Том 15    
Глава 2. Эй, мир


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
razgildyai
21 ч.
здорово наконец увидеть происходящее с точки зрения Харухиме. Она такая лапочка)
спасибо за перевод)
dars
1 д.
Спасибо за главу

Ошибки:
Глава 7
"едва сводят конца с концами" - концЫ с концами
"Муки сови?" - тут так и должно быть? мол Микото не выговорила или всё же "Муки совести"?
"от идеи быт служанкой" - бытЬ
"всегда преследовала целям" - целИ
"не прекращала саморазвития" - саморазвитиЕ
"сел, отперевшись на спинку" - оперившись
Отредактировано 18 ч.
miki_n
2 д.
Большое спасибо за перевод, и хотелось бы узнать, раз анлейта 16 тома ещë ждать несколько месяцев, будет ли на это время возобновлëн перевод спин-оффа про Айз?
kristonel
2 д.
На это время у меня назначен перевод "хроник", двух однотомников про Лю и Паству Фреи
miki_n
22 ч.
Понял, спасибо за ответ) Буду ждать значит эти однотомники)
dars
2 д.
Ошибки:
Глава 4
"тела были найдены одним авантюристов" - авантюристоМ
Глава 5
"Первые представляю собой" - представляюТ
Отредактировано 2 д.
kristonel
2 д.
Пофикшено
lufog
4 д.
Интерлюдия. Старательная принцесса и неусыпный шиноби
Ошибка в:
к появившимся в конце прохода монстров лицом
Исправление:
к появившимся в конце прохода монстрам лицом

Интерлюдия. Старательная принцесса и неусыпный шиноби
Ошибка в:
она слишком задаётся.
Исправление:
она слишком зазнаётся.
Отредактировано 4 д.
kristonel
2 д.
Пофикшено. (задаётся правильное слово)
isaak2
8 д.
Вопрос сколько томов вышло?
lifespirit
7 д.
15 и вышло. Следующий будет 20 июля: https://danmachi.fandom.com/wiki/DanMachi_Light_Novel_Volume_16
kristonel
7 д.
На японском вышло 16, скоро выйдет 17й. Я пока не готов переводить тома с японского, просто держу в курсе. Если получится выучить язык (появится для этого мотивация), то 18й том буду переводить с оригинала.
lufog
9 д.
Омори совсем кукухой поехала, у нее уже 10 летние дети он прикосновения к груди краснеют. А кровь носом не идёт?
Отредактировано 8 д.
kristonel
7 д.
Таки поехал. Я всех запутал когда предположил что это дама, но в одном из послесловий его слова переводили явно в мужском роде (до того послесловия определить его пол было невозможно).
lufog
9 д.
Глава 5. Синее пламя
Ошибка в:
позволит им выгоду
Исправление:
посулит им выгоду
Ну или:
 позволит им получить выгоду
Отредактировано 8 д.
kristonel
7 д.
Пофикшено
dars
11 д.
Ошибки
1) За место иллюстрация для 2 главы стоит иллюстрация из интерлюдии, вот картинка если надо:
https://static.wikia.nocookie.net/dungeon-ni-deai-o-motomeru/images/e/e2/DanMachi_Volume_15_77.jpg/revision/latest?cb=20190613151516

2) Глава 2:
"погрузившись мысли" - погрузившись В мысли
"но Гестия не могла не могла не подумать" - но Гестия не могла не подумать

