Том 13    
Глава 5. Пришествие бедствия


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
chocola
1 мес.
Глава 5. Пришествие бедствия
Ошибка в:
Героическая битва, развернувшая
Исправление:
Героическая битва, развернувшаяся
chocola
1 мес.
Глава 4. Отсчёт
Ошибка в:
последнего члены Паствы Рудры
Исправление:
последнего членА Паствы Рудры
chocola
1 мес.
Глава 3. Истинные цели Ледяного Ветра
Ошибка в:
проявили себя по время
Исправление:
проявили себя Во время

Глава 3. Истинные цели Ледяного Ветра
Ошибка в:
Процесс настолько не заметный,
Исправление:
Процесс настолько незаметный,

Глава 3. Истинные цели Ледяного Ветра
Ошибка в:
работать, он опустил
Исправление:
работать, он опустЕл

Глава 3. Истинные цели Ледяного Ветра
Ошибка в:
но поднимаясь к её поверхности.
Исправление:
То поднимаясь к её поверхности.

Глава 3. Истинные цели Ледяного Ветра
Ошибка в:
Она не за что не отпустила
Исправление:
Она нИ за что не отпустила

Глава 3. Истинные цели Ледяного Ветра
Ошибка в:
радость это было или 
Исправление:
радость это былА или 
Отредактировано 1 мес.
chocola
1 мес.
Глава 3. Истинные цели Ледяного Ветра
Ошибка в:
сделанный из Робы Голифа
Исправление:
сделанный из Робы ГолиАфа
chocola
1 мес.
Глава 2. Предвестница трагедии
Ошибка в:
Её хотелось бы ещё раз
Исправление:
Ей хотелось бы ещё раз

Глава 2. Предвестница трагедии
Ошибка в:
Жутким в этом части
Исправление:
Жутким в этой части
Отредактировано 1 мес.
chocola
1 мес.
Глава 1. Дело юного Кранелла
Ошибка в:
как вы там что-то там изучаете
Исправление:
как вы там что-то изучаете
dars
2 мес.
Спасибо за перевод. Исправьте:

Глава 1: "Я слышал это он неё самой" - слышал это оТ
"Среди этих тела она видела Лили" - Среди этих тел она видела Лили
Глава 2: "Раз он верит во то" - Раз он верит В то
Глава 3: "Я была не против остаться… но зависать нам здесь, видимо, очень и очень долго. Вельф потёр рукой горло, словно пытаясь его разогреть." - предпологается что это говорит Вельф так что тут будет: "Я быЛ не против остаться"
Глава 4: "Группа отступала как быстро, как это" - Так быстро
"противоядье и два фиала" - противоядИе
Глава 5: "цвет воды воды озера" - 1 слово "воды "лишнее
"полетела из собственная бомбардировка" - полетела иХ собственная
"Впервые эльфийка своими глазами эльфийка увидела" - 2-е слово "эльфийка лишнее" - Впервые эльфийка своими глазами увидела
"Уязвимый Джаггернаут застыл на Беллом" - наД беллом (или тут другое значение?)
6ardik
3 мес.
Глава 6. И завертелось колесо судьбы.
Ошибка в:
её глаза были полотно закрыты,
Исправление:
её глаза были плотно закрыты,
kristonel
3 мес.
Всё пофикшено.
6ardik
3 мес.
Глава 5. Пришествие бедствия
Ошибка в:
Авантюристы остановили и повернули головы.
Исправление:
Авантюристы остановились и повернули головы.

Глава 5. Пришествие бедствия
Ошибка в:
Увидев, что творится на двумя этажами ниже,
Исправление:
Увидев, что творится двумя этажами ниже,

Глава 5. Пришествие бедствия
Ошибка в:
вылезти из такой глубокой раны на стере Подземелья.
Исправление:
вылезти из такой глубокой раны на стене Подземелья.
Отредактировано 3 мес.
6ardik
3 мес.
Глава 3. Истинные цели Ледяного Ветра
Ошибка в:
которые парят в воздухе над головами авантюристами
Исправление:
которые парят в воздухе над головами авантюристов

Глава 3. Истинные цели Ледяного Ветра
Ошибка в:
и вот так Тёрки и остальные скрылись
Исправление:
и вот так Тёрк и остальные скрылись

Глава 3. Истинные цели Ледяного Ветра
Ошибка в:
Подобно фокусник, раскрывающий секрет фокуса
Исправление:
Подобно фокуснику, раскрывающему секрет фокуса
Отредактировано 3 мес.
ястит
3 мес.
Спасибо за перевод) ждём-с следующий том)
славянец
3 мес.
Респект, кто работает над переводом. Нада поддержать) Лично меня очень заинтересовала концовка, жду с нетерпением 14 том
pefody
3 мес.
Спасибо. Ждём 14 том.
anarhok
3 мес.
Только 13 томов и все? Или есть продолжение?
id2417202
3 мес.
На данный момент выпущено 16 томов
ястит
4 мес.
я вот представляю, как у Лю в голове включается музыка из "Убить Билла" (когда гг видит своих врагов), триггер активируется
bmnb
4 мес.
Слухте , чегось "ораторию меча" здеся не переводют? Перевод - то в сети есть, но там мне не любо, вот вашей команды и спрашиваю.
didgik
4 мес.
может уже спрашивали, но почему Рю обзывают Лю?
nagibloxov
4 мес.
>>47536
Потому что на японском звуки [р] и [л] это одно и тоже, поэтому возникают трудности перевода.
didgik
4 мес.
это понятно, просто Рю звучит лучше чем Лю. Да и в мультике Рю.
kristonel
4 мес.
Обычно на такие душные вопросы я отвечаю только в дискорде, но в интернете кто-то не прав!

Итак, имя героини на Японском: リュー・リオン
Видим один и тот же символ в начале имени и фамилии, да? Вот этот: リ. Его можно прочесть и как Р и как Л, так как звук в Японском языке скользящий. Выходит, имя и фамилия героини должны начинаться с одной буквы. То есть, следуя логике, она Рю Район или Лю Лайон.
Я не знаю как перевели её имя в сериале, скорей всего был взять не поддающийся логике, английский вариант Рю Лайон. И он также имеет право на существование (помним про скользящий звук). Просто для меня Рю это чувак из стритфайтера который хадоукенами кидается, а ещё Лю Лайон благозвучней чем Рю Лайон. Надеюсь на ваш вопрос я ответил. Так что это дело привычки.

Вопросы? Претензии к переводу? Указания на ошибки? ИДИТЕ НА ХРЕН.
Ну а для ВОСХВАЛЕНИЯ моего БЕЗГРАНИЧНОГО переводческого и редакторского таланата и ВОСПЕВАНИЯ моего благозвучного имени существует специальный канал на нашем сервере в дискорде: https://discord.gg/Am8ZDE4
В #faq указано как попасть на этот канал.
P.S. Я просто вынужден написать что написанное капсом САРКАЗМ потому что в интернете стало слишком много людей которые понимают всё слишком буквально.
P.S.S. Сериал полнейшая дрянь (не смог досмотреть даже второй сезон), читайте книжки, узнаете для себя много нового и получите много новых ощущений.
lord zombie
4 мес.
Спасибо за перевод))
gagatun9999
4 мес.
Первая глава найс)

Глава 5. Пришествие бедствия

— Борс, у нас проблемы!

— Никогда не слышал в Подземелье такого воя! Давайте отсюда убираться!

Авантюристы Ривиры, собравшиеся вместе после поражения Ледяному Ветру, преследовали её и Белла.

Они настроились убить легендарную преступницу своими собственными руками. Она смогла нанести им поражение, напав внезапно, но такой большой группой они смогут её остановить, если нападут вместе.

Впрочем, вскоре их намерения изменились.

На двадцать пятом этаже раздался мощный взрыв, и теперь Подземелье взвыло. Все решили, что пронзительный вой, настолько громкий, что выносить его, не прикрывая уши невозможно, означает аномалию.

Авантюристы поняли, что случится нечто непредвиденное, и все без исключения твердили главе Ривиры о том, что им нужно отступать с этого этажа.

— Эй, Борс! Борс!

— …Стойте.

— А?

Авантюристы остановились, Борс вытянул в их направлении руку.

Вторую свою руку он оторвал от уха и пробормотал.

— Он… прекратился.

Русалка обхватила тело руками.

Гах… мне не нравится этот звук!..

Она была глубоко под водой, её окружала синеватая тьма.

Она погрузилась на глубину, чтобы сбежать от жуткого рёва своей матери – Подземелья – попыталась скрыться под воду. Её тело изогнулось в позе эмбриона, она отчаянно пыталась прижать руки к плавникам, которые служили ей ушами.

— Страшно, страшно… я так напугана!..

Такое уже случалось, хоть и всего раз.

Она была уверена, что слышала это пять лет назад.

Она слышала жалобный вой матери в глубинах Подземелья. Разумеется, в прошлый раз он никакого отношения к Мари, неспособной покинуть Водную Столицу, не имел, но всё же она была напугана.

Что-то плохое родится и в этот раз, она знала. Многое ей неизвестно, но это она знала наверняка. Она понимала.

Мари прижала руки к ушам и зажмурила глаза.

Она сбежала под толщу воды в попытке скрыться от ужасающей реальности. Но даже закрыв глаза, она видела своих друзей и свою семью, Ксеносов.

Кроме Ксеносов представился ей и парень, которого она встретила совсем недавно.

Он уже стал ей так же важен, как её собственная семья, и он на этом этаже.

Он успел стать одним из самых драгоценных её знакомых.

Белл!..

Отбросив страхи, она вынудила себя раскрыть глаза.

Слёзы смешивались с водой, русалка поплыла к поверхности, рассекая воду хвостом. Вверху виднелся слабый свет.

— Едва успели… — пробормотала Лили, не обращая внимания на каплю крови, упавшую с подбородка.

Перед ней был разрушенный кристальный пол. Далеко внизу вода с рёвом разбивалась об осколки кристаллов.

Её группа едва успела избежать жутких взрывов, обрушивших пещеры двадцать пятого этажа, взрывные волны, проносившиеся неподалёку, уничтожили всё, что могло напоминать путь наверх.

Авантюристы не знали, насколько велики повреждения, но понимали, что ничего хорошего они не сулят. Как бы там ни было, на сражения с монстрами, попавшими в такое же положение, что и они, времени не было.

Водный рай превратился в руины, многие пути стали непроходимыми. Лили опасалась, что пока Подземелье себя не отремонтирует, они не смогут вернуться к проходу, ведущему на двадцать четвёртый этаж.

— Эти взрывы меня, конечно, беспокоят, но!..

— Тот жуткий вой, который слышался секунды назад… он исходил с двадцать седьмого этажа?!

— Если это аномалия, то Белл-сан?!

Айша, Вельф и Микото были обескуражены.

— Кассандра! Кассандра! Соберись!

— Кассандра-сан?

Но среди авантюристов не было никого, кому было бы хуже, чем целительнице.

Она рухнула на пол и никак не отвечала на попытки Дафны привести её в чувства. Подруга склонилась над Кассандрой и трясла её за плечи, а Харухиме отчаянно кричала её имя.

Силы покинули ноги Кассандры, она обхватила голову руками. Её лицо было бледным. Кровь отлила от него настолько, что другие задались вопросом, возможно ли вообще прийти в такое состояние от отчаянья.

Это было странно.

Лили не могла понять, что случилось.

Выражения на лицах Оуки и Вельфа были одинаковыми, парни нервно затаили дыхание.

Способность мыслить притупилась из-за царившего вокруг хаоса.

Лили едва могла разобрать, что говорила Кассандра.

— …га…те…

Она дрожала и повторяла всего одно слово:

— Убегайте!..

Треск ломающихся кристаллов прекратился, оно молча выбралось из своей трещины.

Порождённое стеной пещеры оно грохнулось в центральное озеро, разбрызгав воду во все стороны.

Первый вой отчаянья был лишь признаком его появления.

