Том 6    
Глава 4. Те, кто придёт.


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
6ardik
1 мес.
Глава 5. Наша «Битва».
Ошибка в:
эти игры получила так 
Исправление:
эти игры получилИ так 

Глава 5. Наша «Битва».
Ошибка в:
Арканума — «Божественно Зеркало».
Исправление:
Арканума — «БожественноЕ Зеркало».

Глава 5. Наша «Битва».
Ошибка в:
взглянули на группу их троих 
Исправление:
взглянули на группу иЗ троих 

Глава 5. Наша «Битва».
Ошибка в:
Громкий, гулкие перезвон 
Исправление:
Громкий, гулкиЙ перезвон 

Глава 5. Наша «Битва».
Ошибка в:
ставший к началу «Битвы»
Исправление:
ставший сигналом к началу «Битвы»

Глава 5. Наша «Битва».
Ошибка в:
дозорных не северной стене.
Исправление:
дозорных нА северной стене.

Глава 5. Наша «Битва».
Ошибка в:
заставляла из действовать необдуманно.
Исправление:
заставляла иХ действовать необдуманно.

Глава 5. Наша «Битва».
Ошибка в:
загорелось под ногами девушку
Исправление:
загорелось под ногами девушкИ

Глава 5. Наша «Битва».
Ошибка в:
Парке не были ни
Исправление:
Парке не былО ни

Глава 5. Наша «Битва».
Ошибка в:
В этот перед парнем 
Исправление:
В этот раз перед парнем 

Глава 5. Наша «Битва».
Ошибка в:
Но не верил в то,
Исправление:
Он не верил в то,

Глава 5. Наша «Битва».
Ошибка в:
тени и обломков появилась
Исправление:
тени и обломков появилСЯ

Глава 5. Наша «Битва».
Ошибка в:
как Глаза Гиацинта
Исправление:
как глаза Гиацинта

Эпилог. Паства Гестии.
Ошибка в:
выразили громко выразили 
Исправление:
громко выразили 
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
для Дафны смешного странно
Исправление:
для Дафны до смешного странно

Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
большая часть людей разделял 
Исправление:
большая часть людей разделялА 
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
и проводило свою собственную
Исправление:
и проводилИ свою собственную

Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
учувствовать в «Битве»,
Исправление:
учАвствовать в «Битве»,

Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
не мог не улыбнутся.
Исправление:
не мог не улыбнутЬся.
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
богиня Лю, Астрия
Исправление:
богиня Лю, Астрея

Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
В отличии от монстров, который
Исправление:
В отличии от монстров, которыЕ
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
не давала покоя полученный
Исправление:
не даваЛ покоя полученный

Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
Миокото… могу я… к вам
Исправление:
Микото… могу я… к вам

Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
Гефест ощущала, как ощущения 
Исправление:
Гефест чувствовала, как ощущения 

Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
гравировать Ἥφαιστος на
Исправление:
гравировать  Ἥφαιστος на

Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
построенной для проживания сотрудница.
Исправление:
построенной для проживания сотрудниЦ.
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
её главой, богом Сома.
Исправление:
её главой, богом Сомой.

Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
Растянувший в улыбке рот
Исправление:
РастянувшийСЯ в улыбке рот

Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
Занис прыгнули к Лили,
Исправление:
Занис прыгнул к Лили,

Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
за спиной Лили Чандра отметил победу Вельфа
Исправление:
за спиной Лили отметил победу Вельфа
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
держат в на складе сомы.
Исправление:
держат на складе Сомы.
6ardik
1 мес.
Глава 3. Взрыв.
Ошибка в:
не важно, где проводить своё время
Исправление:
неважно, где проводить своё время

Глава 3. Взрыв.
Ошибка в:
его идеальное отбеленные зубы
Исправление:
его идеальнО отбеленные зубы

Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
искал здание, которое называемое ей домом
Исправление:
искал здание, которое она называла домом.

Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
повернул в на одну из
Исправление:
повернул на одну из

Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
начал казаться парню вечностью.
Исправление:
началО казаться парню вечностью.

Глава 4. Те, кто придёт.
Ошибка в:
и зашептал её на ухо,
Исправление:
и зашептал еЙ на ухо,
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 3. Взрыв.
Ошибка в:
не успел даже скооперироваться
Исправление:
не успел даже скооперироваться (может сгруппироваться?)

Глава 3. Взрыв.
Ошибка в:
колдунья, вытянувший посох в
Исправление:
колдунья, вытянувшАЯ посох в

Глава 3. Взрыв.
Ошибка в:
размером с кулак и рюкзака
Исправление:
размером с кулак иЗ рюкзака
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 3. Взрыв.
Ошибка в:
от Западной Главной Улице.
Исправление:
от Западной Главной УлицЫ.

Глава 3. Взрыв.
Ошибка в:
свет, ни близость Гильди этому не мешало,
Исправление:
свет, ни близость Гильди этому не мешалИ,

Глава 3. Взрыв.
Ошибка в:
несколько новый царапин
Исправление:
несколько новыХ царапин

Глава 3. Взрыв.
Ошибка в:
Взрывы пламени вырвался
Исправление:
Взрывы пламени вырвались

Глава 3. Взрыв.
Ошибка в:
и он обращает со всеми
Исправление:
и он обращаетСЯ со всеми

Глава 3. Взрыв.
Ошибка в:
до того, как слышала ответ
Исправление:
до того, как Услышала ответ

Глава 3. Взрыв.
Ошибка в:
взрыв раздался насколько
Исправление:
взрыв раздался нЕсколько

Глава 3. Взрыв.
Ошибка в:
к Северо-Западной главной улицы,
Исправление:
к Северо-Западной главной улицЕ,
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 2. Может потанцуем?
Ошибка в:
в её глазах была читалась
Исправление:
в её глазах читалась

Глава 2. Может потанцуем?
Ошибка в:
и пытающий казаться чуть выше
Исправление:
и пытающийСЯ казаться чуть выше

Глава 2. Может потанцуем?
Ошибка в:
свисает с потолка длинные
Исправление:
свисает с потолка, длинные

Глава 2. Может потанцуем?
Ошибка в:
одет очень довольно скромно
Исправление:
одет довольно скромно

Глава 2. Может потанцуем?
Ошибка в:
и Чигуса-сам тоже
Исправление:
и Чигуса-саН тоже

Глава 2. Может потанцуем?
Ошибка в:
вообще наслаждаются жизнь
Исправление:
вообще наслаждаются жизньЮ

Глава 2. Может потанцуем?
Ошибка в:
множестве героических истории
Исправление:
множестве героических историЙ

Глава 2. Может потанцуем?
Ошибка в:
в битве в Чёрным Драконом
Исправление:
в битве С Чёрным Драконом

Глава 2. Может потанцуем?
Ошибка в:
Изо всех силы пытаясь
Исправление:
Изо всех сил пытаясь

Глава 2. Может потанцуем?
Ошибка в:
отправляет их бой
Исправление:
отправляет их В бой

Глава 2. Может потанцуем?
Ошибка в:
Наши взгляд встретились.
Исправление:
Наши взглядЫ встретились.
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 1. Разозлившийся Кролик.
Ошибка в:
Я на спине, подобной разбитый вдребезги стол
Исправление:
Я на спине, подо мной разбитый вдребезги стол

Глава 1. Разозлившийся Кролик.
Ошибка в:
потерял интерес к случившемся,
Исправление:
потерял интерес к случившемУся,

Глава 1. Разозлившийся Кролик.
Ошибка в:
Паства Локи заставила группа
Исправление:
Паства Локи заставила группУ
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 1. Разозлившийся Кролик.
Ошибка в:
получил «Ковку» в качестве своего
Исправление:
получил «Ковку» в качестве своеЙ

Глава 1. Разозлившийся Кролик.
Ошибка в:
Сообща работал сотни
Исправление:
Сообща работалИ сотни

Глава 1. Разозлившийся Кролик.
Ошибка в:
Я ощутил другие посетители
Исправление:
Я ощутил как другие посетители
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 1. Разозлившийся Кролик.
Ошибка в:
смущённей, чем обычного.
Исправление:
смущённей, чем обычно.
kosinus
1 г.
Скажите, 7 том же не финальный? И почему на сайте указано только 7 томов. Немного не понимаю как это работает.
mortalkombat
1 г.
Увы, но золотое руно искать они не будут. Да и отсылки дальше будут скорее к восточной мифологии, а не греческой. Тем более, ведь название тайла даже подсказывает, что именно в подземелье будут искать :).
naazg
1 г.
В иллюстрированном fb2-файле нет глав после пятой.
naazg
1 г.
Спасибо
swer15
1 г.
С нетерпением жду продолжения. Спасибо за перевод!
aisdh
1 г.
видимо дальше будет еще больше отсылок к греческой мифологии. может они будут еще в подземелье искать золотого барана?

Глава 4. Те, кто придёт.

Всем добра с вами Кристонел. В свете блокировок из разряда «никогда не знаешь когда тебя схватят за жопу» запускаю в твиттере хештег #Кристычнапереводе инфу о моих переводах сможете найти там. Также вопросы можно задать в дискорде команды АЮМ, адрес которой есть во всех моих послесловиях. приятного чтения главы.

Новость о «Битве» разлетелась среди богов с огромной скоростью.

Разумеется, авантюристы и жители Орарио не могли не заметить ликующих и взвинченных божеств по всему городу. За считанные минуты каждое живое существо на поверхности Города-Лабиринта знало о том, что должно случится.

Новость просочилась сразу после того как Гестия и Аполлон официально договорились о «Битве».

— Кажется это та самая башня!..

Белл покинул дом Паствы Аполлона, в тупиковой части города и пробежал по оживлённым улицам. Петляя по незнакомым переулкам, он оказался в Северо-западной части города. Месяц назад он тренировался на городской стене с девушкой. Отчаянно пытаясь вспомнить ориентиры, которые она ему говорила, Белл искал здание, которое называемое ей домом.

Беловолосый парень практически летел по Северной Главой Улице, яростно размахивая руками в такт шагам. Переулки проносились мимо один за другим; глаза отчаянно пытались найти хоть одно знакомое место.

Парень повернул в на одну из улиц, переполненных украшенными орнаментами домами и известными в городе зданиями. Белл смотрел на крыши, пытаясь найти самую высокую. Несколько поворотов спустя парень обнаружил, что оказался прямо перед домом Паствы Локи, Сумеречным Поместьем.

— Эй, ты, а ну стоять!

— Назови цель визита!

— Разрешите мне поговорить с Айз… Позвольте переговорить с Айз Валленштайн!

Мужчина и женщина перекрыли вторженцу путь в дом Паствы. Парень попросил разрешения встретиться с Айз. Мужчина рассмотрел лицо Белла, его брови опускались всё ниже, а в голове складывалась картина.

— Ты же Маленький Новичок?.. Зачем тебе с ней встречаться?!

Белые волосы и красные глаза Белла выделяли его среди остальных авантюристов. Страж не мог пропустить чужака внутрь и преградил путь, ну а Белл не мог позволить себе уйти.

Парень начал выпрашивать разрешение увидеться с Айз, но не мог объяснить зачем ему это. Голоса стражей становились громче и злее, а парень просил всё настойчивее и отчаяннее. Вскоре к воротам дома Паствы начали подходить её члены.

— !..

Группа из двадцати авантюристов высыпала из здания, построившись за стражами в стену копий, готовясь защитить свой дом от вторженца. Положение Белла становилось всё более и более опасным.

Подоспевшие авантюристы начали выкрикивать угрозы, называя Белла «жалким», «бесстыжим» и «дерзким», помимо прочего… Все уже знали, что Паства Гестии будет участником «Битвы» и считали, что парень прибежал убедить Айз присоединиться к битве — лис заманивает тигрицу ради когтей. Они были готовы сделать всё, что в их власти, чтобы прогнать Белла. Их решимость защитить Айз от нападок перерастала в гнев — разве они могли позволить Беллу использовать девушку в собственных целях?

Страх охватил Белла, он рефлекторно отступил.

Он знал, что его действия бесстыдны, но и отступить не мог. У него слишком мало времени чтобы стать сильнее, чтобы сократить разрыв с новоявленным врагом. Единственная возможность стать сильнее достаточно быстро, которую знал парень, это тренировки с Айз. Как и в тот раз, когда она тренировала его перед битвой с Минотавром.

Тот факт, что Лили была похищена съедал Белла изнутри. Сейчас, вместо спасения ему приходилось стоять и выслушивать гневные крики. Каждое мгновение, в которое он ничего не делает начал казаться парню вечностью.

— Позвольте мне увидеть Айз! — снова взмолился Белл, кланяясь снова и снова.

— Что тут у нас?

Сквозь хаос пробился новый голос.

Толпа авантюристов затихла. Белл остановился, он уставился на владелицу голоса.

Авантюристка высокого класса, Тионэ Хайрит пошла к вратам. Как и полагается представительнице её расы, она была едва одета, лишь в нескольких местах бронзовую кожу прикрывала одежда. Длинные чёрные волосы развевались из стороны в сторону с каждым шагом.

Авантюристы расступились, пропуская её вперёд. Она направилась прямо к Беллу.

Один из стражей наклонился и зашептал её на ухо, что происходило раньше. Глаза Амазонки уставились на Белла.

— Тебе здесь не место. Я не могу позволить продолжаться этому фарсу.

— ?!

Тионэ была безжалостна. Она представляла волю Паствы Локи пока рядом не было лидера, Финна.

Её тон был ледяным, а во взгляде не было ни малейшего признака жалости. Амазонка скрестила руки, она была непоколебимой и ужасающей. Спустя несколько секунд она схватила Белла за плечи и вытолкнула с территории Паствы.

— П-постойте! М-мисс Тионэ?! Пожалуйста, выслушайте!..

Беллу пришлось сделать несколько шагов назад, чтобы остаться на ногах. Сила девушки ошеломила Белла, он отходил всё дальше и дальше от своей последней надежды.

Его тело дрожало, Белл попытался рвануть обратно к дому Паствы Локи, но тут Тионэ к нему наклонилась.

— …Поверни направо и пройди два квартала по улице.

— !

Голос амазонки был тихим, чтобы никто кроме Белла её не слышал. Тионэ проигнорировала удивлённый взгляд Белла и толкнула его ещё раз. Её лицо было будто бы каменным, она довольно долго смотрела на Белла, прежде чем развернуться спиной. Белл наблюдал как амазонка удаляется, потеряв дар речи. Девушка быстрыми шагами прошла мимо авантюристов и вернулась в здание.

Наконец, Белл снова смог двигаться. Очень медленно, парень побрёл прочь от дома Паствы Локи. Чувствуя гневные взгляды, Белл вернулся на ту же улицу с которой пришёл… а скрывшись с глаз авантюристов рванул на полной скорости.

Он пошёл в указанном Тионэ направлении, побежал по тёмным переулкам, сердце парня сильно стучало. Один квартал, второй и…

— О! Эй, Айз! Вот и Аргонавтик!..

— Айз?! М-мисс Тиона?!

Парня встретили вооружённая своей саблей Айз и вторая из сестёр-амазонок, Тиона, с огромными ножнами, покоящимися на плече.

Белл удивлённо замер, но Тиона поздоровалась с ним как со старым другом.

— Мы видели тебя из окна, Аргонавтик. Айз блеснула идейкой и сказала Тионэ тебя встретить.

Тиона объяснила, как была устроена эта тайная встреча.

Айз всё поняла, как только Белл показался у парадной двери. Взгляд парня подсказал ей что тот пришёл за новой тренировкой. Но переговорить перед обозлёнными членами своей Паствы девушка не могла, поэтому отправила Тионэ с сообщением.

