Том 14    
Глава 9. Здравствуйте, глубинные этажи


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
dars
8 д.
Спасибо за перевод
Ошибки в 12 г: "Это заставляло Белл осознать" - заставляло БеллА
"Ему зарыться носом" - Ему БЫ зарыться носом (или так и должно быть?)
"вынуждавших их вернуться" - вынуждавшиЙ их
"запылавшее вреди ужаса" - Среди
"Он начал заражать предмет" - зарЯжать предмет
"Он знал, что максимальное время заряда составляет четыре секунды" - может минимальное? (ведь далее нам говорят что максимум 240 секунд)
kristonel
7 д.
Пофикшено
ястит
8 д.
Ох, Лю, знала бы ты зачем Белл стал авантюристом
lufog
11 д.
Глава 10. Белый магический дворец
Ошибка в:
Стена лабиринта были
Исправление:
Стены лабиринта были
kristonel
8 д.
Всё пофикшено
славянец
12 д.
Особая глава. Отзвук правосудия
Ошибка в:
по имели Лира.
Исправление:
по имени Лира.


Хм, теперь я знаю как работает "указать на ошибку"
Отредактировано 12 д.
6ardik
12 д.
Глава 11. К чему приводит решение убивать
Ошибка в:
Даже тот, кто не был знаком искусством владения мечом
Исправление:
Даже тот, кто не был знаком с искусством владения мечом
6ardik
13 д.
Глава 10. Белый магический дворец
Ошибка в:
Стена лабиринта были молочно-белыми
Исправление:
Стены лабиринта были молочно-белыми
6ardik
13 д.
Глава 10. Белый магический дворец
Ошибка в:
Если столкнёмся с спартоем
Исправление:
Если столкнёмся со спартоем
6ardik
13 д.
Глава 10. Белый магический дворец
Ошибка в:
Их относятся к монстрам среднего размера,
Исправление:
Их относят к монстрам среднего размера,
dars
13 д.
Оперативно, спасибо за перевод. Вот новая партия ) :
Глава 10: "молочно- белыми" - молочно-белыми
Глава 11: "сознание обострило" - обострилоСЬ
Отредактировано 13 д.
kristonel
13 д.
Пофикшено
dars
15 д.
Спасибо за перевод, исправьте:
глава 7: "Прочем, несмотря на" - Впрочем либо Причём
"в схватке с боссом этаже" - в схватке с боссом этажА
"ему'не победить" - ему не победить
Глава 8: "показать свою уважение" - показать своЁ
"а но спустя" - но спустя
Глава 9: "словно надсмехаясь надо мной" - словно наСмехаясь
"Они на рассчитывали на нашу храбрость" - Они нЕ рассчитывали
"Пришлось убежать её" - Пришлось убежДать
"она на смотрела в ответ" - она нЕ смотрела
Отредактировано 15 д.
kristonel
13 д.
Пофикшено
6ardik
18 д.
Глава 7. Стих отчаянья, стих триумфа
Ошибка в:
Их-за разгона под водой расстояние проводимой атаки
Исправление:
Из-за разгона под водой расстояние проводимой атаки

Глава 7. Стих отчаянья, стих триумфа
Ошибка в:
От клетки, из корней которая окружала область боя.
Исправление:
От клетки из корней, которая окружала область боя.
Отредактировано 18 д.
kristonel
17 д.
Всё пофикшено
6ardik
19 д.
Глава 7. Стих отчаянья, стих триумфа
Ошибка в:
Авантюристы выдели, как рухнула часть корней
Исправление:
Авантюристы видели, как рухнула часть корней
6ardik
19 д.
Глава 7. Стих отчаянья, стих триумфа
Ошибка в:
царила лёгкая прохлада, благодаря падавшей с огромной высоты воды.
Исправление:
царила лёгкая прохлада, благодаря падавшей с огромной высоты воде.
6ardik
19 д.
Интерлюдия. Они зашевелились.
Ошибка в:
Аня озадаченно наклонила голову, Руона покраснела,
Исправление:
Аня озадаченно наклонила голову, Руноа покраснела,
6ardik
19 д.
Глава 9. Здравствуйте, глубинные этажи
Ошибка в:
Череп монстра продолжал трястись, словно надсмехаясь надо мной.
Исправление:
Череп монстра продолжал трястись, словно насмехаясь надо мной.

Глава 9. Здравствуйте, глубинные этажи
Ошибка в:
Они на рассчитывали на нашу храбрость
Исправление:
Они не рассчитывали на нашу храбрость

Глава 9. Здравствуйте, глубинные этажи
Ошибка в:
она на смотрела в ответ
Исправление:
она не смотрела в ответ
Отредактировано 19 д.
6ardik
20 д.
Глава 8. Глас молота
Ошибка в:
Сударь Лидо?! Чито он?..
Исправление:
Сударь Лидо?! Что он?..
6ardik
20 д.
Глава 8. Глас молота
Ошибка в:
И когда она оказалась на волосок от смерти, он вытащила кроличью лапку
Исправление:
И когда она оказалась на волосок от смерти, она вытащила кроличью лапку

Глава 8. Глас молота
Ошибка в:
блеск в его глазах заставил призывал Вельфа осмотреться.
Исправление:
блеск в его глазах призывал Вельфа осмотреться.

Глава 8. Глас молота
Ошибка в:
Сударыня Аня!.. Всевышняя всё-таки отправила к вам пришла!
Исправление:
Сударыня Аня!.. Всевышняя всё-таки к вам пришла!
Отредактировано 20 д.
6ardik
20 д.
Глава 8. Глас молота
Ошибка в:
Лили, не способная справитьс со своим удивлением.
Исправление:
Лили, не способная справиться со своим удивлением.
6ardik
20 д.
Глава 8. Глас молота
Ошибка в:
Стоявший радом с ним Борс отчаянно пытался удерживать монстров
Исправление:
Стоявший рядом с ним Борс отчаянно пытался удерживать монстров

Глава 8. Глас молота
Ошибка в:
Он не готовился к изготовлению чего-то сособенного.
Исправление:
Он не готовился к изготовлению чего-то особенного.
Отредактировано 20 д.
славянец
20 д.
Я так вижу, Белл закаляется по полной. Аж сам словно прочувствовал запах смерти пока читал 9 главу

Глава 9. Здравствуйте, глубинные этажи

Глубинные этажи? …Это же страшное место?

Однажды я задал этот вопрос.

Мне хотелось услышать ответ той, кто для меня недосягаема, от девушки, к которой я стремлюсь.

Как выглядит высота, на которую забралась мечница, заработавшая себе звание сильнейшей авантюристки?

Насколько опасна сцена, с которой мой идол пускается в приключения?

Я спросил её из любопытства, хотя признаю, может, мне просто хотелось хоть немного с ней сблизиться.

Когда я там побывала, впервые я ощутила, что монстры… что Подземелье может ужасать.

Мы были на городской стене, нас окружало голубое небо.

Но я не мог отвести взгляда от её золотых глаз.

Она посмотрела на меня как авантюристка, множество раз рисковавшая своей жизнью.

Невозможно понять это ощущение просто о нём услышав… если ты туда доберёшься, то всё поймёшь.

Так она мне сказала.

Если… когда-нибудь, в далёком-далёком будущем ты сможешь туда спуститься, то…

Я попытался вспомнить тот разговор.

Что она сказала мне в тот день?

Почему-то следующие её слова вспомнить у меня не получается.

В ушах звенит.

Я словно слышу крик ребёнка, проснувшегося ночью от кошмара. Зов разума, пытавшегося отрицать реальность. Отголоски инстинктов, вопивших где-то на грани сознания.

— Глубинные этажи…

Мысли превратились в шёпот, сорвавшийся с моих губ и исчезнувший во тьме.

Тишина давила на уши.

Сердцебиение отдавалось по всему моему телу.

Меня окутывала вязкая темнота лабиринта.

Стены словно были обмазаны чем-то молочно-белым, потолок находился так высоко, что я его не видел. Лабиринт казался невозможно огромным.

Я на тридцать седьмом этаже.

В бездне, которую боится любой авантюрист, на глубинных этажах Подземелья.

— …

Шея никак не хотела двигаться, я мог двигать только глазами, чтобы осмотреться.

Я не заметил рядом с собой монстров. Ни характерных звуков, ни их признаков также не было.

Я никак не мог прийти в себя, мне едва удалось понять, где я нахожусь.

Сейчас я в огромной комнате. Расстояние до потолка должно быть не меньше четырёхсот метров. Если не считать особых мест, вроде Великой Стены Сожалений на семнадцатом этаже, и кладовых Подземелья, я ещё не видел таких огромных залов. Слабое свечение на стенах было подобно горению пламени свечи.

Рядом со мной мёртвое тело огромного змея.

Ламбтон, также известный как вирмвелл, умерший после того, как мы распороли его живот, и лежащий в луже собственной крови. Он пронёс нас до тридцать седьмого этажа в своём желудке.

— !..

Я округлившимися глазами уставился на тело монстра.

Рот открывался и закрывался сам собой, независимо от моих желаний.

Язык словно онемел, я не мог произнести и звука.

Изо рта вылетели лишь сухие хрипы, когда я попытался сделать глубокий вдох, и у меня не получилось.

…Это какой-то обман. Это нереально.

Вирмвеллы появляются только на тридцать седьмом этаже.

Из всех возможных мест он отнёс нас в своё гнездовье? У него действительно получилось прорыть десять этажей твёрдых скал Подземелья? Какой-то животный инстинкт, когда он был на грани смерти, заставил его вернуться сюда, на глубинные этажи?!

Это странно!

Полная чушь!

Неслыханно!

Ещё никогда я не слышал такого бреда!!!

Как же всё плохо… очень-очень плохо!..

Мысли продолжали роиться в голове, все они были примерно об одном.

Меня прошиб пот, мне стало нестерпимо жарко.

Глубинная зона.

Гильдия определила это место, как «Истинная Граница».

Самое опасное место во всём Подземелье. Я ещё не готов играть свою роль на этой сцене, тем более сольную партию! И уж тем более в таком состоянии!..

— Лю!..

Я проверил эльфийку, бездвижно лежавшую у меня на руках.

С головы до пят её покрывали синяки — последствия путешествия в животе вирвелла. Её плащ и одежда были прожжены кислотой, обнажая кожу, покрытую множеством кислотных ожогов. Правая нога, обёрнутая в плащ, была загнута под неестественным углом.

Впрочем, моё состояние было немногим лучше. Веко на левом глазу сплавилось кислотой, открыть я его не могу. Продолжая осматриваться здоровым глазом, я прижал Лю чуть крепче, чтобы её защитить… а может, мне просто хотелось крепче в неё вцепиться.

Я схватил её плечи дрожащими пальцами, отказывавшимися мне повиноваться.

— Лю, Лю… Лю!..

Подобно маленькому ребёнку, зовущему старшую сестру, я снова и снова звал её по имени.

Думать я не мог. В голове было пусто.

