Том 15    
Глава 4. Одиночка в Гильдии


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
razgildyai
23 ч.
здорово наконец увидеть происходящее с точки зрения Харухиме. Она такая лапочка)
спасибо за перевод)
dars
1 д.
Спасибо за главу

Ошибки:
Глава 7
"едва сводят конца с концами" - концЫ с концами
"Муки сови?" - тут так и должно быть? мол Микото не выговорила или всё же "Муки совести"?
"от идеи быт служанкой" - бытЬ
"всегда преследовала целям" - целИ
"не прекращала саморазвития" - саморазвитиЕ
"сел, отперевшись на спинку" - оперившись
Отредактировано 19 ч.
miki_n
2 д.
Большое спасибо за перевод, и хотелось бы узнать, раз анлейта 16 тома ещë ждать несколько месяцев, будет ли на это время возобновлëн перевод спин-оффа про Айз?
kristonel
2 д.
На это время у меня назначен перевод "хроник", двух однотомников про Лю и Паству Фреи
miki_n
1 д.
Понял, спасибо за ответ) Буду ждать значит эти однотомники)
dars
3 д.
Ошибки:
Глава 4
"тела были найдены одним авантюристов" - авантюристоМ
Глава 5
"Первые представляю собой" - представляюТ
Отредактировано 2 д.
kristonel
2 д.
Пофикшено
lufog
4 д.
Интерлюдия. Старательная принцесса и неусыпный шиноби
Ошибка в:
к появившимся в конце прохода монстров лицом
Исправление:
к появившимся в конце прохода монстрам лицом

Интерлюдия. Старательная принцесса и неусыпный шиноби
Ошибка в:
она слишком задаётся.
Исправление:
она слишком зазнаётся.
Отредактировано 4 д.
kristonel
2 д.
Пофикшено. (задаётся правильное слово)
isaak2
9 д.
Вопрос сколько томов вышло?
lifespirit
8 д.
15 и вышло. Следующий будет 20 июля: https://danmachi.fandom.com/wiki/DanMachi_Light_Novel_Volume_16
kristonel
7 д.
На японском вышло 16, скоро выйдет 17й. Я пока не готов переводить тома с японского, просто держу в курсе. Если получится выучить язык (появится для этого мотивация), то 18й том буду переводить с оригинала.
lufog
9 д.
Омори совсем кукухой поехала, у нее уже 10 летние дети он прикосновения к груди краснеют. А кровь носом не идёт?
Отредактировано 8 д.
kristonel
7 д.
Таки поехал. Я всех запутал когда предположил что это дама, но в одном из послесловий его слова переводили явно в мужском роде (до того послесловия определить его пол было невозможно).
lufog
9 д.
Глава 5. Синее пламя
Ошибка в:
позволит им выгоду
Исправление:
посулит им выгоду
Ну или:
 позволит им получить выгоду
Отредактировано 8 д.
kristonel
7 д.
Пофикшено
dars
11 д.
Ошибки
1) За место иллюстрация для 2 главы стоит иллюстрация из интерлюдии, вот картинка если надо:
https://static.wikia.nocookie.net/dungeon-ni-deai-o-motomeru/images/e/e2/DanMachi_Volume_15_77.jpg/revision/latest?cb=20190613151516

2) Глава 2:
"погрузившись мысли" - погрузившись В мысли
"но Гестия не могла не могла не подумать" - но Гестия не могла не подумать

3) Интерлюдия. Я, его советница:
"у Эйне не довелось узнать" - у ЭйнЫ
kristonel
9 д.
Всё пофикшено
lufog
15 д.
Глава 3. Пепельная девочка
Ошибка в:
На не могла вынести мысли
Исправление:
Она не могла вынести мысли
kristonel
15 д.
Пофикшено
akuma
20 д.
Интерлюдия. Рост, настоящее и чёрный хлеб
Ошибка в:
Чёрные волосы длинные и закрывают глаза.
Исправление:
Чёрные длинные волосы и закрытые глаза.
kristonel
19 д.
Всё пофикшено
akuma
20 д.
Интерлюдия. Рост, настоящее и чёрный хлеб
Ошибка в:
пережил целю цепочку
Исправление:
пережил целую цепочку
razgildyai
25 д.
Хашана, плак-плак. RIP
bmnb
25 д.
Выходит тенденция, где чтобы поднять уровень, нужно получить пиздюлей. Почему нет услуги по выдаче архипиздюлей на заказ? Авторская недоработка.
didgik
26 д.
немного недопонял. можно было апнуть уровень, но Гестия не стала этого делать?
Отредактировано 18 д.
razg1lday
26 д.
Чем выше уровень характеристик у авантюриста перед апом уровня, тем сильнее он будет после. Гестия может сейчас перекинуть его на следующий уровень, но не делает этого, так как хочет, чтобы Белл поднял характеристики ещё выше
kristonel
25 д.
Скорее дело в том, что у Белла ещё недостаточно "мегаэкселии" которая нужна для перехода на новый уровень, но ему требуется практически плевок.
razgildyai
25 д.
скорее чтобы он не привлекал еще больше внимания, а то его уровни растут как на дрожжах. Он и полугода в Орарио вроде не провел, а уже был бы 5 уровня. Обычные авантюристы этого годами добиваются. Та же Айз была на 5 уровне 3 года.
anarhok
26 д.
Начальные иллюстрации меня пугают
bmnb
26 д.
>>50123
Они всегда такие. И обычно не имеют отношения к сюжету.
one1armed1camper
27 д.
Пролог. Отдых авантюриста
Ошибка в:
Харухиме и интересом наклонила голову.
Исправление:
Харухиме с интересом наклонила голову.
kristonel
26 д.
Пофикшено

Глава 4. Одиночка в Гильдии

Строгий жакет и штаны чёрного цвета. Ленточка, завязанная в бабочку на шее.

