Том 14    
Глава 7. Стих отчаянья, стих триумфа


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
dars
8 д.
Спасибо за перевод
Ошибки в 12 г: "Это заставляло Белл осознать" - заставляло БеллА
"Ему зарыться носом" - Ему БЫ зарыться носом (или так и должно быть?)
"вынуждавших их вернуться" - вынуждавшиЙ их
"запылавшее вреди ужаса" - Среди
"Он начал заражать предмет" - зарЯжать предмет
"Он знал, что максимальное время заряда составляет четыре секунды" - может минимальное? (ведь далее нам говорят что максимум 240 секунд)
kristonel
7 д.
Пофикшено
ястит
8 д.
Ох, Лю, знала бы ты зачем Белл стал авантюристом
lufog
11 д.
Глава 10. Белый магический дворец
Ошибка в:
Стена лабиринта были
Исправление:
Стены лабиринта были
kristonel
8 д.
Всё пофикшено
славянец
12 д.
Особая глава. Отзвук правосудия
Ошибка в:
по имели Лира.
Исправление:
по имени Лира.


Хм, теперь я знаю как работает "указать на ошибку"
Отредактировано 12 д.
6ardik
12 д.
Глава 11. К чему приводит решение убивать
Ошибка в:
Даже тот, кто не был знаком искусством владения мечом
Исправление:
Даже тот, кто не был знаком с искусством владения мечом
6ardik
13 д.
Глава 10. Белый магический дворец
Ошибка в:
Стена лабиринта были молочно-белыми
Исправление:
Стены лабиринта были молочно-белыми
6ardik
13 д.
Глава 10. Белый магический дворец
Ошибка в:
Если столкнёмся с спартоем
Исправление:
Если столкнёмся со спартоем
6ardik
13 д.
Глава 10. Белый магический дворец
Ошибка в:
Их относятся к монстрам среднего размера,
Исправление:
Их относят к монстрам среднего размера,
dars
13 д.
Оперативно, спасибо за перевод. Вот новая партия ) :
Глава 10: "молочно- белыми" - молочно-белыми
Глава 11: "сознание обострило" - обострилоСЬ
Отредактировано 13 д.
kristonel
13 д.
Пофикшено
dars
15 д.
Спасибо за перевод, исправьте:
глава 7: "Прочем, несмотря на" - Впрочем либо Причём
"в схватке с боссом этаже" - в схватке с боссом этажА
"ему'не победить" - ему не победить
Глава 8: "показать свою уважение" - показать своЁ
"а но спустя" - но спустя
Глава 9: "словно надсмехаясь надо мной" - словно наСмехаясь
"Они на рассчитывали на нашу храбрость" - Они нЕ рассчитывали
"Пришлось убежать её" - Пришлось убежДать
"она на смотрела в ответ" - она нЕ смотрела
Отредактировано 15 д.
kristonel
13 д.
Пофикшено
6ardik
18 д.
Глава 7. Стих отчаянья, стих триумфа
Ошибка в:
Их-за разгона под водой расстояние проводимой атаки
Исправление:
Из-за разгона под водой расстояние проводимой атаки

Глава 7. Стих отчаянья, стих триумфа
Ошибка в:
От клетки, из корней которая окружала область боя.
Исправление:
От клетки из корней, которая окружала область боя.
Отредактировано 18 д.
kristonel
17 д.
Всё пофикшено
6ardik
19 д.
Глава 7. Стих отчаянья, стих триумфа
Ошибка в:
Авантюристы выдели, как рухнула часть корней
Исправление:
Авантюристы видели, как рухнула часть корней
6ardik
19 д.
Глава 7. Стих отчаянья, стих триумфа
Ошибка в:
царила лёгкая прохлада, благодаря падавшей с огромной высоты воды.
Исправление:
царила лёгкая прохлада, благодаря падавшей с огромной высоты воде.
6ardik
19 д.
Интерлюдия. Они зашевелились.
Ошибка в:
Аня озадаченно наклонила голову, Руона покраснела,
Исправление:
Аня озадаченно наклонила голову, Руноа покраснела,
6ardik
19 д.
Глава 9. Здравствуйте, глубинные этажи
Ошибка в:
Череп монстра продолжал трястись, словно надсмехаясь надо мной.
Исправление:
Череп монстра продолжал трястись, словно насмехаясь надо мной.

Глава 9. Здравствуйте, глубинные этажи
Ошибка в:
Они на рассчитывали на нашу храбрость
Исправление:
Они не рассчитывали на нашу храбрость

Глава 9. Здравствуйте, глубинные этажи
Ошибка в:
она на смотрела в ответ
Исправление:
она не смотрела в ответ
Отредактировано 19 д.
6ardik
20 д.
Глава 8. Глас молота
Ошибка в:
Сударь Лидо?! Чито он?..
Исправление:
Сударь Лидо?! Что он?..
6ardik
20 д.
Глава 8. Глас молота
Ошибка в:
И когда она оказалась на волосок от смерти, он вытащила кроличью лапку
Исправление:
И когда она оказалась на волосок от смерти, она вытащила кроличью лапку

Глава 8. Глас молота
Ошибка в:
блеск в его глазах заставил призывал Вельфа осмотреться.
Исправление:
блеск в его глазах призывал Вельфа осмотреться.

Глава 8. Глас молота
Ошибка в:
Сударыня Аня!.. Всевышняя всё-таки отправила к вам пришла!
Исправление:
Сударыня Аня!.. Всевышняя всё-таки к вам пришла!
Отредактировано 20 д.
6ardik
20 д.
Глава 8. Глас молота
Ошибка в:
Лили, не способная справитьс со своим удивлением.
Исправление:
Лили, не способная справиться со своим удивлением.
6ardik
20 д.
Глава 8. Глас молота
Ошибка в:
Стоявший радом с ним Борс отчаянно пытался удерживать монстров
Исправление:
Стоявший рядом с ним Борс отчаянно пытался удерживать монстров

Глава 8. Глас молота
Ошибка в:
Он не готовился к изготовлению чего-то сособенного.
Исправление:
Он не готовился к изготовлению чего-то особенного.
Отредактировано 20 д.
славянец
20 д.
Я так вижу, Белл закаляется по полной. Аж сам словно прочувствовал запах смерти пока читал 9 главу

Глава 7. Стих отчаянья, стих триумфа

Что бы я ни делала, результат один и тот же. Что бы я ни говорила, никто не слушает. Сколько бы я ни умоляла, мои мольбы никто не слышит.

Всегда случается одно и то же.

Мир всегда втаптывает мои усилия в землю. Мир всегда смеётся над моими трагедиями.

Даже когда я набираюсь храбрости и пытаюсь бороться, даже когда кричу изо всех сил, я всегда натыкаюсь на непонимание.

Так много раз мои отчаянные предупреждения игнорировали. Так много раз моя решимость рушилась, словно песчаный замок.

Я снова и снова ощущала вкус поражений. Раз за разом я скатывалась по склону холма в пучины тьмы.

Что я могу сделать? Я точно проклята.

Что я могу, что я могу… что я могу сделать?

Когда моё сердце начало задаваться этим вопросом?

Когда я начала ощущать смирение, даже пытаясь изменить будущее?

Никто мне не доверяет. Никто никогда не пытался мне поверить.

Даже члены моей Паствы. Даже она, та, кого я называю лучшей подругой.

И я сдалась. Я перестала пытаться изменить будущее.

Всего один раз нашёлся человек, который мне поверил.

Мне казалось, что в этот раз я смогу.

Я сделала этот шаг, потому что обзавелась друзьями, которых не хочу потерять.

Но, как и всегда, мир просто надо мной издевался.

Этому не будет конца, всё бесполезно.

Разве кто-то может винить меня за такие мысли? Разве кто-то сможет наказать меня за потерю веры после столкновения с таким отчаяньем?

Предвестница трагедии погружалась в пучину сожалений.

Всё вокруг окутало белизной.

Две ревущих головы.

Огромное прекрасное тело, при виде которого на ум приходят слова «дракон из сна», на самом деле являющееся воплощением злобы и разрушения.

— Монстр Рекс двадцать седьмого этажа…

Раздался двойной рёв дракона. Две покачивающиеся головы слились в едином порыве кровожадности.

— …Амфисбаэна!

Поражённая девушка-полурослик уставилась на дракона, амазонка закончила фразу, произнеся название монстра.

— О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!!

Громоподобный рёв пронёсся не только по двадцать пятому этажу, но по всей Водной Столице. Члены альянса разом отпрянули, услышав боевой клич Амфисбаэны, босса этажа, появившегося из водопада трёх связанных этажей.

Альянс был сформирован несколькими Паствами для проведения экспедиции, его основой была Паства Гестии. Авантюристы повторно спустились на нижние этажи, чтобы узнать правду об убийстве от Лю, Ледяного Ветра, которую в этом убийстве обвинили.

Несколько часов назад они разделились с Беллом, присоединившимся к элитному отряду, отправившемуся на двадцать седьмой этаж. После этого раздались цепочки взрывов, нанёсшие повреждения всей Водной Столице, и это породило в Подземелье аномалию, пир бедствий, случившийся около получаса назад, который не затронул группу Лили.

А теперь, прямо на их глазах на этаже возникла новая аномалия.

— Это… Босс нижних этажей.

Амфисбаэна — это следующий после Голиафа на семнадцатом этаже Монстр Рекс.

Чигуса, участница Паствы Такемиказучи, ошарашенно уставилась на монстра. Его головы нависали над озером на двадцать пятом этаже.

Девушке пришлось изогнуть шею, чтобы увидеть величественные головы, возвышавшиеся над водой на двадцать метров. «Босс этажа» был достоин этого звания, хотя бы за то, что был в десятки раз больше любого орка. Тело монстра было белым. Его покрывали огромные чешуйки, и оно приковывало к себе взгляд.

Блеск в его глазах, впрочем, определённо принадлежал монстру, зловещая пелена, за которой крылась лишь жажда разрушения.

— Двуглавый дракон…

Две головы, двигавшиеся независимо друг от друга, обращали на себя внимание.

Длинная шея разделялась в том месте, где она отделялась от тела. Каждая из разделённых шей была покрыта чешуйками размером с нагрудники. Пара глаз на левой голове была синей, а на правой красной.

С губ Микото соскользнул удивлённый вздох. Ни один член группы: ни Лили, ни Вельф, ни Харухиме, ни Оука, ни Чигуса, ни Дафна, ни Айша — не могли скрыть шока.

— …А.

Лицо Дафны побледнело.

Её кулаки сжались. Она слышала, как рушится та мольба о прощении, которое она просила, пожертвовав столькими жизнями ради спасения только своих друзей. Дракон, с которым они столкнулись, был воплощением отчаянья.

Его рёв был настолько оглушительным, что постоянный шум Великих Водопадов — мощного водного потока — не мог через него прорваться. Казалось, рёв Амфисбаэны проникает во все уголки Подземелья.

Тусклый свет кристаллов Водной столицы заставлял белое тело двуглавого дракона излучать зловещий блеск. Также этот свет указывал на тех, кто угрожает матери монстра, Подземелью. Дракон должен был расправиться с авантюристами.

— …О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!!

Зловещий рёв раздался снова.

Синеглазая голова атаковала дыханием.

В воздухе появилось жуткое синее пламя.

Со стороны зрелище могло показаться прекрасным, однако от него у авантюристов по спине пробежал холодок. К их ужасу, стоило пламени столкнуться с поверхностью окружающего озера, как поднялся огромный столп пара. Оука и остальные с ужасом уставились, как столп пламени движется в их направлении, поднимая пар.

— Врассыпную!!!

Крик Айши не задержался ни на мгновение, он заставил членов группы действовать.

Авантюристы начали разбегаться с пути пламени в ту же секунду. Вельф схватил рюкзак и потянул Лили за собой, Айша прижала к груди Харухиме, а Микото и Чигуса на полной скорости бросились прочь.

— Кассандра?!

Целительница задержалась. Она ошеломлённо смотрела на двуглавого белого дракона и не могла пошевелиться.

Дафна успела броситься прочь, но тут же сменила направление и схватила Кассандру за руку. Но было слишком поздно.

Синеватое пламя озарило лица девушек.

От неминуемой смерти их спасла возникшая в авангарде стена.

— Гьяяяяяяяяяяяяя!

— Оука!

— Оука-сан?!

Исполняя возложенную на него роль охранника группы, Оука выставил перед девушками огромный щит.

Авантюрист второго уровня избегал смерти в этом путешествии уже не раз. И теперь он, воспользовавшись предыдущим опытом, а также скоростью своего мышления, встал на защиту группы. Он установил щит под углом, чтобы не принимать весь удар пламени.

Сбив спиной удивлённых Дафну и Кассандру, он отпрыгнул в сторону, отражая огненное дыхание. На это решение повлиял опыт, накопленный им и за эту экспедицию в том числе. Только вот…

— А?! Но этот щит отлично отражал удары ламбтона!..

Оука сглотнул, увидев, что твёрдая валмарсовая поверхность плавилась, словно воск.

Разрушение экипировки. Несмотря на то, что Оуке удалось избежать возможной опасности для себя, его щит не смог выдержать жара пламени противника. В местах, где пламя столкнулось со стенами или землёй, оставались расплавленные, словно свечи, кристаллы.

Запаниковав, Оука скинул с руки зашипевший и начавший гореть синим пламенем щит.

— Жар просто невозможный!..

Все волоски до единого поднялись на теле Вельфа, уставившегося на последствия драконьего дыхания и рухнувшего на колени. Как и лишившийся дара речи Оука, кузнец, изготовивший щит, в ужасе содрогнулся.

Всего пару секунд назад на двадцать пятом этаже царила лёгкая прохлада, благодаря падавшей с огромной высоты воде. Теперь же, в этом месте стало так жарко, что все до единого авантюристы покрылись потом.

— Дыхание Амфисбаэны… Это пламя поджигает даже воду

Как и отметила Лили, пламя загорелось не только на кристальной поверхности, но и на воде тоже. Языки пламени плясали везде, где прошлось дыхание дракона. Лили читала о способностях босса этажа в Гильдии до того, как выдвигаться в экспедицию, но сейчас, столкнувшись с чистой мощью монстра вживую, увидев, что происходит своими глазами, она могла лишь рухнуть на четвереньки прямо за спиной Вельфа.

Дыхание Амфисбаэны было запуском особой горючей жидкости, производимой железами монстра. Благодаря гидрирующим свойствам эта жидкость изменяла воду и могла превратить её поверхность в неестественное огненное озеро. Амфисбаэна — порождение водного мира, однако её особое оружие — это огонь, таковы её свойства.

Усиленный синий напалм.

Даже на воде языки пламени достигали невероятно высокой температуры.

Вид у этой атаки был невероятным, поскольку всё, чего коснулось пламя Амфисбаэны, начинало гореть и горело, пока не оставался один пепел.

Прямой удар такой способности привёл бы к неизбежной смерти.

— Не позволяйте пламени себя коснуться! Если оно на вас попадёт, вы загоритесь! Целебная магия не поможет!

Выкрикнув предупреждение, Айша опустила Харухиме на землю и вскинула подао.

Капли пота покрывали бронзовую кожу. Они были порождением высокой температуры и, вместе с тем, чувства страха амазонки.

Нам что, придётся сражаться с боссом этажа?! Что за кошмар! Таким составом нам ни за что не одолеть чёртового главаря!

Пусть она и была авантюристкой четвёртого уровня, сложившееся положение вселило ужас в её сердце.

Когда она состояла в Пастве Иштар, Айша не раз сражалась с Амфисбаэной и всегда убивала монстра. Однако, группа Паствы Иштар состояла из целого отряда Бербер третьего уровня и к тому же на их стороне сражалась Фрина, авантюристка пятого уровня.

Монстр был настолько буйным, что требовалась слаженная работа более двадцати Бербер, чтобы одержать победу. Текущий состав группы был гораздо слабее группы Паствы Иштар. Как можно одержать победу таким составом?

Всё очень просто, у них не хватит сил.

— Чёрт, а те ребята просто смылись!

Вверху, в южной части холма не было видно ни души.

Борс оставил группу авантюристов у входа на двадцать пятый этаж, чтобы не упустить Ледяной Ветер, но, похоже, они, поджав хвосты, сбежали на двадцать четвёртый этаж. Что неудивительно, учитывая появление босса этажа.

Авантюристы в первую очередь думают о себе. Нельзя за это их винить, однако Айша не могла не выругаться про себя, взглянув на вершину холма. Работая вместе, они могли бы зажать дракона с двух сторон, и у их группы появился бы шанс сбежать.

Что за чертовщина?! Если информация Гильдии верна, Амфисбаэна не должна была появляться ещё две недели!

Лили — мозг группы — собрала всю доступную информацию в Гильдии, какую могла, прежде чем отправиться в экспедицию, но и сама Айша не пренебрегала её сбором. Проверка наличия боссов этажей и интервалов, через которые они должны появиться, одна из самых основных задач подготовки к экспедиции. Это одна из самых базовых проверок потенциальных опасностей на запланированном пути, чтобы избежать возможных рисков. Итак, время экспедиции Паствы Гестии было рассчитано так, чтобы избежать срока ожидаемого появления босса нижних этажей.

Моховой гигант, ламбтон… Одна аномалия за другой!

— Чёрт!

Прекрасное лицо вспыльчивой амазонки исказилось от злости.

— Сударыня Айша! Мне кажется, побег единственный выход!..

— Это очевидно! Этой штуке дать бой мы не сможем!

Айша прокричала ответ Лили, не сводя взгляда с двухголового дракона.

Нельзя возвращаться в лабиринты двадцать пятого этажа, они разрушены мощным взрывом. Бежать придётся долго, но отступать мы должны только на двадцать шестой этаж!..

Ни люди, ни монстры не могли бы пройти через пещеры, разрушенные Адскими Камнями. Айша взглянула в темноту тоннеля в юго-восточной части этажа, ведущей на этаж ниже.

Проблема заключалась в том, что Амфисбаэна способна передвигаться, она использует реки, соединяющие Великие Водопады, чтобы покидать одни и появляться в других пещерах Великих Водопадов. Если авантюристы окажутся зажаты в узком коридоре, дыхание синего напалма их поджарит…

Айша пришла в себя, услышав странные звуки падения чего-то сверху.