Хотела ли Тиона помочь подруге, или просто повеселиться, но она пришла в восторг от идеи тренировок.

— …Айз, ты правда можешь?

Белл сделал очень несмелый шаг вперёд и заговорил.

У девушки нет причин чему-то его учить, Белл просит её об огромном одолжении. Поскольку их Паствы не работают вместе, Айз может делать что-то только по своему желанию и столкнуться с возможными последствиями.

Слова Белла повисли в воздухе, напряжение нарастало. Наконец, Айз ответила.

— Я не могу сразиться за тебя или рядом с тобой… Тебе будет нужно постараться…

— Ага, ага! Это твоя драка, Аргонавтик!

Тиона перевела слова Айз, а потом ткнула в парня пальцем.

Белла пробил холодный пот. Айз продолжила.

— Но мне кажется, что будет неправильно… тебя оставлять.

— Айз…

Взгляд золотых глаз заставил сердце Белла растаять. Совершенно игнорируя неожиданную смену настроения, Тиона встряла в разговор:

— Да ладно, всё будет круто. Если Айз поднатаскает тебя к «Битве», будет только веселее! Локи и остальные будут в восторге!

Белл мог только скривиться от этой мысли. Если бы разница в силе между ним и Паствой Аполлона не была бы такой колоссальной, за «Битвой» было бы интереснее наблюдать. Айз посмотрела на амазонку и легонько улыбнулась.

— Как по мне, Паства Аполлона поступает неправильно. Слишком грязно такие штуки проворачивать, так что я не могу остаться в стороне…

Щека Тионы дрогнула, а потом она посмотрела на парня, и улыбка растянулась на её лице.

— Так что я тоже тебе помогу, Аргонавтик!

— Это значит…

— Ага! Со мной тоже смахнёшься!

Белл посмотрел на Айз, не зная, что сказать. Девушка ему кивнула. Поражённый таким поворотом событий, Белл замешкался.

— Я не знаю, как мне выразить свою благодарность…

— Да расслабься, всё в порядке! Идём, время не ждёт!

— Конечно.

Белл поклялся, что найдёт способ отплатить девушкам за их доброту. Он в огромном долгу перед ними.

Тиона была в таком восторге, что начала размахивать своим огромным оружием с детской улыбкой на лице. Белл и Айз шли за ней по улице.

Пункт назначения: то же самое место, в котором они тренировались прежде — северо-западная часть городской стены.

Тренировка Белла с двумя авантюристами высшего класса почти началась.

Гильдия официально одобрила «Битву» между Гестией и Аполлоном почти мгновенно. В то же время по всему городу началась подготовка.

Впрочем, никто не работал усерднее, чем работники Гильдии. От них требовалось подобрать правила, которые позволят обеим сторонам раскрыть свой полный потенциал, при этом не создавая опасность для жителей Орарио. Бойцам нужны припасы, наставления, а самое главное, площадка для «Битвы». Сражение может начаться в любой момент; нельзя терять время. Помимо прочего, Гильдии требовалось учесть пожелания богов.

В городе не было ни единой души, авантюриста или простого жителя, который бы не ждал, когда объявят условия «Битвы». Сейчас все могли только предвкушать зрелище.

— …Гестии нет и сегодня?!

Тринадцатый этаж Башни Вавил в центре Орарио…

Аполлон почти сорвался.

Множество богов и богинь собралось за круглым столом, стоявшим между множеством колонн, поддерживавших высокий потолок. Правила и стиль проведения «Битвы» определяется богами-участниками, но в обсуждении участвуют и все остальные боги — как зрители, которых это зрелище развлечёт — на Денатусе.

С нападения на Паству Гестии прошло три дня.

Аполлон начал злиться, поскольку его противница никак не показывалась. Она объяснила это, заявив, что несколько дней была «больна». Несмотря на заявление, что она физически не может присутствовать на встрече, было ясно, что она тянет время.

Аполлон злобно вертелся на стуле, заявляя, что Гестия просто готовит план побега. Когда он завершил свою тираду, высокая дверь в помещение распахнулась.

— Простите, опоздала. Приношу свои извинения, за то, что заставила вас столько ждать.

Несмотря на напускную вежливость, было ясно что Гестия нисколько не сожалеет. Миах шёл за спиной богини.

— Ты очень сильно подзадержалась, Гестия. Как ты собираешься ответить за такую продолжительную задержку Денатуса?

— Не я виновата в том, что подхватила жар, пока твои последователи гоняли меня по городу. Какое-то время я вообще думала, что мне конец.

Гестия снова сослалась на здоровье, в ответ на возражения Аполлона. Миах, стоявший за спиной Гестии подтвердил её заявление.

— Да, она была в ужасном состоянии.

— Ага, ага, Малявка хилая, хватит тянуть кота за… Начнём уже?

Локи развалилась на своём стуле, подняв бровь и закинув за голову руки, будто она тоже потеряла терпение. Боги расселись по местам, и, наконец, началось обсуждение.

Первым требованием было подписание необходимых бумаг Аполлоном и Гестией в присутствии остальных богов.

— Как только я одержу победу, я заберу Белла Кранелла.

— …

— Хочу прояснить ситуацию. Никаких детских отговорок или притянутых за уши формулировок после «Битвы». Если победит Гестия, может потребовать всё, что пожелает её маленькое сердечко.

Возможность поражения даже не беспокоила Аполлона. Он желал одного: немедленной передачи Белла Кранелла Пастве Аполлона. Гестия молчала. Божество, записывающее ход собрания сказало:

— Вот и хорошо, — записав требования.

После, наступила очередь обсуждения «Битвы».

— Один на один, сильнейшие авантюристы наших Паств решат всё между собой. Разве это будет не восхитительно?

Гестия даже не взглянула на Аполлона, делая своё предложение.

— Бой будет проведён в Колизее, на виду у всех. Решающая битва на наших глазах. Всех это порядком развлечёт, не так ли?

— Согласен. Смотреть как дети Аполлона навалятся на Белла всей толпой будет довольно скучно.

— Поддерживаю предложение.

Аполлон злобно взглянул сначала на Гестию, а потом на её союзников, Миаха и Такемиказучи.

Немало сидевших за столом богов закивали, уловив логику в этих словах.

— Что скажешь, Аполлон?

— Твоему парню придётся сойтись с Убийцей Быков!

— Сильные противники сойдутся в дуэли один на один, как по мне, звучит неплохо.

— …

Божества за столом начали улыбаться. Они не принимали определённую сторону, им просто нравилось смотреть как реагирует Аполлон.

Светловолосое божество с лавровым венком натянул маску спокойствия и улыбнулся:

— Единственная причина по которой твоя Паства так мала заключается в твоей лени, Гестия.

— Мууу…

— Можешь сколько угодно рыдать над своим недостатком детей, а у меня нет причин соглашаться на твои условия.

— Грррр… — Гестия тихонько зарычала, когда Аполлон указал, что размеры Паствы целиком и полностью зависят от бога.

Гестия действительно просто хотела быть с одним только Беллом и даже не пыталась увеличить размеры Паствы. Гестии нечем было защищать своё предложение, поэтому Аполлон предложил другое:

— Чтобы всё было честно, почему бы нам не положиться на случай?

— Конечно, — раздались голоса богов, и Аполлон достал из-под стола коробку.

Каждый бог написал на бумажке, в каком формате он желает увидеть «Битву». Все бумажки были собраны и помещены в коробку. Разумеется, Гестия написала ДУЭЛЬ огромными буквами и бросила свою бумагу в коробку.

— Я не могу доверять богу, который встал на сторону Аполлона.

— …это взаимно. Я не приму вариант, вытянутый Миахом или Такемиказучи.

Гестия и Аполлон холодно обменялись условиями.

В таком случае… оба божества осмотрели стол, их взгляды сошлись на одном боге.

— Гермес.

— Эээм… вы серьёзно?

Голоса Гестии и Аполлона прогремели, они назвали бога одновременно.

Удивлённый неожиданному выбору Гермес натянуто улыбнулся.

— Мой дорогой друг, я вверяю выбор в твои руки.

— Полагаюсь на тебя, Гермес.

Аполлон знал Гермеса со своих дней в Тенкае и величественно кивнул. Гестия посмотрела на бога с доверием во взгляде. Выбор пал на Гермеса, потому что в таких ситуациях он всегда соблюдает нейтралитет.

— Похоже, придётся мне, — сказал он на выдохе, принимая роль доверенную ему двумя божествами. Он поднялся со стула и обошёл стол. Все взгляды уставились на него.

— Полегче со мной…, — пробормотал он себе под нос, медленно опуская руку в коробку.

Гестия ёрзала на стуле, у неё перехватило дыхание, когда Гермес достал бумажку и развернул её. Лицо Гермеса побледнело, он помешкал пару секунд, а потом на его лице появилась пустая улыбка и он произнёс.

— Осада Замка.

Бам! Кулаки Гестии ударили о столешницу, она скрипнула зубами.

— Пф-ха-ха-ха-ха! Решение было выбрано честным образом. Обжалованию не подлежит!

Смех Аполлона разнёсся по залу. Что в атаке, что в защите, подобный стиль «Битвы» требует огромного количества людей. Скорее всего, Гермес вытащил бумажку, написанную самим Аполлоном.

— Вот вам и Гермес.

— Не могу дождаться!

Другие божества также начали разговаривать между собой.

Гермес расстроенно посмотрел в потолок, лицо Гестии побагровело и затряслось от гнева. Аполлон же, напротив, повеселел:

— Невозможно защитить замок в одиночку. Поэтому я предоставлю Гестии роль атакующего.

Аполлон улыбнулся, поскольку его слова записываются.

Слова Гестии застряли в горле от расстройства, поскольку она получила худший из возможных исходов. Плечи богини начали опускаться…

— Прошу прощения, могу я высказаться? — заговорил Гермес.

— Аполлон, подобный тип сражения ставит Гестию в очень неудобное положение… Это совершенно нечестная битва. Я уверен, многим из нас будет скучно на это смотреть.

— …

— Поэтому, я хотел бы предложить позволить авантюристам других групп принимать участие в этой «Битве».

Предложение Гермеса об участии членов других Паств в «Битве» заставило Аполлона нахмуриться.

— …Гермес, я знаю, что ты пытаешься сделать: подобное предложение кажется мелочью, но в то же время загонит меня в угол. Не думай, что я позволю такому случиться.

Принимая во внимание прошлые отношения, Аполлон натянуто улыбнулся, пытаясь предотвратить вмешательство Гермеса.

— Все участники «Битвы» должны принадлежать к Паствам, которые в неё вовлечены, таковы правила. Присутствие участников других Паств бросает тень на богов, сошедшихся в битве.

Аполлон заявил, что он не примет такое безрассудное предложение.

— Что же, в этом есть истина.

— К тому же, если авантюристы высокого класса присоединятся к Гестии, я окажусь в опасности. Так получилось, что я знаю о том, что Гестия и Гефест довольно тесно дружат.

Аполлон продолжил отвечать Гермесу, по очереди взглянув на каждого бога за столом.

Последователи Гефест известны не только своими кузнечными навыками, но и достижениями на полях сражений. Богиня кузнецов бросила взгляд на Аполлона, сложив руки и сказав:

— Подобного я бы не допустила.

Аполлон ей усмехнулся, не принимая её слова на веру, и тут…

— Ох и ах, Аполлон. Ты так напуган?

— Фрея…

Сидевшая тихо всё это время сереброволосая богиня вступила в разговор. На её губах появилась лёгкая улыбка.

— Боишься сразиться больше чем с одним врагом разом?

— Не пытайся меня обдурить…

— О, или ты не доверяешь своим детям? Это так ты проявляешь свою любовь?

Божество, имеющее власть над самой любовью, уязвило гордость бога, который ей слишком одержим. Аполлон стиснул зубы так крепко, что они заскрипели. Вскоре большая группа божеств мужчин оказалась на стороне Фреи, голосуя за разрешение сражаться членам других Паств. Денатус поразило неожиданное оживление.

…Значит Фрее нужен Белл.

Несмотря на то, что слова сереброволосой богини пробудили в Гестии тревожные мысли, сейчас было не время их озвучивать. Если действия Богини Красоты хоть немного помогут Беллу в этой ситуации, она примет их с распростёртыми объятьями.

— …Ладно. Не больше одного авантюриста. Но эти авантюристы должны принадлежать к Паствам, действующим за границами Орарио.

Взволнованный Аполлон был вынужден принять часть предложения Гермеса.

«Ах ты монстр!» — беззвучно сказали губы Гестии, её плечи снова опустились.

Даже если принимать в расчёт количество авантюристов, средняя сила Паств, размещённых в Орарио гораздо выше, чем сила Паств за стенами города. По большей части, это из-за того, что авантюристы высокого класса очень сильны.

За пределами Орарио очень мало авантюристов выше второго уровня. К тому же, заключить контракт перед самым началом «Битвы» с одной из этих Паств, это ещё одна из невыполнимых задач.

Никто не возразил на условия Аполлона. Новые правила добавляются в «Битву» в таком виде. Даже Фрея не смела вмешиваться. Светловолосый бог самодовольно взглянул на погрузившуюся в отчаянье и тишину Гестию.

— Не каждый древний замок можно использовать, пусть Гильдия определяет место. Потом будем определяться с датой. На сегодня заканчиваем?

Локи призвала завершить Денатус. По полу скрипнули стулья, божества двинулись к выходу. Аполлон шёл не торопясь, ухмыльнувшись, проходя мимо Гестии, пока наконец не исчез в проходе.

Гестия смотрела ему вслед со злобой. Наконец, она тяжело вздохнула. В зале остались только её друзья.

— Прости за это, Гестия. Я подставил тебя под серьёзный удар, — Гермес первым подошёл к Гестии и извинился.

Богиня покачала головой:

— Нет, Гермес, это не твоя вина.

Насколько бы против она не была, тип «Битвы» был выбран честно. Даже то, что членам других Паств позволили участвовать, можно назвать чудом. Всё благодаря тому факту, что боги и богини надеются на интересное шоу и Фрея приняла сторону Гестии во время собрания.

Правила были установлены и Гестия приняла решение использовать всё, что только можно использовать. Её глаза пылали от желания победить.

Будто переключив рычаг, Гестия перевела свои мысли на другие вопросы, требующие разрешения.

— Итак, Гермес, ты выяснил где держат нашу помощницу?

Богиня не сидела без дела, притворяясь больной последние три дня. Она пустила все возможные ресурсы на выяснение судьбы Лили, после того как девушку забрала Паства Сомы, в том числе и попросила о помощи Гермеса.

— Конечно я выяснил. Точнее, выяснила Асфи. Судя по всему, малютку Лили держат в на складе сомы.

— В каком-то хранилище?! Даже не в доме?

— Именно так. Сома купил огромное здание для хранения своего вина. Похоже, дом его Паствы был недостаточно велик.

Гестия сомневалась в словах Гермеса, но бог был серьёзен.

Гермес продолжил раскрывать информацию:

— Расположено оно на юго-востоке, неподалёку от Улицы Дедала. Охрана довольно серьёзная, охраняется лучше, чем дом Паствы. Повсюду авантюристы высокого ранга.

— …

— Прошу прощения, но я не хотел бы впутывать в это своих детей. Я не стану просить их сражаться… Что будешь делать?

Гестия наклонила голову в ответ на вопрос Гермеса.

— Разумеется, пойду туда.

Она пообещала Беллу. Она сказала, что спасёт помощницу.

Грязные лампы с магическими камнями отбрасывали на каменные стены тусклый свет.

