Том 13    
Глава 2. Предвестница трагедии


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
ястит
10 д.
Спасибо за перевод) ждём-с следующий том)
славянец
10 д.
Респект, кто работает над переводом. Нада поддержать) Лично меня очень заинтересовала концовка, жду с нетерпением 14 том
pefody
11 д.
Спасибо. Ждём 14 том.
anarhok
11 д.
Только 13 томов и все? Или есть продолжение?
id2417202
11 д.
На данный момент выпущено 16 томов
ястит
21 д.
я вот представляю, как у Лю в голове включается музыка из "Убить Билла" (когда гг видит своих врагов), триггер активируется
bmnb
22 д.
Слухте , чегось "ораторию меча" здеся не переводют? Перевод - то в сети есть, но там мне не любо, вот вашей команды и спрашиваю.
didgik
1 мес.
может уже спрашивали, но почему Рю обзывают Лю?
nagibloxov
1 мес.
>>47536
Потому что на японском звуки [р] и [л] это одно и тоже, поэтому возникают трудности перевода.
didgik
1 мес.
это понятно, просто Рю звучит лучше чем Лю. Да и в мультике Рю.
kristonel
1 мес.
Обычно на такие душные вопросы я отвечаю только в дискорде, но в интернете кто-то не прав!

Итак, имя героини на Японском: リュー・リオン
Видим один и тот же символ в начале имени и фамилии, да? Вот этот: リ. Его можно прочесть и как Р и как Л, так как звук в Японском языке скользящий. Выходит, имя и фамилия героини должны начинаться с одной буквы. То есть, следуя логике, она Рю Район или Лю Лайон.
Я не знаю как перевели её имя в сериале, скорей всего был взять не поддающийся логике, английский вариант Рю Лайон. И он также имеет право на существование (помним про скользящий звук). Просто для меня Рю это чувак из стритфайтера который хадоукенами кидается, а ещё Лю Лайон благозвучней чем Рю Лайон. Надеюсь на ваш вопрос я ответил. Так что это дело привычки.

Вопросы? Претензии к переводу? Указания на ошибки? ИДИТЕ НА ХРЕН.
Ну а для ВОСХВАЛЕНИЯ моего БЕЗГРАНИЧНОГО переводческого и редакторского таланата и ВОСПЕВАНИЯ моего благозвучного имени существует специальный канал на нашем сервере в дискорде: https://discord.gg/Am8ZDE4
В #faq указано как попасть на этот канал.
P.S. Я просто вынужден написать что написанное капсом САРКАЗМ потому что в интернете стало слишком много людей которые понимают всё слишком буквально.
P.S.S. Сериал полнейшая дрянь (не смог досмотреть даже второй сезон), читайте книжки, узнаете для себя много нового и получите много новых ощущений.
lord zombie
1 мес.
Спасибо за перевод))
gagatun9999
1 мес.
Первая глава найс)

Глава 2. Предвестница трагедии

Грядёт великое бедствие.

Тот, к кому нельзя приближаться, станет источником катастрофы. Тот, кого нельзя касаться, станет предвестником неизбежной смерти.

Жалобный зов матери призовёт несчастье, и новорождённое отчаянье издаст свой крик. Путь во чреве утонет в бесчисленных воплях жертв.

Лазурный поток обагрится кровью, и жуткая орда восстанет.

Глубины ада будут переполнены трупами, вернувшимися к матери.

Белка обернётся цветком плоти.

Лиса разделится на части.

Молот будет сокрушён.

Чужеземные воители превратятся в игрушки.

Кровавая жрица озаботится сохранностью лисы, но всё равно падёт под бесчисленными когтями и клыками.

Подруга вкусит горечь.

Фея, которой суждено привести всех к падению, подчинит ревущее белое пламя и запустит колесо безжалостной судьбы.

Сеть отчаянья можно отвергнуть саркофагом спасения себя.

Не забывай. Ищи ничтожный свет воскресающего солнца.

Собери осколки, освети пламя, взывай к солнечному свету.

Остерегайся. Таков будет пир бедствий…

Сон был довольно обычным.

Обычное порождение фантазии спящей девушки.

Проще говоря, это был ужасный кошмар, хуже, чем когда-либо раньше, от которого ей стало дурно. Впервые девушка получила божественное сообщение, одновременно неотвратимое и неизбежное.

— …

Кассандра вертелась в кровати, беззвучно крича.

Она напрягала голосовые связки так сильно, что, казалось, они сейчас разорвутся. Она ощутила, что слёзы льются из её глаз непрерывным потоком.

Её собственные отрывистые вздохи били ей по ушам.

Одежда промокла насквозь от пота, ей было дурно.

Она в замешательстве смотрела на потолок, продолжая тяжело дышать.

— Что… это… было?

Уже через мгновенье наваждение ушло.

Перед собой она увидела голые каменные стены. Она была в Ривире, городе авантюристов на восемнадцатом этаже. Снаружи слышались крики авантюристов. Смятые простыни говорили о том, что она лежала в кровати съёмной комнаты таверны.

Когда сознание девушки вернулось, одно за другим стали возникать воспоминания.

Точно… я легла поспать перед тем, как пойти вместе с охотничьей группой Ривиры…

Кассандра всегда старается спать перед крупными событиями.

Поскольку она предсказательница, она старается увидеть сон.

Кассандра наделена способностью видеть во снах будущее.

Туманные образы из этих снов помогают ей определять грядущие события. К несчастью, эти сны способны предсказать только грядущие бедствия, и для Кассандры они всё равно что неизбежное будущее, которое её ожидает. Несмотря на то, что она испытывает не самые приятные ощущения, она взяла в привычку всегда засыпать перед важными событиями, потому что важность этих пророчеств сложно переоценить. То же самое она сделала перед тем, как Паства Аполлона выступила в экспедицию перед «Битвой».

После того как Белл и остальные решили связаться с Ледяным Ветром, Кассандра повиновалась инстинкту, подсказавшему ей, что нужно отправиться на отдых, и получила разрешение поспать. Она вошла в эту комнату одна и легла на кровать.

Судя по песочным часам, не прошло и часа с того момента, как она уснула.

Рядом на подушке лежало несколько листьев Аргелики, травы, которую Кассандра использует для погружения в глубокий сон.

— …Что происходит?..

У девушки болела голова, она ощущала головокружение. Губы не переставали дрожать.

Она видела кошмар. Жуткий кошмар, хуже того, который приснился ей на поверхности.

В этом кошмаре она услышала семнадцать пророчеств, сопровождаемых жуткими, невыносимыми сценами. Тёмное, вязкое отчаянье поглотило в том сне всё.

Катились мёртвые тела, внутренности сыпались дождём, а кровь лилась рекой.

Среди этих тела она видела Лили, Харухиме, Вельфа, Микото, Чигусу, Оуку, Айшу и свою подругу Дафну.

Когда она вспомнила эти образы, её стошнило.

Она пыталась удержать рвоту в горле. Осознав, что попытка будет тщетной, девушка спрыгнула с кровати и побежала в глубины пещеры, превращённой в таверну. Позабыв обо всём, она склонилась над выгребной ямой вырытой прямо в стене пещеры. Привкус кислоты остался на её языке.

Когда тошнота наконец прошла, она потянулась дрожащей рукой к стоящему рядом ведру. Набрав в руки чистую воду, которую хозяин таверны доставал из озера Последнего Убежища, девушка несколько раз промыла рот и умылась.

Как холодно… и страшно!..

Ей вспомнилось время, когда она была ребёнком, до того как она присоединилась к Пастве Аполлона. Каждый раз, когда ей снился страшный сон, она, рыдая, прыгала в кровать матери. Её хотелось бы ещё раз ощутить на себе тёплые и заботливые руки, которые гладят её по спине и голове, но её мамы здесь нет. И даже если бы она и была тут, пророчество никуда бы не делось.

Всё потому что для Кассандры эти пророчества предсказывают ожидающее её будущее.

— Какой жуткий исход. Успокойся… ты должна подумать… если ты не придумаешь как этого избежать, сон станет явью!..

Сон и реальность мелькнули в её разуме, всё ещё отчётливыми образами. Она вспомнила все видения.