— ?..

Что-то сыпалось на пол.

При ударе об пол разлетелись синие искры.

Казалось, в Подземелье пошёл град.

Маленькие частички света плясали вокруг авантюристов, отскакивая от их капюшонов, роб и брони.

— Кристаллы с потолка?..

Амазонка подняла взгляд к потолку двадцать пятого этажа. Тут и там на синей глади вылезали древесные корни. Те самые корни, которые при первом своём появлении на этом этаже заметил Белл. Пятиметровые корни, которые указывали на близость этих этажей к Огромному Древесному Лабиринту.

— О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!!

Амфисбаэна взвыла.

Игнорируя Айшу и остальных, приложивших руки к ушам, огромный зверь издал рёв.

Пещера содрогнулась. Дождь кристальных обломков усилился. Множество кусков кристаллов падало в озеро.

Рёв звучал как жалоба.

Словно дракон умолял о чём-то Подземелье.

Впрочем, никто не понял о чём.

Однако, в следующее мгновенье потолок двадцать пятого этажа треснул.

— …

Лили, Вельф, Микото, Харухиме, Оука, Чигуса, Дафна и Айша смотрели на потолок, который медленно начал разрушаться, время для них словно застыло.

Медленно, но неуклонно, словно подчиняясь какой-то неведомой силе, кристаллы трескались.

Обломки становились всё больше.

— Огромное дерево…

Древесный ствол лишился опоры.

Словно в подтверждение того, что отчаянье не закончится, корни, пробивавшиеся сквозь потолок, резко опустились.

— Клетка отчаянья…

Бледная, как призрак, предвестница трагедии шепнула, словно наконец осознала, что происходит.

С громким свистом корни рассекли воздух и приземлились в озеро. По пути они царапали стены пещеры и даже с жутким треском прошлись по Великим Водопадам, словно когти огромного дракона. Игуясу, кружившие у воды, были погребены под падающими осколками. Монстрам было некуда бежать, красных птиц размазало, у места падения водопада кружили красные перья.

Как и Игуясу, Вельфу и остальным было некуда бежать. Они могли лишь подготовиться к толчку.

Огромная масса спутанных корней ударилась о землю.

— ?!

У кинутой вверх и вниз столкновением Лили появилось ощущение, что пол под ногами рушится.

Град кристальных обломков откалывался от стен и пола и стучал по озеру, охваченному синим пламенем.

Авантюристы не могли остаться на ногах после тряски и один за другим падали на землю. Некоторое время спустя они начали приходить в себя.

Несколько секунд у них ушло на то, чтобы осознать, что они ещё живы.

И ещё несколько потребовалось на то, чтобы осознать, что они оказались в совершенно новых условиях.

— Что?..

Озеро и его окрестности будто накрыло огромным куполом.

Странный купол состоял из множества корней огромного дерева. Словно птичья клетка он отделил Лили и остальных от стен.

Весь двадцать пятый этаж оказался накрыт упавшими корнями, которые раньше пробивались из потолка.

— Огромное дерево двадцать четвёртого этажа… упало?

— Должно быть дело в том, что поддерживавший его двадцать пятый этаж получил много повреждений…

Ответом на вопрос, ещё не поднявшейся с земли Дафны, послужил шёпот Оуки.

Обрушился не весь двадцать четвёртый этаж. Авантюристы видели, как рухнула часть корней Огромного Древесного Лабиринта.

Это была всего лишь нижняя часть корней.

— Постойте!.. Мы лишились пути к отступлению!

Айша взглядом окинула юго-восточную часть этажа.

Длинный тонкий шип из огромной кучи камней безжалостно прошёлся по стене и обрушил проход, соединяющий этот этаж с нижним. Это означало, что авантюристы лишились возможности сбежать из пещеры.

— Оооо…

Двуглавый дракон всё ещё неподвижно сидел в центре озера. Его головы двигались по очереди, монстр не подал ни малейших признаков беспокойства.

Сплетённые словно сеть корни перекрыли путь к отступлению.

Похожая на купол крышка накрыла озеро словно клетка.

— Бежать мы не можем…

— Что же…

Лица Микото и Чигусы побледнели. Они озвучили все страхи пойманных вместе с ними друзей.

Теперь им не покинуть Водную Столицу. Им не уйти даже с двадцать пятого этажа. Единственным выходом было сражение с драконом, воплощавшим отчаянье.

Битва, в которую Подземелье втянуло их насильно.

Будто указывая на то, что подготовка к бою кончилась, Амфисбаэна выдохнула струю синего пламени.

— О-О-О-О-О-О-О!

— ?!

Лили и остальные рефлекторно отпрыгнули от струи адского пламени, заставлявшего гореть как воду, так и кристаллы. Языки пламени заплясали по северо-восточной части побережья, на котором стояли авантюристы.

Температура на этаже снова сильно поднялась.

Пламя трещало вокруг авантюристов, они словно оказались в адском котле.

— Готовьте оружие! Остаётся только драться!

Вполне очевидно, что Айша первой пришла в себя от шока.

Она вскинула подао, заслоняя собой Харухиме.

— Но… сударыня Айша…

— Готовьтесь!.. Я своё слово сказала.

Пути к отступлению нет. Им придётся драться.

Это так, если они считают себя настоящими авантюристами.

Крикнув остальным готовиться к худшему, Айша скривилась.

Есть ли хоть малейший шанс?..

Остальные члены группы, смотревшие на огромного монстра, казалось, готовы впасть в отчаянье.

Эта встреча очень сильно отличается от столкновения с моховым гигантом. В этот раз их жизни подвержены куда более сильному риску.

Никто из присутствующих не был настолько глуп, чтобы не понять разницы в боевой мощи. Амфисбаэна считается монстром пятого уровня. Айша этого не знала, но на бумаге её боевой уровень прировняли к уровню Чёрного Голиафа. В той битве участвовала сотня поднявших уровень авантюристов. В тот раз сражались Асфи, Лю и Белл. А сейчас их всего девять. Пусть безумная регенерация и делала Голиафа сильнее этого дракона, у группы авантюристов было немало поводов отчаяться.

В одной вещи они были уверены.

Случилась целая цепочка непредвиденных событий, и все словно для того, чтобы их убить.

На них обрушился весь мир, пытаясь сломить их волю и дух.

Словно Подземелье шептало им на ухо: «Даже не думайте бежать!»

Их решимость трепетала, словно огонёк свечи на ветру. Кассандре было хуже остальных. Она застыла на месте, словно отдавшись на волю судьбы.

У нас недостаточно бойцов. Недостаточно сильных атак. Мы на грани срыва.

В этот раз нам не на кого опереться.

Просто поразительно насколько не готова была эта группа к встрече с боссом этажа.

Даже Айше хотелось всё бросить.

— Какой дрянной день, — пробормотала амазонка, припоминая, что ещё никогда ей не приходилось сталкиваться с таким количеством аномалий, даже на глубинных этажах.

Если бы только здесь был Белл Кранелл.

Она чуть было не произнесла эти слова вслух. Однако эта мысль заставила её скривиться от злости.

Соберись, Айша Белка! Когда это ты стала бесхребетной бабой, которая ничего не может без мужчины?

Она оборвала мелькнувшую мысль, пристыдив саму себя. Как чистокровная амазонка, она не могла позволить себе такой стать.

Издав непоколебимый боевой клич, она придала себе решимости.

А эти ребята…

Она сражалась с этим монстром и раньше. Она много раз сталкивалась с его безумной силой и побеждала. Это, помимо всего прочего, придавало ей решимости.

У Лили и остальной группы такой опоры не было.

У них не было силы и опыта Айши, не раз пребывавшей на грани жизни и смерти. А без такого опыта они не могли противостоять нависшему над ними отчаянью.

Перед тем как спуститься в Новый Мир Айша кое-что сказала Беллу.

«Если споткнёшься ты, споткнётся эта группа. Так она устроена».

Но она ошибалась.

Собранный альянс и Паства Гестии были сильны духом. Они могли сражаться и продержались против аномалии, когда парень от них отделился.

Впрочем, сейчас всё не так.

Сейчас они практически в объятиях смерти. Сейчас проверяется сила их воли.

Сейчас нет той спасительной опоры в лице Белла, ничто не сможет помочь им извне.

Для них… Белл Кранелл герой.

Или человек, который близок к герою.

У него абсурдно слабый характер и он честен до идиотизма, но, когда он набирается храбрости и бросает вызов безнадёжному себе, он становится лучом света, который светит всем, кто его знает.

Его слёзы заставляют сжиматься сердце Лили.

Его боевой клич притягивает сердце Микото.

Мелькающая впереди спина заставляет Харухиме идти вперёд.

Но сейчас его с ними нет.

Кем становится окружение героя без героя?

В сказках они становятся безвольными жертвами монстров.

Если бы Белл был здесь. Если бы только Белл был здесь.

Айша видела, что Лили готова произнести эти слова вслух.

Белл Кранелл был им так важен, что Айша не может заменить его в их глазах.

Им нужна опора, способная занять место Белла. Голос, который позовёт их в битву. И сейчас этой опоры нет.

Впрочем… пламя у них осталось.

Бам!

Спустя мгновение металл стукнул о кристальный пол.

Красноволосый кузнец, стоявший позади, размял руки и вскинул двуручный меч.

Все взгляды обратились к нему.

Даже Амфисбаэна на мгновенье замерла, переведя на него взгляд.

Вельф громко вздохнул. На его лице были видны капли пота, но он повернулся к Лили, стоявшей от него сбоку, он был спокоен.

— Лил, кажется, это твоя первая.

— А?..

— Первая авантюра без Белла.

Глаза Лили округлились от этих слов.

— Наверное ты думаешь, что без нашего силача ты не можешь сражаться, что без своего героя не выстоишь… но это же враньё, правда? Это же не так? Для авантюристов всё так не работает.

Микото и Оука дрожащими руками взялись за оружие.

— Пора нам показать Беллу из чего мы сделаны! Мы докажем, что можем справиться с боссом этажа сами!

Харухиме и Чигуса сглотнули.

— Если бы мы ему сказали: «Когда тебя нет рядом, мы совсем беспомощны» … Ну, это просто добавит ему головной боли! Я не прав?!

Опоры у них нет.

Но есть кузнец, который присматривал за ними и с которым они сражались с самого начала. У них есть пламя горна и стук молота, который может дать им в руки оружие.

Вельф улыбнулся уверенно и бесстрашно.

— …Конечно! Лили и её товарищи не какой-нибудь багаж!!! — крикнула в ответ девушка-полурослик. — Лили будет стоять с ним бок о бок и будет поддерживать его в его битвах!

Она прижала руку к своей небольшой груди, прокричав своё заветное желание.

После слов Лили, Харухиме замахала лисьим хвостом:

— Я… Я тоже отказываюсь оставаться позади. Я не хочу остаться проституткой, которая ожидает от него спасения!

— ...Я тоже буду сражаться, Микото-сан. Нельзя посрамить имя Такемиказучи-ками!

— Да!

— Чигуса, я не позволю Беллу Кранеллу меня превзойти!

— Да!

Оука, Микото и Чигуса издали боевые кличи.

— Да ладно вам, ребята… Неужели вы все такие податливые?

Дафна была единственной, кто до этого момента ничего не говорил, и пусть её фраза была сказана с вызовом, в её глазах были заметны слёзы. Она улыбнулась.

— Знаю, знаю… мы авантюристы и всё такое. Если нас загоняют в угол, остаётся только драться.

Для Дафны, принимающей решения, основываясь на логике, поднявшаяся мораль группы стала знаком… слабым ветерком, который мог подтолкнуть её сражаться.

— Дафна…

На глазах удивлённой Кассандры, Дафна вступила в боевые ряды, доставая похожий на дубинку кинжал, подтверждая свою уверенность.

— …Я готова к бою, Игнис, — добавила она.

Айша, наблюдавшая за происходящим со стороны, одарила похожего на старшего брата авантюриста из Паствы Гестии безмолвной похвалой.

Работа кузнеца, разжигать в оружии пламя. А работа авантюристов использовать это оружие, чтобы убивать монстров.

Отблески пламени плясали на лицах авантюристов и кузнеца. Пламя, которое он разжёг, заставило авантюристов поднять на монстра взгляды. Они встретились с глазами двуглавого дракона, ожидавшего их нападения.

— О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!!

— Вперёд!!!

Крик Вельфа раздался одновременно с рёвом дракона. Раздался крик Микото.

Она началась. Борьба против отчаянья.

Kokonoe!

Однако, бой начали не авантюристы и не босс этажа.

Он начался с заклинательницы.

Возлюбленный снег. Возлюбленный алый. Возлюбленный белый свет.

Прежде чем кто-либо успел двинуться, она начала читать заклинание.

Харухиме наблюдала за схватками с боссами этажей множество раз. Это было частью её рутины в Пастве Иштар. В то время как авантюристы должны были бороться с жутким монстром, её работа, как чародейки, заключалась в быстром наложении заклинания.

Чародейство наделяет авантюристов силой. Наложив поднятие уровня, она может усилить всю группу.

Лили или Айша укажут ей людей, которых она должна усилить, поэтому от неё требуется только чтение заклинания. Поскольку у её заклинания очень долгий период чтения, она начала с призыва того количества хвостов, на которое хватило бы её сил.

— Хья!

Следующим вступившим в бой стал Вельф.

Он занёс над головой длинный меч цвета морской волны. Ледяным магическим мечом он прицелился в воду.

— ?!

Озеро покрылось коркой в одно мгновенье. В четырёх глазах дракона отразилось удивление, от превращения поля боя в толщу льда.

На лицах Оуки и остальных авантюристов было схожее выражение.

Они не обсуждали тактику, и никто не приказывал Вельфу морозить озеро. Он просто подумал, что для победы над огромным боссом этажа авантюристам будет нужно на чём-то стоять. Потому он сразу воспользовался мечом, способным заморозить воду.

Для победы над двуглавым драконом не было лучшей стратегии. Обычно против Амфисбаэны сражались в особых залах, в которых вода создавала множество островков, на которых можно стоять. Множество авантюристов ожидало в засаде на двадцать пятом, двадцать шестом или двадцать седьмом этажах, пока особые отряды заманивали босса этажа в залы.

— Неплохо! — улыбнулась Айша.

Её беспокойство по поводу нехватки места для сражения рядом с монстром было устранено.

Третьим сделал свой ход Монстр Рекс.

— О-О-О-О-О-О-О!!!

Словно указывая на то, что он не позволит авантюристам делать что вздумается, он выдохнул струю синего напалма.

На поверхности замёрзшего озера появились трещины и лёд тут же раскололся на множество небольших островков.

Теперь поле боя стало идеальным для борьбы с Амфисбаэной, как Айша и надеялась.

О великий воитель…'

Пока авантюристы пытались бороться с монстром издалека, амазонка начала чтение заклинания. Она собиралась привлечь внимание монстра пока Харухиме не закончит поднятие уровня.

Девушка-ренарт не могла двигаться, используя такое количество магической энергии. Чтобы убедиться, что её не затронут атаки, Айша, прыгая по островам и читая заклинание, приблизилась к монстру.

— О-о-о-о-о-о-о-о!!!

— !..

Дракон уставился на Айшу, читавшую заклинание, которое невозможно было проигнорировать. Правая голова дракона взревела, словно подначивая левую запустить очередную струю синего пламени.

Айша отскочила в последний момент, скривившись от смертельного жара, и обогнула босса этажа по широкой дуге. Уклонившись от потока пламени, она продолжала чтение заклинания, пока её магия наконец не была закончена.

Адский Хаос!

Она ударила оружием об айсберг под ногами, запустив режущую волну похожую на плавник акулы. Вторая голова дракона незамедлительно ответила.

— ХА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!

В то время как первая голова выдыхает синее пламя, вторая залила всё вокруг кровавой дымкой. Похожая на серп плотная дымка окутала часть тела монстра. Не прошло и секунды как магическое подао впилось в бок монстра.

Однако, когда заклинание ударилось о чешую, его мощь была заметно ослаблена. Волна энергии колебалась, уменьшалась в размерах, словно дымка её растапливала, а ударившись о монстра издала едва слышный хлопок.

Чешуя дракона осталась нетронутой.

— А?!

— Сила заклинания уменьшилась?!

Микото и Оука были поражены. Айша ответила удивлённым авантюристам:

— Туман Амфисбаэны! Любое заклинание, которое его касается, начинает развеиваться!

Такова способность второй головы монстра.

Синее пламя монстра — это его разящий меч, в то время как алая дымка — щит, что защищает его от атак врагов. Эффективность его способностей была очевидна. Он способен нейтрализовать смертельную атаку, не оставлявшую шанса выжить другим монстрам нижних этажей.

Следующий крик Айши прозвучал злобно:

— Амфисбаэну можно убить только ударами с близкой дистанции!

Потому авантюристы и пытаются выманить дракона в комнату со множеством островов, чтобы его истребить.

Добровольное сражение с огромным водным драконом в воде озера сродни самоубийству. Из-за того, что алая дымка способна ослаблять заклинания, широко применяемые при убийстве боссов этажей, авантюристы вынуждены сражаться с Амфисбаэной в ближнем бою.

Также, большинство оружия не способно достать до магического камня в огромном теле монстра, а значит убить его одним ударом невозможно.

— Если бить его магией, рано или поздно туман развеется, или в нём будет пробита брешь, но оно того не стоит! По крайней мере, у нас магов не хватит!

Прокричала дрожащая Лили. Она узнала это из информации, предоставляемой Гильдией.

Туман не всемогущий. Каждый раз, когда его повреждает заклинание, он становится тоньше. Однако, правая голова дракона способна затягивать прохудившиеся участки дымки. Можно сказать, что огромное тело Амфисбаэны — бездонный контейнер тумана. Скорее всего, использующие магию члены их группы истощатся прежде, чем у Амфисбаэны кончится туман. Или синее пламя настигнет их раньше.

Двойное дыхание Амфисбаэны служит как для защиты, так и для нападения.

— Выходит, магический меч на неё не сработает!..