Худшая аномалия из возможных. Мы на милости окружающей вязкой тьмы.

Одни, совершенно оторванные от кого бы то ни было, и без надежды на приход помощи. Меня одолело волнение. Холодно. Одиноко. Грустно. Больно. Я оказался растерян.

Постепенно я начал поддаваться смертельной панике.

Я мог лишь умолять мою единственную спутницу, эльфийку, очнуться.

Тут случилось это.

Сверху полетели кусочки камней.

Я застыл, осознав, что небольшие частички камня ударили мне по голове.

Я поднял взгляд к потолку.

Кусочки камня продолжали лететь из непроглядной тьмы, не дававшей мне увидеть, что творится сверху. Понять, что происходит, с таким обзором я не мог.

Намекнул мне другой шум.

Звук, который я уже когда-то слышал. Звук, как что-то несётся к этому этажу на полной скорости.

Словно какой-то предмет спускается через отверстие, через которое мы попали сюда…

Когда я осознал, что это может быть, кровь застыла в жилах.

Огромный монстр снова всплыл в моей памяти: отражающий магию панцирь, способные разрезать что угодно когти и светящиеся кровавым цветом глаза.

Быть не может…

Неужели монстр, с которым мы сражались на двадцать седьмом этаже, бросился за нами в нору вирмвелла?

Он это сделал, чтобы нас добить?!

По телу прошла дрожь, сердцем я понял, что это правда.

Предсмертные слова злодея по имени Джура, последняя воля укротителя, заставила монстра броситься в погоню.

Сердце забилось быстрее, когда я вспомнил об ошейнике с красным камнем, надетым на огромное тело.

— Я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я-я!..

Волнение заставило меня прийти в чувство.

Бежать, бежать! Уйти как можно дальше от этого монстра!

Заполнившего разум желания оказалось достаточно, чтобы тело снова начало двигаться.

Я вынудил себя подняться, перекинув руку Лю через плечо. Стоило мне начать двигаться, как всё тело словно погрузили в бушующее пламя. Попытка двигаться вернула агонию уже обмершему телу.

Раны открылись, кровь закапала на пол. Обожжённая кожа ныла от боли.

Хуже всего была нестерпимая боль в левой руке.

Под Шарфом Голиафа, использованным мной, чтобы блокировать удары монстра, накапливался жар. Кажется, меня сейчас стошнит. Глаза слезятся, а ноги дрожат. Я едва держался.

Всё же, я стиснул зубы и оторвал ногу от пола.

Я сделал шаг, ещё один. Пытаясь отбросить усталость и боль, я заставлял себя идти вперёд.

Я ещё могу двигаться. Я ещё могу бежать.

Даже сейчас, я ещё могу!..

Камешки падали, стуча по полу, я собрался с силами и бросился бежать. Поддерживая Лю плечом, я нёсся по комнате. Но до того, как я успел добежать до прохода, бам!

Что-то вырвалось из дыры.

— !!!

Окутанный синевато-фиолетовым свечением силуэт приземлился на землю. Комната содрогнулась.

Обернувшись, я увидел деформированного, однорукого и дрожавшего монстра. Знакомые выгнутые назад колени и костистое тело, покрытое светящимся фиолетовым панцирем. Трёхметровый монстр напоминал мне скелет «динозавра», одетого в броню из раковин. Левая лапа монстра оканчивалась острыми когтями, куда больше напоминающими клыки.

Несмотря на окружающую тьму, я увидел два светящихся красных глаза.

Ошибиться невозможно.

Тот самый убийственный монстр с двадцать седьмого этажа.

— …

Шух.

Будто пытаясь пронзить нас своим взглядом, монстр повернул шею. Его светящиеся красные глаза встретились с моими.

— …О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О-О!!!

— ?!

Как только он взревел, я бросился бежать прочь.

Я слышал, как он прыгает за нами, поднимая жуткий шум.

Хах!..

Я бесцельно нёсся по запутанной сети коридоров лабиринта. Если он нас догонит, мы трупы. Если окажусь в тупике, всё будет кончено. Если столкнусь с монстром, всё закончится. Я мог лишь молиться, чтобы этого не случилось.

Я петлял снова и снова, уносясь всё дальше по ветвящимся проходам, пытаясь сбросить преследователя с хвоста.

Но шаги монстра не стихали

Куда там… Они становились всё ближе с каждой секундой.

— Хуфф… хуфф… хуфф!

Лёгкие горели. Пот не переставал течь. В горле пересохло.

Из-за того, что мне было нужно поддерживать Лю, я бежал так медленно, что хотелось разрыдаться. Я едва переставлял ноги. Всё тело ныло от боли. Однако я продолжал убегать от монстра, используя все оставшиеся силы.

Голова не работала как надо. Вопросы возникали и исчезали, я даже не успевал понять, о чём думаю.

Я уже загонял этого монстра в угол. Может стоит развернуться и положить конец моим волнениям?

Что хорошего в таком побеге? Разве есть толк в побеге от врага, который наверняка будет гнать тебя до края земли? Я просто теряю время перед тем, как принять неизбежное решение?

Но нет, это плохой вариант.

Я не могу сейчас с ним сражаться. Сейчас я должен бежать.

Если я сражусь с этим монстром сейчас, мы с Лю, скорее всего, умрём.

Монстр будет сражаться в полную силу, а моё тело обожжено кислотой вирмвелла так сильно, что я едва двигаюсь. Это и близко не похоже на наш бой на двадцать седьмом этаже.

Я не могу сразиться с монстром прямо сейчас!

Намереваясь убежать, я сжал в кулак левую руку и вызвал позвякивание.

Когда я сделал ещё несколько поворотов в лабиринте коридоров, монстр приблизился настолько, что я мог увидеть его, повернув голову. Я видел, как он отскакивает от пола, потолка и стен Подземелья. Даже после серьёзного ранения, полученного в бою со мной, он жаждет любой ценой убить намеченную цель.

Красные глаза впились мне в спину. Я слышал, как когти царапают по каменным поверхностям.

Ощущая положение монстра по впившемуся в меня взгляду, я развернулся в движении и вытянул левую руку.

— Вспышка!

Монстр заметил звон и частички света, собиравшиеся под Голиафовым Шарфом, вокруг левой руки, появляющиеся от использования моей способности.

Страх наполнил красные глаза, он яростно взревел.

Я потратил на заряд двадцать секунд.

Выкрикнув название заклинания, я скривился.

Мощная вспышка молниеносного пламени понеслась по коридору, оплавляя стены и потолок.

Я заметил, как монстр, используя оставшуюся левую прыжковую ногу, скользнул в боковой проход за мгновенье до того, как его окутало пламя.

Уже через мгновенье вспышка взорвалась. Из-за бессилия я не смог погасить отдачу магического удара и снаряд полетел под углом вверх, угодив в потолок. Коридор тряхнуло.

— Ого!

Меня отбросило ударной волной моего собственного взрыва. Вместе с Лю я отлетел назад, с потолка снова посыпался град камешков, словно весь тоннель сейчас обвалится. Град камней ударял о пол Подземелья.

Вскоре он прекратился.

Я перекатился на спину и смог поднять голову. Пыль осела, а я наконец увидел, что молочно-белые камни завалили часть коридора. Вернуться обратно мы не можем, однако и монстру теперь придётся искать другой путь.

Неужели мы… оторвались?

— Хуфф!.. А-а-а-а!..

Чистейшая удача.

Удача и то, что нас не завалило после взрыва. Дважды такое не пройдёт, в этом я не сомневаюсь.

Я дал себе секунду, чтобы успокоить прерывистое дыхание, и при помощи дрожащих рук попытался подняться. Отдача от Аргонавта совсем истощила мои физические и ментальные силы. Я полностью выжат. Хуже того, я едва остался в сознании.

Больно, я страдаю от жуткой боли.

На секунду мощное желание бороться ослабло.

Мне захотелось просто лечь и закрыть глаза.

Мой разум оказался зажат в тиски между двумя крайностями, я совсем растерялся и…

— Гос… подин… Кра… нелл?..

Я вздрогнул, услышав шёпот.

Повернув голову, я увидел лежащую на полу лицом вверх Лю. Я увидел, что её глаза слегка приоткрылись. Небесно-голубые зрачки скользили по стенам, пока не остановились на мне.

— Лю!..

В это же мгновение я отбросил желание сдаться, пытавшееся меня убаюкать. Я могу бороться с этим чувством.

Я не могу дать кому-то умереть. Я не хочу, чтобы кто-то умер.

Я чувствовал себя так же, когда спасал Виену, но в этот раз я никого не потеряю.

В конце концов я обещал себе стать сильнее именно ради этого!..

Я начал ругать себя за то, что позволил себе даже задуматься о том, чтобы сдаться. Прикусив губу, я заставил себя вернуться в реальность.

Я подполз к Лю и поднялся на колени рядом с ней.

Я приподнял её руками.

— …Что это за место?

— Это… тридцать седьмой этаж… глубинные этажи.

Я не мог скрыть в голосе отчаянья, отвечая на едва различимый вопрос Лю. Снова и снова спотыкаясь в словах, я объяснил простым языком, что проглотивший нас вирмвелл утащил нас вниз, на другой этаж, и что за нами гонится монстр, с которым мы сражались, и сейчас от него получилось оторваться. Её глаза блеснули, возможно, потому что у неё не отбило воспоминания о том, что случилось на двадцать седьмом этаже.

Она уставилась на меня, явно размышляя о том, насколько сейчас всё плохо.

Скорее всего, выдающая физическая сила сейчас её оставила, вместе с решительностью, вызывавшей у меня мурашки.

Она уставилась на меня целым глазом.

— У-у-у!..

— Лю?!

Скривившись, она обхватила руками своё тело.

Она была очень сильно ранена и обессилена. А если принять во внимание сломанную правую ногу, ей было гораздо хуже, чем мне. Крупные капли пота бежали по её коже.

— Исцелите себя! Используйте то заклинание на своём теле!..

Целебных предметов у меня не осталось. Я потерял их вместе с ножной сумкой в битве с монстром. Потому, я взмолился, чтобы Лю использовала своё исцеление.

— …

Кажется, она плохо всё осознавала, потому что уставилась на меня туманным взглядом. Наконец, её губы пришли в движение:

Пою тебе… далёкий лес… знакомую мелодию… жизни…

Торопливо, прерывистым голосом она начала читать заклинание.

Наконец, словно собрав последние силы, она положила руки на моё лицо:

Природное… исцеление.

Моему удивлению не было предела, когда тёплый, похожий на солнечный свет окутал моё лицо.

Я закричал на неё.

— Нет!!! Не меня! Исцелите себя, пожалуйста! Если вы не исцелите себя, вы!..

Я кричал, а раны на моём лице затягивались, боль постепенно уходила из закрытого глаза. Исцеляющая сила собиралась в моей шее, но растекалась по всем ранам и покрытой ожогами коже. Я начал ощущать, что ко мне возвращаются силы.

