Том 12    
Глава 5. Невеста водной столицы


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
lufog
21 ч.
Судя потому что даже в находяжемся в переводе томе, есть отсутствующие картинки (какие-то мыльные значки вместо картинок). Тому кто занимается оформлением, пофиг и исправлять он это не будет...
id207021343
4 д.
Дайте ссылку где на анлейте почитать можно 12-14 тома пожалуйста, чтот никак найти не могу
ястит
11 д.
Помню, когда переводом данного тайтла и не пахло, я облизывался на обложку только-только вышедшего 12 тома, но думал, что так и останется мечтой, ждал и мучился выходами глав манги. Спасибо, Kristonel, ты прямо мой Газпром))
lufog
15 д.
>>46616
7koston, во всех предыдущих томах, вместо 90% картинок отображаются какие-то непонятные миниатюры. Надеюсь, вы исправите это.
Отредактировано 10 д.
7koston
14 д.
>>46616
Что значит битые?
lufog
14 д.
>>46616
7koston, то и значит. Вместо изображений отображаются какие-то маленькие иконки, растянутые до мыла. Например:
Отредактировано 14 д.
7koston
14 д.
>>46616
lufog, это инлайн иллюстрации, они неправильно их оформляют. Вот и получаются на весь экран.
razgildyai
24 д.
все-таки Айша добавляет перчинку в их коллектив) без нее было бы скучнее

Глава 5. Невеста водной столицы

— Сударь Белл? Сударь Белл?!

Крики Лили смешивались с шумом потока воды.

Её окружала сеть ручьёв и речек, комната была заполнена скоплениями кристаллов. Стоя лицом к тому месту, где Белл скрылся под водой, она звала его снова и снова.

— Белла-сама под воду утащил монстр… — произнесла ошеломлённая Харухиме, стоявшая за спиной Лили.

— Нужно сейчас же его спасти! Течение слишком быстрое, его унесёт за считанные секунды!

Лили сбросила Робу Голиафа, огромный мешок и осталась в шортах и коротком плаще, сделанном из Ундиновой Ткани. Она почти успела нырнуть в воду.

— Бесполезно, Лилирука! — прикрикнула Дафна. Сбросив на землю Лювиса, который на неё опирался, девушка схватила Лили и оттащила её обратно.

Мгновенье спустя клыки рыбы-налётчицы клацнули в том месте, где стояла девушка-полурослик.

— Что ты творишь?! Если кто-то из нас прыгнет в этот поток, нас убьют монстры! Забыла, насколько здесь опасна вода?!

— Н-но… сударь Белл!!!

Лили растерялась ещё сильнее чем раньше. Дафна уставилась на Лили, закрыв рот, когда Айша, Вельф и Оука подоспели к ним с тремя эльфами-авантюристами на руках. Синие крабы не дали им броситься Беллу на помощь, но они успешно справились с монстрами и выполнили свою задачу.

— Сударыня Айша! Сударь Белл, он!..

— Знаю. Видела.

Айша передала раненных эльфов покрасневшей Кассандре, а потом бросила взгляд на Микото. Вдобавок к Чёрному Ворону Ятано девушка владела навыком, позволявшим отслеживать союзников, Белым Вороном Ятано. Микото сокрушённо покачала головой:

— Сигнал Белла-сан исчез из комнаты…

— Значит…

Лили побледнела, осознав, что Белла вместе с особым монстром унёс поток. Вельф и Оука, лишённые дара речи, уставились туда же. Айша вздохнула.

— Ладно, ребята. Спасать Белла Кранелла мы не будем.

— Что?!

— Мы не догоним его, даже если бросимся в погоню, поток бежит слишком быстро. Вдобавок, как далеко мы продвинемся с раненными эльфами на руках?

— С-Сударыня Айша! Я не согласна!

— Расслабься, малявка. Что с нами будет, если ты, наша голова, сорвёшься?

Лили собиралась выдать гневную тираду, но длинный тонкий палец щёлкнул её по лбу. Она слегка отстранилась, слёзы начали собираться в её глазах.

— Белл Кранелл и сам с этим этажом справится.

— !..

— С его характеристиками всё очень странно. Он уже сильнее обычных авантюристов четвёртого уровня, а в скорости и ловкости он потягался бы с лучшими. И я даже представить не могу, какой в нём заложен потенциал.

Другими словами, Белл превосходит требования для покорения двадцать пятого этажа. Айша усмехнулась и продолжила:

— Уже сейчас Белл Кранелл сильнее меня. Не хотелось бы мне проверять насколько.

— Сударыня Айша…

— Пусть его и втянули в подводную битву, его упорство поможет ему выжить. Нам остаётся только надеяться, что он вернётся к нам своими силами. Здесь он точно не умрёт.

Услышав уверенный голос авантюристки второго ранга, Лили наконец нашла в себе силы успокоиться. Айша посмотрела на лицо девушки-полурослика, вернувшей своё самообладание и анализировавшей ситуацию, после того как спор завершился.

— Если за кого и стоит беспокоиться, так это за нас, разве нет?

Лили простояла молча какое-то время, а потом медленно кивнула. Маленькие ручки девушки-полурослика сжались в кулаки.

— …Сударыня Айша права. О Белле нам думать не стоит.

— Лили-сан!

— Что ты сказала, Лил?!

— Просто успокойтесь, — ответила она, сделав глубокий вдох и повернувшись к Харухиме и Вельфу. — Сейчас нам нужно поставить в приоритет безопасность группы. Если мы не сможем о себе позаботиться, станем для него обузой.

— Лили, что…

— С Беллом всё будет хорошо. Давайте в него верить.

Было ясно, что она вместе с ренартом беспокоятся о парне больше, чем кто-либо другой в этой группе. Но своё беспокойство в слова она вкладывать не стала. Вместо этого, отбросив эмоции, она приняла на себя роль командира.

— Положение изменилось. Лили считает, что лучше всего будет покинуть этот этаж.

— !..

Не только Вельф, но и Айша посмотрели на сделавшую неожиданное предложение Лили с удивлением.

— Без сударя Белла будет непросто отбиваться от атак обычных монстров, защищая при этом раненных. На плечи сударыни Айши ляжет слишком тяжёлое бремя.

Раненных стало пятеро. Если каждого придётся нести одному члену группы, остаётся всего трое авантюристов, готовых сражаться с самого начала боя. Когда она говорила, она бросила взгляд на эльфов-авантюристов и Кассандру, занимавшуюся их ранами.

— Лили-сан, разве бросать Белла-сан на этом этаже и бежать будет правильно?.. — спросила Микото.

— Мы не побежим на поверхность, мы отступим к проходу, ведущему на двадцать четвёртый этаж.

— Зачем нам это? — нахмурился Оука.

Лили ответила спокойным голосом:

— Оттуда отличный обзор, рядом нет воды и, кроме летающих монстров, атаковать нас никто не сможет. Путь по холму всего один, а значит защититься будет проще… Особый монстр не сможет напасть на нас неожиданно. Поэтому я предлагаю встать лагерем в том месте.

Если присматривать за воздушными монстрами и монстрами, спускающимися с двадцать четвёртого этажа, всё будет в порядке.

— Сударыня Айша, вы подниметесь в Ривиру и позовёте кого-нибудь на помощь. Лили и остальные… в случае необходимости получим поднятие уровня от сударыни Харухиме и будем обороняться в проходе. Мы будем защищать раненных, — часть про способность Харухиме была сказана тихо, чтобы Лювис и другие эльфы её не услышали.

— То есть, мы будем использовать холм как импровизированную крепость, — сказал Вельф.

— Доставить столько раненных на восемнадцатый этаж и правда было бы непросто, — добавила Дафна. — Если мы встанем лагерем у входа на двадцать пятый этаж, наверное, благодаря естественным условиям, мы сможем продержаться, пока не придёт помощь. Если со серединных этажей спустится какая-нибудь группа, может мы попросим помощи и у них.

Её и Вельфа объяснение Лили устроило. Девушка-полурослик продолжила:

— Вдобавок, когда сударь Белл будет к нам возвращаться, он выйдет из той большой пещеры… Это единственный выход из Водной Столицы. Кажется, так говорила сударыня Эйна? Встав лагерем на холме у прохода, мы его увидим.

Закончив с объяснениями Лили перевела дыхание.

Со скептицизмом её воспринял только Оука:

— …Как я понял, мы собираемся встать лагерем на холме. И что с нами станет, если этот особый монстр на нас нападёт? Застать нас врасплох он, конечно, не сможет, но без Антианейры чёрта лысого мы с ним справимся!