Вельф опустил взгляд на меч, который сжимал в правой руке и иронично ухмыльнулся.

Расти. Uchide no kozuchi!

Харухиме закончила подготовку.

Пять лисьих хвостов объявили о том, что Харухиме использовала полностью заряженную магию поднятия уровня.

— Даруйте силу сударю Вельфу, сударю Оуке, сударыне Микото, сударыне Чигусе и сударыне Дафне! — крикнула Лили.

Потенциально у Амфисбаэны пятый уровень. Если авантюрист второго уровня получит прямой удар, этот удар станет смертельным. Потому укрепление переднего и центрального ряда группы жизненно необходимо. В то же время Лили исключила амазонку четвёртого уровня и задние ряды, содержащие помощниц и целительницу Кассандру. Девушка-полурослик решила положиться на быструю победу.

Поскольку Айша вступила в бой, командование остальной группой легло на её плечи, Харухиме повиновалась приказу.

Танцуй!

Созданные светом хвосты отделились от тела Харухиме, превратившись в сферы света. Чары Kokonoe, которые применялись к заклинанию Uchide no Kozuchi, полетели к Вельфу и остальным, войдя в их тела и наделив их силой. Повышение уровня прошло по цепочке авантюристов.

Но хвоста было всего четыре.

Один из хвостов ещё не оторвался от тела Харухиме. Она прижала руку к груди, а второй опрокинула в рот магическое зелье.

Если все пять отправить разом, я потеряю сознание. Но если ненадолго задержаться!..

Харухиме усвоила этот урок из битвы с моховым гигантом.

Если она попытается использовать все хвосты Kokonoe разом, она превратится в жалкое, беспомощное тело.

Подобный метод использования позволил ей избежать такой участи. Активировав все магические хвосты кроме одного и задержав немного энергии разума, она могла избежать потери сознания. Потратив время на восстановление, она сможет наложить поднятие уровня на группу снова. Вдобавок, оставшийся хвост может выручить группу в случае опасности.

Сейчас она не могла позволить себе лишиться сознания.

Это было очевидно.

Она отбросила скромность и кротость. Сейчас группе необходима её сила. Чтобы у авантюристов появились шансы на победу в бою с могучим боссом этажа, девушка-ренарт обязана продолжать накладывать поднятие уровня на Микото и остальных.

Чувство вины кольнуло её, но только так она могла удержать себя в бою.

Харухиме встретилась взглядом с Чигусой, девушкой, которую назвала Лили, но которая не получила поднятие уровня.

— Простите, Чигуса-сан.

— Всё хорошо.

Чигуса имела в виду, что она всё равно может сражаться.

Слеза покатилась из глаз Харухиме, когда она увидела улыбку подруги детства. Чигуса взялась за лук и стрелы. Она осталась для прикрытия остальных членов группы.

Девушка-ренарт размахивала хвостом, сосредоточившись на поле боя, и, не отводя взгляда, приступила к восстановлению.

— Не хотелось бы использовать, но… сейчас не время привередничать, да?

Дафна усмехнулась, стоя за спиной Харухиме и наблюдая за беснующимся белым драконом. Недовольно вздохнув, она начала чтение заклинания:

Следуй за слепящим солнцем в небе. Цвети, лавровая броня, позволь спастись бегством.

Короткое заклинание. Описав в воздухе круг своим кинжалом, Дафна завершила его чтение:

Раумур.

Тёмно-зелёный свет окутал её тело. Защитное заклинание, схожее с зачарованиями. Оно повышало выносливость Дафны и заметно прибавляло ей ловкости. Это было единственным заклинанием девушки, но ей оно не нравилось, потому что напоминало ей об одном божестве. Она не стала использовать его даже во время «Битвы», когда само существование её Паствы было поставлено под угрозу.

— ОРА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!

Авантюристы псевдотретьего уровня, полученного благодаря заклинанию Харухиме, бросились в бой.

Их характеристики заметно возросли. Усиление магией, включая заклинание Дафны, подготовило их к бою.

По завершении подготовки они перешли от дальних атак в ближний бой.

Издавая мощные боевые кличи, Оука и остальные покинули берег озера и по льдинам бросились к боссу этажа.

Их ботинки ступили на лёд, обретённая сила запускала их в воздух. Используя инерцию, которую им позволили набрать временные характеристики третьего уровня, Вельф, Микото и Оука перемахивали с островка на островок врассыпную, приближаясь к боссу этажа с трёх сторон.

Вместе с Айшей они уже окружили дракона, нацелившись на разные участки его тела.

Но…

— О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!

— ХА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!

— ?!

Две головы всего лишь издали хором рёв, а приближавшиеся авантюристы уже чуть не лишились жизней. Вельф едва успел уклониться от правой головы дракона, злобно клацнувшей зубами, Микото и Оуке пришлось отпрыгивать от левой головы, попытавшейся размашисто сбить их в воду. Горизонтальный удар зацепил ступни авантюристов, они начали терять равновесие в воздухе и оказались на V-образной льдине.

В воздух взлетел дождь из капель, трое авантюристов кое-как переместились на разные острова.

— Как быстро!!!

— К тому же..!

— Он совсем не теряет бдительности!

Голоса Вельфа, Микото и Оуки содрогались от страха.

Две головы дракона двигались независимо друг от друга. Когда монстра окружали или пытались зажать с разных сторон, он мог прикрывать все свои слепые зоны. К тому же длинные мощные мускулы драконьих шей позволяли ему бить по врагам, приближавшимся с любой стороны.

— ?!

Не растрачивая время, правая голова дракона направилась к Микото.

Девушка лишилась спокойствия на промежуток времени, который нельзя было назвать даже мгновением. Но даже характеристики третьего уровня не позволили бы ей избежать этого удара.

Похожая на молот голова могла убить Микото на месте.

— Берегись!

— !.. Дафна-сан!

Дафна сбила Микото с траектории удара. Опыт на поле боя позволил ей понять, что Микото находится в опасности, а поднятая двумя заклинаниями ловкость позволила вовремя помочь девушке.

Атака дракона промазала по цели, однако кусок льда, на котором мгновение назад стояла Микото, был разрушен. Придерживая Микото за пояс, Дафна приземлилась на другую льдину и отпустила девушку.

— Я понимаю, что это прозвучит невежливо, но вам бы быстрее привыкнуть к этому монстру. Я не смогу спасать вас снова и снова.

— Да, конечно!

Покрытая каплями пота Дафна вернулась в бой.

Микото поднялась, по её телу прошла дрожь, когда она с ужасом осознала, что единственное мгновение замешательства в бою с этим боссом этажа приведёт к смерти. Подняв на дракона взгляд, она пыталась заставить себя реагировать на его атаки ещё быстрее.

— Босс этажа дракон… Я понимала какой он жуткий издалека, но вблизи его сила кажется невероятной!

Вид величественного белого дракона, окружённого алым туманом, был способен вселить ужас в сердца противников.

Несмотря на то, что зловещий блеск в глазах дракона грозил их поглотить, Микото и товарищи нападали на него снова и снова. В этот раз они напали одновременно спереди, слева и справа. Благодаря помощи Айши, Оука смог подобраться незамеченным и нанёс Амфисбаэне удар, впрочем, результат его не порадовал.

— А?!

Огромная боевая секира Коугоу, сделанная из высококлассного вармата, высекла лишь искры. Драконья чешуя поглотила его удар.

Пробить драконьи чешуйки, высококлассный предмет добычи с этого монстра, один из главных вызовов, с которым сталкиваются авантюристы в этом бою. Могучие атаки и почти непробиваемая защита по праву заслужили этому монстру репутацию одного из сильнейших.

Не получивший повреждений от атаки Оуки дракон начал размахивать двумя шеями, создавая подобие мощного вихря. Четверо атакующих были вынуждены отступить, защитная экипировка на них покрылась царапинами.

Стоило им отойти, как во рту дракона показалось синее зарево.

— Дыхание на подходе! — Дафна выкрикнула предупреждение.

Она находилась позади атакующих, на одном из ледяных островов. В руках она держала магический клинок, похожий на кинжал. Чигуса, находившаяся ещё дальше, пустила стрелу, надеясь отвлечь дракона, но тот не замедлил атаку.

Поле боя накрыла новая волна напалма.

В мгновение ока плавучие льдины в радиусе десяти метров обратились в ничто, поверхность озера загорелась.

Синий напалм, подпитываемый вырабатываемой драконом жидкостью, не считался магическим, эта атака была просто огненной. Потому, даже заклинание антимагии Вельфа не могло помешать дыханию монстра.

Потоки пара, поднятые синим пламенем, сделали воздух на этаже жутко горячим и влажным. Прохладная водяная столица превратилась в подобие сауны, или, точнее, в котёл с водой, разогреваемый синим пламенем.

— Не могу дышать…

— Горло пылает.

Пробормотали Оука и Микото.

Во время каждой схватки с Амфисбаэной Водная столица проходит через трансформацию. Айша к этому привыкла, но другие авантюристы другое дело. Крещение паром несмотря на то, что этот этаж не является вулканическим, неприятно влияет даже на бывалых авантюристов и снижает их концентрацию. И пока они пытаются собраться, они становятся значительно слабее.

Также, горение синего пламени постоянно потребляет из воздуха кислород.

Алая дымка… не просто блокирует магию. Она также мешает атаковать, снижая видимость. Вместе с жаром и влажностью… всё это просто ужасно.

Дафна стояла чуть поодаль от линии схватки и следила за действиями Амфисбаэны.

Если перейти в ближний бой, вуаль тумана помешает действовать свободно. Скорее всего первый удар Оуки был неэффективен не потому, что чешуя дракона настолько прочна, а потому что дракон был готов от него защищаться.

Технически у нас есть опоры под ногами, но этот лёд слишком неустойчивый, если сравнивать его с берегом…

Из-за течения Великого Водопада, расположенного в северной стороне пещеры, множество ледяных островков раздробилось и превратилось в покачивающиеся ледяные участки. Они постоянно перемещаются, не давая авантюристам заранее просчитывать траекторию движения.

Начнём с того, что головы этого главаря движутся слишком быстро для его огромных размеров!

В столкновении с Голиафом от авантюристов просто требовалось быть настороже, чтобы избегать прямых смертельных ударов. Вдобавок, у них была возможность приблизиться на расстояние удара.

Но битва с Амфисбаэной не похожа на сражения с Голиафом.

Скорость практически невозможная для такого огромного монстра и её умелое использование позволяют боссу этажа одновременно получать информацию о действиях авантюристов и прерывать их атаки. А изюминкой являются синее пламя, способное сжечь всё, чего коснётся, и туманный барьер, блокирующий заклинания.

— Хотелось бы от него сбежать… но бежать нам некуда.

Из-за того, что Дафна занимала роль командира в Пастве Аполлона, она не могла не проанализировать своего врага и сделала для себя мрачные выводы.

— Гуааааааааааааа?!

— Чёрт, пришлось вскользь?

Айша проскочила мимо острых зубов монстра и нанесла уверенный удар между защитных чешуек, но ранение вызвало всего несколько капель крови. Глаза монстра заблестели от злости на амазонку, которая умудрилась его ранить.

Две головы по очереди взревели, и в следующее мгновение дракон погрузился под воду.

Напряжение охватило авантюристов, не сводивших взглядов с монстра, исчезнувшего под водой.

Белый дракон погрузился к дну озера, взирая на врагов четырьмя горящими глазами, а потом вырвался наружу.

— О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!!

— ГО-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!!

Головы взлетели над водой, за ними последовало огромное тело, нависшее прямо над авантюристами.

Отразить или защититься от такого нападения не представлялось возможным. Оука и остальные бросились врассыпную, однако поднявшаяся от тела дракона волна сбила их с ног.

Водяной дракон, раскрывающий свой полный потенциал в воде, понёсся к авантюристам. Из-за разгона под водой расстояние проводимой атаки оказалось на совершенно новом уровне в сравнении с предыдущими.

В этот раз ударная волна достигла даже Дафны и Чигусы, находившихся поодаль, и поставила их на колени.

— Кха, кха!..

Одежда из Ундиновой ткани насквозь промокла, Вельф и остальные бойцы ближнего боя оказались на одном из ледяных островков, снизу вверх смотря на дракона.

«Гильдия присваивает ему шестой уровень, когда он сражается в воде», — говорила Айша. И остальные только сейчас начали понимать, о чём идёт речь.

Водный мир за пределами той льдины, на которой оказались авантюристы, — сильнейшее оружие противостоявшего им монстра. Не стоит и говорить, что оказавшись под водой они будут убиты мгновенно.

— Чёрт, силён… Сильнее любого монстра, с которыми мы дрались!

— Но мы же его одолеем! Правда?

— Наверняка. Ну, я пошёл!

Вельф и Оука, злобно смотревшие на дракона, закинули оружие на плечи и начали подбираться к монстру, чтобы атаковать.

— С-с-с-стойте! Всего сек!..

Тем временем.

Оставшаяся на берегу Лили ничего не могла сделать.

Последним её действием был отданный Харухиме приказ о поднятии уровня. После этого она была похожа на растерянного ребёнка.

Что мы вообще можем сделать с этим существом?!

Сражение с боссом этажа сильно отличается от обычного боя.

Слишком многое приходится принимать в расчёт. Когда они находились в коридорах лабиринта, Лили справлялась с ролью лидера. Но сейчас они в огромной пещере. Пространство огромно, помимо этого в центре поля боя расположено озеро. Масштабы такой битвы были ей неизвестны. Битва велась с огромным драконом, способным погружаться под воду и атаковать как ему вздумается. Вдобавок, вокруг плавало бесчисленное множество льдин, кое-где трещало пламя и последний штрих — окружавшие авантюристов со всех сторон корни. Лили хотелось спросить кого-нибудь, не попала ли она в какую-то жуткую сказку.

Лили ещё обучалась. И то, с чем столкнулась её группа, было выше её сил.

Что Лили должна сделать?!

В её голове мелькало бесчисленное множество вариантов. Она не могла понять, какой выбор может стать правильным.

Она увидела, как на дереве аджуры разгорается пламя. Пламя едва его коснулось, на полу виднелись упавшие лепестки. Лили перевела взгляд и увидела Харухиме, прижавшую руки к груди и отчаянно пытавшуюся восстановить энергию разума. Для Лили девушка-ренарт показалась отражением её собственной нерешительности.

Пот покатился по щеке поглощённой сценой боя девушки-полурослика.

— Лилирука! Соберись!

— !!!

Голос принадлежал Дафне, её наставнице, преподавшей ей основы лидерства.

— Для задних рядов важнее всего, особенно для командира, правильные решения, трезвый взгляд! И собранность! В этой группе ты должна быть самой собранной и расчётливой!

— Я-я понимаю! Но!..

Дафна, оказавшаяся на ближней к берегу льдине, прервала слова Лили.

— Командиры не задаются вопросом, что делать в сложившейся ситуации. Они спрашивают себя, как эту ситуацию изменить!

— !!!

— Если справишься, считай я всему тебя научила.

После этого Дафна отправилась в бой.

— Нам не хватает бойцов! Я должна идти!

Она оставила командование на Лили.

Девушка-полурослик на мгновенье замешкалась, поражённая неожиданным доверием, оказанным ей Дафной. А потом её глаза блеснули.

Замешательство исчезло, ему на смену пришла неугасимая жажда победы, запылавшая в сердце девушки.

Тяжёлое давление, идущее рука об руку с возросшей ответственностью, так и не проявилось. В её разуме было только желание не подвести группу, не дать никому умереть и сражаться наравне со всеми.

Вдохновлённая советом Дафны Лили начала проворачивать в голове масштабные планы.

Первым делом она осмотрелась.

Замороженное озеро внизу и корни дерева над головой…

После она оценила, что имеется у них на руках.

У нас осталось четыре магических клинка и члены группы, которые могут их использовать, это!..

К счастью, впрочем, удачей это назвать было трудно, разрушение лабиринта означало, что другие монстры не могут попасть к авантюристам. Лили находилась в зоне поражения напалма, однако пока Вельф и остальные связывали дракона боем, у девушки было время оценить ситуацию.

Наконец она придумала тактику:

— Сударыня Микото, начинайте читать заклинание!

Остальные авантюристы повернулись на крик девушки-полурослика.

— Поменяйтесь позициями с Дафной и сместитесь в центр! Авангард, сдерживайте монстра изо всех сил! Сударыня Чигуса, не прекращайте стрелять!

Командир Паствы начала приводить свой план в действие. Громкий, отчётливый голос заставил воителей подчиниться. Он стал лучом света, пронзившим беспросветную тьму. Никто не стал возражать.

Микото кивнула, Вельф улыбнулся, а Айша облизала губы.

Прости мою дерзость за то, что я к тебе взываю…

Микото сместилась в центр группы, ближе к Чигусе и начала чтение заклинания.

Дафна, обладающая более высокими характеристиками, чем Микото, заняла её позицию и непосредственно из боя начала координировать бойцов авангарда.

— Вот эта роль отлично тебе подходит!

— Что же, спасибо!

— О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!

Вельф и Дафна, однажды сражавшиеся друг против друга в «Битве», начав сражение бок о бок с боссом этажа, обменялись парой слов. На них начала опускаться правая голова дракона, Дафна переманила её на себя и в последний момент отпрыгнула. Вельф в то же время использовал двуручный меч, чтобы нанести удар по толстой шее монстра.

Айша и Оука, разделившись, ушли от струи пламени и бросились на левую голову.

Достань сокрушающий зло клинок! Склонитесь перед клинком подавления, таинственным мечом подчинения. Я призываю тебя, назвав по имени.

Всё это время Микото собирала магическую энергию.

Она решила, что стоять на месте будет опасно, потому читала заклинание, перемещаясь с острова на остров. Всё это время Чигуса охраняла Микото, прыгавшую со скоростью, достойной авантюристки третьего уровня.

— !

Амфисбаэна заметила угрожающие действия авантюристки.

Когда монстр собирался дыхнуть пламенем в Микото, Айша и остальные перехватили его атаку. Белый дракон затряс головами, словно в раздражении от того, что мелкие создания готовы вонзить в него клинки при любой удобной возможности.

