кристальных комнат двадцать пятого этажа. После того как гигант из мха сбежал, мы отступили в небольшую комнату, чтобы избежать схваток с другими монстрами. Разбив стены и выставив стражу у входа, мы попытались исцелить Чигусу и Лювиса.

О солнечный свет, верни то, что было разрушено. Свет души.

Кассандра, наш целитель, пыталась исцелить заклинанием Чигусу и Лювиса, они лежали на полу. Посох, поднесённый к Чигусе загорелся тёплым ярким светом, напоминающим солнечный. Этот свет окутал нанесённую монстром рану. Эта редкая форма исцеляющей магии справилась с окровавленным порезом… но лоза из ран Чигусы и Лювиса не пропала.

Совсем наоборот, свет исцеляющей магии будто спровоцировал её рост, она стала ещё пышнее, а листья приобрели изумрудный оттенок.

— Ухх… ооооо!..

— Не получается! Я не могу избавить их от лозы!.. Я ничем не могу помочь! — вскрикнула Кассандра, отдаляясь от покрывшейся потом и мычащей Чигусы.

Мы уже опробовали зелья и противоядия. Всё без толку. Удалить лозу, растущую из раны, не удалось ничем. Когда мы пытались вырвать её силой, Чигуса и Лювис корчились от боли, а стоило нам срезать её мечами, вырастали новые отростки.

Кассандра растерялась, её голос дрожал:

— Скорее всего семена, попавшие в их тела, пустили корни и питаются их силой… Поэтому зелья и исцеление оказывают обратный эффект…

— Ты хочешь сказать, что надежды на спасение нет?! — спросил нависший над Чигусой Оука.

— Она пыталась сказать, что эти штуки высасывают силы из их тел… — мрачно заявила Дафна, стоящая рядом с Оукой.

Если бы дело было в ранах, мы уже бы их исцелили. Но из Чигусы и Лювиса, секунда за секундой, будто вытягивают жизненные силы, а значит сражаться они не могут. Мало того, в худшем случае может ничего не остаться…

Микото, стоявшая к нам спиной и использовавшая Чёрного Ворона Ятано для нахождения врагов у входа в комнату, не могла скрыть беспокойства. Каждые несколько секунд она оглядывалась на Чигусу.

— Выходит, простым исцелением не справиться? Монстр, вроде, паразитирует на них? — сказал Вельф.

— Так и есть, растение-паразит, — ответила Лили. Оука и остальные побледнели от этих слов.

— Чигуса!.. — со слезами в глазах Харухиме сжала руку давней подруги.

Всё это время я молча слушал их разговор и перевёл взгляд на Лювиса.

Как и Чигуса, он был покрыт потом. Его оторванную правую руку мы обвязали повязками для лечения, но вряд ли получится её восстановить. Помимо того, что монстр её раздавил, она начала подгнивать. Приложить её в таком состоянии попросту не получится.

— Аааа!..

Лювис морщился от боли, оказавшись запертым в кошмаре наяву. Однорукие авантюристы не могут оставаться авантюристами, так что с путешествиями в Подземелье покончено. Ему остаётся только отказаться от сражений вообще, или стать кем-то вроде инструктора.

На самом деле я перекинулся с Лювисом всего парой фраз. Я понятия не имею, что он за человек и какие цели преследовал, исследуя Подземелье. Всё же… увидеть того, кого знаешь в таком положении очень непросто.

Подземелье — это тёмный лабиринт, который выставляет на одну чашу весов богатые дары, а другой забирает жизни бесчисленных жертв.

Когда мне на ум пришла эта мысль, тело содрогнулось само собой. Если бы я столкнулся с подобным, когда только оказался в Орарио, тут же превратился бы в бесполезное бледное существо.

Но теперь…

Я тихонько сжал руки в кулаки, не сводя взгляда с однорукого бывшего товарища, а потом поднял взгляд. Рядом стояла Кассандра, её руки безвольно опустились, она была в шоке.

— Я никогда не видела таких симптомов!.. Я ничего не могу поделать!..

Может она потеряла веру в себя, как в целителя, столкнувшись с чем-то неизведанным, что не попадает под категорию «изменения состояния» или проклятья, огромные, спокойные глаза Кассандры наполнились слезами.

— Как мы можем помочь Чигусе и Лювису? — сказал я, намеренно вырывая её из состояния ошеломления. Мой голос был твёрд, он разорвал повисшую мрачную атмосферу.

— А?..

— Пожалуйста, выскажитесь как целитель, Кассандра, даже если это будет простым предположением.

Она рухнула на колени, а я не сводил с неё взгляда, схватив правой рукой её левую. Чуть сжав руку, чтобы предать ей храбрости, я обратился к нашей слезливой целительнице, сделав акцент на каждом слове:

— Никто ещё не умер.

— !..

— Мы вместе. Если мы сможем что-нибудь придумать, то спасём их.

Направленные на меня глаза округлились. Я уверенно обвёл всех взглядом, и щёки Кассандры вдруг вспыхнули. Когда я отпустил её руку, она была красной и прижимала левую руку к сердцу, будто пытаясь удержать его в груди. Мне показалось, что Лили хочет что-то сказать, но сейчас это может подождать. Взгляд Кассандры забегал из стороны в сторону, и она тихонько мне ответила:

— М-мы можем отнести их обратно на поверхность и найти там целителя лучше, чем я… вроде Святой Диа из Паствы Диан Кехта…

— А ещё?

— Ещё… мы можем убить существо, которое посадило в них эти семена…

Я кивнул Кассандре, которая, несмотря на нехватку уверенности в себе, поделилась идеями. Вместе с этим я улыбнулся, выражая ей благодарность.

— У кого-нибудь ещё есть мысли? Говорите, если есть.

— Сударь Белл…

— Белл, ты…

— Я дурак, когда дело не касается сражений, и сейчас я бесполезен… поэтому мне нужна ваша помощь, ради Чигусы и Лювиса.

Произнося эти слова, я оглядел присутствующих. Лили и Вельф явно были удивлены.

Предметы и заклинания не смогли помочь двум авантюристам. В путешествии по Подземелью это смертный приговор. В такой ситуации страх мог бы пробрать до самых костей любого. Все боятся, что целебные средства могут не помочь пока они в Подземелье.

Я попытался перебороть нарастающую панику. Хоть и так наигранно. Хоть моя собственная уверенность всего лишь иллюзия.