— Я об этом подумала. Дорога по холму не слишком прочная и бежать оттуда некуда. Когда мы его туда заманим… Микото сможет использовать своё заклинание контроля гравитации и чтобы отправить его вниз и засыпать обломками, — ледяным тоном заявила Лили.

Оука растерялся. Он громко откашлялся.

Дафна тоже уставилась на Лили. Даже упоминание монстра не загнало Лили в угол, она была готова дать ему отпор, используя удобное расположение лагеря.

Ещё пару дней назад я учила её командовать… Но теперь видно, что она умнее меня!

Дафна, учившая Лили продумывать каждый шаг, была восхищена. Однажды она видела, как Финн был собран, когда отправлял своих авантюристов на бой с главарём этажа Голиафом, и это воспоминание всплыло в её памяти, когда она остановила взгляд на собранном лице слабой помощницы, стоявшей сейчас перед ней.

— Вопрос сейчас в том, продержатся ли Чигуса и остальные раненные так долго, — продолжила Лили. И, конечно, если монстр нападёт на нас, пока мы будем идти по пещерам, я не знаю, сможем ли мы отбиться… У вас есть другие предложения?

Она посмотрела на Айшу. Лишь в самом конце она проявила признаки неуверенности в своём плане.

Закалённая в боях амазонка ухмыльнулась:

— Мне нравится. Будем придерживаться этого плана.

Её слова стали сигналом для остальной группы. Вельф и остальные взвалили на себя раненных, Лили снова одела Робу Голиафа и огромный рюкзак, и вместе с остальными готовилась к походу через Подземелье.

— Я знала, что мы можем на вас положиться, Лили-сан. Белл-сама об этом говорил, — сказала помогавшая в подготовке Харухиме.

— А?

— Он сказал, что всегда на вас полагается… Когда помогал мне с уборкой дома.

Глаза Лили округлились, когда она это услышала.

— В отличие от вас я никак не могу никому помочь и всегда мешкаю… — вздохнула Харухиме.

— О-о чём это вы?! Ваша сила очень выручает нас моменты опасности!

Будто пытаясь скрыть смущение, девушка-полурослик с силой хлопнула ренарта по хвосту.

— Ау! — воскликнула девушка-лиса.

— Поторопитесь, хватит развлекаться! — крикнула Айша.

За секунду до того, как выйти из комнаты вслед за Вельфом, Лили бросила взгляд назад.

— …

Может Белл уже победил особого монстра и пытается сюда вернуться, чтобы с ними встретиться… Нет, ей придётся избавиться от мыслей, в которые хочется верить. Пока паразитические лозы из Чигусы и остальных не пропали, монстр жив. Ради своих товарищей Лили должна уйти.

— Сударь Белл… простите.

Пока никто не видел, девушка-полурослик повернулась к потоку, который унёс Белла, и прослезилась. Вытерев уголки глаз, она решительно вышла из комнаты.

Водопад грохотал.

Я понял это, потому что меня достигали вибрации. На дне озера было темно и холодно, несмотря на это, всё моё тело словно было охвачено огнём. Погружаясь всё глубже, я издал булькающий звук. Когда я перестал погружаться, я махнул руками в холодной воде, пытаясь одним движением добраться до поверхности.

Фонтан брызг и пузырей разорвал блестящую водную гладь.

Когда моё лицо оказалось над водой, я закашлялся. Горло пыталось избавиться от огромного количества воды, которое я проглотил. Рёв воды и брызги очень сильно меня раздражали. Это раздражение стало доказательством того, что я, Белл Кранелл, ещё жив.

Я оказался в центре огромного озера внизу одного из Великих Водопадов, едва избежав смерти.

— Аааа, ооооо, эээээ!..

Дурацкое мычание от боли вырвалось изо рта. Я повиновался инстинктам и начал крутить руками, направляясь к берегу озера, шумно стуча ими по воде. Как только мои ноги ощутили под собой твёрдую почву, я тут же поднялся, вынимая своё тело из воды. Я брёл, едва не падая лицом в воду, пока наконец не достиг места, где мне было по щиколотку.

После этого я рухнул на руки и начал ползти. Тело болело так сильно, что мне показалось, мои сосуды сейчас лопнут от напряжения. Мир перед глазами казался красным. Чтобы избежать жуткой боли, заставлявшей каждый нерв моего тела ныть, я потянулся за высшим зельем из сумки на ноге и осушил его. Я повторял эти действия снова и снова, кто знает, сколько фиалов я истратил.

Я запрокидывал голову и выпивал жидкость, пока все мои зелья не подошли к концу. Только после этого я наконец поднял голову и посмотрел на Великие Водопады.

…Вот откуда я упал.

Зеленовато-синяя вода срывалась со скалы. Когда мы пришли на этот этаж поток воды казался мне таким прекрасным, что я не мог отвести от него взгляд, а сейчас, блеск воды меньше, чем в пятидесяти метрах сверху кажется жутким монстром. Сильнее всего в нём пугает его неотвратимость. Я не мог не вздрогнуть от мысли о том, что природа, ставшая моим естественным врагом, смотрит на мелкого меня свысока.

Думаю, место, в котором я упал близко к середине водопада. Если принять во внимание, что в водопад меня вынес поток воды, текущий внутри многоуровневого холма, это становится понятно. Если бы я упал с вершины водопада, бьющего почти из-под потолка этажа… никакие характеристики меня бы не спасли.

Дрожь пробежала по телу, когда я осмотрелся.

Озеро, в которое я попал было довольно большим. Оно заполняло около половины огромной пещеры и тёмно-синий цвет воды говорил о его глубине. Капельки воды беспечно плясали, падая с огромной высоты, создавая над поверхностью подобие тумана. Рёв водопада был таким сильным, что я боялся разрыва перепонок. Примерно в сотне метров к югу виднелось озеро, из которого вытекал водопад, падающий на двадцать шестой этаж. Если попаду в него, точно не переживу падения.

Я повернулся спиной к озеру и увидел перед собой чарующий вид. Скопления кристаллов, похожие на нагромождения камней, кристальные долины и кристальные холмы. Всё вокруг было сделано из синих кристаллов. Единственным заметным растением были деревья с иссиня-белыми листьями. Засмотревшись на деревья, которые раньше я видел только в районе красных фонарей, я забыл о ходе времени.

…А ну соберись! Не время рассиживаться. Нужно вернуться к остальным!

Прочистив голову, я проверил экипировку. Божественный Кинжал и Хакуген покоились в ножнах, в которые я наспех их отправил. Помимо пары противоядий, целебных предметов у меня не было. На броне оказалась всего пара царапин, и с энергией разума у меня всё в порядке.

Сейчас я на восточном краю пещеры. Если пройду к юго-восточной части этажа по суше, дойду до прохода на двадцать шестой этаж, а пройдя в противоположном направлении, к северо-восточной стороне, я дойду до пещеры ведущей в лабиринт внутри холма.

Особый монстр исчез, когда понял куда меня затягивает.

Наверное, он подумал, что я утону в Великих Водопадах и отправился за Лили и остальной группой. Нужно поторопиться.

Надеюсь, с ними всё хорошо…

Рядом с местом, с которым я стою, множество скоплений кристаллов, похожих на рифы. Над головой заметны чёрные точки, наверное, гарпии и сирены. Пока они меня не заметили. Чтобы избежать ненужных сражений, я решил пойти к пещере на северо-востоке, скрываясь под кронами деревьев. Но стоило мне повернуться, как я что-то услышал.

Звук был похож на свист, словно что-то рассекало воздух.

Рефлекторно я отпрыгнул в сторону. Можно сказать, что интуиция авантюриста меня не подвела, и уклонился я вовремя.

В следующее мгновенье что-то впилось в плечо, утянуло меня в воду.

— А?!

Вода залила лицо, кровь брызнула из плеча, окрасив изумрудно-синюю поверхность воды. Я поднял голову, посмотрев на водопад за спиной. Множество алых линий рассекало туманный воздух.

— Игуясу!.. — раздражённо прошептал я.

Похожие на ласточек монстры появляются в Водной Столице с двадцать пятого по двадцать седьмой этаж. Они селятся на скалах рядом с Великими Водопадами, и авантюристы называют их «невидимыми монстрами».

Так их прозвали за огромную скорость, с которой они атакуют.

Когда что-то подходит к водопадам, они вылетают прямо из толщи воды и набрасываются на авантюристов. Когда они атакуют, то чем-то напоминают пули. Некоторые авантюристы зовут их «всполохами». Это самые страшные монстры этого этажа, и самые быстрые на нижних этажах вообще!