— О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!

— А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!

— Чёрт!

Возможно, осознав, что текущие атаки ни к чему не приводят, двуглавый дракон взревел и скрылся под водой. Всё меньше ледяных платформ, на которых можно было стоять, оставалось на поверхности воды. Авантюристы напряжённо отступили.

Их цель пропала из вида. Они не знали, откуда она ударит в следующий момент. Будет ли целью читающая заклинание Микото? Или дракон попытается разбить Вельфа и остальных бойцов авангарда? Напряжение сковало членов группы, но в этот момент раздался голос Лили.

— Сударыня Микото, Чёрный Ворон Ятано!

— !

В тот же момент на Микото снизошло озарение. Используя этот навык, она могла отследить монстров, с которыми сталкивалась ранее. Благодаря поднятию уровня дракон не мог скрыться от неё даже под водой.

На появившемся в разуме девушки подобии карты виднелась большая красная точка, передвигающаяся с огромной скоростью.

Благодаря отработанным навыкам параллельного чтения, она могла поддерживать энергию заклинания, даже используя другой навык. Микото указала пальцем

— Северо-запад! Под сударыней Айшей!

— !!!

Не теряя ни мгновенья, Лили прокричала полученную информацию. Услышав голос девушки-полурослика, Айша перепрыгнула на другую льдину.

Не прошло и секунды, как босс этажа нанёс удар по тому месту, в котором она стояла.

В воздух полетели осколки льда и капли воды. Авантюристы успешно справились с подводной атакой.

Шинбу Тоусей!

Почти одновременно с этим Микото завершила чтение заклинания.

Монстр, проваливший своё нападение, был открыт для ответной атаки. Возможность была идеальной.

Однако, уже через мгновенье правая голова дракона выдохнула новую завесу алого тумана. Оука и остальные бойцы авангарда раздражённо закричали, увидев, что монстр восстановил свою броню за столь короткий срок, но Лили отдала приказ.

— Направьте заклинание как можно выше.

— А? — Микото удивилась, но посмотрела, куда указала девушка-полурослик, и услышала треск льда.

Этот треск раздавался прямо над головой босса этажа.

От клетки из корней, которая окружала область боя.

Микото поняла, что задумала Лили, и произнесла название заклинания:

Futsu no Mitama!

Появился меч из тёмно-фиолетового света, концентрические круги сошлись над Амфисбаэной.

Микото применила заклинание контроля над гравитацией.

— У-У-У-У-У-У-У…

Гравитационная атака оказала на Амфисбаэну влияние, но, предсказуемо, похожая на завесу дымка ослабила её действие. Заклинание лишь заставило монстра опустить головы на длинных шеях прямо к воде. Гравитационное поле исчезало, вместе с алой дымкой, однако дракон немедленно выдохнул новую порцию. Магическая атака не стала летальной.

Босс этажа заметался от появившейся снова злости.

— ГА?!

А спустя секунду на головы монстра посыпались мощные удары. Град ударов не останавливался, Амфисбаэна не могла продохнуть. Огромный дракон растерялся. Он не мог понять, что произошло.

Корни огромного дерева…

— Она обрушила их своей гравитацией!

Раздались голоса поражённых Дафны и Оуки. Авантюристы наблюдали за происходящим с достаточного расстояния.

Созданный из фиолетового света меч, знак того, что гравитация изменена заклинанием Микото завис над древесными корнями, указывая, что большая часть силы заклинания пришлась именно на них. То есть, огромная древесная клетка сейчас падала на головы дракона.

Притягиваемая к земле усиленной гравитацией часть корней древесного лабиринта обрушилась под собственным весом.

Туман ослабил лишь ту часть заклинания, которая касалась босса этажа. Заблокировать падение корней он не мог. Древесный купол пятиметровой толщины опустился прямо на Амфисбаэну, не выдержав собственного веса.

— ?!

Головы босса этажа получили мощный удар обломками корней. Монстр потерял сознание.

— У тебя получилось, Лил!

— Наша очередь!!!

В их группе не было авантюристов, готовых упустить такую отличную возможность для удара.

Ошеломлённый босс этажа, чьё тело всплыло на поверхность, был отличной мишенью.

Авантюристы авангарда бросились на добычу, огромную и беззащитную.

Цельтесь в ноги и сбивайте на землю. Стандартная тактика сражения с боссами этажа и другими большими монстрами.

Лили поступила по-другому: Прицелившись в голову, она вытащила босса на поверхность воды.

Вельф и Айша подбодрили маленькую командиршу, в то время как Оука и Дафна мгновенно бросились к боссу.

— УО-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!!

Как только действие Futsu no Mitama прекратилось, Вельф начал резать, Оука крушить, Дафна пронзать, а Айша сокрушать.

Драконьи чешуйки отлетали от ударов двуручного меча и боевой секиры. Кровь лилась из оставленных кинжалом разрезов, а клинок находил брешь в чешуе. Плоть слетала с шеи от глубоких порезов острым подао. Меч Микото и стрелы Чигусы присоединились к ударам через несколько секунд.

Очень быстро дракон пришёл в себя и был в ярости от убийственной атаки, в которую бросились авантюристы.

Его рёв, помимо запугивания, призывал в битву других монстров.

Авантюристы отпрыгнули от взбесившегося дракона, а из воды вырвалось множество змей.

— Водные змеи!

— И гарпии?!

— Он друзей позвал!

Длинные тела водных змеев появились в воде между ледяными островками. Также к авантюристам хлопая крыльями полетели гарпии.

Всего на помощь боссу этажа пришло шесть монстров.

Подкрепления заставили авантюристов впасть в ярость. Впрочем, с таким количеством монстров им было по силам справиться.

— Сначала разберитесь с монстрами! Сударыня Айша и сударыня Дафна, отвлекайте босса этажа!

Не растрачивая время впустую, Лили продолжала контролировать ход боя, отдавая своевременные приказы.

Вельф, Оука, Микото и Чигуса бросились на монстров. Айша и Дафна отвлекали дракона от остальных.

Танцуй!

Когда это потребовалось больше всего, Чигуса ощутила эффект поднятия уровня. Когда она и Микото оглянулись, они увидели, что Харухиме, использовавшая последнюю частичку своего зачарования, покрыта потом. Сердце Микото ёкнуло от вида поддерживавшей их подруги, ощутив второе дыхание она бросилась на монстров.

— Отбросьте их!!!

Под получившим брешь куполом раздавался стук клинков, боевая песнь.

Авантюристы сражались на пределе своих возможностей.

Как они сильны.

Вот что думала Кассандра, уставившись на сцену боя.

Они продолжают сражаться… не поддаваясь отчаянью.

Они выглядели отважно, несмотря на то что их тела покрывали раны, а по щекам стекали капли крови.

Они сражались изо всех сил, никого не сковал страх.

Я…

Кассандра этого не могла.

Чувство обречённости сковывало её сердце. Ужас глубоко пустил в ней свои корни.

Что бы мы не делали, это случится снова. Случится снова.

Эти слова звучали в её ушах.

Она была подавлена своей беспомощностью, её окружал кошмар.

Даже если она присоединится к бою, мир сомнёт её и бросит в пучину отчаянья. Пребывая в ужасе от того, что будущее может разорвать её сердце, она не могла пошевелить руками и ногами.

Если это «клетка отчаянья», то… значит ли это, что часть пещеры, в которой появился босс этажа, уже стала «гробницей» ?.. В этот раз нам не избежать смерти?.. Я не могу думать…

Часть её сердца задавала вопрос: разве не проще сдаться прямо здесь и сейчас?

Что-то словно перерезало нити, связывающие её разум с физическим телом, конечности отказывались ей подчиняться. Она словно могла только наблюдать за разворачивающейся трагедией.

Кассандра бросила на растерзание судьбы множество авантюристов. Она предложила их в качестве жертв трагедии. И это тоже было болезнью, которая поколебала её решимость. «Разве тебе не стоит заплатить за свой грех жизнью?» — твердил тихий шёпот в её голове.

Она потеряла волю и жажду сопротивляться.

Кассандра не могла встать. Кассандра не могла противостоять отчаянью.

— …А ну соберись!!!

— Ау!

Неожиданно что-то стукнуло её по голове, и перед глазами девушки заплясали звёзды.

— Д-Дафна?!

Её подруга оказалась рядом и сжатой в кулак рукой ударила её, прерывисто дыша. Заплаканные глаза Кассандры словно спрашивали подругу, как она здесь оказалась, но задать этот вопрос вслух она не успела.

Дафна прервала мысли девушки непререкаемым приказом:

— Я! Сказала! Соберись!!!

Кассандра впервые слышала такой ужасный крик. Харухиме, находившаяся неподалёку, подпрыгнула от страха, услышав жуткий крик.

С губ Кассандры сорвался стон.

— Ты целитель! Чего расселась?! Те, кто поддерживает из задних рядов, важнее остальных в драках с гигантскими монстрами! Думаешь мы продержимся, пока ты будешь сидеть и рыдать? В авангарде и без того людей не хватает!

Глаза Дафны налились кровью, когда она увидела, что Кассандра не проявляет ничего, кроме страха.

Вид сидящей на земле целительницы сводил её с ума, заставив покинуть авангард и дать волю праведной ярости.

— А теперь мне пришлось к тебе бежать! Новые проблемы на нашу голову! У меня нет на это времени!

Кассандра отпрянула, пытаясь отстраниться от Дафны. Но в этот момент она заметила.

Дафну покрывали раны.

Красные ручейки виднелись на руках и плечах.

Ундиновая одежда была порвана, плечи тяжело опускались с каждым вдохом.

— Дафна… это я виновата?..

— А я о чём говорю! Принимайся за работу!

Кассандра побледнела и опустила взгляд, схватившись за края ундиновой одежды. Не поднимая взгляда, она заговорила:

— Почему вы все сопротивляетесь отчаянью?

— А?

— Разве вы не боитесь, что отчаянье может поглотить вас целиком?

Кассандра свела брови. Она знала, что этим вопросом ничего не добьётся, но всё равно его задала.

Они в Подземелье, бесконечном лабиринте. Сражение, через которое они проходили бок о бок с товарищами раньше, в таких масштабах меньше пылинки.

Она пыталась понять, почему воплощение Подземелья, дракон, который им порождён, не смог их напугать.

В ответ Дафна, для которой злобный взгляд на Кассандру стал обыденностью, зыркнула на девушку ещё строже:

— Ты на меня смотришь, но даже понять не смогла?! Я сейчас в ужасе!

— Что?

Дафна подняла руку, в которой не унималась дрожь. Но продолжила кричать на удивлённую Кассандру.

— Но я всё равно сражаюсь! Сражаюсь, чтобы выжить!

Она наклонилась ближе, её голос переполняла решимость:

— Отчаянье удобное слово, да?! Ты же понимаешь, что, если будешь сопротивляться, будет только больнее и тяжелее! Сдаться гораздо легче!

— ?!

— И пару минут назад я была на это готова! Видишь, что я выбрала? Лилирука и её друзья отказались сдаваться, вместе с ними и я поняла, что не готова!

Каким бы ни было их положение, Дафна хотела вернуться домой.

Помимо мыслей о себе она нашла товарищей, к которым успела проникнуться, и ей не хотелось, чтобы кто-то из них умер. Её мотивы были просты.

— Тебе же они тоже понравились? Сложно к таким не прикипеть, да?!

— !!!

— Вот и сделай хоть что-то полезное! Исцели кого-нибудь! Защити кого-нибудь! Ты ещё жива, как и я! Не дай «отчаянью» тебя одолеть!

Слова Дафны были подобны хлёсткой пощёчине. Она просила Кассандру не отворачиваться от реальности. Ничего ещё не кончено.

Для себя Кассандра поняла, что ей нельзя сдаваться на волю будущего, которое ещё не наступило, и пророчеству, которое она до конца не поняла.

Как бы ни было тяжело, она должна сопротивляться до самого конца. Потому что она авантюристка, а авантюристы никогда не пасуют перед опасностью.

Да! Даже если впереди ждёт отчаянье…

— …Смотри в будущее! Поднимись!

Всегда.

Всегда Дафна подстёгивала Кассандру идти вперёд. Она не верила в пророчества девушки, но, когда Кассандра погружалась в горечь, трёпки Дафны позволяли ей подниматься.

Дафна была полной противоположностью Кассандры, и Кассандра ощущала целую смесь из зависти, интереса и восхищения своей подругой. Вот почему они так близки. Вот почему она хотела быть этой девушке лучшей подругой.

— …Я…

Нельзя было терять время, вот что сказала Кассандре Дафна, перед тем как снова ринуться в бой. Было понятно, что она верит в свою подругу.

Всё ещё приросшая к месту Кассандра схватилась обеими руками за кристальный посох и поднесла его ко лбу.

Ещё чуть-чуть.

Ещё совсем немного.

Она продолжала борьбу с отчаяньем.

Кассандра не смогла спасти множество жизней. Но самые важные для неё люди ещё живы. Она сделает это снова. Она снова бросит вызов трагическому пророчеству.

Небесный свет, однажды отвергнутый. Милосердные руки, спасающие жалкую меня.

От её посоха полился свет. Магия испустила яркое свечение, согревающее и разгоняющее тьму.

— Кассандра-сан!..

Харухиме, которой оставалось только смотреть за происходившим со стороны, не могла не улыбнуться.

Достигни моих товарищей в нужде вместо слов, которые их не достигнут. Да вернёт солнечный свет то, что было разрушено.

Читая заклинание закрыв глаза, Кассандра была похожа на молящуюся жрицу.

Предвестница трагедий, запуганная миром, снова пела песнь сопротивления и, сделав это, снова открыла глаза.

Её взгляд был направлен в центральную часть поля боя, где царило самое ожесточённое сражение. Призвав силу своего разума и нацелившись так далеко, как она только могла, Кассандра произнесла заклинание:

Свет души.

Ощутив активацию заклинания раньше остальных, Дафна крикнула.

— Восстановление на подходе! Собираемся рядом с Игнисом!

Тёплый магический свет пролился на один из ледяных островков прямо из воздуха. Оука и остальные бойцы, бросив свои позиции, забежали в освещаемый десятиметровый круг.

Их тела были исцелены в мгновение ока.

— Да!

— Готова сражаться дальше!

Раздались довольные крики Вельфа и Микото, снова бросившихся в драку с монстрами. Ощутив прилив сил, они снова могли двигаться свободно, как и в самом начале боя.

— Мне жаль… очень-очень жаль! Я готова сражаться!

Прокричала во весь голос Кассандра, прижав руки к груди. Её слова утонули в шуме боя, достигшего нового уровня ярости. Никто из бойцов ей не ответил.

Но краем глаза она увидела улыбку Дафны, сразившей попавшегося ей монстра.

— Наконец вы пришли в себя! Сударыня Кассандра, вам понадобилось немало времени!

— П-простите!

— Я собираюсь хорошенько погонять вас с Харухиме! Без вас двоих победить мы не сможем!

— Х-хорошо!!!

Лили, такая же, как и обычно, точнее, куда нахальнее обычного, подстегнула Кассандру и Харухиме.

Почему-то такое объявление лишь порадовало девушек и заставило их улыбнуться.

— Не время радоваться! Перемещаемся! Монстры нацелились на нас!

— Повинуюсь!

— Есть!

Трое участниц задних рядов группы перебежали в другое место берега.

Втянутая в бой группа Паствы Гестии наконец была в своей лучшей форме.

— Это что за новости?! Я требую объяснений!

Дормул Болстер кричал. Дварф, участник Паствы Магни находился в Последнем Убежище на восемнадцатом этаже, ожидая новостей вместе с членами своей группы. Он навис над авантюристом, рухнувшим перед ним на землю:

— Я-я же объяснил, что в Водной Столице родилась Амфисбаэна!

— До её перерождения больше полумесяца осталось! С чего бы ей появляться?!

— Откуда мне знать! Мы просто бежали за парнями, которые как дурные с этажа рванули!

Авантюристы, вернувшиеся в безопасную зону Ривиры, города посреди Подземелья были членами выдвинувшейся за Ледяным Ветром охотничьей группы. Это им Борс поручил охрану прохода между этажами, чтобы преступница не сбежала. Увидев, что происходит на двадцать пятом этаже, они сбежали, чтобы как можно быстрее оповестить остальных жителей Ривиры.

— Те, кто сбежал с двадцать пятого этажа с ума посходили!.. Сказали Подземелье «взвыло», водопады покраснели… Наверняка известно только то, что был большой взрыв и пол этажа рухнуло.

— Рухнуло?! Это про лабиринты?!

Дормул уставился на другого авантюриста, выслушивая то, что узнал он.

Дварфы подозревали, что произошло нечто недоброе. Несколько часов назад землю тряхнуло. На землетрясение это похоже не было, но источник толчков явно находился на нижних этажах.

— Если босс этажа появился из-за взрывов… что эти взрывы вызвало? Возможно ли что Ледяной Ветер и охотники использовали какие-то уничтожительные заклинания?

Рядом с ошалелым Дормулом скривившись стоял эльф Лювис. Пустой правый рукав его одеяния покачивался.

Подручные Борса, отделившиеся от спустившейся в Водную Столицу группы охотников, не знали, что сделали Джура и Тёрк, а потому не могли понять, что случилось. Разумеется, ни Лювис, ни Дормул и их Паствы также ничего не знали. Они оставались на восемнадцатом этаже.

Они не знали ни о бедствии, ни о случившейся резне.

— Если верить сбежавшим, Паства Гестии осталась в пещере, в которую поднялся босс этажа…

— Чё?! Хочешь сказать, вы с дружками их бросили?!

— А что было делать?! Кто бы не сбежал от боя с боссом, когда ни экипировки, ни людей нет?

— И монстры странно себя вели! Мы слышали, как они завывают. Пока наши с нижних этажей не подошли, на нас, стражников девятнадцатого этажа постоянно нападали!

Похоже, все монстры Подземелья уходили в направлении Водной Столицы.

Лювис и Дормул молча слушали говоривших наперебой авантюристов. В их голове всплывало всего одно подходящее слово: Аномалия.