Ощущая холодную грязь щекой Лили открыла глаза. Она лежала на животе, её руки были связаны за спиной. Игнорируя глухую боль в теле, девушка-полурослик подняла голову и осмотрелась. В её тёмной тюремной клетке ничего не изменилось с тех пор, как она здесь оказалась. Запертая в клетке девушка могла лишь воображать себе, как жалко она выглядит.

Она в точности исполняла приказы Заниса и была брошена в винный погреб Паствы. С тех пор она здесь заперта.

Эта часть здания была отведена для удержания членов Паствы, которые нарушили правила или перепили божественного вина. Девушка была связана стальной проволокой достаточно крепкой, чтобы авантюрист низкого класса не мог из неё освободиться. Несколько ближайших помещений служили для хранения инструментов и как импровизированная тюрьма. С Лили обращались как с пленницей, в наказание за продолжительное время, проведённое вне своей Паствы.

Потерявшая чувство времени Лили понятия не имела сколько дней прошло с того сражения на улицах.

Лили перекатила тело в угол своей клетки, в котором для неё была милосердно оставлена небольшая порция еды и воды. Оторвав голову от пола, она впилась губами в жидкость.

Отчасти девушке было стыдно за её жалкий вид, но чего-то подобного она и ожидала.

Дни, которые она провела с Беллом, были особенными, но сейчас ей оставалось проживать свою жизнь, хлебая грязную воду, которую ей принесли.

Сударь Белл, Сударь Вельф, Всевышняя Гестия…

В порядке ли они?

Это всё, о чём Лили могла думать.

Никто не охранял её камеру, а каменные кирпичи не самые приятные собеседники. Она не представляла, что происходит снаружи. Но ни разу она даже не задумалась о побеге. Понимание, что она пала так же низко, как преступники, подкосило её дух.

Каменный пол был холодным и влажным. Тело девушки тряслось пока она пила.

Свет лампы с магическим камнем за решёткой её темницы дрогнул, будто затухающая свеча.

— …

Тук-тук, тук-тук. Постукивания подошв раздались из коридора, кто-то спускался по лестнице.

Лили оторвала тело от пола и села. Вскоре длинная тень появилась за стальными прутьями. Тень Заниса.

— Как себя чувствуешь, Арде?

— …Ужасно.

Мужчина глянул сверху вниз на Лили, через решётку. Лили практически сплюнула ему на ноги, отвечая.

Иронично улыбнувшись, мужчина сложил руки за спиной.

— Ну прости. Видишь ли, последние три дня я был очень занят, информацию собирал и прочее. У меня не было времени зайти. Как досадно.

— …Сударь Белл в порядке? Сударь Занис ничего ему не сделал?

— Я человек слова. Я поклялся именем Всевышнего Сомы.

Лили, наконец, смогла задать вопрос, который последние три дня съедал её изнутри. Несмотря на то, что она не слишком доверяла командиру Паствы, она решила принять его слова на веру. После того как это было улажено, она решила узнать ещё об одной вещи, которая её интересовала:

— Почему… почему сударь Занис беспокоится о Лили?

Она спросила со всей серьёзностью, голос был лишён эмоций настолько, насколько это было возможно.

Лили слышала, как этот человек сказал, что она ему нужна, когда её забирал. Она хорошо запомнила эти слова.

Как и Кану, зверочеловек, который бросил её умирать, Занис часто отбирал у неё деньги. Ещё ни разу он не протянул ей руки помощи. Она видела в нём человека, который смотрел на остальных только как на ходячие мешки с деньгами.

— От меня не ускользнул тот факт, что ты неплохо зарабатывала, — на лице Заниса растянулась улыбка. — Ты и представить не можешь, как я был счастлив, когда узнал, что ты жива. Я хотел поймать тебя ещё в тот день когда ты лично явилась к Всевышнему Соме… но уже тогда были назначены переговоры с Паствой Аполлона. Так что ты была нужна нам в качестве законного права для сохранения платы. И ты отлично сыграла свою роль.

Всё пошло согласно плану Заниса, по крайней мере, так он заявил. Взгляд Лили пустел с каждым новым сказанным словом.

— …Лили бесполезна и ничего не стоит.

— Вовсе нет, у меня для тебя найдётся дело. Я узнал, что ты втайне накопила немало денег. Мне кажется, что кто-то с такими ловкими пальчиками, как у тебя, заслуживает признания своих талантов. И, к тому же…, — Занис позволил повиснуть тишине, во время которой одним пальцем поправил очки. — У тебя есть довольно «необычное» Заклинание, не так ли?

Глаза Лили округлились, когда Занис упомянул её магию, Золушку.

За исключением Белла, Вельфа и Гестии она никому не раскрывала этот секрет.

— Мне сказал Всевышний Сома, — добавил Занис, увидев удивление девушки.

Именно Сома раскрыл Заклинание в её экселии и позволил девушке его использовать. Разумеется, он знал о его существовании.

Лили подумала о последних событиях и пришла к заключению, что Занис возможно знал о её Заклинании ещё до того, как она фальсифицировала собственную смерть.

— Хотелось бы убедиться… Арде, ты же можешь превращать себя в монстров, правильно?

— …И что будет с Лили, если она может?

С губ мужчины сорвался смех.

Занис прищурился, улыбка на его лице стала недоброй, он смотрел на Лили как волк, загнавший свою добычу.

— Есть один проект, в котором мне бы хотелось твоего участия. Ничего необычного, простая деловая схема.

— И это?..

— Выманивать монстров, ловить их и продавать за деньги… довольно просто, не думаешь?

Это безумие! — В сердцах крикнула Лили.

Даже если приручить дикого монстра, он будет слушать только своего укротителя. Если прирученного монстра закрыть в маленьком пространстве и приказать ждать укротителя, он всё равно будет бросаться на любого, кто окажется рядом. Именно поэтому прирученных монстров никогда не используют для тягания повозок и других задач.

Монстры считают людей своими кровными врагами; с этой установкой ничего не сделать.

Они не становятся послушными рабами.

Монстры не имеют ценности.

— Ха-ха… я бы не был так уверен, — в голосе и глазах Заниса проскочила жадность, которую ни с чем не спутать.

Лили начала одолевать злость. Она яростно смотрела на мужчину. Даже её обычное напускное уважение испарилось:

— Ты поэтому притащил Лили обратно, в Паству Сомы… Ради этого ты ввязался в атаку на Белла?

— Да, к моему сожалению.

Тон Заниса стал выше, он будто ликовал. Его интеллигентность исчезла, показался настоящий Занис:

— Я хочу Божественного Вина Всевышнего Сомы. Я хочу денег и женщин, лучших деликатесов… Я хочу сполна насладиться всем, что этот мир может предложить!

БАМ! Занис ударил ногой по прутьям решётки.

Клетка была создана достаточно прочной, чтобы сдерживать нерадивых авантюристов. Но Характеристики Заниса были слишком высокими, чтобы прутья выдержали его удар, и они прогнулись. Лили молча уставилась на прогнувшийся от ботинка прут.

Алчность в голосе Заниса была так сильна, что Лили никогда не слышала подобного раньше… даже среди тех, кто попал под влияние Божественного Вина.

— Я люблю эту Паству. Что бы мне не приходило на ум, что бы мне не захотелось попробовать, наш бог и слова не скажет. Он слишком одержим своим занятием, что плевал он на каждого из нас. Это величайшая свобода!

— …Лили увидела, каков ты на самом деле.

— Упс.

Занис попытался прикрыть свою злобную улыбку рукой. Отведя ногу от погнутых прутьев решётки, мужчина снова выпрямился, как ни в чём не бывало.

Гнев Лили разгорелся только сильнее, когда она поняла, что этот человек ни во что не ставит даже Бога Сому. Разумеется, текущее шаткое положение Паствы Сомы стало таковым из-за недосмотра бога, но стоявший перед Лили человек приложил к этому больше всех усилий.

Глаза Лили блеснули, а на лице мужчины снова появилась ухмылка. И случилось это.

— ?..

— Тревога… Мы подверглись нападению?

Даже толстые стены темницы не могли не пропустить тревожный звон, раздавшийся сверху.

Топот сотен шагов раздался над головами, вторя звону колокола. Сидевшая на полу Лили начала осматриваться, пытаясь понять, что происходит.

— Чандра! Где ты?! Что за чертовщина твориться!

Во весь голос крикнул Занис, повернувшись к коридору и лестнице, ведущей на поверхность.

Какое-то мгновение в коридоре было тихо, голос мужчины унёсся в никуда. А спустя несколько секунд у лестницы появился очень раздражённый, на вид, гном.

— Сходи наверх, сам посмотри… У тебя ноги только для вида, что ли?

— Хватит препираться. Что случилось?

— Пара «мышей» попали в лабиринт. Из разных Паств… С ними мелкая богиня, — бородатый гном с короткими волосами, от которого разило за версту, Чандра, взглянул на Лили, подбираясь к тюремной решётке.

Девушка подпрыгнула от слов «мелкая богиня». Глаза Заниса сузились, потому что он пришёл к такому же заключению, услышав описание вторженцев.

— Где они сейчас?

— Дерутся у входа на первый этаж.

— Вот как? Ну тогда… нужно разбить эту мелочь. Я принимаю командование.

Лицо Лили побледнело. Отчаянно пытаясь подняться, она прислонилась телом к решётке.

— Ты нарушаешь своё обещание?! Ты же сказал, что сударыне Гестии никто не навредит!

— Она нас атаковала. Не я буду виноват если её поглотит собственное пламя.

— Лили убедит её уйти! Пожалуйста, позвольте Лили с ней поговорить!..

— Ни за что. Я не могу позволить своему любимому товарищу подвергаться такой опасности. Кажется, они тебя искать будут.

Заявление Заниса о её «защите» стало последней каплей. Лили пришла в ярость.

— Лили отказывается с тобой работать, раз ты нарушаешь обещания!

— Какая досада…

Занис прикрыл глаза и подошёл к решётке. Скривившись в усмешке, он посмотрел прямо на Лили:

— Похоже, ничего не поделаешь. У меня бутылочка сомы с твоим именем на этикетке. И я прослежу чтобы ты выпила всё до последней капли.

— …

Лили застыла.

— Влияние сомы сделает из тебя надёжную помощницу… Ты будешь рада любому приказу, который я отдам.

Созданный Сомой «Абсолют».

Безжалостное пойло, которое погружает сердца людей Гекая в бесконечный круг пьяного экстаза и желания выпить ещё. Совсем недавно, один глоток этого варева заставлял Лили ценить его больше, чем свою жизнь.

— !

Не заботясь о последствиях, Лили попыталась ударить Заниса головой, чтобы причинить ему хоть какую-то боль.

Дуннн. Прутья решётки этому помешали. По тюремному залу разнёсся гул, когда голова девушки с ними встретилась. Мужчина улыбнулся, увидев ручеёк крови, который начал течь по её лицу, наслаждаясь каждой искоркой гнева в её глазах.

— Чандра, придержи Арде тут, ради меня.

— Хмф…

Дворф не ответил лидеру, он повернулся спиной к решётке и сел. Занис в ответ хмыкнул и исчез на лестнице.

Лили хотела крикнуть, чтобы он шёл обратно, но слова застряли у неё в горле. Этот человек собирался нарушить обещание и даже обратить её в раба с самого начала.

Проклятье!!! Лили стиснула зубы и решила, что сейчас самое время сбежать из этой клетки.

Единственная причина здесь сидеть исчезла. Теперь она должна помочь Всевышней Гестии и остальным сбежать.

— !..

Лили убедилась, что дворф её не видит и попыталась скинуть свои путы.

Чандра сидел на полу и прихлёбывал вино из тыквы, снятой со спины. Проволока врезалась всё глубже и глубже в руки девушки, когда та пыталась освободиться. Она вспомнила каждую уловку, которой научилась, будучи воровкой. Включая тихое использование своего заклинания. Когти верфольфа выросли из её пальцев и позволили ослабить путы достаточно сильно, чтобы освободить руки.

Однако, она продолжила держать руки за спиной, чтобы скрыть тот факт, что она освободилась. Теперь, ей осталось только понять, как можно ускользнуть незамеченной.

Разум Лили отчаянно пытался найти способ выбраться, не привлекая внимания Чандры, но тут раздался голос дворфа:

— Хочешь выйти, выходи.

Лили потеряла дар речи. Чандра на неё даже не смотрел, он обхватил своей огромной ладонью замок клетки и сорвал его одним движением.

— П-почему… вы нарушаете приказ сударя Заниса?

— Ненавижу эту дрянь.

Неприязнь в его голосе звучала громче, чем звуки битвы, раздававшиеся где-то сверху.

— Я пришёл в этот город потому что слышал, что смогу выпить самого крепкого и самого вкусного вина в мире. Так я нашёл эту Паству. Но этот парень помыкает нами, как хочет. Никакое божественное вино теперь меня не берёт.

Лили уставилась на профиль дворфа, хлебнувшего из своей огромной фляги.

Чандра Ихит, авантюрист высокого класса, Второй Уровень, как и Занис.

Он ни разу не протянул Лили руку помощи, когда девушка была одна, и её изводили другие члены Паствы. Впрочем, он никогда и не присоединялся к издевательствам.

— Чую, ты ненавидишь его так же, как я. Потом найду отговорку.

Дворф посмотрел на девушку через плечо. Тёмно-коричневые глаза Чандры встретили взгляд ореховых глаз Лили.

Лили решила поверить в довольно простое желание дворфа выпить вкуснейшего вина и воспользовалась возможностью.

— Большое вам спасибо.

Выразив благодарность, Лили выбежала из клетки.

Три дня проведённые на полу в связанном виде отразились на движениях девушки. Спотыкаясь, она неслась по лестнице так быстро, как только могла.

— ?!

Она оказалась в новом каменном коридоре, звуки битвы доносились откуда-то снаружи.

Столкновение металла с металлом, отчаянные вопли и крики — каждый звук будто ножом проходился по сердцу девушки. Она не могла этого выносить. Не найдя пути наружу, Лили увидела окно в самом конце коридора. И бросилась к нему.

Окно находилось чуть выше её головы и было зарешёчено, подобно её клетке. Лили подпрыгнула, зацепилась за прутья и сунула между ними голову.

— Сударь Вельф, сударыня Микото?!

Несмотря на очень ограниченный вид, Лили заметила знакомые лица среди авантюристов, вовлечённых в битву с Паствой Сомы.

Огромный внутренний двор был уставлен стопками ящиков, некоторые из которых возвышались даже над крышей. А всё остальное заполонили люди. Вельф и Оука бились в передних рядах, спины им прикрывала Микото. Нажа и Чигуса поддерживали их дальними атаками. Группа была загнана в угол двора кажущимися бесчисленными авантюристами Паствы Сомы.

Большинство врагов было авантюристами низкого ранга, но они брали количеством.

— Пожалуйста, бегите отсюда! Убегайте, скорее!

Лицо Лили посинело, потому что она кричала пока воздух в лёгких не кончился.

У этих людей была лишь одна причина зайти так глубоко на территорию её Паствы: Она сама. Все удары, которые они получат, каждая их рана будет на совести Лили.

Лили кричала во весь голос, надеясь остановить битву. Так получилось, что Гестия, обеими руками схватившаяся за голову и прячущаяся за ящиком оказалась почти у того самого окна, откуда кричала Лили.

— Помощница?!

— Всевышняя Гестия!

Нажа использовала для прикрытия одну из куч ящиков; Гестия была неподалёку. Пригнувшись к земле, богиня скользнула к окну Лили.