«Фея, которой суждено привести всех к падению» … Эльфийка? Ледяной Ветер? Авантюристы… Мы… Нас будет вести Ледяной Ветер?.. Нет, преследуя её, мы превратим эту часть пророчества в правдивую?

Ледяной Ветер — это эльфийка.

Кассандра знала, что за сделанное ей пять лет назад, за её голову назначена огромная награда.

А ещё она знала, что эта эльфийка знакома Беллу и остальным. Помимо того это она была авантюристкой в маске, которая принимала участие в «Битве» против Паствы Аполлона.

Мы вскоре бросимся в погоню за Ледяным Ветром, чтобы узнать, что на самом деле случилось с убитым авантюристом…

Такова их цель: узнать, что произошло.

Но…

Что вообще происходит?..

Я не знаю. Не знаю. Не знаю.

Будет ли это простым расследованием убийства?

Простой помощью подруге Белла?

Кассандра побледнела, воспоминания о пророческом сне снова на неё навалились. Тут она услышала голос:

— Хренов Борс только о деньгах и думает. Что это за идея с охотой на Ледяной Ветер?.. А? Эй ты, ты чего тут расселась?!

Вилли, зверочеловек — владелец таверны, наткнулся на Кассандру, когда нёс какие-то свёртки со склада. Увидев девушку, он не мог отвести взгляд.

Из-за пота одежда Кассандры прилипла к телу, отчётливо показывая женственные изгибы. Вид красавицы заставил владельца таверны погрузиться в похотливые размышления.

Он сглотнул, от сексуальности увиденного, но стоило ему перевести взгляд на бледное лицо девушки, зверочеловек тут же пришёл в себя:

— Слушай, ты в порядке?.. Что-то ты очень бледная!..

— …Я… хорошо.

Чтобы избежать расспросов со стороны зверочеловека, чуть ли не мгновенно поддавшегося панике, Кассандра поднялась. Нетвёрдой, как у ребёнка, походкой девушка прошла мимо, а потом бросилась бежать.

Пытаясь хоть как-то отвлечься от увиденного ей во сне, Кассандра поспешила к Дафне и остальным.

Будущее, которое мне снится, не высечено в камне!..

В зависимости от действий Кассандры, увиденного иногда можно избежать.

Нашу группу ещё можно спасти!

Она выбежала из пещеры, одержимая единственным пылким желанием.

— Сударь Вельф, экипировка готова? — спросила Лили.

— Да, оружие для Белла и остальных я тоже наточил. Ещё у нас осталась пара магических мечей. Хватило бы ещё на пару походов к нижним этажам! — ответил кузнец.

— Раз нам нужно оторваться от остальных авантюристов… нашими врагами будут не только монстры. Возможно, придётся сражаться и с другими охотниками. Не забывайте, — добавила Айша.

Группа собралась перед таверной. В Подземелье ещё царила ночь, потому белые кристаллы излучали свет, напоминающий лунный.

Лили и Айша давали последние наставления перед отправкой.

— Эй, Кассандра! А ты где была? Мы скоро выдвигаемся!!! — прикрикнула Дафна. Не только она, но и остальные члены группы обратили внимание на появление девушки.

— Слушайте! — закричала Кассандра во весь голос. Когда все взгляды уставились на неё, она продолжила. — Насчёт этого похода… Не могли бы мы от него отказаться?

— …А?

— Обязательно случится что-то жуткое… поэтому… давайте не пойдём!..

Её голос дрожал. Вельф и Лили уставились на неё непонимающими взглядами. Дафна, конечно же, бросилась к девушке первой.

— Кассандра! Снова ты будешь бормотать о своих снах? Разве я тебе не говорила вести себя сдержанней?

— !..

Старая подруга Кассандры, с которой они были знакомы ещё со времён Паствы Аполлона, никогда не прислушивалась к её мольбам. Дафна никогда не верила в пророческие сны. И не только Дафна. Никто не хотел верить снам Кассандры. Словно она была проклята. То же самое случилось и накануне «Битвы».

Лили была озадачена, казалось, никто не поверил в предупреждение о «чём-то жутком», которое должно случиться. Микото, Харухиме и Чигуса смотрели на девушку удивлёнными взглядами, Оука явно сомневался в её словах, а Айша словно собиралась сказать, что опасность часть любого похода в Подземелье.

В прошлом никто мне не верил… но сейчас!..

Отчаявшаяся Кассандра перевела взгляд с Дафны на беловолосого парня.

— Б-Б-Белл!..

Один-единственный человек мог поверить ей, когда никто другой не стал.

Парень, стоящий рядом с остальными, Белл Кранелл.

Да, в этом она была уверена, он словно наделён какой-то божественной защитой, чем-то, что может даже изменить судьбу. Чем-то, что способно одолеть её проклятие. С того дня как она пришла к бывшему особняку Паствы Аполлона в поисках любимой подушки, парень, поверивший её словам, стал для неё особенным.

Также он командир группы, и только его она могла умолять.

По лицу было понятно насколько Беллу тяжело, но он медленно произнёс:

— Простите меня, Кассандра… я не могу.

Лицо Кассандры исказило отчаянье.

— Мы обязаны догнать Лю… я хочу ей помочь, — продолжил парень.

Вместе с этими словами Кассандра увидела блеск в красных глазах и осознала, что он не отступит.

Аааа… очень плохо. Он не собирается сдаваться!..

Пусть он и поверил в её предупреждение, его доброта не позволит ему отвернуться от человека, за которого он беспокоится, из-за пророчества.

Впервые Кассандра осознала, насколько твёрдая воля схожа с неотвратимой судьбой.

Что бы она не делала, ей не удастся остановить эту группу.

Когда она это осознала, силы покинули её колени, и она рухнула на землю.

— Эм… Кассандра?

Лили и остальные обеспокоенно переглянулись, а Дафна тут же поддержала ослабшую подругу. Она собиралась спросить, в порядке ли Кассандра, но заметила её бледность. С точки зрения Дафны, Кассандра всегда говорит и делает странные вещи, и её нельзя назвать абсолютно здоровой девушкой, но ещё никогда она не видела её в таком состоянии.

— …Простите. Я собиралась помочь в поисках Ледяного Ветра… — заговорила Дафна, продолжая поддерживать Кассандру. Было видно, что ей неудобно перед остальными. — Но, похоже ей плохо… Не возражаете, если она немного отдохнёт? Не хотела бы об этом просить, но хочу остаться вместе с ней в Ривире…

В этот момент глаза Кассандры округлились:

— НЕТ!!!

— ?!

— Нет! Только не это! Что угодно, только не это!..

Подняв лицо, Кассандра вопила снова и снова, словно лишившись рассудка. Не только группа Белла, но и Дафна была поражена. Удивление остальных переросло в замешательство, на Кассандру смотрели, как на сумасшедшую.

Обе руки она прижала к голове, длинные волосы трепыхались, она дрожала всем телом. Когда она осознала, что друзья не поняли, что она пыталась им сказать, девушка стала похожа на безумную пророчицу.

Что бы ни случилось, я не могу с ними разойтись!..

Пусть главной строчки её пророчества избежать не удалось, спасти их группу от полного краха до сих пор в её силах. Только Кассандра, знающая о пророчестве, может помочь им свернуть на верный путь.

То есть, если Кассандра не пойдёт с группой, они неизбежно станут жертвами пророчества.

Я не могу, не могу!.. Я не могу теперь их оставить!

Если Кассандра и Дафна останутся в Ривире, они будут в безопасности. И совсем недавно Кассандра предпочла бы собственную безопасность и безопасность подруги этой группе авантюристов, но стало слишком поздно. Она ходила с ними в поход и узнала, что они за люди.

Когда дело касается денег Лили становится сварливой, но она всегда беспокоится о своих друзьях. Вельф — довольно хладнокровный кузнец, который присматривает не только за экипировкой остальных, но и защищает группу. Оука, Чигуса и Микото — люди, которые добились её уважения благодаря своему чувству долга, характерному для людей с востока. Харухиме добра и в какой-то степени похожа на саму Кассандру. Они успели подружиться. С Айшей ей по-прежнему неудобно общаться, но на амазонку можно положиться, как на надёжную старшую сестру.

И ещё Белл… который стал для неё особенным во многих смыслах.