Вода Великих Водопадов с грохотом отбивалась от его кожи, белый туман окутал его силуэт.

Он не взревел и не издал боевой клич, лишь его хвост быстрым движением просвистел в воздухе, отчего по воде пошли волны.

В глубине пустых глазниц сверкал зловещий алый свет.

Оно стояло на краю озера, пригнуло колени, его суставы затрещали.

А в следующее мгновение оно исчезло.

Сорвавшись с водной глади, оно скользнуло во внутренний лабиринт этажа.

— Эй, разве мы не должны были с Борсом встретиться?

— Придурок. Свою бы шкуру спасти!

Небольшие группки авантюристов, которые не смогли встретиться с главной группой Борса, бродили по этажу. После того как раздался вой, четверо авантюристов спешно решили двигаться обратно путём, которым пришли. Они лишились спокойствия, столкнувшись с аномалией Подземелья.

Для кучки негодяев, зарабатывавших изучением Подземелья, такой выбор был естественным.

Но всё прошло не так, как они ожидали.

— ?.. Что это за звук?..

Бам-бам-бам-бам-бам!

За их спинами раздался странный звук.

Звук словно что-то прыгало вверх и вниз. Авантюристы остановились и повернули головы.

Шум двигался в их направлении и быстро приближался.

В проходе показалась тень.

— А?

— Что-то идё…

Плоп!

Раздался неприятный звук, и голова авантюриста отделилась от туловища так быстро, что он не успел закончить фразу.

В последние мгновенья своей жизни он даже не успел понять, что случилось.

Он превратился в притихший кусок плоти, фонтан крови вырвался из туловища.

Так было четыре раза.

Авантюристы были уничтожены.

Он не обратил внимания на кровь, капавшую с когтей, и тела авантюристов.

Огромная тень заскользила по лабиринту, монстр двинулся в другом направлении.

Он отправился к новой добыче.

— А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!

Крик разнёсся по Подземелью.

Он принадлежал плачущему копейщику.

Небольшая группа оказалась разбита внезапным нападением.

Первой пала эльфийская волшебница. Она собиралась истребить позорящую свой вид эльфийку Ледяной Ветер, и горделивость, граничившая с тщеславием, не позволяла ей выносить существование такой представительницы её вида. Хоть она и не была сговорчивой, она поступала согласно своим принципам, и ему она казалась достойной женщиной. Она стала первой жертвой когтей. Её тело разделилось на две части. Внутренности разлетелись по полу, а пустой взгляд налился кровью. Она умерла способом, неприемлемым для горделивых эльфов. Потому мужчина лишился спокойствия и ринулся в бой, занеся меч. Но этот меч рассёк лишь воздух. Перед глазами всё потемнело, что-то раскроило ему череп.

Падая, он опустил руку на щеку эльфийки, плачущей кровавыми слезами.

— Что это за штука? Не знаю… Что ты такое-е-е-е-е-е-е?!

Пятый авантюрист, полуэльф, единственный, кто остался на ногах, достал магический клинок.

Раздался пламенный взрыв.

Когда дым развеялся, оно уже исчезло, оставив на земле лишь обгоревший труп полуэльфа.

Тень плясала на стенах Подземелья, перемещаясь от одной группы авантюристов к другой.

Подземелье наполнили вопли, крики боли и фонтаны крови.

Всё быстрее и быстрее с невероятной скоростью множились мёртвые тела.

Оно ощущало авантюристов и лишало их жизней одного за другим.

Его когти разрывали всё, чего касались. Его острые клыки одинаково быстро прокусывали как броню, так и плоть. Удары его хвоста заставляли авантюристов давиться собственной кровью.

Полсотни авантюристов, находившихся на двадцать седьмом этаже, ничего не могли ему противопоставить. Это была обычная резня.

— Не-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-ет!!!

Они могли лишь кричать.

— Что это за здоровенная фиг..?

Те, кто его видел, застывали от страха.

— Ч-ч-ч-ч-ч-что за…

Все, кто его видел, были убиты и поглощены.

Их крики эхом отражались от стен этажа.

Их оружие было сломано.

Они пытались сбежать, но не могли.

— Борс, спаси нас!!! Спа..!

— Не-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е!..

Пир начался.

Путь во чреве кристального лабиринта наполнили отчаянные вопли.

Лазурные потоки двадцать седьмого этажа обагрила кровь.

Тела авантюристов добавлялись, одно за другим и монстры, жуткая орда, пировали.

Они пили кровь людей, смешанную с водой водопадов, словно росу и жадно поглощали тела, которые вода приносила им, будто наслаждаясь первоклассными деликатесами.

Кто-то обратился цветком плоти.

Кто-то был разделён на части.

Кто-то был сокрушён.

Чьи-то тела стали игрушками.

Те, кто предприняли отчаянную попытку бегства, были встречены ордой монстров, окруживших и разорвавших их бесчисленными когтями и клыками.

Те, кто оставлял умирающих товарищей позади, вкусили горечь. Однако вскоре уходили за ними следом.

Водная столица превратилась в сцену расправы.

— О нет!..

— Что же…

Увидев, что творится двумя этажами ниже, Чигуса затряслась от страха, а Оука застыл.

Они выбрались из пещеры на двадцать пятом этаже.

Лили и остальная группа стояли у устья водопада, рядом со входом на двадцать шестой этаж. Грохот падающей воды не давал ничего услышать, но они видели, что происходит. Они едва успели выйти из пещеры.

Воды Великого Водопада окрасились в красный цвет. Слабый, едва уловимый красноватый оттенок.

Водный поток, соединённый с водопадами лабиринта, превратился в реку крови, созданную пиром монстров. Изумрудно-голубой цвет воды воды озера на двадцать седьмом этаже стал казаться далёким воспоминанием.

Внизу, в далёком озере Лили и остальные увидели чёрные крапинки: руки, ноги авантюристов и наполовину съеденные тела. В водах нижнего этажа водного рая всплывали куски поломанного оружия.

Глубины ада были переполнены трупами, вернувшимися к матери, Подземелью.

— Не может быть… это всё… кровь?..

Вельф не мог скрыть дрожь в своём голосе.

— Какое-то безумие. Сколько авантюристов?.. Нет, все, кто пошёл на двадцать седьмой этаж?..

Голос Микото затих, словно она задумалась о возможных исходах.

— Хватит так шутить!!! Сударь Белл ещё жив! Сударь Белл!.. — запаниковала Лили.

Харухиме испугалась ещё сильнее Лили, она побледнела и смогла выдавить из себя лишь стон.

Даже Айша погрузилась в замешательство.

— …Что за чертовщина там творится?

Авантюристка второго ранга перевела взгляд с наполненного кровью озера на находившуюся напротив расщелину.

На мгновенье она растерялась, представив, что могло вылезти из такой глубокой раны на стене Подземелья.

— …Спускаемся на двадцать седьмой этаж! Не знаю, что происходит, но мы обязаны спасти Сударя Белла! — закричала Лили. Высоко над головами группы Паствы Гестии кричали авантюристы, оставленные охранять проход на двадцать четвёртый этаж.

Тоннель, который вёл внутрь двадцать шестого этажа, находился в юго-восточной части пещеры, в которой были Лили и остальные. Для Паствы Гестии этажи внизу считались неизведанным миром, но все кивнули в ответ на предложение Лили. Ни Вельф, Ни Микото, ни Харухиме не мешкали ни секунды.

Лили собиралась побежать к пещере ведущей вниз, но молчавшая всё это время Кассандра схватила её за руку.

— !.. Сударыня Кассандра! Сейчас не время для…

Она оборвалась на полуслове, посмотрев на лицо девушки, сжимавшей её небольшую руку обеими своими.

— Кассан…дра?.. — произнесла Дафна, замершая, как и Лили.

Вельф и остальные остановились и молча уставились на Кассандру.

— Простите… Простите, простите, простите!..

Она рыдала, но не отпускала руку Лили.

Её лицо выражало отчаянье. Она мотала головой, а слёзы ручьями текли из её глаз. Она извинялась перед теми, кого здесь нет.

— Мне жаль, мне так жаль!..

Она извинялась перед множеством авантюристов, которых она бросила, потому что никто из них ей не поверил.

И перед тем, кого она отпустила в то место, в котором родилось бедствие.

Она не могла перестать извиняться.

Так начался пир бедствий.

Подземелье молчало. Оно принимало кровь, текущую по его стенам, как должное. Кристаллы, которые прежде поблёскивали синим светом, стали красными от крови, превратив вид этажа, на который смотрела группа Белла в адскую пещеру.

Подземелье знало, как должно окончиться их путешествие.

Выживших быть не должно.

Свет кристаллов на потолке начал меркнуть, словно свет магических ламп, у которых кончился заряд, после взрывов на двадцать пятом этаже. Комната погружалась во тьму, а до нас доносились звуки.

— Что?!

Хаотичный рёв монстров.

Звук чего-то, сотрясающего Подземелье.

Всё это смешивалось с отдалёнными криками авантюристов.

Всё слилось в странную, нескладную мелодию.

Что это за звуки?

Что это за крики?

Поддерживая тело Лю, я не мог не закричать на коточеловека, стоявшего перед нами:

— Что ты сделал?!

— А ты не видишь? Провёл церемонию!

Он улыбался явно довольный собой.

— Церемонию, которая пробудит меня от моего кошмара!

— Кошмара?..

Впалые глаза блестели, словно он лишился рассудка.

Безнадёжно. Я понятия не имею, о чём они говорили.

Панику у меня вызвал тот факт, что стоявший напротив Злодей радовался, несмотря на то, что он в таком же положении, что и мы. У него появлялся пот от воя монстров и тряски Подземелья, да и зубы его, судя по всему, ходят ходуном.

Словно он тоже идёт вместе с нами в объятия смерти…

Впрочем, куда больше меня беспокоило то, как Лю, всегда собранная и спокойная сейчас себя ведёт.

— Джура!..

Она сделала от меня шаг, пытаясь успокоить сорванное дыхание. Но её небольшое тело ей не подчинялось. Словно сейчас, в это самое мгновение её охватит страх, или, что вероятнее, она не может сбежать от памяти о том ужасе, который случился, и теперь содрогается при одной мысли о нём.

Она обхватила руками грудь и злобно посмотрела на коточеловека. Тот, впрочем, очень обрадовался такому взгляду.

— Кроличья Лапка, ты не можешь понять, хоть Лайон сейчас в таком ужасе, что готова сдохнуть? — усмехнулся он, обратив на меня взгляд. — Я призвал его здесь, на двадцать седьмом этаже!

— Хватит!!!

Не обращая внимания на выкрик Лю, коточеловек усмехнулся. Его следующие слова лишили меня дара речи:

— Я призвал зверя, который казнил Паству Астреи!

— !!!

Уран поднялся со своего трона.

— Уран, что-то случилось?

Он находился в Зале Молитв под Гильдией, в каменной комнате похожей на храм. Четыре факела были установлены на алтарь подземной комнаты, освещая всё вокруг красноватым светом. Синие глаза величественного бога, находившегося на тёмном возвышении, округлились.

Даже через Окулюс Фелс ощутил всю серьёзность положения, увидев, что божество вскочило со своего трона. Обычно Уран не двигался с места.

Для Урана время словно замерло. Наконец, он проговорил:

— Оно снова показалось…

— Оно? О чём это вы? Что вы пытаетесь сказать, Уран?

В голосе Фелса, слушавшего неполное объяснение бога, слышалась паника.

Уран посмотрел вниз, словно пытался заглянуть в подземный мир, раскинувшийся под его ногами, и произнёс.

— Монстр, что истребил Паству Астреи пять лет назад…

— ?!

Уран продолжил мрачно говорить с озадаченным Фелсом:

— Бедствие началось снова…

— Видишь ли, пять лет назад у моей Паствы, Паствы Рудра, была размолвка с Паствой Астреи! Не знаю, кто там был прав, кто виноват, но, когда нам, Злодеям, переходят дорогу, мы этого так просто не оставляем! И мы решили подловить их в Подземелье!