Я играю роль лидера. А значит, прямо сейчас я должен был это сделать. Как я и сказал всем присутствующим, я могу справиться только с их помощью, каким бы ненадёжным я при этом не казался.

Я делаю всё, что могу, а чтобы справиться с тем, что я не могу сделать, мне остаётся только обратиться к ним. В этом нет ничего постыдного. В конце концов, для этого и существуют группы.

Мне показалось, что Лили стала счастливее и улыбнулась, когда я признался в собственной слабости и обратился к остальным за помощью.

— Можете положиться на нас, сударь Белл. Если вы с чем-то не справляетесь, Лили и остальные спутники обязательно вам помогут! — сказала она.

— Как и сказал Белл, давайте всё обсудим. Если подумаем все вместе, может выход найдётся, — добавил Вельф.

— Да, время поджимает, — добавил Оука. Дафна и остальные кивнули.

— …Я чувствую себя мебелью! — пробормотала оказавшаяся в стороне Айша. Кажется, она была разочарована от того, что я похитил ведущую роль. Но, мгновенье спустя она мне улыбнулась, толкнув локтём.

— Неплохо ты сказанул! И правда растёшь, — сказала она. Я стыдливо улыбнулся, а потом на мгновенье погрузился в размышления.

Божества не раз говорили мне что я «расту». Наверняка ключ к этому росту моя решимость. Решимость стать сильнее. Принятое решение быть лицемером.

А может роль сыграло принятие того факта, что когда-нибудь и я могу лишиться рук или ног, как лежащий прямо передо мной Лювис.

Наверное, раньше во мне этой «решимости» было недостаточно. Я не обесцениваю данное дедуле обещание найти девушку в Подземелье. Но раньше, мне казалось, что моё имя должно быть на одной из страниц цветастых историй про героев. Я хотел стать персонажем такой истории.

На самом деле эти истории не о том. Герои, как и все остальные, иногда погружаются мыслями в темноту. Они теряют людей, которым доверяют, лишаются поддержки, теряют надежду.

Даже сейчас, многие люди наверняка испытывают спады: целители, вроде Кассандры, воины, защищающие своих товарищей, и чародеи, плетущие заклинания.

Надежды разрушаются снова и снова. Не думаю, что в этом мире нет мечты, которая никогда не была бы разрушена. Но некоторые люди не умеют сдаваться, и они снова и снова пытаются исполнить свои мечты. Эти люди намерены что-то сделать и двигаются дальше, несмотря на слёзы. Их и называют «авантюристами». Потому что стремление, я уверен, становится всё сильнее и ненасытнее, когда загорается с новой силой.

Так было со мной.

Моё стремление разгорелось с новой силой, и я готов двигаться дальше, даже небольшими шажками.

Мысленно я вернулся к окружающим. Лили и остальные делились мнениями.

— Мне кажется, что выбирать мы можем только из того, что предложила Кассандра.

— То есть, нам нужно вернуть раненых на поверхность или убить монстра.

— Лили думает, что первый выбор, возвращение на поверхность, лучший.

Мозг нашей группы стала центром разговора.

— Лили-сан, вам правда так кажется? — спросила стоявшая на страже Микото.

— Ставлю десять к одному, что этот монстр из особых. Скорее всего он съел кучу магических камней. Судя по драке с сударем Беллом, у него не меньше четвёртого уровня. Найти подобного монстра на двадцать пятом этаже большая неожиданность. Мы не знаем какими навыками, помимо пуль-семян он обладает… Пытаться его победить слишком рискованно, — почти не мешкая ответила Лили.

Особый вид монстра. Так называют монстров, которые убивают себе подобных и съедают их магические камни, чтобы стать сильнее. Строго говоря, Лидо и остальные Ксеносы также относятся к этой категории монстров. Монстры наращивают свой потенциал, употребляя в пищу слабых, и, когда какой-нибудь монстр становится слишком силён, Гильдия называет его Аномальным и назначает за него награду. Я слышал, что истребление таких монстров связано с опасностями.

— Кстати… к какому типу может относится этот растительный монстр? — спросил Вельф. Я мысленно перелистал иллюстрированный путеводитель по Подземелью.

— Я думаю, это моховой гигант. Они живут на серединных этажах, а не на нижних… — сказал я.

Моховой гигант — это редкий подвид монстра, появляющийся на двадцать четвёртом этаже. Их тела сделаны из мха, а это значит, что они растения в форме гуманоида. Обычно у них нет корневой брони, которую мы видели, и они бьют не так сильно, чтобы сокрушать стены Подземелья. Поэтому сразу я его не узнал.

Самая неприятная особенность моховых гигантов заключается в их способности порождать копии себя, в которых нет магических камней. Многие авантюристы докладывали о том, что, когда они убивали монстров, оказывалось что это обманка, а настоящий монстр успевал сбежать. Считается, что эти монстры не обладают особым интеллектом и не устраивают засад… Похоже, потребляя магические камни, этот монстр преобразился как физически, так и ментально.

Получив разум, он спустился на нижние этажи в поисках магических камней более высокого качества.

— Чудовище серединных этажей, которое спустилось на нижние этажи, став сильнее… Выходит, подобные Аномалии существуют? — спросила Дафна, сводя брови.

Это не похоже на обычную аномалию — монстров, которые становятся угрозой, поднимаясь с нижних этажей на верхние, как минотавр, которого я встретил на верхних этажах.

— Вернёмся к делу, как я и сказала, сражение с особым подвидом очень опасно, — сказала Лили. — Самая большая проблема заключается в том, что раз мы оказались на двадцать пятом этаже, и он гораздо больше, чем любой из серединных этажей, мы можем попросту его не найти. Даже наоборот: поиск этого монстра крайне затруднительная задача. Потому, Лили настаивает на принятии более надёжного решения.

Первым приоритетом для Лили являлась безопасность группы. В её словах был смысл. Но пока мы слушали девушку-полурослика, Лювис, лежавший на земле, подал голос, едва открыв глаза:

— Нет… этот монстр точно… появится снова. — отрывисто сказал он.

— Лювис! Вы проснулись!

— Уж не Маленький Новичок… нет, Кроличья Лапка, да? Никогда бы не подумал, что ты придёшь мне на помощь!..