— !!!

— Ой?!

У меня не было времени даже на то, чтобы проклясть свою собственную беспечность за то, что я остался рядом с озером, когда алый развод отправился в моё сторону. Даже улучшенное поднятием уровня восприятие не позволило мне разглядеть врага. Он скользнул по моей щеке, а давление воздуха заставило потерять равновесие.

Свист раздался ещё раз.

Этот монстр целился прямиком в центр моего тела, а я успел только выставить нарукавник чтобы заблокировать дьявольский снаряд.

— Уф!

Раздался громкий глухой стук и по руке разлилась боль, словно меня ударили огромным молотом. Я потерял равновесие и сел в воду.

Посмотрев на руку, которой я заблокировал атаку… я увидел труп ласточки, который застрял в броне. Мокрые красные перья опадали с неё, а в розовой плоти был заметен магический камень. Я встретился взглядом с мёртвыми кровавыми глазами, почти выпавшими из орбит.

Вот какова судьба игуясу, которая провалила атаку.

Когда она сталкивается с щитом или другим твёрдым предметом, их собственная скорость становится проклятьем и их тела разбиваются насмерть.

Мысль о такой самоубийственной атаке заставила кровь стыть в жилах. Однако, на подобные мысли времени не было. Я услышал свист снова.

Жуткий хор тел, рассекающих воздух.

Посмотрев вверх, я увидел то, что почти лишило меня надежды на спасение.

Огромная стая алых птиц рассекала воздух.

Увидеть сколько их в воздухе я не мог, но, судя по красным вспышкам, не меньше двадцати. Огромное количество игуясу направляется прямо ко мне.

Неужели это очередная аномалия Подземелья, порождение орды монстров? Что с моей удачей, почему орда игуясу?

Холодок пробежал по спине, я заметил, как одна из алых линий мелькнула, целясь в меня и отпрыгнул, чтобы уклониться.

Игуясу ринулись в меня.

Десятки атак били рядом. Монстры пролетали на полной скорости мимо, скользя по моим рукам и ногам, прежде чем раствориться в водной поверхности, создавая миниатюрные гейзеры.

Бесполезно! Я не могу уклониться от всех!

Я побежал по воде что есть силы, чтобы спрятаться за скоплением кристаллов, возвышающихся над водой.

— ?!

Бамбамбамбамбам!!!

Мгновенье спустя я услышал стук по кристаллам. Меня осыпало мелкой крошкой, откалываемой мощными ударами, которые я почувствовал, потому что прислонился к кристаллам спиной.

Невероятно прочное, подобное скале скопление кристаллов тает прямо на глазах!

Некоторые из монструозных ласточек разбивались о поверхность кристалла насмерть, но остальных это не останавливало, они пытались разрушить преграду между ними и добычей. Жуткому стуку тел о кристаллы вторил зловещий визг.

Кристальное скопление таяло с каждой секундой. Сердце трепетало.

Капля пота стекала со лба.

Они жертвуют жизнями ради нанесения смертельного удара. Такое не может не впечатлить. Все авантюристы заявляют, что при столкновении с игуясу остаётся только бросить всё что есть и бежать. Я бы сказал, что с такой силой удара они могут пробивать в телах дыры. Моих врагов можно назвать истинными охотниками, готовыми лишиться жизни ради того, чтобы уничтожить вторгнувшегося на их территорию авантюриста.

Наверное, это вторая часть моего крещения нижними этажами, после боя под водой.

Что мне делать? Что делать? Что делать?

Скопление кристаллов, за которым я скрылся слишком далеко от пещеры, в которую мне нужно попасть. Если попытаюсь побежать, окажусь в той же ситуации, что и с ульем пчёл. Если поплыву, попытаюсь скрыться под водой, водные монстры меня убьют. Отступление невозможно. Если бы я только мог положиться на какую-нибудь прочную защитную экипировку… Но у меня нет ни щита, ни тяжёлой брони. Я всё равно что гол. Я не выдержу атак, я беззащитен.

…мне это не нравится. Я не приму такого исхода. Я не могу с этим смириться.

Я здесь не умру. Пусть судьба, которая ведёт меня к смерти, выкусит. Чёрт, я начинаю слишком много ругаться. Кому какое дело. Мне дела нет. Самое важное это выбраться живым.

Мои друзья рядом. Обещание помочь Ксеносам тоже никуда не делось.

Соперник, которого я должен победить, и девушка, с которой должен сравняться.

Я ещё ничего не сделал!

Секунду спустя последний осколок кристалла упал в воду.

— !..

Я нырнул, чтобы избежать атак игуясу. Раздалась целая серия громких всплесков. Сделав подобие переката под водой я снова поднялся на ноги.

Примерно половина стаи игуясу уже умерла, оставшиеся кружили в воздухе, собирая силы для нового рывка. Увидев множество алых разводов в воздухе… я принял окончательное решение.

Потянувшись правой рукой к поясу, я вытащил кинжал. Перекинув его лезвием вниз, я слегка пригнулся, готовясь ко встрече с монстрами.

…Я всех их перережу.

Бежать я не могу, защититься мне нечем. Значит, придётся сойтись с ними лицом к лицу. Увидев меня таким, другие авантюристы сейчас бы, наверное, обомлели.

Дело не в том, что я сошёл с ума или отчаялся.

Я просто подумал.

Если бы здесь стояла она, если был Принцесса Меча оказалась на моём месте, наверное, так бы она и поступила.

А раз на подобное способна она… я должен доказать, что я не уступаю.

— …Игра началась!

Я выбрал оружием Хакуген. Даже среди ножей кинжал из рога единорога кажется невероятно лёгким и идеально лежит в руке. Это самое подходящее оружие для сражения со скоростными монстрами.

Другие мне не нужны. Все мои силы сошлись в клинке, который я держал в правой руке. Если буду полагаться на зрение, наверняка опоздаю. Я должен почувствовать, течение ветра и жажду убийства. Нужно предсказать траектории их полётов.

— …

Белые брызги летели от водопада, свист монстров сливался со звуками падающей воды.

Прошло мгновенье, из мира исчезли краски и всё стихло. Даже моё собственное сердцебиение для меня исчезло. Предельная концентрация словно перенесла меня в другой мир.

Я сделал тихий вдох.

Через секунду порхающие в воздухе красные линии отправились в меня.

— Ярр!

Я собрал все силы в единственном выпаде, ударив белым клинком отправившийся в меня снаряд.

Он не издал ни звука. Ни боевого клича, ни предсмертного визга. Тело игуясу просто распалось на две части, улетев в воду за моей спиной.

Для остальных монстров это словно стало сигналом.

В меня полетела крылатая туча.

Я перехватывал каждую птицу, твёрдо держа Хакуген. Правая рука нанесла удар, и я отвёл её для следующего. Через мгновенье тело очередной птицы чуть не впилось мне в голову, я едва успел отклониться, чтобы избежать этого удара, вместе с тем разрезая следующую летящую в меня птицу-камикадзе. Тридцать семь раз я перехватывал быстрейшие атаки. Уцелевшие из первой волны атак ласточки просвистели над водной поверхностью и снова поднялись в воздух, нападая со всех сторон.

Я словно оказался посреди звездопада, перехватывая кинжалом падающие звёзды.

— !!!

Одна из быстрых птиц скользнула по броне. Искры полетели от дирадамантинового наплечника. Кое-где ундиновая одежда была порвана, под ней виднелись порезы. Раны дали о себе знать, когда я изогнулся для очередного удара.

Снова моё тело покрыл пот. Снова оно словно в огне. Голова словно сейчас задымится. Все четыре конечности ноют от боли, будто спрашивая: «А по-другому было нельзя?» Стук сердца отдаётся в ушах. Вспышка бы не уничтожила стаю птиц, потому что у неё слишком небольшая зона поражения. В обмен на убийство пары птиц, я получил бы несколько серьёзных ранений. Только так я могу справиться.

Скорость, за которую меня так расхваливают, моё единственное преимущество.

Но и мои враги ставят на кон свои жизни в этом бою….

Каждый красный развод обозначает поставленную жизнь. Смертельный удар, совершённый на огромной скорости. Удар получается таким сильным именно потому, что они готовы вложить всё в эту атаку. Они не думают о последствиях, просто летят вперёд, намереваясь пронзить врага.

Вот почему я тоже обязан размахивать руками, не раздумывая.

…Это испытание на выносливость!

— АААААААААААААААААА!!!