Униформа приведена в порядок, любое прикосновение к ткани указывало на её высочайшее качество. Первые впечатления показали ей, что в этом на удивление легко двигаться. Разве могло быть по другому? В конце концов авантюристы носят экипировку, сшитую по таким же принципам.

Впрочем, нельзя было сказать, что униформа была настолько удобной, что девушка совсем её не ощущала.

Эйна скользнула взглядом по своему расплывчатому отражению в окне и невольно ощутила робость.

— Сейчас я познакомлю вас с коллегами. Как было сказано вчера, все вы сотрудницы одного отделения. От вас потребуется совмещение заполнения бумаг и должности секретарей, не забывайте об этом… Тулле, вы меня слушаете?

— Эм… прошу прощения! — Эйна оторвала взгляд от окна, когда ведущий её по коридору чинтроп средних лет к ней обратился.

По длинному коридору ходили полулюди, также одетые в униформу. Проходя мимо Эйны, они недовольно хмурились. Шедшая рядом с Эйной Миша Фротт была её школьной подругой. Её розовые волосы колыхались с каждым шагом. Она нервничала заметно больше Эйны.

Пара проходивших мимо коллег улыбнулись, возможно из-за мысли о том, какие девушки ещё неопытные. Эйна ощутила румянец на щеках и бесцельно поправила очки, а потом снова прислушалась к объяснениям человека, который будет их начальником. Следуя за ним словно послушная овечка, она ощущала на себе тёплые лучи весеннего солнца.

Вскоре они пришли в комнату, к которой шли.

В самом конце комнаты располагался проход ведущий в огромный мраморный зал, заполненный авантюристами, чьи взгляды немедленно уставились на новеньких девушек.

Поддерживать мужчин и женщин, которые раз за разом ходят в логово монстров в поисках славы или богатства стало новой работой Эйны.

Эйна Тулле. Четырнадцать лет.

Только что она присоединилась к организации, отвечающей за управление великим лабиринтом Орарио, Гильдии.

Эйна решила выбрать местом работы Гильдию, по одной простой причине: деньги.

Город Лабиринта часто называют центром мира, а Гильдия — сосредоточение нервных клеток города, поэтому плата за работу в ней более чем достойная. В зависимости от занимаемой должности работники Гильдии могут получать больше, чем зарабатывают авантюристы низких рангов, и это не идёт ни в какое сравнение с обычными работниками других предприятий.

Впрочем, деньги нужны были Эйне не для себя. Она регулярно отправляла их домой.

Эйна полуэльфийка, её мама, высшая эльфийка, сбежала из родного леса вместе с одной королевой, но, похоже, судьба сочла это ошибочным поступком, и потому её мама стала очень часто болеть и проводить много времени в постели. Отец Эйны очень сильно любил её мать и поэтому усердно работал, чтобы поддерживать Эйну и её младшую сестру. Она помнила, как нежно улыбается ей прикованная к постели мама, и как её отец заключает её в объятья, несмотря на усталость после дня тяжёлой работы.

Даже в такой непростой обстановке родители Эйны нашли способ отправить её на обучение в Район Обучения, за что девушка была им очень благодарна. Вместе с тем она захотела отплатить родителям и потому решила получить как можно больше знаний и опыта.

Почти бездарная в боевом (можно сказать физическом) плане, Эйна решила пойти академическим путём. Учёба никогда не вызывала у неё трудностей, и потенциал полуэльфийки открыл для неё возможность трудоустройства в Гильдию.

Выдающиеся оценки Эйны позволили ей получить одно из немногих рекомендательных писем Района Обучения, которое и помогло ей устроиться в главное отделение Гильдии.

В комнате общежития, предоставляемой работникам, Эйна сидела и писала на Коине письмо: «Как я уже упоминала, меня наконец наняли на работу в Гильдию…»

В отправляемых семье письмах Эйна описывала произошедшие с ней события, смешивая их с шутками, и писала о том, что её беспокоило. Новая обстановка её смущала, и она бы соврала, если бы не упомянула о том, что иногда ей одиноко. Порой она хотела услышать голоса папы, мама или даже младшей сестры. Хотя сестра была настолько маленькой, что Эйна даже не помнила её лица.

И, всё же, были в новой работе моменты, которых она очень ждала.