Когда Лю увидела, что мой левый глаз открылся, она опустила руки, которые рухнули словно конечности марионетки, которой перерезали ниточки.

— Зачем вы лечили меня?!

— …Я не могу… не могу двигаться самостоятельно… я бесполезна…

— !..

— И это была последняя энергия разума, которая оставалась…

Едва дыша, Лю положила руки на правую ногу.

— Смысл был только… вылечить вас, чтобы вы выжили.

— Не было в этом никакого смысла!

Я закричал на Лю со злостью. Почему-то она улыбалась, несмотря на положение, в котором мы оказались. Я возненавидел эту слабую улыбку. Я зол на то, что она даже в такой момент проявляет своё благородство. Я не хотел слышать слова, которые она сказала.

Возможно, она права.

Мы изранены с головы до пят, истощены и помощи ждать неоткуда. У нас не осталось сил, нет ни одного целебного предмета. Нас ждёт истребление. Темнота, называемая смертью, уже готова нас поглотить.

Чтобы дать мне хоть какие-то шансы на спасение, она решила пожертвовать всем остальным.

— Господин Кранелл… оставьте меня…

Её слова утонули в новом звуке.

Клац, клац, клац, клац.

Звук становился к нам всё ближе.

Он был сухим, похожим на жуткий смех сломанной марионетки.

— …

Он звучал неестественно.

Он не был похож на человеческий голос, но и в Подземелье я такого ещё не слышал.

Я впился взглядом во тьму, явно недостаточно развеиваемую слабым светом в той стороне, откуда доносился звук.

Что-то приближалось. Что-то двигалось во тьме.

Капля пота с моего подбородка упала на лицо Лю.

Мгновенье спустя оно показалось.

— А?..

Увидев это существо, я не поверил глазам.

Белая маска словно парила над землёй. Изогнутые рога и две пустых глазницы. Существо выглядело как…

Пришла смерть?..

На ум мне пришла смерть такая, какой её описывают в сказках. Скелет, одетый в чёрную робу с косой в руках.

Смерть пришла закончить покончить с нашими страданиями. Я думал так около секунды.

Но клацающий звук раздался снова.

Маска затряслась словно от смеха. Словно монстр был рад найденной добыче.

Я сглотнул.

В одном я ошибся.

Не маска.

Череп.

Это не смерть.

Это монстр.

— ?!

Схватившись за рукоять кинжала, я обнажил его в одно мгновенье. Прикрыв собой не способную передвигаться Лю, я поднялся и вскинул Божественный Кинжал.

Череп монстра продолжал трястись, словно насмехаясь надо мной.

Вот и первое столкновение с неизвестностью.

Мой дебют на глубинных этажах, а может и последнее выступление, случилось против овцы.

Овцечерепа, если точнее.

Монстр среднего размера, похожий на овцу, появляется в глубинной зоне. Высотой он около ста сорока сантиметров. Его морда, две пустые глазницы, и остальное тело этого монстра состоит из костей, в названии это отражено.

Эти монстры относятся к обширной группе скелетоподобных монстров. У них нет кожи, плоти и органов, и огромное количество подвидов таких монстров заполняет тридцать седьмой этаж.

Чаще всего на этаже встречаются спартои. Вид скелетов-воителей настолько поразителен, что о них известно даже низкоуровневым авантюристам, не покорившим серединные этажи.

Я тоже знал, что молочно-белый лабиринт — это пристанище нежити.

— ?!

Вспоминая изученные с Эйной перед походом сведения, я осматривал монстра, отрицавшего любые биологические законы. В темноте казалось, что череп парит над землёй сам по себе. Я не мог различить, что находится ниже.

Потому что остальные кости были прикрыты кожей.

Овцечерепа — это особенный подвид скелетоподобных монстров, потому что длинная широкая кожа подобно плащу покрывает всё до самых ног, оставляя хорошо различимыми только изогнутые костяные рога. Если рассмотреть их поближе, становится видно, что кожа этих монстров неоднородна. Она тёмная и местами порвана, что делает их похожими на одетых в чёрную робу людей. Вот почему я принял монстра за смерть.

Я видел только парящий в темноте череп.

— …

Монстр уставился на меня пустыми глазницами. Он снова начал трясти черепом, разгоняя по Подземелью странный треск.

Меня парализовало от напряжения, я не мог понять, стоит мне ударить первым или дождаться его нападения.

Неожиданно, стук прекратился.

Череп приблизился и оказался прямо передо мной.

— ?!

Топот копыт по земле я услышал, лишь когда он оказался прямо передо мной.

Кожа покрывала всё тело монстра. Я не видел, как он готовится к прыжку, и это заставило меня растеряться. Я слишком сильно полагался на глаза, и пропустил быстрое сближение.

Челюсти монстра распахнулись. Я не мог прочесть какую эмоцию выражает костяная маска, но вид клыков был жутким.

Вырвавшись из замешательства, я уклонился, завалившись набок.

— Ого!

Овца-скелет пронеслась над моей головой, едва не задевшей землю. Внезапная атака монстра провалилась, со стуком ударив в пол. Отпрыгнув, я снова оказался перед лежащей на земле Лю.

После прыжка я собирался нанести удар, как вдруг…

— Что… исчез?!

Мой враг растворился в воздухе.

Я видел лишь развод после атаки монстра, меня окружала вязкая темнота.

Что за?.. Он сбежал?!

— Не исчез… роба овцечерепа!..

Лежащая у моих ног Лю прохрипела название предмета добычи.

Я подскочил.

А ведь точно. Кожа овцечерепа не только прикрывает тело. Она помогает монстру смешиваться с темнотой этого этажа, подобно охотнику, использующему одежду для маскировки. Овцечерепа умеют скрываться во тьме.

Сначала они пугают добычу стуком костей, а потом тихо нападают из тьмы и уничтожают её. Среди авантюристов этих монстров прозвали смертельными отшельниками.

Где он, где он… откуда нападёт?!

Я крутил головой по сторонам. Но видел только тьму. Враг закрыл лицо своей мешковатой робой, потому я ничего не вижу. Моё замешательство наверняка поможет ему ударить.

Сердцебиение начало отдаваться в ушах, влияя на слух — единственное чувство, на которое я сейчас могу положиться, вместе с тем я растерял и своё спокойствие.

И когда я почти поддался панике, голос Лю прозвучал снова:

— Справа!..

— !

Я услышал, как скидывается капюшон, и кости снова начинают трещать.

В самый распоследний момент мне удалось уклониться, но начало боя просто ужасное.

Череп овцы скользнул по моей правой руке, этот удар вызвал жуткое жжение. Я сказал, что монстр только скользнул по моей руке, но, на самом деле, он срезал огромный кусок моей кожи. Роба монстра захлопала от скорости атаки, и я услышал, как он приземляется на все четыре копыта.

— Ау-у-у-у!..

Схватившись за руку, я повернулся к монстру… и лучше бы я этого не делал.

Монстр жевал, обнажённые клыки стучали друг об друга. Кусочек моей плоти торчал на челюстях и шее монстра, окрасив их в красный цвет.

Я не мог не ощутить ужас от такого жуткого монстра, нет, от породившего его Подземелья.

— !..

Овцечереп не скрывал кровожадности. Несколько раз его тело тряхнуло, и он опустил голову так низко, что она скользнула по земле. Он пригнулся, и я заметил, что под прикрытием чёрной кожи он растопырил собственные кости.

Инстинкты подсказали мне об опасности.

В следующее мгновенье на чёрной коже монстра возникли бугорки.

— Чего?!

Наросты выпустили несколько костей-снарядов, призванных поразить добычу издалека, прикрытых кожей.

В меня полетели три «костяных копья».

Они были похожи на шипы… нет, дротики!

Уклониться от дальней атаки скелета, использующего для неё часть своего тела, я не смог. Копья пронзили мою руку над плечом и левый локоть.

— Ау!

Не дать нанизать себя на шампур я не смог, но атака всё равно добилась своей цели, на какое-то время меня остановив. В этот момент овцечереп бросился меня добивать. Втянув обратно оттопыренные кости, он прыжком полетел на меня. Острые, окровавленные клыки должны были впиться прямо в мою шею!

— Яяяяяяя!

— !

За мгновенье до того, как он впился в мою плоть, я успел выставить левую руку. Монстр переключился на неё, сбив меня с ног.

— Господин Кранелл!

Крик Лю навис надо мной и монстром, сцепившимися в один клубок. Кажется, она была удивлена.

Клыкам монстра не удалось впиться в мою плоть.

Я подставил левую руку намеренно.

Она была обмотана чёрной повязкой.

Шарф Голиафа. Защитный предмет настолько прочный, что он способен защитить даже от когтей монстра с двадцать седьмого этажа. Острые клыки застучали, безуспешно пытаясь пронзить шарф. Впервые я ощутил эмоцию — удивление, исходящее от овцечерепа.

Завывая от боли в левой руке, я замотал конечностями, борясь с мощью монстра

Я боролся несколько секунд, после которых овцечереп вздрогнул и перестал двигаться.

Скрытый робой живот был для меня открыт. Божественный кинжал, который я сжимал в правой руке, проскользнул между рёбер и… разбил магический камень, парящий в полости грудной клетки.

— Хуфф… пуфф… хуфф!..

На меня посыпался пепел, но я не обращал на это внимания, тяжело дыша, уставившись в потолок.

Одно-единственное сражение.

А я чуть не умер.

Вот что такое… глубинные этажи.

— !..

Невозможно. Жутко. У меня не получится.

Если я наткнусь на другого монстра в таком состоянии…

Машинально я поднялся из пепла и помог подняться Лю.

Снова поддерживая её плечом, я пошёл с ней дальше.

Нам нужно отсюда убраться!..

Если мы не поспешим, то столкнёмся с монстрами, пришедшими на звуки боя.

Сейчас у меня не получится драться. Силы, которые восстановило мне заклинание Лю, ушли на этот бой. Нужно где-то скрыться и избавиться от истощения.

Я отчаянно бежал вперёд.

Кровь капала из ран, нанесённых мне овцечерепом.

С самого начала побега кровь у меня не останавливалась. Если не буду осторожен, потеряю сознание от головокружения. Не будь у меня выносливости четвёртого уровня, я бы давно превратился в беспомощную куклу.

С каждым шагом моральные и физические силы убывали.

Левая рука меня убивает. Мне даже хочется её отрезать. В голове мелькнуло слово «гибель», словно в преддверии скорого конца.

Но я двигался дальше.

Чтобы выжить, я должен двигаться.

Что бы мне ни пришлось ощущать, я продолжал идти вперёд.

— …Господин Кранелл… постойте…

Лю не могла выносить своей слабости и того, что ей приходится опираться на меня в таком состоянии. Это было слышно в её тоне.

— Сейчас же положите меня и уходите.

— !

Она воспринимала себя, как обузу. Как будто она меня сдерживает.

В её шёпоте были слышны эти чувства.