Я полностью отдался моим инстинктам, описывая в воздухе дугу за дугой.

Кинжал летал всё быстрее.

Вместе с тем, моя способность предсказывать поведение врага улучшалась.

Словно я полагался не на интуицию, а на сплетающиеся воедино способности моего разума и тела…

Ещё, ещё, ещё!

Я вспомнил комбинацию ударов, которую против меня провела Айз той ночью в городе-лабиринте.

Я вспомнил грацию прекрасной Принцесы Меча, разгоняя свой собственный клинок до предельной скорости.

Но стоило мне погрузиться в это ощущение…

Последняя из птиц ринулась на меня сверху.

Блестящий в свете кристаллов белый клинок рассёк её магический камень, и тело игуясу мгновенно обратилось в пепел и развеялось в воздухе.

Я замер, держа кинжал в финальной точке его удара. Брызги водопада будто дождь били по моим покрасневшим щекам.

Концентрация, в которой я всё это время пребывал, исчезла, звуки Великих Водопадов снова ударили по ушам. Я расслабился и осмотрелся.

Сотни предметов добычи, срезанных перьев игуясу, неспешно кружились в воздухе, падая в воду.

— У меня… получилось…

Я смог разобраться с ордой игуясу.

Я начал смывать кровь с рук и щёк, держа в руках Хакуген. Тело стало ватным.

Чтобы стоять приходилось прикладывать усилия, для того чтобы справиться со стаей птиц, я точно потратил немало энергии.

Но я начал кое-что понимать…

Принятое в отчаянной ситуации решение не всегда можно назвать безрассудным.

Придёт время, когда будет нужно пойти на риск, то есть, положиться на удачу.

Это может случиться через год, завтра или даже спустя пару секунд. Я не знаю, когда такое время придёт. Нужно быть к нему готовым. Во всех смыслах.

Я всегда должен стараться изо всех сил. Я должен быть готов физически и морально.

Пройдя очередное крещение Подземельем я ощутил, что вырос как авантюрист.

Наконец, я вложил в ножны новое оружие, Хакуген.

И тут моих ушей достиг звук, который я никак не ожидал услышать.

Совершенно неуместный звук в атмосфере Подземелья: хлопанье в ладоши.

— А? — уверен, лицо у меня сейчас дурацкое.

Монстр никогда не стал бы аплодировать авантюристу. Я бы сказал, что это может быть только другой авантюрист. Но осмотревшись я не увидел никого рядом с озером.

В поисках ответа я повернулся и увидел…

Рядом с вершиной огромного водопада, падающего на двадцать шестой этаж. Она сидела спиной к красотам бурлящего потока на одном из больших камней. Рыбий хвост покрывала прозрачная, зеленоватая чешуя, он был почти такого же цвета, что и вода Великих Водопадов. Верхняя часть тела была бледно-синего оттенка, она была человеческой.

Её кожа была гладкой и чистой, пара обнажённых грудей идеальной формы, длинные волосы того же цвета, что и нижняя часть тела, и пара миленьких плавников вместо ушей. Её глаза были изумрудными.

У меня из лёгких вышел воздух, когда я увидел прекрасную «деву», чьи волосы украшали ракушки и жемчужины.

— Русалка… — только и мог пробормотать я.

Я никак не мог отвести взгляд от существа, обладающего такой несвойственной для монстров красотой.

Словно восторгаясь навыками, которые я показал в бою с игуясу, а может просто от восторга, она улыбалась и невинно хлопала в ладоши.

О великий воитель, могучий герой, алчный, жестокий чемпион. Яви своё желание обнять королеву.

Слова сплетались в песнь.

Заклинание тонуло в яростном рёве монстров. Сотворяя заклинание, Айша уклонялась от клыков и когтей, успевая иногда отвечать на атаки монстров своим подао и длинными ногами.

— Мой жаждущий клинок Гипполит!

Мгновение спустя амазонка, одновременно атаковавшая и атакуемая монстрами, закончила чтение заклинания и использовала его.

— Адский Хаос!

Её подао, брошенное на землю, испустило режущую волну, рассекавшую каждого монстра на её пути. Эта волна срезала плавник со спины акулы и прошлась по множеству синих крабов и дьявольских москитов. Её силы хватило даже на то, чтобы свалить огромного водяного змея.

— Ого! Она и в воде режет!

— Белл Кранелл — это нечто, но и Антианейра хороша…

Вельф, защищавший остальных членов группы, и Оука, нёсший одного из раненных, с ужасом смотрели, что происходит. Адский Хаос перешёл с воздуха в воду, продолжая резать любую преграду, оказывавшуюся на его пути.

Прошло всего несколько секунд, волны на воде успокоились, а Айша, сражавшаяся с монстрами в одиночку, широким взмахом вернула подао на плечо и повернулась к группе:

— Идём, пока рядом чисто. Если нас окружат монстры, даже мне вас, ребятки, от них не защитить.

— Странные слова от женщины, только что своими руками разобравшейся с целой группой монстров… — пробормотала Дафна, не сводя взгляда с выдающейся авантюристки второго ранга. Она несла на плече Лювиса.

На время группе пришлось предоставить защиту Айше, пока остальные её члены несли на себе раненных эльфов. Когда они снова начали продвигаться по лабиринту, Лили подскочила к вспотевшей амазонке, протянув ей двойное зелье.

— Сударыня Айша, вы в порядке?

Амазонка некоторое время молчала, а потом протянула руку зачерпнув воды в небольшом источнике, и шумно её выпила.

— Хочешь, чтобы я казалась сильной и сказала, что со мной всё хорошо? Я держусь только потому, что вы своими безумными магическими мечами мне помогаете, — ответила она, утерев рот.

Оука, Микото, Дафна и даже слабая Харухиме несли авантюристов Паствы Моди. Кассандра шла с Чигусой на спине, это означало, что пятеро членов группы не способны сражаться. Как бы Айша не старалась, поход по нижним этажам в таком состоянии — очень рискованное занятие.

Чтобы заполнить пробелы в обороне, Вельф и Лили оказывали экстренную поддержку, похожими на кинжалы магическими мечами Кротцо. Мощные и быстрые атаки этих мечей уничтожили немало монстров, до которых Айша не могла дотянуться и, благодаря совместным усилиями, группа шла довольно быстро, не подвергаясь слишком большой опасности.

— Хотела бы я использовать мальборо… — сказала Лили.

— Нам же говорили, что водные монстры запахов с поверхности не ощущают. Да и особый монстр, судя по всему, умеет нос зажимать. И вообще, если воспользуемся той вонью, она может раненных эльфов прикончить!

Вельф попытался отшутиться, когда Лили упомянула мешочки с порошком мальборо, сдерживавшие монстров из-за испускаемого ужасного запаха. Однако, это не слишком разрядило напряжённую атмосферу среди идущих по кристальным пещерам авантюристов.

Айша, возглавлявшая группу, вдруг с удивлением остановилась.

— Сударыня Айша?

— Там монстры?

— Нет, такие шаги… скорее авантюристы.

Слова Айши заставили Лили и Вельфа замолчать и прислушаться. Как и сказала амазонка, уже за следующим поворотом, у входа в пещеру, они увидели другую группу авантюристов.

— Дормул, это же ты?..

— Лювис! Лювис, ты живой!!!

Эльф поднял голову с плеча Дафны. Дварф радостно выкрикивал его имя. У дварфа были узкие глаза, огромный нос, и ростом он был около ста семидесяти сантиметров, что делало его одним из самых высоких представителей его расы. Голову и тело дварфа покрывала коричневая тяжёлая броня, а руки сжимали боевой молот.

Лили и остальные предположили, что перед ними авантюристы Паствы Магни, о которых говорил Лювис.

— Сударь… Дормул, так? Мы Паства Гестии, находимся в экспедиции, — объявила девушка-полурослик.

— Хох, семья Кроличей Лапки! Вас тоже особый монстр потрепал?..

Одного взгляда на опутанную лозой Чигусу хватило, чтобы Дормул понял, что именно с ними случилось.

Его группа состояла из четверых авантюристов, все были дварфами третьего уровня, облачёнными в прочную латную броню. Поношенность брони говорила о том, что их группе пришлось нелегко.

Каждый из дварфов был отравлен лозой.

— Вы ребята можете двигаться? Даже с этими штуками?.. — сказал поражённый Оука.

Дварф в ответ посмеялся:

— Хох, мы же дварфы! Не сравнивай нас с длинноухими слабаками! — грубовато отшутился Дормул.