Две девушки оказались лицом к лицу.

— Не беспокойтесь за Лили! Пожалуйста, убегайте!

— Этого я не могу! Я не могу оставить это место, если ты не уйдёшь с нами!

— Почему?! Лили не хочет приносить больше несчастий! С Всевышней Гестией без Лили больше не будет таких больших неприятностей! Пожалуйста!..

Девушки начали препираться через металлические прутья, пока Гестия наконец не крикнула:

— Аполлон вызвал нас на «Битву»!

— ?!

— Осада Замка! Две Паствы встречаются в бою, используя все свои силы!

Лили потеряла дар речи, услышав о произошедшем от Гестии.

Мысль о том, что единственный член Паствы Гестии будет противостоять военным силам Паствы Аполлона была практически невероятной. Беллу придётся захватывать замок единолично?!

Гестия перевела дыхание, не сводя взгляд с поражённой Лили.

— Я сделаю всё что в моих силах, чтобы дать Беллу хоть один шанс на победу!

— Но…

— И сейчас он проходит через ад, чтобы подготовиться к «Битве»! Но этого будет мало! Нам нужна ты! Без тебя на нашей стороне победы нам не видать!

…О чём она говорит? Им нужна Лили чтобы победить в «Битве»?

Лили ей не поверила. Лили всегда мешала другим людям… Как она может быть ключом к победе?

Люди вытирали об неё ноги, постоянно шпыняли и постоянно обворовывали. Как может маленькая девочка-полурослик в этом тёмном мире как-то помочь?

Заслуживает ли она спасения?

Гестия несёт чушь.

— Без тебя нам не победить! Нам нужна ты и никто другой!

Девушка противилась. В ней никогда не нуждались, а сейчас богиня говорит ей такое в лицо.

Парень, который всегда ей помогал, который всегда был готов помочь… сейчас помощь нужна ему.

Гестия хотела, чтобы Лили пришла на помощь Беллу.

— Пожалуйста, помоги нам… помоги Беллу!

Лили побежала. Побежала так, будто ей выстрелили из пушки.

Мольбы Гестии крутились в её голове, она пронеслась по тёмному коридору и распахнула двери хранилища Паствы Сомы.

Маленькая, слабая Лили не способна на подвиг. Разве она может спасти Белла? Гестия переоценила её, несмотря на свою божественность.

Но!..

Она сказала, что нужна именно Лили.

Она попросила Лили о помощи.

Она просила Лили, не кого-то другого.

Никто никогда не хотел помощи Лили, никто в ней не нуждался. Но сейчас этот момент настал.

— Ва!..

Перед глазами девушки всё плыло, голова кружилась. В груди было так тесно, что рёбра сдавливали лёгкие.

Не было слов, которые могли бы описать эмоции, разрывавшие Лили изнутри. Её единственным желанием было помочь Гестии и тем, кто сражался во дворе. Чтобы это сделать, она должна была бежать.

Поскольку Занис командует, битву можно остановить только одним способом: предстать перед единственным человеком, власть которого в Пастве выше, её главой, богом Сома. Лили отчаянно пыталась припомнить день, в который её сюда привели и вспомнила что видела здесь божество. Бог был её единственной надеждой освободить её от контракта с Паствой. Ей нужно убедить Сому.

Девушка собрала вместе свои воспоминания, получив в голове обрывки карты этого места. Возле прохода в подземную часть возвышалась наблюдательная башня. Лили была уверена, что самая высокая комната в этой башне принадлежит самому Соме. Там она и надеялась его найти.

Оставляя за собой след из слёз Лили бросилась искать лестницу, которая должна была привести её к богу.

— Они не понимают, когда надо сдаться…, — Занис наблюдал за битвой с площадки на крыше хранилища.

Винный погреб Паствы Сомы представляет из себя центральную башню, окружённую ещё пятью башнями, замыкающими внутренний двор. Его подчинённые атаковали вторженцев, загнав их к одной из наблюдательных башен в углу двора.

Занис усмехнулся, наблюдая, как группа меньше чем из десяти авантюристов отчаянно пытается сражаться. Он тихонько похлопал тому, что им удалось так далеко зайти в отчаянном положении.

Если он захватит юную богиню, то наверняка заключит выгодный договор с Аполлоном. Он уже обдумывал детали этого соглашения в своей голове, отдавая приказы окружать врагов.

— ?..

Занис наблюдал за битвой, но неожиданно уставился в одно место, как ястреб, заметивший добычу.

Он увидел Лили, спешившую к главной башне.

Чем там Чандра занят?! Мужчина ругнулся про себя, его щека дрогнула. Но спустя мгновение к нему вернулась обычная издевательская улыбка:

— Интересно. И что ты собралась делать?

Оставив командовать одного из своих подчинённых, Занис бросился наперерез к Лили.

Лили бежала по запутанной сети коридоров главной башни. Наконец, она добралась до лестницы, ведущей на второй этаж.

Выбраться из узких коридоров нижнего этажа на открытое пространство было сродни чувству новообретённой свободы. Внизу были очень узкие проходы со множеством дверей, ведущих в небольшие комнатки и другие, такие же проходы. Здесь же, через открытые окна девушка видела голубое небо, а похожие на свечи лампы из магических камней светили достаточно ярко.

Комната Сомы была на третьем этаже.

Все авантюристы, которые стояли на страже сейчас присоединились к битве. Так что было довольно тихо.

— Куда направляешься, Арде?

— ?!

Голос раздался за спиной Лили, когда она вбежала в длинный коридор. БАХ! Окно, которое девушка только что пробежала, оказалось разбито вдребезги.

Её нагнал Занис. Авантюрист высокого ранга сломал окно и запрыгнул в коридор. Спокойно перешагнув битое стекло, мужчина снова уставился на Лили.

…Он меня видел!

Пытаясь выжать всю возможную скорость из своих ног, Лили бросилась за поворот, пытаясь скрыться из вида.

— Лестница в этом направлении ведёт только наверх?

— ?!

Лили ощутила кого-то за своей спиной, а потом ладонь легла ей на плечо.

Занис схватил девушку и бросил её на пол.

Глухая боль пронзила тело девушки, когда её тело оказалось на каменном полу. Сражаясь с болью, Лили поднялась на ноги и снова бросилась бежать.

— Ха-ха-ха?! Арде, к чему такая спешка?!

За спиной Лили раздался злобный смех, Лили нахмурилась и прибавила хода.

Спустя секунду ботинок человека ударил в её рёбра.

— А!

— Ты же не собираешься встретиться со Всевышним Сомой? Бесполезно! В этом нет никакого смысла!

Пинок Заниса отправил девушку в стену. Уцепившись за неё, чтобы сохранить равновесие, Лили бежала дальше.

Её тонкие ножки были напряжены до предела и ей приходилось держаться за стену чтобы бежать.

— Неужели тебе кажется, что он тебя послушает? Этого бога волнует только его вино!

— Гхххх!..

— Мелочь вроде тебя для него всё равно что назойливые мошки! Сколько бы ты у него не клянчила, не просила о помощи, тебя ожидает только разочарование!

Он позволял Лили пройти дальше, после чего догонял её и наносил удар. Оскорбления и провокации сыпались изо рта Заниса снова и снова. Его удары что ногами, что руками, отбрасывали девушку в разные стороны.

Для Заниса это было игрой. Его чёрная тень нависала над Лили, когда он размышлял какой удар ему нанести, потом он наслаждался криком боли, после которого девушка продолжала двигаться вперёд.

Всё это время он продолжал делать замечания, что её усилия ничего не стоят.

— А ты странная, Арде! Я думал ты гораздо умнее! Мне нравился тот холодный блеск в твоих глазах, когда ты ненавидела весь мир вокруг!

В темнейшие дни Лили много раз пыталась бежать из бездны Паствы Сомы, но её каждый раз находили и волокли обратно. Ответственным за это человеком был Занис, и сейчас он издевался над Лили.

Сейчас слёзы текли из глаз Лили не из-за её тёмного прошлого, а из-за боли, пронзающей её тело. Она больше никогда не прольёт слёз от грусти, она уже слишком много плакала.

Несмотря на физические и моральные нападки Заниса, девушка шла вперёд. Она пробивалась дальше, пока наконец не забралась по лестнице, ведущей на третий этаж.

На этом этаже не было коридоров, весь третий этаж был одной огромной комнатой — личными покоями Сомы. Лили собралась с силой чтобы сделать первый шаг.

— Триии, два… БАМ!

— АУУУУ!

Занис досчитал до трёх и игриво подтолкнул её пинком, прямо между плеч со всей силы. Тело девушки пролетело по комнате, будто тело куклы.

Но этот пинок протолкнул её через дверь в личные покои. Лили использовала силу инерции, чтобы распахнуть их своим телом, скрестив руки перед собой.

ХЛОП! Двери распахнулись, с грохотом ударившись о стены с двух сторон и Лили оказалась внутри.

— …

Сома был в своих покоях.

Он стоял перед широким балконом, ухаживая за множеством растений, нежившихся в солнечном свете.

Он совершенно не обращал внимания ни на звуки битвы, доносившиеся со стороны входа, ни на громкое появление Лили. Количество воды для каждого растения, которое потом станет ингредиентом для его вина было единственным, что занимало его разум.

— Всевышний Сома! Всевышний Сома! Пожалуйста выслушайте Лили!

Божество стояло спиной к Лили, пытавшейся поднять своё израненное тело с каменного пола.

Поначалу бог продолжал своё копошение в земле, пока, наконец, мольбы Лили не заставили его повернуться с раздражением на лице.

Занис вошёл в зал — это на него посмотрел Сома, поправив неаккуратные пряди волос.

— Здесь слишком шумно, Занис. Я передал тебе решение всех вопросов.

Лили проигнорировал собственный бог, она была поражена.

Занис в очередной раз улыбнулся, разглядев выражение на лице девушки и усмехнулся себе под нос. Не сводя с неё взгляд, он произнёс.

— Прошу прощения за неожиданность этой встречи, Всевышний Сома. Так получилось, что Лилирука Арде очень желала поговорить с вами лично. Не могли бы вы её выслушать?

Занис говорил спокойно, но в его голосе явно слышалась издёвка, будто он знал, что произойдёт дальше.

С ещё большим раздражением Сома перевёл взгляд на Лили.

Девушка поднялась перед ним на колени.

— Умоляю, Всевышний Сома. Пожалуйста, прекратите бой снаружи — пожалуйста, спасите Всевышнюю Гестию и тех, кто сражается на её стороне! Пожалуйста, пожалуйста!..

Щека Сомы вздрогнула, будто голос девушки резал ему уши. Он медленно повернулся к ней. Открыв рот, бог заговорил, но на его лице было такое выражение, будто он знал, что напрасно тратит время.

— Зачем мне слушать дитя, которое подчиниться мне беспрекословно, отведав моего вина?

— …

Услышав монотонный голос Сомы, Лили затихла. Кровь в её венах застыла.

Но взгляд глаз бога заставил Лили понять истину. Сома был разочарован. Разочарован в собственных последователях. Разочарован в мире Гекая.

Божественное вино, сома, разрушало Паству Сомы изнутри. Как и сказало божество, дети поддались власти его вина, которое он давал в качестве награды. Они начали драться между собой чтобы получить больше, показав невероятный эгоизм.

С точки зрения бога Сомы, он лишь награждал их вкуснейшим вином за службу. Но вместо благодарности его последователи обернулись друг против друга ради лишней порции опьянения. Он оказался разочарован такой примитивной реакцией на свои возвышенные мотивы.

…Сома не хотел ничего плохого. Он не собирался причинить боль. Но сейчас его нисколько не интересовали судьбы последователей вроде Лили. Он от них отдалился.

Божественное существо, насмотрелось на низость людей Гекая и продолжило вознаграждать детей, которые позволяли ему все усилия бросить на развитие его ремесла.

— Слова детей, которые поддаются соблазну… ненадёжны.

Глаза Сомы, чёрные, как чернила, смотрели на Лили. Но в них не отражалось лица девушки, только пустое разочарование.

Лили замерла на месте, не зная, что ей сказать. Бог холодно смотрел на девушку, а потом сделал шаг.

Он взял бутылку вина из шкафа, стоявшего у стены его зала.

Лили наблюдала в ошеломлённом молчании, когда Сома взял бокал из другого шкафа и заговорил.

— Если сможешь сказать, то же самое, после того как выпьешь этого, я тебя послушаю.

…Лили не смогла вдохнуть.

Божество наполнило вином бокал, сладковатый аромат разнёсся по залу. Сома протянул бокал Лили. Она смотрела на своё отражение в жидкости.

Божественное Вино.

В горле девушки пересохло, холодный пот побежал по её лицу. Бокал чуть не выскользнул у неё из рук, поэтому девушка обхватила его двумя руками.

Воспоминания о тёмных днях, когда она была под властью сомы, пронеслись в её голове. Лили посмотрела на Сому, её плечи тряслись от страха. Лицо бога было лишено эмоций, а глаза смотрели на ней из-под прядей.

Занис наблюдал за происходящими событиями с улыбкой, будто зная, что сейчас случится.

— А, аау!..

Лили поднялась на ватных ногах.

Её дыхание было прерывистым и дрожащим, она снова посмотрела на содержимое бокала в своих руках.

У неё нет другого выбора. Чтобы спасти Гестию, чтобы наконец разорвать её связь с Паствой, она должна была выпить это вино.

Лили поднесла бокал к губам, её руки дрожали, а ладони вспотели.

Однажды это вино обратило Лили в монстра. Оно похитило её жизнь, оно создало все преграды на её пути.

Под пристальными взглядами Сомы и Заниса Лили открыла рот и начала глотать жидкость.

— …

Мир вокруг Лили в мгновение ока изменился. Безграничная пьяная эйфория окутала девушку. Радость была такой сильной, что сковала её сознание.

Тук! Бокал выпал из её рук и покатился по полу.

Руки и ноги девушки дрожали. Она не могла больше стоять и рухнула на колени как марионетка, которой перерезали ниточки.

Приятная теплота растеклась по щекам девушки, перед глазами всё поплыло… Лили захихикала.

— Ха…хих.

Вкус величайшего из существующих вин растопил сердце девушки.

Сома увидел, как исчезли все желания девушки и в то же мгновенье повернулся к ней спиной. Уши Лили перестали улавливать звуки, кровожадный хохот Заниса раздавался будто бы где-то вдали.

Чувство полнейшего удовлетворения разлилось по её телу. Воспоминания, что её тревожили вмиг исчезли. Ничто в этой комнате больше её не заботило, ничто не было достойно её внимания. Единственное, что ей двигало, была решимость выпить ещё сомы, это стало её одержимостью. Всё, что когда-то заставляло Лили переживать, исчезло в этой одержимости.

Она смотрела на окружающий мир, будто в тумане.

Её тело, разум и дух нежились в приятной теплоте.

Но перед тем, как туман окончательно её поглотил, девушка кое-что увидела. Это был парень, парень, с улыбкой на лице.

— …

Её одержимость притупилась. Животное, которое требовало сомы освободило её от своей хватки.

Посреди окутывавшего её взор тумана Лили увидела парня, который однажды её спас.

Он остался где-то в глубине её души, после того как исчезло всё остальное. С ней была его улыбка.

— …

Слеза покатилась по щеке Лили.

Растянувший в улыбке рот снова вернулся в норму. Лили начала поднимать голову. Теплота улыбки парня пробудила её сердце, заполнив его новыми эмоциями и заставив её пустить слезу.

Лили вернулась.

— …Пожалуйста.