Он посмотрел на меня, и его мокрое от пота лицо расплылось в слабой улыбке. После он перевёл взгляд на оторванную руку, и выражение его лица наполнилось отчаяньем и печалью. Он посмотрел на охватившие его руку, плечи и правую ногу лозы с отвращением, наконец снова переведя на меня взгляд.

— Моя группа ещё на этом этаже… Прошу… спаси моих родичей и уничтожь этого мерзкого монстра.

Группа с удивлением взглянула на Лювиса, а Айша удивлённо изогнула бровь:

— Эльф, ты бросил своих товарищей и сбежал?

— Не будь дурой! Я, по-твоему, способен бросить своих родичей?! Нет, я был приманкой…

Гордость расы заставила Лювиса взорваться от негодования, а уже спустя секунду он едва переводил дыхание.

— Пожалуйста, не перенапрягайтесь! — сказала Кассандра, пытаясь его успокоить.

Лили наклонила голову, посмотрев на эльфа.

— Что значит «приманкой»? И вы сказали, что монстр покажется снова…

Лювис хмуро посмотрел на девушку-полурослика пытавшуюся понять, что происходит как можно быстрее. После при помощи Кассандры он достал из кармана небольшой мешочек, размером с кулак.

— Это чудовище охотится на авантюристов… потому что ему так хочется.

Назовём этого монстра «он».

Когда он появился на свет, он был слаб.

Врождённая ярость подсказывала ему нападать на людей, проходящих мимо в Подземелье. Его пронзали мечами, жгли его кожу огнём и пробивали огромными молотами. То, что в ранних своих битвах он не умер, было настоящим чудом.

Разумеется, инициатором тех схваток всегда был он сам.

Но, так уж вышло, что его интеллект оказался немного выше, чем у других представителей его вида. Время шло, и он научился использовать других монстров в качестве приманки и сбегать от жителей поверхности так или иначе. Он стал концентрироваться не только на атаке жителей поверхности, на которую его толкала ярость, но и на выживании.

Изменения в его жизни произошли неожиданно.

Однажды он ввязался в драку не с человеком, а с одним из своих родичей. Он случайно разорвал врага на части, и это пробудило в нём ещё большую первобытную ярость. Жажда крови, с которой он охотился, заставила его разрывать монстра когтями и зубами. Он рвал тело противника, пока оно не было полностью уничтожено.

А потом, добравшись до груди, он нашёл ядро существования того монстра.

Он вздрогнул, когда его зубы впились в пурпурный кристалл. Его глаза словно озарила вспышка света. Он словно нарушил строжайший запрет, словно совершил нечто преступное.

Мощь охватила всё его тело. Приятное ощущение разлилось по каждому из его нервов. На мгновенье слабое существо ощутило себя всемогущим. Он пристрастился к силе.

Поначалу, ощущение вседозволенности его опьяняло. Он погружался всё глубже и глубже в это чувство, отчаянно пытаясь найти больше, поглотить больше. Он стал убийцей своего собственного рода. Он нападал на монстров сзади, одного за другим оттаскивая их в пустые комнаты. Он начал всё яснее осознавать, что чем больше он съедает, тем сильнее его тело перестраивается изнутри.

Спустя какое-то время, он задумался о том, как эффективнее поглощать представителей своего вида. Подземелье, создавшее его, молча наблюдало, как он оставляет за собой груды пепла, в поисках фиолетовых кристаллов. Его жадность не позволяла ему думать ни о чём другом.

Потом он осознал, что это доставляет ему удовольствие. Он ощущал радость, когда с лёгкостью разбивал своих родичей одним ударом кулака. Теперь его начало пьянить насилие и разрушение.

Ничто не могло сдержать его силу, растущую день ото дня.

А потом пришёл тот день.

Истребляя своих родичей и забирая их силу, он почти забыл о людях, но люди не забыли о нём. Группы людей часто разъяряли его своими атаками, некоторые из них были сильнее его родичей. Потому он старался их избегать. Обычно он просто прятался, пока это было возможно, но пришедшие в тот день люди были настырны. Потому впервые за долгое время он перестал сдерживаться и дал сдачи.

Убив всех до единого, он осознал, что некоторые из мешков с мясом несут с собой то, что ему нужно.

В огромных количествах.

Наконец, к несчастью для людей, он осознал, что люди на него похожи. Как и он, люди истребляют представителей его вида и собирают их камни. Вот почему у людей так много магических камней.

— Этот монстр охотится за магическими камнями, которые собирают авантюристы?! — воскликнула Лили, побледневшая от объяснения Лювиса. — Я никогда о таких не слышала!

— Но это правда… Когда это чудовище нападает на группы, оно метится в помощников и задние ряды, похищая мешки с магическими камнями. Оно поглощало их прямо у нас на глазах… даже заклинания не сработали. Нам оставалось только отступать…

Лювис рассказал, как в него попало семя. Согласно его словам, его группа состояла из четверых авантюристов третьего уровня, привычных к исследованию нижних этажей. Даже таким сильным авантюристам монстр причинил немало проблем.

— Мы пришли в Водную Столицу, потому что взяли задание… Мы должны были найти пропавших людей или их тела. Кроме нас, Паствы Моди, согласилась Паства Магни, в которой состоит Дормул. Мы всю дорогу спорили…

— То есть Дормул тоже здесь?

— Да, — кивнул Лювис. Оказавшись на нижних этажах, они разошлись.

— Этот монстр обрушился на нас неожиданно. Все в группе были ранены, и им нужно было время, чтобы восстановиться. Другого выбора не было…

— То есть ты взял оставшиеся магические камни и стал приманкой ради остальных? — фыркнула Айша.

— Да, точно… — ответил Лювис, кивнув. После он повернулся к нам снова. — Этот монстр силён. Он понял, что эффективно действует, и поэтому я бы сказал, что он сильнее чем многие особые монстры, которых я встречал до этого… сильнее даже Окровавленного Тролля.

Оука и остальные побледнели, услышав это название, а Кассандра подняла взгляд:

— Окровавленный Тролль, я о нём слышала…

— …Да, один из особых монстров, название которого гремело десять последних лет. К тому времени как Гильдия подтвердила его существование, он успел убить десятки опытных авантюристов. Элитная группа, которая была на него собрана, передралась между собой. Я слышала, погибло больше пятидесяти человек… — добавила Айша.

— П-пятидесяти… и чем всё кончилось?