Впрочем, тёмные круги под глазами говорили о состоянии авантюристов лучше любых слов. Скорее всего, ради сохранности группы они вложили в быстрый переход к началу этажа очень много сил.

— Ну да, вы, треклятые дварфы, лучше нас, бесполезных эльфов… — самоуничижительно усмехнулся Лювис. Увидев соперника с оторванной конечностью. дварф тут же растерял желание его подначивать.

— Эх, Лювис… разве так ты мне должен отвечать?.. — сказал он, отводя измотанный взгляд от обычно огрызавшегося в ответ эльфа.

— Дормул… вы нашли группу, которую нам было сказано найти?

— …Ага, видели мы их. Тела, в смысле… Они были в безопасной зоне под этим этажом.

Лювис удивлённо поднял брови, а Дормул мрачно кивнул.

— В безопасной зоне? — переспросила Лили явно не ожидавшая таких слов.

— Ага. Они были спрятаны так, чтобы их было непросто найти. Все покусаны, тела высосаны досуха. А лозы на них успели зацвести…

— Значит?..

— Ага. Особый залёг в безопасной зоне и убил авантюристов.

Воцарилась тишина. Лили и прочие не могли вымолвить ни слова.

Монстры не появляются в безопасных зонах. Особый монстр воспользовался этим правилом и застал знавших об этом авантюристов там, где они нападения не ждали. Он воспользовался их невнимательностью.

— Наверное, удивляться не стоит… Но эта тварь явно понимает то, чего понимать не должна, — проговорила Айша. Отвращение и гнев, которые она испытывала, были понятны всем стоявшим рядом.

Монстр изучил привычки авантюристов. Раньше такого не бывало.

— Слова о том, что он будет похуже Окровавленного Тролля, недалеки от истины, — добавила амазонка.

— Вы что-нибудь выяснили? Привычки монстра или его слабые стороны?

— Не. Он напал на нас, когда мы возвращались в Ривиру. Стыдно признавать… но мы били его, резали, а он будто и не чувствует ничего. Даже надёжные громовые мечи не дали результата…

— Как мы и подозревали, эффективна была только Вспышка сударя Белла… — сказала Лили.

— А значит его слабая сторона — это огонь… Лил, достань красный магический меч. Буду пользоваться им, — заговорил Вельф.

Вельф отложил кинжал, бьющий молниями, и взял длинный красный клинок, который Лили достала из рюкзака.

— У вас есть какой-нибудь план? Мы в таком состоянии, что нам остаётся только просить вас о помощи…

— Мы не откажем. Авантюристы должны выручать друг друга из беды. Лили и остальные идут к проходу, соединяющему этот этаж с этажом выше, чтобы разбить там лагерь, — сказала Лили, утвердительно ответив на просьбу Дормула и вкратце рассказав план.

Дварф согласился, а потом двинулся к державшей Лювиса Дафне. Девушка подпрыгнула, когда дварф не терпящим возражений тоном заявил:

— Давай его сюда! Этот мёртвый груз за мной!

— Дормул, что ты…

— Не пойми неправильно! Стыдно признаваться, но драться сейчас мы не можем, а предметы и магические мечи уже закончились! Зато… работой помощников мы заняться можем!

Он перекинул Лювиса с плеча Дафны на своё плечо. Остальные дварфы поспешно приняли раненных эльфов с рук Микото, Харухиме и Оуки. Лювис удивлённо посмотрел на них, но Дормул гневно посмотрел ему в глаза, будто говоря: и не смей меня за это благодарить.

Лили и остальные поражались стойкости расы дварфов. Даже в такое тяжёлое время на них можно положиться. Потому среди авантюристов их часто берут на роль бойцов передней линии.

— С-спасибо вам огромное! Даже не знаю, как выразить нашу благодарность… — сказала Кассандра.

— Вы очень выручили, спасибо! — добавила Дафна.

— М-мелочи! Таскать тяжести задача дварфов! Н-не милейшие дамы должны таким заниматься!

Смущённый дварф отвернулся, раскрасневшись до ушей, отвечая двум прекрасным девушкам: Кассандра, с её невероятно огромными глазами, и Дафна, решившая её оберегать. Они были настолько красивы, что привлекли внимание любвеобильного Апполона. Принимая раненных, другие дварфы реагировали примерно так же.

Даже недолюбливающая авантюристов Лили хихикнула.

— Хорошо, что у нас появились такие любезные спутники, — сказала она.

— Так, ребята, если все разобрались, шагаем дальше, — скомандовала Айша.

Группа ей повиновалась. Благодаря подоспевшим дварфам-помощникам, идти стало гораздо легче.

Оука и остальные смогли вернуться к роли бойцов.

— Кстати, а что случилось с Беллом Кранеллом? Эм… да, милейшая лисичка?

Нервничавший Дормул обратился к Харухиме, превосходящей внешностью Дафну и Кассандру.

— …Видите ли, Белл-сама…

Слушая разговор, Лили крепко сжала лямки рюкзака, который несла на спине.

Аплодисменты разносились по пещере, пробиваясь сквозь звуки водопада.

Русалка, словно ребёнок, пребывала в восторге, смотря на меня блестящими, как нефрит, глазами.

Судя по её внешности, в человеческих годах она была бы ненамного старше меня, наверное, как Айз. Украшения из жемчужин, вплетённые в волосы, идеально ей подходили.

Монстр хлопает человеку… Я знаю лишь один вид монстров, которые проявляют такое дружелюбие.

— Ты же?..

Несмотря на удивление, я смог произнести несколько слов. Она наклонила голову, её глаза распахнулись шире, и она поднесла руку ко рту, будто говоря, мне же не стоило…

Да ладно, не может же быть…

Стоило в моей памяти всплыть лицу Виены, как мои мысли были прерваны…

— АААААА!

— ?!

Хлопанье крыльев и пронзительный визг раздались над моей головой. Подняв взгляд, я увидел гарпий и сирен. Монстры, занимающие верхнюю часть пространства этажей, меня заметили, их взгляды были подобны взглядам ястребов, нашедших добычу. Ну, конечно, они не могли не заметить моего сражения с игуясу…

— ШААААА!

— …ААА!!!

И гарпия, и сирена, выглядели как птицы с женскими головами. Цвет перьев одной был тёмно-красным, а у второй — желтоватого оттенка. Обе были страшнее смерти, их лица покрывали глубокие морщины. Исходящая от них вонь ударила мне в нос. Их запах казался чужеродным в Водной Столице. Посмотрев на них, я осознал, как далеки Фия и Рей от своих сородичей.

Несмотря на то, что оба монстра являются гибридами людей и птиц, гарпии лучше летают, в то время как сирены способны испускать звуковые волны в полёте. То есть, гарпии атакуют с ближней дистанции, а сирены — с дальней. Я перехватил занесённые для удара когти гарпии оружием, не оставляя без внимания действия сирены, парящей высоко над моей головой и испускающей звуковые волны.

— Ях!

— Ээээ?!

Уклонившись от когтей, я нанёс удар гарпии Божественным Кинжалом. Фонтан крови и перья посыпались с её рассечённой шеи, а на меня тут же бросилось ещё несколько воздушных монстров. Отбиваться от них пришлось Хакугеном.

Я вспомнил свой бой против гарпий в горах Беор, где мы с всевышней и Айз потерялись. Эти гарпии атакуют гораздо быстрее, чем наземные, но, по крайней мере, я уже знаю, чего от них ждать. Это даёт мне огромное преимущество. Пусть я измождён после битвы с игуясу, противники такого уровня меня не одолеют. Я ощутил выносливость, дарованную мне характеристиками четвёртого уровня. Наконец, я направил удар левой ноги в последнюю из гарпий, сломав ей челюсть.

— …АААА!

Отпрыгнув, я едва избежал звуковой волны, запущенной в меня сиреной. Поверхность воды взорвалась в том месте, где воздух сошёлся с водой, а на кристалле, который зацепило, появились трещины. Может эта сирена и не так сильна, как Рей, но её сила представляет угрозу.

Четыре сирены не спешили броситься в ближний бой, ни одна из них не собиралась спускаться.

Ну раз так…

— Вспышка!

— ?!

Вытянув правую руку, поддерживая её левой, я запустил заклинание.

Единственным, чего у меня осталось немало, были силы разума. Запустив несколько снарядов прицельно, заметил, что сирены спокойно от них уклоняются и продолжают атаковать меня звуковыми волнами. Потому я просто положился на свои характеристики и начал запускать заклинания без передышки.

Я пускал их не особо прицеливаясь.