— Кассандра… с вами всё в порядке?

Кассандра знала, что он стал сильнее и изменился, и она посмотрела на него другим взглядом. Она чуть не расплакалась, когда поняла, что даже сейчас он о ней беспокоится.

Она не могла оставить этих людей.

Слишком поздно…

Усталым взглядом девушка окинула Дафну и остальных. Её глаза остановились на беловолосом парне.

— …Простите, что повела себя так эгоистично… я иду с вами.

После этих слов, группа, энтузиазм которой на время поутих, снова была готова двинуться в бой, несмотря на тень подозрений, нависшую над ними. После последней проверки готовности они выдвинулись из города, чтобы встретиться с другими авантюристами, отправившимися в охоту за Ледяным Ветром.

Присоединившись к остальным, Кассандра была преисполнена мрачной решимости. Она должна спасти группу от худшего исхода в этом пути к падению.

Восстание против неизбежного пророчества началось.

Она могла выступить против неизбежного краха только в одиночку.

Около трёх часов прошло с тех пор, как было принято решение собрать группу и броситься в погоню за Ледяным Ветром. Авантюристы закончили подготовку и собирались покинуть восемнадцатый этаж.

Примерно половину группы составляли жители Ривиры, а оставшуюся часть составили авантюристы, проходившие мимо. Немногие присоединились ради чувства справедливости, большая часть группы состояла из отчаянных искателей славы, надеявшихся сделать себе имя на поимке Ледяного Ветра, эльфийки с огромной наградой за голову.

— Если информация правдива, у Ледяного Ветра четвёртый уровень. И не просто четвёртый, она одна из сильнейших! Кроличья Лапка, Антианейра, я полагаюсь на вас в этом вопросе, раз вы одного с ней уровня. С вашей помощью мы точно найдём на неё управу, — сказал Борс, чрезмерно уверенный в себе. Они собрались у Центрального Дерева, у прохода, ведущего на девятнадцатый этаж.

Учитывая настроения, Паству Гестии практически заставили присоединиться к группе преследования.

— А… ага, — ответил Белл, покрываясь потом.

— Борс просто хочет скинуть работу на других, — пробормотала Лили, хмурясь.

Впрочем, эта ситуация играла на руку их группе. Если они хотят добраться до Лю быстрее остальных, проще всего будет получать информацию от других преследователей.

Лювис, Дормул и остальные члены Паствы Моди и Паствы Магни останутся в Ривире. Они провели на нижних этажах гораздо больше времени, чем Паства Гестии, и столкновение с моховым гигантом истощило их значительно сильнее, чем Белла и его компаньонов. Это касалось как физического, так и морального состояния. Оставить их в городе было самым логичным решением.

Естественно, Дормул и другие дварфы Паствы Магни настаивали на своём участии, заявляя: «Мелкое истощение нас с ног не свалит».

Но поиск и поимка кого бы то ни было, тем более авантюристки вроде Ледяного Ветра, непростая задача. Этажи после девятнадцатого своими масштабами ни в какое сравнение не идут с верхними этажами. То, что группы, отправленные на поиски пропавших авантюристов, обычно не находят никаких следов, что уж говорить об останках, доказывает, насколько непростыми могут быть поисковые миссии. А в этот раз авантюристам предстоит искать не заблудившегося авантюриста. Ожидается, что охота может продлиться не меньше нескольких дней. Из городских запасов было взято немало провизии.

— Просматривайте любое место, которое покажется вам подозрительным! Если встретите других авантюристов, опрашивайте их! Зверолюди, вот ваш шанс доказать, что носы у вас не для красоты!

Борс отдавал распоряжения группам, тщательно и как можно быстрее обыскивать этажи, а после окончания поисков авантюристы должны были выставить часовых в проходах, которые соединяли один этаж с другим. Если они будут контролировать пути на верхние этажи, добыча рано или поздно попадёт им в руки. После небольшой речи группа преследования отправилась, оставив на восемнадцатом этаже то количество авантюристов, которое могло бы остановить авантюристку четвёртого уровня.

— После того как обыщем каждый уголок этажа выставим охрану на входах и выходах… стандартная схема для обыска огромного Подземелья, — сказала Айша.

Группа шла по Огромному Древесному Лабиринту на двадцать первом этаже. Пока остальные отдыхали в большом зале, она, Лили и Оука переговаривались и проверяли оружие и экипировку.

— Эта тактика полагается исключительно на количество бойцов. Интересно, ошибся ли Борс, когда её выбрал, — проговорила Лили.

— То есть, хочешь сказать, глава Города Негодяев просто хотел выпендриться? — спросил Оука.

Группа, возглавляемая Паствой Гестии, сидела посреди цветочного поля в центре комнаты, так монстрам было сложнее застать авантюристов врасплох.

— Этот метод неплох, но вы правда думаете, что мы найдём Ледяной Ветер, двигаясь такой огромной толпой людей? Обычно в поисках принято делиться на отряды поменьше… Да и, чтобы у нас был шанс ускользнуть нужно чтобы эта группа разделилась.

Чем больше авантюристов, тем чаще происходят стычки с монстрами. Знакомые привыкли помогать друг другу, но, предсказуемо, гордые авантюристы высокого класса предпочитают сражаться независимо от остальных, не слишком полагаясь на совместную работу. Члены группы постоянно ругаются друг с другом, а помощники, в большинстве своём, начинают торговлю припасами и оружием за добычу и магические камни.

Покручивая в руках свой широкий кинжал, Дафна не сводила взгляда с пары авантюристов, затеявших драку за свежую воду из ключа, бьющего в углу комнаты, в которой они расположились. Она вздохнула.

— Если нам будет легче ускользнуть, поскорее бы авантюристы разделились. Всё же… интересно, как далеко спустилась эльфийка из таверны, — произнёс Вельф.

— Пока мы не видели ни следа Лю-сан… — ответила Микото.

— Кажется она кого-то преследует… А раз она четвёртого уровня, то могла уйти и на нижние этажи… — добавила Чигуса.

Прошло полдня с того времени, как выступила группа преследования. Лили проверила время на сломанных карманных часах, висящих как амулет на шее.

— Заметка на будущее: давайте не принимать поисковые запросы. В них нет никакой финансовой выгоды, — пробормотала она, пожав плечами.

Харухиме и Белл улыбнулись.

— …

Из всей группы только Кассандра пребывала в задумчивости. Она отчаянно думала, как обернуть пророчество себе на пользу, растрачивая предназначенное для отдыха время.

Сон представлял худшее из возможных развитие событий… Если пророчество сбудется, с этой группой будет покончено. Чтобы этого избежать, я должна расшифровать все строчки!..

Слова из сна пронеслись в её разуме снова, она попыталась разгадать их значение.

В прошлом люди не прислушивались к её пророчествам, потому Кассандра перестала бормотать о неизбежном будущем. Она отчаянно искала путь его избежать.

«Великое бедствие»… «Источник катастрофы»… «жалобный зов матери призовёт несчастье»… наверное бедствие, источник катастрофы и несчастье — это синонимы…

Почти всегда, первая часть пророчества Кассандры описывала будущее. И разумеется, это будущее было чем-то неизбежным, тем, что Кассандра не могла изменить.

Наверняка «мать» — это подземелье, как говорят в Орарио, Подземелье — это «мать монстров». Если это правда, то фраза «крик новорождённого»… бедствие будет монстром или ордой монстров, которых призовёт мать.

Кассандра прижала руки к груди.

Бойня начнётся, когда отчаянье издаст свой первый крик. «Бесчисленные вопли жертв», «путь во чреве», «лазурные потоки обагрятся кровью»… Если верить моим прошлым снам, эти слова означают смерть… Но мы ли авантюристы, которые гонятся за «феей, которой суждено привести всех к падению», умрём?

Другими словами, в пророчестве говорится о том, что Подземелье породит одного или нескольких могучих монстров, которые заберут множество жизней? Такая трактовка наиболее верна. Пока всё в мыслях девушки сходилось.

Но что это будет за могучий монстр? Что-то сильнее, чем особый моховой гигант, может появиться в Подземелье? Что-то, что может убить всех нас, даже Айшу, авантюристку второго ранга?