Белл сглотнул, услышав слова Джуры, разносящиеся по залу на двадцать седьмом этаже.

Где-то в его голове не унимался тревожный звоночек.

То, что он слышал, было связано с тем, что Лю рассказала ему на восемнадцатом этаже.

— Как и сегодня мы собрали кучу огненных бомб! Мы думали заманить Лайон и её подружек поглубже и похоронить заживо! Но эти сучки оказались слишком крепкими. В итоге нас прижали и заставили защищаться!

Страх и гнев копился в глазах Джуры при воспоминаниях о том дне. Неожиданно, впрочем, он успокоился, и на его дрожащих губах появилась улыбка.

— А потом… случилось то, чего мы совсем не ждали.

Лицо Лю скривилось, а Джура усмехнулся.

— Не ждали?.. — переспросил Белл, пот бежал по его лицу.

Коточеловек побледнел, но, несмотря на это, продолжил улыбаться.

— Видишь ли, Подземелье породило эту тварь…

— Когда Подземелью наносится сильный вред, это провоцирует инстинкт самозащиты… Оно завывает так сильно, что даже мои молитвы не приносят плодов.

Уран говорил с сожалением, словно вслушивался в голос Подземелья.

В тот день пять лет назад Паства Рудры бездумно принесла в Подземелье множество Адских Камней, вызвав цепочку мощных взрывов на одном из этажей.

Повреждения были такими сильными, что тот этаж больше нельзя было назвать лабиринтом.

И тогда Подземелье послало предупреждающий сигнал.

— Если просто повреждать структуру лабиринта, бедствий не случится. Подземелье просто отремонтирует себя и восстановится. Эту великую силу дети зовут «бесконечным потенциалом» …

— Однако, если разрушения слишком велики, и регенерация Подземелья не справляется достаточно быстро…

— Да… Подземелье принимает решение не восстанавливаться, а устранить источник повреждений.

Довольно простая система, если считать Подземелье живым существом.

Когда чужеродное существо атакует человека изнутри, иммунная система пытается уничтожить вторгнувшегося чужака. Естественный механизм самозащиты, который существует у всех живых существ.

То же самое можно сказать и о Подземелье.

Среди авантюристов ходит слух, что Подземелье – живое.

Когда утробу всех монстров атакуют слишком яростно, живой подземный лабиринт активирует защитные инстинкты и порождает нечто, что служит подобием иммунной системы.

Это нечто должно убить чужеродные организмы, здесь имеются в виду вторгнувшиеся авантюристы. Существо можно считать поборником Подземелья. Этот поборник отвергает защитную волю Урана, призванного сдерживать Подземелье.

— Хотите сказать, что кто-то причинил Подземелью такие же разрушения, что и пять лет назад? — спросил Фелс.

— Похоже на то…

Существо, которое пять лет назад породило Подземелье, было аномалией.

Оно не было известно Урану, а значит не знали о нём Паства Астреи и Паства Рудры, монстр был неизвестен.

Ни Паства Локи, ни Паства Фреи, ни крупнейшие до них группы Зевса и Геры с этим монстром никогда не сталкивались. А это значит, что за прошедшее с того момента, как боги спустились в мир смертных, тысячелетие этот феномен случался лишь однажды.

Только Уран, моливший Подземелье о милосердии, его заметил.

И только жертвы безымянного монстра его видели.

— Все, кроме меня, были убиты! Кроме этой суки из Паствы Астреи и меня!

Белл услышал подробности о том, о чём умолчала Лю, и его охватил ужас.

Лицо Лю, стоявшей позади, исказилось от боли.

— Целых пять лет я обдумывал то, что случилось! Я изучил все подробности и придумал, как могу снова призвать этого монстра! Я не просил о помощи остатки Злодеев, я всё сделал сам!

Белл не мог поверить своим ушам, слушая разгорячённого Джуру. Его голова начала кружиться от волнения, дрожащими губами он наконец смог произнести:

— Зачем? Зачем ты призвал его снова?..

— Чтобы приручить его, разумеется!!! — мгновенно ответил Джура. — Хоть я в тот раз знатно обделался, как укротитель я не мог отвести от этой твари взгляда. Лайон, для тебя он выглядит как монстр, да? Но не для меня! Для меня он прекрасней любой богини!!!

Лю посмотрела на Джуру с отвращением.

Впервые за весь рассказ голос коточеловека дрожал от волнения.

Монстролюб.

Это слово всплыло в памяти Белла само собой.

— Одно его присутствие способно запугать любого, убить любого, уничтожить что угодно! Я его хочу, я хочу, чтобы он стал моим!!!

Возможно, оттого что Джура был укротителем, его глаза блестели словно у ребёнка, увидевшего новую игрушку, а его голос переполняла радость.

Несмотря на то, что тело коточеловека содрогалось от волнения и страха, он искренне хотел заполучить себе этого монстра. Джура, в какой-то мере, боготворил это жуткое существо.

То есть, однорукий укротитель, однажды видевший ошеломляющую мощь этого монстра, не гнушался повторить случившуюся трагедию.

Лю злобно смотрела на Джуру, раскрывшего свой план.

— Дурак! Этот монстр не такой, как остальные! Его невозможно приручить!

— Обычными методами невозможно! Но у меня есть это!!!

Джура достал роскошный ошейник. Этот предмет резонировал с его кнутом и позволял Злодеям подчинять даже монстров глубинных этажей.

— И с этой зверюгой мне нечего будет бояться! Меня ничто не запугает!!!

— ?!

— Даже ты, Лайон!

Джура указал на Лю рукой, пылая ненавистью.

— Не было ни одной ночи, в которой ты не мучила бы меня во снах! Все они были кошмарами! Но когда я призвал этого монстра… да! Я пересилил ужас того дня!

Белл услышал яростный поток слов, в котором для него выделилось слово кошмар. Лю была катализатором ужаса Джуры, и он собрался использовать её собственный ужас, чтобы унизить и убить её.

К этому человеку нельзя испытывать сочувствия.

Вместе с тем, Белл видел, что и коточеловека просто терзает его прошлое.

— Он будет моим! Я никогда не сдамся! — взревел Джура, подняв взгляд к потолку.

Пять лет исследований и изучения привели Джуру к двум выводам.

Первый: Сколько бы не было причинено повреждений Подземелью на верхних этажах, «стон» оно не издаст, не будет и других предупреждений, потому что близкая к поверхности зона успокаивается волей Урана. Потому Джура определил, что призвать там монстра будет невозможно.

Второй вывод касался условий призыва безымянного монстра. Повреждения этажа должны быть настолько серьёзными, что Подземелье не должно успевать восстанавливаться. Если повреждений будет нанесено достаточно, монстр будет призван на этом этаже. Сравнив количество Адских Камней, использованных его Паствой пять лет назад, и указанные на сотнях карт повреждения причинённые Подземелью, Джура определил, что должно быть уничтожено не меньше пятой части нужного этажа. То есть, саму структуру Подземелья необходимо повредить.

Джура приручил и пожертвовал огромным количеством монстров за пять лет своих экспериментов в разрушении этажей. По реакции Подземелья он наконец определил, что Водная Столица считается самим Подземельем за один этаж.

— Никто не знает этих условий. Если бы мы установили какой-нибудь закон, авантюристы могли бы заподозрить что может случится… Потому мы решили просто скрыть правду. — сказал Уран.

В обычных условиях ни один авантюрист не способен причинить такой масштабный урон серединным и ниже этажам. Да и кто в конце концов стал бы рисковать ради этого жизнью?

Паства Астреи, столкнувшаяся с монстром, была уничтожена. А всех оставшихся членов Паствы Рудры истребила Ледяной Ветер.

Лю была единственной, кто знал правду о случившемся, и Уран не думал, что эльфийка, пережив ту трагедию, решит снова нарушить негласный запрет на разрушение Подземелья.

То есть, это существо не должно было объявиться снова.

И оно никогда бы не появилось, если бы Ледяной Ветер добила Джуру.

— Я всё рассказал Ксеносам. Пять лет назад они ощутили аномалию и были ей напуганы. Их помощи я попросил, чтобы подобное никогда не повторилось снова. Но…

— Сейчас Лидо и остальные Ксеносы участвуют в изучении Кносса!.. — прошептал Фелс. Мерцающие кристаллы освещали скрытую капюшоном голову мага.

Уран мрачно кивнул.

— Да. Быстро справиться с этой аномалией невозможно.

— Но то, что случилось на серединных… нет, нижних этажах… Экспедиции которые туда отправились… Не может быть! Паства Гестии ушла вниз?

— Приручить монстра?.. Жуткого монстра, который смог истребить всю Паству Лю… И ты призвал его на этот этаж?

Белл никак не мог сложить картинку по информации, которая поступала так быстро.

Бесполезно! Я не могу угнаться.

Ощущая в ушах собственное сердцебиение, Белл отчаянно пытался осознать, что происходит.

То есть, монстр которого Джура намеренно призвал, разрушая этаж, так пугает Лю…

Кошмар, который не должен был возвращаться.

Сейчас он бежит по этажу, уничтожая всех, кто кажется ему вредителем. То есть…

— …Борс?!

Наконец осознав, что происходит Белл повернулся ко входу в зал и к лабиринту, в котором слышались радостные завывания монстров.

Лица авантюристов из группы Борса всплыли в памяти парня, и он уже было собирался броситься им на помощь, но Лю схватила его за руку.

— Лю?!

— Нет!..

Тонкая рука эльфийки была белой, как снег.

— Вы не должны уходить! Если попытаетесь сразиться с этим монстром..!

Впервые Белл увидел мольбу в её глазах. Обычно наполненные решимостью голубые глаза эльфийки смотрели на него с отчаяньем. Словно она плакала без слёз, словно умоляла какого-то призрака прошлого её не оставлять.

Белл не знал, что делать. Он не знал, что ответить.

— Именно так, Лайон! Не можешь позволить ему уйти, да?! Ты с этой зверушкой дралась, ты, как и я, прекрасно знаешь, на что она способна!

Джура снова усмехнулся.

— К тому же…

Следующие слова коточеловека заставили глаза Белла округлиться:

— …Тебе не хочется толкнуть очередного друга на эшафот собственными руками!

Казалось, лицо Лю сейчас треснет.

— Да, именно этим ты занималась!

— Заткнись.

— Чтобы спасти бесценную себя!

— Заткнись!

Только пожертвовав подружками, ты смогла отогнать того монстра!

Заткни-и-и-и-и-и-и-ись!!!

Коточеловек расхохотался.

Белл прирос к земле.

Лю запрокинула голову и взвыла.

Трое авантюристов оказались захвачены своими эмоциями.

В этот момент по Подземелью пронёсся рёв.

Через мгновенье после заставляющего волосы вставать дыбом рёва на этаже стало тихо.

Белл не мог даже вдохнуть, Лю застыла, Джура вздрогнул.

Все тщательно тренированные чувства троих авантюристов и их инстинкты подавали тревожные сигналы.

Впрочем, затишье не продлилось и секунды.

Пол задрожал, и в зал, в котором стояли Белл и остальные, повалили авантюристы.

— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

Группа авантюристов явилась во главе с Борсом.

Карательный отряд, так хорошо знакомый Беллу и Лю.

Однако его ряды заметно поредели.

Те, кто остались, были покрыты кровью, и не своей собственной.

Белл повернул к ним голову.

— Бор…

Его губы замерли на полуслове.

Пара кроваво-красных глаз появилась в темноте коридора прямо у входа в комнату. Ледяные когти сжали сердце парня.

…Вот она.

Мгновенье спустя тень слилась с тьмой.

— …

Белл слышал, как кристаллы трещат под ногами монстра, а заметил молниеносное движение за спинами пытавшихся сбежать Борса и его группы. Существо пронеслось мимо в один миг, Белл услышал лишь свист.