Высокоскоростные огненные снаряды рассекали воздух. Сирены отчаянно пытались уклоняться и контратаковать. Вскоре они начали уставать. И уже тогда я прицелился прямо в них. Четыре снаряда, один за другим попали в сирен, и их тела упали в центр озера.

— Ого…

Я опустил правую руку.

Я победил всех монстров, но, как я и боялся, «она» скрылась под водой. Если бы мне выпал ещё один шанс, я бы о многом её расспросил.

Оглядевшись… я вдруг услышал всплеск.

Я вздрогнул. Та русалка вернулась? Расслабившись, я повернулся.

— …УУУ-ЛА-ЛА.

Созданием, сидевшим неподалёку на скоплении кристаллов, была русалка, но не та русалка!

Настоящий монстр!

Двое монстров показались на отмели. Их волосы были похожи на зелёные водоросли, тела были наполовину человеческими, а наполовину рыбьими. Русалки одни из самых редких монстров на этом этаже. Хоть они заметно привлекательнее гарпий, есть что-то отвратительно жуткое в глазах без зрачков и бледно-синей коже, под которой будто нет кровеносных сосудов.

Они воспользовались моим замешательством и, улыбаясь, распахнули рты.

— ЛАААА…

Странная, зловещая песнь, призванная соблазнять ни о чём не подозревающих путников, полилась по пещере.

Это плохо!!!

Меня перехитрили, я слишком поздно понял, что происходит. Всё же я поднёс руки к ушам.

Русалки почти не способны дать отпор в бою. Их единственное оружие — это состояние очарования, которым они пользуются через свои песни. Это состояние очень опасно, даже в сравнении с другими «особыми состояниями» этих этажей. Их песни проникают в разум жертвы, и от них не избавиться целебными предметами и способностями. То есть, куда больше это походит на психологическую атаку.

Иногда они заманивают авантюристов под воду своими песнями, а иногда заставляют сражаться против собственных товарищей. От их песен может спасти только заблаговременное закрытие ушей или сопротивление их песням непоколебимой волей.

Моя ошибка заключается в том, что я слушал песнь русалок слишком долго. Сжав зубы, я ждал, но…

— …А?

…Ничего не произошло.

Они меня не зачаровали. Я не побрёл к воде, сердце не застучало сильнее. Они продолжали петь свою песню, когда я отвёл руки от ушей и озадаченно посмотрел на них. Я пытался понять, что происходит. Русалки, сидящие на отмели, также заметно напряглись, увидев, что на меня их очарование не работает.

— Эм… Вспышка?

— ЭААААААААААААААА!!!

Не зная, что делать я вытянул правую руку и запустил в них огненный всполох. Он попал прямо в русалок, они вскрикнули и бросились в воду.

— Что это сейчас было?..

Насколько я знаю, никаких особых аксессуаров и предметов, которые позволяли бы мне защититься от очарования, при мне нет…

Если подумать, на меня ведь не сработало соблазнение Иштар, богини красоты, которая была явно красивее монстров… Может, у меня развилось какое-то сопротивление, а я этого даже не понял?

Вспотев, я размял рукой спину, которую последние пару минут напрягал очень сильно.

— …С тобой всё хорошо?

Услышав кристально-чистый голос, я подпрыгнул.

Повернувшись, я заметил, что она высунула голову из-за скопления кристаллов, похожих на скалу. Кажется, она обо мне беспокоилась. Её голос был тихим, она прикрывала руками верхнюю часть тела, а нижняя часть её тела была под водой.

Я растерялся, но спустя несколько секунд пришёл себя и медленно пошёл к ней, словно пытаясь не спугнуть. Может она не слишком осторожна, а может слишком любопытна. Выражение её лица было одновременно напряжённым и заинтересованным, потому что я не попытался навредить ей, говорящему монстру.

Она точно говорила на человеческом языке.

Ага, теперь я уверен…

Я склонился на одно колено у кристалла, за которым она пряталась.

— Ты же… Ксенос?

При слове Ксенос её нефритовые глаза округлились. А в следующее мгновение она вырвалась из воды и обвила руками мою шею.

— Эй!

Я рефлекторно попытался отклониться, потому что её обнажённая грудь прижалась прямо ко мне, но её руки мне этого не позволили. Я покраснел как дурак. Русалка потёрлась носом о мою шею:

— Ты пахнешь как Рей…

Это имя привело меня в чувства. Выходит, сирену Рей и Ксеносов она должна знать.

— Эм, ты знакома с другими Ксеносами? Лидо и Гросом?..

— Да! Лидо милый… а Грос застенчивый. Да?

Я отодвинул её тонкие плечи от своей шеи. Она наклонила голову и улыбнулась.

Милый… стеснительный… Не слишком подходит ящеровоину и горгулье, которых я знаю… Но её поведение ни с чем не спутать. Она Ксенос. Наверное, то, что я её здесь встретил можно назвать чистейшей удачей.

Каким-то чудом мне удалось убрать её руки со своей шеи, но она продолжала изучать моё лицо взглядом с близкого расстояния. Я всё не мог решить, какой вопрос мне задать первым. Наконец, я заговорил.

— Мм, меня зовут Белл. А тебя?

Так я начал бы знакомство с человеком. Она потрясла изумрудно-синими волосами и озадаченно наклонила голову.

— ?..

Я начал тыкать в себя пальцем, называя имя.

— Белл, Белл, Белл…

Потребовалось несколько раз, прежде чем она улыбнулась и хлопнула в ладоши.

— Белл!

— Да, правильно.

— Я Мари!

Она узнала моё имя и назвала своё.

Так я встретил русалку по имени Мари.

Сложно сказать наверняка, но, кажется, в сравнении с Виеной и Рей общается она не слишком хорошо. Её слова кажутся какими-то неловкими…

Я задумался, пытаясь понять, что ещё спросить, а она тихонько сунула палец себе в рот.

Надкусив его до крови, она сунула палец мне под нос.

— Белл.

— Д-да?

— Ешь!

Что?..

Я раскрыл рот, окончательно растерявшись. Она воспользовалась моментом и сунула мне в рот палец. Постой, что!!!

— Лижи!

Чего?!

— Соси!

ЧЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ?!

Лицо запылало. Её палец описал круг, пройдясь по моему рту. Вот чёрт?! Хватит в моём рту хозяйничать!!! И зачем ты трогаешь язык!!!

Я побагровел, меня покрыл холодный пот. Дыхание сбилось. Я схватил её руку и попытался вытащить её изо рта, но она не позволила. Её палец согнулся крючком и впился мне в дёсны. Ау, ау, АУ!

— Быстрее!..

Верхняя часть её тела словно ко мне приросла, моё тело окаменело. Может она и монстр, но вместе с тем прекрасная девушка, и она ко мне прижимается. Слёзы появились в моих глазах, и мне осталось только ей повиноваться.

Я начал облизывать её палец и посасывать его, выпивая кровь, которая попала мне в рот.

Казалось, мой язык нисколько не щекочет ей палец. Она радостно улыбалась. Когда мне показалось, что этого достаточно и пора бы как-то выйти из сложившегося положения, она крикнула: «Ещё!».

Меня охватил жар. Из ушей валит дым. Почти буквально. По правде говоря, ничего постыднее со мной ещё не случалось. Ну, может она и не первая в списке, но точно в первой тройке. Она где-то на одном уровне с подглядыванием за девушками Паствы Локи в источнике и тем случаем, когда Харухиме рухнула прямо на меня в квартале красных фонарей.

Почему-то в моей голове возник образ дедули, смеющегося надо мной и тыкающего в меня пальцем.

Если бы кто-нибудь сейчас нас увидел, наверняка ему бы показалось, что мы делаем что-то ещё более сумасшедшее, чем то, на что способны любовники!..

Всё больше образов возникало в моей голове. Лили и боженька, недовольно скрестившие на груди руки, Айз, не сводящая с меня глаз. И Эйна, улыбающаяся ртом, но испепеляющая меня взглядом.

Пока моё тело тряслось и покрывалось потом… я вдруг ощутил.

— Фего?.. — сказал я с пальцем во рту. Я бросил взгляд на руки. Ощущение ватного тела пропало, а вся энергия, потраченная на бой с игуясу, ко мне вернулась…

Не может быть… полное восстановление?

Моему удивлению не было предела. Но усомниться я не мог. Я пришёл в наилучшую форму.

Прищурившись, Мари окинула меня взглядом и вытащила палец у меня изо рта. И тут я понял, что случилось. Её кровь исцелила моё тело.