— Гильдия взмолилась о помощи Пастве Фреи, и те прикончили монстра. Вроде бы, ему присвоили пятый уровень.

Харухиме была поражена ответом Айши и не она одна. Дафна и Оука припомнили истории об особых монстрах, которые слышали они.

Лювис говорит, что этот монстр опаснее Окровавленного Тролля?

…Такая вероятность есть.

В сравнении с охотой на обычных монстров Подземелье, охота на авантюристов, уже собравших огромное множество магических камней гораздо эффективнее, и принесёт большие плоды. К тому же, авантюристы с нижних уровней собирают много качественных магических камней. Да и другие монстры стараются не нападать на особого монстра, только если тот сам не нападёт первым.

Хуже всего то, что особые монстры учатся, как им лучше всего уничтожать авантюристов с течением времени. То, что монстр отступил после атаки семенами, лучшее тому доказательство.

Особый монстр, который нацелился на авантюристов… Он отличается от стальных монстров и явно представляет угрозу.

— Если ничего не сделать… это может обернуться настоящей катастрофой.

После слов сокрушённого Лювиса в комнате воцарилось молчание. Мои спутники выглядели напряжёнными.

— Чёрт. Дерьмовое я выбрала время для экспедиции, — бросила Айша, сбрасывая с плеч длинные волосы. Все перевели взгляды на неё, а она продолжила: — Кто бы первым не встретил эту зверюгу, мы или группа, отправленная Гильдией, давать этой штуке уйти нельзя.

— Ясно что чем больше времени мы будем медлить, тем сложнее его будет убить. Многие авантюристы могут лишиться жизни. К тому же, оставить товарищей Лювис-сана мы не можем… — напряжённо сказала Микото.

Оука и Вельф её поддержали.

— К тому же, до поверхности больше дня пути. Чигуса может столько не продержаться. Кроме того, мы даже не знаем найдётся ли лекарь… который может избавить от растения-паразита.

— Да и пока у нас на руках много магических камней, он наверняка появится, правильно? Понятно, что займёт меньше времени.

— Но ведь нет никаких гарантий, что растения отомрут, если умрёт монстр? — обратилась к парням Лили.

— Мне кажется, отомрут, — ответила вместо них Дафна. — Отрубленные части тела мохового гиганта исчезнут, если уничтожить все магические камни в его теле, так ведь? Думаю, с этими лозами будет так же.

Лили посмотрела Дафне в глаза, будто желая что-то сказать в ответ, но Дафна пожала плечами со словами:

— Я не слишком хочу драться с этой штукой. Но, насколько я понимаю… просто так отсюда убраться она нам не даст.

Уверен, все авантюристы, поднявшие уровень, разделяли это предчувствие. Можно назвать это интуицией. Стоит повернуться к особому монстру спиной, он обнажит зубы.

— …Лили сказала всё, что хотела сказать. Так что…

Она посмотрела на меня, Айша тоже повернула голову:

— Ты услышал всех, Белл Кранелл. Что будем делать?

Я обдумал оба предложенных группой варианта и принял решение:

— Мы выследим этого монстра.

— О да! — прикрикнул Вельф, ударив кулаком в ладонь другой руки.

— Я за, — с энтузиазмом добавил Оука, широким взмахом отправляя секиру на плечо.

Лили и другие помощники кивнули и начали готовиться к отправке.

Экспедиция в Подземелье приобрела неожиданный поворот. Столкнувшись с аномалией, которую никто предсказать не мог, наша группа перешла в режим охоты на особого монстра.

Узнав, что у этих людей много магических камней, он первым делом принялся их изучать.

Он понял, что те, кто стоят в задних рядах группы и распевают какие-то песни, настоящая головная боль. Эти песни порождают вещи, которые жгли его тело и чуть его не убили. Поэтому, в первую очередь нужно убивать тех, кто стоит сзади.

Те, кто стоит впереди группы очень сильны и убивают немало его сородичей, пока он выжидает. Это одни из самых выдающихся жителей поверхности. Но когда они остаются одни, они ему по силам. Поэтому он во что бы то ни стало снижал размеры встреченных им групп.

Также он узнал, что сильнейшие обычно защищают тех, кто несёт магические камни. В его арсенале появилось немало орудий, чтобы перехитрить людей и забрать их кристаллы. Семена одно из этих орудий.

Он залегал и ждал подходящего момента для нападения.

Певшими зачастую были женщины с длинными ушами. Когда он забивал их до смерти первыми, люди становились очень обеспокоенными. Нанести удар, раскроить голову, так чтобы содержимое разлетелось, а потом втоптать остатки в землю. Это приносило людям море страданий, а ему восторг и радость.

Женщины много кричали. Почему-то слушая их, он чувствовал себя лучше. Словно эти крики чем-то его насыщали, и были случаи, когда он хватал их за тонкие руки и ноги, и лупил ими об землю. Он кусал и бил их много раз. «Пожалуйста! Хватит!» — кричали они. Он не понимал слов, но тон, которым они были произнесены, заставлял его чувствовать себя лучше. Плоть женщины, из ртов которых текла кровь, была лучше, чем любая другая.

А, хочу убивать.

Хочу грызть их, пока они не сдохнут.

Снова, снова и снова.

Даже если я сорвусь в пропасть и перерожусь…

Но он никогда не терял бдительности и никогда не позволял инстинктам взять верх. Он ценил интеллект, который не раз ему послужил.

Он никогда не позволял людям бежать. Если они сбегут, он был уверен, что случится что-то непоправимое. Таким было его предчувствие. И он был прав. Он спустился к воде от места своего рождения не только ради поиска качественных магических камней. Так он мог убедиться, что авантюристы не сбегут. Рёв воды поглощал их крики. Вода была его союзником. Он понял, как это использовать. Он осознал, что если будет сбрасывать погрызенные тела в реки, никто не догадается, что он делает.

Когда он понимал, что может не убить всех людей разом, он сажал в некоторых семена и отступал. Эти семена заставляли прорастать лозы, ослабляющие его цели и дававшие ему знать, где они сейчас. Ослабленных людей было очень легко победить. Эти семена были самым ценным его созданием.