Я свёл брови так сильно, как это было возможно.

— Не хочу!

— Господин Кранелл…

— Я никогда вас не оставлю!

Я был похож на упирающегося ребёнка. Лю взволнованно опустила взгляд.

Оставлять её не вариант.

Если я это сделаю, перестану быть Беллом Кранеллом.

Уже никогда я никого не смогу больше спасти!

Разбушевавшиеся эмоции заставили меня сорваться на крик:

— Думаете, у меня есть шанс выжить на глубинных этажах в одиночку?!

— …

— Вот и держитесь. Без вас мне будет ещё хуже!

Кровь прилила к голове, я уже не мог остановиться, хоть и знал, что меня могут услышать монстры.

Вместе с тем я словно подсознательно понимал положение, в котором оказался. Чтобы выжить, я должен убедить её в том, что она необходима. Поэтому продолжал кричать, несмотря на то, что это было тратой ценных сил.

— Вы нужны мне, потому что знаете о глубинных этажах! Мне нужен ваш опыт!

Когда я кричал, я вдруг и сам это понял. В моих словах есть смысл.

Ведь правда, всё что я знаю о глубинных этажах, я вынес из обучения с Эйной, но разница между практикой и теорией просто огромна. И сейчас эта разница может отделить жизнь от смерти. Драка с овцечерепом тому подтверждение.

Любой авантюрист знает, как страшно столкнуться впервые с новой зоной. У меня нет компаса, который направил бы меня через глубинные этажи.

Чтобы выжить, мне нужен путеводный свет — человек, который меня проведёт.

— !..

Глаза Лю округлились. Она поджала губы, не произнеся ни слова.

Она задумалась. Она начала взвешивать, что принесёт больше пользы: избавление меня от её веса или её подсказки о глубинных этажах.

Проведя какое-то время в нерешительности, она заговорила снова:

— …Я буду присматривать за монстрами, а вы приложите все силы к походу…

— Лю!..

— Как вы и сказали… от меня ещё может быть какая-то польза.

В небесно-голубые глаза, до этого наполненные обречённостью, вернулся свет. Тень смерти оставила её побитое тело. Губы скривились в ироничной улыбке, словно говорившей: ладно, я поспешила. Потеряла спокойствие.

Ради меня она поддалась. Я не мог этому не порадоваться.

— Господин Кранелл… пожалуйста, найдите комнату… тупиковую и по возможности очень маленькую…

— Комнату?..

— Мы на какое-то время остановимся… если повредить стены… новые монстры не родятся… и можно будет отдохнуть…

— !..

Закалённая авантюристка второго ранга отдала приказ. Меня её ход мыслей немного озадачил, но она права. Если найти подходящую комнату, можно будет передохнуть от этой дикой погони.

Теперь у нас есть направление. Путь дальше открылся.

Следуя приказу Лю, я начал выискивать узкие коридоры.

…Впрочем, лучше наше положение не стало!..

Если на нас наткнётся группа монстров, с нами будет покончено. Если они появятся из стен прямо перед нами, всё будет кончено. Истощение безжалостно нарастало. Если поддамся хоть на секунду, рухну на землю.

Найдём мы комнату, что дальше? Отдохнём и что? Можно ли выйти с глубинных этажей? Есть ли способ вернуться на поверхность живыми?

Я отвернулся от мрачного шёпота, пожиравшего мою волю, закрыл уши и вложил все силы в побег. Я сконцентрировался на попытке воплотить в жизнь слова Лю. Если я этого не сделаю, не смогу двигаться.

Лицо освещал слабый свет со стен, я шёл среди молочно-белых стен. Лю кривилась, словно каждый мой шаг вызывал у неё боль. Слыша только наше дыхание, мы шли через Подземелье.

— ?..

Сколько уже прошло времени? Правда всего несколько минут?

Я прищурился.

Что-то в левом проходе впереди казалось странным.

В узком коридоре мерцал тусклый свет.

Поначалу я подумал, что мимо источника света в Подземелье проходят монстры, блокируя его. Но как только осознал, что освещение какое-то неестественное, глаза сами собой чуть не выскочили из орбит.

Свет слишком… яркий?

— Не может быть… лампа с магическим камнем?

Такой свет явно выбивается из обстановки Подземелья, но его часто можно встретить на поверхности. В собственном шёпоте я услышал уверенность.

Точно. Это не тусклый свет Подземелья, он… сделан людьми!

— Лю, видите, там лампа с магическим камнем! Там кто-то есть, авантюрист!

— …Да, этот свет… он…

Лю ответила на мой довольный возглас удивлённым шёпотом. Монстры ламп не носят! Впереди должны быть люди!

Приободрившись, я скользнул в левый проход. Я напрочь забыл о терзающей моё тело боли. Шаги стали какими-то пружинистыми.

Авантюристов часто спасают от забвения другие авантюристы. Их практически всегда можно убедить помочь, даже если в обычной жизни их группы не ладят. Я не раз слышал подобные истории и теперь стал участником одной из них.

Какая удача!

Кто бы мог подумать, что в подобном месте можно встретить других авантюристов!

Раз они на глубинных этажах, наверняка это какая-то высокоуровневая группа. Может Паствы Локи? Или Паствы Фреи? Было бы просто замечательно! Кто бы там ни был!

Теперь мы спасены! Теперь нас ждёт свобода!

И меня и Лю!

— Здравствуйте! Здравствуйте! Помогите нам, пожалуйста!!!

Собрав силы, я крикнул источнику мерцающего света.

Мы повернули за угол. Ещё совсем немного. Свет становился ярче. Ещё секундочка. Вход в комнату уже перед глазами. Вот моя цель!

Напряжение меня оставило. Я ощутил облегчение. Наверное чтобы скрыть радость, Лю молчала. Я заметил силуэты людей рядом с мерцающим светом и протянул руку.

— Пожалуйста, помо!..

С улыбкой на лице я вошёл в комнату.

Но её стёр неожиданный звук.

Кто-то сглотнул.

Я понял, что это была Лю.

Время застыло.

— …

Конечно, в комнате были люди.

Они были рядом с лампой с магическим камнем, мерцающей в центре комнаты. И это авантюристы, по оружию и защитной экипировке можно об этом судить.

Только вот их расы я назвать не могу. Ни возраста, ни вида. В конце концов, плоти и кожи на них нет.

Тонкие пальцы были совершенно белыми.

Когда-то прекрасные светлые волосы высохли.

Слабый, но отчётливый запах протухшей плоти висел в воздухе.

Мы набрели на тела авантюристов, успевшие стать высушенными костями.

Один опирался на стену, смотря на нас пустыми глазницами. Другая, одетая в длинную боевую юбку, лежала на земле посреди выпавших волос. В руках она сжимала кинжал, пронзавший красную, ссохшуюся одежду, словно авантюристка вонзила его в свою грудь.

Здесь были люди.

Точнее то, что когда-то было людьми.

Здесь встретили трагичный конец авантюристы, спустившиеся на глубинные этажи.

— …А?

Пошатываясь, я устремился в центр комнаты, словно меня что-то туда тянуло.

Мерцающая лампа была почти сломана. Словно она лежала здесь месяцами. Три молчаливых скелета также намекали на количество времени, которое прошло.

Авантюристы не могут нас спасти. Конечно, не могут. Как я мог подумать, что кто-то здесь нам поможет? Чего я ожидал от тел, которые не могут ни ответить, ни двинуться? Что они возьмутся за руки и начнут плясать? Мысль была такой смехотворной, что слёзы сами собой навернулись на глаза.

Выражение на лице Лю не изменилось. Она продолжала молчать, будто ожидала чего-то подобного.

Я встретился взглядом с пустыми глазницами скелета, прислонённого к стене.

Добро пожаловать! Присоединяйтесь!

Уши меня подводят.

Вот цель, к которой вы стремитесь.

— …А.

К моему удивлению это было именно то, что мы искали. Небольшая комната с одним входом. Тупик.

Мир словно перевернулся.

Я прижал к себе Лю сильнее и рухнул на колени.

— Это…

Я услышал звук, который разрушал все надежды.

С того момента, как я решил выбраться вместе с Лю, прошла всего пара минут.

Нить надежды, оказавшаяся прямо перед глазами была безжалостно оборвана.

Если это работа Подземелья, то оно играет очень изобретательно и грязно. Это сокрушило мою волю с непревзойдённой точностью. Его вызывающий смех снова раздался в моих ушах.

Такова будет и ваша участь.

Как и эти авантюристы, вы будете уничтожены и забыты.

— Господин Кранелл…

Голос Лю был наполнен грустью.

Ответить я не могу. Даже не знаю, как ужасно, должно быть, сейчас выглядит моё лицо. Словно объявляя об окончании своей роли, мерцающая лампа с магическим камнем прекратила развеивать тьму. Устройство, которое привело нас к своим владельцам, перестало существовать.

Место её света заняла тьма отчаянья.

Словно пытаясь приблизить нас, погружавшихся в отчаянье, к смерти, раздался треск.

Ощутив будто к моей шее, приставили лезвие, я обернулся.

В темноте единственного ведущего сюда коридора показались три овцечерепа.

Монстры следовали по следам своей добычи.

Снова ужас заставил мой мозг застыть. Темнота охватила моё загнанное в угол сердце.

Крак-крак-крак, крак-крак-крак.

Мрачные жнецы взывали к нам из тьмы.

— …е… …ди…

Лю скривилась, потому что я прижал её к себе изо всех оставшихся сил, содрогаясь от ужаса.

Парящие во тьме маски медленно приближались.

— Не подходите…

Тихий сбивчивый шёпот вылетел из моего рта. Голос отрицания, страха и смешавшейся с ним мольбы.

— Не подходите…

Они безжалостны. Мои мольбы они сокрушат своими рогами.

Несколько монстроовец приближалось к нам из тьмы.

Вызывающий треск не утихал.

— НЕ ПОДХОДИТЕ!!!

Я поддался снедающему меня страху и заорал, а овцечерепа пригнулись к земле. Они готовились одним махом пересечь комнату.

Я поднял правую руку и направил на них.

— Вспышка!!!

В этом слове я собрал все свои ментальные силы.

Словно пытаясь отогнать окружающую нас смерть, я запустил пять огненных снарядов.

Два промазали и ударили в стены лабиринта, а оставшиеся три попали в овцечерепов.

— ?!

Они взвизгнули от прямого попадания заклинания быстрого действия.

Молниеносное пламя пронзило чёрные робы и разбило кости, монстры покатились по земле. А потом они бросились прочь, словно парящие в воздухе снопы искр их напугали.

— …а.

Вместе с тем моё тело оставили последние силы.

Истощение разума. То, что случается, когда перебарщиваешь с магией. Запасы моей силы разума истощились до предела.

Я пытался не лишится сознания и буквально не мог пошевелить и пальцем.

Я не ощутил облегчения, прогнав неизбежную угрозу, совсем наоборот, меня охватило отчаянье.