Белка обернётся цветком плоти… Во сне Кассандра видела мёртвую Лили, внутренности которой разбросаны в разные стороны.

Лиса разделится на части… Харухиме, рассечённую на множество частей, поглотило кровавое море.

Молот будет сокрушён… Вельф, потерявший руки и ноги, жестокое видение.

Чужеземные воители превратятся в игрушки.… тела Микото, Чигусы и Оуки лежат вперемешку.

Кровавая жрица озаботится сохранностью лисы, но всё равно падёт под бесчисленными когтями и клыками… Истощённую Айшу, несущую тело ренарта настигает и поглощает орда монстров.

— Гах?!

Слова и воспоминания о каждой строчке пророчества заставили сознание Кассандры помутиться, и она приложила руку ко рту.

Хоть видения и были туманными, вид жестоко убитых товарищей наполнял девушку нестерпимой печалью и ужасом. Она не могла прийти в себя от воспоминаний.

И наконец…

Дафна!

Подруга вкусит горечь. Во сне Кассандры окровавленная Дафна с пустым взглядом испустила последний вздох прямо перед ней.

Кассандра ощутила, как подступают слёзы, но отчаянно пыталась их сдержать. Этого ещё не случилось. Нужно бороться, чтобы эта трагедия не обрушилась на Дафну и остальных.

Успокойся, успокойся!

На отчаянье у неё нет времени. Девушка ругала саму себя.

Если сидеть и ничего не делать, Айшу и остальных убьют. Но что за монстр на такое способен? …Босс этажа?

Вернув себе контроль над ситуацией, Кассандра снова осмотрела большой зал. Рядом сидело немало вооружённых и закованных в броню авантюристов. Если сосчитать, их было около семидесяти. Единственный монстр, который мог справиться с таким количеством людей, это Монстр Рекс.

— …Эм, Лили? Как вы думаете, босс этажа, эм… насколько скоро он появится?

— Вы про Амфисбаена? Не недооценивайте меня, сударыня Кассандра! Я ходила в Гильдию и узнала, что мы не столкнёмся с ним во время этой экспедиции. Его убили около двух недель назад и до его возрождения примерно столько же!

— Х-хорошо… — сказала Кассандра, смущённо опуская голову после обиженных слов Лили. В конце концов сражаться с боссом этажа в первую же экспедицию они не собирались.

— Амфисбаент — это Босс нижних этажей, да? Кажется, я слышал, что он появляется на двадцать седьмом, — сказал Вельф.

— Айша-сан, вы когда-нибудь сражались против него в Пастве Иштар? — спросила Микото.

— Конечно. Они сильнее Голиафа. Гильдия присвоила им шестые уровни, потому что они живут в воде, но по характеристикам они ближе к пятому уровню. Если выйдем против такой зверюги в группе с авантюристами Ривиры, справимся без потерь, — ответила она.

Услышав этот разговор, Кассандра снова начала беспокоиться.

Выходит, Айша уже сражалась с Монстром Рексом нижних этажей… Если она говорит правду, то этот Монстр Рекс не сможет устроить такую резню, как в моём сне…

После этого девушка перестала понимать, откуда будет исходить опасность. У неё начала кружиться голова.

Может монстров будет несколько? Сильная орда, или что-то вроде этого?..

Такое возможно. Однако, Кассандра не считала, что это правильная мысль.

Проведя в раздумьях долгое время, она помотала головой. Она не могла понять истинную природу бедствия. Заверив себя, что дальнейшие раздумья бесполезны, она перешла к мыслям о следующей части пророчества.

Единственным предупреждением в этом сне была строчка о «воскресающем солнце» … Но что «солнце» означает?..

Порой сны Кассандры содержали предупреждения, позволяющие избежать пророчества. Обычно они были абстрактными, и их было очень сложно прочесть. Потому Кассандра часто понимала их неправильно.

На что солнце может быть аллегорией и что символизировать? Может Аполлона? Может это как-то связано со спасением «себя», меня, когда я заберусь в «саркофаг»? А может солнце это отсылка ко времени? Что-то случится днём? Но в Подземелье время идёт не так, как на поверхности… Аргх! Это ни к чему не ведёт!

Кассандра стукнула себя кулаком по голове и погрузилась в уныние. Харухиме и Чигуса удивлённо отпрянули. Дафна, знавшая Кассандру достаточно долго, чтобы понять в каком она настроении, тяжело вздохнула.

«Собери осколки, освети пламя, взывай к солнечному свету» … Это как-то связано с «солнцем», но я не знаю, как связать эту строчку с тем, что идёт раньше и дальше…

Рука Кассандры, покоившаяся на колене, сжалась в кулак.

У меня предчувствие, что я знаю, где нас ожидает бойня… Если мы попадём туда в нужное время, скорее всего сможем избежать «пира бедствий» …

Кассандра вдохнула аромат цветов Подземелья, наконец придумав, что могут значить эти слова, и начав раздумывать, что она должна сделать.

— Эм, Кассандра?

Она не заметила, как беловолосый парень подошёл к ней, склонился и посмотрел ей в глаза.

— Ой! Ай! Белл!

Белл криво улыбнулся, когда Кассандра взвизгнула от удивления. Он мгновенье помешкал, но твёрдо заговорил:

— Эм… Если вас что-то беспокоит, можете мне сказать.

— А?

— Я знаю, мы из разных Паств, но сейчас мы в одной группе и… В общем, если я что-то могу сделать, я хотел бы помочь. Совсем необязательно я, конечно, можете попросить Дафну или Харухиме…

Он протянул девушке бутылку холодной воды. Кажется, он приструнил дерущихся авантюристов, чтобы набрать свежей воды из источника. Он заметил, что Кассандра погружена в раздумья, и хотел как-то помочь.

Скорее всего он понял, что ей нехорошо ещё с того пророческого сна до того, как они покинули Ривиру.

Кассандра несколько раз удивлённо моргнула и покраснела.

Он и правда… изменился…

Совсем недавно он всё время краснел и лишался дара речи, когда говорил с девушками. Как и сама Кассандра.

В этой экспедиции Микото научила её поговорке с Дальнего Востока, поставив в пример Белла: «Если три дня не видел человека, присмотрись при встрече внимательней». В его случае это было правдой, навыки парня росли день ото дня. Он становился настоящим командиром группы.

Разумеется, он ещё не стал тем человеком, которого Кассандра назвала бы «величественным», но, когда он замечал, что он что-то может сделать, он пытался помочь. Так было и с моховым гигантом, когда девушка растерялась и не была уверена, что знает, как избавиться от паразитических лоз. Белл подошёл к Кассандре и взял её за руку, подбодрив её.

Казалось, словно она снова ощутила теплоту его ладони.

Когда в её голове скользнула мысль о том, что ко всему прочему он её младше, Кассандре захотелось разрыдаться.

— Спасибо… — тихонько сказала она, принимая бутылку и шумно отпивая воды.

Он почесал щёку и снова криво улыбнулся.

Кассандра не знала, что заставило его так сильно измениться. Но она чувствовала, что может утонуть в его доброте.

— Эм, ммм…

Она открыла рот, чтобы что-то сказать, всё ещё не зная, что именно, но тут у входа в комнату поднялся крик.

— Борс! Тут стадо мамонтовых тварей! — крикнул авантюрист.

Размер этих созданий варьировался от шести до семи метров, что поражало даже на расстоянии. Их изящные изогнутые бивни были длинными, словно копья, а шкуры багровыми, как кровь.

Мамонтовые шуты — это редкий для Огромного Древесного Лабиринта вид монстров, опасность которого заключается исключительно в мощи. Остальные создания обладают особыми свойствами, вроде изменяющих состояние атак или твёрдых панцирей. Также Мамонты — самый крупный вид обычных монстров средних этажей.

— Кучка здоровяков? Эй вы, к бою! Кроличья Лапка, ты с нами!

Названный по прозвищу вооружённым секирой Борсом Белл подскочил, как испуганный кролик. К тому времени, как Кассандра успела вздохнуть, он уже был далеко, возглавив сражение со стадом монстров.

— …

Айша и Оука присоединились к битве с четырьмя мамонтовыми шутами, которые для группы практически не представляли опасности. Чигуса поспешила им в поддержку. Кассандра грустно следила за сражавшимся Беллом.