Ему многому нужно было научиться, поэтому он часто чувствовал страх. Страшнее всего ему было, когда он краем глаза увидел девушку с золотыми волосами и её группу. Они были очень далеко, но даже так вселили ужас в его сердце. Их победить невозможно. Он знал, что не должен вступать с ними в бой. Прежде чем они успели бы приблизиться, он бежал в глубины лабиринта. Были и другие жуткие люди. Создания, с которыми он ни при каких условиях не вступил бы в бой. Пока не вступил бы, пока он слабее.

Ещё он заметил, что среди его родичей есть странная разновидность. Они еретики, предавшие его и собственный вид. Много раз приступы ненависти и злости сжигали его тело, и он чуть было не поддавался импульсам. Но разум нашёптывал ему в ухо, что время ещё не пришло. Он знал, что не сможет их победить, потому что они ходят группами. Ему нужно больше силы, чтобы справляться с ними в одиночку. Он искал силы, чтобы однажды погрузить клыки в этих еретиков, особенно такую мягкую сирену. Разобравшись с ней, он перейдёт ко всем остальным женским особям, которых они защищают.

Ему нужно научиться охотиться лучше, и ему нужно время.

Когда-нибудь он станет гордым охотником.

Дубина скрежетала по земле, когда он шёл кристальным путём.

Он чесал толстыми, бескостными пальцами своё освещаемое тусклым светом кристаллов тело. Отрезанные клинками куски его тела уже отросли.

Он вспоминал о добыче, с которой столкнулся.

Пусть он почти успел догнать убегавшего с магическими камнями человека, прикончить его он не смог.

К тому же, рану ему нанёс беловолосый человек.

Справиться с ним будет непросто.

Темнокожая женщина, стоявшая позади, также его озадачила. Не стоит недооценивать тех, кто успевает справиться с рикошетящими семенами. Он понимал, что группа талантливых жителей поверхности принесёт немало проблем.

Он решил установить на них ловушку.

Он остановился, использовав дубину чтобы разбить определённую кристальную колонну, а потом сунул руку в проём. За колонной была небольшая пещера.

Несколько оставленных на будущее кусков еды, припрятанных в пещере, покатилось у его ног. Он использует их.

— А!..

— Хватит!..

Длинноухие люди дрожали. Слёзы катились из их глаз.

Он знал, что люди не могут бросить своих родичей. Какими бы умными ни были люди, заставив их родичей кричать и слегка их прикусив, он приведёт других людей в ярость и заставит бросится в бой. В конце концов эти люди сами будут атакованы.

«Может стоит запытать этих длинноухих до смерти», — такая идея пришла ему на ум, но он передумал. Он знал, что не стоит наедаться, когда рядом ещё большая добыча. Он не должен терять голову, пока все люди до единого не перестанут дышать.

Медленно он занёс дубину над головой.

— Стой…

— Не надо…

Мольбы его не трогали, понять их значения он не мог. Не мешкая больше ни секунды, он опустил руку.

В следующее мгновенье по пещере разнёсся невыносимый крик.

Мы выдвинулись, сначала отправившись в место, в котором Лювис разделился со своей группой.

Опираясь на плечо Дафны однорукий эльф-лучник затуманенным взором смотрел на карту, поднесённую Лили. Постоянно дрожа от истощения, он указывал направление. Кассандра несла Чигусу на спине.

— П-простите… — едва слышно прошептала Чигуса.

— В-всё нормально. Хоть я и целитель, у меня второй уровень, небольшой вес меня не беспокоит!.. — уверенно помотала головой Кассандра.

Мы решили не разделять раненных с группой, отправляя их на этаж выше. Разделяться на нижних этажах не самая лучшая стратегия. Вместо этого было решено как можно скорее убить особого монстра, используя для этого все силы. Эти решения были приняты после советов Лили, Дафны и Айши.

— Меня беспокоит, что об этом моховом гиганте до сих пор никто не докладывал, — сказала Айша.

— Наверное он избегал выслеживания… Если он решает, что цель ему не по зубам, он прячется. Он на такое способен. Это хитрая тварь, — ответил Лювис, его дыхание было прерывистым. — Будьте настороже… этот монстр не такой как все, — снова предупредил он. И тогда…

— !.. Что это?..

Я вёл группу, мы увидели что-то в коридоре, к которому подошли.

Тонкие красные линии уходили в проход по правую руку… Похоже кто-то тащил что-то тяжёлое.

— Красные линии, неужели…

— …Кровь?

Оука сказал то, что Микото не смогла произнести.

Мы двинулись по следу, не произнося ни слова. Красные линии вели нас глубже в подземелье. По пути пришлось вступить с монстрами в схватку.

Наконец, мы оказались у входа в «комнату».

Внутри красные чёрточки соединялись и расходились, подобно паутине. Белые кристаллы росли из земли будто айсберг. Может виной тому была близость Великих Водопадов, но шум воды здесь слышался гораздо громче.

Наши взгляды сошлись на одной точке.

У одного из самых больших кристаллов почти в центре комнаты. Два эльфа-авантюриста лежали на земле лицами вверх. Парень и девушка. Паразитические лозы окутывали их тела, а их ноги были сломаны, словно кто-то ударил по ним чем-то тупым.

— О нет!.. — Харухиме прижала руку ко рту.

Такая реакция была вполне естественной, вид конечностей, превратившихся в подобие фарша и потерявших изначальную форму, ужасал. Не уверен, что в таком состоянии они смогут ходить.

А рядом на кристальном пьедестале…

— …

— Особый монстр!..

Как и сказал Вельф, рядом с авантюристами сидел моховой гигант, молча подпирающий рукой подбородок. Он не обращал внимания на распластавшихся у его ног эльфов. Он будто чего-то ждал.

— Шарио, Лана!..

— …Выходит, это твои ребята? — спросила Айша.

— Да. Но одного не хватает!.. Алек!.. — ответил Лювис. Всё это время его лицо было бледным, от слабости, но даже несмотря на это сейчас он побагровел от гнева. Его взгляд затуманился.

От этих слов моё собственное сердце издало крик боли. Как и в случае с Виеной, я не успел их спасти… Может было слишком высокомерно думать, что я справлюсь. Но эта эмоция распаляла мою душу.

Я сжал руки в кулаки. Когда я это сделал, монстры начали появляться со всех сторон, заполняя комнату бесчисленным потоком, запах крови привёл их сюда.

Синие крабы и остальные монстры двигались к центральной части комнаты, в которой были эльфы и особый монстр.

— Аааа!..

Находившаяся на грани смерти эльфийка издала приглушённый крик. Со слезами в глазах она беспомощно каталась по земле.