Эйна присоединилась к Гильдии не только ради своей семьи. Она была в восторге от возможности увидеть новые горизонты в качестве работницы Гильдии здесь, в «центре мира», в Орарио. Её окружало множество людей, множество авантюристов, множество великих свершений.

Были в этом городе и вещи, о которых Эйна знала только из книг, было и то, что ни в одной книге не было записано. Волнение и интерес девушки к этому месту были вполне справедливыми.

Она знала, что нашла себе правильное место для работы.

Длинные тёмные волосы постоянно падали ей на руку, когда она писала письмо на столе. Изысканные черты с ноткой детскости и лёгкая улыбка играла на губах полуэльфийки.

— …Точно и мне нужно только не унывать, — Эйна закончила письмо выразив родителям свою привязанность, и запечатала конверт.

Прищурившись от ударивших по её глазам солнечных лучей, пробившихся в окно Эйна собралась с мыслями снова.

— Меня зовут Эйна Тулле. С этого дня я буду вашей советницей. Буду рада с вами работать!

Первоочередной задачей Эйны, вдобавок к заполнению бумаг, разумеется, была работа советницы авантюристов, к которой она могла приступить только после того, как пройдёт должное обучение. В конце концов, секретари Гильдии — это её гордость и отрада.

Для людей, которые ежедневно контактируют с настоящими авантюристами, знания о том, с чем эти люди сталкиваются день за днём в своих путешествиях по Подземелью, просто необходимы. Вдобавок к помощи в прохождении этажей лабиринта, одной из важнейших задач секретарей является обучение новичков.

Получив от начальника подробную инструкцию по этой работе, Эйна представилась своей первой авантюристке, пришедшей в переговорную комнату.

— Полуэльфийка, да?

Авантюристку, сидевшую напротив Эйны, звали Марис Хакард. Девушка-человек, с коротко обрезанными синими волосами и властным выражением на лице. Девушке было пятнадцать, ростом она была около ста шестидесяти сантиметров, что делало её немного выше Эйны.

Она, как и Эйна, была в Гильдии новичком, авантюристом, который совсем недавно зарегистрировался.

Несмотря на нервозность, Эйна заставила себя улыбнуться изучавшей её пристальным взглядом Марис. Авантюристка вздохнула.

— Кажется я просила какого-нибудь крепкого старика дварфа… а не полукровку, у которой молоко на губах не обсохло.

— Че?..

Эйна не знала, ожидать ли подобного от всех новеньких авантюристов.

Грубость, с которой Марис выразила своё раздражение, заставила Эйну подумать, что она произвела неправильное впечатление. Заметив, что Эйна растерялась и начала поправлять униформу, авантюристка продолжила.

— Чёрт, до тебя ещё и доходит туго. Не могу поверить, что меня спихнули на зелёную девчонку. Удача от меня отвернулась, это точно.

Эйна на мгновенье опешила, но потом её плечи вздрогнули от явного недовольства, и она взорвалась:

— Вообще-то вы тоже авантюрист-новичок! И ваша Паства собралась совсем недавно! Как вы смеете возмущаться моим назначением!

— Это что за отношение? Чтобы ты знала, я стану первоклассной авантюристкой, поняла? Думаешь можешь так со мной говорить?!

— Я была бы благодарна, если бы вы не раскидывались словами о первоклассных авантюристах, не умея даже лево от права отличать! Вам до этого звания и за сотню лет не дослужиться!

— А ну повтори?!

Эйна смогла лишь начать жаркую перепалку.

Выдающиеся оценки, острый ум и соблюдение дисциплины… Всё это можно было сказать об Эйне, но она была молода.

Жаркая перепалка в звуконепроницаемой переговороной не унималась ни на секунду. Обе девушки подскочили на ноги и совершенно забылись, перекидываясь оскорблениями. Эйна, со своей стороны, совершенно забыла, что стоявшая напротив девушка была порученной ей авантюристкой. Гладкое начало карьеры в Гильдии осталось далеко в прошлом.

Впрочем, каким бы ни было ужасным первое впечатление, Марис стала первой авантюристкой, которую поручили Эйне.

— Не зарывайся только потому, что у тебя огромные сиськи, полукровка.

— Почему ты пялишься на мою грудь?! И вообще, у меня нормальные размеры, просто ты плоскодонка!

— РРРРАААААААГХ! Ну всё!

Багровые от злости девушки столкнулись лбами. У их ног лежал распакованный ящик с коротким мечом и бронёй. Этот ящик был частью программы поддержки авантюристов, но остался совершенно без внимания.

— У меня просто слов нет!

Тем вечером в небольшой таверне, которую содержала Гильдия, находившейся в элитном жилом районе, Эйна выразила своё раздражение от встречи с Марис.

— Она начала жаловаться, что ей не повезло, стоило ей меня увидеть! Если все они такие, ничего удивительного в том, что люди недолюбливают авантюристов!

Эйна не была пьяна, но её голос становился всё громче. Миша Фротт, девушка, сидевшая напротив, и старая подруга Эйны уставилась на полуэльфийку округлившимися глазами.

— Ого, давно я не видела, чтобы ты так сильно злилась.