— Точно, живительная кровь русалки…

Добыча, падающая с редких монстров. Считается восстановительным предметом, по слухам, кровь русалки может не только восстанавливать энергию и исцелять раны, но и излечивает отравления. Её даже не нужно обрабатывать. И она такая же редкая, как и кровь единорога…

Теперь ясно. Она беспокоилась о моих ранах и хотела меня исцелить.

— Эм… большое тебе спасибо.

Я благодарно склонил голову, а русалка-ксенос радостно мне улыбнулась. А потом уставилась на скользкий, измазанный моей слюной палец. Увидев куда, она смотрит я схватил её руку.

Используя рубашку из ундиновой ткани, я оживлённо стирал с её пальца слюну. Мари удивлённо посмотрела на меня, а я снова раскраснелся. Я попытался полностью избавить её палец от своей слюны. В завершении я тщательно промыл всю её руку водой.

Хоть силы ко мне и вернулись, дыхание осталось прерывистым, а плечи дрожали, словно я снова лишился сил.

— Пойдём… отсюда?

— А?..

— Мне… не нравится здесь.

Мари хлопнула меня по плечу, я посмотрел ей в глаза. Она смотрела в другое место.

Я проследил за её взглядом. Над нами снова парили силуэты. Должно быть, Подземелье снова породило гарпий и сирен. И я вспомнил… что монстры и на Ксеносов ведут охоту.

Мари права. Место, в котором мы стоим, отлично просматривается, и монстры могут на нас напасть. Авантюристы, появившиеся с краю, тоже могут нас увидеть. Я согласился на её предложение.

— Эм, куда нужно идти? В лабиринт?..

— Да!

Она указала на пещеру в северо-восточной стороне. Поначалу я с недоверием отнёсся к идее того, что полурыба-получеловек может пройти по суше, но она жестами объяснила мне что под водой есть дыра, ведущая в ручьи и реки лабиринта. Монстры Великих Водопадов используют их, чтобы перемещаться.

Мари погрузилась под воду, а я пошёл сверху. Стараясь держаться под кронами деревьев аюры, я вернулся в кристальный лабиринт во второй раз.

— Только вот… как мы теперь встретимся? Я понятия не имею с каким из ручьёв в пещере то озеро соединяется…

Как только основной недостаток нашего плана стал мне ясен, я удивлённо уставился на разветвление путей, на котором я оказался практически сразу.

Чёрт. Надо было спросить об этом заранее…

Не зная, куда мне двигаться я вдруг услышал песню:

— ЛААА…

Певший её голос был кристально-чистым. Бессловесное ла-ла-ла не казалось чарующими звуками, которые воспроизводят монстры, заводящие людей в воду. Совсем наоборот, нежная мелодия напомнила мне звуки океана лунной ночью.

Песня, которая разносится по лабиринту…

Эта песня вела меня вперёд, мой дух содрогался от её красоты.

Довольно долго я шёл, не встретив ни единого монстра, пока не оказался в небольшой комнате. Русалка сидела на границе земли и воды, и пела. Увидев её в похожем на лунный свете кристаллов, закрывшую глаза и легонько улыбавшуюся, я лишился дара речи, настолько она была прекрасна и таинственна.

— Белл.

Русалка заметила меня и помахала. Я пришёл в чувство и тут же подошёл к ней.

Вода в этой комнате была не ручьём, а источником. Мари сидела на похожем на скалу кристалле, на самом его краю. Подойдя к девушке, окружённой кристаллами и синеватым светом… я снова покраснел.

— ?..

— Нет, ничего, просто…

Я неловко забормотал, бросив взгляд на неприкрытую верхнюю часть её тела. Меня беспокоила её грудь.

Несмотря на то, что её не трогало произошедшее у озера, я никак не мог об этом не думать, как бы я не старался. Локоны её волос прикрывают грудь, и, всё же…

После нескольких неловких взглядов в область её груди и моей густой красноты она хлопнула в ладоши, словно наконец меня поняв.

— Подожди!

Улыбаясь, она погрузилась в воду, я ждал её около минуты. Когда она снова появилась на поверхности, её изумрудно-синие волосы были собраны за головой, так что я тут же закрыл глаза руками, чтобы не увидеть того, что должен. Но тут я заметил, что её грудь прикрыта.

— Б-бельё из ракушек?..

— Как у Белла и его друзей!

Бельём, которое она одела было… ммм… бикини из ракушек и ниточек. Синие ракушки плотно прилегали к её груди.

Под «как у Белла и его друзей», она, наверное, имела в виду, что носит одежду. Если подумать, амазонки действительно носят нечто подобное… Похоже, жемчужины и ракушки в её волосах не единственные элементы одежды авантюристов, к которым она проявляет интерес. Наверное, она нам подражает.

Я улыбнулся, она развела руки и показалась мне, словно спрашивая моего мнения. Она ведёт себя как маленькая девочка, впрочем, по мне это даже мило.

Только вот… у неё прекрасное лицо, она очень любопытна и любит покрасоваться. Как ей удалось скрывать свой характер от авантюристов столько времени?..

Может, она заметила мой немой вопрос (а может и не заметила), но спустя секунду она улыбнулась и накинула на лицо волосы. Пряди закрыли большую часть лица, включая глаза, словно она пыталась сказать, а вот так я всегда делаю. За прядями волос скрывалось всё, и её взгляд, и улыбка. Должен сказать… так по её лицу ничего не понятно. Такой вид даже жути наводит.

Наверное, вот что имела в виду моя богиня, когда говорила об «ужасах».

Она точно не такая, как Ксеносы, которых я встречал раньше… Например, она хлопала в ладоши и говорила со мной беспокойным голосом. Она невинна, а её слова и поступки кажутся незрелыми. И она очень любопытная. Но, судя по тому, что она знает Лидо и других Ксеносов, наверное, она провела какое-то время в Подземелье.

С самой встречи я заметил, что она не такая, как Рей и Виена. Теперь я в этом уверен.

Как бы сказать? Она куда меньше похожа на Ксеноса и больше… на духа, которые, как я слышал, не такие приземлённые, как люди.

— Послушайте, вам, Мари…

— Вам Мари? Я Мари.

— Вам это вежливое обращение. Так обычно люди общаются…

— Я Мари.

— Мари…

Я не мог противостоять её настойчивости, когда её лицо приблизилось к моему. Кажется, всё время нашего общения моё лицо было жутко красным, а вот её это забавляло.

— …Так, ладно, Мари? Лидо и остальные Ксеносы на этом этаже? — спросил я, надеясь связаться с Виеной.

— Лидо и остальные пошли выше, — сказала она, посмотрев на кристальный потолок.

Выше? На серединные этажи? Или… на поверхность?

Я не до конца понял её ответ, но спрашивать больше не стал. Теперь мне понятно, что Лидо и остальных о помощи не попросить.

— Они всегда так делают.

— А?

— Я не могу летать, как Рей или ходить как Лидо.

— …

— Они всегда меня тут оставляют.

Мари неловко связывала слова. Прозвучало как жалоба русалки, которая не может ходить по земле. Судя по тому, что она сказала, с Виеной они ещё не встречались.

Я погрузился в размышления, но тут Мари громко хлопнула по земле хвостом, держась обеими руками за кристальный выступ и оказалась на земле.

— Белл, давай говорить!

Она проявила ко мне интерес, как к человеку не из её племени, но готовому с ней говорить. Её щёки были красными, она улыбалась, явно радуясь первому посетителю. Кажется, она в отличном настроении.

Будь ситуация другой, я бы с радостью с ней поболтал, только вот…

— Мари, послушай. Я должен пойти к своим друзьям.

— ?..

— Ты не могла бы отвести меня туда, где могут быть люди?

Я посмотрел ей в глаза, прося её об услуге. Бродя по Подземелью, я никогда не найду свою группу. Вдобавок, без карты я вряд ли доберусь до комнаты, в которой меня затащило под воду. Поэтому я хотел, чтобы Мари, явно знавшая этот этаж, мне помогла.

Она грустно опустила голову и покачала головой.

— Тебе нельзя.

— А?..

— Кто-то страшный сейчас здесь.

Я замер, не веря своим ушам.

— Мари, ты знаешь об особом монстре? Он большой, зелёный с жёлтыми глазами?..

— …Да.

Она кивнула, когда я перечислил внешние признаки, пытаясь понять об одном мы монстре говорим или нет. Она знает о моховом гиганте!

— Он очень страшный… и он съел много друзей Белла…

— !.. Мне нужно что-то сделать с этим монстром! Ты знаешь, где он прячется?

