Том 7    
Глава 6. Стремление героя.


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
6ardik
30 д.
Глава 7. Война богинь.
Ошибка в:
кружились в налетающем ветра.
Исправление:
кружились в налетающем ветрЕ.

Глава 7. Война богинь.
Ошибка в:
расправиться с оставшимся противницами
Исправление:
расправиться с оставшимИся противницами

Глава 7. Война богинь.
Ошибка в:
Исходящая от него мощь быта
Исправление:
Исходящая от него мощь быЛа

Глава 7. Война богинь.
Ошибка в:
будто оно всё неладно
Исправление:
будЬ оно всё неладно

Глава 7. Война богинь.
Ошибка в:
Заставила ли их на этой пойти
Исправление:
Заставила ли их на этО пойти

Глава 7. Война богинь.
Ошибка в:
не уследил этим ударом.
Исправление:
не уследил ЗА этим ударом.

Глава 7. Война богинь.
Ошибка в:
куда больше в этой дрожи было больше страха
Исправление:
куда больше в этой дрожи было страха

Глава 7. Война богинь.
Ошибка в:
Амазонка отчаянно хватал ртом
Исправление:
Амазонка отчаянно хваталА ртом

Глава 7. Война богинь.
Ошибка в:
Оттар отбросил в сторону
Исправление:
Оттар отбросил ЕЁ в сторону

Глава 7. Война богинь.
Ошибка в:
После, приземления прямо
Исправление:
После приземления прямо

Глава 7. Война богинь.
Ошибка в:
воспарил заполненные дымом
Исправление:
воспарил В заполненные дымом

Глава 7. Война богинь.
Ошибка в:
в то ли дело,
Исправление:
в тоМ ли дело,

Глава 7. Война богинь.
Ошибка в:
Как бы болезненно это было
Исправление:
Как бы болезненно это НЕ было

Глава 7. Война богинь.
Ошибка в:
до того, что-то успевает начаться.
Исправление:
до того, как что-то успевает начаться.
Отредактировано 30 д.
6ardik
30 д.
Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
подхваченный ветром, задувшем
Исправление:
подхваченный ветром, задувшИм

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Белл положил вторую рука
Исправление:
Белл положил вторую рукУ

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
что искры света, который
Исправление:
что искры света, которыЕ

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
такой мощью, которая могли бы
Исправление:
такой мощью, которУЮ могли бы

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
и покатились, кубарем жёстко
Исправление:
и покатились кубарем, жёстко

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
даже амазонки третеьго
Исправление:
даже амазонки третьЕго

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Uchide no Kozuchi еначинает
Исправление:
Uchide no Kozuchi начинает

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
начала говорить то, чего её хочется.
Исправление:
начала говорить то, чего еЙ хочется.

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Последими были всего два
Исправление:
ПоследНими были всего два

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
должны были так оказаться
Исправление:
должны были таМ оказаться

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
своё оружие только против те
Исправление:
своё оружие только против теХ

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
расположенного на к северно-западу
Исправление:
расположенного к северно-западу

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
за пламенем, поднимающися
Исправление:
за пламенем, поднимающиМся

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
окажется у нас на пути*
Исправление:
окажется у нас на пути?

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Пламя помогало напавшим авантюристов
Исправление:
Пламя помогало напавшим авантюристАМ

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Тем, кто рассказала Иштар
Исправление:
Тем, кто рассказаЛ Иштар

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
от очередного сильного
Исправление:
от очередного сильного взрыва
Отредактировано 30 д.
6ardik
30 д.
Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
забегали от башни к башке
Исправление:
забегали от башни к башНе

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
примешанный к каменные плиты
Исправление:
примешанный к каменныМ плитаМ

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Рёбра Микуото ломались
Исправление:
Рёбра Микото ломались

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
единственный выходи и
Исправление:
единственный выход и

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Вся печать, боль
Исправление:
Вся печаЛь, боль

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
последней вещью, которая амазонка ожидала нанести.
Исправление:
последней вещью, которую амазонка ожидала.

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
он катился каменным плитам 
Исправление:
он катился по каменным плитам 

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
были не в настроение
Исправление:
были не в настроениИ
Отредактировано 30 д.
6ardik
30 д.
Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
долгожданным воссоединение с 
Исправление:
долгожданным воссоединениеМ с 

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
командирше своей Пастве
Исправление:
командирше своей ПаствЫ

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
на себе взгляды, Бербер, 
Исправление:
на себе взгляды Бербер, 

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
удар не ноги, а стальной
Исправление:
удар не ногОЙ, а стальной

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
продержись ты хоть не много!
Исправление:
продержись ты хоть немного!

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Ближайшая их наблюдательниц 
Исправление:
Ближайшая иЗ наблюдательниц 

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
отправила девушук обратно в
Исправление:
отправила девушку обратно в

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
покрытую синяками Микто.
Исправление:
покрытую синяками МикОто.

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
спасения любой методй!..
Исправление:
спасения любой метод!..

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Самира крутила глловой
Исправление:
Самира крутила гОловой
Отредактировано 30 д.
6ardik
30 д.
Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
дети из святилища пробилась
Исправление:
дети из святилища пробилИсь

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Миокото осталась точно такой
Исправление:
Микото осталась точно такой
Отредактировано 30 д.
6ardik
30 д.
Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
женщины сфокусировались могли позволить себе немного расслабиться.
Исправление:
женщины могли позволить себе немного расслабиться.

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
я могу лишь подвернуть
Исправление:
я могу лишь подверГнуть

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
прорвало, всё, чтоона
Исправление:
прорвало, всё, что она

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Мне простить его сражаться
Исправление:
Мне просить его сражаться

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
просить его обо всё этом
Исправление:
просить его обо всёМ этом

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
ударилось о станы башни
Исправление:
ударилось о стЕны башни

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Уничтожить Убиваюищий Камень.
Исправление:
Уничтожить Убивающий Камень.

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
слабый огонёк в ей глазах
Исправление:
слабый огонёк в еЁ глазах
Отредактировано 30 д.
6ardik
1 мес.
Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Из всех сценариев, который
Исправление:
Из всех сценариев, которыЕ

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Никто воительниц и подумать
Исправление:
Никто ИЗ воительниц и подумать

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
придёт к главному входи
Исправление:
придёт к главному входУ

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
чтобы дать сигнал тревогу.
Исправление:
чтобы дать сигнал тревогИ.

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
На сбавляя хода он
Исправление:
НЕ сбавляя хода он

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
третьего района столпа дыма.
Исправление:
третьего района столП дыма.

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Орарио стал площадкой доя 
Исправление:
Орарио стал площадкой дЛя 

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Её вызывали благоговение
Исправление:
Её последователи вызывали благоговение

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
чёрное пламя завести
Исправление:
чёрное пламя завИсти

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
ты забила как я тебя
Исправление:
ты забЫла как я тебя

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
двинулась к ближайшей к лестнице
Исправление:
двинулась к ближайшей лестнице

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Андроктонус, Убийца Мужчина,
Исправление:
Андроктонус, Убийца МужчиН,

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
заметил рядом с фриной
Исправление:
заметил рядом с Фриной

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
всего в нескольких метров.
Исправление:
всего в нескольких метрАХ.

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
кровь Белл застыла в
Исправление:
кровь БеллА застыла в

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
её слугой-человеком стоявшем
Исправление:
её слугой-человеком стоявшИм

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
длинные, перевязанные летами
Исправление:
длинные, перевязанные леНтами

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
напали на нас в Подземелеь?
Исправление:
напали на нас в Подземелье?

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
может быть прекрасней меря?!
Исправление:
может быть прекрасней меНя?!

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Я уже сказал, что сделаю
Исправление:
Я уже сказалА, что сделаю

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
этот строение спорило
Исправление:
этО строение спорило

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
оставшийся в Древних Времён.
Исправление:
оставшийся С Древних Времён.

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
построенной под маскировкой 
Исправление:
построенноЕ под маскировкой 

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
высотой до живот
Исправление:
высотой до животА
Отредактировано 30 д.
6ardik
1 мес.
Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
третьего района Орариро,
Исправление:
третьего района Орарио,

Глава 6. Стремление героя.
Ошибка в:
Камне кому-уо ещё
Исправление:
Камне кому-То ещё
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 5. Убивающий камень.
Ошибка в:
пробегать пальцем строкам
Исправление:
пробегать пальцем по строкам

Глава 5. Убивающий камень.
Ошибка в:
превратить этот план в реальность.
Исправление:
превратиТ этот план в реальность.