— Господин Кранелл…

Кто-то позвал меня по имени.

Но кто? Кто сейчас рядом?

Не могу слышать. Не могу думать. Не могу чувствовать.

Почему я здесь?

Что я должен сделать?

— Господин Кранелл…

Я скитаюсь по лабиринту, лабиринту, из которого нет выхода. Запутанное бесконечное место, погребённое во тьме.

Я не могу отличить верх от низа, что справа, а что слева уже неясно. Я не могу понять, где нахожусь.

Мои собственные частые короткие вдохи, казалось, тонут где-то вдалеке.

— Господин Кранелл…

Тьма, в которой свет не пронзает моё существование.

Тьма окутала моё тело и душу.

Я начал в ней растворяться…

…Шлёп!

Сухой звук.

Несколько секунд у меня ушло, чтобы понять, что он послышался от моей собственной щеки.

— Пожалуйста, успокойтесь.

Дрожание правой щеки снова вернуло мне ощущение реальности и вытащило из тьмы.

Всё перед глазами было смазано.

Я увидел пару небесно-голубых глаз.

Они смотрели на меня с вызовом.

— Лю?..

Звуки вернулись. Ощущения вернулись. Реальность вернулась на место.

Её имя вернулось, и я его назвал.

Она отвесила мне пощёчину. А теперь кивнула.

— Это может быть непросто, но послушайте меня. Для начала, вам нужно успокоиться. Дышите медленно.

Я ощутил теплоту руки, которую она положила мне на плечо. И повиновался ей.

Вдох, выдох.

И снова.

Лёгкие, которые только что бешено втягивали воздух, наконец расслабились. Прохладный воздух добрался до моего мозга и помог мне успокоиться.

Сознание прояснилось.

— Господин Кранелл, вы не должны погружаться в отчаянье.

Наблюдавшая за мной Лю выбрала правильный момент, чтобы заговорить.

— Может мы и натолкнулись на тела других авантюристов, но наше положение это нисколько не меняет. Не нужно придавать этому большое значение.

Мои глаза округлились, когда я услышал эти слова.

Мы были в худшей из возможных ситуаций с самого начала… мы оказались на глубинных этажах. Лучше не стало, но не стало и хуже.

Если задуматься, мы даже нашли комнату, которую искали. Мы делаем успехи. Лю явно дала мне понять, что надежду терять не стоит.

…И я должен признать, что она права.

Но я не могу не задуматься о том, что она осталась в здравом уме, насколько сильна её воля.

Как она могла наткнуться на сгнивших авантюристов и всё равно рассуждать так трезво?

— Господин Кранелл, отдохните пять минут.

— Но?..

— Поспите пять минут.

Лю оборвала мой удивлённый возглас и прикрыла мне глаза руками.

— П-постойте, что вы?!

— Я буду вас охранять. Вы должны поспать.

— ?!

— Попытайтесь восстановить как можно больше сил за эти пять минут.

Её намерения стали ясны. Наконец я ей подчинился.

Только вот, в каком это смысле пять минут?

— На глубинных этажах в нашем положении… пять минут отдыха — это предел.

Больше отдохнуть не получится.

Сейчас нам нужно опасаться монстров. Отдых больше пяти минут невозможен.

Я сглотнул, услышав безоговорочный тон Лю.

То, что она говорит, чистейшее безумие. Разве можно восстановиться за пять минут? Да, авантюристы становятся сверхсильными после поднятия уровня, но разве пять минут что-то изменят?

Я не знал, озвучивать ли не свои сомнения, а Лю уже их развеяла:

— Восстанавливаться, где угодно и когда угодно… таков дар авантюристов.

— !

Я растерялся.

Её слова напомнили мне слова, которые произнесла девушка, которой я восхищаюсь на вершине городской стены.

В Подземелье ты должен уметь спать, когда потребуется.

Очень важно уметь быстро восстанавливать физические силы.

Выходит… моя пригодность к жизни авантюриста будет сейчас проверяться.

Должен признать, те слова Айз я всерьёз не воспринял, но теперь понимаю… она была на сто процентов права. Нужно безоговорочно верить каждому её слову.

Я начал восхищаться ей с новым рвением, но почему-то мне представилось, как она виновато отводит взгляд. Что это за видения?

— К счастью, ваше заклинание повредило комнату. Вряд ли монстры появятся в следующие пять минут.

Лю осмотрелась.

Вспышки, которые я использовал, чтобы отогнать овцечерепов нанесли повреждения коридору. Куча обломков стен завалила проход, встав у входа небольшой баррикадой. Это был единственный вход и выход в комнату, и Подземелье предпочитает ремонт себя порождению монстров, поэтому можно было немного расслабиться.

— Сможете ли вы восстановить силы за пять минут? Для вас… нет, для нас это станет поворотным моментом.

С самого падения мы находились на грани жизни и смерти. Пять минут могут казаться каплей в море, но, если подобных передышек накопится достаточно, возможно нам удастся вернуться на поверхность.

Может отдыха всего пять минут, но это отдых.

Можно сказать это вопрос задела на будущее.

Есть ли у нас хоть какие-то перспективы? Честно говоря, я не знаю. Зато я точно знаю, что уже не ощущаю такого отчаянья и горечи, как раньше. Только благодаря Лю я сейчас вообще способен думать. Каждое её слово кажется тщательно выверенным. Её голос, в котором слышится отвага, наполняет меня храбростью. Она даёт мне слабую надежду.

— …

— …

Всё ещё стоя на коленях, я посмотрел в глаза Лю и кивнул.

Я должен ей довериться.

Используя остатки сил, я отошёл к стене, стараясь не смотреть на тела авантюристов. Я громко и неловко рухнул на пол, прислонившись к прохладной стене.

— Сначала поспите вы. Я отдохну после.

— …Хорошо.

Пользуясь её добротой, я собрался закрыть глаза. Придётся спать рядом с телами других авантюристов. Даже не знаю, смогу ли я отдохнуть в таком месте. За мгновенье до того, как закрыть глаза я встретился взглядом с Лю.

— Спите спокойно…

Её изящные губы слабо улыбались. Эта улыбка меня успокоила, и теперь я смогу поспать. Я выскользнул из этого мира.

Пять минут… хватит ли этого?

Стоило Беллу закрыть глаза, как улыбка исчезла с лица Лю. Её тело обливалось потом.

Пять минут.

Строго говоря, это минимальное время, которое позволит Беллу отдохнуть. Согласно диагнозу Лю, это было просто необходимо.

Огненные снаряды нанесли комнате повреждения. Но этого было недостаточно. Комнату нельзя было назвать безопасной. Сейчас она бы занялась разрушением всех четырёх стен, но из-за сломанной ноги это невозможно. Ей попросту не хватит сил.

Вопрос заключается лишь в том, не подвергнутся ли они за эти пять минут нападению? Шансы были невелики.

Наблюдая, как восстанавливает себя Подземелье, Лю попыталась отогнать страхи, засевшие в самой глубине её сознания.

Нельзя заставлять его переживать лишний раз… не после того, что он сделал для моей защиты. Если он не отдохнёт, то сломается…

Зачем Лю соврала Беллу? Очевидно, потому что у неё не было другого выхода.

Поскольку он истощил запас энергии разума, двигаться он не мог. Его физические силы также были на пределе. Он был на грани срыва, на грани поглощения жуткой реальностью. Отдых, пусть и короткий, был жизненно необходим, чтобы он мог действовать и дальше. Разве могла она сказать ему, что нужно разрушать стены?

Выход был только один: рискнуть жизнями и отдохнуть прямо так.

Это первый ключевой момент…

Если они выживут, сколько ещё таких рискованных решений ждёт впереди? Она попыталась высокомерно усмехнуться над своей неспособностью ничего предсказать, но не могла. У неё не было даже сил, чтобы над собой посмеяться.

Следующие пять минут ей предстоит держаться в одиночку.

Несмотря на побитое тело, она должна защитить парня и перебороть окутывавшую её темноту лабиринта.

У меня есть только Футаба… я могу бросить два меча, а значит избавиться от двух монстров… После этого останется лишь заслонить его телом.

Она вытащила короткие мечи из ножен и воткнула их в землю перед собой. Эльфийка собиралась бросить их, когда монстры окажутся в пределах видимости.

Поскольку её нога сломана и двигаться она не могла, она молилась, чтобы ей не пришлось пускать это оружие в ход.

— О-о-о-о-о-о-о-о-о-о-о…

Где-то вдалеке раздался боевой клич. Дрожь пробежала по её плечам. Хоть она и знала, что это бесполезно, Лю стала дышать тише.

Она всматривалась во тьму и молилась снова и снова. Правая нога ныла от боли, и она не могла сдержать громких вдохов.

…Я и правда начинаю волноваться, просто потому, что не могу разговаривать с господином Кранеллом?..

Тягучая темнота мрачных этажей подтачивала решимость даже ужасающей авантюристки по прозвищу Ледяной Ветер.

Это один из тех факторов, которые делают глубинные этажи такими жуткими. На них гораздо меньше света, чем на серединных этажах. Темнота проникает в каждый уголок. И эта темнота заставляет людей начинать волноваться. Она уничтожает волю и мешает воспринимать реальность. Особенно отчётливо это заметно среди загнанных в угол авантюристов, таких как Белл и Лю. Также окружение отбивает у людей чувство времени.

Триста секунд кажутся вечностью.

Сколько уже прошло?

Сколько ещё ей предстоит вынести?

Эльфийка обратилась к подсознательным часам, развитым за время экспедиций. Она прикусила губу, узнав ответ. Долго. Слишком долго. Не прошло и тридцати секунд.

Она знала, что её взгляд остекленел.

Она не могла даже контролировать прерывистое дыхание, чтобы не помешать отдыху Белла.

Зловещая тишина, разлившаяся по комнате, заставила её воображать жуткие вещи.

Разве на стене, на которую она опирается сейчас, не появятся трещины

Разве порождённый подземельем монстр не издаст свой первый крик и не снесёт ей голову с плеч?

А что касается прохода? Разве орда монстров не несётся сейчас прямо сюда?

Лю вцепилась ногтями в руку, пытаясь отогнать видения.

— …

Она отвела взгляд в сторону, потому что не могла смотреть в темноту, не могла столкнуться с реальностью. Белл спал. Его подбородок опустился на грудь, закрытых глаз не было видно. Как будто он испустил последний вздох. Но нет, он был жив. Определённо жив.

Он послушно исполнил её распоряжение и погрузился в сон.

Он чуть не сдался… но в такой ситуации подобного можно было ожидать.

В глазах Лю Белл не был жалким из-за своих метаний. Совсем наоборот, он держался более чем достойно и был собран, несмотря на тяжесть их положения. Он впервые оказался на глубинных этажах, начав с самых глубин отчаянья. Вырваться отсюда — практически безнадёжная затея. Однако, у него были моральные и физические силы для борьбы. Любой бы дрогнул, погрузившись в подобное отчаянье. Обычные авантюристы, возможно, даже предпочли бы закончить жизнь своими собственными руками.