3) Интерлюдия. Я, его советница:
"у Эйне не довелось узнать" - у ЭйнЫ
kristonel
9 д.
Всё пофикшено
lufog
15 д.
Глава 3. Пепельная девочка
Ошибка в:
На не могла вынести мысли
Исправление:
Она не могла вынести мысли
kristonel
15 д.
Пофикшено
akuma
20 д.
Интерлюдия. Рост, настоящее и чёрный хлеб
Ошибка в:
Чёрные волосы длинные и закрывают глаза.
Исправление:
Чёрные длинные волосы и закрытые глаза.
kristonel
19 д.
Всё пофикшено
akuma
20 д.
Интерлюдия. Рост, настоящее и чёрный хлеб
Ошибка в:
пережил целю цепочку
Исправление:
пережил целую цепочку
razgildyai
25 д.
Хашана, плак-плак. RIP
bmnb
25 д.
Выходит тенденция, где чтобы поднять уровень, нужно получить пиздюлей. Почему нет услуги по выдаче архипиздюлей на заказ? Авторская недоработка.
didgik
26 д.
немного недопонял. можно было апнуть уровень, но Гестия не стала этого делать?
Отредактировано 18 д.
razg1lday
26 д.
Чем выше уровень характеристик у авантюриста перед апом уровня, тем сильнее он будет после. Гестия может сейчас перекинуть его на следующий уровень, но не делает этого, так как хочет, чтобы Белл поднял характеристики ещё выше
kristonel
25 д.
Скорее дело в том, что у Белла ещё недостаточно "мегаэкселии" которая нужна для перехода на новый уровень, но ему требуется практически плевок.
razgildyai
24 д.
скорее чтобы он не привлекал еще больше внимания, а то его уровни растут как на дрожжах. Он и полугода в Орарио вроде не провел, а уже был бы 5 уровня. Обычные авантюристы этого годами добиваются. Та же Айз была на 5 уровне 3 года.
anarhok
26 д.
Начальные иллюстрации меня пугают
bmnb
26 д.
>>50123
Они всегда такие. И обычно не имеют отношения к сюжету.
one1armed1camper
27 д.
Пролог. Отдых авантюриста
Ошибка в:
Харухиме и интересом наклонила голову.
Исправление:
Харухиме с интересом наклонила голову.
kristonel
26 д.
Пофикшено

Глава 2. Эй, мир

Усеивавшие ночное небо звёзды поблёскивали, словно направляя земных путников.

Здесь в темноте стоял одинокий парень.

Он остановился у небольшой скалы, расположенной неподалёку от мирной горной деревушки. Ночной ветер трепал белые волосы, паренёк замер перед могилой.

Сделанные из дерева и камня отметины лишь помечали могилу. В земле не было останков. Единственной целью этого памятника была отметка о потере значимого человека.

Парень не пытался покинуть это место. Сомнения и мольбы, о помощи, которые были обращены к могильному камню оборачивались вопросами самому себе. Единственный источник любви и защиты в его жизни был вырван из его жизни, и ответить на свои вопросы теперь мог только он сам.

Он продолжал стоять, рубиновые глаза моргали, а ночное небо и горы за ним наблюдали.

Он увидел…

— …Падающая звезда.

Над его головой пронеслась яркая вспышка.

Парень поднял взгляд и увидел синеватую вспышку света.

Разбрасывая в пути множество искорок, сияющая точка летела по ночному небу, оставляя за собой дугу света.

Падение длилось всего несколько секунд. Синяя звезда исчезла к западу от деревни парня.

— Может, это… божество?

Интуиция подсказывала парню, что он увидел спуск бога с небес на землю.

Но это случилось за полгода до того, как он ступил в город Лабиринта Орарио и получил ответ на свой вопрос.

Момент был особым.

Звери и монстры разбежались, а падающая синяя звезда пересекла небо и замедлилась прямо у земли.

Будто пытаясь избежать яркого, приносящего людям проблемы появления, падающая звезда, синяя сфера света, зависла в воздухе и мягко приземлилась. За мгновенье до того, как сфера рассыпалась на миллионы светящихся осколков, в ней показался силуэт.

Свет погас, на его месте возникла одинокая девушка.

Её выделяли прекрасные черты, она была на границе между «девочкой» и «девушкой». За её спиной были чёрные, как смоль, длинные волосы, её рост был небольшим, в отличие от заметно выдающейся груди.

Скользнувшая с ночного неба девушка стояла на траве босиком.

— Хах! Так это и есть мир смертных! — проговорила она чистым голосом, осмотрев открытое поле необычайно синими глазами. Вдалеке виднелся лес. Запах травы витал в воздухе. Раздалось уханье совы.

Мягкие круглые щёки девушки полыхнули от неожиданного прилива ощущений, захлестнувших её.

Девушка, богиня Гестия, какое-то время изучала то, что её окружало, а потом раскинула руки и крикнула:

— Здесь совсем не так, как на небесах! Наконец настала моя очередь спуститься… Вот так и началась моя жизнь в мире смертных! — глаза Гестии блеснули, когда она посмотрела в ночное небо с видом победительницы.

Наконец, она решила изучить себя.

Она ограничила арканум, поступая как того требуют правила, на которые согласились все божества, чтобы насладиться временем, проведённым среди смертных. Тело, которое у неё сейчас было, не обладало никакими признаками небесного всемогущества.

Тонкие руки и ноги были слабыми на вид, но Гестия была ими довольна. Взглянув на себя, она была довольна тем, как всё обернулось.