Глава 5. Убивающий камень.
Ошибка в:
Айша её не закончила.
Исправление:
Айша еЩё не закончила.

Глава 5. Убивающий камень.
Ошибка в:
не видел более радостной улыбке
Исправление:
не видел более радостной улыбкИ
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 5. Убивающий камень.
Ошибка в:
найдя в углу одном из
Исправление:
найдя в углу одноГО из
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 5. Убивающий камень.
Ошибка в:
остальных троих ей членов
Исправление:
остальных троих еЁ членов
6ardik
1 мес.
Глава 5. Убивающий камень.
Ошибка в:
пришлось придать свою Паству
Исправление:
пришлось прЕдать свою Паству

Глава 5. Убивающий камень.
Ошибка в:
её поведения полностью соответствовало
Исправление:
её поведениЕ полностью соответствовало

Глава 5. Убивающий камень.
Ошибка в:
тридцать метров этой мой предел…
Исправление:
тридцать метров этО мой предел…
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 5. Убивающий камень.
Ошибка в:
В самом конце Южной Главной Улице
Исправление:
В самом конце Южной Главной УлицЫ
6ardik
1 мес.
Глава 4. Йошивара и Укитака.
Ошибка в:
спускаться на нижние этаже
Исправление:
спускаться на нижние этажИ

Глава 4. Йошивара и Укитака.
Ошибка в:
Трупы множество монстров
Исправление:
Трупы множествА монстров
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 4. Йошивара и Укитака.
Ошибка в:
рассказать об это девушке? 
Исправление:
рассказать об этоЙ девушке? 

Глава 4. Йошивара и Укитака.
Ошибка в:
подобное карается увольнение,
Исправление:
подобное карается увольнениеМ,
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 4. Йошивара и Укитака.
Ошибка в:
мы в садик и нашли
Исправление:
мы вышли в садик и нашли

Глава 4. Йошивара и Укитака.
Ошибка в:
о том, что Миокото
Исправление:
о том, что Микото
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 3. Метания лисы и кролика.
Ошибка в:
человек, владеющей этой лавкой
Исправление:
человек, владеющИй этой лавкой

Глава 3. Метания лисы и кролика.
Ошибка в:
Мы ней уйдём отсюда,
Исправление:
Мы не уйдём отсюда,

Глава 3. Метания лисы и кролика.
Ошибка в:
Лидер Паствы, так, которая
Исправление:
Лидер Паствы, та, которая

Глава 3. Метания лисы и кролика.
Ошибка в:
делать с ним что у годно
Исправление:
делать с ним что угодно

Глава 3. Метания лисы и кролика.
Ошибка в:
пришлось объяснять свое богине,
Исправление:
пришлось объяснять своеЙ богине,

Глава 3. Метания лисы и кролика.
Ошибка в:
уставилась в одно на
Исправление:
уставилась в оКно на
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 2. Беги, Кранелл.
Ошибка в:
когда в там оказался я,
Исправление:
когда там оказался я,

Глава 2. Беги, Кранелл.
Ошибка в:
Как я могу к вам обращаться.
Исправление:
Как я могу к вам обращаться?

Глава 2. Беги, Кранелл.
Ошибка в:
Харузхиме, своё имя.
Исправление:
Харухиме, своё имя.

Глава 2. Беги, Кранелл.
Ошибка в:
Эта прекрасная, девушка,
Исправление:
Эта прекрасная девушка,

Глава 2. Беги, Кранелл.
Ошибка в:
снова посмотрел её в глаза
Исправление:
снова посмотрел еЙ в глаза

Глава 3. Метания лисы и кролика.
Ошибка в:
через мой пересохшее горло.
Исправление:
через моЁ пересохшее горло.

Глава 3. Метания лисы и кролика.
Ошибка в:
отрывают их от чего-то интересно.
Исправление:
отрывают их от чего-то интересноГО.

Глава 3. Метания лисы и кролика.
Ошибка в:
Спасибо вас за труд,
Исправление:
Спасибо ваМ за труд,

Глава 3. Метания лисы и кролика.
Ошибка в:
Этот небольшое замечание
Исправление:
Это небольшое замечание

Глава 3. Метания лисы и кролика.
Ошибка в:
на положении, занимаемой
Исправление:
на положении, занимаемЫМ
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 2. Беги, Кранелл.
Ошибка в:
Остальной персонал, до этого момента, не обращал внимания ни на манеру появления огромной женщины, ни на неё саму до этого момента. 
Исправление:
Остальной персонал, до этого момента, не обращал внимания ни на манеру появления огромной женщины, ни на неё саму. 

Глава 2. Беги, Кранелл.
Ошибка в:
Самое лучше, что я был
Исправление:
Самое лучшеЕ, что я был
Отредактировано 1 мес.
6ardik
1 мес.
Глава 2. Беги, Кранелл.
Ошибка в:
рядом с Южной Главной Улице 
Исправление:
рядом с Южной Главной УлицеЙ

Глава 2. Беги, Кранелл.
Ошибка в:
оставляя полуприкрытой огромную грудью
Исправление:
оставляя полуприкрытой огромную грудЬ

Глава 2. Беги, Кранелл.
Ошибка в:
Здания, которые меня окружались
Исправление:
Здания, которые меня окружалИ

Глава 2. Беги, Кранелл.
Ошибка в:
описание восточных зданий подходят этому месту.
Исправление:
описание восточных зданий подходИт этому месту.

Глава 2. Беги, Кранелл.
Ошибка в:
отчаянно пытаясь не оторваться.
Исправление:
отчаянно пытаясь не отстать.

Глава 2. Беги, Кранелл.
Ошибка в:
а руки и ноги холодеть?
Исправление:
а руки и ноги холодеЮТ?

Глава 2. Беги, Кранелл.
Ошибка в:
она готова съест меня заживо
Исправление:
она готова съестЬ меня заживо

Глава 2. Беги, Кранелл.
Ошибка в:
Мы прошли мимо несколько женщин
Исправление:
Мы прошли мимо несколькИХ женщин

Глава 2. Беги, Кранелл.
Ошибка в:
было огромным, как сказал,
Исправление:
было огромным, как скала,
Отредактировано 1 мес.

Глава 6. Стремление героя.

— Белл и Микото должны быть там. Вперёд!

Последние солнечные лучи пропали с вечернего неба, как раз к этому моменту Гестия оказалась перед поворотом в Район Удовольствий. Стража тут же перекрыла богине путь.

Группа божеств и авантюристов оказалась на краю третьего района Орариро, в месте, в котором официально начиналась территория Паствы Иштар.

Гестия пришла в сопровождении Вельфа и Лили, с ней был Такемиказучи со своей Паствой, получивший задание по спасению остальных членов Паствы Гестии. Перед самым первым из выстроившихся на улице борделей будто из ниоткуда возникли две амазонки.

— Прошу прощения, богиня, есть ли у вас доказательства?

— Следи за словами. Будешь и дальше пороть чушь, и я тебя силой отсюда утащу.

— Грр… — Гестия начала рычать, и это рык стал только громче, когда воительницы схватились за рукояти оружия висящего за их спинами: У одной был боевой топор, вторая владела двойными клинками, вытащив их ровно настолько, чтобы лезвия блеснули в тусклом свете.

Группа амазонок атаковала Вельфа и Лили в Подземелье, но никаких доказательств у них не было.

— ГХАААА!!! — Гестия издала рык, её руки взметнулись в воздух, на что женщины-воительницы лишь ухмыльнулись.

— Кажется кому-то дали отворот-поворот…

— Разве можно было чего-то ещё ожидать?

Мужчины-посетители и проститутки, которых они сняли начали останавливаться на Юго-восточной Главной Улице чтобы поглазеть на разъярённую богиню. Лили оставалось только вздохнуть, от вида детской техники запугивания, которую пыталась применить её богиня. Вельф скрестил руки, но не сводил с амазонок пристального взгляда.