Лю бросила взгляд на скелет женщины с кинжалом в груди.

— …Он стал заметно сильнее… — шепнула она.

Она ощутила желание коснуться покрытых пылью и кровью белых волос. Ей хотелось легонько потрепать его по волосам, но она не могла. У неё нет на это права.

Всё что она могла сейчас, искренне его похвалить и отдать ему должное. Вместе с тем, эльфийка ощущала угрызения совести. После того как он отдохнёт, ей придётся отдать ему жестокий приказ и заставить его подчиниться.

Она должна заставить его совершить настоящее варварство.

Она должна, чтобы спасти его.

Только ты должен быть спасён…

Лишь сгнившие авантюристы слышали её шёпот.

Белл ошибся.

Лю не отказалась умирать.

Она решила пожертвовать собой. Чтобы его спасти, она готова расстаться с жизнью.

Это решение сейчас поддерживало Лю.

Если бы только у нас получилось сбежать с глубинных этажей… всё было бы непросто, но дальше он мог бы пойти один… Да, как я и думала, сейчас наша цель проход на тридцать шестой этаж…

Она думала только о том, чтобы дать шанс Беллу выбраться из Подземелья живым.

Нижние этажи не так жестоки, как глубинные. Он окажется в невыгодном положении без целебных предметов, но шансы на выживание значительно возрастут.

Если бы только у них получилось сбежать из этого логова зла…

…Прошу вас, Элиза и остальные. Мне не важно, что случится со мной. Я последую за вами, чтобы заплатить за совершённые мной грехи. Но, пожалуйста, спасите мальчика…

Лю опустила взгляд, читая молитву своим умершим соратницам.

Только перед девушками из воспоминаний она позволяла себе раскрыть слабость, живущую в сильной, благородной эльфийке.

Она зажмурила глаза, как бессильная маленькая девочка.

В ту же секунду со стороны коридора раздался рёв.

Лю подняла голову.

Три костяных маски висели в воздухе.

Новые овцечерепа. Отшельники, питающиеся смертью, показались снова.

Реальность напомнила девушке, что обращение к умершим товарищам ничем не поможет.

Лю прикусила губу, взявшись за рукояти коротких мечей, воткнутых в пол.

Трое разом…

Это невозможно. Ей не справиться с тремя монстрами. Один попадёт в комнату.

Застонав от боли, Лю прицелилась в овцечерепов и бросила мечи.

Первый попал точно в цель, мгновенье спустя и второй монстр был сражён клинком. Монстры рухнули на землю.

Но этим всё кончилось.

Третий монстр ринулся к ней и уже почти запрыгнул в комнату, однако в этот момент белая рукоять появилась в его черепе.

— !!!

Поблёскивающий даже в сумраке белый кинжал сразил овцечерепа. Его бросил сидящий рядом с Лю человек.

Белл открыл глаза и бросил Хакуген.

Безжизненные кости со стуком попадали на пол.

Лю с удивлением повернулась, Белл опустил руку, которой бросил кинжал.

— …Лю.

Тонкие уши эльфийки вздрогнули от его шёпота:

— Пять минут прошло.

Целую секунду она не могла понять значения этих простых слов.

Похоже тело Белла подсознательно отслеживало прошедшее время, а также он без сомнения оставался настороже. Способность замечать угрозу даже во сне это один из навыков, развивающихся у очень опытных авантюристов, и Лю была удивлена, узнав, что Белл его освоил.

Возможно, кто-то обучил его и этому.

— …Простите, что не смогла исполнить свой долг, как полагается, я была беспечна.

— Ничего, всё в порядке.

Белл неловко улыбнулся, услышав тихое извинение Лю. Несмотря на то, что усталость не покинула парня, он словно преобразился в сравнении с собой пятиминутной давности. В его голосе ощущалось гораздо больше уверенности.

Лю предположила, что с его разума спала пелена. Пяти минут недостаточно, чтобы восстановить физические и моральные силы, но это время не прошло даром.

— Теперь ваша очередь спать, Лю.

— …Хорошо, если вы настаиваете.

Пять минут они пережили. Тяжёлая ноша упала с плеч Лю.

Истощение навалилось на неё неожиданно. Её веки потяжелели.

Она тоже была на пределе своих возможностей.

— Господин Кранелл… разбейте, пожалуйста, стены, чтобы монстры не появились.

— Понял.

После этого девушка прислонилась к стене. Тяжёлая сонливость окутала её словно одеяло. Она не сопротивлялась.

Разум опустел.

Лайон, Лайон.

Она услышала знакомые голоса.

Голоса членов её Паствы.

Она погрузилась в мир снов, следуя их зову.

— …Лайон, ты меня слышишь?

Лю подняла взгляд.

Милая девчушка с гладкими рыжими волосами и зелёными глазами смотрела на неё, подняв брови.

— А ты смелая, раз засыпаешь, когда с тобой твой командир разговаривает!

Рыжеволосая девушка была явно недовольна и погрозила Лю пальцем.

— Прости, Элиза. Слегка забылась.

Она почтительно извинилась.

Тот факт, что перед ней стояла рыжеволосая девушка, не вызвал у неё удивления.

— Ну, раз уж ты признаёшь свою вину, — девушка расплылась в широкой улыбке.

А. Это сон.

Лю поняла это сразу.

Доказательством послужило то, что её тело ей не повиновалось. Губы произносили не те слова, которые она хотела произнести, словно она просто погрузилась в воспоминания.

Сон воспроизводил события, случившиеся пять лет назад.

Она была в очень важном для себя месте, в то время, когда любимая и дорогая ей семья была ещё жива.

— Ну и когда наша высокоблагородная эльфийская леди успела стать такой соней? На ходу засыпаешь… Вот уж кому за моими навыками точно не угнаться! — заявила девушка с чёрными волосами.

— …Я не сонная, Кагуя. И хватит так меня называть. Это сильно раздражает.

— Хватит её дразнить, Кагуя. Даже сильнейшие авантюристки становятся вялыми в такие дни месяца. Она же девушка, в конце концов! — встряла в разговор девушка-полурослик с персиковым цветом волос.

— Как грубо, Лира. Да и… н-н-не то сейчас время!

Лю скривилась и подняла голос. Если бы кто-то из друзей Белла или сам парень увидел Лю такой, как сейчас, они бы сильно удивились.

Она казалась моложе, а её лицо выражало гораздо больше эмоций.

Только близким друзьям она позволяла видеть свою молодую и эмоциональную сторону.

Нынешняя Лю всё это растеряла.

— А, так у тебя месячные, Лайон! Прости, я не поняла. Знаешь, в Подземелье зевать нельзя. Постарайся, пожалуйста, собраться! — Элиза подмигнула и снова погрозила Лю указательным пальцем.

В ответ Лю взорвалась:

— Не воспринимай их слова всерьёз, Элиза!

Другие участницы Паствы расхохотались, а эльфийка покраснела до кончиков ушей.

Паства Астреи.

Возглавляемая богиней Астреей Паства избрала в качестве символа крылатый меч правосудия.

В тёмные дни, когда Орарио окутывало зло, Паства Астреи вместе с Паствой Локи и Паствы Ганеши сражалась за поддержание мира в городе. Все одиннадцать её участниц были девушками. Они были волевыми, отважными и героическими воительницами, которые внушали страх. Немало подлых авантюристов бежали, поджав хвосты, завидев небольшой отряд элитных воительниц.

— Итак, дамы, самое время собраться. Поговорим о справедливости. Битва со Злодеями скоро достигнет апогея. И для этой битвы нужно вернуть пыл, с которым мы начинали эту борьбу!

Среди ярких участниц Паствы, Элиза Ловелл сияла ярче остальных. Она пригласила Лю присоединиться и стала эльфийке подругой. Волосы цвета заходящего солнца, обычно стянутые в конский хвост, идеально подходили её характеру. Если видеть во всём хорошее, можно было сказать, что она была открытой и прямолинейной. Если же описывать всё как есть, многим могло показаться, что она действует нагло и необдуманно. В первую же встречу с Лю девушка уверенно заявила: «Тебя зовут Лю? Как-то простовато! Буду звать тебя Лайон!» Именно поэтому все в Пастве, кроме покровительницы Астреи, звали её именно так.

Но Лю уважала Элизу.

Та всегда задумывалась о будущем, ко всем была добра и была честнее, чем кто-либо другой из знакомых Лю.

Элиза стала её первой подругой.

— Мы правда о справедливости будем говорить? Что и сказать-то не знаю…

— Простейшее проявление справедливости — это сотворение добра, не ожидая за это награды…

— Но разве, когда ты творишь безвозмездное добро, это не вызывает самодовольства?

— А если ты чего-то ждёшь в ответ, это уже расчётливость. К настоящей справедливости это даже не близко.

— Строго говоря, справедливость — это всего лишь инструмент, оружие, которое используется, чтобы достичь цели, и бесцветный флаг, которым оправдывают жестокие слова и поступки.

— Постойте, давайте от этого отойдём. Крылатый меч, которому мы себя посвятили, не имеет ничего общего с такой справедливостью.

— Вот оно, теоретик Лю в действии!

По приказу Элизы все члены Паствы собрались в одной комнате, чтобы начать обсуждение. Начались пылкие споры, их подогревал взрывной темперамент девушек. Элиза оглядела комнату и довольно кивнула:

— …Итак, давайте подведём итог! Даже божества не могут дать ответ на вопрос «что такое справедливость?», конечно же и у нас не получится, как бы мы не старались! Да, ответ дать невозможно!

Элиза была спонтанной и безответственной ровно настолько, насколько это требовалось, чтобы угомонить поднявшиеся споры.

Члены Паствы с негодованием посмотрели на командиршу, прервавшую разговор на тему, которую она сама и подняла.

— Любой может рассказать о своей справедливости. Но вместо поиска «настоящего» правосудия среди бесчисленного множества мнений, давайте сокрушим злодеев, которые собираются под знаменем правосудия ложного!

— !

— Когда злоба и фальшь исчезнут, родится гармония. Люди будут счастливы! Мне кажется, именно это и есть справедливость для нас, членов Паствы Астреи!

Порой ей удавалось как бы невзначай говорить удивительные вещи.

— Не нам нести справедливость на своих плечах, потому что однажды такой груз может нас сокрушить. Им нельзя хвалиться, потому что это всё равно, что навязывать людям свою волю!

— Элиза…

— Справедливость нужно прятать!

Члены Паствы не сводили с Элизы взглядов. Напряжение в комнате развеялось, на девушку смотрели, подняв брови. «Снова её занесло!» — как бы говорили взгляды. После покровительницы, Астреи, Элиза была самым уважаемым членом Паствы.

— И вот я снова поразила вас своей мудростью, вот оно! Хе-хе, а я хороша, да?

Также Элиза зачастую говорила совсем необязательные фразы. В этот раз она заговорила о себе, горделиво выпятив грудь, положив на неё руку и довольно прикрыв глаза.