Полученным от Борса двуручным мечом парень подрезал ноги монстра, заставив его упасть на землю с оглушительным грохотом. После приземления он запустил в другого монстра огненным снарядом. Для Кассандры он выглядел, как герой какой-нибудь сказки.

Только его смерть не была отмечена в моём сне…

Фея, которой суждено привести всех к падению, подчинит ревущее белое пламя и запустит шестерни безжалостной судьбы.

«Ревущее белое пламя», кажется, единственные слова, которые относятся к Беллу.

Кассандра была уверена, что «фея» — это Лю. Получается, эти двое должны были неизбежно столкнуться. Жутким в этом части было то, что она подчинит пламя. Это пророчество иного смысла чем то, что ожидает Айшу и остальных.

Ей пришло видение небольшой феи, хлопающей крыльями, окружённой ревущим белым пламенем. Видение кончилось до того, как всё охватила жуткая темнота.

Если кто-то и может бороться с этим жутким пророчеством, разве это не он?

Кассандра прикусила губу. Микото, Дафна и Вельф остались защищать помощников и осматривались в поисках новых монстров. Чтобы противостоять пророчеству, Кассандра первым делом приблизилась к Вельфу.

— Эм, мистер Кроццо.

Молодой кузнец следил за боем и готовился к нему присоединиться.

— Может ты не будешь звать меня по фамилии, а? Меня Вельф зовут, — сказал он, явно разочарованный тем, что ему не дали вступить в бой.

Вместе с тем он удивился, когда Кассандра к нему обратилась. Покраснев, она извинилась и собралась с мыслями. Она хотела попросить высшего кузнеца, постоянно совершенствовавшего свои навыки, об услуге.

Когда она произнесла свой вопрос, он ответил прямо, как подобает настоящему ремесленнику:

— …Я могу, но почему ты так неожиданно об этом просишь?

— Мммм…

— Скажу честно, не слишком-то мне хочется. Мы договорились, что он будет пользоваться только экипировкой, которую я сделаю своими руками.

Естественно, скромная Кассандра уже собиралась отступить, но вместо этого прикусила губу снова.

— Он… Белл ради других людей бывает безрассуден… Такой он человек. Я хочу ему помочь… — сказала она, глядя кузнецу в глаза.

Она не стала упоминать пророчество. Она знала, что Вельф ей не поверит, если она об этом скажет. Но её искренние чувства он может принять во внимание.

Как и Белл, Кассандра менялась и росла. Вельф молча её выслушал, увидел непоколебимый блеск в огромных глазах. На мгновенье он притих, а потом уголки его губ поднялись:

— Ладно. Сделаю.

— П-правда?

— Ага. Не слушай ворчание горделивого кузнеца. Как и с магическими клинками… я решил ставить друзей превыше гордости, — сказал он, улыбаясь.

Почему-то Кассандре показалось, что эта улыбка была результатом долгой внутренней борьбы. Она так сильно завидовала Вельфу, что лишилась дара речи, вместе с тем сочувствуя той битве, которая прошла в его голове.

— Вдобавок, я и сам думаю, что тут что-то нечисто. И согласен, что Белл скорее всего бросится куда-нибудь, сломя голову. Не удивлюсь, если он будет готов сразиться с каждым авантюристом в этой комнате, чтобы защитить эльфийку… В конце концов мой сообщник уже подобное проворачивал.

Подумав, Вельф вспомнил о случае с Ксеносами, его лицо стало серьёзным, но, чтобы скрыть такие мысли, Вельф в итоге отшутился. Кассандра энергично закивала головой:

— С-спасибо вам огромное!

Впервые Кассандра ощутила, что её действия могут повлиять на будущее. Впрочем, это не изменит исхода её сна, но всё равно, девушка ощущала радость.

— Лил, подай мне переносной горн, который я взял. И дай мне свою робу, пока тебе ничего не грозит. Наверное, она слишком длинная, поэтому по полу волочится.

— Но, сударь Вельф, вы лично снимали мерки!

Вельф взял у вспылившей в очередной раз Лили инструменты. Поставив перед собой горн, он начал сооружать небольшую мастерскую прямо посреди Подземелья.

— Девчат, помогите мне. Монстров стало побольше, похоже Белл и остальные ещё нескоро освободятся. Хочу справиться до того, как они закончат.

— Да, сэр!

Микото, Харухиме и Дафна бросились на помощь кузнецу. Остальные авантюристы, оставшиеся прикрывать товарищей с тыла, вытягивали шеи, наблюдая за работой.

Слушая звуки сражения авантюристов и монстров на фоне, Кассандра осознала, что её переполняет волнение.

— Ааааааа…

Гестия издала расслабленный вздох, уложив свою огромную грудь на стол.

Она в Поместье Домашнего Очага, доме Паствы Гестии, расслабляется в гостиной.

— А ты сегодня довольно вялая. У тебя выходной? — спросил Миах. Он принёс с собой несколько свёртков.

— Да. Каким-то чудом совпали выходные в лавке Гефест и на стенде хрустящей картошки. Но я ненавижу выходные, когда Белла и остальных рядом нет! — ответила Гестия.

После отправки объединённой группы из нескольких Паств, в которой вся Паства Гестии приняла участие, Поместье Домашнего Очага осталось без защиты. Чтобы это компенсировать несколько божеств, близких с Гестией, отправляли авантюристов своих Паств для охраны. Сегодня настала очередь Паствы Миаха. Миах пришёл лично, и, когда они с Гестией разговаривали, дверь распахнулась, и в гостиную вошла Нажа.

— Всевышняя Гестия, я решила немного прибраться…

— Ого, правда приберёшься? Большое спасибо!

— Мне не сложно… к тому же, вы приготовили ужин и позволили пользоваться ванной.

— С твоей стороны очень мило выразить благодарность таким образом, — ответила Гестия.

Нажа улыбнулась, её глаза как обычно были полуприкрыты, отчего она казалась сонной, на первый взгляд. Хвост мотался из стороны в сторону, словно намекая на то, что она очень ждёт вечера.

— Кстати, Гестия, что там за стук в заднем дворе? — спросил Миах.

— А, насчёт этого… Гефест отправила одного из молодых кузнецов охранником, а он оказался странным. Он сказал, что хочет осмотреть мастерскую Вельфа, они же в одной Пастве раньше были… и когда я дала разрешение, а он без спроса начал там хозяйничать и принялся что-то ковать…

— В таком случае я хотела бы занять комнату Лилируки… Наверняка у неё какие-нибудь необычные средства и предметы припрятаны… Вы же не против? — спросила Нажа.

— Ни за что! Она же на меня разозлится!

Миах криво улыбнулся, понимая, что несмотря на то, что хоть Гестия и является богиней Паствы, она занимает довольно низкое место в иерархии.

— Переживаешь от того, что Белла и остальных нет рядом?

— Конечно переживаю. Но всё равно готова поприветствовать их от всего сердца, когда они вернутся, как будто радовалась этой экспедиции, — ответила Гестия и задала Миаху встречный вопрос: — А что насчёт тебя? Дафна и Кассандра тоже ушли в экспедицию.

— Разумеется, я не перестаю нервничать, и мне немного одиноко… Но до недавнего времени Паства состояла из меня с Нажей. Странно признаваться себе в том, что всё словно пришло в норму, и я отношусь к этому времени, как к перерыву на тишину и спокойствие.

— …

— Мы давно друг друга знаем. Поэтому мне спокойнее всего, когда рядом только Нажа, — довольно сказал Миах с приятной улыбкой на лице.

Громкий стук раздался от того шкафа, который протирала Нажа, стоя спиной к разговаривавшим божествам. Её хвост бешено мотался из стороны в сторону.

Гестия не знала предыстории, которая кроется за довольными словами Миаха, но почему-то в груди богини стало жарко, и она решила сменить тему.

— Кстати, Миах… хочу спросить насчёт Кассандры, — сказала она, переходя на серьёзный тон. — Ещё когда мы изучали Паству Аполлона, я призадумалась, потому что…

— Да… Она может видеть. То, что даже нам, божествам, не дано.

Нажа повернулась к богам, кивнувшим друг другу и озадаченно наклонила голову.