Такемиказучи стоял неподалёку, его чёрные волосы были собраны в обычном треугольном хвосте. Его последователи начали появляться из толпы зевак и собираться вокруг своего божества. Разведывательная миссия была завершена, пришло время составлять план проникновения.

— Оука, что ты видел?

— Они полностью перекрыли район. Даже крыса незамеченной не проскочит.

— Амазонки и проститутки контролируют все улицы и переулки… слабых мест нет.

Такемиказучи выслушал доклады своих последователей и пробормотал «Вот как» сведя брови.

Он решил, что скорее всего составленная из амазонок и проституток клетка призвана не дать Беллу и Микото рассказать об Убивающем Камне кому-уо ещё. В то же время, этот барьер мог удержать нежданных гостей от прерывания Ритуала Убивающего Камня.

Несмотря на то, что божество не представляло, почему именно Микото и Белл были пойманы, Такемиказучи был уверен, что они внутри.

— Микото…

На лице божества читалось явное беспокойство о благополучии девушки, оно взглянуло на полную луну, проступившую сквозь облака.

— Белл-сан, возьмите с собой ещё вот это зелье.

— Раз ты готова его отдать, спасибо. Конечно, возьму.

Пока двое божеств пытались понять, как им попасть в третий район Орарио, Белл и Микото готовились к решающей атаке в небольшом тёмном углу переулка.

Они решили вдвоём напасть на дворец и спасти Харухиме. Поэтому им нужно было быть готовыми ко всему.

У них мелькала мысль, что нужно покинуть район удовольствий и вернуться с подкреплением. Но эта мысль была тут же отметена. Сейчас они в самом сердце территории Иштар, и, если они сбегут, кто знает, смогут ли они снова зайти так далеко и представится ли им возможность для удара снова. Поэтому, Белл и Микото продолжили скрываться, восстанавливая силы мощными целебными зельями, которые Микото взяла из сокровищницы.

Микото сидела на земле, затягивая одежду потуже, чтобы скрыть шорохи, издаваемые тканью. Она была одета в чёрное и с каждой секундой всё больше напоминала настоящего ниндзя. Даже переговариваясь с Беллом, Микото вспоминала разговор, который случился с Такемиказучи много лет назад.

«Микото, физически ты самый подходящий из всех кандидат для изучения искусств ниндзя. Но у тебя совершенно неподходящее мышление.»

В то время её бог уже обучил её использованию в бою большинства типов оружия и ближнему бою, поэтому настал черёд изучения пути ниндзя.

«Слушай меня внимательно, Микото. Ниндзюцу… это грязное искусство.»

«Г-грязное?»

«Да. Ниндзя не гнушается любыми методами, ради завершения своей миссии.»

Микото сидела на коленях, покрываясь потом от зловещей атмосферы, воцарившейся, когда божество рассказывало вещи, которые были прописной истиной.

«Внезапные удары, засады, ловушки… Ниндзя использует любые способы для достижения своей цели. Поэтому, такой прямолинейной и честной девушке как ты, могут никогда не пригодиться искусства ниндзя.»

Впрочем, Такемиказучи всё равно обучил её всему, что знал. Микото вспомнила, с какой улыбкой Такемиказучи сказал ей, что ей гораздо больше подходит роль авантюристки, когда их Паства прибыла в Орарио.

На самом деле Микото скучала по богу. Вспомнив его успокаивающую улыбку Микото сделала глубокий вдох и использовала это воспоминание чтобы успокоить нервы.

Она решила использовать Ушивакамару Белла вместо катаны, которая была сломана в Подземелье. Также она одолжила у парня сумку для предметов и заполнила её чем угодно, кроме зелий, вещами, которые она «освободила» из рук своих врагов.

Ощутив необычную лёгкость движений, девушка поднялась.

— Белл-сан, я хотела бы утвердить наш план в последний раз.

— Хорошо. — сказал Белл, вставая напротив.

— Согласно свитку, который я прочла, ритуал должен исполняться в момент, когда полная луна достигнет пика своей яркости, то есть примерно в восемь вечера. Местом проведения станет вершина одной из башен дворца, место, называемое Парящим Садом… последнюю часть информации можно проигнорировать.

Микото перешла к описанию Ритуала Убивающего Камня, включив в него временные ограничения и прочие подробности. Она взглянула на облака, скрывавшие полную луну, понимая, что время почти вышло. «У нас нет права на ошибку», сказала девушка, переходя к плану нападения.

— Белл-сан, вы привлекаете к себе всё внимание, ворвавшись во дворец и устроив диверсию…

— А вы, мисс Микото, спасёте Харухиме.

Белл закончил простой план перед тем, как договорила Микото. Во взгляде девушки виднелись сомнения.

— Может это и единственный выход, который у нас есть… Но вы уверены, Белл-сан? Вся опасность ложится на ваши плечи.

Белл понимал, что, если у врагов получится заставить его вступить в бой, он потерпит поражение в мгновение ока под натиском множества амазонок. Прокашлявшись, он просто сказал:

— Я справлюсь.

— …Мне потребуется двенадцать… нет, десять минут. Я найду Харухиме-сама и доставлю её в безопасное место.

Рубиновые глаза Белла встретились с взглядом тёмно-фиолетовых глаз; во взглядах обоих людей читалась решимость.

Уверенность Белла заразила Микото и сделала её смелее.

— …Наконец, если наш план провалится.

Никто не хотел об этом думать, но Микото понимала, что требуется обсудить все варианты.

Белл был серьёзен, он внимательно слушал девушку.

— Как только я встречусь с Харухиме-сама, я запушу сигнальный снаряд. Зелёный, если спасение успешно и красный если…

— Нет… что мы будем делать в таком случае?..

— …Мы прорвёмся в самый охраняемый участок вражеской крепости и уничтожим Убивающий Камень. Нам останется только это.

Это не решит проблему с Паствой Иштар, поскольку они смогут заполучить новый Убивающий Камень, но это выиграет достаточно времени и не позволит совершить ритуал сегодня.

— Если подобное произойдёт, нам придётся импровизировать. Одному из нас по-прежнему придётся привлекать внимание, в то время как второй уничтожит камень. Думаю, это всё, что мы можем придумать в нашем положении.

Белл не возражал, услышав план нападения Микото. Всё, что нужно для ритуала уже было перенесено в Парящие Сады, остаётся только лунный свет. Никто не станет переносить место проведения ритуала в последнюю минуту. Утвердив план нападения, Белл и Микото кивнули.

— Белл-сан… Пусть в битве вам сопутствует удача.

— Вам тоже, мисс Микото. Позаботьтесь о Харухиме.

После этого они разделились.

Выбежав из тёмного переулка Белл и Микото направились к задуманным ранее позициям.

Избегая взглядов амазонок и проституток Белл, подбирался к вратам дома Паствы Иштар. Остановившись в тени одного из зданий, парень уставился на врата дворца, обдумывая возможные варианты.

— …

Отлично скрываемый тенью ближайшего борделя, Белл встал на колено и посмотрел на ладонь правой руки.

Он прекрасно знал, кто попытается его остановить, Айша, Берберы и, разумеется, Фрина.

Что делать с одной из лучших авантюристок Орарио, достигшей пятого уровня, парень понятия не имел. Из всех сценариев, который пронеслись в голове парня ни один не заканчивался его победой.

Белл взглянул на своё тело. Его броня была полностью уничтожена, тело защищала лишь обычная одежда. ТУ-ТУК, ТУ-ТУК. Стук сердца рвался из груди.

— Вот и всё, что у меня есть… — прошептал себе под нос Белл, услышав тихий звук колокольчиков, и искорки света, начавшие собираться вокруг его руки. Парень сконцентрировался и прикусил губу.

Всё больше искр света собирались вокруг его ладони. Поразит ли этот удар нужную цель? Сможет ли он заряжать этот навык вовремя, чтобы использовать его в битве? Всё больше вопросов возникало в голове парня. Он потряс головой, игнорируя возникшие вопросы и сжал кулак.

Я обязан заставить его сработать, сказал Белл сам себе, искры влетали в самый центр его кулака, прямо между сжатых пальцев.

Спустя мгновенье, Белл выпрыгнул из теней.