— Вот чёрт… Они же наживка!

— Хочешь сказать, он использовал беспомощных авантюристов, чтобы нас сюда привести?!

Вельф и Оука были правы. Других объяснений нет.

Особый монстр держал авантюристов в заложниках, чтобы привести нас в эту комнату.

Я не мог в это поверить. Кто бы мог подумать, что монстр способен придумать такую западню.

Этот монстр не такой как остальные.

Слова Лювиса плотно засели в моей голове.

Я скрылся в тени кристальной колонны у входа в комнату заглядывая внутрь. Как у Вельфа и остальных, моё лицо выражало страх.

— …Эй, карапузы, а не окажется, что наш новый знакомый на самом деле Ксенос? Никогда не слышала, чтобы монстры были такими сообразительными, — шепнула Айша.

— Н-Не знаю! Ксеносы никогда ничего подобного не рассказывали, что говорить о Фелсе!.. — явно раздражённо сказала Лили. Амазонка пожала плечами и нахмурилась.

— Он заманит нас внутрь и расстреляет этими семенами, пока мы с другими монстрами дерёмся?.. Вечная ♰ Тень, скажи-ка, можешь сосчитать сколько здесь монстров?

— Нет, не могу. В комнате их слишком много!.. А ещё больше продолжают прятаться под водой!.. — Микото раздражённо выдохнула, осматривая комнату своим навыком.

Особый монстр должно быть, выбрал место для ловушки прекрасно понимая, какое преимущество оно ему принесёт…

Он не двигался. Может ещё нас не заметил.

— Айша!..

Я чуть не бросился в комнату, едва сдерживаясь, потому что монстры приближались к беспомощным авантюристам. Айша с отвращением кивнула, может, потому что она и сама не могла вынести отвратительного плана монстра.

— Знаю. Простейшим выходом было бы применить заклинание прямо от входа, но тогда и эльфов зацепит.

Оставлять товарищей Лювиса умирать не выход. Даже если это значило попасть в ловушку монстра.

— Мы с Беллом займёмся особым монстром. Вечная ♰ Тень, ты, Оука и Вельф сдерживайте остальных монстров. Как только мы отбросим здоровяка от эльфов, выносите их отсюда.

— Понятно, — кивнула Микото.

— Харухиме, вы с остальными держитесь подальше от стен. И не стойте у входа. Если появятся новые монстры, у стен вам несдобровать.

— Да, госпожа, — ответила Харухиме.

Айша, Микото, Оука, Вельф и я спасаем эльфов. Лили, Харухиме, Кассандра и раненные Чигуса и Лювис остаются в стороне, их будет охранять Дафна.

— …Вперёд!

Времени у нас нет. Чтобы спасти эльфов мы молнией запрыгнули в комнату, бросившись от входа на юго-восточной стороне в её центр. Лили и те, кто не может сражаться, остались у юго-восточного края комнаты, который Микото определила самым безопасным. Монстры окружили особого монстра. На юге врагов не было.

Мы с Айшей перепрыгнули через текущий в комнате ручей, набирая скорость. Монстры нас заметили и попытались напасть, но мы быстро их отбрасывали. Мы неслись к центру комнаты.

Почему… моховой гигант даже не двинулся с места?

Я нахмурился. Другие монстры заметили наше приближение, особый монстр тоже не мог нас не заметить. Существо на пьедестале даже не пошевелило пальцем.

Что происходит? Оно готовит контратаку? Или у него другая цель?

Как только Микото встречает определённого монстра, она может его опознать. Я бросил на неё взгляд. Она как-то озадаченно смотрела на особого монстра. Вельф, Оука и Айша также не могли скрыть удивления.

Мы все ощутили что-то зловещее, но не могли повернуть.

— …Нет…

Лежащий на земле эльф пытался что-то сказать, но его голос тонул в шуме водопада. Его губы кривились от боли, он отчаянно пытался произнести какие-то слова:

— …Это не монстр… Не ходите сюда!..

Когда я услышал эти слова, их сопроводил тихий звук падения.

Кусок мха отвалился с лица монстра, упав на землю.

— …

Под упавшим мхом показалась кожа человека.

Глаз, в котором виднелась такая усталость, что он не мог сфокусироваться.

Третий эльф, как и те, что были на полу.

Третий член группы Лювиса.

Ледяная хватка обхватила моё сердце. Я услышал, как вздохнула Микото.

…Об этом я узнал от неё самой.

Несмотря на то, что Чёрный Ворон Ятано позволяет ей находить врагов, она не видит между ними разницы. Для неё враги словно красные точки на чистом листе, появляющемся в её разуме. Они не отличаются ни цветом, ни размером.

Её навык должен работать. Но он среагировал на внешнюю оболочку монстра.

Монстр накрыл авантюриста мхом, сорванным со своего тела. Мы попались на обманку.

Я никогда не слышал, чтобы моховые гиганты делали нечто подобное.

— ?!

Мгновенье спустя Микото повернула голову так быстро, словно её ударили по лицу.

Она заметила, заметила врага приближавшегося к Лили и остальным помощницам с огромной скоростью, гораздо быстрее чем двигались другие монстры в комнате. Она побледнела.

— Лили-сан, бегите!!!

Проследив за её взглядом, я увидел. Зелёное нечто появилось из ручья, за спиной Лили и остальных, удивившихся крику Микото.

Промокшей правой рукой монстр держал кристальную дубину, уставившись на спины помощниц.

Прежде чем успел раздаться голос Микото, я остановился и развернулся. Ноги заскользили по полу от инерции, я бросился прочь от удивлённой Айши, Оуки и Вельфа.

Я ускорился изо всех сил, пытаясь добежать до южной части комнаты.

Монстр занёс дубину.

Левая нога оттолкнулась от берега ручья и приземлилась на следующий участок земли.

Наконец, Дафна заметила нависшую над ними без единого звука тень.

Я оттолкнулся правой ногой, разбив кристалл, на который наступил.

Я двигаюсь слишком медленно, мне не успеть вовремя. Так подумала Дафна, её лицо исказилось от ужаса.

Я вдохнул, губы вздрогнули.

Лили и остальные тоже застыли, обернувшись и увидев монстра, занёсшего дубину, чтобы их уничтожить.

Левой ногой я сделал ещё один шаг.

Звяк, звяк.