— А теперь… Кажется я должна была приземлиться неподалёку. — Гестия осмотрелась, налетевший ночной бриз растрепал её волосы. Она посмотрела налево, направо, а когда обернулась издала негромкое «А!», увидев место своего назначения.

— Вот и оно.

Почти на границе зрения она увидела одинокую белоснежную башню, тянущуюся к ночному небу.

Босиком Гестия пересекла равнину, проходя мимо торговцев, правивших тележками, она отправилась прямиком в Город Лабиринта Орарио и белой башне в центре. Даже среди смертных город, в который она шла, называется центром мира, так что и в сердцах богов ему отведено особое место. Юная богиня выслушала совет одной торговки и к рассвету уже достигла стены, отделяющей город от остального мира.

Несмотря на смущение и удивление строгими предупреждениями нанятых гильдией стражников, в которых говорилось, что боги и члены Паств, установленных в Орарио, не могут покидать город по собственному желанию, Гестия завершила запутанные процедуры, необходимые для входа, и оказалась в городе, пройдя сквозь северные врата.

— Осмотр занял много времени. Уж не знаю, почему установлено так много правил для входа в город и нахождения места для жизни… но это, наверное, часть обаяния мира смертных! — Гестия улыбнулась, не смотря на усталость после продолжительной задержки у врат. В отличие от небес, где не существовало запретов и царила полная свобода, мир смертных был освежающе неприветливым и ограничивающим.

— Вот какой город Орарио! Мне нравится! — заявила Гестия, зайдя достаточно далеко, чтобы затеряться среди множества зданий, выстроившихся по обеим сторонам улицам. Этот город зовётся центром мира не просто так. Лавочки и улицы поразили даже богиню.

В какую сторону богиня бы не глянула, она видела здания, большие и маленькие, каменные мостовые, лавочки, таверны и колокольни, площади и шпили, что создавало неповторимую атмосферу, которую нельзя было увидеть на небесах, даже среди знаменитых первозданных садов и потоков воды, падавших с облаков.

Солнце высоко поднялось в небе.

Гестия достигла городской стены ранним утром, но различные проверки у врат поглотили большую часть утреннего времени.

Никогда на небесах ей не приходилось носить обуви, потому и сейчас она шаркала неприкрытыми подошвами по мостовой, осматривая город. Проходя по одной из главных улиц города Гестия радовалась, видя полулюдей и смеющихся детей повсюду.

— Что же, нельзя вечно наслаждаться видами. Первым делом… нужно найти Гефест. Интересно, где она…

Гестия вспомнила о подруге, спустившейся в Орарио раньше неё самой, и подумала, что та может помочь ей встать на ноги.

Она и не помнила сколько столетий прошло с того момента, как её подруга сказала: «Наверное я хочу попытать удачи в Орарио» — и пустилась в путешествие.

Не получив никаких знаний о городе, даже самых необходимых, безалаберная Гестия собиралась спросить у проходивших детей, как найти Гефест, когда…

— Ого? Да ладно, не может быть, что это и правда ты… — раздался голос за её спиной.

Гестия повернулась через плечо и тут же скривилась, встретив старого врага.

— Мммм?.. Гах! Локи?!

Красноволосая и красноглазая богиня закатила глаза, услышав своё имя:

— И правда ты, малявка! Вот так повезло…

«Это моя фраза», — подумала Гестия. Локи была богиней обманщиков и заслужила свою репутацию, постоянно проказничая на небесах. Лично над Гестией она подшучивала бесчисленное количество раз.

— Глянь, что за лохмотья на тебе надеты, похоже ты только сюда спустилась, да? Только не говори, что собираешься поселиться в Орарио, коротышка.

— А что, если собираюсь?!

— Ха-ха-ха! Ты и понятия не имеешь, во что ввязываешься! Орарио не место для ленивых богинь-лежебок, так что тебе ни за что не справиться.

— Как ты меня только что назвала?! Вот это наглость!

После замечания, что она не сможет выжить в мире смертных, Гестия в ярости накинулась на Локи, точнее хотела, но остановилась.

Эльфийка, шедшая неподалёку от Локи, озадаченно заговорила:

— Эм, Локи? Эта богиня, она?..

— А, не обращай внимания, Лефия. Эта жалкая пародия на богиню даже представления не заслуживает… Называй её коротышкой, или как-нибудь вроде.

Оскорбление Локи вызвало в Гестии новый приступ ярости, но было кое-что, что богиня не могла игнорировать. Вдобавок к прекрасной эльфийке рядом с Локи были милые девушки, принадлежавшие к разным видам.