— Что?!

— Маленький Новичок?!

Белл прекрасно видел и золотой дворец, и раскинувшийся за главными вратами сад, и поражённые лица амазонок, которые стояли на страже.

Никто воительниц и подумать не мог, что Белл своими ногами придёт к главному входи их собственной базы. Паника начала проходить, кто-то из амазонок схватился за оружие, кто-то повернулся и побежал, чтобы дать сигнал тревогу.

Белл вытянул правую руку, прежде чем кто-либо из амазонок успел отбежать достаточно далеко.

Десятисекундный заряд.

Прозвучал тихий звон колокола, отметивший начало боя и парень взревел во весь голос:

— ВСПЫШКА!!!

Столп белого света, вспышка пламени и громоподобный взрыв.

Парадные врата дворца разнесло вдребезги, охранявших их амазонок разметало в разные стороны.

Крики и визг наполнили воздух, также в него поднялось какое-то невообразимое количество дыма. Белл бросился вперёд, мимо разрушений, которые он принёс.

На сбавляя хода он потянулся в кошель на ноге и достал два зелья полученные от Микото: Сильнодействующее зелье высшее зелье восстановления разума. Осушив их одним глотком, парень быстрым движением отбросил пустые бутыли. Выбежав из дыма, парень быстрыми шагами понёсся по дворцу.

План по спасению девушки официально пришёл в действие.

— Может у вас и для этого взрыва объяснение найдётся?

Взвалив свой двуручник на плечо, Вельф прикрикнул на амазонок.

Собравшиеся зеваки уставились на поднявшийся из самого центра третьего района столпа дыма. Даже Гестия отвела взгляд от амазонок, когда звук взрыва достиг её ушей.

Лили проигнорировала неожиданный хаос и воспользовалась возможностью, чтобы загнать амазонок в угол.

— Вот вам неопровержимое доказательство!!! Этот взрыв был вызван Вспышкой сударя Белла!

— А ну отошли!

Амазонки поняли, что Лили и Вельф ни с чем не спутают действие этого заклинания, но и свою неправоту признать не могли. Прищёлкнув языками, они схватились за оружие.

— Ну и что с того? Воевать собрались?

— Пойдёте против Паствы Иштар!

Лили потеряла дар речи, реальность угрозы, нависшей над её семьёй, заставила её замолчать.

В этот самый момент огромный мужчина схватил за горло ближайшую амазонку, поднял её и швырнул в сторону.

Вторая стражница оцепенела, наблюдая как её соратница катится по камням мостовой. После этого она перевела взгляд на уставившегося на неё с гневом огромного мужчину. Этот мужчина, Оука, сделал шаг и сказал всего одно слово.

— Свали.

Оука уже был сыт по горло стоянием в стороне, пока Микото и Харухиме находятся в опасности. Его решительные действия вдохновили членов Паствы Такемиказучи, тут же обнаживших клинки и приготовившихся к битве. Оука отцепил со спины свой огромный топор и повёл за собой свою группу в атаку, на появившихся амазонок.

— Все за мной!

— Хах, вот это я понимаю!

Вельф усмехнулся, присоединяясь к строю Паствы Такемиказучи, которую Оука повёл в наступление. Схватка официально началась.

Стреляя из своего арбалета Лили следила за полем боя. Третий район Орарио стал площадкой доя открытой полномасштабной войны.

— Что же, до этого всё-таки дошло!..

— Времени на переговоры не было, ничего не поделаешь.

Вельф и Оука авантюристы второго уровня, но у врагов серьёзный численный перевес. Наблюдавшая за развернувшейся битвой Гестия вздохнула, понимая, что она ничего не могла поделать. После этого они с Такемиказучи побежали по улице, по который пытались силой прорваться члены их Паств.

…Если задуматься о подоплеке этих событий…

Всё началось с односторонней неприязни.

Иштар возненавидела Фрею с того самого момента, как только две богини красоты встретились впервые.

Возможно, причина была в чём-то похожем на родственное соперничество, а может, неприязнь была вызвана завистью, желанием обладать чем-то, чего она не имела. В конце концов Иштар много раз пыталась унизить Фрею, чтобы показать своё превосходство.

Фрея же, в свою очередь, не питала практически никаких эмоций к Иштар.

Она посмеивалась над всеми «провокациями» и с удовольствием наблюдала за провалами Иштар. Лишь в подобные времена Фрея вообще обращала на богиню хоть какое-то внимание, в остальном Иштар нисколько её не заботила.

Она даже не знала, исходит это безразличие из её мощи, власти или влияния.

Фрею превозносил каждый в Орарио, она была первой в глазах каждого. Восхождение же Иштар остановилось на звании королевы переулков и районов разврата метрополиса.

Имя Фреи разлеталось как лесной пожар. Её вызывали благоговение. Зачастую про Фрею говорят, что с её красотой не сравнится ничто в мире, несут чушь, что она способна очаровать даже небо и заставить мир перевернуться. В сторону Фреи никогда не останавливается поток комплиментов.

Возможно, именно это заставляет её посмеиваться над завистью других богинь.

Возможно, именно это заставляет гореть чёрное пламя завести во взглядах, впрочем, возможно и то, что эти события были предрешены и попросту неизбежны.

Что и как не послужило бы причиной, стоит отметить одну вещь…

Разница между двумя Богинями Красоты, Фреи и Иштар…

— Миледи.

Голос верного последователя заставил Фрею отвести взгляд от собственного отражения в бокале вина, который богиня держала в руках.

Она поставила бокал на круглый стол. Оттар принял это в качестве знака и подошёл к богине.

— Аллан отправил доклад. Паства Иштар похитила Белла Кранелла и ведёт себя подозрительно… Также, несколько минут назад в районе удовольствий произошёл взрыв.

Фрея поднялась со своего кресла, прежде чем Оттар закончил с докладом.

Паства уже в сборе, так ведь?

— Да.

— Отдавай приказ.

— Вы приняли окончательное решение.

— Приняла. Иштар пересекла черту.

Голос Фреи был холоден, спокоен и собран. Она прищурилась, продолжая говорить.

— Все её мелкие шуточки были смехотворны. Но этому… Нет. Я не позволю этому случиться.

Оттар наблюдал как Фрея сделала от стола шаг, после чего обернулся и обратился к огромному количеству собравшихся людей.

— К оружию! Наша богиня желает славы на поле боя!

Все воины Паствы собрались перед троном своей богини. Как только прозвучал приказ, зал заполнили звуки шагов, бойцы начали строиться в шеренги.

Каждый из них готовил оружие и выдвигался, не теряя времени. Дисциплинированность этой армии была доказательством глубокой преданности.

Ни слова, ни шёпота возражения, воины Паствы выдвинулись из серебрянной крепости, Фолькванга. Движения этой армии были так организованны, что, казалось, будто их репетировали заранее.

Всего в распоряжении Фреи было больше сотни авантюристов, каждый из которых был готов исполнять волю своей богини.

— …Отвратительно.

Последние из шагов ещё гремели в серебряной Крепости, Оттар шёл рядом с Фреей двигающейся к выходу.

Его застало врасплох неожиданное заявление богини, он спросил приглушённым голосом.

— Что именно?

— То, как всё получилось.

Оттар нахмурился, но продолжал идти вперёд. Фрея этого не заметила. Она вздрогнула, как только они оказались у выхода из дворца Паствы.

— Я тоже отправлюсь на поле боя. Мы выдвинемся, как только все приготовления будут завершены.

Белит Бабили наполнили громкие, злые голоса.

— Вторжение!

— Сколько врагов?

— В-всего один, Маленький Новичок! Он вошёл в главные ворота!

Белл слышал, как амазонки громко раздают приказы и видел уставившиеся на него взгляды пробегая по дворцу.

Пробиваясь к самому центру базы противника он увидел и башню, подобно Вавилу устремившуюся в небеса. Дворец был огромным, будто кто-то составил друг на друга высокие этажи. Прорвавшись сквозь внешние врата, парень пробежал по окружающему саду и оказался на первом этаже. Всё, от лестниц до колонн и превратилось для него в способ пробраться на верхние этажи башни.

— ОСТАНОВИТЕ ЕГО!