Она говорила тихо, но и этого было достаточно, чтобы остановить Сому. Спустя мгновение божество оживлённо повернулось. Его длинные космы колыхнулись, снова открыв взгляд чёрных глаз. В них отражался дрожащий силуэт маленькой девушки.

— …Пожалуйста остановите, — голос Лили стал отчётливей.

Сома и Занис не могли поверить своим глазам.

Лили посмотрела в глаза богу.

— Лили вас умоляет, остановите драку!

Её слова остались неизменны, слёзы покатились из её глаз.

— Чего…

Лили не расслышала, было это сказано Сомой или Занисом.

Она выдержала. Лили переборола эффект сомы.

Множество людей пало жертвами этого пойла, став всего лишь жалкими марионетками. А эта маленькая, хрупкая девушка выдержала.

Не важно, что её статус очень мал, что её тело слабо. Она победила сому своей волей.

— Лили хочет спасти этих людей! — Лили кричала так громко, как могла.

Она была похожа на плачущего ребёнка.

Узы, которые соединили её с её товарищами были выкованы в пламени, а она стала возродившимся из этого пламени Фениксом.

— Лили знает и без любого бога, что Лили была рождена для этого момента!

Вряд ли Лили когда-нибудь сможет забыть.

Даже если она умрёт и переродиться много раз, даже в глубинах ада…

Лили никогда не забудет улыбку на лице того парня.

— Каждая ошибка Лили была совершена, чтобы подготовить её к этому дню!

Теплота рук, тянувшихся к ней, доброта его объятий.

Она никогда не забудет улыбку, которая её спасла. Тот момент выжжен в её душе и никогда её не покинет.

— В этот раз очередь Лили его спасать!

Улыбающееся лицо Белла и теплота прояснили разум Лили, и она крикнула снова:

— Пожалуйста, завершите этот бой!

Лили не забудет все те ошибки, что она совершила и своё тёмное прошлое. Эти воспоминания давали ей силы кричать.

Голос Лили оказался таким громким, что его стало слышно за пределами башни.

— …

Сома не моргая уставился на девушку.

Боги не меняются, подобные тревоги им неизвестны. Соме было сложно понять эти чувства. Но увидев изменение человека Гекая своими собственными глазами бог потерял дар речи.

— Быть не может?! — Занис ощутил опасность, заметив такое выражение на лице своего бога.

Чувство его превосходства исчезло, он обратился к божеству:

— Всевышний Сома, вы не должны её слушать! На нашу Паству совершено нападение!..

— Тише, Занис.

Сома повернулся, даже не посмотрев в его сторону.

Занис затих, его лицо подрагивало, потому что он понял, что ему нечем возразить.

Сома снова заглянул в глаза Лили. Взгляд его чёрных глаз отразился в глазах девушки. После, бог подошёл к одной из стен зала и распахнул дверь.

С пустой бутылкой в руках Сома вышел на балкон. Он видел кипящую во дворе битву. Встав у перил, он поднял бутылку над головой и швырнул её во двор.

Вращаясь, бутылка поблёскивала в солнечном свете, а потом разлетелась на сотни осколков посреди двора.

Члены Паствы Сомы остановились.

Все взгляды устремились на балкон, все ждали слов божества, затаив дыхание.

— Остановите бой.

Сома свысока посмотрел на своих последователей, сделав это заявление.

Члены Паствы Сомы замешкались, получив прямой приказ от бога, никогда не проявлявшего интерес ни к чему, кроме своего ремесла. Никто не посмел возразить. Они опустили оружие, нарушив приказ Заниса, потому что получили другой от того, кто был главнее.

— Сома сам отдал приказ?!

Тяжёлое молчание повисло над полем боя. Занис не мог поверить в увиденное, он сверлил взглядом спину своего бога. Он отказался принять происходящее и помотал головой. Маска интеллигента снова оказалась разбита вдребезги, его тело задрожало. Он повернулся на каблуках… БАМ! Дверь в главную башню слетела с петель. Плечи Заниса напряглись. Понимая, что вторженцы скоро явятся, он с ужасом осмотрел комнату. Его глаза уставились на Лили.

— Чтоб тебя! Ну хоть порежу напоследок!..

Занис прыгнули к Лили, как хищник, нашедший добычу.

Мужчина видел в ней возможный источник дохода; он держал девушку целой только ради жадности. Заключение и избиение сделали Лили уязвимой и слишком ослабленной, чтобы себя защитить. И сейчас она была причиной по которой рушился идеальный мир Заниса. Вытащив рапиру из ножен на поясе, Занис ухмыльнулся, надеясь воздать девушке за всё, что она сделала. Мужчина протянул к Лили левую руку.

Но прежде чем его пальцы схватили её за шкирку…

В грудь Заниса была выпущена стрела.

— ?!

Он едва успел уклониться от атаки, которая настигла его из-за окна.

Стрела вонзилась в стену за спиной Заниса, от места её попадания побежали трещины. Занис с ужасом выглянул наружу. На крыше ближайшей дозорной башни была девушка-чинтроп, вооружённая луком.

— Я готов! Стреляй!

— И без тебя знаю.

Занис услышал голос парня и увидел золотой отблеск, стрелы чинтропа, и звук натягиваемой тетивы. Наложив стрелу, девушка прицелилась и выстрелила одним быстрым движением. Стрела вонзилась в каменную стену рядом с балконом.

Занис испытал удивление лишь на секунду — после этого он увидел прочную верёвку, привязанную к стреле и его удивление, сменилось негодованием.

Будто подтвердив его худший страх, по верёвке побежал парень с красными волосами и двуручным мечом за спиной.

— ?!

Парень махал руками, совершая очень странные пируэты, стараясь сохранить равновесие перебегая по верёвке, соединившей две башни. Верёвка очень сильно провисла от его веса. Перевесив меч на другое плечо, Вельф добрался до балкона, перепрыгнул молчаливого Сому и приземлился перед входом на балкон.

Чёрный жакет кузнеца развевался от ветра, он пробежал в зал и встал между Занисом и Лили, поймав удивлённые взгляды обоих.

— Пора тебе вернуться, Малютка Лил.

— Сударь Вельф…

— Мы отсюда выберемся.

Вельф улыбнулся Лили, прежде чем повернуться к Занису и размять челюсть.

— Я пришёл, чтобы её забрать. Мой напарник ждёт её возвращения.

Да чёрта лысого ты её заберёшь! — Занис напал без предупреждения, подняв своё оружие высоко вверх. Правой рукой Вельф направил свой клинок навстречу.

Рапира сошлась с двуручным мечом.

Клинки столкнулись, звякнув будто колокольчик, и пустили искры.

— Ну давай, кузнечишка!

С безумной яростью Занис перешёл в атаку, сделав своим клинком восходящий разрез. Но он сумел порезать лишь кусочек чёрного жакета Вельфа. Подобная атака рассекла бы авантюриста низкого ранга, но парень уклонился от неё и использовал инерцию чтобы направить свой меч в противника. Занис не смог продолжить атаковать.

Авантюристы Второго Уровня отвечали ударом на удар, их движения становились всё быстрее.

Искры и звон ударов заставляли Лили отклоняться, а эхо разносилось по всему залу. Вельф отражал размашистые удары Заниса и пинки бронёй на левой руке, не получая ни одного попадания.

Занис использовал свою ярость, чтобы подпитывать натиск.

Вельф держался, используя свой меч как подвижный щит, несмотря на его огромный вес.

Из-за оружия, которым пользовались бойцы, у Заниса было серьёзное преимущество. Он понимал, что скорость на его стороне и пользовался этим чтобы превзойти красноволосого противника. Вельф спокойно читал движения противника.

— Будто таким авантюриста высокого ранга достанешь.

Спина Вельфа, его плечи и руки будто одновременно ожили.

Огромный клинок парня сделал удар по широкой дуге. Этот взмах встретился с ударом Заниса, отразил его и выбил рапиру из рук авантюриста.

— …

Для Заниса будто замерло время.

Его техника и манёвры были бесполезны в состязании силы — «воины-кузнецы», вроде Вельфа, не попадаются на те же приёмы, что и авантюристы, которые полагаются в бою только на высокие Характеристики.

Лили слышала, как шуршит чёрный жакет Вельфа, когда парень приблизился к своему противнику.

Занис попытался отпрыгнуть от парня, но мог лишь наблюдать, как левая нога Вельфа сталкивается с его грудью. Потом он увидел замах меча. Вельф перехватил меч, чтобы ударить противника тупой стороной оружия.

— Слишком самоуверенно. Твоё оружие рыдает.

Сказав это, Вельф все силы вложил в восходящий удар, направленный в голову противника.

— ГЕЕЕЕЕЕ!..

Удар Занису был нанесён с такой точностью, что сломал очки напополам, прежде чем откинуть мужчину.

Сила запустила его тело в стену, крик боли оборвался сокрушительным ударом о стену. Занис рухнул на каменный пол, как мешок картошки. Тупая сторона клинка Вельфа оставила толстую красную линию на лице мужчины. То, что осталось от его очков валялось неподалёку.

— Вот как это делается, — сказал Вельф, вернув меч в ножны и взглянув на закатившиеся глаза отключившегося противника.

— Неслабо ты его приложил… Не надо было мне вчера столько пить.

— …Сударь Чандра?

Чандра из Паствы Сомы, вошедший в зал и вставший за спиной Лили Чандра отметил победу Вельфа в дуэли с Занисом.

Со своим обычным недружелюбным выражением на лице Чандра подошёл к мужчине и, надев на него прочные кандалы, созданные с расчётом на авантюристов высокого класса.

— Он крал сому для личной выгоды. Посидит какое-то время взаперти.

— Что будет дальше?..

— Я прослежу чтобы у тебя не было проблем. Дальше всё зависит от нашего бога… Может он, наконец, нас услышит.

Занис подмял под себя всю Паству, пользуясь именем Сомы, и наказывал любого, кто смел возражать. Теперь, когда его вероломство раскрылось перед самим богом, Чандра ощутил приближение новой эры.

Божество неподвижно стояло на балконе, осматривая повреждения зала, но его взгляд постоянно возвращался к Лили.

— Ты в порядке, помощница?

— Всевышняя Гестия…

Вскоре Гестия в сопровождении остальных авантюристов оказалась на третьем этаже главной башни.

Поблагодарив Лили за её старание, едва встретившись с ней глазами, Гестия тут же пошла переговорить с Сомой.

— Я хотела бы заключить сделку, по которой эта помощница, Лилирука Арде присоединится к моей Пастве.

— …

Сома молча стоял на балконе, Гестия остановилась перед входом на балкон, они не моргая смотрели друг другу в глаза.

— Прошу принять этот кинжал в качестве залога.

— В-всевышняя Гестия, это же?..

— Всё в порядке. Я поговорила с Беллом.

У Лили перехватило дыхание, когда богиня протянула Кинжал Гестии Соме.

— Этот кинжал является очень дорогим оружием. Если мы проиграем «Битву», ты получишь за него кучу денег.

— …

— Но если мы победим, я выкуплю его обратно с полученных денег… Я заставлю Аполлона заплатить полную цену. Как только ты получишь деньги, я получу обратно мой кинжал.

Богиня указала, что, если Паства Гестии выиграет в «Битве», она планирует получить огромную сумму денег от Аполлона. Сома взял оружие в руки, и провёл пальцем по гравировке «Ἥφαιστος» на ножнах. Потом он встретился взглядом с богиней снова.

— Такого залога более чем достаточно. Она может покинуть мою Паству.

Сома произнёс эту фразу практически себе под нос.

Вельф, группа Микото и Чандра стояли и смотрели как Сома снова перевёл взгляд на Лили. Раненная девушка также смотрела богу в глаза. Наконец, прозвучал громкий ответ.

Сома повернулся к Гестии, кивнул и произнёс:

— Сделка принята.

Гестия, Сома и Лили вернулись на второй этаж главной башни, оставив остальных позади.

Все трое вошли в небольшую комнату, в которой не было окон. В таком помещении можно было не беспокоиться, что какая-то информация просочится и достигнет чужих глаз или ушей. Все трое принялись за работу в тусклом свете.

Лили села на стул и задрала одежду, показывая Характеристики, записанные на спине. Сома сделал небольшой надрез на пальце и пробежал им по иероглифам, его кровь заставила письмена светиться.

Его палец быстро бежал по коже девушки, будто по какому-то лабиринту. От каждого движения загорались новые иероглифы, пока каждый из символов не начал испускать свечение.

Настала очередь Гестии. Ранив свой палец, она добавила своей крови в записи, переписав несколько иероглифов, свечение которых угасало. Метки, указывающие на контракт с Сомой, исчезли, на их месте, над именем Лили появилось имя Гестии.

Обращение — церемония, которая позволяет детям Гекая переходить из одной Паствы в другую.

Кольцо света окутало Характеристики девушки, придавая ему вид чего-то священного, в тёмной комнате. Отметка Паствы Гестии сияла ярче всех.

С этого момента Лили стала одной из последователей Гестии.

Лили стало гораздо спокойнее, после того как церемония была завершена, и она оделась. Однако ей не давала покоя полученный залог.

— Всевышняя Гестия… разве это нормально? Использовать драгоценнейшее оружие сударя Белла в обмен на Лили?..

— Всё в порядке. Всё вернётся на свои круги если мы победим в «Битве». И, чтобы у нас были шансы на победу, нам нужна ты.

В ответ на волнение девушки Гестия выпятила грудь и сказала, что обо всём позаботится.

— Доверься мне, всё получится. А теперь идём.

— Х-хорошо…

Взгляд Лили прыгал от божества к божеству. Гестия положила руки на плечи девушки и подтолкнула её к двери.

— …Гест…ия?

— Ага, так меня зовут. Что такое?

Гестия закрыла дверь за спиной Лили и повернулась к богу, с которым впервые встретилась. Сома даже не был уверен, как правильно произносится её имя.

В маленькой комнате осталось лишь двое божеств.

— …Эта девушка и правда получила своё Благословение от меня?

В голове Сомы остался волевой взгляд Лили, но у него не было ни единого воспоминания об этой девушке. Поэтому спросить он мог только Гестию.

— Да, она одна из тех детей, которые страдают от твоего эгоистичного разочарования. Маленькая девочка, которой пришлось стать сильной из-за твоего пренебрежения.

Гестия сделала шаг, объяснив Соме, что он должен был бы представить, как Лили страдала, после того как её бросил даже её собственный бог.

Синева её глаз ярко светилась в полумраке, а Сома не знал, что ему ответить на такие слова.

— Тебе стоит хорошенько поразмыслить над причинами, по которым она изменилась и сутью этих изменений.

Гестия положила руку на ручку двери, закончив свою лекцию этими словами и покинула комнату.

Сома остался наедине со своими мыслями. Он поднялся, слова Гестии кружились у него в голове.

Гестия и Лили присоединились к авантюристам, стоявшим у основания главной башни, и покинули кладовую Паствы Сомы.

Миах ожидал их в соседнем квартале, на случай непредвиденных осложнений. Объединившись, они пошли по переулкам.

— Лили очень извиняется за все проблемы, которые она причинила… Спасибо вам.

— Да не стоит…

— Не стоит благодарности, Лили-сан.

— Точно… Я рада, что нам снова удалось встретиться.

Нажа, Микото и Чигуса — чьи глаза как обычно скрывались за прядями волос — ответили на извинения Лили.

Вельф и огромный Оука, с двуручным мечом и огромным топором наперевес, разговаривали неподалёку от девушек.

— Ты эту верёвку с собой притащил, что ли?

— Не, нашёл в башне. Подумал, что может сгодиться, вот и прихватил.