— Не знаю, о чём думал Аполлон, когда брал её в свою Паству… но, судя по всему, она таит в себе одну из загадок смертного царства.

— Тайны, которые неизвестны даже нам… Я понимаю, почему божества так обрадовались, когда впервые спустились сюда с небес, — сказала Гестия, отклоняясь на спинку стула. На мгновенье она уставилась в потолок, словно задумавшись о природе смертной части мира.

— Я не так много с ней общалась. Какая она? — спросила богиня, словно этот вопрос впервые начал её беспокоить.

— Кассандра очень странная… — заговорила Нажа, забирая с полки чайник. Продолжая рассуждать, она заварила для всех чёрного чая. — Поначалу она была, как Белл… нет, даже более робкой и нервозной, чем он… Кажется, в последнее время она начала к нам привыкать… но не перестала рассматривать вещи с какой-то философской точки зрения…

— Философской? — спросила Гестия.

— Не могу это объяснить… как будто она считает, что всё происходящее предрешено…

— А, фаталистка…

— Она часто говорит вещи, которые нельзя принять за правду, а иногда я совсем её не понимаю… Например, когда разбилась моя любимая чашка, почему-то она расстроилась больше остальных.

Пока разговаривали Нажа и Гестия, Миах отмалчивался.

— Вот что я имею в виду под странной. Она как будто живёт в каком-то другом мире… — сказала Нажа.

— …

— А когда Дафна ведёт себя как Дафна, и говорит, что Кассандра несёт чушь, Кассандра ещё больше теряет в себе уверенность и становится ещё боязливее…

Нажа вдохнула поднимающийся от горячего чайника пар и с улыбкой продолжила:

— Но они мне нравятся. Боги часто зовут их «странной парочкой». А ещё Кассандра всегда о чём-то беспокоится, всегда ходит мрачная…

— Я заметила, что её как будто что-то постоянно тяготит… а ты как думаешь, Нажа?

— Она становится заметно веселее, когда видит Белла…

— Ч-ч-ччто?! Не может быть! Ты же не хочешь сказать, что эта девка вздумала его охмурить?! — в ответ на замечание Нажи, Гестия вскочила с кресла, повинуясь своим женским инстинктам.

— Нет, не думаю, что она что-то подобное замышляет, — сказала девушка-чинтроп, налив три чашки чая и поставив их на стол. — Меня удивляет, что она до сих пор не бросила походы в Подземелье.

— Как бы она не выглядела для остальных, она сильна духом. Иногда, когда я вижу её улыбку, мне кажется, что её наполняет свет, и я не могу оторвать от неё глаз, — наконец прервал молчание Миах.

— …

— Ай, Нажа! Зачем ты меня ущипнула? Это больно!..

— Не думаю, что вам стоит упоминать, что вы «не можете от кого-то оторвать взгляд»!

Когда между членами Паствы Миаха завязалась комичная перепалка, Гестия потеряла к разговору всякий интерес и закинула хрустящую картошку в рот.

— …А, кто-то у дверей?

Звук дверного колокольчика разнёсся по поместью.

— Я посмотрю, — сказала Нажа, поднимаясь.

Некоторое время спустя она вернулась, держа в руках письмо.

— Кажется оно от Лилируки… Она передала, что их попросили что-то сделать на восемнадцатом этаже…

— Письмо от помощницы? Сложно поверить, что эта мелкая скряга раскошелилась на отправку послания…

Обычно, если авантюристов просят принять какое-то задание, когда они уже в Подземелье, вместе с этим также обещают компенсацию, не уступающую стандартной плате. То есть, авантюристы соглашаются принять дополнительные цели, только если им это выгодно. Особенно это относится к авантюристам высоких уровней, дошедших до безопасной зоны. Гестия пыталась пошутить, но тот факт, что Лили, очень скупая девушка, решила потратиться на письмо, да ещё и защищённое печатью и доставленное гонцом с восемнадцатого этажа плохой признак.

— …В погоню за эльфийкой из таверны отправился карательный отряд?! И чтобы что-то с этим сделать, они присоединились к охотникам?!

— Гестия, что произошло? — спросил Миах.

— Я-я-я не знаю…

Гестия была поражена, прочитав в письме то, чего не ожидала. Письмо было написано неявными словами, чтобы человек, не состоящий в Пастве Гестии, не мог понять всего происходящего. Лишь встреча с особым монстром и решение прервать экспедицию походило на точный доклад.

Гестия перечитала письмо дважды или трижды, а после озадаченно передала его Миаху.

— Что творится в Подземелье?..

Увидев последнюю строчку, в которой Лили просила отправить дополнительных людей в Подземелье, на случай, если что-то случится, и Лю будет поймана, чтобы её освободить.

Несмотря на атаку Мамонтовых шутов во время отдыха, отправленный за Ледяным Ветром отряд продвигался без особых задержек.

Как и распорядился Борс, авантюристы обыскивали каждый этаж и выставляли стражей в местах, где этажи соединяются. Вскоре они оказались на двадцать четвёртом этаже.

Прошёл день, даже самые мотивированные авантюристы к этому времени начали задумываться об отдыхе.

— Эй, хватит отлынивать! Идём быстрее! Ледяной Ветер может ещё кого-нибудь убить!

— Успокойся ты, Тёрк. Глупо нестись вперёд, пропуская следы. Ну и возразить мне нечем, я правда замедлился…

Неподалёку Кассандра слышала споры авантюристов. Она повернулась к Лили.

— Эм… Лили… могу я попросить вас дать мне карту?

— Что, снова?

— Да, на этот раз я хотела бы осмотреть другой этаж… Простите.

Лили подозрительно нахмурилась, но всё равно достала карту очередного этажа из рюкзака.

Кассандра, уже державшая в руках другую карту, взяла у Лили новую.

— Что Кассандра-сан задумала?..

— Да, о чём она беспокоится? Она просматривает карты Подземелья одну за другой…

Харухиме и Чигуса перешёптывались, пока Кассандра, отставив свой посох целителя, смотрела на развёрнутый кусок бумаги. Кассандра этого не замечала, она погрузилась в изучение карты. Капелька пота побежала по напряжённому лицу.

— Осторожней, Кассандра. Мы вообще-то по Подземелью идём, — сказала Дафна, присматривавшая за дорогой для них обеих.

Кассандра попыталась отговорить Борса и его спутников идти дальше, но, ожидаемо, не смогла. Однако девушка была настроена решительно, она хотела предотвратить обещанное пророчеством бедствие. И, чтобы это сделать, она пыталась получить о каждом этаже как можно больше информации.

Изучая карту так пристально, что, казалось, в карте должна появиться дыра, девушка отчаянно пыталась придумать, что ей сделать.

— Я знала, что это займёт немало времени, но поиски затягиваются очень сильно, не так ли?..

— Мы почти закончили обыск серединных этажей. Если сударыня Лю в Огромном Древесном Лабиринте, вскоре мы должны наткнуться на след…

Кассандра услышала разговор Микото и Лили и в сердцах покачала головой.

Нет… что-то не так.

Ледяной Ветер не в этой части Подземелья.

«Феи», ведущей преследователей к краху, здесь нет. Предвестница трагедии знала, что катастрофа развернётся не в Огромном Древесном Лабиринте.

Жуткое пророчество сказало ей об этом.

Лазурный поток обагрится кровью, и жуткая орда восстанет.

Глубины ада будут переполнены трупами, вернувшимися к матери.

Три из семнадцати пророчеств указывают на местность, по пятому и шестому можно определить, где пророчеству суждено сбыться!..

Лазурный поток.

Глубины ада.

По контексту можно определить, что происходит, и только одно место подходит под оба этих описания.

Точно! То есть…

— А? Что-то взорвалось?!

— Волны исходят снизу… с нижних этажей?!

…Это место может быть только Водной Столицей.

Содрогающаяся земля и треск заставил авантюристов напрячься.

Карты нижних этажей, которые изучала Кассандра начали дрожать в её руках.

Она поняла, что «время» пришло.

Прозвучал свисток, теперь пророчество должно начать сбываться.

Её губы задрожали.

— Прибавим ходу!