В Подземелье случилось нечто такое, на фоне чего погоня за Ледяным Ветром была ненужной мелочью. Каждый из высокоуровневых авантюристов разделял эту мысль.

— Что делать?.. Отправить поддержку? Или сначала вернуться на поверхность и предупредить Гильдию?

— …И то, и то. Не зная, что происходит внизу, мы ничего не сделаем и в Ривире нам ответов не найти.

Вопреки взволнованному Дормулу, Лювис мудро рассудил ситуацию.

Благодаря охотничьей экспедиции большая часть авантюристов покинула Ривиру. Среди оставшихся члены Паств Магни и Моди были сильнейшими. Подчинённые Борса решили предоставить решения членам этих групп, а сами с ошалелыми лицами слушали.

— И вообще, Паству Гестии мы не можем в беде оставить! Шарио, Алек, за оружие!

— Постой, Лювис! Много ли ты навоюешь в своём состоянии? Мы, дварфы, идём на помощь группе Белла. Вы, эльфы, ждите!

— Думаешь эльфы готовы оставить в беде тех, у кого они в долгу? Или думаешь, что мы вас задержим? Вы, коротконогие дварфы будете плестись позади, вот что я скажу!

— Чепуха! Эльфы только и могут, что чужие слова перевирать, как сейчас!

Наблюдатели молча следили за разраставшимся спором между эльфами и дварфами. Но в этот момент раздался голос.

— Что вы там про Паству Гестии говорили?

Все застыли, услышав громкий голос, прервавший их перепалку словно удар меча.

— Ц-циклоп?!

— Что тут забыла командир Паствы Гефест?!

— А что, кузнецу нельзя в Подземелье спуститься? А, не важно… Рассказывайте, что там случилось!

Улыбающаяся загорелая полудворфийка смотрела на авантюристов не скрытым повязкой глазом.

Цубаки только что заявилась в Ривиру. За ней шли три авантюристки, двое из которых были кошкодевушками.

Лювис и его товарищи бросали на пришедших удивлённые взгляды, но, как и потребовала Цубаки, вкратце рассказали о случившемся.

— Босс этажа, значит? А двадцать пятый взорвали? К тому же, монстры себя странно ведут?

— Смотри на нас, как хочешь, но это всё, что нам известно! — огрызнулся Лювис, когда увидел, что Цубаки окидывает их подозрительным взглядом.

— А что нмясчёт Ледяного Ветрмя?

Одна из кошкодевушек задала вопрос, не в силах устоять в стороне.

— Эй, а ты ещё кто?

— Просто любопытмяя кошечка, которая пришла с двмярфийкой. А теперь ответь нмя вопрос.

Ошарашенные Лювис и Дормул снова окинули группу Цубаки взглядом. Те были экипированы довольно легко, а плащи с капюшонами прикрывали их тела и лица. В конце концов сейчас они в Подземелье, ничего странного в подобной одежде не было, но, всё же, эта компания выглядела непохожими на авантюристов. Особенно две другие девушки, держащиеся поодаль. По крайней мере, их лица в лагере посреди Подземелья не были никому знакомы.

Странно было применять этот аргумент для описания авантюристов в целом, но эту группу нельзя было назвать уважаемой.

Как будто эта кошкодевушка уже когда-то прерывала наши споры…'

Лювис пристально осмотрел кошкодевушку, одетую в красно-белые боевые одежды и вооружённую позолоченным копьём. Она показалась ему знакомой. Однако, его мысли были прерваны нетерпеливым: «Говори, мя

— Ледяного Ветра не поймали. Как мы слышали, скорее всего она на двадцать седьмом этаже, туда элитную группу собрали… но, честно говоря, она меньшая из их проблем.

— То есть, это они Аномалию вызвали?

— Там сейчас самое нмястоящее гнездо монстров. Мя, хотелось бы мне поскорее на солнышко выбрмяться!

Молчавшие спутницы полудварфийки и кошкодевушки начали переговариваться между собой. Не успели Лювис и остальные задуматься что это за странная компания, заговорила Цубаки:

— Поход на двадцать пятый этаж оставьте нам. Мы посмотрим.

— А?! Что это значит?!

— Со слухом проблемы? Мы быстрее туда доберёмся, значит лучше для этого подходим. И времени в обрез. К тому же… Бывший коллега, над которым я люблю поиздеваться, сейчас с Паствой Гестии.

— Э-эй! Стойте!

К тому времени как Лювис и Дормул попытались остановить четверых авантюристок, Цубаки и остальные уже отделились. Авантюристы поражённо наблюдали, как четыре силуэта за считанные секунды пропали из Ривиры.

— Ну всё нам конец. Мы не маскируемся, как Лю. Думаете они поняли, что мы официантки?

— Когдмя нужно затеряться, скрывмяйся в тенях. Пока они не запомнили глмяза и голос, всё в пормядке.

— Мне эти твои фокусы наёмных убийц недоступны.

Группа приближалась к центру восемнадцатого этажа. Кошкодевушка Хлоя, одетая в робу с капюшоном, и Руноа, вооружённая кастетами, переговаривались, пока группа двигалась плотным строем. Их обычные голоса звучали странно при передвижении на сверхчеловеческих скоростях.

Они добрались до центрального дерева так быстро, что местные монстры даже не успевали поворачивать голову им вслед, и, если бы хотели, они могли бы устранить всех монстров за секунды.

— Чёрт, хотите сказать, вы кучка официанток из обычного бара что ли? Выходит, в наши дни так опасно по тавернам расхаживать!

— В нмяши привычки не входит рассказывать обо всём людмям, которых мы даже не знмяем…

Поддерживавшая огромную скорость Цубаки усмехнулась. Руноа, державшаяся с ней наравне, ответила настороженно:

— Вы никогда не слышали о «Щедрой Хозяйке»? Известное заведение.

— Это вы про бар Мии, да? Я в кузнице пропадаю, о жизни в городе не знаю почти ничего. Даже не знала, что такие девчата как вы есть! Уж простите, ха-ха-ха!

— Эта мядам явно упивается своей рмяботой…

Эта группа была отправлена в поддержку Гестией. Они были собраны для спасения Ледяного Ветра и помощи Пастве Гестии. Группа состояла из трёх официанток, Ани, Хлои и Руноа и кузнеца Цубаки.

Если бы кто-то сейчас их увидел, впрочем, в глазах людей они были бы почти первоклассными авантюристками.

— Что думяете о словах того эльфикмя? — Хлоя перевела вопросительный взгляд на Цубаки.

— Могу сказать только, что ничего такого я от богиньки не слышала. Я думала, от нас потребуется помочь сбежать Ледяному Ветру, а если её поймали — вызволить.

Четверо авантюристок отправились в Подземелье, не успев даже познакомиться. Хлоя, Аня и Руноа отправились, чтобы помочь Лю, чья жизнь находилась под угрозой, а Цубаки решила протянуть руку помощи Вельфу и его товарищам, оказавшимся на опасном пути. Однако, всё развивалось по какому-то странному сценарию. Цубаки свела брови, ощутив, что здесь что-то нечисто.

— Это всё не вмяжно! Что с того, что мы встретим нмя пути авантюристов или монстров? Просто рмязобьём их и спмясём Лю! А по пути беловолосику и его друзьмям поможем! — Аня, бегущая впереди остальных, криком ответила Цубаки. Её коллеги молча взглянули, как она раскручивает в руке длинное копьё, как ненормальная несясь по Подземелью, а её боевые одежды развеваются на ветру.

— У дурёх всё просто, да?

— А нмям потом разгребай за ней, когда она кудмя-нибудь не думая суётся.

— Ха-ха-ха-ха! А вот я с ней согласна! Чем проще, тем лучше!

— Циклоп быстро сообрмяжает!

Руноа, Хлоя, Цубаки и Аня продолжали оживлённо переговариваться. Впрочем, несмотря на расслабленный тон разговоров, их скорость не снижалась. Оставшиеся охранять проходы авантюристы с удивлением оборачивались, когда мимо них проносились размытые силуэты.

Битва с боссом этажа испытание выносливости.

Массивное, кажущееся несокрушимым тело монстра даже не содрогается от слабых атак. Даже продолжительная бомбардировка заклинаниями — самым разрушительным оружием, доступным авантюристам — не способна уничтожить зверя одним махом. Если авантюристы, сражающиеся с Амфисбаэной не превышают её уровнем, сражение с боссом этажа превращается в выжидание возможности для удара. В альянсе Паств, возглавляемом Лили, не было и десяти участников, потому преимущество монстра должно было быть огромным.

Однако, авантюристы справлялись с его натиском. Они сражались изо всех сил, и у них получалось одерживать в этой схватке верх.

— Хийо! — блеснул магический клинок.

Вельф, державший двуручный меч в левой руке, в правой удерживал магический меч и нанёс им удар по воздуху. Ледяных островков, на которых можно было стоять, оставалось всё меньше, поэтому синий как лёд магический клинок, сделанный одной полудворфийкой, обратил озеро в ледяное поле снова. Босс этажа, сидевший за стеной синего пламени, повернул левую голову к распространявшемуся морозу.

— ХА-А-А-А-А-А-А-А-А!!!

Естественно, Амфисбаэна, ощутив опасность, нейтрализовала атаку алым туманом.

Однако, магическая сила клинка была велика, поэтому дракону пришлось использовать туман в качестве щита, не покрывая им всё своё тело. Ярость дракона была заметна, потому что он взревел второй головой и выдохнул ещё одну порцию тумана.

На белом теле босса этажа появились покрытые инеем участки.

— Сударь Вельф! Амфисбаэна водяной дракон, ледяная магия против него работает плохо! Воздержитесь от подобных атак!

— Знаю я!.. Да и клинок уже на пределе.

Вельф бросил взгляд на оружие в правой руке. Раздался щелчок и трещины покрыли его поверхность.

Увидев это, Лили поняла, что время поджимает, и нужно атаковать босса этажа усерднее.

— Сударыня Харухиме, магическую поддержку, пожалуйста. Сударыня Кассандра, исцелите сударыню Айшу, а потом займитесь остальными!

Эта мощь и этот сосуд. Охвати богатство, охвати желания.

Достигни моих товарищей в нужде вместо слов, которые их не достигнуть.

Два заклинания за спиной Лили словно сливались воедино.

Харухиме и Кассандра поддерживали бойцов авангарда, используя свою магию. Поскольку заклинателя, способного использовать мощную атакующую магию в группе, не было, судьба схватки зависела от них.

Харухиме играла в бою ключевую роль. Она поднимала уровень товарищей уже в третий раз. Зачастую в боях она была простой наблюдательницей, но в схватке с боссом этаже демонстрировала свою истинную ценность. Запасы магических зелий авантюристов быстро истощались, и это беспокоило Лили.

Если эта штука может то же, что и Чёрный Голиаф… Я так разозлюсь, что заплачу от злости!

Она не могла не сравнить текущий бой с самой опасной аномалией, в устранении которой принимала участие.

Если Монстр Рекс демонстрирует способность регенерировать, это любого авантюриста может поставить на колени. Став командиром, постоянно отдающим приказы для минимизации потерь группы, Лили стала понимать это лучше, чем кто-либо другой. Сражение на восемнадцатом этаже было безнадёжным.

У водного дракона, на которого сейчас был направлен её взгляд, подобного козыря нет. Точнее, так она думала. Это попросту невозможно. Лили могла лишь молча молить остальных, чтобы они продолжали подчиняться её приказам.

У Амфисбаэны нет тайного оружия. Самое страшное, что у неё есть — синий напалм. Если нас зацепит, положение станет гораздо хуже.

Не прерывая боя, размышляла и Айша.

Самое ужасное оружие двуглавого дракона — адское синее пламя, которое он выдыхает и которое нельзя потушить. Оно делает атаки дракона смертельными. Стоит этому пламени один раз зацепить человека, и результат будет трагичным. Вельф и остальные с большой осторожностью избегали синего пламени, но, если хоть один из них совершит ошибку, авангард авантюристов дрогнет.

Сколько же зелий устранения огня я стянула у Асфи на всякий случай?..

Для устранения синего пламени существует несколько методов.

Самым известным являются противонапалмовые целебные зелья, которые изготавливает Амид Тисанара, Святая Дэя из Паствы Диан Кехта, лучшая целительница в Орарио. Подобные средства популярны в экспедициях на нижние этажи, потому что они не только устраняют пламя, но и лечат ожоги на коже. Этот предмет пользуется среди авантюристов огромным спросом, потому что является защитой от Амфисбаэны.

Куда меньшему количеству людей известно, что Персей разработала подобный магический предмет.

Асфи состоит в Пастве Гермеса, скрывающей правду о настоящих уровнях своих членов и достигнутых ими этажах. Когда капитан Паствы Гермеса впервые столкнулась с Амфисбаэной, она задумалась о противодействии её сильнейшему оружию.

Только членам Паствы Гермеса позволяют пользоваться этим тайным предметом. В восстановлении последствий он не помогает, однако способен устранить пламя. Вдобавок, в отличии от целебного средства Паствы Диан Кехта, его можно использовать, чтобы потушить любое пламя.

— Ях!

— У-У-У-У-У!..

Всполохи синего пламени превратили пещеру в парилку, но Айша не обращала внимания на проступающие на коже капли пота, ударив Амфисбаэну своим подао. Дракон, осознавший опасность амазонки, дёрнул шеей, чтобы не получить серьёзных повреждений, и клинок ударился о чешую.

Ещё один такой удар и битва повернётся в их пользу. Айша была в этом уверена.

Эффект Uchide no Kozuchi Харухиме длится около пятнадцати минут. На повторную активацию ей требуется около десяти… Если продержимся следующие десять минут, получим поднятие уровня ещё на одного человека!

Айша бросила взгляд на Харухиме, бывшую проститутку, как и она, с которой они и раньше сражались в одной группе. Она знала всё, что должна знать о магии ренарта. Умело манипулируя продолжительностью заклинания и временем ожидания, можно наделить ещё одного бойца на лишних пять минут поднятием уровня. Нагрузка на Харухиме увеличится, но в этот раз она должна справиться.

Айша смотрела на берег. Несмотря на расстояние, Харухиме ощутила взгляд Амазонки и кивнула, словно поняла, что от неё требуется.

Нравится мне её нынешний взгляд.

Айша едва заметно улыбнулась, увидев решимость девушки-ренарта. Девушки, которая сетовала на мир и жила взаперти уже не существовало.

А больше всего, для меня…

Раздался крик Оуки.

— Погружается!

Дракон исчез под водой в очередной раз, породив сильную волну.

Возможность атак из-под воды заставляла холодок пробегать по спинам других авантюристов. Этой группы, впрочем, это не касалось.

— Микото!

— Движется на запад! Юг, нет… восток! Лили-сан, убегайте!

Благодаря навыку Микото, Чёрному Ворону Ятано, авантюристы знали, куда будет нанесён удар.

Перебегая, Лили едва успела избежать удара Амфисбаэны, появившейся в том месте, на которое указала Микото. Несколько монстров пострадали от этого удара.

Как только босс этажа провёл атаку из воды, за ним возник силуэт Микото, чей навык позволял ей предсказывать перемещения монстров. Она достала длинный меч, Шунсан. Несмотря на то, что из-за огромной длины с ним было тяжело обращаться, клинок идеально подходил для сражений с крупными врагами. И этот меч прекрасно подходил для особого удара девушки.

Золотые искры поднятия уровня окружали её тело. Микото использовала технику, которой её обучило божество боевых искусств. Прыгнув прямо на босса этажа, она вытащила из ножен меч.

— Зекка!

Боевой дух и техника удара слились воедино в атаке, при извлечении клинка из ножен. Клинок рассёк чешую дракона надвое и глубоко впился в правую шею дракона

— О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!

Амфисбаэна взревела, из разреза рекой хлынула кровь. Удар был нанесён с предельной точностью, и Вельф не мог им не восхититься.

Ага, пока с нами Вечная Тень, мы можем не опасаться чёртовых подводных атак!

Микото — всесторонний боец, способный сражаться в авангарде и отслеживать врага. В этой битве она смогла раскрыть свой потенциал.

Помимо прочего у группы есть несколько магических клинков, которые способны не только на разрушительные атаки, но и создание пола под ногами, и навык Микото, отводящий одну из самых неприятных атак босса. При объединении всех возможностей этой группы становится понятно, почему меньше десяти авантюристов одерживают победу в бою с Амфисбаэной.

Помимо Харухиме, ключом к победе была также Микото.

Всё идёт так хорошо, что мы и с подходящими на помощь монстрами успеваем справляться!

Из-за мощных взрывов, которые обрушили часть Подземелья, большая часть монстров не могла попасть в эту зону этажа. Это также помогало авантюристам в бою. Обычно множеству участников боя приходится уничтожать монстров, прибегающих на рёв Монстра Рекса, но сейчас это не нужно.

Подао Айши рассекло Водяного Змея, уменьшив число видимых противников до четырёх.

— Эй… думаете у нас может получиться? — спросила Дафна, оказавшись с Айшей бок о бок.

Амазонка кивнула:

— Да. С магическими клинками у нас может получится выиграть даже в бою на озере.

Раненная Амфисбаэна явно теряла силы. Доказательством этого служило то, что синий напалм, который она выдыхала, перестал бить цельной струёй и выдыхался прерывистыми отрезками.

К этому моменту дракон обычно должен был переставать сражаться и прятаться на дне озера до восстановления. С точки зрения авантюристов это было худшим из возможных вариантов.

Однако, с точки зрения дракона, за это время нарушители могли бы сбежать по холмам, ведущим на двадцать четвёртый или двадцать шестой этажи.

Амфисбаэна была порождена Подземельем, игнорируя время восстановления, и целью монстра было уничтожение вторгнувшихся на этаж авантюристов. По крайней мере, так думала Айша. Если монстр беспокоится о возможности их побега, скорее всего он не отправится отдыхать надолго.

Лили и остальные авантюристки, поддерживавшие группу с задних рядов, двигались по берегу озера, избегая атак монстра и поддерживая бойцов авангарда, перемещавшихся по айсбергам. В случае опасности Лили использовала магический меч, похожий на кинжал, чтобы отогнать врагов. Группа бойцов же не прекращала атаковать босса этажа.