Быть того не может!

Гестия не могла скрыть своего удивления:

— Л-Локи, эти дети, они?!

— Заметила наконец, креветка? Точно, все они бесценные члены моей дражайшей Паствы.

Паства.

Дети мира смертных, получившие благословение бога. Последователи божества.

Последователи Локи несли множество сумок. Похоже они возвращались домой после похода по магазинам или что-то вроде того. Девушки, которых Локи гордо представила, шарахнулись от богини, явно ощущая неловкость и беспокойство. Но размер Паствы Локи потряс Гестию.

Это же Локи!

Ходячее воплощение бедствий и проблем!

Как она заставила детей мира смертных (предположительно) служить ей?!

— …Хм-м-мпф. Ну, раз уж речь идёт о тебе, наверняка у тебя какая-нибудь захудалая Паства… — попыталась восстановить то, что осталось от её решимости Гестия.

— Незнание само по себе наказание. Чтобы ты знала, среди изучающих Подземелье Паств мы считаемся одной из самых лучших в городе.

Ч-чего?! — глаза Гестии округлились, а Локи ухмыльнулась, посмотрев на собеседницу свысока. — Лгунья! Мусорогиня вроде тебя не могла собрать сильнейшую Паству!

— Эй! Ты кого «мусорогиней» назвала?!

— Ну раз уж недобогиня вроде тебя возглавила лучшую Паству, чтобы компенсировать недостаток груди, должно быть этому миру скоро настанет конец!

— Ах ты, корова, сейчас я тебе!..

Разгоревшийся спор был всего лишь частью никогда не прекращавшейся войны, проходившей на небесах.

Люди на улице почтенно расступились, давая богиням места для стачки, а эльфийка в панике бросилась их разнимать:

— Остановить, Локи! Пожалуйста, не надо!

Но это стало лишь началом драки. Божества налетели друг на друга, осыпая оскорблениями и таская друг друга за волосы и щёки. А когда последователи Локи наконец их разняли, они тяжело дышали, их волосы и одежда были растрёпаны.

— Ха-а-ах, ха-а-ах… Чёрт, не могу двигаться, как я привыкла на небесах.

— Хуфф, хуфф… Картошка вроде тебя и на небесах ничего не могла!

Локи вытерла пот со лба и нагло ухмыльнулась.

Гестия повернулась спиной к Локи и её последователям и опустила голову.

— А, неважно. Иди, попробуй. Зная тебя, ты сбежишь из Орарио поджав хвост, когда поймёшь, что к тебе ни одно дитя не захочет присоединиться. Ха-ха-ха!

Локи расхохоталась и вместе с членами своей Паствы зашагала прочь, пока Гестия скрипела зубами, оставшись в одиночестве.

— … И вот так всё было, Гефест! — рассказала подруге краснолицая Гестия.

— Ха-ха-ха! И это было первое, что ты сделала, спустившись с небес, да?

Они сидели в огромном здании, напоминающем вулкан, расположенном в северной части города. После того как Локи покинула поле боя Гестия смогла отыскать дом Гефест, где и была с радостью принята. В покоях носящей повязку на глазу богини Гефест Гестия яростно высказала что думает о Локи. Плечи Гефест тряслись от неконтролируемого смеха.

— Я покажу этой глупой Локи, что значит величайшая Паства! Я заставлю её пожалеть о том, что она искала со мной драки!

— Что же, что же. Цель непростая. Ты ведь уже знаешь, что группа Локи считается сильнейшей в городе, правда?

— Будто меня это волнует! — бросила сидящая через стол Гестия.

Несмотря на заявление о том, что подобное практически невозможно энтузиазм Гестии раззадорил Гефест и вызвал у неё восторг.

— Ты только-только здесь оказалась, спустившись с небес. На небесах мы были подругами, так что я буду помогать тебе, пока ты не поднимешься на ноги. Если что-то будет нужно, дай знать.

— Я это ценю, Гефест!

Гестия поблагодарила подругу, хотя на самом деле вспоминала лицо Локи и думала: «Ты у меня дождёшься!». Паствы напрямую влияют на положение богов в мире смертных, и Гестия пылала решимостью собрать огромную Паству, чтобы стать одной из величайших богинь.

Она услышала, как открывается дверь комнаты.

— Эй, главная, мы купили слишком много. Хочешь чуток? Ой, вы ещё разговариваете?

— Нет, всё в порядке Цубаки.

Одна из членов Паствы Гефест, полудворфийка вошла в комнату с большим бумажным пакетом в руках.