Он даже не успел отреагировать.

Когда он повернул голову, то заметил, что один из участников группы Борса исчез.

Парня обуял ужас, он не понял, что случилось, и окинул комнату взглядом.

Но ничего не увидел.

— А… А-а-а-а…

Звук раздался сверху.

Будто гигантский паук монстр отпрыгнул в угол между стеной и потолком.

Бледный пропавший авантюрист был зажат в его челюстях.

— …

Слабый свет кристаллов осветил огромный и тонкий силуэт монстра.

У него было две руки и две ноги. Тонкие, длинные руки совсем не подходили к телу по размеру. Ноги также были длинными и тонкими, а колени сгибались в обратную сторону. Странное, костистое, почти не покрытое плотью тело было прикрыто панцирем, который на первый взгляд можно было принять за броню. Он светился неестественным тёмно-фиолетовым светом. От низа спины тянулся жёсткий четырёхметровый хвост.

Вытянутая голова походила на звериный череп, если не считать алого света, блестевшего в двух пустых глазницах. Этот свет был гораздо зловещее и насыщеннее, чем цвет рубиновых глаз Белла.

Если бы Беллу пришлось описывать, как этот монстр выглядит, он бы назвал его «скелетом динозавра, одетым в броню».

Среди бесчисленного множества монстров, населяющих Подземелье, этот выделялся своей необычностью.

Его тело повисло на схватившихся за кристальные стены конечностях, и монстр окинул взглядом Белла и других авантюристов. В длину он был около трёх метров. Его безусловно можно отнести к монстрам из категории больших.

Самой выделяющейся его чертой были больше похожие на клыки изогнутые когти. Шестипалые руки оканчивались длинными когтями тёмно-фиолетового цвета. При виде этих когтей Лю погрузилась в отчаянье, а Джура напряжённо улыбнулся.

Монстр, вызвавший пять лет назад настоящую трагедию, появился перед пережившими её авантюристами и впервые видевшим его Беллом.

Алые глаза уставились на убегавших авантюристов.

— П-помог…

Хрусть.

Прямо на глазах поражённого Белла монстр откусил кусок зажатого зубами авантюриста, словно это было самое обыденное действие в мире.

Таков был главный виновник падения Паствы Астреи.

Было время, когда люди считали, что у юных девушек-авантюристок, собравшихся в одной Пастве, есть все шансы войти в ряды сильнейших. Этот монстр уничтожил их и стёр их будущее за считанные минуты.

Две авантюристки третьего уровня. Восемь авантюристок четвёртого уровня.

Безымянный монстр уничтожил десятерых авантюристок второго ранга.

Несмотря на то, что в записях Гильдии не было упоминания об этом звере, Уран дал ему имя.

Джаггернаут.

Уничтожитель.

Голова авантюриста бесшумно вылетела из клыков монстра и разбилась об пол.

Борс и остальные, увидев это, побледнели. Разум Белла опустел.

Монстр двинулся снова.

Он изогнул колени, сжался… и снова исчез.

— ?!

Он передвигался с невероятной скоростью.

Ветер от его прыжка был так силён, что заставил развеваться волосы авантюристов.

Белл в последний момент уклонился от фиолетового развода в воздухе.

Мгновенье спустя раздался крик.

Зверочеловек был рассечён на несколько частей.

Когти, двигавшиеся так быстро, что за ними оставались разводы в воздухе, его убили.

Он пал от одного взмаха.

Резня продолжилась незамедлительно.

Зверь разрезал пару дварфов длинным, похожим на цеп, хвостом. Они рухнули на землю, закашливаясь кровью. После он опустил лапу на эльфийку, уронив её на пол. Ещё сжимая оружие в руках, она стала жертвой когтей, её руки и ноги отделились от тела, она стала беспомощным куском плоти.

После оно заглотило человека целиком.

За время, которое не дало Беллу даже осознать, что случилось, произошло пять смертей.

— Я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я!

Почти обезумевшие от страха и злости трое авантюристов-бойцов ринулись вперёд, замахнувшись двуручным мечом, дубиной и секирой.

За мгновенье до того, как оружие нашло свою цель, монстр ловко использовал свои изогнутые назад ноги, и, вызвав треск кристального пола, отпрыгнул в сторону. Удары пришлись в воздух. Джаггернаут приземлился на огромное скопление кристаллов, окатив всех вокруг дождём обломков.

Он снова бросился вперёд, и верхние части тел троих авантюристов взлетели в воздух.

Фиолетово-синий зверь не унимался.

Перепрыгивая от одной кристальной колонны к другой, зверь пустился в бешеный смертельный танец.

Каждый раз, когда он пролетал мимо авантюристов, рассекалась броня, и кровь брызгала фонтаном. Словно паук, плетущий паутину, монстр прыжками показывался с разных сторон группы Борса. Пойманные в эту сеть авантюристы давились кровью, теряли конечности и падали на землю друг за другом.

Бедствие, которое Кассандра видела в своём сне, воплотилось в реальность.

Проводить резню, на которую не способен даже босс этажа, позволяла монстру его способность двигаться с неимоверно высокой скоростью. Обычно, большие монстры так быстро двигаться не способны.

Используя безумную силу своих ног, создание летало, словно снаряд, от одного конца пятидесятиметровой комнаты до другого, эффективно уничтожая вирус, то есть авантюристов. Монстр рикошетил от пола, стен и потолка, продолжая серию прыжков и безжалостно уничтожая огромную группу авантюристов, собравшихся словно на убой. Они не успевали даже понять, что происходит.

Столкнувшись с главным кошмаром своей жизни во второй раз, Лю не могла произнести и слова.

Даже Джура, инициатор творящегося ужаса, не мог не сотрясаться от происходящего.

Белл не мог поверить в то, что видел.

Авантюристы падали один за другим.

Отважных воителей рассекало на части вместе со щитами.

Трусов пронзало прямо во время побега.

Распевы заклинателей, решивших противостоять бедствию, превращались в их реквиемы.

Происходившую расправу нельзя было назвать боем.

Множество смертей, случившихся за считанные секунды, заставили парня оказаться на грани. Наблюдая за безжалостной казнью авантюристов, Белл ощущал не ужас и не отчаянье, эти чувства в его голове будто кто-то отключил.

Неожиданно он взорвался.

Широко распахнув глаза и издав рёв, он бросился в эпицентр расправы.

— Господин Кранелл?!

К счастью, Белл не бежал по коридорам и не видел тела других авантюристов. В конце концов, смертей, случившихся на его глазах, оказалось достаточно, чтобы он совершенно лишился спокойствия.

Пренебрегая криком Лю он набирал скорость.

— Уа-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

Жуткие когти и клыки оказались направлены на авантюристов, совсем недавно попавших в одну группу с Беллом, братьев зверолюдей, могучей амазонки и вооружённого секирой Борса.

Думаешь всё это останется безнаказанным?!

Обратив свою ярость в рёв, Белл подхватил двуручный меч, выпавший из рук своего бывшего владельца, и бросился наперерез фиолетовому разводу в воздухе.

Меч нашёл свою цель, о чём всех оповестил низкий, раскатистый звон.

Фиолетово-синие частички посыпались на землю.

Свет в пустой глазнице Джаггернаута уставился на парня. Монстр получил прямое попадание со стороны, остановившее его атаку. Рубиновые глаза Белла отследили траекторию быстрого движения огромного тела, и он, ускорившись, нанёс удар мечом, пришедшийся прямиком в панцирь монстра.

— Кроличья Лапка?!

Покрытые кровью Борс и его спутники начали всхлипывать от радости увидев, что Джаггернаут остановился. Впервые за всё время что-то смогло прервать волну смертей.

Белл впился взглядом в свет в пустых глазницах монстра.

Осознав, насколько серьёзным в этот раз будет его враг, парень содрогнулся.

В свою очередь, монстр признал навыки ударившего его создания и решил переключиться на представляющего для него угрозу авантюриста.

Они заметили друг друга.

Смертельная схватка между авантюристом и монстром началась.

— А-а-а-а-а-а-а!!!

— !!!

Парень махнул мечом, а монстр снова отразил локтём этот удар.

Зазвенев, металл снова отколол кусочки от вражеской брони. Белл ощутил на себе огромную силу Джаггернаута, однако, даже покрываясь потом при мыслях об огромной силе монстра, нашёл в своём нападении намёк на преимущество.

У него проблемы с защитой!

Панцирь его противника треснул от одного удара. Мелкая трещина пробежала и по тонкой руке.

Начала боя было достаточно, чтобы Белл осознал. Поскольку сила и скорость этого монстра развивались до предела, его стойкость к атакам снижена.

Кто нанесёт удар первым, тот и победит!

Придя к такому простому и очевидному условию победы, Белл выжал из своего тела всё, на что оно было способно.

— Ях!

Используя энергию прочно стоящих на земле ног, парень развернулся верхней частью тела, чтобы нанести удар двуручным мечом с замаха.

Чёрный шарф, обвязанный вокруг его шеи, повторил движения металлического клинка.

В ответ на это движение Джагернаут изогнул ноги и прыгнул.

— А?!

Белл, наносивший удар со всей силы, промазал, а его враг словно испарился. Парень поднял взгляд, услышав, как что-то схватилось за потолок.

Джаггернаут подпрыгнул вверх и смотрел на него сверху вниз с потолка.

Не может быть!

Возможно ли, что монстр преодолел двадцать метров до потолка одним прыжком?

Нет, так не бывает.

Нечто подобное не может существовать.

Мало того, что этот большой монстр достаточно силён, чтобы убить авантюриста третьего уровня одним ударом, так он ещё и обладает скоростью, позволяющей ему так легко уходить от вражеских атак.

Все знания, которыми Белл обладал о монстрах, перевернулись с ног на голову. Всё же набранный парнем опыт позволил ему провести сравнения.

Оно сильно, как босс этажа, и двигается быстрее игуясу!

Что за издевательство. Как оно существует? Мне не победить. Это невозможно. Нужно отсюда бежать.

Белл отогнал появившиеся в голове мысли, отрицая то, что подсказывали ему и логика, и инстинкты.

Только вот сбежать от него я всё равно не смогу.

Отогнав страх и сомнения, парень отдался на волю решимости драться во что бы то ни стало и стиснул зубы.

Джаггернаут обнажил зубы, впился в Белла взглядом и запустил себя с потолка вниз одним могучим движением.

— Ого!

Белл едва уклонился от огромной стрелы разрушения, отправившейся прямо в него.

Ударная волна была быстрой и мощной. Авантюристам, словно приросшим к полу, пришлось отступить на несколько шагов от места падения монстра. В полу образовался похожий на кратер разлом. Кристальные осколки осыпали Белла, будто картечь.

Двуручный меч, который парень не успел отвести в сторону вовремя, оказался разбит.

— Что за?!

Скользящий по земле Белл выкинул остатки меча из рук и направил левую руку в монстра.

Как бы ни был быстр враг, Белл знал, что его молниеносное пламя движется быстрее после поднятия уровня. Он решил использовать заклинание, чтобы сломить уязвимую защиту монстра.

— Не сработает!!!

— Вспышка!

Отчаянный крик Лю прозвучал в тот же самый момент, когда закричал Белл.

Как только алый пламенный снаряд ударил в цель, фиолетово-синяя броня Джаггернаута блеснула.

Белл ощутил действие своего молниеносного пламени на своём собственном теле.

— Ау-у-у-у-у!..

Он отпрыгнул, так и не поняв, что случилось.

От его нагрудника исходил дым.

Взрывная мощь и жар были так сильны, что в то мгновенье, когда в него ударило собственное заклинание парень растерялся. В воздухе ещё плясали искры.

Отразилось?..

Когда отголоски пламени, которым Белл никогда не думал подпалить себя, развеялись, он уставился на стоявшее напротив существо.

Броня монстра продолжала светиться.