Авантюристы действовали очень слаженно.

Всё говорило о том, что бой складывается в их пользу.

Группа даже с таким малым количеством бойцов побеждала Амфисбаэну.

Мы можем победить.

Айша была в этом уверена.

Слишком уверена.

Они в Подземелье. Бесконечном лабиринте.

Она забыла, что Подземелье не бывает предсказуемым.

— …

Четыре налитых кровью глаза дракона осмотрелись.

Накопленные повреждения… кровопотеря… а хуже всего то, что мелкие авантюристы смеют противостоять ей, несмотря на то, какие они жалкие.

Всё в этой сцене подогревало гнев Амфисбаэны, её огромное тело запылало от ярости.

— А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!

— О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!!

Головы взревели разом. Дракон погрузился под воду.

Вельфа и Оуку окатил дождь брызг, поднявшийся от рассекающего воду плавника.

— Снова?

— Микото, полагаемся на тебя!

— Поняла!

Девушка активировала Чёрный Ворон Ятано. Движение под водой не могло от неё ускользнуть. Она отследила монстра и уже собиралась поделиться своими знаниями с товарищами, но вдруг замерла.

— …

Для Айши время также словно застыло.

Инстинкты подсказывали ей, что грядёт нечто страшное.

В прошлом Айша всегда выманивала Амфисбаэну для боя в более благоприятном месте, потому этой атаки она не знала.

Практически никто из убивавших Амфисбаэну авантюристов не знал.

Никто не видел, что делает Амфисбаэна когда сражение с ней ведётся посреди озера в пещере, в углу которой падает Великий Водопад. Они не знали, каким способом босс этажа может уничтожить своих врагов.

Он плывёт к водопаду…'

Водный дракон ускользнул из радиуса, в котором Микото его видела.

Не удостоив авантюристов даже взглядом, он ринулся к водопаду, в северной стороне пещеры. Дракон разогнался так же сильно, как когда поднимался с двадцать седьмого этажа на двадцать пятый. Мгновение спустя он сокрушил ледяную корку, тянущуюся до самого водопада, подняв столп брызг.

Вельф, Лили, Харухиме, Оука, Чигуса, Дафна и Кассандра не сводили с водопада взгляда. Только Микото и Айша догадались о намерениях врага, но и они не успели вовремя.

Добравшись до вершины водопада Амфисбаэна отпрыгнула, оказавшись в воздухе.

— …

В пещере воцарилась тишина. Казалось, даже рёв водопада стих.

В этом, застывшем во времени мире авантюристы видели, как на них спускается дракон. Бескрылое создание на мгновение зависло в воздухе.

Изданный им зловещий рёв вернул течение времени. Амфисбаэна начала опускаться на землю.

— О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!

Крик Вельфа оборвался, босс этажа упал прямо в центр озера.

Купол из камней рухнул, от удара, от которого, казалось, сотряслась вся земля. Не только двадцать пятый этаж, но и всю Водную Столицу осыпало градом обломков, куда большим, чем при падении корней огромного дерева.

Удар поднял настоящее цунами, сокрушившее льдины.

Айша и остальные бойцы авангарда, едва избежавшие ударной волны, поднятой драконьим телом, оказались в воде.

Когда цунами настигло берега, оно сбило с ног задние ряды группы и бросило их в стену.

Даже синее пламя, горевшее на берегу и в воде, оказалось погребено под гигантской волной, хлынувшей на побережье. Словно вино, переливающееся через края бокала, изумрудно-синяя вода полилась на двадцать шестой этаж.

В пещере появились и начали разрастаться трещины.

— А-а-а-а…

Микото оказалась ближе всех к месту погружения Амфисбаэны. Босс явно целился в неё. Сбитая мощью удара и ледяными осколками девушка упала в воду и начала погружаться.

Кровь шла из раны на голове, окрашивая воду вокруг в красноватый цвет. Разум Микото затуманился. Словно в довершение всего, краем глаза она увидела приближающийся силуэт.

Огромная рыба неслась прямо на неё.

…Рыба-налётчица!

В отличие от водяных змеев этот вид не появляется на земле. Рыбы бросились к Микото, словно дождавшись, когда жертва окажется в воде.

Ряд длинных, острых клыков впился в правое плечо девушки.

Ау-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у!

Вторая рыба укусила Микото за левую руку, а третья в правую ногу. Жуткие монстры окружили девушку, намереваясь её сожрать. Её тонкое тело истекало кровью, ундиновая ткань трещала от впившихся зубов.

Безмолвные крики бесчисленными пузырями вылетали изо рта, монстры утягивали её на дно озеро.

Последним, что мелькнуло перед её глазами, был огромный живот дракона, несущегося к поверхности.

— Кха-кха!.. Чёрт!

Вельф схватился за остатки льдины, служившей ему опорой, и вырвался из воды. Он жадно схватил воздух ртом, а потом с руганью вылез из воды.

Пещера представляла из себя жуткое зрелище.

Вода бушевала, словно по ней пронёсся шторм, её уровень заметно уменьшился. Ледяные платформы были разбиты на тысячи кусочков, теперь сложно было сказать, можно ли использовать эти осколки, чтобы атаковать босса этажа. Купол из корней над головой в самом центре был продырявлен, сквозь дыры виднелся потолок. Стены пещеры покрывали трещины, словно по ним ударил метеорит.

Подземелье и без того было побито, однако после этого удара ущерб стал невиданным раньше. По воде бил град обломков кристаллов, падавших с потолка.

— Хуфф, хуфф!..

— Это безумие!..

Дафна, Чигуса и Оука, ухватившись за льдины и обломки корней, подняли над поверхностью воды головы.

Членов группы покрывали порезы и ушибы. Некоторые лишились оружия.

— Сударыня Кассандра!..

— У-у-у-у-ух!..

Оставшиеся на берегу были не в лучшем состоянии.

Кассандра распласталась на земле. Кусок льда ударил её в спину, когда она прикрыла Харухиме и Лили. Промокший насквозь рюкзак Лили висел на скоплении кристаллов.

Строй авантюристов, который они с таким трудом поддерживали и который мог принести им победу, был разрушен.

— Микото?.. Где Микото?!

Чигуса первой заметила, кого из группы не хватает.

Вельф и остальные бойцы авангарда поднялись на оставшиеся устойчивыми ледяные платформы, крупные островки, которые погрузились под воду после падения монстра. Чигуса, потерявшая лук и стрелы начала озираться.

— Нет… Микото-о-о-о?!

Ответа на её крик не последовало.

Дафна заметила красные пузырьки, поднимавшиеся к поверхности. Её тряхнуло, когда она осознала, что случилось с Микото.

— О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!!

В эту секунду на поверхность поднялся водный дракон с бешенным взглядом.

Стоявшая на льдине Айша разразилась потоком проклятий в зверя:

— Тварь!..

Головы окинули взглядом авантюристов, боевой порядок которых распался. Левая приготовилась выдыхать пламя.

— А?!

— Бегите-е-е-е!

Авантюристы бросились врассыпную, левая голова выдохнула напалм, вскоре заплясавший на поверхности воды. Босс этажа даже не целился. Айша перепрыгивала с острова на остров, в то время как Дафна погрузилась под воду.

В самоубийственной ярости дракон выдыхал струи пламени в разные стороны, словно намереваясь сжечь всё вокруг. Кристаллы плавились, оставшийся в пещере воздух выгорал.

Вопли воздушных монстров заполнили воздух. Они пытались улететь от струй синего напалма глубже в лабиринт, но куски кристаллов, падавшие с потолка, сбивали их вниз, прямо в синее пламя.

Авантюристы начали хвататься за горло.

Огонь стал расползаться по клетке из корней, превращая её в пламенную сеть.

Синее зарево поднималось до потолка Водной Столицы.

Дракон запустил струю пламени в северо-восточном направлении, на побережье, где были Лили, Кассандра и Харухиме.

— …

Лили едва успела поставить Кассандру на ноги. Девушки смотрели, как в их сторону летит струя пламени. Жаркое синее пламя осветило их лица, девушки застыли на месте.

Бежать было некуда.

Это конец.

Лили и Кассандру почти охватила лазурная смерть, когда… что-то толкнуло их в спину.

— О!

— А?..

— Харухи!..

Поворачиваясь Лили увидела пару смотревших на неё зелёных глаз.

Кассандра кричала, тонкие руки оттолкнули их с пути пламени. Не прошло и секунды, как ренарт пропала в пламенном потоке.

Море пламени охватило берег. Его треск поглотил крик Лили:

— Сударыня Харухиме-е-е-е-е-е-е-е-е?!

— …Харухиме, — находившаяся на озере Айша увидела сцену, которую надеялась никогда не увидеть.

Она бросилась к северо-восточному берегу, словно её тянула туда невидимая сила и остановилась, оказавшись перед языками пламени.

Она не видела, как Лили падает с колен на землю, как сворачивается клубком Кассандра.

Впервые самая умелая в группе авантюристка открылась для атаки. Но это было неважно.

Двуглавый дракон решил испарить из этой пещеры все признаки жизни.

— О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!!

Струи пламени летели не прекращаясь, словно их приводила в действие воля богов.

Оставшиеся авантюристы с ужасом смотрели, как ревёт двуглавый дракон.

— Вот и конец!..

Стоя на мелководье, куда он сбежал от пламени, Оука сжимал в руках секиру, Коугоу.

Вельф яростно смотрел на дракона, пламя трещало за его спиной, залитое потом лицо парня скривилось от растерянности.

Чигуса, чьи глаза были скрыты прядями волос заливалась слезами, от мысли, что стало с двумя её подругами.

— …Микото-о-о-о-о-о-о-о! Харухиме-е-е-е-е-е-е-е! — Оука направил бушевавшие в его груди эмоции в яростный крик.

Он был зол на босса этажа, за совершение непростительного преступления. Он был зол на себя за то, что не мог их защитить.

Воитель, лишившийся двух подруг детства, воспылал от злости. Как и Айша:

— Харухиме… Эта тварь заплатит!!!

Лили и Кассандра ещё не поднялись с земли.

Амазонка стиснула зубы и повернулась обратно к дракону. Как обычная женщина, она сжала дрожащие кулаки, но как амазонка она не могла поддаться сожалениям. Она не могла позволить себе проявить слабость и разрыдаться. Она выражала своё отчаянье по-другому.

Ощущение потери крепко охватило их сердца, распалив пламя гнева. Двое авантюристов уставились на белого дракона.

Оука и Айша.

Уже не надеясь на победу, они отбросили своё отчаянье и кинулись в битву. Каждый, по-своему, держал в голове мысли о потерянных девушках. Эти мысли обратились в жажду героической смерти в бою, или жажду победы над драконом даже ценой жизни. Адское пламя, не уступавшее синему напалму, охватило их сердца.

Неугасимое пламя упорства.

И тогда…

— Снизойди с небес и подчини землю.

…Песнь…

— Расти.

Только они их услышали.

Только те, кто без оглядки бросился в бой услышали распевы девушек, доносившиеся словно из глубин ада.

Это же…

Оука заметил.

Пока остальные не могли заставить себя пошевелиться, только те, кто решил броситься в бой это заметили. Только он заметил фиолетовый свет, кажущийся лишь отблеском синего пламени на воде. Только он увидел, как частички света собираются в силуэт предмета.

Меч…'

В следующее мгновенье он закричал:

— …Давай, Кузне-е-е-е-е-е-е-е-ец!!!

Крик словно пробудил Вельфа ото сна и заставил его руки двигаться.

Краем глаза он заметил, как воитель, с которым он спорил, который порой его раздражал, а порой вызывал желание с ним потягаться бежит к нему. Вельф взялся за рукоять меча двумя руками.

Хватит приказывать! Я тебя понял.

Именно от того, что парни постоянно сражались бок о бок, Вельф смог прийти в себя.

Именно оттого, что Оука стал его другом, хоть Вельф никогда этого не признает, он смог взмахнуть мечом.

— Хийо!!!

В дракона полетела ледяная волна.

Боевой клич магического меча развеял синее пламя, оставляя ледяную дорожку на воде.

— ХА-А-А-А-А-А-А-А!!!

Амфисбаэна расценила эту ледяную волну как угрозу. Правая голова начала выпускать мощный поток красного тумана. Снежный шторм столкнулся с алым туманом.

Вельф слышал, как трещит меч, на поверхности клинка которого появлялось всё больше трещин.

Наконец, лёд пробился сквозь дымку и часть тела монстра покрылась инеем. Дракон прищурился, намереваясь выпустить в парня поток пламени второй головой.

Шинбу Тоусей!

Распев, явно означавший заклинание.

Песнь, которую они не должны были услышать больше никогда.

Она раздавалась из-под воды, поднимаясь вместе с пузырьками воздуха.

Авантюристы и дракон узнали этот распев.

Свет на водной поверхности сошёлся концентрическими кругами, в центре которых находился дракон. Частички света слились в тёмно-фиолетовый меч и нависли над его головами.

Двуглавый дракон опасался этого мистического клинка. Он выдохнул туман, чтобы от него защититься.

Остальное его тело не было прикрыто от магии.

Магический клинок Вельфа с громким треском развалился.

В это же мгновение раздался её голос.

—Futsu no Mitama!!!

Из-за искривлённости подводного мира, то, что происходило несколько минут назад, казалось фрагментом какого-то сна.

Прости мою наглость, молю тебя…

Плечо, в которое впились клыки монстра, ныло. Левая рука, на которой не хватало частички плоти дрожала. Правая нога, даже сейчас, чуть не оторвавшаяся от тела завывала от боли. Раны были глубокими. Кровотечение не останавливалось. Её сознание то ускользало, то прояснялось.

Погружаясь в озеро, терзаемая монстрами Микото не могла больше сражаться.

Ей осталась только молитва

Взываю к богу, разрушителю всего и вся, за наставлением небес. Даруй этому обычному телу мощь и власть, сравнимую с божественной…

Сознание девушки погружалось в темноту вместе с телом, мир перед глазами словно разбился на осколки.

В голове остались лишь воспоминания о её друзьях.

Спасительный очищающий свет. Принеси сокрушающий зло клинок!

Словно она пыталась спеть песнь очищения, прогнать зло и взывала к свету.

Склонитесь перед клинком подавления, таинственным мечом подчинения.

Песня, призванная изгнать отраву отчаянья, взывавшая к духовному мечу бога битвы, который приведёт их к свободе.

Она читала распев, чтобы он донёсся до её товарищей.

Я призываю тебя, назвав твоё имя.

Она услышала.

— Микото-о-о-о-о-о-о-о-о-о!

Крик прорвался сквозь толщу воды, Микото услышала голос Оуки, зовущий её по имени.

Весь мир словно заполонило белое пламя.

Мы не должны сдаваться! Мы не сдадимся!!!Ни он, ни я, ещё не сдались!

Этот воин всегда доблестно сражается! Храбрый, могучий мужчина, который сражается ради защиты своих товарищей!

Ещё, ещё!

Микото стиснула зубы. Она протянула здоровую руку к поверхности воды, сжав её в кулак.

Снизойди с небес, захвати землю!

Свет вернулся в её глаза, она выдохнула облако пузырьков.

Её сознание было слишком туманным, чтобы провести прицельную атаку. Из-под воды она не могла даже увидеть своего противника. Но, пусть она не может нанести прямой удар по огромному монстру… …Она может его поймать.

Шинбу Тоусей…'

На дне озера появились концентрические круги.

Рыба-налётчица заметно переполошилась, ощутив заклинание.

Микото взревела, не сводя взгляда с фиолетового меча, появившегося рядом с поверхностью воды:

— …Futsu no Mitama!!!

Подчиняясь приказу тёмно-фиолетовый гравитационный клинок пронзил босса этажа и увеличил гравитацию.

— …Аааагх?!

Огромная сила сдавила Амфисбаэну.

Поскольку монстр не слышал подводного заклинания Микото, он не успел избежать его удара. Туманная броня не покрывала тело монстра и гравитационная магия ударила в полную силу.

Мощь была так велика, что чешуйки дракона затрещали, а его головы склонились к воде.

Даже вода в центре озера начала опускаться, от неестественного мощного давления.

— Гьяяяяяяяяяяяяяяяяяя?!

Находившаяся прямо под драконом Микото также ощущала разрушительное действие своего заклинания. Поток воздушных пузырьков вырвался сквозь сжатые зубы.

Хрупкое тело человека будет уничтожено задолго до того, как заклинание успеет повлиять на огромного монстра.

…Не победить.

Казалось, угол обзора её глаз начал уменьшаться. Тонкие пальцы издавали хруст. Внутренние органы начали искажаться, изо рта пошла кровь. Но Микото даже не попыталась прекратить использование заклинания.

Если поставлю свою жизнь против жизни монстра… ему не победить!

Издав безмолвный крик, она приготовилась к смерти, она была готова расстаться с жизнью.

Мощная гравитация, сдавливавшая её тело, заставила покрыться трещинами дно озера.

Рыбы-налётчицы не избежали действия гравитации, как и Микото. Их глаза вылазили из орбит, и вскоре их плоть сдавило с жутким звуком. Как только впившаяся в правое плечо рыба разжала зубы, девушка вытянула руку к поверхности, словно празднуя свою победу.

— О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!

…Я его не отпущу! Я сдержу его, что бы не случилось!

Мельком налитые кровью глаза Микото увидели силуэт её врага.

Она верила в друзей, сражавшихся за пределами водного мира. Она представила своего друга, воителя, который выкрикнул её имя.

— О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!!

Оука бежал.

Кристаллы трещали под его ногами, он устремился к гравитационному полю посреди пещеры.

— Микото, не отпускай его-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о!

Оука прыгнул, оттолкнувшись от куска древесного корня.

Огромные древесные корни держались на плаву, однако они пострадали от множества бездумных атак белого дракона. Синее пламя плясало на кусках дерева, превращая их в зловещие синие костры. Но Оука не раздумывая сделал то, что должен был сделать. Окружённый искрами синего пламени он бросился по единственному возможному пути.

Он пробежал по не задетому пламенем корню и подпрыгнул.

На глазах удивлённого Вельфа, Оука занёс для удара секиру, влетая в гравитационное поле.