Нос Гестии учуял исходивший из пакета запах масла и соли, и она с интересом уставилась на пакет.

— Эм, Гефест, что это такое?

— Уличная еда, такая в Орарио на каждом углу. Она называется…

— …Джага Мару Кун, юная богиня. Хочешь? — предложила полудворфийка с улыбкой, похожей на улыбку её покровительницы. Также, как и Гефест, она носила повязку на глазу.

Гефест улыбнулась, увидев, как её последовательница пытается накормить божество, даже не представившись, а старая подруга с интересом изучает картофельную закуску. Наконец, Гестия поддалась желанию открыть для себя что-то новое и приняла еду из рук полу-дворфийки.

— !..

Закинув еду в рот Гестия воскликнула:

— К-как вкусно!..

— Бва-ха-ха! Чертовски верно!

В то время как полудворфийка хохотала, Гестия уставилась округлившимися глазами на картофельную закуску. Впервые она ощутила одно из множества удовольствий мира смертных: наслаждение вкусной едой.

С этого и началось её падение.

— Пффф… Хе-хе… Ха-ха-ха-ха!

Три месяца спустя.

Гестия, хихикая валялась на диванчике в гостевой комнате дома Паствы Гефест, где ей было позволено остаться, пока она не обзаведётся собственной Паствой. Перед ней была распахнута книга, а на тарелке лежала гора картофельных закусок.

Съев одну, она вернулась к чтению и расхохоталась. Вскоре, она закинула в рот следующую и круг повторился.

Не было никаких признаков того, что в скором времени она покинет эту комнату.

Когда в комнату зашла Гефест, она обратилась к маленькой богине:

— Эм, Гестия, тебе было бы неплохо начать набирать последователей в свою Паству. Ты должна знать, что создать Паству задача непроста…

— Ага, завтра начну, — сказала Гестия, не отрываясь от книги.

Так проходила жизнь спустившейся с небес богини последние три месяца.

Начав с одной картофельной закуски, Гестия убедила себя, что миру смертных нечего ей предложить, кроме еды и книг. Как и многие божества она стала добычей земных наслаждений и, тем самым, показала свою истинную сущность.

Она была невероятно ленива.

Гестия проводила жизнь, ничего не делая и на небесах, а познакомившись с земными удовольствиями, предпочла их достижению новых высот. Она проводила дни, запершись в гостевой, требуя картофельных закусок и интересных книг у последователей Богини Кузницы.

День за днём Гефест приходила к ней с предупреждениями, но Гестия лишь отвечала, что «начнёт завтра». А когда приходило завтра Гестия забывала о попытках обзавестись Паствой… Пока наконец, терпение Гефест к погрузившейся в саморазвлечения Гестии не иссякло.

— Выметайся-я-я-я-я-я-я-я-я!!!

— Бвах?!

Гефест выволокла Гестию из своего дома и бросила её на мостовую, где Гестия неловко развалилась.

— Ч-что ты делаешь, Гефест?! — возмутилась Гестия, посмотрев на подругу, но увидела красноволосую красноглазую богиню в ярости. Гефест приняла угрожающую стойку, скрестив руки на груди:

— Я щедро позволила тебе у себя остаться, а ты день за днём ничего не делаешь…

— Г-Гефест?..

— Я ошиблась, раз к тебе так отнеслась. Тебе стоит вкусить жестокости этого мира. И не смей показываться на моём пороге снова! — выпустив злость на пребывавшую в ужасе Гестию, Гефест захлопнула перед её носом двери дома.

Оказавшаяся на улице юная богиня, шатаясь поднялась на ноги.

— Да что с ней не так? Ну захотелось мне немного расслабиться. Едва три месяца прошло! — начала возмущаться Гестия. Как божество она смотрела на время через призму своего бессмертия и не поняла такого поведения.

Точнее, она ещё не успела осознать, что живёт не на небесах, а в нижнем мире.

— Ну, не важно. Я соберу себе Паству и буду жить припеваючи. В конце концов, надо утереть Локи нос! — наконец вспомнив свою цель, Гестия пошла прочь от дома Паствы Гефест. Местом назначения была огромная улица, по которой сновали туда и сюда люди и полулюди.

— Когда я задаюсь вопросом, чего я хочу от своей Паствы… Я точно собираюсь набрать детей, которые станут авантюристами! Это же Город Лабиринта!!! — сказала Гестия, оказавшись на краю огромной улицы.