Они сидели за столиком на двоих в углу таверны. Миша отхлебнула сок и её розоватые волосы растрепались, когда она покачала головой:

— Наверное ещё сильнее тебя раздражает то, что тебе поручили именно эту авантюристку, да?

— Да, это меня беспокоит, но ещё она слишком грубая! Говорить предрассудки вроде «полукровки», это же… — пробормотала Эйна, её губы недовольно дрогнули, словно по воле эльфийской крови, бегущей в её венах.

Миша, вместе с тем, не могла не улыбнуться, увидев обычно кажущуюся взрослой Эйну ведущей себя соответственно возрасту.

— Ну а ты, Миша? Тоже встретила сегодня своего первого авантюриста?

— Да, зверочеловек, чуть постарше нас, высокий… — она хихикнула. — Такой привлекательный, — сказала Миша, отвечая на вопрос Эйны, её щёки слегка полыхнули. Она продолжила описание подробностями вроде: «У него такой милый носик», «Его ушки такие миленькие и пушистые» и «А ещё он такой галантный».

— Эм… Миша, ты знаешь, что нельзя смешивать личные и рабочие отношения, это…

— З-знаю! Знаю, понятно?! — Миша замахала руками на замечание Эйны, хотя и чувствовала, что её сердце окутывает сладость, которая начинает растапливать лёд.

Подруги продолжили разговаривать о том, что случилось в этот день, делясь радостями и печалями.

Поскольку таверну содержала Гильдия, поблизости не было авантюристов, однако и строгим местом для встреч назвать её было сложно. Довольные голоса связанных с Гильдией обработчиков магических камней наполняли бар оживлением.

Когда Эйна закончила жаловаться на происшествие в переговорной, Миша, по своему обычаю, сменила тему:

— А ты видела Всевышнего Урана? Он супержуткий, правда? Я так нервничала, когда представлялась, а он в ответ «ясно», так задумчиво и возвышенно. Ну, зато другие люди в офисе очень милы!

Эйна разочарованно улыбнулась не замолкающей ни на секунду подруге, признаваясь сама себе, что её эмоции понятны. Обстановка, в которой они оказались, совсем не похожа ни на что, к чему они привыкли.

— На секретарей кроме работы советниц столько всего валится… Надеюсь, я справлюсь, — сказала Миша.

— Конечно справишься, Миша.

— Даже не знаю, я не такая умная, как ты, Эйна… Наверное Гильдия меня просто в довесок к тебе наняла.

— Вовсе нет!

Со школьной скамьи Эйна и Миша были неразлучны. К ним относились как к неделимой паре, и Миша, прекрасно это осознавая, часто расстраивалась по этому поводу, ощущая себя всего лишь добавкой к Эйне, чем бы они не занимались.

Впрочем, стоило только отвести от Миши взгляд, как девушка начинала лениться, она из тех, кто не начинает повторять материал, пока экзамен не окажется на носу, что не раз злило Эйну. Девушка отвечала ей фразами, вроде: «Если постараюсь, справлюсь и за пару дней!»

По большей части секретари выбираются из-за внешности, Эйна это знала, но нисколько не сомневалась в том, что Миша заслужила себе место в Гильдии ещё и усердной работой. Причина девушки для подачи заявления на эту работу была простой: «Раз Эйна туда идёт, пойду и я», — но именно эта простота позволяла Эйне почувствовать себя лучше.

— Всё будет хорошо, Миша. Мы обе через это пройдём, понятно?

Улыбка появилась на раздираемом неуверенностью лице Миши:

— …Да! Раз ты говоришь, что всё будет в порядке, значит точно будет!

Эйна улыбнулась в ответ.

Эйна продолжала день за днём привыкать к Орарио.

Коллеги готовы были помочь и обучали её вещам, которые она не знала о новой работе. Она даже получила под свою опеку авантюриста высокого ранга у одной из своих коллег и обучалась на примере других советниц.

Выходя на улицы Орарио девушка оказывалась среди новых для неё видов и звуков, а также становила свидетельницей самых разных небольших случаев происходивших на улицах города.

Когда Эйна присоединилась к Гильдии люди называли происходящее Смутным Временем, и хотя ситуация была уже почти взята под контроль, вечно развлекающиеся боги и стычки между богинями на улицах никогда не утихали.

Эйна увидела первую монстроманию, ссору Паствы Иштар с Гильдией, постоянно проводились сражения и «Битвы» между богами, несколько богинь разом было возвращено на небеса. Полуэльфийка осознала, что в Орарио никогда не бывает скучно.

Паства Локи и Паства Фреи соревновались в покорении Подземелья и постоянно достигали новых глубин в экспедициях в Подземелье, что вдохновляло всех остальных.

Также в Пастве Локи состояла высшая эльфийка, которую Эйна знала очень хорошо, она была в огромном долгу перед ней с самого детства, однако Эйна даже не попыталась встретиться с ней и представиться. Она следовала правилам Гильдии, указывавшим на то, что работники должны поддерживать нейтралитет, а значит её знакомство одной из сильнейших авантюристок в городе ничего не должно значить.