По команде Борса авантюристы бросились бежать. Авантюристы оскалили пасти в предвкушении, а членами группы Белла овладело напряжение, когда они услышали взрывы. Кассандру, бежавшую одной из последних, охватывало волнение, подобного которому она ещё никогда не испытывала. Она отчаянно пыталась успокоить громко стучащее сердце.

Они вбежали в проход, соединяющий двадцать четвёртый этаж с двадцать пятым, звуки множества шагов отражались от кристальных стен. Достигнув конца длинного коридора, авантюристы оказались в наполненной синеватым светом пещере.

Перед их взглядами оказалась сверкающая синевато-изумрудная вода Великих Водопадов, с рёвом бьющаяся о пол кристальной пещеры.

Во второй раз Белл и его группа были захвачены манящими видами Нового Мира.

— Ого… ещё взрыв!

— Ледяной Ветер сбрендила окончательно?

— Волны доходят сюда откуда-то снизу… Может источник на двадцать седьмом этаже?

Водная Столица начинается на двадцать пятом этаже и продолжается до двадцать седьмого, Великие Водопады соединяют все три этажа. Каждый из этажей состоит из вертикальной пещеры, из которой бьёт водопад, и огромного водоёма, не уступающего размерами озеру. Далеко внизу, за несколькими обрывами можно было увидеть конечную точку двадцать седьмого этажа. Окружённый авантюристами Борс посмотрел вниз правым глазом, неприкрытым повязкой.

Серый дым столпом поднимался среди кристальных стен, очередной взрыв сорвал с потолка пещеры сталактит, который воткнулся в озеро и раскололся, будто айсберг. Осколки, падая в воду, подняли брызги, смешавшиеся с туманом, поднимаемым водопадами.

— В этих взрывах явно не монстры виновны! Десять к одному, что это работа авантюриста, а точнее, Ледяного Ветра! Лучшие из нас пойдут на двадцать седьмой этаж! Остальные оставайтесь защищать проход!

— ДААААААА!

В ответ на слова Борса авантюристы подняли в воздух оружие. Сонливость сняло как рукой, наёмники выкрикивали боевые кличи, поскольку охота на авантюристку должна была вот-вот начаться.

В то же время, группа Белла собралась в стороне в кружок и начала обсуждать стратегию.

— Сейчас всё и должно решиться. Мы должны найти Лю прежде, чем это сделают остальные авантюристы, — сказала Лили.

— Точно. А ещё нам нужно узнать от них, что случилось, — добавил Белл.

— Определённо… Но, что это за взрывы? Кажется, они мощные. Думаете эльфийка заклинания свои использует? — спросил Вельф.

Кассандра игнорировала разговор, нервозно вглядываясь в проход на двадцать четвёртый этаж и помотала головой. Часть её всё ещё хотела просто повернуть назад и сбежать.

За свои короткие восемнадцать лет она испытала достаточно боли, чтобы знать, что её скромные усилия могут никак не изменить пророчество, увиденное ей во сне.

А теперь его исполнение началось.

С этого момента, чтобы избежать печального исхода, она должна действовать безошибочно. Так она себе сказала, пытаясь набраться храбрости и сдержать очередной приступ тошноты.

— Так, переходим к делу… Лили чувствует, что на двадцать седьмом этаже что-то происходит. Нам нужно присоединиться к этой особой группе и встретиться с Лю…

— Стойте!

Кассандра оборвала девушку полурослика, не дав ей договорить.

— Мне кажется нам не нужно сейчас идти на двадцать седьмой этаж... Будет непросто добраться туда такой большой группой…

Многого в своём пророческом сне она понять не могла, но по крайней мере, получила указание места.

Глубины ада будут переполнены трупами, вернувшимися к матери.

Кассандра догадалась, что под «глубинами ада» подразумевается конечная точка Великих Водопадов, двадцать седьмой этаж, самый нижний у Водной Столицы. То есть, там должна случиться катастрофа.

Если они будут держаться от двадцать седьмого этажа как можно дальше, Лили и остальные избегут предсказанной смерти. Кассандре, не раз сталкивавшейся со значением предыдущих пророческих снов это, было отчётливо ясно. Когда девушка не знала, что ещё ей добавить, чтобы всех убедить, заговорила Дафна:

— Соглашусь с Кассандрой. Хоть мы и сражались на этом этаже, мы были здесь всего раз. Вам не кажется, что забег по неизвестной местности — не самая лучшая идея?

— Д-Д-Дафна…

— Даже если мы будем полагаться на защиту Кроличьей Лапки и Антианейры, сомневаюсь, что у нас получится добраться до эльфийки быстрее, чем у других авантюристов.

Аргументы Дафны не были связаны с беспокойством Кассандры об исполнении пророчества. Однако, она была одним из командиров Паствы Аполлона и не собиралась скрывать своих сомнений в рискованности перехода через нижние этажи.

— К тому же, лично мне не хочется рисковать жизнью ради эльфийки, которую я едва знаю, — шутливо заключила она.

— Вот как. Вы правы в том, что скорость похода связана с размером группы, а нам нужно двигаться как можно быстрее. Значит, на двадцать седьмой этаж пойдут не все, — Лили приняла в расчёт слова своей наставницы.

Кассандра ощутила облегчение. Она была уверена, что худшего удалось избежать. Девушка расслабила плечи и вздохнула.

— Получается, отправятся только сударь Белл и сударыня Айша?

В этот момент плечи Кассандры напряглись снова.

— Ааааа, эмммм?!

Она снова прервала Лили, подняв правую руку. Айша, чья смерть была частью пророчества, также не должна попасть на двадцать седьмой этаж. Нужно было это остановить!

Лили явно разозлилась из-за того, что её снова прервали, а Айша с подозрением глянула на Кассандру. Та не придумала аргументов заранее и молча шевелила губами, пока наконец не выдавила из себя слова:

— А-а-айше тоже следует остаться на двадцать пятом этаже, вместе со всеми…

— Почему?

— Ну… тогда, когда Харухиме лишилась возможности ходить после использования заклинания, и я несла её до восемнадцатого этажа… она была очень-очень тяжёлой!..

— А?!

Это ложь.

Харухиме показалась девушке очень лёгкой.

Казалось, Роба Голиафа весила больше, чем Харухиме. В отличие от большой груди, талия девушки-ренарта была такой тонкой, что сама Кассандра даже задумалась о том, что ей стоит потерять в весе. Кассандра покраснела, когда услышала, как взвизгнула от ложных обвинений Харухиме.

— Если нам придётся бежать и её нужно будет нести, я, эм, думаю, что мы с Лили не сможем сделать это сами… К-к-конечно остальным придётся нас защищать, но как нам быть без Айши, раз Харухиме такая тяжёлая?..

Кассандра ещё несколько раз повторила слово тяжёлая, а Дафна одарила её грустным взглядом, словно пытаясь сказать: «Ты что-то против неё имеешь, что ли?»

Глаза Харухиме, о которой говорили словно о поклаже, наполнились слезами. Она бросала взгляды на Белла, который, очевидно, не знал, как на это реагировать, едва не потеряв сознание от смущения.

— …Ну, она действительно сильно выросла с тех пор, как я знал её на Дальнем Востоке. Особенно в груди, — пробормотал Оука.

— Правда? — в голосе Вельфа послышалось чуть больше интереса, чем следовало.

— Оука!!! И вы, Вельф, тоже! — прикрикнула на них Чигуса, поднявшийся в группе хаос начал нарастать. Микото, стоявшая рядом Харухиме, тоже не знала, что делать и начала массировать плечи подруги.

Всхлипы ренарта не были слышны из-за рёва Великих Водопадов.

— Какая к чёрту разница, тяжёлая глупая лисица или лёгкая. Ей надо просто остаться рядом с проходом. Вокруг куча авантюристов, а если вам будет что-то угрожать, она всегда может использовать своё заклинание, — сказала Айша.

— Эм…

— Вы, детишки, слишком много внимания требуете. По правде говоря, если не научитесь обходиться без меня, я не знаю, как вам быть дальше. Паствы Гестии это тоже касается.

Кассандра не знала, что ответить на прямолинейный выпад Айши. Вместе с тем, ей было стыдно от того, что, увидев отношение амазонки к своей «младшей сестре», она попыталась так бесстыдно его использовать ради своих целей.