Огромная группа вооружённых Бербер наконец бросилась в погоню.

Белл менял направление, как только на его пути появлялся какой-нибудь противник. Стрелы, волна за волной, летели отовсюду, в то же время указывая парню, где его противников нет.

Если меня остановят, всё будет кончено!..

Он во вражеской крепости. Ему остаётся только полагаясь на себя бежать от сотен воительниц.

Если он ошибётся, на какую-то секунду вступит с кем-то в бой, на него тут же бросятся остальные и ему уже никогда не победить в этой битве.

Куда бы парень не бросил взгляд, везде были враги. Белл понимал, что он не может позволить ни одной из амазонок к себе приблизиться.

— Вспышка!

— Гхааа!

Он беспрерывно запускал заряды своей магии.

Чтение заклинания, обычно необходимое для подготовки магических способностей в случае Вспышки Белла не требовалось. Амазонкам было нечем ответить на дальнюю атаку, которая была куда мощнее и быстрее их стрел. Им оставалось только отступать и держаться вне радиуса действия этой магии, но это также означало, что они не могли подобраться достаточно близко чтобы вступить в ближний бой.

Парень пытался избегать ударов по не боевым членам Паствы, он видел, как они смотрят на него с ужасом и прячутся в коридорах и комнатах, когда он пробегает мимо. Белл направлял свою Вспышку только во врагов, бил по полу и стенам. Вспышки пламени заливали главную башню, Белл пытался создать настоящий хаос.

— Залп!

— Чеее?!

Белл забежал на очередную лестницу, и его встретила группа из десяти лучниц-амазонок, державших наготове стрелы.

Тетивы луков взвыли, спуская залп стрел прежде, чем парень успел запустить в ответ своё заклинание. Несмотря на то, что парню удалось отбить большую часть этих стрел Кинжалом Гестии, этот залп заставил его потерять равновесие и он покатился обратно.

Времени оправиться не было, следующие стрелы уже летели в Белла. Откатившись в последнее мгновение, Белл заметил, как амазонки достают мечи и несутся на него с лестницы. Ещё отряд двигался по коридору. Белл тут же бросился мимо лестницы по коридору к открытому окну и нырнул в него головой вперёд.

— Он снаружи!

Пролетев стекло, парень ощутил, как ночной воздух окутывает его кожу.

Луна всё ещё частично скрывалась за облаками. Белл приземлился на навес под окном и использовал его для продолжения атаки на башню.

Множество окон над парнем разбилось, амазонки гнались за кроликом снаружи башни. Ему не давали ни секунды покоя.

Не может быть… ещё и трёх минут не прошло?!

Капли пота проступили на коже парня. Его дыхание уже начало сбиваться. Всё больше тёмных теней оказывалось у него на хвосте. Белл решил, что сейчас самое время принять третье зелье из своей сумки на ноге.

Сердце парня билось так сильно, что, казалось, будто оно взорвётся в любую секунду, но Белл продолжал напрягать каждый мускул своего тела. Ощущая, как в нём разливается эффект зелья, он отбросил очередную пустую склянку не теряя скорости. Он продолжал привлекать внимание, стараясь издавать как можно больше шума.

Вечерние огни района удовольствий кружились где-то внизу, Белл продолжил полагаться на единственное своё качество, в котором он превосходил Бербер: свою скорость.

— Белл-сан, я очень вам благодарна.

…В то же самое время на другой стороне дворца…

Микото проскользнула в окно с задней стороны Белит Бабили оставшись незамеченной. Практически вся стража покинула свои посты. Даже патрулей во дворце практически не осталось. Никто не смог бы сравниться с Беллом, изначальной целью Иштар в скорости, амазонки могли понадеяться только взять его числом. И это самое число было взято из стражи и патрулей.

Тихонько поблагодарив своего союзника, Микото быстро и бесшумно двинулась по коридорам. Она скрывалась в тенях, как только слышала шаги вражеских воительниц. Три или четыре группы Бербер прошли, так и не заметив её присутствия. Наконец, Микото набрела на одинокую Берберу. Девушка ощутила от амазонки давление духовного контейнера, её противница, как и она была второго уровня.

— …Что за?..

В тот момент, когда амазонка наклонилась, чтобы изучить какой-то блеснувший на полу предмет, Микото спрыгнула с потолка и приземлилась за спиной своей будущей жертвы. Прежде чем амазонка успела понять, что именно произошло, Микото обвила рукой её шею.

Бронзоватое лезвие Ушивакамару оказалось приставлено к горлу амазонки.

— Где Харухиме-сама?

— Ч-четырнадцатый этаж. Недалеко от Парящих Садов.

Большего Микото и не требовалось. Она сдавила горло амазонки чуть сильнее и мгновенье спустя та уже обмякнув свалилась на пол лишившись сознания.

Микото не стала тратить время на оттаскивание неподвижной воительницы из коридора в тёмную комнату, мгновенно исчезнув. Она бросилась на четырнадцатый этаж.

— Как мерзко… — прошептала Микото вспомнив лицо Такемиказучи. Он был прав; авантюрист никогда не опустится до подлых засад.

Отыскав окно, Микото выбралась наружу и начала ползти по стене здания.

Где-то вверху она увидела свет в открытом окне.

Харухиме сидела перед центральным окном и дрожала.

Стоило ей понять, что происходит нечто необычное, как пришёл доклад, в котором говорилось, что Маленький Новичок — Белл Кранелл — вторгся во дворец.

Она поднялась и бросилась к двери, но поставленные её охранять Берберы грубо вернули девушку на место. Две воительницы следили за каждым движением ренарта, стоя по бокам от её места лишёнными каких-либо эмоций взглядами.

Харухиме была одета в официозное красное кимоно, привезённое с Дальнего Востока. Она взволнованно смотрела в окно, пушистый золотой хвост опал.

— Что он делает?..

Никто не передавал Харухиме никакой информации. Вопрос слетел с её губ лишь когда она поняла, что происходит из окружающих разговоров.

Мысли вроде почему, как и пожалуйста перестаньте, слетали тихими словами с её губ.

Взгляд Харухиме был направлен в пол, она обхватила тело своими тонкими руками, боясь того, что может произойти дальше.

— Вы идите вниз, помогать. Я останусь здесь.

Айша отдала приказ Берберам в комнате, пока Харухиме сжималась на своём стуле.

Айша вызвалась остаться и защитить персону, которая, скорее всего, является целью нападения, но огромная амазонка, куда более заинтересованная в поимке Белла выразила громкое возражение.

— Ты не останешься здесь, Айша. Ты пойдёшь со мной охотиться на кроличка.

— Аааа?

— Или ты забила как я тебя отметелила когда ты разбила прошлый Убивающий Камень, Айшечка?

Фрина, будто огромная, вытащенная из воды лягушка расправила перед Айшей плечи и взглянула на амазонку свысока.

— Хочешь воспользоваться суматохой, чтобы дать Харухиме сбежать, даааа? Нельзя тебе верить. Поэтому ты будешь там, где я смогу за тобой приглядывать.

Остальные амазонки в комнате смутились от слов Фрины.

— Не будь дурой. — сплюнула Айша. Она ощутила на собственной шкуре Соблазнение Иштар куда сильнее чем остальные присутствующие в этой комнате и сейчас у неё не было даже мысли противиться воле своей богини. — Маленький Новичок — это явно приманка. За Харухиме сюда явится Вечная Тень.

— Вот это я и имею в виду. Пусть о второуровневой мелкой сошке позаботятся остальные. Ни ты ни я для этого не нужны.

За исключением Фрины и Айшы все берберы в комнате были не выше второго уровня. Все авантюристки второго ранга, имеющие третий уровень, сейчас преследовали Белла.

Ноздри Фрины раздувались, она была совершенно уверена, что со своим уровнем у Микото нет ни единого шанса против такого количества противниц.

— Эта девушка использовала какое-то очень мощное заклинание во время «Битвы». Её не стоит недооце…

— ЗАТКНИСЬ!

Фрина взревела так сильно, что её крик сотряс комнату. Берберы и Харухиме подскочили от удивления.

Несмотря на взгляд налитых кровью глаз Фрины Айша была на удивление спокойна.