Вскоре наступила вторая весна Эйны в Орарио. Эйна приступила к исполнению обязанностей секретаря в полной мере, и количество авантюристов, за которыми она следила, возросло до четырёх.

Одной из этих авантюристок оставалась Марис, добившаяся за это время значительных успехов.

— Эйна! Я добралась до десятого этажа!

Главное отделение Гильдии, вечер. Марис окрикнула Эйну, отошедшую от стоек.

Она заявилась с целым мешочком монет и Эйна подумала, что её авантюристка пришла разменять деньги. Поношенная кожаная броня и побитый стальной короткий меч, полученный ещё в Гильдии, говорил о том, что она через многое прошла.

Марис беспечно помахала рукой, а Эйна застыла, отчасти от удивления, а отчасти от злости, услышав слова авантюристки.

— Че?.. Ты уже спустилась… Подожди, выходит ты совсем меня не слушаешь! На десятом этаже появляется туман, если не будешь осторожна, когда изучаешь этот этаж…

Марис была частью группы авантюристов, однако достижение десятого этажа всего лишь за год поразительный успех для собравшейся совсем недавно Паствы. Эйна была неопытной советницей, но даже она понимала, насколько велико достижение Марис.

— Да хватит, хватит! Хватит вопить. Пойдём выпьем!

— Авантюристы и работники Гильдии не должны слишком сближаться! Люди могут не то подумать. Я сделала своим правилом никогда не смешивать дела и…

— Я угощаю, хватит спорить, просто пойдём!

Эйна вдруг осознала, что радостная Марис тащит её выпивать. Сменив униформу на обычную одежду, чтобы не вызвать ненужных недопониманий, она сдалась и отправилась в таверну, в которой Марис была завсегдатаем. Эта таверна располагалась в торговом районе в южной части Орарио и называлась «Пылающая Оса».

— А знаешь, Эйна, о тебе куча авантюристов судачит. Много кто говорит о миленькой выпускнице Района Обучения, пришедшей на работу в Гильдии. Чёрт, всё точно, потому что ты эльфийка, — подразнила девушку Марис среди стука кружек выпивающих авантюристов. Она заказала особый напиток таверны, рубиновый мёд.

— М-Марис!

Эйна и Марис за прошедший год успели подружиться. Из-за того, что они были авантюристкой и советницей, им часто приходилось сталкиваться лбами, но теперь эти споры были даже в какой-то мере интересными и неплохо развлекали обеих девушек. Единственным, что так и не изменилось, были подкалывания красоты Эйны со стороны Марис.

Марис опрокидывала кружку за кружкой и вскоре её лицо стало таким же красным, как мёд. Эйна, пившая только воду, вздохнула.

— Но чёрт… то есть… ты хороша, Эйна.

— …А это сейчас к чему было сказано?

Марис грубовато поблагодарила Эйну за прогресс, которого она достигла в Подземелье, а потом её тон внезапно изменился. Краснота не покинула её лица, но губы расползлись в счастливой улыбке:

— В смысле, ты всегда нотации читаешь, а мозг тебе явно на череп давит… но, в общем, повезло мне. Что ты моя советница, в смысле.

— …

— Я дура набитая, а ты кучу времени тратишь на объяснения, чтобы даже мне стало понятно. Даже сегодня то, чему ты меня учила про орков и бесов, сильно помогло. Я… прости, в общем, за то, что зелёной тебя обозвала, когда мы познакомились.

— Марис…

Марис была типичной безрассудной авантюристкой, а Эйна серьёзной и собранной советницей, они отлично работали в команде, заполняя то, чего друг другу не хватало.

Многие ситуации в Подземелье грубой силой не решаются. Марис выпила очередную кружку мёда, чтобы набраться смелости и закончить благодарность:

— Я рада, что тебя встретила.

Эйне пришлось прислушаться, чтобы услышать слова, произнесённые Марис почти шёпотом и едва не затерявшиеся в шуме таверны. В сердце полуэльфийки расцвело какое-то чувство, которого она ещё не испытывала.

Возможно, лучше будет сказать, что благодарность Марис породила в ней это чувство.

Пытаясь справиться с эмоциями, грозившими её захлестнуть, Эйна выпалила вопрос, который давно её интересовал:

— М-Марис, а почему ты стала авантюристкой?

Очень многие люди приходят в Орарио, чтобы становиться авантюристами из-за каких-нибудь личных проблем. Разумеется, задавать подобные вопросы считается неприличным, потому что авантюристам приходится рассказывать об очень личных вещах.

Эйна никогда не задавала личных вопросов раньше, и Марис притихла, прежде чем дать ответ:

— Хочу всем им показать. Родителям, которые меня бросили. Всем, кто надо мной издевался. Хочу стать великим человеком, вроде авантюристов первого ранга. Я им всем покажу, — после этого Марис рассказала о своём прошлом уличной попрошайки и улыбнулась. — И… да, ещё я хочу сделать это ради своего бога, потому что он вытащил меня из грязи.

Изумрудные глаза Эйны, через очки увидели, как Марис неожиданно смутилась.

Обычно авантюристов считают резкими и безрассудными людьми. В общем и целом, это верно, хотя и не до конца.