Свет расходился от того места, в которое ударило заклинание, однако ни малейшего намёка на рану там не было.

Непонимание происходящего поразило Белла всего на мгновенье, однако это мгновенье было использовано Джаггернаутом.

Оттолкнувшись от земли, он запустил себя в Белла.

Белл заметил несущегося на него с занесённой рукой монстра и принял защитную стойку, но опоздал.

Длинные блестящие когти скользнули в воздухе.

Правой рукой Белл вытащил Кинжал Гестии из ножен.

Фиолетовый развод кинжала был зеркальным отражением развода когтей монстра, парень попытался их заблокировать.

— Нет…

Когда оружие встретилось с когтями, Белл услышал за своей спиной шёпот.

Эльфийка прошептала единственное слово отчаянно, словно птица, лишившаяся крыльев.

А потом он ощутил удар такой силы, что весь мир тряхнуло перед его глазами.

В следующее мгновенье парень ощутил неестественную лёгкость в правом плече.

— ?..

Что-то, кружась, просвистело в воздухе.

Яркое, словно певчая птица, оно разбрызгивало капли жидкости, похожей на кровь.

Это было одето в защитную перчатку.

Это сжимало чёрный кинжал.

Это была правая рука Белла.

— А-а…

Он лишился одной из рук.

Правая рука оказалась отсечена над локтём.

Осознание снизошло на Белла не сразу.

Однако в то мгновенье, когда парень понял, он ощутил жуткое жжение в том, что осталось от его правой руки.

А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!

Крик вырвался из его глотки.

Словно восстанавливая застывший ход, кровь начала хлестать из отрезанной руки.

Боль была такой сильной, что парню казалось, будто его нервные окончания погрузили в пламя. Его глаза налились кровью.

Рука, всё ещё вращаясь и сжимая кинжал, летела в воздухе по параболе и приземлилась в водный поток.

— Господин Кранелл!!!

Он слышал, как Лю выкрикнула его имя, но не с сожалением, а с предупреждением.

Огромная тень накрыла Белла.

С удивлением парень обнаружил перед собой силуэт монстра с занесёнными над ним, словно гильотина, когтями.

Страх перед когтями, срезавшими его руку вместе с бронёй, чуть не заставил его рухнуть на колени. Однако, парень смог поднять защищённую нарукавником левую руку для блока. Блеснул двойной адамантин.

Спустя мгновенье нарукавник столкнулся с когтями и был уничтожен.

Эта броня была несокрушимой.

По крайней мере, в это верил Белл. Это точно был самый прочный сплав, когда-либо изготовленный Вельфом. Но сейчас дир-адамантиновый нарукавник, выдерживавший даже удары чёрного минотавра, был расколот.

Он не выдержал и удара.

Белл хотел просто отвести когти в сторону, однако, когда они скользнули по металлу, сила удара сокрушила броню.

Такой силой разрушения обладали когти Джаггернаута.

Они были зловещим продолжением костистых пальцев монстра. Сами пальцы монстра были тонкими, а их кончики прочными и изогнутыми. Когти монстра блестели тем же фиолетовым светом, что и Божественный Кинжал Белла.

Лишь Лю и Джура знали правду: ничто не должно касаться этих когтей. Нужно сражаться так, чтобы они никогда не впились в плоть. Только они, парализованные от страха перед вернувшимся зверем из их кошмаров, знали, что заблокировать когти разрушения нельзя.

Когти, больше похожие на клыки, были подарком Подземелья. Они могли превзойти любую броню и были острее любого оружия.

Монстр безжалостно продолжил атаковать Белла, ошеломлённо уставившегося на левую руку.

Он снова занёс когти и опустил их.

Этого было достаточно, чтобы уничтожить броню парня.

Каким-то чудом ему удалось избежать прямого попадания по телу, однако его однорукое тело дрогнуло. Парень лишился надежды, увидев, как серебристые обломки брони разлетаются в разные стороны.

Наплечники, поножи, наколенники и нагрудник слетали с его тела, разбитые на кусочки. Даже ножная сумка оказалась срезана, вылилась вся живительная жидкость.

Оказавшийся в крови и слезах Белл, с немеющим от страха и боли телом кое-что осознал.

Защита этого монстра так слаба, потому что она ему не нужна.

Поразительная сила, способные разрушить абсолютно всё когти и ошеломляющая, ни с чем не сравнимая способность убивать. Зачем ему защищаться от добычи, если можно уничтожить её за долю секунды? Целью этого существа была атака и сокрушение врагов.

Монстр перед глазами парня был живым воплощением катастрофы.

Апостол смерти, спущенный с поводка Подземельем.

Словно марионетка, которой перерезали ниточки, Белл неловко уворачивался. Чёрная тень накрыла его сердце несмотря на то, что ему удавалось выжить так долго.

Он слышал, как разбилось его сердце — звук отчаянья, куда более глубокого и разрушительного чем то, что он испытал, сражаясь с вооружённым минотавром.

Безжалостный Джаггернаут взмахнул хвостом, разрушительным оружием смерти, ударяя добычу, почти опустившую от отчаянья руки.

Удар пришёлся в шею Белла.

— …

Место, которого не должны касаться атаки издало хруст.

…Смерть.

Белл слышал звук, означавший конец его жизни.

Он потерял сознание.

Запущенное в воздух ударом хвоста монстра тело парня стрелой полетело по воздуху.

Из отрезанной руки лилась кровь, приземлившись, тело начало катиться по полу и остановилось только у того места, где вода сходилась с полом.

После этого тело замерло.

— Господин… Кранелл!..

Стоявшая неподвижно Лю едва смогла прошептать эти два слова.

Время словно остановилось.

Мир растерял краски. Случившееся казалось ей ложью. Вода будто бы перестала течь. Крики других авантюристов и её сердцебиение казались далёкими.

Лишь жуткое тело парня, лежащее лицом вверх там, где он приземлился, выделялось среди всего остального.

— …Белл?!

Крик Лю рассёк воздух. Разбив оковы ужаса, которые мешали ей двигаться, она, наполовину прыгая, наполовину бегом бросилась к нему.

— ?!

Склонившись над парнем, она испытала шок.

Вдобавок к отрезанной руке всё его тело покрывали порезы и синяки, указывавшие на то, что его кости были сломаны. Кровь телка из уголка рта. В скрытых прядями волос глазах не было признаков сознания. Однако, каким-то чудом его голова не была срезана мощным ударом хвоста.

В голове Лю крутилось лишь одно слово: смерть.

Побледнев и содрогнувшись, она приложила палец к шее Белла.

— !.. Он ещё жив?!

Удивлению эльфийки не было предела, она склонилась над парнем. Её внимание привлёк едва слышимый звук дыхания.

Шарф Голиафа позволил Беллу пережить мощный удар в шею, не получив и царапины. Материал, полученный из гигантской стальной шкуры, позволил избежать смертельного исхода и спас владельцу жизнь.

Впрочем, несмотря на защиту от разрезания, с силой удара этот шарф ничего сделать не мог. Одно лишь столкновение заставило Белла думать, что он умирает. Скорее всего, часть его шеи была сломана.

Нужно остановить кровотечение из руки! Нет, сначала нужно заняться его шеей!

Холодный пот появился на коже Лю, и она начала читать заклинание.

Пою тебе о далёком лесе. Знакомую мелодию жизни!

Она использовала все свои зелья ещё во время погони за отрядом Джуры. Заклинание, как ей казалось, читается целую вечность, но это была единственная восстанавливающая способность, которой она обладала.

— Природное исцеление!

Нежный свет, подобный свету солнца над дремучим лесом, осветил шею парня. Заклинание Лю позволяло исцелять как внешние раны, так и внутренние, а также восстанавливало силы. Однако, оно работало не мгновенно, как зелья. Продолжительный период, требуемый для действия, был главным недостатком этой магии.

Ожидая пока заклинание сработает, Лю зубами и одной рукой оторвала кусок своего плаща и перевязала им правую руку Белла, чтобы остановить кровотечение. Проклиная свой собственный страх, который не дал ей собраться в нужный момент, она пыталась вылечить парня, словно в уплату за свой грех.

— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

— !

Покончив с Беллом, ставшим на время главной целью, Джаггернаут, переключился на оставшихся авантюристов. Он не напал на Лю и Джуру просто потому, что в другом месте авантюристов собралось больше.

Резня началась по новой.

— П-П-Помогите!!!

Сердце Лю дрогнуло, когда она услышала мольбы о помощи.

…Я хочу им помочь, но если оставлю его…

За мгновенье слишком короткое, чтобы назвать его замешательством, монстр может покончить с остальными. За исключением Борса и ещё нескольких его товарищей, которые начали разбегаться в разные стороны, остальные уже лежали мёртвыми на земле. Среди умерших были братья-зверолюды и амазонка, на помощь которым бросился Белл.

У Лю не было времени, чтобы делать выбор.

— Я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я!!!

Как только целебный свет погас, Лю взревела и бросилась к монстру, стоявшему к ней спиной. Словно дикий зверь она кинулась в бой, занеся над фиолетово-синей спиной деревянный меч.

Ответ Джаггернаута был прост.

Он использовал запасённую в коленях энергию для прыжка и тут же скрылся. Зацепившись за кристальную колонну, он посмотрел на эльфийку горящими красными глазами, словно спрашивая: Твоя очередь?

Уже через мгновенье монстр бросился на неё.

Лю уклонилась от острых когтей, практически упав на землю.

Когти рассекли длинный плащ эльфийки, которая, отогнав панику, со звериным рвением набросилась на монстра, приземлившегося после прыжка.

Он блокировал удары, нацеленные ему в туловище, хвостом, мощно отвечая на выпады эльфийки длинными руками.

Отскакивая так, чтобы ответные удары не могли её достать, Лю прыгала обратно к монстру снова и снова.

Однако невероятно ловкий монстр, пользуясь всеми своими преимуществами, вскоре вынудил эльфийку перейти в глухую оборону.

Именно поэтому Лю так упрямо избегала Белла с самого начала и просила его уйти. Если бы Джаггернаут появился снова, она бы хотела, чтобы Белл не стал его целью.

Пассивная тактика, которую в обычном случае Лю ни за что бы не использовала. Однако это было одним из последствий того ужаса, который она испытывала всё это время. Бедствие, случившееся пять лет назад и укравшее у неё всё, чем она дорожила, оставило на ней такой след.

— А-а-а-а-а, а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Картина снова всплыла перед её глазами.

Падают её подруги.

Крошится оружие, монстр рвёт их на части.

Они кричат, оказываясь зажатыми между клыков монстра.

Зловещие когти разрывают их тела.

Эта сцена была выжжена в её памяти, она пробуждала первобытный ужас и сокрушала боевой дух.

Потому она закричала.

Она закричала, чтобы обмануть страх, отбросить прошлое и заставить тело двигаться.

Когда раздался вой монстра, в Лю пробудилась давняя буря эмоций, и она не могла сражаться. Её сердце разбилось при виде жуткого существа, и она могла лишь обнять себя и всхлипывать, словно беспомощный ребёнок.

Она это знала и потому, вскинув деревянный меч, закричала изо всех сил.

Джаггернаут ответил звуком, похожим на усталый вздох, и ответил на удар взмахом когтей.

Силы монстра было достаточно, чтобы разбить меч Лю.

Альвис Люмина, оружие второго ранга, сделанное из ветви священного дерева, разлетелось на меткие щепки. Эльфийка распрощалась с ним, как и Белл со своей бронёй.

Безжалостная мощь, уничтожившая её оружие, породила ударную волну, прошедшуюся по рукам, сжимавшим рукоять меча. Эльфийка отлетела и ударилась о кристальный пол спиной.

Из её лёгких вышел воздух.

— Га-а-а-ар-р-р! Сейчас! Наша очередь! Убейте эту тварь!!!

Стоявший вместе с группой в стороне от эльфийки Борс издал боевой клич.