— Гу… ооооооооооооооооооооооооооо!!!

Мир перед глазами Оуки смазался, сила, с которой невозможно было бороться, потянула его вниз. Оказавшись ровно над головой дракона, пойманного гравитационным полем, воитель полетел вниз с огромной скоростью.

Даже с повышением уровня его сил было недостаточно, чтобы срезать голову Амфисбаэны. Потому он использовал мощь гравитационного заклинания Микото, чтобы превратить себя в подобие гильотины.

— !!!

За секунду до удара в голове Оуки всплыло воспоминание.

Микото и Чигуса не единственные, кто тренировался с Такемиказучи перед экспедицией. Оука также изучил особый приём, подходящий для Коугоу, секиры, которую он купил у Вельфа в долг.

Оука лежал в предрассветном зареве, раскинув руки и ноги на земле, побитый и истощённый.

Над ним нависал бог боевых искусств, вбивавший в него новый навык.

Этот приём был идеален в своей простоте, грозная техника, которая требовала от Оуки лишь использовать весь потенциал его размеров и мышц.

Только Оуке она подходила.

«Если воспользуешься этим навыком в нужное время и на правильной стадии дыхания, будешь подобен когтям, что способны сразить даже дракона».

Оука был уверен, что бог битвы сказал что-то подобное.

Он перевернулся в воздухе.

Сражаясь с давлением гравитации, он выпустил из лёгких весь воздух. В это мгновенье он словно зарядился искрами света.

Оука использовал на правой шее дракона смертельный удар, его секира выглядела размытой и в одно мгновенье оставляла за собой след, похожий на множество клыков.

— Кокуу! Пожирающий Тигр!

Секира опустилась.

— …Гааа?!

Серебристый свет ударил в глаза одной из голов дракона, этот свет пронзил чешую и впился в его плоть.

В воздух вырвался фонтан крови.

Красноглазая голова отделилась от длинной шеи.

Почти в тот же самый момент гравитационное поле испарилось, его силы иссякли.

— ОООООООООООООООООООООООООООО!!!

Авантюрист падал, глаза дракона округлились, в воздух полетели осколки огромной льдины.

Левая голова дракона, лишившегося второй головы, взвыла.

Это же…

Айша услышала.

Эта сила и этот сосуд. Дуновение изобилия и дуновение желаний.

Айша слышала этот распев чаще, чем кто-либо другой в этом мире и могла узнать прекрасный голос, который его читал.

— Пока не зазвенит колокол, ниспошли иллюзорный триумф.

Он доносился из центра пламенного моря.

Окружённая пламенем, способным спалить всё вокруг, Харухиме села и начала свой распев.

Роба Голиафа.

Когда девушка-ренарт оттолкнула Лили и Кассандру, за мгновенье до того, как пламя её поглотило, она завернулась в робу и упала лицом в землю.

Это было первое и единственное боевое действие, которое когда-либо совершала помощница, не знавшая как сражаться. Роба была нерушимой стеной, способной заблокировать не только режущие и колющие удары, но также молнию и ветер. Струя пламени, выдыхаемая Амфисбаэной не могла её сжечь.

…Я словно бросилась в пламя!

Вокруг неё царил пламенный ад, но она была жива и здорова. Пугавший как людей, так и монстров синий огонь казался невыносимым. Может роба и защищала девушку от непосредственного контакта с огнём, но жуткий жар бил по её телу, расплавляя сознание, словно воск. Языки пламени будто облизывали робу, отчего на белоснежной коже проступали капли пота. Она ощутила, будто жар схватил её за горло.

…Нет, нет! Даже если я сгорю! Даже если обращусь в пепел!

Она продолжала сидеть, скрестив ноги, закрыв глаза и, закутавшись в робу, читать распев.

Только бы эта песня донеслась до них из моих останков!

Все свои оставшиеся силы девушка бросила на поддержание заклинания. Она повернулась лицом к женщине, которая ожидала этой песни.

«От тебя нужно одно, пой», — несколько лет назад Айша сказала Харухиме эти слова во время экспедиции Паствы Иштар.

Несмотря на то, что Харухиме бывала на глубинных этажах, она ничего не знала об устройстве Подземелья, потому что амазонки всегда засовывали её в ящик, запирали внутри и носили с собой.

С ней обращались как с оружием или предметом. Берберы брали её с собой только когда нуждались в ней ради собственной выгоды.

И Харухиме им была нужна не больше, чем какой-нибудь инструмент. Требовать от неё что-то ещё не было смысла.

«Больше мы от тебя ничего не ждём. Сконцентрируйся на своей песне».

Всё, что от неё требовалось в битвах, это сидеть на месте, наблюдая за полётом крови и кусков плоти со слезами в глазах. Она едва сдерживалась, чтобы не рухнуть в обморок.

Доморощенной дворянке не было места в жутком мире Подземелья.

Она могла лишь читать своё заклинание. Привычные к использованию скрытой в ней силы дрожащие губы читали заклинание, в каком бы состоянии девушка при этом не была.

«Закончишь свою магию на секунду позже, и кто-то из нас умрёт. Так на глубинных этажах обстоят дела».

Такова была жестокая судьба.

Крепкие амазонки могли лишиться жизни, порой они лишались рук и ног. Даже Фрину, считавшуюся авантюристкой первого ранга, зачастую ранили так серьёзно, что она падала и харкала кровью. Бессильной Харухиме приходилось находиться посреди поля боя. Ничего не желавшую для себя девушку вынуждали брать на себя ответственность за жизни других людей в отряде.

Для невинной девушки, ничего не знавшей о внешнем мире, жестокое и коварное Подземелье было кошмаром наяву.

Нельзя было не заметить, что она питала к амазонкам ненависть.

«Ты явно должна нас недолюбливать. Если позволишь нам умереть, с этим ничего не поделать», — это всё, что в тот раз сказала ей Айша.

Тогда её тело было залито кровью, взгляд отведён в сторону, а эти слова брошены в сторону девушки-ренарта.

— ААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА?!

После того как Оука срубил правую голову монстра особым приёмом, Амфисбаэна пришла в ярость.

Однако, пока у дракона осталась левая голова ничто не помешает ему бесноваться. Гравитационное поле исчезло, ничто больше не сдерживало его движений. Оставшаяся пара глаз монстра налилась кровью. Левая голова распахнула пасть, готовая изрыгнуть струю пламени.

Синий напалм в горле дракона, казалось, стал сиять ярче. Монстр использовал остатки вырабатываемой им жидкости, чтобы выдохнуть последний, самый мощный поток синего пламени.

Вельф и Дафна попытались напасть после Оуки и отрезать вторую голову, но не успели вовремя.

Атака дыханием, достаточно мощная, чтобы поджечь всю оставшуюся пещеру, началась раньше.

Лили и остальные застыли, словно статуи, смотря на свет неизбежного разрушения.

Символ разрушения был готов спалить себя на глазах авантюристов.

Айша бросилась в атаку.

Может она действовала инстинктивно, может её направляла какая-то великая сила. Но в самом отчаянном из положений, когда ни бешенный натиск, ни чтение заклинания не могло остановить безумное пламя, Айша бросилась вперёд.

Пригнувшись как пантера и собравшись с силами она вложила всё в единственный рывок.

«Разве я могу позволить вам умереть?» — в голосе отвечавшей Айше Харухиме слышалась сдавленная горечь.

Она была лишённым решимости, слабым и скромным созданием, потому и не могла вынести жестокости жизни.

Но люди, стоявшие на поле боя, были людьми, которых она хотела спасти, если могла.

Я буду петь, пока моё тело не исчезнет из этого мира.

Такую клятву она дала сама себе.

Она пела раз за разом.

Расти.

И от того, что она повторяла распевы день за днём, её заклинание стало быстрее.

— ?!

Нарастающая магическая сила поразила девушку-полурослика.

У целительницы, использовавшей своё заклинание множество раз по спине, пробежала дрожь.

Гигантский золотой молот появился в центре пламени. Глаза дракона, увидевшего золотую энергию, округлились от удивления.

Заклинание ускорилось, синее пламя начало выгорать.

Ускоренное чтение — одна из вершин основных магических техник. Сплетающееся с неимоверной скоростью заклинание было призвано спасти товарищей и принести победу в бою.

Харухиме не делала ничего, кроме чтения заклинания, и этот навык развился у неё со временем. Это была единственная закалённая способность девушки-ренарта, использовавшей одно и то же заклинание множество раз. После сотен и даже тысяч прочтений в скорости его использования она могла потягаться даже с первоклассными магами.

Заточи божественные подношения в этом теле. Пусть прольётся на него золотой свет.

Песнь Харухиме разносилась по пещере.

Отбросив осторожность, которую она обычно соблюдала, девушка тараторила заклинание, несмотря на высокий риск подрыва собственной магической силы.

Единственным, на что она была способна, это чтение заклинания.

И поэтому она была готова пожертвовать телом и душой, чтобы прочесть заклинание достаточно быстро, и оно успело помочь отважным авантюристам.

В молот и на землю, да падёт на тебя благословение удачи!

Она открыла глаза и отыскала взглядом женщину-воителя, бежавшую за морем синего пламени.

Расти!

Айша, со всех ног бежала к боссу этажа, отрываясь от земли.

— Давай его мне, Харухиме-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е!!!

Молот света опустился на прокричавшую приказ Айшу.

— Uchide no Kozuchi!

Искры обрушились на Айшу, зарядив её тело частичками света.

Окутанная золотым свечением поднятия уровня амазонка взревела и ринулась на босса этажа, преодолев пределы своей скорости. Она словно превратилась в стрелу, сотканную из золотого света.

Оттолкнувшись от кристаллов, она пролетела сквозь зарождающийся поток синих искр. В то время как дракон наполнял лёгкие для дыхания, амазонка прицелилась в его глаз.

— …

Одержимый яростью монстр осознал ошибку слишком поздно.

Обычно, пока левая голова готовилась к атаке дыханием, правая отгоняла врагов. Но сейчас правой головы больше нет. Ничто не могло защитить левую голову от удара.

Амазонка неслась как безумная. Её скорость и расстояние, которое она покрыла невозможно было преодолеть ни с четвёртым, ни с пятым уровнем.

Всего один путь вёл к дракону через озеро. Мост из льда, оставшийся после последней атаки Хийо, ценой которой стало разрушение магического клинка.

— О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!!

— А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А?!

Рёв дракона и авантюристки слились воедино.

Монстр, намеревавшийся спалить женщину-воительницу, а за ней и всю пещеру, был готов выстрелить струёй пламени. Огненная жидкость уже добралась до его рта. Однако объединённый свет Харухиме и Айши был сильнее.

Вспышка. Айша пронеслась в воздухе золотой кометой и хвост этой кометы ударил в середину огромной шеи дракона. Одна из огромных чешуек треснула, удар пришёлся в плоть дракона. Клинок Айши прорезал прочную шею монстра под головой.

Мгновение спустя накопленная горючая жидкость вырвалась из раны, нанесённой амазонкой.

— А-а-а-а-а?!

Будто из пробитого шланга синий напалм потёк по шее дракона.

Сжигаемая своим собственным пламенем Амфисбаэна завертелась. Хуже всего было то, что мощный взрыв раздался прямо в её рту, босс этажа выл, отщутив на себе мощь своего же пламени.

Приди, дерзкий завоеватель!

На этом Айша не остановилась.

О отважный воитель, могучий герой, алчный, жестокий заступник.

Приземлившись на кусок льда, едва держащийся на воде, она снова бросилась к Амфисбаэне. Она атаковала дракона комбинацией быстрых, диких ударов, не давая ему сбежать под воду и продолжая в бою читать заклинание:

Яви своё желание руки королевы.

Она оттолкнулась от одной из больших льдин и налетела на босса этажа с такой огромной скоростью, что Вельф и остальные авантюристы на берегу не могли различить её движений.

Перед их взглядами лишь успевали мелькать золотые искры, которые тело Айши оставляло за собой. Она исполняла боевой танец, достойный дарованного ей титула Антианейры. Стоны дракона были заглушены последними словами заклинания:

Мой голодный клинок Гипполит!

Мощный прыжок. Амазонка воспарила над горящим драконом. Она летела к центру драконьего тела, тому месту, где должен был быть магический камень, занеся для удара подао. С силой, которую ей добавила Харухиме, она нанесла удар.

Адский Хаос!

Подао ударил тело дракона, разрядив накопленный магический свет.

Удар меча алой волной рассёк плоть монстра и погрузил оружие внутрь. Прорубаясь сквозь реки драконьей крови, он добрался до тёмно-фиолетового кристалла, погребённого за массой плоти, и расколол его.

— ?!

После уничтожения магического камня Афисбаэна начала рассыпаться, её тело охватило лазурное пламя. Пепел монстра разлетелся в разные стороны, когда взорвались остатки горючей жидкости.

Пещеру сотряс мощный взрыв. На секунду всё вокруг обдало волной жара.

Наблюдая за боем из пламенного моря, девушка-ренарт слабо улыбнулась и лишилась сознания, упав лицом в пол.

Как только взрыв утих, Лили, прижавшая к лицу руки и наклонившаяся вперёд, чтобы её не снесло ударной волной, прокричала имя амазонки:

— Сударыня Айша?!

В хлопьях пепла, кусочках добычи и осколках фиолетовых кристаллов, пролетавших мимо и поблёскивавших в воздухе, она увидела падающую в озеро Айшу.

Когда авантюрист проводит мощную атаку и оказывается к ней так близко, ему не избежать последствий. Лили и остальные наблюдали, как Айша падает в воду, застыв от страха… но уже через секунду воительница выплыла на поверхность воды с мокрыми волосами.

— …

Обнажённая бронзовая кожа рук была покрыта ожогами. Всё же, учитывая масштабы взрыва, который она пережила, её глаза блестели очень живо. Она медленно выбралась на отмель, частички света защищали её тело.

На одной из её рук виднелось синее пламя, а рукоять подао, которое волочилось за ней по воде, прижглась к руке.

Авантюристы бросились к ней, но амазонка остановила из взмахом руки и отправилась к морю пламени на побережье.

— Харухиме…

Левой рукой она достала фиал противоогненного зелья Персея, скинула крышку и полила им пламя на другой руке. От руки пошёл дым, зелье сработало. Остаток зелья амазонка расплескала перед собой и вошла в слабеющее пламя. Со стороны могло показаться, что она входит в море пламени.

Айша подошла к Харухиме, лежащей лицом вниз под огнестойкой робой, и взяла девушку на руки.

— …Айша…

— Ты довела его до идеала, да… глупая лисичка.

Айша улыбнулась девушке. Глаза Харухиме округлились, она лежала в объятьях амазонки. Она слабо улыбнулась и устало опустила голову на грудь Айши.

Когда они вернулись к остальным, первыми их встретили Лили и Кассандра, их глаза были наполнены слезами радости. Несмотря на то, что Роба Голиафа поглотила столько жара, что обжигала Айше руки, амазонка почти этого не чувствовала.

— Ты меня спасла, Харухиме…

Девушка-ренарт не открыла глаз, но слышала слова, которые Айша шепнула ей на ухо. Будто старшая сестра похвалила младшую за взросление.

— Микото! Оука!

Тем временем Чигуса побежала по ледяному мосту к тому месту, где взорвалась Амфисбаэна, и прыгнула в воду, покрытую плотным слоем пепла. Использовав закончившееся гравитационное заклятие в качестве ориентира, девушка бросилась спасать тонущих авантюристов.

Она очень быстро нашла Оуку и Микото, тела которых покрывали раны и вытащила их на мелководье. А потом побежала за Кассандрой.

— Слушай! Это было безумно, нет правда, но ты в порядке?!

Подоспевший Вельф подставил Оуке плечо:

— Хватай руку, здоровяк!

Пламя всё ещё горело на побережье озера, потому авантюристы собрались на крупной льдине.

— Все живы…

— Мы побили босса этажа своими силами!

Кассандра и Лили не могли скрыть радости, используя на авантюристах целебные предметы.

На плече, руке и ноге Микото раны были очень глубокими, а множество её костей переломало от гравитационного заклинания. Её глаза были закрыты, но она дышала. Харухиме пострадала от истощения разума и едва находилась в сознании. Почти всё тело Айши было обожжено, но стойкость авантюристки четвёртого уровня позволяла ей даже стоять на ногах без поддержки.

— Праздновать рано… но вы, ребятки, неплохо справились.

Им едва удалось побить босса этажа, но похвала Айши была искренней. Словно в признание заслуги авантюристов желчь Амфисбаэны, один из самых ценных предметов добычи, вынесло на плавучую льдину. Вельф и остальные улыбнулись, потому что стоило Лили это заметить, как она бросилась собирать жидкость.

Они собирались крикнуть в честь своей победы, но их прервал громкий удар о землю.

— !!!

Подземелье не дало авантюристам насладиться тёплым ощущением победы, снова обнажив свои клыки.

— Что теперь?

— Пол, кажется, трясёт?!

Вельф и Чигуса выразили своё замешательство, а пол Подземелья начал разрушаться с пронзительным треском.

Сначала раздался взрыв, такой мощи, что часть лабиринта рухнула, потом сверху упали корни, потом Амфисбаэна прыгнула в воду всем своим весом и, наконец, босс этажа залил всё вокруг напалмом. Пещера не выдержала яростной схватки и начала разрушаться.

— Вам не кажется, что у нас всё плохо?!

Яростный рёв Подземелья, который, впрочем, мог быть его жалобным стоном. Как бы там ни было, огромные куски кристаллов начали падать с потолка, порождая жуткие звуки ударов и поднимая волны в озере, когда приземлялись в воду. Бледные, паникующие авантюристы использовали оружие, чтобы отбивать тяжёлый град.

— А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!

Кричал кто-то не из их группы. Когда Альянс Паствы Гестии повернулся, они увидели четверых авантюристов, стоявших на кристальном мосту ведущем к выходу с этажа от Великих Водопадов в северо-западной части пещеры.

Одним из них был вервольф. Тот самый Тёрк, который разжёг пламя охоты на Ледяной Ветер в Ривире. Он же претворял в жизнь план Джуры на двадцать пятом этаже.