— Вы будете подчиняться моим приказам. Или хотите, чтобы я из вас всю дурь выколотила?

Айша пыталась игнорировать вонь, которой несло изо рта Фрины, недовольно нахмурившись.

Когда она уничтожила первый Убивающий Камень, Айша была «дисциплинирована» Фриной, прежде чем её едва живое тело было доставлено Иштар.

— Или может... Вам всем хочется побывать на её месте?

Даже на лице Айши мелькнуло сомнение.

Этой фразы было более чем достаточно чтобы вселить ужас в сердце каждой из присутствующих Бербер.

Амазонки доверяли Айше куда больше, чем своей формальной командирше, Фрине, особенно молодые амазонки. Айша обращалась с ними как с младшими сёстрами, как и с Харухиме, и присматривала за каждой.

— Не забыла, Айшечкааа? В следующий раз, когда ты пересечёшь черту, не ты одна будешь расплачиваться. Все получат своё, по очереди… Всевышняя Иштар лично тебя предупреждала, так, Айшечкааа?

Иштар всё ещё испытывает верность Айши. Возможно, не «испытывает», а «играет» было бы вернее.

Несмотря на то, что Иштар хорошенько промыла мозги Айше, амазонка всё равно осталась свободна в своих решениях и не превратилась в марионетку. Впрочем, это лишь означало, что ей пришлось испытывать страх и выбирать между благополучием Харухиме и её приёмных младших сестёр. Айше постоянно приходится балансировать, потому что её сердце не выдержит, если случиться перевес в какую-либо сторону.

Постоянный страх стал главным наказанием Иштар за уничтожение Убивающего Камня.

— Ну что? — в голосе Фрины слышался вызов.

Губы Айши дрогнули, прежде чем она раскрыла рот для ответа.

— …Идём.

Горделивая амазонка решила последовать приказу.

— Ке-ке-ке-ке! — скрипучий смех Фрины наполнил комнату.

Айша и Фрина взялись за оружие и начали готовится к погоне за вторженцем.

— Не сводите с неё глаз пока не отправите на алтарь. Присматривайте за Харухиме, пока она не окажется в руках Самиры и тех, кто в ответе за ритуал.

Фрина отдала приказ оставшимся в комнате Берберам, прежде чем покинуть комнату.

Огромная женщина вместе с Айшей оставили группу своих союзниц и закрыли за собой дверь.

— Ого? Он ворвался во дворец?

Голос божества отразился от стен самого верхнего этажа главной башни Белит Бабили, в личной комнате богини.

Иштар сидела на роскошном диване, слушая доклад о неожиданном нападении Белла.

— Он просто как безумный бегает по дворцу… Все попытки его поймать до этого момента оказались провальными.

— Бегает как безумный, значит. Никто не суётся в логово львов, если у него нет на то серьёзной причины.

Иштар держала одной рукой свою резную трубку, фиолетовый дымок тянулся с конца этой трубки. Она выслушала доклад своего ассистента, Таммуза и затянулась.

Окна со всех четырёх сторон команты были открыты. Налетающий ветерок уносил дым с губ богини и кончика трубки.

— Возможно, он что-то здесь оставил… женщину, которая нашла ключик к его сердцу?

Богиня прикрыла глаза, погрузившись в размышления.

— Амазонки обязательно его схватят.

— Нет, не схватят. Новый приказ.

Таммуз потерял дар речи, увидев, как Иштар поднимается со своего удобного дивана.

Она не обратила на своего слугу никакого внимания. На губах богини воцарилась зловещая улыбка.

— Мне стало интересно. Я остановлю его сама.

Выпрямившись во весь рост, богиня, не сказав больше ничего двинулась к ближайшей к лестнице вниз двери.

Белл добрался до тринадцатого этажа дворца.

Он уже более чем в сотне метров над землёй. Лихорадочно уклоняясь от боя с Берберами, парень оказался на величественной лестнице.

Напряжённая битва ещё и десяти минут не шла. Парень решил, что сдастся без боя после того, как продержится больше десяти минут. Но пока он обязан продолжать. Это его долг, его миссия.

Все до единого мышцы в теле горели, всё тело вопило от боли, а парень продолжал уклоняться от всех атак, которые в него направляли амазонки. Вспышка становилась эффективным прикрытием для кролика каждый раз, когда он отчаянно пытался добраться до следующего поворота живым.

Продолжая находить пробелы в сетях, расставленных Берберами третьего уровня, парень представлял себе лица Харухиме и Микото.

Разбитые стены и лестницы оставались после отчаянного побега Белла, всё больше и больше Бербер присоединялось к погоне.

— …А ну с дороги!!!

— ?!

Белл услышал пугающе знакомый голос, раздавшийся откуда-то из центра башни, поворачивая за очередной поворот. Практически сразу после этого крика послышался грохот пробиваемых стен.

Нечто огромное и острое вращаясь летело за парнем следом — огромный боевой топор. Белл очень вовремя отскочил. Кончик клинка срезал несколько прядей волос прямо перед его глазами.

Тяжёлое оружие продолжило, лететь, стукнулось рукоятью об пол, но даже после этого пробило ещё четыре стены.

Холодок пробежал по спине Белла, место в котором он должен был оказаться ещё секунду назад превратилось в груду обломков.

Парень мгновенно понял, что к погоне присоединилась она.

— Фрина!..

Белл взглянул на обломки стен с той стороны, с которой в него прилетел боевой топор. Было бы очень сложно не заметить огромный, двухметровый силуэт.

Жабаподобная Амазонка, которой принадлежал титул Андроктонус, Убийца Мужчина, смотрела на свою добычу с жадной улыбкой на лице.

И только после этого Белл заметил рядом с фриной женщину-воительницу с длинными чёрными волосами, Айшу.

— Скучал по мне так сильно, что решил вернуться? Оххх, сладенькиииииий!

Амазонки протянули Фрине ещё два огромных боевых топора, Фрина не сводила взгляд с Белла.

Спустя мгновенье она уже оттолкнулась от пола.

— !..

— Идуууу к тебеееее!

Белл не терял больше ни секунды и тут же бросился от Фрины прочь.

Побег привёл парня к главному коридору, целые ряды дверей, выстроились слева и справа. Приземление рядом гигантской амазонки чуть не сбило парня с ног. Взрывная волна выбила целую стену обломков из того прохода, из которого только что выбежал Белл.

— Пусть жаба разберётся с кроликом. Вы идите на тринадцатый этаж!

Резкие приказы Айши рассекали воздух будто удары кнута. Но у Белла не было времени их слушать из-за сокрушительной мощи в человеческом обличии, которая приближалась к нему сзади.

Мускулы вопили от боли, но больше это парня не беспокоило, в данный момент ему был важен только способ оказаться от Фрины подальше.

Взгляд парня наконец зацепился за облачную линию неба. Окно, путь к свободе от нависшего над ним злого рока оказалось всего в нескольких метров. Белл бросился к нему, но ровно в этот момент за спиной раздался уже знакомый свист. Снова летящий топор.

— ?!

— Куда-то собрался?

Огромная секира приближалась к Беллу с ошеломительной скоростью.

Белл припал к полу, защищая шею от возможного попадания, а огромное оружие разрушало на своём пути всё. Стены, пол, потолок и наконец окно… обломки присыпали тело парня, над которым пролетел клинок. Посмотрев в сторону окна, парень увидел линию горизонта над Орарио. Внешняя стена оказалась разрушена.

Впрочем, оценивать нанесённые дворцу повреждения не было времени.

Тёмная тень нависла над Беллом.

— ?!

Фрина разорвала дистанцию в считанные секунды. Амазонка занесла над парнем оставшийся в руках боевой топор и тут же нанесла удар.

Белл откатился ещё до того, как осознал, что происходит. Спустя мгновенье клинок топора вонзился в то место, где были его лопатки.

Вместо этого топор вонзился в пол, заставив обломки разлететься. Фрина на мгновенье потеряла равновесие. Белл отчаянно оттолкнулся от пола и вытянул в направлении Амазонки правую руку.

У него не было времени на обдумывания последствий этого удара или беспокойстве об оставшемся Разуме. Белл произнёс заклинание.

— ВСПЫШКА!!!