Даже ленивая Гестия понимала, что деньги правят миром людей. Поэтому она осмотрела проходивших мимо детей, которых ещё не приняли в ряды своих Паств другие боги.

Не думаю, что смогу поладить с этими детьми… Вот эта какая-то мерзкая… а тот слишком маленький… Божественные синие глаза Гестии изучали проходивших мимо детей: амазонок, зверолюдов, полуросликов и остальных. Несмотря на недостатки, Гестия — божественное создание, которое может ощущать истинную природу смертных. Поговорив с ними, они способна понять их личность. «Смертный никогда не обманет бога» — известная в обоих мирах поговорка.

Продолжая выискивать подходящих кандидатов Гестия остановилась на одной эльфийской девушке.

— Вот и нашла! — сказала Гестия, приближаясь к ней.

Девушка была одета в лёгкую броню, за её спиной висел колчан для стрел. Она выглядела, как человек, который хочет зарабатывать, будучи авантюристом.

Гестия дружелюбно обратилась к эльфийке:

— Приветик, эльфийская красавица! Судя по твоему виду, ты ещё не нашла бога. Не хочешь присоединиться к моей Пастве? — гордо выпятившись чтобы придать себе божественности она окутала эльфийку своей энергичностью и положительной энергией.

Эльфийка посмотрела на низенькую Гестию настороженно.

— Прошу прощения, Всевышняя, могу я узнать, как вас зовут?

— Гестия!

Паства Гестии… не думаю, что я о такой слышала. Если это новая фракция, где расположен ваш дом? Сколько у вас членов? Есть ли жалование?

— А? Че… — Гестия опешила от потока вопросов эльфийки.

Возможно, удостоверившись, что Гестия не может ответить ни на один из её вопросов, эльфийка подозрительно прищурилась, выражение на её лице стало ледяным, прекрасные черты вмиг похолодели.

— Как ваша Паства собирается действовать?

— Эм, ну… я-я подумывала, что было бы неплохо зарабатывать в Подземелье…

Одарив богиню ледяным взглядом эльфийка, остановила жалкие попытки Гестии объяснить, что никакого плана у богини и нет.

Сухо попрощавшись эльфийка, отвернулась и отошла от потерявшей дар речи богини. Она даже не соизволила представиться, будто считала, что называть имя будет пустой тратой времени.

— Она… она посмотрела на меня, как на ничтожество! — Гестия была поражена. Богини не заслуживают того обращения, и всё же!..

Только спустившаяся в этот мир Гестия не знала, что Паствы, которые собираются покорять Подземелье начинают свой путь за пределами города, прежде чем обосноваться в Орарио. Выжить на доходы с походов в Подземелье, не подготовив достаточно людей и не накопив средств для жизни, практически невозможно. Любому другому божеству было бы очевидно, что Паства Гестии пошла трудным путём.

Начинающие авантюристы нередко рискуют жизнями. Очевидно, что они предпочтут начать свой путь в более известных Паствах, которые могут предоставить им хоть какие-то удобства.

— Н-ну, не важно! Я только начала… Наверняка если приглашать людей, кто-нибудь захочет присоединиться.

Мысль о том, что одинокая богиня сможет набрать новичков и найдёт всё, что ей нужно для начала, в городе, была абсурдной. Детям было очевидно, что под руководством Гестии они не вкусят ничего, кроме страданий.

Правда заключалась в том, что здесь, в Орарио, да и по всему миру смертных, строго говоря, бесполезных и ленивых богов было огромное множество, и люди старались обходить таких стороной.

Поскольку Паства была создана всего лишь на словах, а Гестии не хватало ни продуманности, ни денег, юная богиня приравнивалась к остальным бесполезным богам.

То есть она была ненадёжной.

Она продолжала подходить к детям, предлагая вступить в её Паству, пока солнце не начало закатываться за горизонт и получала отказы от каждого встречного.

— П-почему мне не удалось найти ни одного последователя?! Неужели в мире смертных такая жизнь?!

Заслужить чью-то веру, точнее, доверие, оказалось непростой задачей.

Впервые Гестия испытала на себе безжалостность этого нового мира.

— Ва-а-а-ай, Гефе-е-е-е-е-е-ест…

— Гестия, и суток не прошло с тех пор, как я тебя выкинула.

Проведя ночь на улицах, Гестия решила, что ей остаётся только вернуться к подруге со слезами в глазах. Пройдя крещение реальностью Гестия, отбросив гордость, начала умолять Гефест о помощи, и следующие дни продолжала полагаться на подачки богини кузницы.