Оставшиеся авантюристы понимали, что пытаться бежать бесполезно. За те секунды, которые выиграла для них Лю они начали читать заклинания, решив забросать монстра заклинаниями. Борс также принял участие, достав магический клинок, несмотря на дрожащие от страха руки.

— Нет, стойте!!!

Слов Лю авантюристы не услышали. Она едва могла дышать.

Когда смолк её тихий крик, загорелся фиолетово-синий панцирь Джаггернаута.

Словно повторяя судьбу Вспышки, запущенной Беллом, полетевшие в монстра заклинания отразились в заклинателей. В группу авантюристов полетела из собственная бомбардировка.

— …

И заклинания настигли цель.

Защитный панцирь Джаггернаута способен отражать заклинания. Это единственная защита, которой монстр не пожертвовал ради разрушительной силы. Даже если авантюрист запускает самонаводящееся заклинание, обычно обязательно настигающее цель, оно не попадёт в Джаггернаута.

Авантюристы полагались на свои заклинания, как на последнее средство спасения. При виде отразившейся обратно в них магической энергии они ощутили то же отчаянье, что и Паства Астреи пять лет назад.

К счастью, находившийся позади остальных Борс успел увернуться от прямого удара заклинаний. Поражённо он уставился на своих обгоревших товарищей. Повязка на глазу была сорвана, обнажив пустую левую глазницу, но беспокоиться об этом у него не было времени. К нему уже устремились горящие красные глаза в пустых глазницах.

— Сто-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-ой!!! — всхлипнул Борс.

Выкинув руки перед собой, он даже не устоял на ногах и обмочился.

Даже для авантюриста второго ранга, вроде Борса, этот монстр был слишком ужасен.

В него были направлены когти.

— …а-а-а-а-а.

Описав дугу в воздухе, они должны были рассечь всё его тело, начиная с головы.

У него не было даже мгновенья, чтобы задуматься о своей жизни. Его уши словно услышали, как его тело разрезается на части. Он слышал, как разбивается его голова, разделяется плоть и хруст костей.

Всё кончилось в одно мгновенье. Борс был мёртв.

— Вставай!

— !..

Наваждение развеялось.

Застывший в ужасном видении мозг Борса подсказал авантюристу, что он жив, потому что эльфийка успела нанести свой удар. Прежде чем на него опустились всеразрушающие когти, воительница ударила в локоть монстра. Теперь она отчаянно сражалась двумя кинжалами.

В самое последнее мгновенье эльфийка успела защитить Борса.

— Убегай, быстрее!

— Т-ты…

Борс лишился дара речи, уставившись на профиль авантюристки, с которой слетела маска и капюшон.

Он уже видел её на восемнадцатом этаже. Это была та самая авантюристка, которая долгое время в одиночку сдерживала жуткого чёрного гиганта.

Монстр начал атаковать её когтями.

Лю отклонилась, едва увернувшись от прямого удара, но когти скользнули по её плечу.

Из тонкого тела эльфийки хлынула кровь.

Тёплая жидкость попала на лицо Борса, Лю сжала зубы и собралась с силами, чтобы не рухнуть на землю.

— Быстро!!!

— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

Борс бросился бежать, его ноги громко стучали по земле.

Впрочем, далеко убежать он не успел. Чтобы его защитить, Лю, чьё лицо было покрыто кровью, приняла на себя удар Джаггернаута.

— Уф-ф!

Длинный хвост зверя ударил эльфийку по ноге.

Несмотря на то, что хвосту недоставало рассекающей мощи когтей, прочность фиолетово-синей пластины делала его похожим на тяжёлую дубину.

Правая нога Лю, прикрытая длинным сапогом сломалась от удара, будто веточка. Её спина издала треск, когда сила удара подняла её в воздух.

— А!..

Лю схватилась за изогнутую под странным углом ногу одной рукой, издавая вопль агонии.

Она чувствовала, что может лишиться сознания от невыносимой боли. Но знала, что у неё нет на это права.

Топ! Жуткий звук оповестил её о том, что тело монстра перемахнуло через комнату к ней.

Ей в щёку ударили кусочки кристаллов, и она подняла содрогающееся от боли лицо.

Кроме её скорчившегося тела, ничто в комнате не подавало признаков жизни. Даже Джура куда-то исчез. Он сбежал? Эльфийка уже не могла понять, что происходит.

Разрушение приближалось.

Отчаянье пришло к ней в виде монстра.

Её тело было покрыто ранами. Когда монстр приземлился рядом, она осознала, что не сможет себя защитить.

Я не смогла остановить замысел Джуры, и вот я здесь, расплачиваюсь за свою постыдную ошибку…

Она чувствовала унижение. Ей хотелось разрыдаться. Она хотела наложить на себя смертельное проклятие за то, что она совершила ошибку, которая снова привела к бедствию.

Она так и не объяснилась перед Силь и своими коллегами. Она никак не отблагодарила их за то, что они дали ей новый дом. Она должна выжить хотя бы для того, чтобы им отплатить.

…Но зато…

Если я сейчас умру, то снова встречусь с Элизой и остальными…

Наконец она снова будет со своими подругами.

Наконец она сможет извиниться перед ними.

Наконец она позволит им себя осудить.

Наконец грех их смертей будет…

Наконец она будет свободна от вины, затаившейся в глубинах её сердца.

Для Лю такая смерть будет похожа на избавление.

Словно какой-то ритуал, который позволит ей уйти от того бесчестья, на которое она себя обрекла.

Её губы изогнулись в улыбке.

Слеза покатилась из небесно-голубого глаза.

Её сердце металось от желания выжить к спокойствию смерти.

— А?

В этот момент что-то привлекло внимание Лю.

Звучали крики, посмертная песнь авантюристов.

Раздался новый крик, воля эльфийки, решившей сражаться, отбросив оковы страха.

Палец Белла вздрогнул от звуков битвы.

По полю боя прошлась сильная ударная волна, из-за которой тело Белла соскользнуло в воду.

Под поверхностью воды все звуки стали приглушёнными. От того места, где была его рука начало разрастаться кровавое облако. Он погружался в холодные воды потока.

— …Белл.

Наполненный мольбой голос достиг его сознания.

Русалка протянула руку к израненному парню, изумрудно-синие волосы развевались за её спиной. Она прижимала к груди его правую руку, всё ещё сжимавшую кинжал. Она укусила свою кисть. Прижав правую руку парня к его телу, она начала обмазывать место разреза свой кровью.

Пузырьки воздуха окутали тело Белла, восстанавливающего потерянную конечность.

— Белл… Белл…

Слёзы не переставали течь из глаз русалки.

Дотронувшись рукой до щеки парня, чьи глаза оставались закрытыми, она взяла его кинжал и начала наносить себе раны. Она прижимала его тонущее тело к своему.

Её кровь попадала в раны Белла, сливаясь с его собственной. Он был окружён облаком целебной крови и его собственное тело начало исцеляться.

— Живи, — снова и снова шептала девушка монстр. — Открой глаза, — говорила она ему на ухо.

Наконец он ответил.

— А!

Сжав руки в кулаки и открыв глаза, он выпустил множество пузырей.

Чёрный кинжал засветился, обретая новую жизнь.

Парень посмотрел в заплаканные глаза русалки, находившиеся к нему так близко, что их лбы соприкасались.

Спасибо.

Прости.

Я должен идти.

Парень, произнёсший эти слова одними губами, тот, кого полюбила Мари, не был принцем, потерпевшим кораблекрушение.

Он был авантюристом.

Ради своей подруги, сражавшейся наверху, он должен был снова оживить своё окутанное отчаяньем сердце. Он должен был зажечь пламя восстановления.

Мари потянулась рукой, чтобы его остановить, но отдёрнула её.

Он упрям. Он авантюрист. Ради любимой семьи Мари сделала бы то же самое. Поэтому, вместо того чтобы удерживать его, она обняла его снова. А потом молча отпустила.

Освободившись от рук русалки, Белл двинулся к поверхности.

— Обещай…

Крикнула Мари, наблюдая за тем, как силуэт парня набирает скорость, уплывая всё дальше. Протянув к нему руку, она крикнула в воду своё желание.

— …Обещай мне, что не проиграешь.

Белл вытянул кулак и вырвался из воды к слабому свету кристаллов.

Лю всё видела.

Она видела, как силуэт вырвался из воды, окатив всё вокруг брызгами, и приземлился на землю.

Она увидела парня, крепко стоящего на земле.

Она видела решимость, горящую в рубиновых глазах.

— Спасибо, Мари.

Кровь русалки. Таинственный предмет, обладающий силой исцеления. Белл полностью восстановился. Пар поднимался от ран, омытых кровью, которую она пожертвовала.

Для Лю это появление было символом сопротивления.

Восстановление правой руки Белла укрепило его волю, и он сжимал чёрный кинжал ещё крепче, чем раньше.

Белл пришёл в ярость на глазах застывшего Джаггернаута, поражённой Лю и показавшей голову из воды Мари.

— !!!

Тело парня словно превратилось в набирающую скорость пулю, он бросился на монстра несмотря на то, что минуту назад тот почти его убил.

Монстр мгновенно повернулся к Лю спиной. Он решил, что мститель, неожиданно вернувшийся к жизни, куда более приоритетная цель, чем превратившаяся в добычу эльфийка, и что он достоин полного уничтожения.

В то время как парень, набрав скорость бежал на монстра, сам монстр замахнулся когтями, словно пытаясь сказать: в этот раз тебя ничто не спасёт.

— !..

Оказавшись перед занесёнными для смертельного удара когтями, несущийся будто молния Белл не перестал двигаться только вперёд.

Он сорвал с шеи шарф и обвязал им левую руку.

В глазах Джаггернаута мелькнуло удивление.

Чёрный шарф, который Белл обвязал вокруг руки вместо уничтоженного нарукавника, заискрив, отвёл удар скользнувших по нему когтей.

Разрушительное оружие, дарованное монстру Подземельем, оказалось отражено абсолютной бронёй, порождённой тем же самым Подземельем.

Словно отплачивая монстру той же монетой, Белл воспользовался замешательством монстра для нанесения удара.

Скорость и элемент неожиданности не позволили монстру уклониться, Кинжал Гестии, блеснув, пробил грудь монстра.

— ?!

Настала очередь Белла удивляться.

Он пронзил центр груди монстра. Но не услышал привычного треска его ядра.

Выходит, у него нет магического камня?!

Обменявшись могучими ударами, парень и монстр разминулись друг с другом.

Они развернулись в одно мгновение. Их взгляды встретились. Смертельные удары не достигли своих целей.

Они сошлись в смертельной схватке один на один.

— !!!

— Ях!

В ответ на убийственный рёв Джаггернаута Белл издал боевой клич и бросился в лобовую атаку на монстра, держа наготове Шарф Голиафа и Кинжал Гестии.

Монстр спешно отступил, совершив несколько прыжков благодаря энергии, запасённой в изогнутых назад коленях.

Я буду убит, не успев и моргнуть, если позволю ему беспрепятственно пользоваться ногами.

Белл бросился в лобовую атаку.

Он приложил все доступные ему усилия, в надежде нанести противнику удар он обратился в размытый белый свет.

Монстр бросился своему врагу навстречу, нанеся удар, скользнувший по коже шеи и плеча парня.

В воздух полетела кровь.

Лю не верила своим глазам, Мари прижала руки ко рту, а Белл, рискнув жизнью нанёс прицельный удар.

— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!

Чёрный кинжал был направлен в правое колено зверя.

С нечеловеческой скоростью клинок пронзил цель.

Правая нога Джаггернаута с громким стуком упала на пол.

Несмотря на то, что это не повлияло на боевую стойку монстра и его возможность продолжать сражение, молниеносно перемещаться по полю боя он больше не мог. Нашедший цель удар Белла повредил источник мощных прыжков его врага — изогнутые назад колени.

Монстр уставился на Белла, получившего немалые повреждения всего за два удара. Несмотря на то, что левая часть тела авантюриста была покрыта кровью, его взгляд ясно говорил: Мы только начали.