Пламенный всполох вырвался из его ладони.

Заклинание приняло форму кончика копья, от которого Фрина уклонилась быстрым отскоком.

— Не может быть!..

Белл не мог поверить своим глазам.

Вспышка… промазала?

С такого расстояния?!

Снаряд понёсся по коридору дальше, обжигая на своём пути стены. Белл был поражён, когда увидел, как человек с размерами Фрины с такой лёгкостью уклоняется от его заклинания. И в ту же самую секунду он стал жертвой ответной атаки.

— Хитренькая у тебя магия!

Огромный топор был поднят с пола и размашисто направился в Белла, следом удары посыпались на него градом. Всё, что оставалось парню, панически пытаться уклоняться от ударов топором.

Белл не мог не затрястись от страха, когда осознал, что Фрина достаточно быстра чтобы уклониться от его пламени. Её скорость и ловкость нисколько не соответствовала внешнему виду её тела.

В этом не было никакого смысла.

Несмотря на то, что Беллу удавалось уклоняться от ударов оружия, оставляемый в воздухе этим оружием след впивался в кожу. Наконец стала видна настоящая сила авантюристов высшего класса.

— Всё не сдаёшься?

Фрина продолжала крушить коридор, загоняя Белла ближе к центру башни.

Стены, потолки и пол покрывались следами ударов, будто во дворце буйствовал дикий зверь. Роскошные ковры и покрытые орнаментами светильники с магическими камнями уничтожал натиск Фрины. Сама амазонка, впрочем, наслаждалась происходящим, она была будто кошка, играющая с полумёртвой мышью. Белл стал её игрушкой.

У Белла попросту не было времени зарядить свой навык, Аргонавт. Он не мог сконцентрироваться на навыке пока ему приходилось уклоняться от атак такого противника.

Стоит ему попытаться, как он тут же потеряет какую-нибудь конечность.

Белл уставился дрожащим взглядом на устрашающий силуэт Фрины. Его козырь, единственный запасной план, который у него был не сработал. Остался только один выход. Белл вытащил Ушивакамару-Нишики чтобы, используя его вместе с Кинжалом Гестии атаковать, нет, точнее, хотя бы защищаться.

— КЕЕЕЕЕЕХ!

Содрогаясь от страха, парень всё-таки смог перенаправить боковой удар топора подальше от своего тела.

Ему вспомнилась серия ударов, от которой было не уклониться, которой пользовалась другая амазонка, Берсеркер Тиона, когда гоняла его во время тренировок на городской стене. Как и тогда, Белл принял защитную стойку и начал сбивать направленное в него оружие с траектории.

Металлический скрежет раздавался при каждом столкновении оружий. Быстрые всплески искр дополняли этот скрежет.

Впрочем, довольно быстро Белл оказался в невыгодном положении и зачастую удары отбрасывали его всё дальше по коридору.

— КЕ-КЕ-КЕ-КЕ-ГЕ-ГЕ-ГЕХ! Выходит, ты и танцевать умеешь!!!

На мгновенье отступив, Фрина похвалила парня.

Два или три раза Белл оказывался сбит с ног и откатывался по полу всё дальше, пока наконец не оказался загнан в огромный зал.

Тело парня покрывали порезы, пот и шрамы, он в очередной раз вскочил на ноги.

От того зрелища, которое его встретило, кровь Белл застыла в жилах.

— Мисс Айша?!

Зал был заполнен Берберами. Белл закатился в ловушку и оказался окружён со всех сторон.

Амазонка-воительница, показавшаяся перед Беллом, выпрямилась во весь рост, закинув на плечо свой излюбленный огромный деревянный клинок. Её взгляд был направлен на Белла.

— …Неплохо держался, раз зашёл так далеко.

Рядом с Айшей располагалась лестница, ведущая на этаж выше, её голос разнёсся по огромному залу эхом.

Спустя мгновенье в комнату ворвалась взрывная волна. Явилась Фрина.

На стенах этого зала висели картины, колонны были резными, как и рамы окон, поднимающихся от пола до потолка. Айша защищала путь наверх, Фрина перегородила выход, из которого появился парень. Беллу было некуда бежать. Будто этого было мало, бесчисленное количество окружавших парня с неприязнью направили на него оружие.

Вот чёрт!.. Белл ругался про себя, отчаянно пытаясь отыскать хоть какой-то путь к отступлению. У парня чуть не взорвался мозг, но, неожиданно, в комнате раздался голос.

— Вы все, назад.

Властный голос раздался с вершины лестницы.

Все взгляды в комнате повернулись в направлении голоса. Силуэт богини с бронзовой кожей неспешно, но неотвратимо спускался в зал блистая красотой. Сладковатый запах способный свести с ума даже самых стойких из смертных заполнил комнату. Он окутал Белла, будто специально пробираясь ему в нос. Красные глаза уставились на тело богини, будто бы привлечённые магнитом.

Богиня Красоты Иштар могла соблазнить любого, кто посмотрел бы на её божественную фигуру, но, несмотря на это, её явно позабавила и порадовала реакция Белла.

— Ч-что это вообще значит, Всевышняя Иштар? Что за вмешательство?

Фрина не теряя ни мгновения озвучила своё недовольство. Иштар осмотрела своих последователей, её слуга, Таммуз стоял за спиной богини.

Лягушкоподобная амазонка покраснела, на её висках вздулись вены.

— Ты что, меня не расслышала, Фрина? Я сказала, назад.

Безэмоциональные чёрные глаза богини блеснули. Её слова доносили один простой приказ, исходящий от её божественной воли: подчинитесь.

Уголки огромного рта Фрины дрогнули.

Впервые Белл увидел в глазах этой амазонки ужас.

— Вы все, ступайте в Парящие Сады. Полетят головы если Ритуал Убивающего Камня провалится снова.

Ошеломлённые Берберы убрали оружие в ножны. Вскоре все они, до единой, покинули комнату.

Они выходили одна за другой, взглянув на Иштар, Айша также опустила взгляд и беспрекословно подчинилась приказу. Оказавшись у дверей, она бросила взгляд через плечо на Белла.

Фрина раздражённо прищёлкнула языком. Она вышла последней. Спустя несколько тянущихся целую вечность секунд, она оставила комнату позади.

На какое-то мгновение Белл вздохнул с облегчением. Его мысли тут же обратились к Микото и Харухиме. Он уже начал разворачиваться, чтобы уйти, подумав, что может поднять ещё больший переполох и помочь им избежать опасности, но в этот самый момент его настигло ужасающее ощущение.

Прекрасный черноволосый мужчина ошеломил парня взглядом.

— Эй, малявка, я сюда пришла чтобы лично тебя увидеть. Очень грубо поворачиваться ко мне спиной.

Капли пота потекли по лицу Белла, он замер на месте, повернув взгляд и наблюдая как Богиня Красоты неспешно преодолевает остатки лестницы.

Иштар подошла к Беллу с лёгкой улыбкой на губах. Тело Белла вздрогнуло.

— Всевышняя… Иштар…

Богиня наклонилась, оказавшись своими глазами на уровне глаз парня. Белл не мог скрыть своего удивления, а божество было к нему всё ближе и ближе.

Двое на одного. Нет, боги и богини физически слабы, поэтому они не вступают в сражения. На самом деле, Белл остался с Таммузом один на один.

Взгляд округлившихся от удивления глаз Белла прыгал между богиней и её слугой-человеком стоявшем немного позади. Хоть приказ и исходил от самой богини, Белл не мог понять, почему Фрина и остальные оставили комнату почти без возражений… Примерно на этой мысли остановился парень, перед тем как богиня снова заговорила.

— Самый поразительный из детей Гестии. В тебе больше смелости, чем мне показалось, раз ты решил выставить себя в качестве приманки и пробился так далеко.

На самом деле, по спине Белла всё это время, не переставая била дрожь.

Соблазнительное тело, голос, который лился в уши парня, сладковатый аромат и манящий взгляд.

Белл вдруг ощутил на себе полную силу божественной красоты и вдруг осознал, почему амазонки оставили его с такой лёгкостью.

Он уже во власти красоты, которой смертные не в силах сопротивляться.

Амазонки знали: Судьба Белла уже предопределена.