— Гефе-е-е-ест…

Иногда она рыдала, что у неё нет денег.

— Гефе-е-е-е-е-е-ест…

Иногда жаловалась на то, что не может найти работу.

— Гефе-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-е-ест…

Иногда она приходила насквозь промокшей, упрашивая подругу позволить ей укрыться от дождя.

Гестия, осознав свою беспомощность без арканума, стала новым источником головных болей Гефест.

Красноволосая богиня не могла продолжать потакать просьбам своей подруги, но и бросить её не могла. Наконец, в один из дней Гефест издала тяжёлый вздох:

— Я помогаю в последний раз, поняла?

После этого, прекрасно понимая, что она демонстрирует слабость снова, она подарила Гестии место, в котором можно было жить.

Комната в подвале полуразрушенной церквушки в одном из отдалённых пустынных переулков.

— С-спасибо, Гефест!..

— Это твой самый последний шанс, понятно? Я своё слово сказала. И ещё я могу навести тебя на подработку, чтобы ты могла заработать себе на жизнь.

Там, перед церковью, куда привела её щедрая подруга, Гестия кивнула:

— Хорошо!

Как только Гефест повернулась и, устало вздохнув, ушла, Гестия бросилась осматривать свой новый дом — подвал полуразрушенной церкви.

— Гах, что там Гефест мне всучила?.. — возмутилась Гестия, осматривая новое убежище. С гостевой комнатой, в которой она жила раньше, это место даже сравнить было невозможно.

Краска на стенах облезла, обнажая трещины в штукатурке. Одинокая лампа с магическим камнем болталась под потолком.

Несколько предметов мебели, самых основных, вроде кровати и диванчика было спущено в комнату, возможно, потому что Гефест сжалилась над подругой, но эти вещи были заметно потрёпаны.

— Нет, нет, этого вполне достаточно… надо просто здесь обжиться! — крикнула Гестия, по большей части чтобы убедить в этих словах себя, начиная убираться в комнате.

Она проверила все приборы, работающие на магических камнях, начав с кранов, и подстроила всё под свой небольшой рост. Когда она закончила, уже почти наступила ночь. Гестия встала в центре комнаты, осматривая плоды своих трудов и переводя дыхание.

— …Здесь довольно пусто.

Эти слова слетели с её нежных губ.

Комната была небольшой и могла даже зародить лёгкую клаустрофобию, но Гестия не могла не могла не подумать, что для одного человека в ней слишком много места.

— На небесах я привыкла к одиночеству, но… У Локи и Гефест так оживлённо и весело, — она вспомнила лица детей, членов их Паств.

И хотя дети Локи относились к своей богине, как к кому-то надоедливому, когда они говорили друг с другом их лица выражали радость. Паства Гефест, наоборот, явно восхищалась своей богиней, а Гефест всегда была готова улыбнуться им в ответ. Многие боги и богини, которых Гестия встретила, казались ей счастливыми. Как будто они исполнили свои мечты.

Она никогда не видела божеств такими на небесах.

— …Чёрт, нет мне не одиноко!

Даже Гестия слышала, насколько пустыми кажутся эти слова, отражённые от холодных каменных стен.

Она постояла ещё какое-то время, а потом погасила светильник с магическим камнем и легла в кровать.

— Интересно, какими будут дети в моей Пастве

Какое дитя примет её руку?

Гестия развязала простенькую ниточку, которой подвязала волосы, и легла в кровать, погрузившись в мысли. Хоть её и съедали неуверенность и одиночество, она также ощущала, что ей есть чего дожидаться. Любой житель мира смертных понял бы, что ощущает Гестия, задумываясь о том, что принесёт ей завтра. Все три эмоции смешивались в непонятную кашу, заставляя богиню ожидать собственного будущего.

Переполняемая мыслями богиня закрыла глаза.

После этого начались трудности Гестии, так началась её настоящая жизнь в мире смертных.

Самодостаточность была основным требованием для жизни в этом мире. И богиня могла прокормить себя своими собственными силами.

Попытки найти авантюристов в свою Паству проваливались и дни богини превратились в череду потерь и поражений.

Без всемогущего арканума жизнь Гестии была наполнена трудностями, и она прекрасно осознала, что имела в виду Гефест, когда говорила о трудностях жизни в смертном мире.

Также этот мир был для богини диковинным. В нём было полно всего нового. В нём были удовольствия. Но первым делом Гестия узнала, к каким жутким последствиям может привести беззаботность. Совершив ошибку с оборудованием для приготовления картофельных закусок, в уличной лавочке, в которой она работала, она спалила эту лавочку дотла. Она оказалась в огромных долгах из-за своей ошибки и разрыдалась.