Солнце будто улыбалось, вместе со всеми радуясь успеху миссии.

Лили подошла ближе к Гестии.

— Всевышняя Гестия, Лили до сих пор не может понять, как в одиночку можно повлиять на результат «Битвы» …

Гестия улыбнулась озадаченной Лили и снова посмотрела на дорогу.

— Никак.

Гестия покачала головой, а заговорил Миах.

— Ты будешь не одна.

Подобные туманные фразы только усилили замешательство Лили. Девушка наклонила голову посмотрев на богов, а Миах ей улыбнулся. Лили повернулась и увидела решительный взгляд Микото.

Даже Вельф ей улыбнулся.

Группа вышла на перекрёсток.

— Увидимся, Малютка Лили.

— …Всевышняя Гестия, нам тоже нужно идти.

Вельф отделился от группы и пошёл направо. Оука, Микото и Чигуса вместе с членами своей Паствы повернули налево.

Миах, Нажа и Лили смотрели как они уходят с перекрёстка, на который налетел неожиданный порыв ветра.

Гестия убрала волосы с глаз правой рукой.

Она посмотрела на голубое небо. Ветер переменился.

— Ммммм…хааааах…

Такемиказучи напрягся.

Он ходил вперёд и назад по комнате старого здания, построенного для размещения нескольких Паств, одного из зданий узкой улочки. Бог жил вместе со своей Паствой, состоящей из шести человек; и это здание было их базой. Его руки были скрещены на груди, по лицу было понятно, что он размышляет.

— «Битва» … Я хочу помочь Гестии, но…

Гильдия объявила правила проведения «Битвы». Такемиказучи прекрасно знал, что такое осада замков и к чему всё идёт.

Его подруга нуждается в боевой силе, и он хотел бы ей помочь. Но он связан по рукам и ногам.

Стоит ли ему передать одного из своих последователей в Паству Гестии церемонией обращения или нет?

— Миах такого сделать не может. У него всего один последователь и его Паства будет уничтожена если она уйдёт…

После ухода последнего члена Паства Миаха будет распущена Гильдией. Миах потеряет репутацию и признание над получением которых работал много времени. Также есть возможность что его заставят продать базу его Паствы чтобы рассчитаться с долгами.

Такемиказучи сделал по комнате ещё один круг, бормоча себе под нос и просчитывая возможности.

— Среди моих детей только двое могут сравниться с детьми Аполлона, это Оука и Микото. Чигуса и остальные будут в битве в тягость…

Чигуса и ещё трое членов его Паствы авантюристы первого уровня. Только Микото и Оука могут что-то изменить.

— Оука командир. Его я отправить не могу…

А значит, единственным возможным вариантом становится Микото…

— Но согласится ли она присоединиться к другой Пастве?..

Микото слишком сильно привязана к Пастве Такемиказучи.

Она всегда обладала сильным чувством справедливости и радела за то, чтобы всё было правильно. Разве она способна предать Оуку и остальных товарищей? К тому же, у них есть миссия, которую на них возложил их родной город на Дальнем Востоке — Микото никогда этого не забудет.

— Мне придётся её убеждать… В конце концов, это я хочу помочь Гестии… Но, если я начну… Гаааааахх!.. — Такемиказучи остановился посреди комнаты обхватив голову руками и зарычав в потолок.

В такой неподобающей для бога позе он не заметил, как в дверь постучали.

— Такемиказучи-ками, это Миокото… могу я… к вам обратиться?

— Ооу! — божество подпрыгнуло на месте, удивившись неожиданному визиту.

Микото приняла его удивление за одобрение и вошла в дверь, слегка поклонившись.

— ?.. Что-то случилось, ками-сама?

— Н-нет. Всё в норме. Беспокоиться не о чём.

Девушка наклонила голову, а Такемиказучи начал быстро поправлять волосы.

Заставив себя успокоиться, божество прикрыло рот и посмотрело на своего последователя. Девушка, тоже смотрела на него с необычным, для неё, волнением.

Её шелковистые чёрные волосы были связаны на затылке, как и обычно. Но в ней не было той привычной уверенности, с которой она всегда держится. Плечи девушки были опущены. Даже её глаза будто дрожали, когда девушка и бог встретились взглядами.

В комнате повисло молчание.

Напряжение нарастало, Такемиказучи наконец сдался и открыл рот.

— …Ми-Микото.

— …Такемиказучи-сама!

Они заговорили одновременно. После оба выдохнули, и началась перепалка в стиле:

— Прошу прощения что прервал, можешь говорить.

— Начинайте вы, я настаиваю.

Микото поддалась первой. Она сделала глубокий вдох и встретилась с богом взглядом. Спустя секунду она рухнула на колени. Особая техника Паствы Такемиказучи, пасть ниц.

— Простите пожалуйста!

— Ч-чего?

Такемиказучи удивился неожиданной реакции Микото, руки, колени и лоб девушки оказались на полу.

Она не оторвала головы, но стала говорить громче чтобы было слышно несмотря на то, что слова направлены в пол.

— Позвольте мне пойти на помощь Беллу-сама!

Глаза Такемиказучи округлились.

— Несмотря на то, что мы его чуть не убили, я не сделала ничего, чтобы это искупить! А ещё мы пообещали; мы обещали прийти друг другу на помощь!

Тело Микото задрожало, а голос стал ещё серьёзнее.

— Так я смогу отплатить. Я не могу бросить его в момент нужды…

На лице Такемиказучи появилось удивление, когда он наблюдал как его последовательница обнажает свою душу. Его плечи расслабились, руки опустились.

Видимо, мы пришли к одинаковым заключениям…

Он пробыл со своей последовательницей очень долго, но так и не смог предугадать как она отреагирует на случившееся. Ему было стыдно. Такемиказучи слегка нахмурился, а потом на его лице появилась улыбка.

— Ааааа… — он издал продолжительный вздох. Плечи Микото снова задрожали.

Божество посмотрело на потолок и тихонько пробормотало:

— Целый год… какая прорва времени.

Микото начала поднимать голову.

Среди Паств существует правило: Дитя, которое перевелось в другую группу Обращением, не может сделать этого снова в течении года.

Микото поняла, что означают слова её бога. Её лицо начало светлеть.

— Но время скоротечно. Обучись всему, чему только сможешь у этого ребёнка Гестии и вернись гораздо сильнее, чем ты сейчас.

— Да, ками-сама!

Микото ударила кулаком в ладонь. Такемиказучи ей улыбался.

Наконец, она сдала эмблему Паствы на сохранение до того дня, как она вернётся.

Микото Ямато стала частью Паствы Гестии.

— …

Гефест сидела за своим столом, изучая кинжал.

Она лично проводила проверку одной из лавок своей Паствы на Северо-Западной Главной улице. Вместо работы в своём личном офисе богиня изучала очередное оружие.

За его создателем стояла целая история. Довольно трудное дитя, чьи навыки не были выдающимися к тому времени, как этот кинжал был создан, но страсть к ремеслу давала этому мастеру невероятный потенциал… эту «страсть» ощущал любой, кто брал кинжал в руки.

Гефест ощущала, как ощущения бежали по её жилам, когда раздался стук в дверь.

— Войдите.

Она открыла один из ящиков стола, вернула кинжал в ножны и положила его внутрь.

Закрыв стол Гефест посмотрела на силуэт молодого человека в чёрном жакете стоявшего в дверях: Вельфа.

— Чего хочешь?

Вместо ответа Вельф подошёл к столу.

Без особых раздумий и промедлений Вельф встретился взглядом с богиней.

— Я пришёл попрощаться.

Он прикрыл глаза и продолжил.

— Я присоединяюсь к Пастве Гестии. Прошу позволения.

Он пришёл не за тем, чтобы что-то просить, а для того чтобы показать решимость и силу воли.

Уход из Паствы Гефест означает, что ему больше нельзя будет пользоваться своим кузнечным штампом. Несмотря на исполнившуюся мечту стать Высшим Кузнецом, парень добровольно отказывается от права гравировать Ἥφαιστος на любой из своих работ и покидает Паству.

— Что заставило тебя думать, что я соглашусь на такую эгоистичную просьбу?

— Богиня, которую я знаю и люблю, наорала бы на меня, если бы я так не поступил.

Вельф ответил, не раздумывая ни секунды.

Гефест не проявила никаких эмоций, и, ровно с тем же выражением на лице она задала новый вопрос:

— Разве ты не собирался противиться силе крови в твоих жилах, чтобы создать оружие, которое превзойдёт любой магический меч?

— Пока у меня есть молот, металл и жаркое пламя, я могу изготовить оружие в любых условиях. Вы меня этому научили.

Даже в отрыве от Паствы Вельф будет работать, чтобы его имя стало известно, чтобы достичь новых высот.

Ни один вопрос не вызвал у него раздумий.

— И что же вдохновило в тебе подобный энтузиазм?

Вельф поднял голову и улыбнулся:

— Дружба.

Наконец, на губах Гефест появилась улыбка:

— Тогда я разрешаю.

Гефест поднялась из-за стола и подошла к длинной полке с молотами. Она выбрала один из них кроваво-красного цвета, под стать цвету своих волос и глаз, и взяла его в руки.

Потом она подошла к Вельфу, по прежнему стоявшему у стола и протянула молот ему.

— Прощальный подарок. Используй с умом.

Гефест попрощалась, даруя парню душу кузнеца. Улыбка на лице Вельфа была от уха до уха, он поклонился, принимая дар.

— Спасибо за всё.

Ткань его жакета скрипнула, когда он повернулся чтобы уйти.

Оставив за своей спиной богиню, Вельф вышел из офиса уверенной походкой.

Вельф Кротцо стал частью Паствы Гестии.

— …Вот так всё и было. Ты же не против снова помочь?

Гермес не сводил взгляда с лица девушки задавая вопрос.

Они стояли неподалёку от Щедрой Хозяйки, в деревянной пристройке, построенной для проживания сотрудница. Эльфийка Лю ответила Гермесу натянутой улыбкой:

— Всевышний Гермес, не принимаете ли вы меня за какую-то служанку?

— Прости! Но это всё ради Силь. Белл нуждается в помощи!

— Мне бы хотелось, чтобы вы перестали использовать Силь в своих делишках…

— П-прости, Лю…

— Силь, тебе извиняться не за что.

В комнате Лю стояло трое человек: Гермес, Силь и сама Лю.

Всего несколько дней осталось перед «Битвой». Гермес старался позволить помогать членам других Паств, именно по этой причине, чтобы попросить помощи Лю.

В условиях говорится что участие может принять человек, который принадлежит к "Пастве" вне Орарио — значит у него должно быть благословение божества живущего за стенами города. Поскольку богиня Лю, Астрия отсутствует в городе довольно продолжительное время, возражений в её участии возникнуть не должно.

Гермес ощущал вину за то, что вытащил для Белла и Гестии очень неблагоприятное состязание в захвате Замка, и это был его способ предложить помощь.

— Если я вступлю в бой велика вероятность, что моя личность раскроется.

— Насчёт этого не беспокойся. Я сумею всех убедить, что ты пришла с другой стороны гор, прежде чем начнутся бои. Никто не поверит, что ты работаешь в баре, после того как я со всеми переговорю.

События прошлого заставили Гильдию занести авантюристку в капюшоне в чёрный список Гильдии — многие до сих пор помнят «Ледяной Ветер». Гермес уже придумал план по сохранению анонимности и безопасности девушки и её товарищей.

Лю вздохнула:

— Мама Мия снова будет недовольна.

Проще говоря, бывшая авантюристка не могла бросить Белла. Эльфийка согласилась.

В комнате было довольно немного украшений. Лю сделала несколько шагов в угол комнаты и взяла мешок и деревянный меч.

— Я разберусь с бумажками в Гильдии. Будет гораздо легче если у меня будет эмблема твоей Паствы. Она ещё при тебе?

— При мне. Не потеряйте.

— Никогда не выпущу из вида, — сказал бог, приняв эмблему с мечом правосудия и крыльями.

Наконец, Лю подошла к Силь, державшей в руках её плащ.

— Хорошенько постарайся, Лю. Я придумаю, что сказать Маме.

— Буду тебе благодарна, Силь.

Перекинув мешок через плечо Лю улыбнулась.

Гермес и Силь проводили растворившуюся в ночи девушку на выходе из здания.

Лю Лайон присоединилась к «Битве».

Клинки искрили при столкновении.

Серебряный отблеск блокировал превратившийся в развод алый клинок. Кинжал и сабля столкнулись в красноватом закатном свете. Светлые и белые волосы их обладателей развевал бриз.

Длинная тень парня снова и снова бросалась на тень девушки. Каждый раз он был отброшен, но каждый раз нападал снова.

Изматывающие тренировки проводились на вершине городской стены Орарио.

— Кажется ты научился… реагировать на то, что не видишь…

— Т-ты правда так думаешь?..

Пятый день тренировок.

Айз опустила саблю, намекая на короткий перерыв в подготовке. Тяжело дыша, Белл осмотрел собственное тело. В свете закатного солнца было видно множество порезов, царапин, синяков и следы засохшей крови, которые и указывали на интенсивность тренировок.

Собрав нужные припасы и установив небольшой лагерь, Белл полностью посвятил себя тренировкам с Айз. Они начинали до того, как солнце взойдёт и продолжали пока звёзды не засияют на ночном небе, продлив тренировки и серьёзно увеличив нагрузку в сравнении с прошлым разом. Они вместе ели и спали в одно и то же время; ни один из них ни разу не спустился в город. Грязный котёл и остатки костра находились рядом с бойницами стены. Три фляги воды и спальные мешки лежали там же.

Белл рассматривал порезы, покрывающие его руки, когда, неожиданно — шух Без какого-либо предупреждения из слепой зоны к нему полетела сабля. Парень рефлекторно блокировал путь оружия, отразив его, прежде чем отпрыгнуть.

Подняв левое плечо выше правого и готовясь к возможному продолжению, он выглядел очень похожим на кролика. Айз, видимо довольная такой реакцией, кивнула.

— Угадайте кто вернулся!

Белл и Айз повернулись, услышав бодрый голос.

Из прохода в башне неподалёку, в которой располагалась лестница, соединяющая стену с городскими улицами, появилась Тиона с огромным рюкзаком за плечами. Она весело пропрыгала к Беллу и Айз и плюхнула рюкзак на камни стены с задорным «Хоп!».

— Целую тонну мяса и рыбы набрала! Хлеба и воды тоже прихватила!

— Спасибо Тиона…

— Не за что! А, Аргонавтик, такие кинжальчики тебе подойдут? Я пять взяла.

— Д-да, большое спасибо… П-простите за неудобства.

Белл стоял рядом с Айз, окаменев от страха, а Тиона вытаскивала из рюкзака кинжалы, один за другим.

Тиона приносила еду и предметы последние пять дней. Благодаря её поддержке Белл и Айз смогли сосредоточиться исключительно на тренировках.

Белл не мог избавиться от чувства, что довольно крупно задолжал вечно улыбающейся и счастливой Амазонке. Он потерял счёт количеству расколотых надвое или повреждённых кинжалов за эти боевые тренировки.

— Кстати, я немало слышала в городе. Во-первых, «Битва» пройдёт через четыре дня.

— Четыре дня…

— Ага. Она пройдёт за пределами Орарио, так что нужно принять во внимание время на поездку… Я бы сказала, что у тебя осталось ещё двое суток.

Тиона продолжила делиться полученной информацией.

Когда её отчёт был закончен, Белл взглянул на улицы города.

— Ровно одна неделя… Боженька.