Тихий звон, похожий на звон колокольчика исходил от ступни, белые искры блестели в воздухе.

Навык заряжался две секунды.

Пол подземелья под левой ногой разорвало. Я стал снарядом.

Сила отталкивания от земли отправила меня под потолок. В одно мгновенье на безумной скорости я разорвал расстояние, оставшееся между помощницами и мной. Божественный Кинжал был наготове.

— Ааааааа!!!

Издав боевой клич, я обрушил на монстра удар одним движением.

Чёрный клинок столкнулся с летящим к Лили и остальным оружием.

Он был удивлён.

Ловушка с оставленной приманкой и своей копией должна была сработать.

Он успешно добрался до людских женщин, но парень с белыми волосами бросился к нему с невероятной скоростью и помешал.

Он пришёл в ярость. Его тщательное планирование было уничтожено, он лишился шанса вернуть украденные магические камни.

— …

Парень поднял на него взгляд, и его инстинкт что-то ему подсказал.

Этот человек опасен.

Рубиновые глаза блестели холодным, безжалостным блеском, в них читалась только желание сражаться.

Он давно не встречал взгляда, вызывающего в нём первобытный ужас.

Свет, которым сияли эти красные глаза, был пламенем, вызванным яростью. Человек разозлился, потому что его родичи могли быть ранены и оказались в опасности.

— …Ааааааааааа!

Парень принялся хлестать его двумя кинжалами.

Быстрый. Быстрый. Быстрый.

Один за другим чёрный и белый клинки летели в него, врезались в его тело.

Но он, хоть и чуточку, сильнее этого человека.

— ?!

Игнорируя направленные в него удары, он опустил кулак.

Парень уклонился, пригнувшись к полу. Куски мха быстро зарастили появившиеся раны.

У него очень удобное тело. Оно само себя восстанавливает. Чем больше магических камней он поглотил, тем быстрее его клетки множатся.

Человек поднялся, он был удивлён, но это длилось недолго. Уже через мгновенье парень бросился на него снова, всё меньше напоминая кролика и больше взбесившегося жеребца. По крайней мере так он выглядел в его глазах, в глазах монстра, выследившего множество авантюристов.

Этот противник не торопился, он просто был быстрым. Впрочем, не стоит недооценивать его могущество. Он может вынести бесчисленное множество таких бесполезных ударов.

— Сударь Белл?!

Маленькая женщина закричала. Запах магических камней исходит от неё. Сокрушив этого беловолосого человека, он займётся ей.

— Яяяяях!

Парень, вынужденный отступить, прицелившись в него вытянул левую руку.

Он знал о трюках, используемых людьми. Они зовут их «заклинаниями».

Он уже сбился со счёта сколько его родичей полегло от этой заразы, и сколько раз он оказывался на грани жизни и смерти. Это самое сильное оружие людей, которого стоит опасаться. Но также он знал, что чтобы его использовать, человек должен петь. Ему нужно время. Какой быстрой ни была бы песнь, его удар будет быстрее.

Дурак, усмехнулся он.

Но в тот самый момент, когда он думал прыгнуть и размазать парня одним точным ударом, произошло непредвиденное.

— Вспышка!

Всего одно мгновенье.

Одно мгновенье и в него полетел пламенный разряд.

Застыв от удивления после встречи с заклинанием, которое он никогда до этого он не встречал, он получил прямой удар.

Рёв вырвался из его глотки.

— ЭЭЭЭЭЭЭЭЭААААААААААААА?!

Рёв заглушил все остальные шумы.

Получив удар моего мгновенного заклинания, моховой гигант замахал обеими руками от боли.

Он собирался ударить меня до того, как я завершу чтение заклинания!..

По его поведению я понял только это. Вот какова жуткая правда. Монстр, не являющийся Ксеносом, понял, как работает магия авантюристов, и знал, как ей противостоять.

Это действительно порождённая Подземельем аномалия, очень опасная к тому же.

Мы обязаны прикончить его здесь и сейчас.

Приняв решение, я налетел на монстра снова.

— Яяяхх!

— Уууу?!

Используя чёрный кинжал правой рукой, я срезал часть плеча монстра, а потом сияющим белым клинком рассёк его тело. Моховой гигант изогнулся всем телом, пытаясь избежать града ударов и пламенных снарядов.

Он изгибался телом, и, пытаясь уклоняться от ударов, пробирался к бушевавшему речному потоку из которого вылез.

…Ну нет, ты не уйдёшь!

Я поднял брови, оттолкнувшись от земли, и перескочил монстра, пытавшегося погрузиться в реку и снова отступить. Наклонившись, я попытался нанести последний удар.

И тогда случилось это.

Глаза монстра, всё это время отчаянно пытавшегося бежать, блеснули, что заставило меня усомниться. Он посмотрел на меня взглядом ястреба.

Даже оказавшись загнанным в угол мой враг осознавал, что я был нетерпелив.

Пока моё тело было в воздухе, древесные лианы опутали ноги.

— А?!

Корни и лианы сжали мои ботинки и подбирались к коленям. Они росли отдельно от мохового гиганта, из кочек который располагались вне поля моего зрения и из земли. Это оружие появилось из деревянной коры и корней, окутывавших всё тело монстра.

Я слишком увлёкся, нет, меня перехитрили.

Разум особого монстра позволил ему разыграть козырь, и, должен признать, я проиграл этот раунд.

Издав дикий рёв, наполненный болью и гневом, монстр потянул меня к водному потоку за собой.

— Сударь Белл?!

Крик Лили эхом завис в комнате, древесные корни вырвались из-под земли и стали видимы.

Я оказался в воздухе со связанными ногами и не мог сопротивляться. Корни подтаскивали меня всё ближе к воде, пока я окончательно не оказался в бурном потоке.

Я ощутил шок от удара о воду, повсюду разлетелись капли, а потом вода словно меня поглотила.

Весь мир перед глазами стал синим. Звуки были едва различимы, будто мои уши обзавелись какими-то мембранами. Ощущение полёта длилось всего несколько секунд, а потом моё тело погрузилось на пять метров под водную поверхность.

Он меня достал, единственная фраза мелькнула в моей голове.

Мгновенье спустя связанный со мной древесными верёвками силуэт накинулся на меня, подняв кулаки.

— ГАААААААААААААХ!!!

Его рёв пустил во все стороны пузыри, вместе с вибрацией звука.