Как я скучаю по тем дням!

Так подумала Лю, наблюдавшая за разворачивавшимся действом.

Здесь были те, кого она считала семьёй.

Если бы она могла вернуться, она бы вернулась.

— Итак, переходим к основной задаче! От Гильдии мне удалось узнать, что на нижних этажах замечена активность Злодеев.

Эта фраза заставила Лю ощутить холод.

— Злодеи… это Паства Рудры?

— Да. После той жуткой стычки на двадцать седьмом этаже Паствы Гильдии понесли серьёзный урон, но и Злодеям мы нанесли сильный удар. Скорее всего теперь они могут действовать только так глубоко.

— В тот раз было сложно, потому что Паства Локи была занята контратакой. Они не рассчитывали на нашу храбрость.

Разум Лю содрогнулся при воспоминании об этом разговоре с Элизой и остальными.

Он состоялся за день до того, как случилась катастрофа.

В тот день они не имели понятия, что их ждёт.

Но Лю из настоящего всё помнила.

— Нам, Пастве Астреи, поручили изучение нижних этажей. Если что-нибудь найдём, будет неплохо, ещё лучше будет помешать планам врагов и просто замечательно, если нам удастся поймать Паству Рудры.

Нет, нет.

Джура и другие члены Паствы Рудры намеренно распространили слух. Связанные с ними члены Гильдии его поддержали. Потому Паства Астреи отправилась в Подземелье навстречу бедствию.

— Вам не кажется, что это ловушка? Как и кошмар на двадцать седьмом…

— Даже если это ловушка, мы можем только пойти. Нельзя допустить, чтобы подобная трагедия повторилась.

Элиза покачала головой, отвечая на слова девушки-полурослика.

Лю уважала её за прямой, наполненный гордостью и справедливостью взгляд. Но сейчас этот взгляд говорил о том, что их судьба в тот день была предопределена.

Элиза, это плохое решение!

Не важно, как громко она кричала, её слова не были услышаны.

Как отчаянно она бы не звала их из своего неподвижного тела, сон продолжался таким, каким она его запомнила, ведущим Элизу и остальных к отчаянью.

— Мы выдвигаемся сразу после собрания. Собирайте вещи.

Это плохое решение!

Стойте, Кагуя, Лира!

Вы… вы не должны туда идти!

Крики были бесполезны. Элиза отвернулась и вышла из комнаты.

Остальные члены Паствы последовали за ней, а Лю из сна шла вместе с ними.

В комнате осталось только сознание сегодняшней Лю.

Стойте.

Постепенно дом Паствы начал размываться, пока не обратился в яркий белый свет.

Остались только спины удалявшихся подруг.

Они шли вперёд, не оглядываясь. Они шли к сияющему вдали свету. Они оставили Лю позади, словно за стеклянной стеной.

Стойте.

Кагуя, Лира, Нойн, Неже.

Аста, Лиана, Кельти, Иска, Марью.

Она кричала их имена, но ответа не слышала.

Они уходили всё дальше и дальше.

Только Лю оставалась позади. Не осознавая, что она делает, Лю отчаянно потянулась к спине рыжеволосой девушки.

Элиза.

Она видела растворяющийся в свете, так и не повернувшийся к ней силуэт.

— Элиза…

Тихий шёпот сорвался с её губ.

Я не мог не услышать.

Мы в комнате, в которой лежат тела других авантюристов.

Как и сказала мне Лю, я повредил все четыре стены. Я колол, резал и бил по ним рукоятью Божественного Кинжала. На время это точно остановит появление монстров. Короткие мечи Лю, Хакуген, я принёс обратно.

Услышав слово, которое она прошептала я сел с ней рядом.

От выражения её лица мои губы сами собой сжались.

Встретив кого-то в своём сне, она стала очень грустной.

— …

Я снова окинул комнату взглядом. Я что-то услышал и ощутил. Заглянув в коридор, я увидел костяную маску.

Овцечереп снова пришёл за нашими жизнями. А может просто забрёл сюда по прихоти.

Всего один… значит…

— …Если пойдёт сюда, использую заклинание.

Я вытянул правую руку, собрав в ней энергию разума, восстановленную отдыхом.

Ни за что я не дам ему понять, что я устал. Я продолжал сидеть, пытаясь всем своим видом показать свою готовность к бою.

Овцечереп следил за моими приготовлениями к «выстрелу» пустыми глазницами, а потом отступил в темноту. Должно быть, он ощущает угрозу от моего заклинания.

Если бы мы были на серединных этажах, он наверняка бросился бы на меня, не раздумывая. Должен признать, разумность монстров глубинных этажей заслуживает уважения. Сражаются они яростно, но, похоже, что и за тактикой следят.

Протяжно вздохнув, я снова посмотрел на Лю.

…Кажется, настолько беззащитной я её ещё не видел…

Её глаза закрыты. Тело разбито. Может дело в обстоятельствах, но окровавленное, покрытое грязью лицо излучает какую-то неуловимую красоту. Она словно раненная фея, спящая рядом с источником в свете луны. Я должен за ней присмотреть. Поэтому я сел к ней так близко.

Её тёплые плечи так близко, что из-за малейшего моего движения мы сталкиваемся… как по мне очень мило выглядит. Всему виной наше положение, я ничего не могу поделать.

Этим узким плечам приходилось слишком долго бороться.

Окровавленная и испуганная авантюристка Ледяной Ветер бросалась в самое пекло.

— Элиза…

Она повторила то имя. Она звала кого-то, как маленькая девочка.

Можно ли было подумать, что эта изящная и могучая воительница может быть такой слабой.

Я даже не знаю, какая Лю настоящая.

Я… просто хочу её защитить.

Я хочу защитить девушку, которая, сама того не желая, показала мне свою слабость.

Кажется, это желание возвращает мне силы.

— …Элиза… Постой…

Пять минут прошли.

Но я позволю ей отдохнуть ещё немного.

Всё будет в порядке, я уверен. Я позволю ей поспать и продолжу нести дозор.

Пусть она ещё хотя бы немного побудет с обитателями её снов.

Вскоре Лю открыла глаза.

Грациозная эльфийка вернулась. Я ничего не сказал по этому поводу.

Наверное, как и я, она вернула себе немного сил. Цвет её лица стал более здоровым.

Время действовать.

Тем, кто её ищет, даруй милость исцеления… Природное Исцеление.

Из руки Лю полился тёплый свет, окутав её правую ногу. Хоть в норму она не вернулась, ранения на привязанной к использованному в качестве планки кинжалу ноге начали затягиваться. Лю недовольно смотрела на результат.

После того как к нам вернулось немного энергии разума мы использовали заклинание восстановления Лю. Пришлось убеждать её, чтобы она вылечила себя, наотрез отказываясь от исцеления. По крайней мере, она должна восстановить сломанную ногу, потому что поддерживать её на бегу слишком утомительно. Так я ей сказал, и после этого она, наконец, меня послушала.

Её намеренье исцелить меня первым напомнило мне, насколько она упряма. Передвигаться быстро у нас всё равно не получится, но, по крайней мере, теперь она сможет идти сама.

— Для начала оценим наше положение.

— Хорошо.

Я посмотрел Лю в глаза. Мы склонились на колени и, приглядывая за входом, начали тихо переговариваться.

— Я не знаю, в какой части тридцать седьмого этажа мы сейчас находимся. Мы истощены и ранены. Мы практически в безнадёжной ситуации.

То есть, невозможно понять, что нас ждёт. Я мрачно кивнул.

Не стоит и говорить, что незнание своего положения в Подземелье подобно смерти. Бродить, не понимая куда ты направляешься, — верный и очень короткий путь на тот свет.

То, что мы отдохнули, ужаса нашего положения не изменило. Мы по-прежнему слишком слабы для сражений с монстрами глубинных этажей. Если бы была возможность, я бы искупался в эликсирах и рухнул в кровать.

— Способов исцеления у нас также нет. Мы можем только поддерживать наше жалкое состояние моим заклинанием.

Мы использовали её заклинание для лечения её ноги и очень долго не сможем им воспользоваться снова. Строго говоря, я уже не надеюсь исцелить левую руку. Когда мы спорили, что нужно лечить, её ногу или мою руку Лю сорвала Шарф Голиафа и охнула. Начиная от плеча, рука превратилась в жуткую смесь плоти и костей, даже мне не хотелось на это смотреть.

Впрочем, я ещё могу ей шевелить. Значит всё в порядке.

Нет, конечно, болит она так, что помереть хочется, и чёртов пот никак не перестаёт идти.

Когда мы вернёмся на поверхность, возможно придётся заменить руку на протез.

…И это не шутка.

— Нам не хватает экипировки. Если честно, оружия, которое у нас есть, явно недостаточно для сражений на глубинных этажах. О запасе предметов и говорить нечего.

Я коснулся того места, где был мой мешочек с зельями, расплавленный желудочным соком вирвелла, а Лю продолжила делать неутешительные заключения. Из оружия у нас Хакуген, Кинжал Гестии и два коротких меча Лю. Можно было бы добавить Шарф Голиафа, но я сомневаюсь, что он способен послужить чем-то, кроме импровизированного бинта для моей руки и нарукавника, по совместительству.

Мою экипировку срезало когтями монстра, а остатки проплавило кислотой ламбтона. Вряд ли что-то защитное от неё осталось. У нас всё настолько плохо, что голова идёт кругом.

Лю продолжила:

— Что до помощи извне… на неё лучше не полагаться. Даже если ваша Паства сможет до нас дойти, пройти до глубинных этажей у них не получится.

Мы прыгнули с двадцать седьмого этажа на тридцать седьмой. Авантюристы подобной аномалии ожидать не могут. Моя слабая надежда заключалась в Мари, видевшей наш бой. Но даже если она каким-то чудом свяжется с Лили и остальными, сколько времени у группы спасения займёт путешествие до глубинных этажей?

Дни? Неделя?

Что же до возможности натолкнуться на других авантюристов, путешествующих по глубинным этажам… об этом лучше тоже забыть. Подобные слишком уж оптимистичные мысли не дадут надежды, они станут ядом, который подточит волю.

Побелевшие кости авантюристов, на которые упал мой взгляд, стали тому лишним подтверждением.

Надеюсь, у Лили и остальных всё хорошо…

Неожиданно я задумался о своих друзьях. Они остались на двадцать пятом этаже, а значит жуткое беснование монстров должно было обойти их стороной.

Ну а пока надо бы унять волнение, которое начинает разрастаться только сильнее, когда я задумываюсь об остальных. Если мы не выберемся живыми, я всё равно не узнаю, как у них дела.

— В нынешних условиях… лучшим вариантом было бы направиться к проходу, соединяющему этот этаж с тридцать шестым.

Наконец указав на всё то, о чём нам стоит беспокоиться Лю предложила план, который поможет нам выбраться.