Причины Марис стать авантюристкой не слишком отличались от того, почему Эйна решила присоединиться к Гильдии. Осознав это, Эйна испытала с Марис глубокую связь и обрадовалась.

Всё происходящее будто обрело смысл, который Эйна увидела.

— Тулле.

— Начальник Рехмер.

Прошёл месяц с того дня, как Эйна сблизилась с Марис. Эйна шла по коридору Гильдии, когда её начальник, чинтроп, к ней обратился.

Он обучал Эйну и Мишу, когда они поступили на работу в Гильдию, и время от времени девушки продолжали узнавать от него новое.

— Прошёл год с тех пор, как вы с Фротт начали работать. Пообвыклись?

— Да, сэр, благодаря вашим стараниям, — сказала Эйна, когда её собеседник с тонким лицом подошёл к ней. — Недавно я даже сблизилась с одной из авантюристок… приятно наконец ощутить, что я им помогаю, — сказала она, описывая свои мысли. Вспомнив о разговоре с Марис, она рассказала, что надеется продолжать помогать авантюристам и видеть, как они меняются.

Чинтроп-начальник встретил радость девушки молча:

— А, вы же с Фротт ещё не…

Ещё не что? Эйна уже было задала этот вопрос, но Рехмер заговорил раньше.

— Тулле… вот тебе совет от того, кто работает в Гильдии гораздо дольше, чем ты, — уверенно заговорил он, — лучше не начинай сопереживать авантюристам.

— Что? — Эйна застыла на месте в то время, как вервольф продолжил шагать.

— Это принесёт только страдания. Это, конечно, всего лишь моё мнение, но…

— Начальник?..

— …Мне кажется многие работники со мной согласятся.

Он оставил Эйну позади наедине с этими мыслями, уходя всё дальше по коридору.

Эйна осознала смысл этих слов уже через несколько дней.

В один из дней Эйна отправилась в Вавил для проведения инспекции. День почти кончился, воздух пронзали тёмно-красные лучи заходящего солнца.

Нескончаемый поток авантюристов поднимался по лестнице ведущей в Подземелье. В огромном атриуме первого этажа башни Эйна и её коллега завершали доклады, подготавливаясь к возвращению в Пантеон.

— ?..

Поднялась небольшая шумиха. Эйна повернулась в сторону шума, исходившего от авантюристов, и увидела, что из-под земли выносят несколько тел.

Группа авантюристов была уничтожена. Разговоры поднимавшихся авантюристов достигли ушей Эйны. Насколько она поняла, тела были найдены одним авантюристом высокого ранга, который решил вернуть их на поверхность из уважения.

Опытные коллеги Эйны смотрели на тела холодными взглядами и молчали, отгоняя эмоции, которым нет названия, смотря на тела, выложенные на полу атриума.

Одно из тел Эйна узнала.

— Что?..

Побитая лёгкая броня, треснувший меч, всё ещё сжатый в руке и знакомые синие волосы. Покрытой кровью девушкой была Марис Хакард.

Эйна не могла ошибиться.

Эту девушку невозможно было не узнать.

Остекленевшие глаза Марис были приоткрыты.

У тела не было руки.

Другие тела также были разорваны, рассказывая жуткую историю об их смерти.

В следующее мгновенье ноги Эйны подкосились и она рухнула на колени.

— Эти раны… похоже на работу детёныша дракона, да?

— Да, насколько я вижу. Похоже ребятки даже сопротивления оказать не смогли. Жалко как.

— Интересно, это просто невезение, или они сами на монстра бросились и силы не рассчитали… ну, как бы там ни было, такое случается.

Эйна слышала переговоры авантюристов, проходивших мимо. Она не могла думать, просто беспомощно стояла на четвереньках на полу. Она никак не могла отвести взгляд от остывшего тела, от жестокой реальности.

Прошёл год с тех пор, как она стала советницей.

Среди авантюристов, за которыми она следила Марис стала первой потерей.

— Тулле! Эй, Тулле! Чёрт подери!!!

Крики коллег, кричавших её имя, казалось, раздаются где-то вдалеке.

Перед глазами Эйны потемнело, словно её сознание пыталось убежать. Перед глазами всё померкло, но лицо Марис, покрытое кровью, врезалось в её память и никак не уходило.

Она знала. Знала, что она в Орарио, городе Лабиринта. Знала, что ежедневно авантюристы ходят в Подземелье, и многие не возвращаются.

Конечно, она всё это знала. Невозможно было не знать.

Но Эйна никогда не могла себе представить, что это коснётся её самой… что это случится с Марис.

Казалось, словно это происходит только с другими людьми.

Казалось, было невозможным, что авантюристка, с которой они совсем недавно смеялись и говорили, обретённая ей подруга, исчезнет.

Впервые Эйна ощутила на себе смерть близкого человека.

Смерть Марис стала подобием поворотной точки, авантюристы, за которых несла ответственность Эйна, начали погибать.

Авантюрист рангом выше, которого передали Эйне вместо Марис, ушёл на серединные этажи и не вернулся.