Пять дней тренировок и ещё два в запасе составляют неделю. Белл про себя выразил благодарность богине, сдержавшей обещание.

Его рубиновые глаза улыбались; он знал, что где-то в этом величественном городе Гестия улыбнётся ему в ответ.

— Кстати, вы никогда не догадаетесь, что вывесили на доске объявлений Гильдии. В Пастве Гестии пополнение.

— Э?!

— Сома, Такемиказучи, Гефест… Кажется каждый из этих богов передал по авантюристу.

Белл пытался сдержать удивление и чувство радости, пока Тиона договорит. По его щеке потекла слеза счастья, когда парень вспомнил лица друзей.

Гестия спасла Лили, похоже, что Вельф и Микото также придут ему на помощь. Ему не нужно было знать всех подробностей, он понял всё и без них. Чёрная пучина, которая сжирала его изнутри наконец ушла, её место заняла теплота.

Белл размял руки. Он посмотрел на Айз и Тиону с новыми силами. Он ощущал, что стал ещё сильнее.

— Ещё раз, пожалуйста!

Вид парня вызвал у Айз и Тионы улыбку.

— Конечно…

— Попробуй продержаться!

Девушки дружно перешли в нападение.

Три пары ног двигались с поразительной скоростью.

Атаки и контратаки Айз, Тионы и Белла смешались в ограниченном пространстве городской стены. Два кинжала, Сабля и два огромных меча сталкивались, искры блестели под закатным небом.

— Эшшшаааа!

Белл делал всё что мог, чтобы держаться под атаками двух авантюристок высшего класса. Но всё это время он не мог отвести взгляд от огромных клинков в руках Амазонки. Несмотря на то, что он обучался отражать атаки, от осознания что такой клинок может с лёгкостью оборвать жизнь холодок бежал по спине.

Парень понял с первого взгляда что эти клинки были сделаны на заказ. То, как их обладательница размахивала тяжёлыми клинками как будто это какие-то короткие мечи казалось каким-то кошмаром. Амазонка улыбалась, практически смеялась во время боя, который больше походил на танец.

Вместо попытки защититься от подобной атаки, Белл попытался от неё уклониться.

Отпрыгнув, чтобы уклониться от первого клинка, парень также ушёл от второго. Однако, в этот момент Тиона бросилась вперёд, несмотря на то, что её клинки не были в позиции для атаки.

— Оп! — прокрутившись в воздухе Тиона направила ногу в лицо Белла.

— Гех?!

Обнажённая нога ударила в щёку парня, отправив его в полёт. Ударившись о каменный пол и несколько раз подскочив, Белл наконец остановился.

— Попытайся экономить зелья. Если будешь пить после каждого удара, они очень быстро кончатся. Лучше отбрось эту привычку.

Тиона нависла над Беллом, положив клинки на плечи, они казались адскими крыльями. Айз была за её спиной. Тиона дала совет, как только парень потянулся к сумке на своей ноге.

— П-попробую…

— Ещё одна вещь про жизнь авантюристов. Мы можем двигаться даже после того, как из нас дух выбьют!

Несмотря на то, что девушка сдерживалась, пинок авантюриста высокого класса наносит огромный урон. Белл медленно кивнул, приходя в чувства. Как и сказала Тиона, умение сражаться в неоптимальной форме это ценный навык. Этот урок был вбит в парня и до этого.

Стиснув зубы Белл поднялся на ноги, а Тиона следила за ним с довольной улыбкой.

— Моя очередь.

— ?!

Тренировка начала набирать обороты. Белл использовал оба кинжала, чтобы отбить прямую атаку Айз.

Мало того, Тиона зашла с боку и напала на него из слепой зоны. Двое из сильнейших мечников Орарио сражались, не стесняясь применять свои навыки на городской стене. Белл отчаянно перехватывал удары, отражая клинки и сбивая их со своей цели. Но он пришёл сюда не для того чтобы учиться защищаться. Он здесь чтобы находить возможности для контратак.

Сражаясь со своей трусостью Белл удивил обеих девушек, перейдя в нападение.

— !

Стойка Айз слегка дрогнула.

Её ноги и плечи не были на одной линии, они двигались в разных направлениях, поэтому Белл решил нанести свой удар. Белл не мог поверить в своё счастье. Девушка попыталась от него отступить, оставив открытым бок. Это шанс, и парень не мог им не воспользоваться.

Невероятная возможность — нанести Кенки удар.

Прицелившись девушке в рёбра Белл сделал быстрый шаг и протянул кинжал в левой руке к противнице.

— Хм.

— …

Но Айз просто повернулась, блеснула её броня.

Воспользовавшись тем, что парень вытянулся, Айз уклонилась от его оружия и поменялась с Беллом местами. Теперь, она была за его спиной, спокойно протянув саблю девушка пронзила броню, прикрывавшую спину Белла.

— Буааа?!

— Ты поверил, что я открылась… — сказала Айз Беллу, приземлившемуся на живот.

Только сейчас Белл понял, что это была западня. Айз заманила кролика в ловушку как умелый охотник. Голова Белла рухнула на каменный пол от разочарования.

Парень приподнялся и сел. Айз склонилась над ним и продолжила свой урок.

— Монстры и люди сражаются по-разному… Монстры всегда атакуют открыто, пытаясь убить… а люди читают друг друга в бою и меняют стратегию.

— Я-ясно.

В отличии от монстров, который всегда сражаются в полную силу, люди используют техники и опыт, чтобы взять в бою верх. Это особенно верно при столкновении бойцов равных сил и навыков.

— Люди становятся уязвимыми, когда видят возможность нанести удар. Как ты сейчас.

— !..

— Защита всегда слабеет, когда близится решающий удар… Вот чему меня учили.

Люди становятся слишком самоуверенны, когда близится победа. В этот момент они забывают прикрывать свои слабости. Особенно это заметно в дуэлях.

Белл посмотрел в глаза Айз, завершившей свои спокойные объяснения.

— Твой шанс настанет в тот момент, когда ты будешь загнан в угол. Не забывай.

Белл запомнил эти слова.

Айз протянула руку, Белл кивнул и принял помощь.

— Почему бы не потренироваться ещё немного?

— Да…

— Конечно!

Предложение Тионы было встречено согласием, битва разгорелась снова. Помня все уроки авантюристов высокого класса, Белл продолжил тренировки до самой ночи.

Ради победы или спасения друга.

У каждого из вовлечённых в этот вихрь людей были свои причины сражаться.

Орарио мог казаться спокойным, но напряжение неуклонно нарастало внутри.

«Битва» приближалась очень быстро. Разговоры обычных горожан не утихали ни на улицах, ни на рабочих местах, ни за кружкой эля в любимом баре. Число авантюристов, отправлявшихся в Подземелье заметно сократилось, отчего расстроенным держателям лавок пришлось закрываться пораньше. Никто не хотел пропустить это событие. Даже дети, казалось, вели себя совершенно по-другому. Многие из них собирались в парках по всему Орарио, с игрушечными мечами, и проводило свою собственную «Битву».

В Орарио было тихо, но город кипел от напряжения. И оно нарастало с каждым днём близившейся «Битвы». И люди, находившиеся к этой буре напряжения ближе всего, затаились, наблюдая за подготовкой.

Ночь укрыла город звёздным покрывалом. Свет ламп с магическими камнями заливал центральный парк, окружающий белую башню в самом центре города.

— Всевышняя Фрея, всё было исполнено, как вы приказали… Всевышняя Фрея?

Самая высокая комната Башни Вавил.

Фрея услышала слова своего последователя, Оттара, но всё равно на них не ответила.

Мужчина посмотрел на неё в смятении и замешательстве, пальцы богини пробегали по серебряным волосам. Она сидела в своём обычном кресле, поставленном у окна, наблюдая за происходившим снаружи с такой страстью, что Оттар испугался что взгляд богини расплавит стекло.

— …Хе-хе.

Взгляд серебряных глаз был поглощён неистовой битвой на городской стене.

Светловолосая девушка-рыцарь с золотыми глазами и воительница с огромными мечами вместе сражались против беловолосого парня. Две девушки, один парень, три разных души «сияли» в столкновении. Фрея наслаждалась каждой секундой этой битвы.

Она не чувствовала жалости к парню, когда его запускала в воздух Амазонка или валила с ног светловолосая девушка.

Потому что каждый раз, когда парень поднимался, его душа начинала сиять ярче. Тренировка девушек будто закаляла его, устраняла несовершенства, как их устраняет в металле опытный кузнец. Девушки придавали его сиянию чистоту.

Именно эта чистота привлекла в нём Фрею и пробудила в ней безграничный интерес. Каждый удар полученный парнем добавлял новую искру. Богиня сидела, не в силах отвести взгляд.

— …Вы уверены, что нам стоило позволять последователям Аполлона заходить так далеко?

Оттар снова попытался отвлечь внимание богини от городской стены.

Фрея не отвела взгляда, но её тонкий палец заправил локон волос за ухо, и она улыбнулась.

— Я подумывала сокрушить их за подобную глупость, но… нет.

Её серебряные глаза наблюдали, как парень в очередной раз бросился в бой с Амазонкой и второй девушкой.

— Нельзя было бы назвать богиней ту, что не захотела бы посмотреть, как всё обернётся.

Её щёки расплылись в улыбке, она свысока следила за стеной.

Даже в такой поздний час в главном офисе Гильдии кипела работа. Клерки бегали с кипами бумаг, администраторы складывали коробки на коробки, у работников не было времени даже на отдых, в каждом уголке Пантеона, украшенного колоннами кипела работа.

«Битва» состоится всего через четыре дня, работы было столько, что голова шла кругом.

— Да хватит! Я же сейчас помру! — Администратор Миша грохнула очередной пачкой бумаг об стол и повисла на спине Эйны прямо посреди суматохи.

— Миша, ты слишком тяжёлая…

Полуэльфийка посмотрела на свою подругу уставшими глазами.

— Эйна, а что у тебя?..

— Подготовка мер безопасности по удержанию людей от зоны боевых действий… Даю советы, кажется.

Небольшая гора бумаг окружала стол Эйны, каждая была написана лично ей.

«Не входить» было написано крупными буквами поверх бумаги о руинах Замка Шреме, расположенного юго-восточнее Орарио.

— Замок Шреме… Это не тот, в котором довольно давно расположилась банда разбойников?

— Тот самый. Паства Ганеша приняла заказ на их истребление до начала «Битвы». Также мы разместили несколько заданий на помощь… Отличная возможность заодно справиться с разбойниками.

Отвечая на вопрос Миши, Эйна безотрывно писала.

Миша слышала взвинченность в голосе Эйны несмотря на её уставший тон. Девушка посмотрела на лицо Эйны в профиль, а потом поднесла свой стул и села рядом.

— Эйна… ты беспокоишься о Белле?

— …Беспокоюсь? А как я могу не волноваться…

Выражение на лице Эйны стало мрачным, а изумрудные глаза померкли.

Голова Эйны опустилась, и она поднесла руку к груди. Один из авантюристов, которому она давала наставления, который стал ей практически младшим братом, оказался вовлечён в войну между Паствами. А теперь он вынужден учувствовать в «Битве», участники которой нередко умирают. Сердце Эйны кололо от воспоминания о его улыбке — неужели она никогда её не увидит?

Если бы она могла убедить его убежать или как-то ему помочь, ей было бы легче.

— Но я работник Гильдии… Я не могу вмешиваться.

Но всё зашло так далеко, что одинокая полуэльфийка ни на что не способна повлиять. Эйна понимала, что она беспомощна перед лицом сил, которые сейчас действуют.

И это её тяготило. Голос Эйны был переполнен отчаяньем. Она ощущала себя совершенно бесполезной.

— Нуууу, знаешь… ты всегда можешь за него поболеть?

Миша ощутила, что её подруга подавлена и попыталась её подбодрить.

Эйна посмотрела на коллегу.

— Поболеть?..

— Ага. «Ты справишься!» и подобные выкрики? Уверена, с твоей поддержкой он очень постарается выиграть, правда?

Эйна какое-то время смотрела на детскую улыбку Миши.

Наконец, она поднялась и подошла к окну в самом конце офиса.

Луна заливала своим светом ночное небо.

— …Ты справишься.

Прошептала Эйна себе под нос.

— Аааа, сколько можно ждать…

Божество прикрыло глаза, сидя в тёмной комнате, освещаемой лишь лунным светом.

Аполлон, сидящий на своём резном золотом троне, поднёс к губам бокал с вином.

В поместье, которое он называл домом было тихо, оно располагалось вдалеке от шумных районов города. Сегодня, в нём было даже тише обычного. Большая часть Паствы уже отправилась подготавливать руины замка, которые станут полем боя. Поскольку Паства Аполлона должна удерживать замок, ей предстоит немало работы.

Если бы целью бога было простое похищение Белла у Гестии, можно было бы просто продолжить атаку и после отступления Паствы Сомы. Парень уже был бы в его руках к этому времени.

Но Аполлон был одержим идеей «Битвы».

Существует огромная разница между сражением на улицах и «Битвой». Обычная победа над врагом в уличной потасовке оставляет у всех участников ощущение горечи на языке. А получение своей цели следуя установленным правилам и ограничениям проявляет настоящее величие и позволяет сполна насладиться плодами победы. В конце концов, это игра. Аполлон не может позволить получить Гильдии или какой-то другой группе компромат на себя. После победы в «Битве» он сможет совершенно легально получить последователя бога-противника — если бы Гестия вдруг воспротивилась Обращению, Аполлон никогда бы не смог сделать Белла своим и на бумаге, и в реальности.

Помимо прочего, остальные боги не были бы довольны поведением Аполлона. Ему пришлось получить поддержку большинства богов, устроив для них определённое «развлечение» чтобы заполучить Белла. Он задолжал богам шоу, которое они захотят увидеть.

Впрочем, сам бог также был не против развлечься.

Война богов, на которой сражаются смертные. Одно из самых вкусных блюд Гекая, которое порадует любое божество. Нет большего удовольствия, чем воспользоваться своими последователями, как фигурами в настольной игре без божественного вмешательства.

Вот что ощущал Аполлон — влияние своей собственной божественности.

Бога в лавровом венце окружал целый вихрь желаний.

— О, мой возлюбленный Белл Кранелл… когда уже настанет день, в который ты окажешься в моих объятьях?

Он не был уверен, когда услышал о парне впервые — скорее всего когда прошли слухи о новом рекордсмене. Аполлон любит получать всё самое новое и свежее. И воображение грядущих событий весьма развлекали божество. Его тело дрожало от волнения.

…Ахх, Белл!

…Нет, мой маленький Белльчик!

…Никуда ты от меня не денешься!

Он видел Белла будто наяву, слезинка показалась в глазу бога. Но бог ощущал что-то ещё. Жар в груди был доказательством любви. Аполлон так желал этого парня, что это желание доводило его до безумия. Тонкие черты парня, его схожесть с кроликом, белые волосы и красные глаза, а также наивность и нетронутость жестокостью мира — всё это заставляло Аполлона пылать.

Щёки бога покраснели, будто от опьянения.

— …Когда расцветёт наша любовь, Гестия, ты будешь только мешаться. Когда он станет моим, я выгоню тебя из города, нет, из Гекая вообще.

Вернувшись в реальность Аполлон открыл глаза и посмотрел на звёзды. Лунный свет отразился в неожиданно серьёзном взгляде божества.

— Я полагаюсь на вас, мои милые, маленькие детки…

Щёлк. Несколько мгновений спустя стрелки часов уставились вертикально вверх.

Время не ждало.

В городе царила предрассветная утренняя прохлада.