— Значит вы предлагаете побег на нижние этажи? Но даже если мы справимся…

— Знаю. Безопасность нам не гарантирована. И нам придётся проходить нижние этажи.

Первая безопасная зона глубинных этажей тридцать девятый этаж. Он двумя этажами ниже.

О том, что чем ниже ты забираешься в Подземелье, тем больше становятся этажи, и говорить не приходится. Тридцать седьмой этаж мог бы вместить в себя весь Орарио. Вместо того, чтобы спускаться ещё два этажа будет лучше вернуться на нижние этажи. Пытаться прорваться в безопасную зону, как мы сделали это на серединных этажах, будет гораздо опаснее. Для начала потому, что структура лабиринта в этом месте не подразумевает множество провалов.

— Шансы на выживание на нижних этажах гораздо выше, чем на глубинных. На нижних этажах можно питаться фруктами и ягодами… Плоды Подземелья. То есть, найти там воду и еду гораздо легче.

В этом есть логика. Я кивнул, показав, что я это понимаю.

По крайней мере о еде беспокоиться не придётся. Вдобавок, монстры там не такие яростные и их меньше. В сравнении с глубинными этажами, нижние этажи заметно легче.

— С этого самого момента наша энергия разума жизненно важна. Очевидно, нам следует избегать сражений с монстрами настолько, насколько это возможно, и использовать заклинания исключительно в крайних случаях.

Пусть мы и будем использовать заклинание Лю для восстановления, нужно оставлять ей силы разума. Бездумная трата всех сил на заклинания и навыки ни к чему хорошему не приведёт.

Вот так, будем придерживаться этой тактики и попытаемся дойти до нижних этажей.

— Для начала нужно попытаться обзавестись нужными предметами и экипировкой для путешествия через глубинные этажи.

Было бы здорово и воду найти.

На этом Лю закончила свою речь.

Возражений у меня не было. То есть, разве у нас есть другой выбор?

Только вот, где бы нам достать всё нужное? Я уже собирался задать этот вопрос, но тут заметил.

С лица Лю исчезли эмоции.

— Лю?

Её губы открылись и закрылись.

Я заметил признаки замешательства на её ледяном лице. Она мешкала прежде, чем заговорить. Словно собиралась сказать нечто запретное.

Она отвела взгляд…

— ?..

…Посмотрев на тела авантюристов.

Почему-то у меня плохое предчувствие. Почему-то волосы встали дыбом.

Наконец, она заговорила:

— Мы оберём мёртвых и заберём их вещи.

Её слова пронзили уши.

— …Что?

Я не понял, что она сказала. Что-то бессмысленное. Я посмотрел на неё с глупым выражением на лице, а она повторила:

— …Мы заберём экипировку с тел и будем её использовать.

Тихим голосом она словно убеждала не только меня, но и себя.

Как только я понял, что она говорит, я возмутился:

— П-Постойте!!! Хотите сказать, мы ограбим мёртвых?!

Мародёрство.

Обычно среди авантюристов существует негласное правило. Если находится мёртвое тело, его забирают на поверхность. Нарушение этого правила и кража чего-то у трупов худшее из того, что можно сделать.

Ограбление могил, сбор вещей мёртвых, мародёрство… Разные слова витали в моей голове. Почему-то меня пробил пот. Глаза застыли на месте. В рту пересохло. А когда я собирался выразить одолевавшие меня эмоции, Лю не позволила мне и заикнуться:

— Они потерялись в Подземелье, и мы их используем. Они уже умерли, а мы ещё ищем выход… Сейчас мы не в том положении, чтобы разбираться в методах.

Решительные и мрачные слова Лю разнеслись по комнате.

Я сглотнул.

Она не потерпит пререканий.

— …Я займусь женщиной. Вы — мужчинами.

Она поднялась.

Подтягивая правую ногу, она подошла к женщине в длинной юбке, и, встав на колени, начала обыскивать.

— ?!

Она безжалостно разорвала потрёпанную юбку, разрезала кинжалом пояс и ремни красной сумки для зелий. Рука скелета, словно в ответ, выскользнула из рукава, а светлые волосы веером рассыпались по полу.

Пожалуйста, хватит!

Я не хочу видеть вас такой!

Я не стал озвучивать то, что кричало моё сердце.

Я смотрел на лицо Лю, её большие глаза были наполнены волнением, она не смотрела в ответ. Я видел, что она сомневается. Она не могла не сомневаться. Совесть Лю развита даже сильнее моей. Наверняка сейчас она харкает невидимой кровью.

Для величественных эльфов нет ничего хуже, чем осквернение мертвецов. Но она растоптала свою гордость и надела маску жестокости, чтобы обобрать мёртвых.

Она делает это ради выживания. Она делает это ради себя… или меня?

Потому что это долг главы группы?

Наблюдая как Лю методично лишает тело собственности, я не мог сдержать эмоций. Я прикрыл глаза и сжал кулаки, словно вот-вот разрыдаюсь.

— !!!

Используя бесполезные ноги, я бросился к другим скелетам авантюристов.

Я встретился взглядом с пустыми глазницами тела, лежавшего у стены. На мгновенье я зажмурился.

После я положил руки на броню и немедленно её сорвал.

От этого движения мир закружился перед глазами. Дыхание сбилось. Голова начала кружиться. Что-то горячее подступило из живота к горлу.

Нет, никакой рвоты. Это вопрос выживания. Обезвоживание лишь приблизит смерть. Прижав руки ко рту, я вынудил себя проглотить то, что подступило к горлу.

Перед глазами всё стало расплывчатым. Нет, слёзы пускать тоже нельзя. Нельзя лишать себя и капель воды.

И поэтому. Именно поэтому. Я сжал зубы и начал осматривать мертвецов.

Мне жаль. Простите меня, но я не могу сейчас умереть. Снимая с авантюристов экипировку, я снова и снова повторял про себя извинения. Я уверенно забрал с белых костей меч и защитную экипировку.

Вот что значит быть авантюристом.

И это тоже.

Когда тебя загоняет на грань между жизнью и смертью, ты обворовываешь трупы.

Я с самого начала знал, что эта профессия не связана с высокими манерами. Я думал, что давно это понял. Но, наверное, часть меня так и осталась наивной.

Говорить что-то о решимости сейчас… простая софистика…

Всё очень просто… я хочу жить.

Я пообещал, что отплачу за их потерянные жизни, выжив сам.

Я снова и снова повторял мертвецам слова утешения, разумеется кости ничего не отвечали.

Всё же, меч, который я у них украл, говорил мне о том, что раз я авантюрист, я должен перетерпеть.

По крайней мере так я понял тусклый блеск лезвия в сумраке.

— Хуфф, хуфф!..

Тяжело дыша, с обеими руками на земле, я поднял взгляд.

Передо мной лежали предметы авантюристов, их экипировка и всё остальное.

Длинный меч с потрёпанным клинком, треснувший жезл, несколько кинжалов, броня, магическое перо, несколько потерявших цвет зелий, засохший кусок хлеба и ещё несколько мелких предметов. Имущества оказалось довольно много, но один предмет привлёк наше с Лю внимание.

— Частичная карта этажа…

Прислонённый к стене скелет сжимал в руках свёрнутый кусок ткани.

Крестом в уголке, наверное, была отмечена их база, то есть, эта комната. Отсюда красными линиями был вычерчен сложный лабиринт.

Они занесли на карту довольно большой кусок местности. Насколько я видел, изучая этаж, они снова и снова натыкались на тупики, однако продолжали расчерчивать карту, несмотря на подавленность, которую должны были ощущать.

Кажется, они, как и мы, заблудились в этом месте и надеялись найти выход.

В процессе их силы иссякли.

— Думаю в последние минуты они были разочарованы… но нам эта карта очень сильно поможет.

Я кивнул, соглашаясь со словами Лю, сказанными над развёрнутой на полу картой. Нам нужно найти место, в котором карта обрывается и продолжить её зарисовывать. Нужно прочертить линию, которая приведёт нас домой.

— …Скажите, Лю, может какие-то места на карте вам знакомы?..

— Нет… тридцать седьмой этаж слишком большой. Я не изучала его досконально. По крайней мере, такого лабиринта я не помню.

Я надеялся, что она хотя бы может понять в какой мы части этажа, но исход оказался не таким радужным. И всё же…

— На глубинных этажах я бывала много раз. Я помню главный путь.

— Значит…

— Да. Если подберёмся к главной дороге, я смогу привести нас к проходу на тридцать шестой этаж.

Лю посмотрела на меня, и я увидел блеск в её глазах.

Едва различимая, но всё же надежда.

— Что касается их вещей… заберём столько, сколько сможем унести. Мы не знаем, что может понадобиться.

— Ясно…

Оторвав взгляд от карты, я посмотрел на гору предметов.

Зашив порванный рюкзак шнурком, я начал собирать в него вещи. Я складывал даже то, что казалось непригодным, вроде побитой и поржавевшей фляжки и пустых фиалов от зелий. Лю сменила потрёпанную боевую одежду на одежду авантюристки. Я не мог не покраснеть и отвернуться, хотя едва ли сейчас вообще можно задумываться о подобных вещах.

Снова осмотрев имущество авантюристов… я заметил, что у них было немного еды, хоть и высушенной или испорченной. Получается, жажда и голод напрямую на их смерти не повлияли. Хоть зелий у них осталось немало, я не вижу противоядий. Не думаю, что исследовательская группа могла забыть взять их с собой… значит, они всё использовали? Выходит, причиной их смерти стало что-то, что вызвало отравление?

Объяснение кажется уместным. Потерявшись, по какой-то причине они сделали эту комнату своей базой и искали из неё путь наверх. Но прежде, чем они успели выбраться, их отравил монстр. Они снова смогли здесь укрыться, но не могли избавиться от отравления с тем, что у них осталось…

В то время, как один за другим её товарищи умерли, оставшаяся одна во тьме глубинных этажей авантюристка сошла с ума и лишила себя жизни.

Я не мог не посмотреть в сторону скелета, державшего кинжал в груди.

— …Господин Кранелл.

Словно что-то заметив, Лю перевернула карту и протянула её мне.

На ткани была эмблема Паствы, скорее всего это был флаг. Поскольку бумаги под рукой не было, авантюристы были вынуждены рисовать карту прямо на гордом символе их Паствы. Однако из-за этого их символ стал неразличим.

В уголке красными чернилами были написаны слова на Коине.

— Глубочайшие изви… прос… М… Мама… не можем вернуться.

Я прочёл их последние слова, некоторые из которых были неразличимы. Представляя последние минуты жизни группы из трёх человек, мы с Лю ощутили горечь.

— …

— …

Перед тем как уйти из комнаты, забрав их оружие и экипировку, мы с Лю положили тела в центре комнаты, со скрещенными на груди руками. Мы молча извинились и помолились за них.

Это заняло всего несколько секунд.

Подземелье — логово монстров. Нельзя позволять себе мешкать из-за эмоций.

Мы покинули комнату, попрощавшись и поблагодарив безымянных авантюристов.