«Лучше не начинай сопереживать авантюристам»

Теперь Эйна поняла значение слов своего начальника.

Непереносимому чувству потери объяснения не требовались.

Скорее всего большинство работников Гильдии, включая начальника Эйны, испытывало множество подобных моментов, если не было даже хуже.

Я… Я просто…

Сожаления пожирали Эйну сильнее грусти. Она советница по походам в Подземелье. Разве нет ничего, что она могла бы предложить своим авантюристам? Разве она не могла сделать больше для них… для неё?

…Я позволила ей умереть.

Эта мысль врезалась в грудь Эйны.

— Какое высокомерие, Тулле, — сказала женщина-вервольф, один из самых опытных секретарей Гильдии, словно увидев мысли Эйны насквозь. — Есть море безопасных профессий. А они решили стать авантюристами. Ради славы, денег, или каких-нибудь идиотских погонь за «неизвестностью», или ещё из-за какой-нибудь нелепости. Мы не можем спасать идиотов.

— Р-Роза…

— Они выбрали этот путь. Как бы мы не пытались отговорить их или уберечь, это бессмысленно, — сказала женщина-вервольф, накручивая на палец рыжие волосы.

Эйна оторвала взгляд от стола, за которым сидела, неподвижная словно кукла и неспособная работать.

Даже стеклянный взгляд Эйны вызывал у Розы злость, однако сквозь эту злость, казалось, проглядывает горечь.

Прошло ещё некоторое время.

— Какая сложная работа… — Миша позволила себе расслабиться одним вечером, когда в офисе остались только они с Эйной.

Две чашки чёрного чая, уже довольно остывшего, стояли на столе.

— Никто не возвращается, да? Как бы они не были сильны, красивы, добры… они просто…

— Миша…

Миша была очарована тем авантюристом, возможно даже была в него влюблена, а теперь сидела, содрогаясь и смотря в пол. Несколько слезинок упали ей на ноги.

Эйна никогда не видела свою подругу в таком жалком состоянии.

— Эйна… можно я с тобой посижу?

— …Конечно.

Миша перебралась на стул рядом с Эйной и начала рыдать. Она уткнулась лицом в плечо Эйны и пыталась унять всхлипы.

В тот день, прижав к себе подругу, Эйна разрыдалась тоже.

Благодаря слезам Миши, наконец и она смогла оплакать Марис.

После этого умерли ещё многие. Но в проходивших в горечи от потерь днях Эйна начала кое-что понимать.

«Авантюры» приводят их к смерти.

Мгновения беззаботности, или гордости или даже храбрости и надежды на совершение чего-то великого, вот что становится гильотиной, безжалостно забирающей их жизни.

Эйна начала ассоциировать попытки отправиться в приключение с безрассудством.

Больше, чем она могла припомнить раз, Эйне не удавалось убедить авантюристов не рисковать своими жизнями, бросаясь в так называемые «авантюры».

Это сложно. Очень, очень сложно, понимаете? Но…

Эйна пыталась стать, как другие секретари и работники Гильдии, пыталась отстраниться от авантюристов. Но вскоре она перестала даже пытаться.

Она видела Марис в каждом авантюристе, которого наставляла, и, вместо того чтобы печалиться из-за этого, она приняла свои чувства и начала с ними бороться.

Если их бросать, будет только хуже.

Волнение и интерес, которые она ощущала, начав работать в Гильдии, превратились в нечто другое: чувство долга.

Пытаясь сохранить маску безразличия среди коллег и даже Миши, успешно отстранившейся от авантюристов, Эйна наоборот пыталась во всём им помогать.

— Итак, Рувис, начнём с того, на чём остановились, да?

— Мммм… мисс Эйна, не могли бы мне сделать перерыв?..

Эйна проводила строгие занятия и вбивала знания о Подземелье в головы всех присутствующих. Она была беспощадна, независимо от того, кто перед ней находился, зелёные новички или опытные авантюристы высоких рангов, переданные ей другими советницами.

Она решила, что не позволит им пускаться в «авантюры».

Настроившись следовать этому пути во что бы то ни стало, Эйна делала для авантюристов всё, что могла.

Даже когда они были на грани поднятия уровня, Эйна указывала целый список предосторожностей и тщательно следила за подготовкой каждой из вылазок авантюристов. Порой она даже назначала задания авантюристам, которым доверяла и спускалась в Подземелье вместе с ними, разделяя риск.

Она хотела своими глазами увидеть опасности, которые ожидают авантюристов в этом смертельно опасном месте.

— Дормул, ты всё понял неправильно! Их нужно бить с другой стороны!

— Пощадите, пожалуйста, Эйночка, миленькая!

Поначалу коллеги в Гильдии смотрели на неё, как на обезумевшую, но обнаружилось, что им нечем упрекнуть Эйну за подобное старание.

Постепенно Миша тоже начала меняться.

— Эйна, мне только что поручили новичка-зверолюда… Какое оружие мне стоит ему посоветовать?

По крайней мере, судя по всему, Мишу уже не сковывали мысли о потерях, и она начала думать, что она может сделать для своих авантюристов, и часто обращалась к Эйне за советом.