— Нет. Нельзя. Белл, не ходи.

— Мари!..

Она трясла головой, когда я просил её меня отвести. И это не всё, когда я проигнорировал её предупреждения, она схватила меня, чтобы я не ушёл. Она сжала рукав ундиновой одежды своими тонкими пальцами:

— Он съест Белла и меня… Он страшный. Все его боятся!..

Я прикусил губу, издав стон, когда она обхватила меня руками.

Капли воды падали на землю с его промокшего тела.

Вместе с тем, каждый его шаг злобно сотрясал землю. Он шёл по лабиринту, сжигаемый яростью.

Он чесал толстыми пальцами поверхность своего тела. Большая часть мха сгорела, кожу жгло от боли. Эта боль была вызвана огнём, который беловолосый человек в него бросил. Его, охотника, перехитрила и ранила его добыча. Его тело, вылезшее из ручья, сотрясалось от гнева.

Но это в прошлом.

Беловолосый человек упал в водопад. Он был уверен. Когда люди падают в водопад, они не выживают. Его разнесло на куски. Его мозг разбросало по воде. Мысль об этом вызывала у него облегчение. Он не хотел, чтобы этот странный, опасный огонь снова его охватил.

Нужно быть осторожным. Он это понимал. Пройдя чуть дальше, он ломал кристальные колонны над гнёздами, устроенными им в лабиринте.

То, что когда-то было людьми лежало на полу. Экстренные запасы еды. Он поискал среди них то, что было на них надето. До этого времени их одежда его не интересовала. Он видел, что эта одежда защищает их от огненного дыхания монстров. Неловкими, толстыми пальцами он прижал ткань к своей коже, прикрыв её быстро нарастающим мхом. Чтобы восполнить силы перед очередной работой он съел все тела, оставляемые им про запас. Пора нанести людям удар.

Семена подсказали ему, что люди сбились кучей и идут вместе. Если бы они разделились, было бы очень просто с ними справиться, но нападать на большую группу рискованно. Несмотря на семена, он боялся, что его всё равно возьмут числом. Женщина с тёмной кожей не была слабее беловолосого человека, и она способна сражаться. Он видел это, когда захлопнул свою ловушку. Нужно использовать что-то другое, чтобы они наверняка не могли сбежать.

…Да, вот что! Я сделаю то, чего давно не делал.

Всё это время он стоял в молчаливых раздумьях, но сейчас начал движение.

Он не взял никакого оружия, которое мать-Подземелье могла ему дать. Он вышел из гнезда и пошёл по кристальной пещере, его тень зловеще покачивалась на стенах.

Он бросился в беспощадную погоню за авантюристами.

—?..

Айша поняла, что что-то изменилось.

— Что-то не так? — спросил Вельф, заметив, что идущая впереди амазонка, начала беспокойно осматриваться.

— …В Подземелье стало слишком шумно.

Айша заправила волосы за ухо, прислушиваясь. Группа была в северо-западной части этажа, в одной из самых высоких частей синего кристального лабиринта. Авантюристка четвёртого уровня напряжённо пыталась понять, что происходит на главной дороге и тоннелях, которые её пересекают.

— Это же не одна из гейзерных ловушек?

— Нет, это…

Если чувствуешь изменения, беги. Даже если ты не понимаешь, что именно происходит, убирайся как можно дальше. Таковы неписанные правила авантюристов.

Айша свела брови, интуиция подсказывала ей что что-то грядёт. Она собиралась что-то приказать остальным, но тут раздался крик Микото.

— Монстры приближаются!..

Как и предупредил девушку её навык нахождения, огромная группа монстров возникла в проходе впереди.

— Группа монстров!.. Да ещё и в такое время! — крикнул Оука.

— Выбора нет, я использую магический меч! — в ответ произнёс стоящий рядом Вельф. Он выпрыгнул вперёд, сжимая рукоять алого меча. Оказавшись рядом с Айшей, он был готов нанести удар.

— …

Не обращавшая внимания на подготовку, Микото застыла от ужаса.

— Микото? — удивлённо обратилась к девушке Лили.

— …Сзади тоже орда монстров…

Услышав ответ, Лили застыла. Она посмотрела за спину. Группа монстров, не меньшая чем спереди, атаковала их сзади, рёв и топот бесчисленных ног гремел в проходе.

— Что за?!

— П-постойте! Слева и справа тоже нападают!!!

— И из диагонального прохода!

Крики Дафны и Харухиме предсказали появление монстров до того, как послышался похожий на смех рёв. Вельф, уже собиравшийся нанести удар застыл на месте. Они с Оукой перевели взгляд назад. Эльфы и несущие их дварфы, отравленные паразитическими лозами, были бледными.

— Чёрт! Да что это за херня?! — выругалась Айша, когда монстры начали заполонять главную дорогу со всех сторон. Она вскинула наизготовку своё подао.

— Вот чёрт…

Оно показалось вдали.

За спинами появившихся монстров она заметила зловещего тёмно-зелёного гиганта, неспешно вошедшего в тоннель.

Его руки были перепачканы красным. Не кровью авантюристов, а кровью монстров.

Ужаснувшаяся Айша осознала, что произошло.

Монстры не пытались устрашить авантюристов своим рёвом. Они вопили от ужаса. Некоторые из них были отравлены паразитическими лозами. Все они стекались к главной дороге, словно стадо, ведомое со всего остального этажа.

— …Что это за издевательство.

Айша посмотрела в глаза мохового гиганта. Заметив этот взгляд, он издал рёв.

— Как монстр мог додуматься скинуть на нас орду?!

Подземелье ревело.

Рёв множества монстров и топот их ног ни с чем нельзя было спутать.

Вибрации неотвратимо достигли и той комнаты, в которой сидели мы с Мари. Мы удивлённо посмотрели на потолок.

Куски кристаллов падали в воду, порождая мелкие волны.

— …Мари, послушай.

Я положил руки на хрупкие плечи русалки, прижавшейся к моей груди, и нежно отвёл её от себя. Она смотрела на меня с волнением.

— Я его убью. Обязательно.

Её глаза округлились.

Словно разговаривая с ребёнком или пытаясь убедить духа, я снова попросил девушку-монстра:

— Обещаю, я не позволю ему снова тебя пугать. Я убью всех страшных монстров. Только… отведи меня туда.

Моя небольшая речь заставила меня вспомнить. Раньше я не мог бы сказать таких слов, не покраснев. А сейчас мне даже не пришлось их из себя выдавливать.

Я сказал их, чтобы спасти моих товарищей и вселить уверенность в эти дрожащие маленькие плечи.

Я смотрел в налившиеся слезами нефритовые глаза.

— …Ты… меня защитишь?

Русалка говорила медленно, наклонив голову.

— Да, обязательно.

— Ты… мне поможешь?

— …Да! Я тебе помогу!

Я дал обещание кому-то из вида Виены, как давал обещание ей самой.

Русалка посмотрела на меня, я кивнул, и она улыбнулась:

— Хорошо! Я покажу! Я отведу тебя туда!

Она посмотрела на потолок и радостно улыбнулась. А потом, закрыла глаза, прижала руки к груди и начала петь.

— ЛААААА…

— ?!

Неосознанно я прижал руки к ушам.

Она пела звуки, которые могут причинить человеческому уху вред. И пела она их очень громко, наверное, они разнеслись по всему Подземелью.

Эта Песня не была похожа ни на вопли сирен, ни на песни русалок, ни на её собственный напев, который она пела раньше.

Я смотрел на неё с удивлением, а в лабиринте начал раздаваться ответный рёв монстров.

— Она…

— Я их нашла!

Она перестала петь и открыла глаза.

— Они сказали, как найти твоих друзей.

Она мне улыбнулась, а я мог лишь предполагать, что произошло, и удивлялся.

…Она очаровала монстров?!

Я не мог в это поверить. Но это единственное объяснение.

Она пела песню, нацеленную не на авантюристов. Это была баллада, совращающая монстров.

— Самые послушные мне сказали.

То есть, она подчиняет монстров, которые слабее её.

Она прыгнула в воду, описав в воздухе дугу, и тут же вынырнула в центре источника. Её волосы и кожа блестели, она смотрела на меня и улыбалась.

— …

Поток воды за её спиной вёл прочь из комнаты. Рядом с ним был коридор.

Слов было не нужно. Я кивнул и побежал. Она погрузилась под воду, комнату мы покинули вместе.

— Вперёд!

Чтобы найти моих друзей, я бежал по кристальному лабиринту, а русалка скользила рядом по воде.