— Ты нам соврал, Джура-а-а-а! Ты не говорил, что всё так обернётся!

— Вот мудаки!..

Должно быть четверо авантюристов сбежали от взрыва, который разрушил часть Подземелья и достигли верхней части пещеры. Айше было противно смотреть на людей, которые были ответственными за всё случившееся и посмели жаловаться на поверхности.

Приведённые в ужас четверо авантюристов бежали по кристальному мосту с явным намереньем покинуть этаж.

Они приземлились над головами Айши и остальных, на куполе из древесный корней, всё ещё занимавшем большую часть пещеры. Несмотря на то, что корни уже почти охватил напалм, Тёрк не раздумывая повёл на них авантюристов. Когда пламя перекинулось на рюкзак одного их бежавших, тот превратился в огненный шар и начал вопить:

— Не хочу умирать, не хочу! Я не хочу здесь сдохнуть!!!

Остальные члены его группы, мокрые то ли от слёз, то ли от пота, окружённые дымом и пламенем, цеплялись за жизнь, бросившись к холму в западной части пещеры и начав карабкаться по нему наверх.

Иронично, но именно они подсказали Айше и остальной группе, как отсюда сбежать.

— Они пробежали по корням огромного дерева!.. Не значит ли это, что выходы с этого этажа можно использовать?!

Строго говоря спуск и подъём по отвесным стенам не смогли бы осилить даже авантюристы первого ранга. Однако сейчас, благодаря корням, забираться и спускаться по холму было относительно легко. Раз эти авантюристы пробежали по дороге, ведущей по краю холма, с этажа можно сбежать, используя проход в южной его части.

Сейчас это единственный путь из разрушающейся пещеры.

— Ну, выбирать сейчас не приходится!.. Если останемся здесь, будем погребены под кристальными осколками!

В лучшем случае, шансы подняться по холму наверх с двумя раненными членами в группе пятьдесят на пятьдесят.

Единственный путь из-под корневого купола виднелся на южной стороне. Увидев, как пламя продвигается к выходу с каждой секундой, Айша криком приказала группе бежать туда:

— Давайте отсюда выбираться! Заберёмся по западному холму!

— Стойте!!! Сударь Белл ещё внизу!

Этому плану возразила Лили.

Она указала на северо-восточный холм, тот, к которому стремилась вода Великих Водопадов и который вёл на двадцать шестой этаж. Она говорила, что группа должна войти в лабиринт, ведущий на двадцать шестой этаж.

— Я тоже против. Мы должны спасти Белла, пока отсюда не ушли!

— Я понимаю, что вы чувствуете… но!..

— В таком состоянии Микото и Харухиме!..

Вельф поддержал Лили, против выступили Оука и Чигуса.

Чигуса со слезами поддерживала подругу детства, которая так и не пришла в себя и лежала без сознания.

— Как вы!.. Вы придурки?! Вы хоть видите, что происходит!

Из-за занимаемого в группе положения и боевого опыта слова Айши были в этой группе самыми весомыми. Она кричала на Лили и остальных, её лицо скривилось от беспокойства.

Ни Оука, ни Чигуса, ни она не хотели бросать Белла. На самом деле, она хотела спасти его едва ли не больше всех остальных. Однако в текущем состоянии группы, сразу после смертельной схватки с боссом этажа предложение Лили было самоубийственным. Микото и Харухиме не могли сражаться. Большая часть оружия и предметов была сломана или использована. Они не могли бросаться на поиски пропавшего товарища.

Помимо прочего Айша не могла не думать о девушке-ренарте, по прежнему лежащей у неё на руках.

Айша понимала, что придётся противопоставить девушку Беллу, и склонялась в её пользу, но тут ослабленная рука потянулась к её плечу.

— Айша… сама… пожалуйста… забудьте обо мне!..

— !..

— Пожалуйста, помогите Беллу-сама!..

Айша прикусила губу, увидев, как Харухиме цепляется за остатки своего сознания, лишь бы договорить.

— Мы не можем оставить сударя Белла!

— Но, если останемся в Водной Столице!..

Лили, Вельф и Харухиме хотели спуститься ниже.

Айша, Оука и Чигуса хотели уйти.

Группа разделилась.

Они растеряны. Даже Лилирука и Антианейра!

Дафна оказалась посреди двух крайностей.

По её щеке потекла капля пота, она заставляла себя быть объективной. Только она, не имевшая тесной связи с Беллом и его Паствой, могла трезво оценить ситуацию.

Оставаться здесь нельзя! Это безумие! Нужно как можно быстрее отсюда уходить!

Естественно, она приняла сторону тех, кто хотел сбежать. Это было очевидное решение.

Учитывая частоту аномалий, которые случилось на этом этаже, выбраться из Подземелья необходимо как можно скорее.

Но я уверена, что обрушился только этот этаж. Двадцать седьмой этаж на два этажа ниже! Там всё должно быть нормально! Именно Белл Кранелл мог там выжить!..

Ей в это не верилось, но на первое место Дафна ставила безопасность группы — такова роль командира, и в этот момент она легла на плечи Дафны Лаулос.

Мнения разделились три к трём. Если я скажу, что нужно отступать, так и поступит группа!

Дафна знала, что в таких сложных ситуациях решение будет за большинством.

Она должна удостовериться, что члены Паствы Гестии не поведут их неверным путём.

Тяжело вздохнув, Дафна приготовилась говорить.

— Клетка отчаянья… станет гробницей… спасения себя…

Однако донёсшиеся до неё слова стоявшей рядом девушки остановили Дафну.

— Огромное дерево в огне, пол содрогается… Клетка отчаянья станет гробницей… а что может в таком положении означать «самоспасение»?

На неё уставились все.

Бесконечный кристальный град сыпался на Кассандру, синее зарево освещало её лицо, девушка продолжала бормотать, погрузившись в собственные мысли.

— …Кассандра?

Опущенные глаза не видели происходящего.

Она смотрела куда-то ещё, словно вспоминая события, которые происходили в прошлые разы, словно пыталась к чему-то подвести.

— Время пророчества. Это развилка, разделение дороги, место, где судьба меняется…

Взгляд Дафны остановился на Кассандре, пребывавшей в подобии транса, словно оракул или храмовая жрица.

Гробница символ смерти. Но если у нас есть время на спасение, получается, смерть не неизбежна. С другой стороны, после принятия неверного решения пророчество заберёт мою жизнь.

Кассандра была погружена в собственные мысли.

Семнадцать строк пророчества были выжжены в её сердце. Словно умоляя надвигавшийся кошмар остановиться, она напрягала голову, пытаясь понять их суть.

В мире, оторванном от реальности, предвестница трагедий пыталась понять истинную суть своего предсказания.

Получается, вещь которая меня сейчас терзает это «гробница», и есть решение?

Кассандра должна была прийти к выбору. Это определит будущее группы. Определённо, группа разделилась вместе с мнениями: остаться или бежать. Кассандра знала, что принятое группой решение предопределит их судьбы.

Не забывай. Ищи ничтожный свет воскресающего солнца.

Собери осколки, освети пламя, взывай к солнечному свету.

Остерегайся. Таков будет пир бедствий…

Вспомнив всё пророчество, девушка поняла, что они преодолели четырнадцатую строчку, в которой была отсылка на гробницу. Осталось три строчки пророчества.

Семнадцатая просто заключает, подводя под пророчеством итог, сейчас её можно игнорировать. Но две сточки до неё — это предостережение, которое поможет избежать смерти!

Строчка, которая начиналась с «собери» никак не совпадала с текущим положением, предполагающим два исключающих друг друга решения, поэтому её тоже можно отбросить.

Значит, всё сводится всего к одной строчке, звучавшей «Ищи ничтожный свет воскресающего солнца».

«Свет» означает… надежда? И я должна выбрать, что именно относится к «воскресающему солнцу»? Но что это «солнце»? Что это «солнце» из себя представляет? В Подземелье нет «солнца»!!!

Не знаю, не знаю, я не знаю!

Что ей выбрать? Что должно направить её решение?

Чего я хочу?

Я не хочу, чтобы эти люди умерли.

Я хочу пойти туда, где он. Не дав никому умереть, я хочу пойти в то жуткое место, в которое пришлось идти ему.

Кассандру терзал выбор, который перед ней встал, и она начала добавлять к размышлениям свои эмоции.

Вернуться или остаться?

Двадцать четвёртый этаж или двадцать шестой?

Вверх или вниз?

Путь по холму на западной стороне или спуск в пещере через восток?

Вдруг Кассандра вздрогнула, будто от тока.

Свет, который они видели… был ли он единственным шансом на спасение? Воскресающее солнце… на этом водном этаже не было ничего напоминавшего солнце.

А это значит, что это нечто что нельзя увидеть глазами? Не человек? Не предмет?

Предположение, абстракция, аллегория.

Метафора.

Воскресающее солнце… солнце пропадает и появляется снова, закат и…

Кассандра повернулась и увидела его.

Проход, соединяющий двадцать пятый этаж с двадцать шестым на юго-восточной стороне.

Пещера, которую должны были уничтожить древесные корни.

Тряска этажа изменила то место настолько, что между корнями и землёй появилась трещина, в которую мог бы пролезть человек.

— …О.

Мелькнул свет. Перед глазами девушки мерцало подобие искр.

Части пророчества словно сложились в её разуме воедино.

Свет надежды, который позволит им избежать отчаянья и уничтожения, словно сам пришёл к ней в руки.

— На восток!!! — придя к заключению, Кассандра его выкрикнула.

— А?

— Все на восток! На двадцать шестой этаж, быстрее!!!

Она пыталась подогнать озадаченных членов группы. Её голос звучал, словно дикий порыв ветра, озадачив остальных авантюристов.

— Кассандра?! Что ты такое гово-?.. — побледневшая Дафна попыталась остановить завопившую подругу, но её голос был прерван.

— Я ошибалась, Дафна! Я была не права!!! Пророчество говорило не о человеке и не о времени!

— ?!

— «Воскресающее солнце» это направление! Всё это время я понимала это сочетание неправильно!

Предвестница трагедий прервала Дафну, рассказывая о своём пророческом сне.

Начиная с похода на двадцать первый этаж, Кассандра пыталась понять значение этой строчки. Она предполагала, что это предложение, как-то связано с какой-то вещью или Аполлоном, или о том, что что-то должно произойти в дневное время.

Но она ошибалась.

«Воскресающее солнце» было метафорой рассвета, отчаянной мольбой, которая была всего лишь нелогичной формулировкой пророчества. Странного, наполненного метафорами пророчества.

Никто не верил в то, что она говорит таково было проклятье предвестницы трагедий.

Во взглядах её товарищей появились сомнения.

Мир для Кассандры перевернулся, словно реальность пыталась нанести ей удар. Она ощутила, как слёзы наворачиваются на глаза, а её колени подкашиваются.

Всегда одно и то же.

Что бы я ни делала, всегда происходит одно и то же.Что бы я ни говорила, никто меня не слушает.Сколько бы я ни умоляла, никто никогда не слышит моей мольбы.

Всегда одно и то же.

Мир всегда издевается над моими усилиями. Мир всегда надсмехается над моей горечью.

Даже когда я набираюсь храбрости и пытаюсь бороться, когда кричу во весь голос, всегда встречаюсь с непониманием.

Столько раз мои отчаянные предупреждения ни к чему не привели. Столько раз моя решимость рушилась, как песчаный замок.

Снова и снова я ощущаю вкус поражения.

Раз за разом я срываюсь с края обрыва и лечу в темноту.

А что я могу сделать? Должно быть, я проклята.

Что я могу, что я могу? Что мне сделать?..

…Что это такое?

Когда эти слова закрались в моё сердце? Когда я стала постоянно сдаваться? Когда начала ощущать это отчаянье? Когда начала лгать? Когда перестала бороться? Когда я перестала верить во всё и всех? Когда я поддалась отчаянью?

Я правда перешла черту и теперь отвожу взгляд даже от лучшей подруги?

Ведь именно Дафна всегда разбивала мне сердце.

«Не позволяй слову «отчаянье» себя одолеть!»

«Посмотри в будущее! Поднимись!»

Это Дафна всегда придавала мне храбрости!

В её сердце снова зажглось пламя.

Вспомнив слова и заставляя их снова и снова звучать в своём разуме, она посмотрела на подругу пронзительным взглядом. Кассандра сжала кулаки и закричала:

— Послушай меня, Дафна!

— !!!

Она наклонилась к поражённой Дафне, обращаясь к ней и только к ней.

— Я сдалась! Никто раньше мне не верил, и я решила, что никто никогда и не будет мне верить!

Прижав руки к груди, она решила обнажить свои настоящие чувства.

Отверженность, разочарование и отчаянье глубоко укрепились в её голове. Все воспоминания о прошлом причиняли Кассандре боль.

— Я всегда боялась! Мне всегда было больно! Мне было грустно, и я не хотела, чтобы мне было больно снова!

Слова лились беспрерывным потоком:

— Мне было страшно, и я пыталась не говорить того, что правда важно!

Когда она познакомилась с Беллом, она подумала, что наконец спасена.

Ей хотелось быть с ним рядом, нашёптывать ему на ухо и жить в фантазии, в которой он верил в то, что она говорит.

Но это было всего лишь мечтой.

Она так ничего и не сделала.

Ещё ни разу она не встала наперекор миру перед готовящейся трагедией. Ещё ни разу она не пыталась противостоять проклятию своего дара.

Она никогда не пыталась сказать нужные слова.

— Мне не важно, если это будет единственный раз, когда ты прислушаешься к моему пророчеству! Просто прислушайся!!!

Не поддавайся отчаянью.

Сопротивляйся проклятью, которое пытается нас разорвать.

Не поддавайся жалкой себе, боящейся быть отвергнутой и впасть в отчаянье.

— Дафна, поверь в меня!

Её слова прогремели в рушащейся пещере.

Протянутые руки схватили Дафну за руку и крепко её сжали.

Их взгляды встретились. В глазах Кассандры читалась искренняя мольба. Глаза Дафны дрожали, словно рябь на воде озера.

На одно-единственное мгновенье их сердца слились.

— …Ты же не думаешь, что я поверю в твои сны!

Дафна вырвала руку из рук Кассандры.

Наполненные слезами глаза Кассандры округлились, отчаянья в них было ещё больше, чем раньше.

…А потом Дафна крикнула.

— Все на восток!!! — она огласила своё решение.

Повернувшись к удивлённым авантюристам, она приняла сторону тех, кто хотел остаться в Водной Столице.

— …А?

Потом она повернулась к поражённой Кассандре.

— В твои глупые сны я не верю!

Щёки Дафны были красными. Она ткнула пальцем в подругу с криком:

— Я верю в Кассандру Иллион!

Дафна не верила в её пророчество. Она верила в свою подругу.

Всего за секунду Кассандра осознала, что сказала Дафна. Но для неё это была очень долгая секунда.

Слёзы полились из её глаз.

Покрасневшая Дафна схватила подругу за руку и бросилась бежать. Кассандра сжимала горячую ладонь Дафны.

— Быстрее! Торопитесь!!!

Дафна кричала, убегая с Кассандрой к проходу на востоке. Остальные члены группы рефлекторно последовали за девушками. Они приняли этот выбор, потому что их голоса были решающими.

— Бегите! Бегите-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е!!!

Треск падающего потолка утонул в криках Айши, бежавшей сзади группы.

Поток массивных осколков кристаллов преследовал авантюристов, перепрыгивавших с одной плавучей льдины на другую. С треском пылающие древесные корни начали обваливаться в озеро.

Жуткие всплески, рёв синего пламени и повсеместный треск. Пытаясь не обращать внимания на реквием Подземелья, Дафна и остальные перепрыгнули на восточное побережье озера.

Местом назначения был проход, ведущий на двадцать шестой этаж.

Достигнув расщелины между корнями и землёй авантюристы один за другим проскальзывали внутрь.

— ?!

Мгновенье спустя весь потолок пещеры издал жуткий треск.

Озеро оказалось погребено под обрушившимися в него обломками. Находившиеся в пещере авантюристы ощутили толчки.

— ГЬЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ?!

Оказавшиеся посреди разрушения Тёрк и его товарищи, спешившие к западному пути, были засыпаны падающими обломками и упали с западного холма.

Рядом не было ни души, способной им помочь. Их забросало падающими кристаллами, словно в отместку за разрушение Подземелья.

— Фух… у нас получилось…

— Если бы мы попытались пойти на двадцать четвёртый этаж…

Лили и Чигуса были бледными. Посмотрев назад, они увидели, что проход, соединяющий этажи, уже обрушился и оказался заблокирован.

— ДАФНА-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А-А!!!

Окружённая товарищами, едва избежавшими смерти, Кассандра вцепилась в Дафну, прижавшись щекой к подруге. Дафна покраснела и попыталась оттолкнуть от себя Кассандру:

— Хватит ко мне липнуть! Ничего ещё не кончено.

— Спасибо, спасибо!.. Ты в меня поверила!..

Кассандра двумя руками схватилась за шею Дафны, как ребёнок, хлюпая и улыбаясь одновременно. Она не могла сдержать слёз радости оттого, что её подруга наконец в неё поверила.

В ответ смущённая Дафна надула губы.

— Ладно, хватит вам миловаться! Поднимаемся! Они близко!

Напоминание было сказано Айшей, прошедшей мимо девушек. Парочка подняла взгляды и увидела, что к ним уже движется орда монстров, прямо из коридоров двадцать шестого этажа.

«Ещё живы, да? Ну дальше вы не пройдёте», — словно говорили монстры.

— Беда не приходит одна!..

— Хватит бормотать, здоровяк! Мы так далеко зашли, значит просто обязаны дойти до Белла!

Оука поднял потрёпанный Коугоу, Вельф встал рядом, подготавливая для удара магический меч. Дафна и Кассандра также приготовились к бою. Не имевшие времени, чтобы порадоваться своему спасению, авантюристы приготовились к бою.

Авангард бросился в бой, передав всё ещё не способных двигаться Микото и Харухиме товарищам в задних рядах.

С первым взмахом подао амазонки, заставившим пролиться кровь монстра, битва авантюристов за выживание продолжилась.