На улицах рядами выстроились тихие и неподвижные лавки. Ставни закрывали окна и двери; было непривычно видеть город таким безлюдным. Городская стена отбрасывала огромную тень, улицы покрывал полумрак.

Два силуэта бежали по Восточной Западной Улице к светлеющему горизонту по непривычной тишине.

— Белл, тебе нужно поторопиться! Караван вот-вот отправится!

— Я и не отстаю!

Гестия и Белл бежали по утреннему туману. Местом назначения были Восточные Врата. По дороге они переговаривались.

— Тебя там уже ждут. Для тебя готово место на одном из экипажей. Выйдешь в городе, который называется Агрис, он находится неподалёку от старого замка! Работники Гильдии будут направлять тебя дальше, так что будь внимательнее!

— Буду!

«Битва» начнётся через день.

Белл завершил тренировки с Айз и Тионой и получил обновление Характеристик от Гестии. Теперь осталось добраться до поля боя. До него день езды, так что Гестия подготовилась заранее, большую часть пути Белл преодолеет с караваном торговцев.

Парень был одет в лёгкие, но прочные одежды для путешествий, на его плечах висел плащ, а в руках прочный посох для путешествий.

— Остальные уже уехали, встретишься с ними в городе! И ещё, вот разрешение от Гильдии, покажешь его главе каравана и стражникам у врат!

Орарио был устроен так, что попасть в него было довольно просто, а на выходе возникали проблемы. Человеку требуется несколько документов заверенных Гильдией, прежде чем ему позволят выйти из города. Белл взял подписанные бумаги, которые заверяли что он участник «Битвы» со стороны Гестии и быстро поблагодарил богиню.

Наконец они подбежали к укреплённым Восточным Вратам. Почему-то, сейчас они казались Беллу гораздо меньше в сравнении с тем моментом, когда он проходил их несколько месяцев назад. Караван был уже у врат, входившие в него люди переговаривались между собой. Белл и Гестия прошли мимо рядов запряжённых лошадьми повозок и огромных ящиков на колёсиках к первой повозке, остановившейся у врат.

— …Я буду ждать твоего триумфального возвращения прямо здесь.

— …Увидимся, Боженька!

Гестия улыбнулась парню. Белл улыбнулся в ответ.

После этого Гестия бросилась ему на грудь, обхватила руками и сжала со всей силы. Белл напрягся от смущения, но даже не попытался вырваться. Он не мог. Гестия игнорировала творящуюся вокруг суматоху и наслаждалась теплотой парня столько, сколько могла. Лицо Белла было красным, к тому моменту как богиня начала ослаблять хватку и убирать руки. Встретившись взглядами, она широко улыбнулась и сказала:

— А теперь иди.

Белл сделал шаг назад со смущённой улыбкой на лице. Утерев свободной рукой горящие щёки, парень повернулся и побежал к каравану.

— Дождись меня! — крикнул он и исчез в лабиринте повозок. Глава каравана разговаривал с одним из стражей врат. Оба посмотрели на подбежавшего парня, протянувшего им бумаги.

Страж был авантюристом — возможно принял назначение от Гильдии. Два работника Гильдии тут же появились из сторожки рядом с вратами и взяли у Белла бумаги. Прочитав их, они кивнули. Глава каравана указал на одну из повозок и сказал Беллу занимать своё место.

Повозка, на которую забрался парень оказалась просторнее, чем он рассчитывал. Над головой была крыша, а в каждой из стен по окну. Несколько человек — путешественники, торговцы и нанятые охранники — уже сидели внутри. Некоторые были одеты в лёгкую броню, другие в удобную одежду.

— …Эй, паренёк. Это ты Маленький Новичок из Паствы Гестии?

— А, да, это я.

— Так и думал! На «Битву» едешь, да? Задай там жару!

Белл сел в углу рядом с довольно дружелюбным зверочеловеком, который тут же узнал парня и начал разговор. Улыбающийся молодой человек казался путешественником, он довольно стучал хвостом. Напряжение в карете тут же растворилось, остальные начали подключаться к разговору.

— Эти парни крепкие, ты уж не оплошай!

— В наших краях есть традиция, перед поездкой обязательно надо перекусить!

— Вот, это будете?!

У каждого человека с собой оказалось немало орехов, сушёных фруктов и выпечки. Белл оказался среди дружелюбных людей и, кивнув, принял еду, поблагодарив в ответ. Ему не очень нравились сладости, но он не хотел отказываться от подарков и ел всё, что ему предложат.

Повозка слегка откатилась назад и начала движение вперёд.

Снаружи донеслось ржание лошадей. Восточные Врата открылись; караван двинулся вперёд.

Белл ощущал каждый ухаб из-за деревянного сидения. И тут, неожиданно...

— …Белл!

Он услышал, как кто-то кричит его имя.

Наклонившись, парень выглянул в одно из окон и увидел Силь, бегущую за повозкой.

— Силь?! Что ты делаешь? Это же опасно! — Белл выглянул в окно и позвал девушку по имени.

Униформу Силь заменял плащ, накинутый поверх обычной одежды. Она подбежала ближе и протянула к окну руку.

— Возьми это!..

— А?

Что-то золотое блеснуло в протянутой руке. Белл рефлекторно подхватил эту вещь. Силь дала ему амулет. Он был в форме слезы, с драгоценным камнем в центре. Это аксессуар, дающий обладателю какую-то способность. Белл перевёл взгляд с руки на Силь.

— Это прощальный подарок, который нашему бару подарил один авантюрист… Амулет на удачу!

От такого объяснения у Белла округлились глаза.

— Постарайся победить! И возвращайся в наш бар!

Повозка начала набирать скорость, и Силь уже не поспевала за ней, девушка чуть не упала несколько раз.

— У-у меня для тебя наготове обед! Я буду ждать!

Щёки девушки слегка покраснели. Белл не мог не улыбнутся. Он высунулся в окно и начал махать удаляющейся Силь. Девушка остановилась и наблюдала за тем, как повозка исчезает, проходя в Восточные Врата, прижав руки к груди.

— …

Белл вернулся на место и посмотрел на амулет в руке.

Закрепив тонкую цепочку на шее, он спрятал амулет под одеждой.

…Победить.

…Вернуться с победой.

Лица людей, которых он встретил в Орарио заполнили его разум, парень поклялся снова их встретить. Проталкивая амулет под рубашку правой рукой, парень вдруг осознал, что улыбается.

Он выглянул в окно, по-прежнему ощущая каждую кочку на дороге.

Солнце только-только поднялось из-за гор вдалеке.

Белл прикрыл глаза от яркости утреннего света.

Руины Замка Шреме.

Замок был построен в древние времена на ровном поле, без холмов и деревьев в качестве первой линии обороны. Задолго до того, как Башня Вавил стала «крышкой» Подземелья, этот замок использовали чтобы останавливать нападения вырывающихся из земли монстров на ближайшие города и деревни. Немало замков сейчас находится в непосредственной близости от Орарио по этой же самой причине. Большая их часть была уничтожена или рухнула из-за веков недосмотра, но Шреме также использовался в качестве опорного пункта королевством Ракия в войне, прошедшей тысячу лет назад. Главные башни замка повреждены, но основные стены и остальные оборонительные сооружения практически нетронуты. Сейчас он был избран в качестве базы для «Битвы».

Внешняя стена возвышалась на добрый десяток метров, даже выше в местах, где когда-то стояли башни. Сама стена была достаточно прочной чтобы выдержать полномасштабную атаку — возможно, за исключением прямого удара заклинания огромной силы. Даже авантюристу высокого класса было бы непросто её повредить. Замок расположен на открытой местности и его довольно просто атаковать. Именно благодаря прочным стенам он продержался так долго.

— Сюда нужно ещё глины. Укрепите всё, что можно укрепить.

Ночь уже наступила, луна была над головами авантюристов. Паства Аполлона работала над последними приготовлениями к «Битве», которая начнётся через считанные часы.

Сотня людей три дня назад появилась в замке и работала не покладая рук, чтобы подготовить его к осаде. Практически все члены Паствы. Работая группами, они ремонтировали замок и располагали схроны запасного оружия и предметов, в различных местах.

— Пффф, это бесполезно… зачем вообще напрягаться?

Главная башня замка возвышалась над обломками остальных частей строения. Гиацинт наблюдал за работой членов своей Паствы с её вершины.

На Осаду Замка в форме «Битвы» установлено трёхдневное ограничение. Паства Аполлона выиграет и если он останется жив три дня, и если вражеский генерал — которым несомненно будет Белл Кранелл — потерпит поражение в бою.

Целью защитников является подготовка замка, впрочем, разумеется, они могли бы победить и без всей этой пыли в глаза. Гиацинт слышал, что ряды противников возросли, но сражаться всё равно будет не больше пяти человек. Какой смысл сотне воинов ремонтировать замок, если можно сокрушить противника в прямом столкновении?

— Ну почему, Всевышний Аполлон? Почему осада замка?..

Гиацинт был уверен, что он выиграет и без подобного фарса. Неужели бог настолько не доверяет ему и остальной Пастве? Мужчина ощущал недовольство, его бог будто забыл, на что он способен.

Недовольный Гиацинт отошёл от окна и сел на трон у стены комнаты. Форма трона осталась такой же какой была до появления Паствы Аполлона, авантюристы сделали его лишь удобнее и украсили эмблемой Паствы, луком и стрелами на фоне пылающего солнца. Остальную часть тронного зала заметно изменили, потому что Гиацинт приказал чтобы её сделали приятной глазу.

Развалившись на своём троне Гиацинт безрадостно рассмеялся.

— Что за скучные игры…

— …Ага, что-то подобное Гиацинт и скажет…

Девушка с короткими волосами, Дафна, смотря на тронный зал со своего поста на прочной замковой стене.

Ракия внесла несколько странных исправлений, когда заняла этот замок. Божество этой страны наверняка любило покрасоваться, потому что главная башня украшена множеством сложных узоров. Несмотря на то, что это последняя линяя обороны замка от неё так и веет роскошью. Видеть над главной башней символ её собственной Паствы было для Дафны смешного странно. Этот кусок металла был таким огромным, что его наверняка было заметно даже из Орарио.

Дафна тихонько вздохнула и снова погрузилась в размышления. Её задача мотивировать остальных членов Паствы на быстрейшее восстановление стен. Сложно это было, потому что большая часть людей разделял мнение Гиацинта о будущей битве. Несмотря на более сотни рабочих под её командованием, убедиться в прочности стен замка было до раздражения сложно.

К тому же, Паства Ганеша прибыла в Шреме за несколько дней до Дафны и остальной части Паствы Аполлона чтобы избавиться от группы бандитов и мародёров, занявших замок. Поскольку поступил приказ не повреждать стены замка в свете грядущей «Битвы», ситуация разрешилась серией подкопов под стенами, на это бандиты не успели среагировать. Все преступники до единого были пойманы меньше чем за день. Дафна убедилась, что Паства Ганеша зарыла за собой разрытую землю прежде чем вернуться в Орарио.

— Даф…

— Кассандра?

Лампы с магическими камнями на стенах напоминали факела прошлых времён. Кассандра подошла к Дафне, нервно назвав девушку по имени.

Она остановилась перед одной из ламп, освещена была только половина её лица. Девушка поддерживала дрожащее тело обеими руками, будто боясь, что оно упадёт с ног.

— Всё будет плохо… Нам нужно держаться отсюда подальше.

— А?

— Замок, замок падёт…

Выражение на лице Дафны стало раздражительным, когда она услышала очередную чушь, доносящуюся изо рта подруги.

— Очередной сон? Ты знаешь, что уже слишком поздно. Соберись.

— Пожалуйста, Даф, поверь мне, пожалуйста!..

Кассандра отчаянно умоляла подругу воспринять её сон серьёзно, несмотря на то, что времени до «Битвы» почти не осталось.

Дафна проигнорировала слова девушки и продолжила осматривать стену, но Кассандра была настойчивей, чем обычно. Плечи длинноволосой девушки качались, она пыталась убедить подругу, а потом застыла на месте.

Удивившись такой неожиданной перемене Дафна повернулась. Лицо Кассанды побледнело и исказилось, будто она в мгновениях от смерти, а глаза уставились вниз.

— Нет, нельзя позволить этим повозкам заехать. Время ещё есть; они не должны оказаться в стенах замка…

Небольшой караван повозок, подвозивший последние припасы подъехал к воротам замка. Девушка с ужасом смотрела как открываются створки.

— Ээй! Да что вы творите?!

Лунь кричал изо всех сил, пытаясь догнать последнюю повозку, когда врата замка начали закрываться.

Кучер последней повозки подогнал лошадь, чтобы побыстрее въехать в замок, и бег полурослика оказался тщетным. Створки ворот сомкнулись с глухим звуком спустя несколько мгновений.

— Почему, почему вы их закрыли хотя я ещё снаружи? — отчаянно прокричал полурослик большому зверочеловеку, который был в ответе за открытие и закрытие ворот.

Зверочеловек расхохотался:

— Ох-хо-хо, вот ты где, Лунь. Ты такой маленький! Совсем тебя не разглядеть.

Авантюрист низкого ранга, Лунь Эспел выглядел гораздо моложе своего возраста, почти как ребёнок. Другие авантюристы Паствы Аполлона всегда подначивали его из-за комбинации детской внешности и ранга. Именно поэтому его отправили за припасами в такой поздний час.

Полурослики обычно высмеиваются за свой небольшой размер и незаметность.

— Да ладно, — крикнул Лунь, когда остальные члены Паствы подхватили смех.

— …А привёз ты очень немало.

— Трёхдневный запас оружия и провизии. Лучше быть наготове, не так ли?

Зверочеловек расхохотался снова, сказав, что Лунь ведёт себя слишком осторожно, учитывая их противника. Огромный мужчина даже не взглянул в сторону полурослика, начав осматривать прибывший груз.

В считанные секунды остальные члены Паствы начали отгружать ящики с повозок и заносить их в уже заполненные кладовые замка.

— Ааааа…

Кассандра наблюдала за происходящим со стены.

Дафна никогда не видела подругу в таком состоянии. Несмотря на то, что она чувствовала, что с девушкой что-то не так, Дафна повернулась чтобы уйти.

— Просыпайся давай, нам ещё многое нужно сделать!

Кассандра посмотрела, как Дафна скрывается в проходе, в свете ламп с магическими камнями. Она сделала очень продолжительный и тяжёлый выдох.

Потом она прошептала голосом, подобным которому говорят слова, пророчащие конец времён.

— Поздно… Троянский конь уже в замке.

— Чего задумался?

— Прости.

— Все приготовления завершены?

— Да. Боженька уже обновила мои характеристики.

— Замечательно. А теперь, вот тебе обещанный кинжал. Режет лучше, чем первый, могу гарантировать.

— Спасибо.

— Сударь Вельф… а что насчёт других?

— Ждут своего часа. Времени было немного, так что я успел сделать только два.

— …Эм, Вельф, всё точно в порядке?

— Ага… Я больше не стану обузой товарищам из-за своей гордости.

— ?

— Не важно… Вот, можешь их взять. Но я предупреждаю, делал в очень большой спешке, так что насчёт их мощи и длительности действия я не уверен. Не трать впустую.

— Понятно.

— Ну, вроде… Всё идёт согласно плану Всевышней Гестии.

— Ага. А завтра… мы возьмём замок.

— Да… Давайте одержим победу.

Несколько голосов остались неуслышанными под покровом ночи.

«Битва» против Паствы Аполлона. Тип — Осада Замка.

Условие победы: одержать верх над вражеским командиром.

Длинная ночь почти завершилась.