— Игра началась!

Белл поднял кинжал, рубиновые глаза блеснули.

Запылали красные глаза монстра. Впервые он взревел от ярости.

Он бросился на парня, осколки пола полетели из-под его ног.

Как и ожидал Белл, началось сражение в ближнем бою.

— Господин Кранелл?! — закричала Лю, поднимаясь на руках, из-за сломанной ноги она могла лишь наблюдать за безумным сражением.

Лю знала ужас сражения с Джаггернаутом в ближнем бою лучше, чем кто-либо другой.

То, что Белл сделал, возможно было единственной его надеждой на победу, однако, несмотря на это, подбираться в радиус действия когтей монстра было безумием. Она видела, как с каждым мгновением на теле парня появлялись новые раны.

Кровь брызгала вместе с появлением разрезов на одежде парня, он сражался, лишившись брони. С каждой секундой она покрывала парня всё сильнее. Мари молча наблюдала, как это происходит, она была бледной.

Впрочем… разрушительные когти не пронзили тела Белла.

Используя намотанный на левую руку словно нарукавник шарф он отражал когти Джаггернаута.

Снова и снова монстр использовал своё смертельное оружие, словно пытаясь сказать: хватит со мной играть.

Но шарф держался. Царапин на его поверхности становилось всё больше, однако броня из шкуры Голиафа, «щит», переданный парню Кассандрой и сделанный Вельфом, не дрогнул.

Пока он не пробит, Белл может продолжать сражаться.

Пока у него есть защита, созданная его друзьями, он может сразиться с самым могучим и жутким из бедствий.

Пока у него есть возможность пережить удары, которые не может выдержать ни один другой авантюрист, пока у него есть малейшие шансы на победу, он не поддастся собственному отчаянью.

Скри-и-и!!!

Кинжал Гестии, издав звон, сбил когти с траектории. Фонтан искр взметнулся в воздух вместе со стоном клинка. Всё же Божественный Кинжал не треснул. Он противостоял оружию монстра.

Джаггернаут обезумел от разрушительной ярости. Белл сражался отчаянно, вооружённый прочнейшим оружием и щитом.

Как я и думал.

Из ран парня текла кровь, Белл не сводил взгляда с противника.

Он быстрее меня.

Монстр был не только сильнее, но и быстрее. Белл уступал Джаггернауту во всём. В прошлом, какого бы его противник не был уровня, Белл всегда превосходил его в скорости и ловкости. Но теперь и этого преимущества у парня не было.

Всё же, проведя этот безнадёжный анализ, он не сдался. Совсем наоборот, его решимость полыхнула с новой силой.

Как он мог сравниться с монстром, который во всём его превосходит? Ответ был очевиден.

Используя навыки и тактику, всё, чему он научился.

Настоящим оружием и защитой, которую он получил как авантюрист, была жажда победы, пылавшая в его груди. Авантюристы проходят испытание называемое «отчаянье» и трансформируют в великие достижения.

Его сила и движения с таким размером не сходятся…

Если бы у Белла попросили сравнить Чёрного Голиафа и Джаггернаута, он не смог бы ответить кто сильнее.

Сравнение было попросту бессмысленным.

Они сражаются совершенно по-разному.

Голиаф обладает способностью противостоять целым армиям, в то время как Джаггернаут специализируется на устранении авантюристов-одиночек. И для этого разрушительные когти подходят гораздо лучше, чем молотящие удары Голиафа и его рёв.

С другой стороны, в способности переносить удары Джаггернаут не годится боссам этажей и в подмётки.

Этот монстр способен проявить весь свой потенциал: развитую силу, скорость и способность убивать не в широких залах, а в узких коридорах Подземелья. Это и делает его идеальным поборником Подземелья, призванным истребить «вирусы», которые ему вредят.

Быстрее ли он моего величайшего соперника?

Джаггернаут обладал точностью, скоростью и такой силой атак, что от его ударов немели руки и ноги Белла.

Где-то в уголке разума Белл проводил сравнение этого монстра с чёрным минотавром.

Удары Джаггернаута были определённо разрушительнее из-за его когтей.

Впрочем, возможно победителем из схватки вышел бы Астерий за счёт превосходства в силе?

В момент их сражения чёрный бык был на грани смерти. Наверняка его удары гораздо силь…

Белл оборвал несвязанные с боем мысли, мелькнувшие в его разуме. В смертельной схватке любое отвлечение может привести к смерти. Малейшая ошибка с его стороны может стоить ему головы.

— !..

Несмотря на то, что Белл обрушил град ударов, попавших в тело монстра, Джаггернаут не переходил в защиту.

Тело Белла завывало от боли. Разгорячённые конечности, казалось, сейчас взорвутся.

Хуже всего приходилось левой руке парня. Несмотря на прикрытие Шарфом Голиафа, она принимала на себя всю силу отводимых ударов когтей. Боль была единственным ощущением, которое у него осталось. Кровь шумно хлюпала под щитом из шкуры монстра. Но Белл понимал, что, как только он перестанет отражать когти, ему придёт конец.

Плечо и шея горели в тех местах, где их порезали когти.

Затянутые раны открылись снова, из них лилась кровь.

Однако в его глазах горел свет, и он не отступал.

Если сейчас он падёт, Джаггернаут убьёт Лили и остальных его товарищей. Каждый авантюрист в Водной Столице будет убит.

Он не мог позволить этому случиться. Он должен уберечь их от смерти.

То есть…

Умрёшь здесь ты!!!

Пусть этот монстр был призван Злодеями, и Белл не хотел бы с ним сражаться, оставить настолько могучего врага без внимания он не может.

Разве он может позволить ему убить всех остальных? Разве он может позволить смертям продолжаться?

Белл надел маску лицемера.

Ради людей, которых он хочет защитить, он убьёт существо, с которым вынужден сражаться.

Его враг не переставал нападать. Полетели осколки кристаллов. Беллу пришлось перейти в защиту.

Удар когтей, уклониться, укус, отразить оружием.

Ответный удар Белла заблокировал его врага. Слишком слабо. Ещё рано. Ещё один удар. Осколки панциря монстра полетели на землю. Я забью его градом ударов.

Белл Кранелл ещё способен сражаться. Да! Вперёд! Ради неё! Разве не ради этого я спустился на этот этаж?

В мгновенье, казавшееся ему вечностью Белл, ускорился, буквально отбросив ценности своей жизни.

Быстрее, быстрее, быстрее!

Ему хотелось положить конец её кошмару.

— А-а-а-а-а-а-а!!!

Белл взревел, кровь лилась из ран на его теле.

Он сражался с ураганом смерти, один-единственный кусочек кожи монстра, повязанный вокруг руки, служил ему единственной защитой.

Он сражался лицом к лицу со зверем, который для Лю был символом отчаянья.

Он лишь отчасти понимал страдания, которые пришлось пережить ей. Но этого было достаточно, чтобы зажечь пламя в его сердце.

Он взревел, потому что этот рёв разжигал в нём пламя, сжигающее трагедию и катастрофы.

— Господин Кранелл…

Даже погрузившаяся в ужас Лю понимала, ради кого он сейчас кричит. В её груди разливалось тёплое чувство.

— …Вы гораздо…

Последнее слово, «сильнее», утонуло в грохоте битвы.

Она ощущала себя жалкой, лёжа в стороне и не в силах подняться. Но это чувство заставило её воспрянуть.

Впервые она поняла почему Белл так восхищается героями мифов. Впервые эльфийка своими глазами эльфийка увидела, как благородны герои, бросающие вызов самому отчаянью.

Джаггернаут был озадачен, испытав совершенно новое чувство. Белое пламя, которое ему удалось потушить разгорелось вновь, он резал это пламя, но оно бросалось в бой, он его избивал, но оно снова поднималось. Новорождённый монстр не мог принять того факта, что боевой дух его врага превосходит его собственный.

Наконец, после целой серии мощных рубящих атак и демонстрации несокрушимой решимости авантюриста, монстру пришлось впервые отступить.

В схватке не на жизнь, а на смерть он сдал позиции первым.

Возможно, это был инстинкт, возможно, неуверенность в исходе. Как бы там ни было, монстр решил не рисковать своей жизнью ради того, чтобы добить человека, однажды уже ставшего его добычей и едва живого, снова. Потому монстр вышел из ближнего боя, в который он был вовлечён.

Это, несомненно, дало ему преимущество, но и Белл увидел в этом действии возможность для своей победы.

Он отступает.

Едва живой, покрытый кровью Белл ещё никогда не ощущал такой жажды битвы. И он позволил себе отдаться этой жажде.

Его соперник никогда не отступал.

Девушка, которой он восхищается, всегда сражается до конца.

Монстр, с которым он сошёлся в бою, не воитель и не авантюрист. Белл улыбнулся.

Он вступил с Джаггернаутом в ближний бой ради этой секунды. Несмотря на то, что противник был быстрее Белла, впервые потеряв инициативу, монстр предпочёл отступить.

Вытянув обёрнутую шарфом левую руку, парень прицелился в отступающего врага.

— Вспышка!!!

Семнадцать последовательных залпов магии.

Парень вложил в эти заклинания все свои ментальные силы, запуская их в быстрой последовательности.

Удивлённый монстр обнаружил себя целью мощных огненных вспышек.

Разумеется, фиолетовый панцирь блеснул, монстр использовал отражение магии. Магическая сила Белла отразилась от неуязвимого щита.

— Да!!!

На это я и надеялся!

Издав победный клич, Белл бросился прямо в гущу отражённых в него пламенных вспышек.

— ?!

Лю не могла поверить своим глазам. Мари взвизгнула и даже монстр уставился на парня, не понимая, что тот делает.

Бомбардировка вспышками летела в парня, мгновение спустя его тело осветило алое пламя.

Несмотря на то, что его собственное пламя обжигало его конечности, Белл набирал скорость, издавая победный крик.

Всего один удар.

Одно из заклинаний, тщательно нацеленная вспышка попала в чёрный кинжал.

Он зарядил своё оружие.

Джаггернаут видел, видел, что вместо взрыва вспышка Белла слилась с лезвием, после чего лезвие стало белым от света.

Двойной заряд.

Белл предвидел, что его магическая атака будет отражена, и приготовил для монстра смертельный удар.

Остальные заклинания были лишь прикрытием. В тот момент, когда его тело окутала серия взрывов, он смог подобраться к противнику достаточно близко.

Осознав что произошло, Джаггернаут на мгновение замер.

Монстру пришлось использовать магическое отражение, потому что в противном случае он был бы смертельно ранен атакой. Однако это была лишь приманка, чтобы заставить его использовать эту способность и её слабость. Когда Джаггернаут использует отражение магии, он на короткое время лишается возможности двигаться.

Время замерло, монстр уставился на окутанный ревущим белым пламенем Божественный Кинжал.

Он понял в каком положении находится. Парень двигается слишком быстро. Однако, у него было ещё мгновенье. Собравшись с силами, он мог перехватить атаку, защититься или попытаться сбежать.

Инстинкты монстра не дали ему ответа.

Перед ним магическая атака или удар кинжалом? Нужно отразить её неуязвимой к магии бронёй или нанести ответный удар когтями?

Поборник смерти погрузился в замешательство.

Он предпочёл сбежать.

Монстр решил использовать оставшуюся изогнутую назад ногу, её сил должно было быть достаточно, для прыжка.

Проще говоря, монстр бедствия потерял спокойствие, столкнувшись с авантюристом.

Те доли секунды, которые Джаггернаут потратил на проверку своих способностей, стали той самой слабостью, которую он никогда не должен был демонстрировать перед быстрым как молния кроликом.

…Ях!

Белл распустил шарф на левой руке, запустив его в атаку.

В отличии от Вспышки это было ненаправленной атакой с расстояния.

Чёрная полоска ткани просвистела в воздухе подобно кнуту и попала в длинный хвост монстра.