Но всё же ей нужно было что-то придумать, чтобы не пустить Айшу на двадцать седьмой этаж. Волнение нарастало.

— …Эм, Айша.

Белл посмотрел амазонке в глаза и заговорил:

— Не могли бы вы сделать, как просит Кассандра, и остаться на двадцать пятом этаже?

— А?.. — у Кассандры перехватило дыхание. Она удивлённо перевела взгляд на парня.

— Ты о чём, малыш? Тоже хочешь попросить меня присмотреть за глупой лисичкой?

— Я бы соврал, если бы в этом тоже не было доли правды… но мне бы хотелось, чтобы вы кое к кому присмотрелись.

— Присмотрелась к кому-то? — с сомнением в голосе откликнулась Айша.

Белл наклонился ближе к центру группы и указал на определённого авантюриста.

— Тот вервольф, который настаивал на виновности Лю… Ледяного Ветра… который доложил об убийстве. Он подбивал остальных снова и снова, пытался заманить в эту группу как можно больше людей.

— …Если подумать, он и правда торопил всех с поисками по пути сюда. Это выглядит не слишком естественно, — сказала Лили.

— Точно. Я думаю, что он… соврал.

Лили и остальные глянули на охотничий отряд авантюристов, в котором вервольф шумно подбивал остальных идти и жал руки.

Белл следил за ним несколько секунд, а потом перевёл взгляд на Айшу.

— Если Лю невиновна, он точно что-то задумал.

— …

— И, если он совершит что-нибудь подозрительное мне бы хотелось, чтобы вы его остановили… Или я слишком много навоображал?

Несмотря на то, что Белл поделился своими мыслями, последняя часть фразы была произнесена неуверенным тоном.

Вместо ответа на вопрос парня, Айша издала протяжный вздох.

— Ты можешь оказаться прав. На всякий случай мы с тобой разделимся, — сказала она.

— Спасибо вам, Айша. Я на вас полагаюсь.

— Но, если я права в своих догадках… один ты с той эльфийкой не справишься, — сказала Айша, одаривая Белла серьёзным взглядом. Казалось, она знает то, чего не знают другие.

Белл на мгновенье замешкался, но уже через секунду в нём не осталось ничего, кроме решимости.

— Я верю в Лю.

— …Ну как знаешь, — Айша вздохнула, нахмурилась и приняла предложение остаться на двадцать пятом этаже.

Кассандра удивлённо посмотрела на Белла, поблагодарившего амазонку. На мгновенье парень встретился с Кассандрой взглядом и едва заметно улыбнулся.

Ага…

Она поняла, что Белл заметил её отчаянную попытку удержать Айшу на этом этаже и протянул руку помощи. Разумеется, у него на то были и свои причины… но всё же он уважал её попытку пойти против всех, когда никто в неё не верил.

Кассандра снова ощутила необъяснимое горячее чувство в груди.

— А ничего, что мы отпустим Белла Кранелла одного? — спросил Оука, явно озадаченный.

— Это рискованно, однако в одиночку сударь Белл сможет двигаться гораздо свободнее, и для него это будет не так рискованно. Думаю, будет лучше, если он пойдёт один и свяжется с сударыней Лю, — ответила Лили.

После этого она указала, что остальным членам группы будет непросто перемещаться по этому этажу, в то время как Белл справится на нижних этажах и в одиночку.

— Как бы там ни было, Вельф совсем недавно закончил для него ещё одну часть защитной экипировки, — сказала она, бросив на кузнеца взгляд.

— Возьми, Белл.

— Вельф… Что это?

— Шарф Голиафа. Я сделал его из кусочка робы Лил.

Белл уставился на чёрный кусок ткани, который Вельф держал в руках. Это была часть Робы Голиафа, защитной экипировки по прочности сравнимой с железной стеной. Несмотря на то, что им невозможно прикрыть всё тело, как робой, защитная экипировка из кожи гиганта прочнее и крепче, чем любой материал из доступных.

— Я его подготовил, пока вы сражались на двадцать первом этаже. Поверь, было непросто! Нужных инструментов не было, пришлось магическим мечом резать.

— Эм, Вельф… ты правда не против? — спросил Белл, посмотрев другу в глаза.

Насколько Белл знал, кузнец не хотел позволять авантюристу, на которого работает, использовать неподготовленную добычу прямо с монстра. Но, несмотря на гордость мастера, Вельф кивнул.

— Ага. Честно говоря, я бы предпочёл, чтобы ты обошёлся бронёй, которую я сделал… но, если с тобой что-то случится, я себя не прощу. В конце концов, не могу же я ставить гордость выше нашей дружбы, так?

Он улыбнулся и протянул Беллу Шарф Голиафа.

— И прости, выглядит он не очень.

— Это мелочь. А вот шею эта штука мне серьёзно натрёт! — пошутил Белл, повязывая шарф вокруг шеи. Ценой невероятной защитной силы этого предмета был его огромный вес.

Смеясь и отшучиваясь вместе с Беллом, Вельф вдруг вспомнил что-то и наклонившись прошептал парню на ухо:

— На самом деле наша провидица помогала его делать. И она же предложила.

— Правда?

Белл замер, когда услышал упоминание прозвища Кассандры, и посмотрел в её сторону. Щёки девушки загорелись, и она опустила взгляд.

— Эм… спасибо вам, Кассандра.

— …

Кассандра подняла взгляд, когда к ней подошёл Белл. Она была рада благодарности и рада была увидеть мальчишескую улыбку на его лице.

Неожиданно, её посетила мысль.

Хоть в пророчестве и не говорилось о смерти Белла напрямую, разве можно отпускать его одного? Если она позволит ему уйти, что-то плохое непременно с ним случится. Она это понимала.

Но она и без того далеко зашла. Разве может она просить большего?

…Нет, это невозможно. Мне его не остановить.

Посмотрев Беллу в глаза, она отпустила призрачную надежду, которая на мгновенье мелькнула в её разуме. Сколько бы она не умоляла, она знала, что парня ей не остановить. В конце концов разве не она в тот же день осознала, как близка твёрдая воля к неотвратимой судьбе?

Раз он верит в мои сны, может он?..

Она много раз задумывалась, не стоит ли ей рассказать Беллу правду о пророчестве, раз только он готов ей верить, но каждый раз её что-то сдерживало.

Раз он верит во то, что она говорит, что он сделает, когда осознает, какая жестокая судьба ожидает Лю? Она знала ответ на этот вопрос, даже не задумавшись об этом. Он полетит к ней, даже если будет знать, что идёт навстречу собственной смерти.

Потому она решила, что лучше парню не знать о её сне.

Она и сама не могла понять всей сути пророчества. Она не хотела затуманивать его мысли, поделившись с ним неочевидным сном.

— …Белл.

Кассандра считала свои пророческие сны проклятьем.

Никто ей не верил.

Никто не воспринимал всерьёз.

Она не знала, осознают ли божества, что грядёт.

Но один человек… он… верил в неё. Доверие Белла её спасло.

Она не хотела его отпускать. Она не хотела его оставлять. Она не хотела его потерять.

Если бы это удержало его рядом, она бы даже стала его любовницей. Разделила с ним жизнь.

Но эту эмоцию породил расчёт. Она хотела быть спасённой, это не было искренним желанием быть с ним. Пусть сейчас вызвал в ней привязанность, это чувство Кассандра испытывала не к нему, а к образу, человека, который верит в её сны. По крайней мере, так она рассудила.

Потому она не была для него подходящей женщиной.

Но она хотела, чтобы он выжил… по меньшей мере. Это достойное желание, разве нет?

— Вернитесь пожалуйста живым, — тихо сказала она. Её голос переполняли эмоции, и, если бы другие её услышали, наверняка подумали бы, что она слишком драматизирует.

— Когда мы вернёмся вместе на поверхность… я очень о многом хотела бы… вам сказать, — добавила она.

Теперь ей остаётся только предоставить действовать ему.

Белому свету, чей конец она не увидела в своём сне.

Провидица смотрела ему в глаза со слезами, Белл широко улыбнулся, и эта улыбка будто отогнала катастрофу.

— Я обязательно вернусь. Обещаю.