Эйну очень это радовало.

Время шло.

Эйна, сама того не понимая, стала старше Марис.

Длинные волосы она обрезала.

Приближаясь к своему совершеннолетию, Эйна стала выглядеть гораздо взрослее, а названное Марис «достойным» место заметно подросло.

И вот, в пятую весну работы Эйны в Гильдии…

— Я…я хочу быть авантюристом!

…Эйна увидела мальчика, надеявшегося стать авантюристом.

— П-просто для подтверждения, я правильно понимаю, что вы хотите зарегистрироваться?

— Да!

Молодой паренёк с белыми волосами и красными глазами походил на кролика.

Протянув ему через окошко форму для регистрации, Эйна, напряжённо улыбаясь, помогла ему заполнить необходимые бумаги. Вместе с этим она внимательно осмотрела парня.

Его звали Белл Кранелл. Человек, как и Марис. А ещё он был заметно её моложе.

Эйна на мгновенье помрачнела. Она видела немало подобных молодых авантюристов, едва переставших быть детьми. Но профессионализм взял верх, и деловая улыбка не сходила с её лица, пока парень не закончил регистрацию.

Сказав парню прийти завтра, Эйна вернулась в офис.

— Этот долго не продержится. Ни в жизнь.

— Р-Роза!

— Да ладно, Тулле, даже ты должна понимать, когда у кого-то нет ни единого шанса. Сколько лет ты уже проработала? — сказала с усмешкой женщина-вервольф, наблюдавшая за разговором.

За много лет работы, секретари начинают предугадывать, сколько новый авантюрист, постучавший в двери, может протянуть.

Эйна и сама считала, что этот парень не самый выдающийся случай. По крайней мере, инстинкты подсказывали ей, что у него нет таланта, а значит её старшая коллега права.

— Какую советницу он попросил?

— Эм… девушку, если возможно эльфийку.

— Слышали это? Мальчишке эльфийку подавай! Что, Софи, возьмёшь его под крыло?

Софи была прекрасной эльфийкой, с которой Роза начала работать примерно в одно время. Также она была одной из самых популярных работниц среди авантюристов. Она отклонила предложение, сказав напрямую:

— Это будет глупо. Зачем тратить время и силы на авантюриста, который долго не продержится.

— Роза! Софи! Как ужасно говорить о подобном заранее! — пылко возмутилась Эйна.

Женщина-вервольф ухмыльнулась.

— Ну тогда… — сказала она. — Давайте сделаем ставки, сколько продержится этот паренёк.

— Поставлю на полгода.

— Тогда я на два месяца.

— Две недели, не больше.

— Подходит ко мне с деньгами! — сказала Роза.

Когда стало ясно, что её коллеги начали делать самые настоящие ставки, Эйна возмутилась:

— В-вы все, это неправильно!

Она понимала, что это пари всего лишь способ отвлечься. Просто шутка, которая избавит большинство её коллег от трагедии очередной неизбежной смерти авантюриста. Эйна всё понимала, но не могла этого принять.

Громкий крик Эйны заставил Мишу отвернуться от окна, за которым она сидела, принимая авантюристов. Одна из коллег подразнила Эйну:

— Что бы ты ни говорила, Эйна, но ты же и сама не думаешь, что паренёк станет настоящим авантюристом, правда?

Полуэльфийке попытались сказать, что она просто боится поставить деньги на то, что он протянет дольше шести месяцев.

— !..

Если до этого момента Эйна собиралась закрыть глаза, то теперь шутка зашла слишком далеко. И она, молящаяся о безопасности авантюристов куда больше остальных, не могла отступить.

— Хорошо! Тогда я буду его советницей! — решительно прокричала она. Она собиралась поддержать этого авантюриста. Все это увидели.

— П-подожди, Тулле!

— Начальство уже переводит тебя на другую должность, больше авантюристов тебе поручать не будут, разве нет?

— С одним авантюристом я справиться успею! И да, может всего лишь наполовину, но я эльфийка! — настояла она, заглушая пытавшихся возмутиться секретарей. Теперь уже никто не мог остановить Эйну. — Но, если я выиграю, никаких больше ставок никогда не будет, это ясно? — сказала она и вышла из офиса. Она отправилась подавать просьбу назначить её советницей авантюриста.

Эйна поклялась себе, что не позволит этому мальчику умереть.

Сколько же я всего вчера наговорила…

На следующий день Эйна шла по коридору Гильдии, остыв и поразмыслив. Она пожалела о вчерашнем взрыве эмоций, но брать свои слова назад не собиралась.

Она сделает так, что этот молодой авантюрист выживет.

Она будет поддерживать авантюристов и подбадривать их.

Мысленно она вернулась к Марис и остальным. К их смертям. К обещаниям, которые она давала каждому из них.

Тяжело вздохнув, она потянулась к двери переговорной. Перекинув три огромных книги с учебным материалом на другую руку, она открыла дверь.

— …А!

Эйна улыбнулась удивлённому парню, ожидавшему её внутри:

— С сегодняшнего дня я назначена вашей советницей. Меня зовут Эйна Тулле. Буду рада с вами работать!