— Уф!

Воздух из моих лёгких вышел большим пузырём. Я полетел по течению словно стрела, будто водного давления и не существовало. Особый монстр следовал за мной с не меньшей скоростью.

Моя спина ударилась о кристальную стену, а его кулак врезался в мою щёку.

— ?!

Поток подхватил меня, унося в том направлении, в котором он меня швырнул. Но враг и не думал меня отпускать: корни, связывавшие наши ноги превратились в оковы, грозившие лишить меня жизни. Монстр бросился ко мне вращая глазами, словно в приступе ярости.

Я восстановился от последней атаки и наконец смог поднять для защиты кинжалы, которые держал в обеих руках. Несмотря на то, что я пытался подгадать время, в которое ударит противник, я опоздал. Я двигаюсь слишком медленно. Пока кинжал вставал на нужную позицию, монстр успел ударить меня в живот. Снова большой пузырь воздуха вырвался изо рта.

Ощущения движения и времени меня подводили.

Со скованными водой руками и ногами я оказался в защитной позиции, а монстр свободно меня атаковал. Несмотря на синие одежды, блестевшие в слабых лучах света под водой, тело не двигалось так, как мне бы того хотелось. Вот как обстоят дела, даже с преимуществом Ундиновой Ткани. С точки зрения монстра, должно быть, я сейчас похож на тонущего ребёнка. Эта обстановка требует совершенно других движений, а я пока не могу адаптироваться. Я бесполезно размахиваю руками и ногами. Форма русла изменилась, я ощутил, что меня вытягивает из комнаты в главный поток коды.

Этот синий мир одновременно прекрасен и жесток.

Ужас невозможности дышать и ощущение постоянного падения толкали меня ближе к смерти. Удары монстра уносили меня всё дальше, проплывая по потоку я увидел труп авантюриста. Он словно размахивал руками, маня меня за собой.

Тело крутилось, ноги и голова снова и снова менялись местами. Состояния равновесия словно никогда не было. Я не понимал в какой стороне дно, а в какой поверхность. Вот как беспомощен становится человек, когда его лишают твёрдой почвы под ногами. Эти ощущения совершенно выбивают из равновесия.

Когда я оказался в таком окружении, мой четвёртый уровень оказался совершенно бесполезен.

Вот какова подводная битва!

— УУУУУУУУУУУУУУУУУУ!!!

— Яяяяяяяях?!

Пусть моховой гигант и не был водным монстром, он двигался заметно лучше меня. Он использовал своё деревянное покрытие, чтобы выпускать усики. Они были сделаны им в такой форме, чтобы уменьшить сопротивление воды, и иногда он отталкивался от русла или обхватывал кристаллы, чтобы набрать скорость и сменить направление. Мой противник пробыл в Водной Столице дольше чем я и знал как использовать окружение.

Мои контратаки не приносили плодов. Всё же, мне каким-то чудом удавалось отбиваться от атак, летевших на меня со всех сторон, подставляя нарукавник и броню. Если бы я не был одет в Ундиновую одежду, наверное, я бы уже умер. Благодаря поднятию уровня объём моих лёгких был больше, чем у обычных людей, и я держусь, хоть и не знаю сколько времени у меня ещё есть. Я снова и снова пытался выплыть, но корни, опутавшие мои ноги, не позволяли мне этого сделать.

Кровь вытекала из моего рта после ударов и там, где острые камни впились между сочленений брони. Всё больше крови вытекало и синий поток постепенно становился красноватым. Где-то вдали, привлечённый моей кровью, возник огромный силуэт.

Водяной змей?!

Монстр из разряда больших присоединился к битве. Его блестящие под водой глаза были одновременно манящими и пугающими.

— ГААААААААА!

Этот изначально водный монстр подплывал заметно быстрее мохового гиганта. У меня не было времени защититься, его клыки вонзились мне в плечо.

— А!!!

Я ощутил жгучую боль, новая волна крови закружилась в воде. Я начал думать, что со мной покончено, но внезапно корни опутывавшие мои ноги исчезли.

А?

Моховой гигант отпустил моё тело. Секунду он смотрел на меня, а потом повернулся и поплыл против потока, исчезнув в другой реке.

Почему он меня отпустил? Когда ему подвернулась идеальная возможность добить свою добычу?

Испугался водяного змея? Этот вопрос вызвал во мне опасения, но времени обдумать ответ на него у меня не было. Я вонзил кинжал в правой руке в монстра, впившегося мне в плечо клыками.

— …

Извиваясь от боли, он начал таскать меня за собой, а я пытался избавить свою плоть от его клыков.

И как только я это сделал, я наконец услышал приближающийся рёв, вибрацией расходящийся по воде.

Оглянувшись, я увидел причину этой вибрации.

Вдалеке я заметил окончание воды.

Она исчезала, потому что поток воды в том месте падал вниз…

Не может быть…

Все реки этого этажа ведут к Великим Водопадам…

Эйна заставила меня это заучить. Не так давно я повторял эти слова лично.

Поток нёс моё тело к центру двадцать пятого этажа — огромному водопаду.

Вот чёрт!!!

Ближе к падению воды поток ускорялся. Вода и без того двигалась слишком быстро, а сейчас начинала нести меня с головокружительной скоростью. Водопад мог затянуть всё в свою пасть и размозжить о землю у основания.

Кровь отлила у меня от лица, я собрал все свои силы, чтобы окончательно отбросить от себя водного змея. Чёрный кинжал вонзался в его шею, морду, глаза. Монстр истекал кровью и извивался всем длинным телом. Неожиданно я поднялся над водяной поверхностью.

— Пех!

Мне удалось высунуть лицо над водой. Но воздух, которого я так отчаянно жаждал, был безвкусным. Сгорая от нетерпения, я пырнул Хакугеном по носу змея. Наконец, силы его оставили, и его челюсти окончательно разжались.

Но слишком поздно.

Я уже на точке невозврата. Поток воды затягивал меня к обрыву.

Я потянулся рукой, но схватиться было не за что. В следующее мгновенье моё тело ощутило странное чувство.

А спустя секунду поток воды выкинул меня…

— АААААААААААААААААААААААААААААА!!!

Взрывной поток воды падал вниз. Огромные капли щекотали кожу. Мой крик утонул в рёве водопада, меня затянуло в Великие Водопады — самый большой поток воды Подземелья.