Впрочем, помимо испытаний были и светлые моменты в её жизни.

— Гестия! Всё стараешься, да? А знаешь, возьми вот это зельице.

— У-ух! Спасибо, как и всегда, Миах!

— И снова вы, всевышний Миах, раздаёте наши зелья!.. Как будто есть смысл отдавать их в Паству, в которой нет авантюристов!

Среди богов, заправлявших торговыми и производящими Паствами, Миах был известен своей мягкостью. Вместе с ним шла Нажа, чинтроп. Гестия никогда не встречала Миаха до того, как спустилась с небес, но, как один из товарищей по бедности, он и его Паства выручали Гестию много раз.

— Ты Гестия? Погоди, раз ты за этим стендом…

— Тебя зовут Таке? Такая форма, неужели…

— Джага Мару Кун?!

Возобновив дружбу с Такемиказучи, богом, с которым она познакомилась ещё на небесах, она обнаружила, что он также подрабатывает в одном из стендов, производящих картофельные закуски, чтобы избавиться от бедности. Это воодушевило Гестию. Из-за схожести с ребёнком коллеги Гестии также постоянно её подбадривали и заботились о ней.

Вскоре с её появления в Орарио прошло полгода.

А потом, ровно через три месяца с того дня, как Гефест выставила её на улицу…

— Очередной отказ…

В пятнадцатый раз за день авантюрист отказался вступать в её Паству. Плечи богини поникли.

Она сбилась со счёта, скольких детей она успела к себе пригласить, оказавшись в Орарио. Когда Локи остановилась, чтобы поиздеваться над ней у стенда, в котором Гестия работала, ей было нечем ответить.

Гестия потащилась домой, жалуясь на очередной не принесший ничего день, но тут её взгляд упал на парня.

Человеческий мальчик?.. Выглядит даже хуже, чем я, а это о многом говорит…

Его плечи были опущены, и он также безжизненно брёл по улице. Его волосы были белыми, как шёрстка кролика или выпавший снег. У него были рубиновые глаза, а сам он был довольно тонким.

Наблюдая за ним со спины, Гестия обнаружила странную тягу к парню и решила последовать за ним. Гестия ощутила бы определённое родство с любым человеком, который ощутил бы немало трудностей, но грусть, которую излучало выражение лица этого парня, буквально заставила богиню последовать за ним.

Оставаясь незамеченной, она наблюдала за беловолосым парнем. Её неловкие попытки оставаться незамеченной заставляли прохожих осуждающе смотреть на юную богиню, но это не помешало ей узнать, что парень ищет Паству, к которой мог бы присоединиться. Она продолжала следить за ним, когда он шёл от дверей одной Паствы к другой. Парень, похоже хотел стать начинающим авантюристом, но ему отказывали, не позволяя даже встретиться с божеством-покровителем.

Когда Гестия это поняла, она задумалась. Может это мой шанс?..

Она не могла не понадеяться, что кто-нибудь может принять её приглашение в Паству.

Даже издалека ей нравилось, что она видит. Парень казался ей наивным, скромным, и, что самое важное, у него было чистое сердце. Она ощутила, что его душа такая же белоснежная, как и его волосы.

Гестия не могла сдержать эмоций и, пусть со стороны это выглядело неприглядно, начала продвигаться к нему на цыпочках.

— Что же мне сказать… — продолжая смотреть на парня со спины, когда тот смешался с толпой, Гестия заметила, что он выглядит очень одиноким.

Сама же богиня была взволнована мыслью о том, что сможет наконец найти себе первого последователя.

В отличие от неё, божества, способного прожить целую вечность, он был настоящим ребёнком.

Присмотревшись к растерянному парню, она увидела, что он будто бы ищет место, которому сможет принадлежать.

Как будто я могу оставить человека с таким выражением на лице!

Гестия считается богиней очага, покровительницей света, который защищает дом. Вечное пламя, что дарует облегчение и помогает потерянным детям, которые нуждаются в помощи.

Увидев, что растерянный ребёнок побрёл в какой-то тёмный переулок у неё на глазах, Гестия крикнула.

— Э-э-эй! Эй ты!

Эти неказистые слова изменили всё.

Но богиня ещё этого не знала. Она не могла предвидеть того, что этот парень навсегда изменит её жизнь.

Она пока этого не поняла.