Когда шарф растянулся на полную длину, по телу Белла прокатилась сильная дрожь, но он остался стоять на кристальном полу.

Джаггернаут застыл в воздухе. Инерция потянула его к левой руке Белла, ещё сжимавшей шарф.

Раздался треск разрываемых мышц и хруст выходящих из суставов костей.

Глаза Белла округлились.

Однако, собравшись с силами, он потянул левую руку к телу.

— Я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я!!!

Джаггернаут, чей хвост был обвязан шарфом, полетел к нему. Огромный зверь приземлился у ног Белла и вздрогнул. Он осознал природу ощущения, которое испытывал несколько десятков секунд.

Это тот самый ужас, который испытывали его жертвы.

Словно пытаясь прогнать это чувство, он воспользовался антимагической защитой своего панциря. Столкновения с пылающим кинжалом, оружием, которое его враг держал в правой руке, его когти не выдержали бы.

Мгновение назад монстр размышлял, была ли атака парня магической или обычной. Ответ не был ни тем, ни другим. Смертельный удар, который использовал Белл не мог быть отражён, от него не было защиты.

В руках у Белла было священное пламя, способное что угодно обратить в пепел.

Белл заряжал свой навык девять секунд.

Уязвимый Джаггернаут застыл на Беллом, и парень нанёс удар.

— Арго Веста!!!

Вспышка света.

Рёв пламени поглотил огромные, похожие на клыки когти.

Вспышка пламени уничтожила фиолетово-синий свет.

Когти, на которые всё это время полагался монстр, треснули. Почерневшие и тёмно-синие осколки разлетелись по залу.

Белла отбросило, но он продолжал тянуть к врагу правую руку.

В этот раз своей правой руки лишился Джаггернаут.

Монстр взвыл.

Его правая рука испарилась вместе с когтями в рёве пылающего священного пламени. Удар прошёлся по плечу монстра, перекинувшись на правую сторону огромного тела.

Скорость и ярость монстра были развиты до необычайных высот, в то время как его выносливость и защита были низкими. Трещины побежали по бокам и спине монстра, куски его панциря падали на пол. Вместе с тем на пол рухнул и содрогающийся всем телом Джаггернаут.

Правая рука монстра была отрублена, его хвост освободился от связывавшего его шарфа. Тело зверя покатилось по полу, остановившись только в центре комнаты.

Впервые в своей жизни Джаггернаут взвыл от горечи.

Слишком слабый заряд!..

Белл смотрел на катающегося по полу от боли и скулящего монстра. Нанесённый им удар не получил должного времени подготовки и не стал смертельным.

Однако, он должен сделать что-то ещё. Он должен добить зловещего зверя.

— Ау-у-у-у-у-у!..

Жуткая боль пронзила левую руку Белла.

Всё это время он концентрировался на использовании магической энергии для бомбардировки заклинаниями и проведения двойного заряда. Ноги парня дрожали. Руки, казалось, были вырваны из плеч. Он перестал чувствовать левую руку.

Но он должен сражаться. Должен собраться с силами. Должен прикончить монстра, вызвавшего целую бурю смертей.

Пронзавшая тело боль вызвала слёзы в глазах Белла, но он крепко сжал Кинжал Гестии правой рукой и повернулся к катавшемуся по полу Джаггернауту.

— …Господин Кранелл?!

Лю, всё это время зачарованно наблюдавшая за боем, вздрогнула, услышав боевой клич.

Белл тоже заметил, но слишком поздно.

Однорукая тень выпрыгнула из-за кристальной колонны, напрыгнув на Джаггернаута.

— Ха-ха-ха-ха-ха!!! Получилось!

Джура.

Укротитель затаился и ждал нужного момента.

Магический ошейник, надетый на тонкую костистую шею монстра, запылал красным светом.

— Вот уж не думал, что ты поднесёшь мне его готовеньким!

— Джура!..

— Но теперь он мой!

Содрогаясь от радости, коточеловек взглянул на озадаченных Белла и Лю.

Этого мгновения он так долго ждал. Ухмыляясь, коточеловек взялся за алый хлыст и громко щёлкнул им по земле.

— Вставай, моя зверушка! Убей Лайон и этого недоноска!!!

Ошейник начал пульсировать красным светом сильнее, в тон хлысту. Уничтоженное наполовину тело Джаггернаута содрогнулось потом ещё раз и ещё… пока, наконец, монстр не поднялся.

Алый свет в пустых глазницах уставился на Белла и Лю.

Белл скривился, не в силах скрыть свой страх перед монстром чьи глаза, несмотря на все полученные раны, наполняла кровожадность.

— Ха-ха-ха-ха! Вот так, убей их! Обоих! Разорви их своими когот…

Монстр, словно от раздражения, махнул остатками своего хвоста.

Полетели куски плоти. Тело коточеловека рассекло надвое.

Джура до самого конца так и не понял, что случилось. Верхняя часть его тела полетела и окунулась в водной поток, идущий по краю зала. Словно осознав свою судьбу, нижняя его часть рухнула на пол. Красные пузырьки заплясали на поверхности воды.

Белл и Лю молча сглотнули.

Конец Злодея настал слишком неожиданно.

Однако ошейник на звере продолжал пульсировать.

Словно в ответ на последнюю волю мёртвого коточеловека, точнее, его злобу, ошейник продолжал излучать красноватый свет, освещавший тело Джаггеранута. Побитые ноги сделали шаг в направлении Белла.

— Ух!..

Увидев, что уничтожитель перестал обращать внимание на раны, Белл приготовил Кинжал Гестии. Он издал боевой клич, словно пытаясь настроить тело на ещё одну битву.

— А?

Но в этот момент парень услышал странный звук. Как будто кто-то выбирается из-под обломков кристаллов.

Что-то всплыло в памяти Белла. Несмотря на то, что Джаггернаут был прямо перед ним, он повиновался своему инстинкту и повернулся в сторону звука, необычного для Подземелья.

За его спиной была Лю, которая так и не могла подняться.

А за ней в куче осколков стен показался огромный змееподобный монстр.

— …

Ламбтон, который должен был быть мёртв.

Однако он, огромный, как и раньше, готовился к прыжку. Пульсирующий ошейник на его шее указывал на то, что он слышал последнюю команду укротителя. Множество налитых кровью глаз уставилось на авантюристов, словно говоря о том, что он повиновался.

Убей Лайон и этого недоноска!

Едва живой змей взревел и прыгнул на Лю, разбрасывая осколки кристаллов.

— Лю!

Глаза эльфийки округлились, когда она осознала, что происходит, но было слишком поздно. Ламбтон нёсся к ней, распахнув огромные челюсти.

Белл бросился бежать.

Собрав те немногие силы, которые у него остались он ускорился, схватил протянутую руку Лю и прижал её к себе.

Спустя мгновенье оба авантюриста оказались в распахнутой пасти монстра.

Ламбтон ткнулся заострённой головой в землю. Его извивающееся тело рыло путь вниз.

Джаггернаут последовал за змеем. Завывая и разбрасывая по пути куски панциря он ринулся в дыру, прорытую ламбтоном.

Героическая битва, развернувшая в кристальном зале, была окончена.

— Белл… Бе-е-е-е-е-елл?!

В живых осталось всего одно существо.

Жалобный крик русалки завис в ставшем тихим зале.

— Пустите меня, сударыня Кассандра, хватит!..

Крики Лили растворялись в шуме Великих Водопадов.

Они были на двадцать пятом этаже Подземелья. Стоя у холма рядом с началом одного из водопадов, авантюристы спорили.

— Нет, вам туда нельзя!.. Не на двадцать седьмой этаж!..

Кассандра держала руку вырывающейся девушки-полурослика. Она отталкивала Микото, пытавшуюся её успокоить, и сжимала маленькую ручку Лили сильнее. Кассандра так отчаянно пыталась удержать Паству Гестии, что те не знали, как на это реагировать и что с этим делать.

Мой сон обернулся правдой!!! Нельзя их отпускать! Их смерти были предсказаны!..

Все её действия были вызваны одной лишь этой мыслью. Вина и отчаянье переполняли девушку. То, что она бросила умирать бесчисленное количество душ, терзало её и тяготило её душу. В груди что-то сжималось, словно её собственные мысли её пожирали. Слёзы лились из глаз.

Но, но, если они не пойдут…

Она может их спасти. Если они останутся здесь, то люди, о которых Кассандра беспокоится, будут в безопасности. Это не сотрёт её грехи, но принесёт ей хоть немного облегчения.

Если она уговорит их остаться здесь, то сможет избежать самого страшного.

В этот момент, словно усмехаясь над Кассандрой, Подземелье вздрогнуло.

— …

Землетрясение? Нет, эту дрожь породило само Подземелье.

Вельф и остальные, поражённые странным поведением Кассандры, застыли.

Этот звук нельзя было перепутать ни с чем.

— Эй, этот шум же!..

— Что за издевательство!..

— Не может быть. В смысле, его же убили всего две недели назад!

Подземелье не обращало внимания на возгласы побледневших Оуки, Вельфа и Лили.

Подземелье думало только об одном.

Оно отправило своего поборника, своеобразного представителя иммунной системы, однако вирусы остались живы. Хуже того, дитя бедствий оставило этаж, несмотря на то, что виновники уничтожения утробы его матери остались в Водной Столице.

Не один или два, а столько, сколько нельзя позволить себе игнорировать.

Подземелье не стерпело.

Оно приняло самое логичное решение. Издав пронзительный вой, оно породило его.

— Э-э-это же…

Лили и остальные узнали, узнали признаки того, что огромное существо сейчас будет порождено Подземельем. Этаж тряхнуло, и на одной из стен открылась огромная трещина.

— Выходит! — крикнула Айша.

Великий Водопад двадцать седьмого этажа разверзся. Массы воды разлетелись с такой силой, что на всю пещеру, с двадцать пятого по двадцать седьмой этаж обрушился дождь.

Подземный дождь пролился на огромный силуэт, окутанный водным туманом. Медленно этот силуэт погрузился на дно озера.

А спустя мгновенье всплыл снова.

После этого он начал карабкаться вверх по отвесной скале в несколько сотен метров, с которой падал Великий Водопад двадцать седьмого этажа.

— …

Кассандра ощутила холодок, когда огромный монстр поднял голову над двадцать шестым этажом и, забравшись на него, двинулся к двадцать пятому.

А, и не беспокойтесь, монстры не забираются с этажа на этаж. Ну, большинство не забирается.

Одна амазонка произнесла эти слова всего лишь несколько дней назад. Эта самая амазонка сейчас стояла за её спиной, положив руку на подао и удивлённо рассматривая монстра. Кассандра наконец осознала, что это означает.

— Все, наза-а-а-а-а-а-а-а-а-а-ад!!! — закричал Вельф.

Группа авантюристов бросилась ко входу в пещеру рядом с водопадом.

Однако они не успели туда добраться. Цунами накрыло их и понесло обратно к краю этажа.

Один за другим они поднимались, оборачивая промокшие лица к двухголовому дракону, поднимавшемуся наверх.

— Монстр Рекс двадцать седьмого этажа… — пролепетала Лили.

Айша закончила фразу, назвав его по имени:

— …Амфисбаэна.

Словно в ответ на зов матери огромный босс этажа, расположившийся в центре озера двадцать пятого этажа, поднял голову и взвыл.

Амфисбаэна отличалась от боссов этажа, известных Гильдии. Каждому из Рексов отводился отдельный этаж, а этот монстр был мобильным.

Пока её товарищи готовили к бою оружие, Кассандра уставилась на монстра с ужасом в глазах.

Таково было Подземелье, колыбель монстров.

Попытка одинокой пророчицы восстать против воли безграничного Подземелья была бесполезной.

Двухголовый монстр взревел, выражая волю Подземелья.

Кассандра застыла.

Она и её группа избежали бедствия, однако теперь им осталось оно... да, отчаянье.