— Итак, обратно сюда тебя привела женщина?

Богиня начала разговор с Беллом довольно резко, аметистовые глаза блестели, будто она видела его насквозь.

Белл не знал, куда ему смотреть, он оказался лицом к лицу, с божеством которое было слишком прекрасно.

Резная золотая корона, серьги, браслеты и кулоны украшали её телу. По-хорошему, её тело было прикрыто лишь двумя полосками ткани, одна из которых едва скрывала грудь и живот, а вторая была обвязана на манер набедренной повязки. Её длинные, перевязанные летами волосы поблескивали в свете ламп с магическими камнями.

Любой неподготовленный несчастный, который бросил бы взгляд на это тело рисковал стать очарованным без какой-то особой причины.

В голове Белла возник страх оказаться в таком положении. Он покраснел, пытаясь сопротивляться эротической ауре божества, но всё, что он мог для этого сделать, принять оборонительную стойку.

— Что же, это наша вторая встреча. Поначалу я даже засомневалась в здравомыслии той гадюки, которая вдруг тобой заинтересовалась… Впрочем, должна признать. Ты действительно довольно хорошенький.

Улыбка богини стала шире, когда она услышала, что Белл пытается откашляться, совершенно растерявшись от её привлекательности.

Парень изо всех сил пытался справиться с дрожью и мурашками, которые покрывали его тело и выдавить из себя хоть слово.

— …П-Почему вы напали на нас в Подземелеь?

Он спросил единственное, чего пока так и не мог понять. К его удивлению, богиня дала ему прямой ответ.

— Ты привлёк моё внимание ещё во время «Битвы». Ну а потом… мне просто захотелось посильнее уколоть одну гадюку, которая меня бесит.

Слова Иштар ничего для парня не раскрыли. Заметив непонимание на лице парня, Иштар улыбалась всё шире и шире.

— Не беспокойся. Я просто тебя очарую, и ты станешь моим.

Очередная волна соблазнительного запаха заполнила ноздри парня. Этот запах заставил парня задрожать ещё сильнее, он отступил на шаг.

Впрочем, ценна была каждая секунда разговора с богиней Харухиме, поэтому Белл решил продолжить расспросы.

Пусть Белл пока ничего не понимал, возможности задать вопросы Иштар ему может так и не представиться.

Под непрестанным надзором Таммуза, Белл отступал от Богини Красоты, продолжая задавать вопросы.

— …Пожалуйста, скажите мне.

— Что?

— Почему… вы собираетесь принести Харухиме в жертву?

Беллу пришлось собрать в кулак всю свою волю, чтобы эта фраза вырвалась из его рта. Мгновенье спустя по комнате разнёсся смех богини.

— Ха-ха-ха-ха! Ты можешь даже заговорить о другой женщине стоя передо мной!

— О-ответьте мне, п-пожалуйста!

Иштар просмеялась и сделала долгую затяжку из своей трубки. Она была удивлена, услышав неожиданно требовательный тон в голосе Белла.

Она несколько раз повращала плечами, в ней начал разгораться интерес к этому парню. Настроение Иштар улучшалось с каждой секундой, и она заговорила снова.

— Давай посмотрим. Для начала, я купила Харухиме. Я спасла её от жизни в качестве домашнего животного какой-нибудь богатенькой мрази. На самом деле, все эти годы с ней обращались как с бесценным сокровищем.

В реальности, Харухиме была продана как какой-нибудь предмет на рынке, и сознание Белла пыталось избежать этой реальности. Парень пытался представить, что «продажа» была лишь неподходящим словом, что правда не могла быть настолько жестока.

Так получилось, что богиня присутствовала на том самом аукционе, когда продавалась молодая девушка-ренарт. Привлечённая естественной красотой и необычной расой девушки богиня использовала свой божественный дар чтобы продавец уступил девушку именно ей.

Иштар с наслаждением затянулась ароматным табаком трубки, рассказывая Беллу о том, как её взгляд впервые упал на Харухиме.

— Благодаря мне она получила новую жизнь… а дети должны отплачивать своим родителям, разве нет?

— Это же?..

— Знаешь, что, Белл Кранелл? Для меня это не убийство Харухиме. Она получит свою душу обратно, как только падёт та гадюка. Я лишь одалживаю её, на время.

Что за дешёвая логика! Закричал Белл в своей голове.

Шансы на то, что ни один из осколков не потеряется во время войны с Паствой Фреии чрезвычайно малы.

Даже после того, как эта война закончится, той невинной улыбки Харухиме Белл уже не увидит.

Белл в ярости взглянул на Иштар, его глаза пылали от злости.

— Можно сказать и по-другому… Даже если бы я не запечатала душу Харухиме, быть использованной кем-то другим это её судьба. Вот каково истинное значение её силы.

— !..

— Можешь ли ты представить себе, как я себя чувствовала… когда даровала этой девушке Характеристики? Меня пробрала дрожь. В то мгновение я осознала, что прямо передо мной стоит возможность сбить спесь с той гнусной суки!

Та гнусная сука — профиль Богини Красоты, которая возглавляет самую могущественную Паству Орарио пришёл Беллу на ум.

Величественный голос Иштар прошёлся по комнате эхом, когда она начала расписывать, что эта девушка-ренарт превзошла все её божественные ожидания, оказавшись в её руках.

— Харухиме это мой козырь! Мой шанс низвергнуть Фрею в бездну!

Иштар становилась всё эмоциональней и эмоциональней, в её голове проявлялось всё больше ликования. Беллу пришлось подавить свой гнев, чтобы задать следующий вопрос.

— За что вы так ненавидите Паству Фреи?..

— За что, спрашиваешь? За всё! Я ненавижу всё что связано с этой сукой!

Впервые за всё время в глазах Иштар мелькнула неприкрытая враждебность. Богиня полыхнула от ярости.

— Мужчины игнорируют меня и падают перед ней ниц, без какой-либо причины заявляя, что она самая красивая в мире! Да они издеваются! Как эта свинья может быть прекрасней меря?! Неужели все мужики слепцы?!

Иштар взревела, зависть исказила её лицо во время взрыва ненависти.

Белл отскочил от страха, подумав, что ему никогда не понять одержимости существ Гекая.

Даже Таммуз осторожно отвёл от своей богини взгляд.

— …Н-но это не даёт вам права использовать Харухиме!.. — с трудом подавив дрожь в коленях произнёс Белл.

Богиня наконец совладала со своей яростью и снова улыбнулась парню, добавившему, что это слишком жестокая судьба.

— Какое оскорбление. Если бы я была действительно безжалостной богиней, я бы давно очаровала её и превратила в безвольную марионетку. Но она мне верна; лисичка слушает мои приказы.

— Но ведь…

— У меня свой собственный способ показать милосердие. С этой жалкой девчонкой обращаются довольно хорошо, знаешь ли.

Шух, шух. Иштар начала крутить трубку между пальцами.

— Кое в каких удобствах, конечно, ей приходится отказывать. Но я даровала ей красивую одежду и вкусную еду… Да и возможностями почувствовать себя женщиной я её не обделила.

— !!!

Белл больше не мог сдерживать ярость, бушевавшую в его сердце после того, как Иштар описала принуждение Харухиме продавать своё тело таким образом.

Он даже забыл, что сейчас перед ним божество. Его голос был переполнен неприкрытой пылающей яростью.

— ПОЧЕМУ?! ПОЧЕМУ ТЫ ЗАСТАВИЛА ЕЁ СТАТЬ ПРОСТИТУТКОЙ?!

— Она состоит в моей Пастве. Всё, что я пожелаю станет законом, правилами, которые каждые обязаны соблюдать. Это известно всем и каждому.

Взрыв эмоций Белла был подобен взрыву эмоций какого-нибудь ребёнка. Иштар усмехнулась, задумавшись, это ли привело его сюда после всех сложностей в пути.

Тем, кто становится частью какой-нибудь Паствы, приходится подчиняться правилам и воле божества, которое её создало.

У них нет другого выбора. Главная причина, по которой большая часть обычных людей не стремится получить Фалну, помимо возможных конфликтов внутри Паствы, заключается в том, что они оказываются обязаны подчиняться требованиям божеств. Поиск доброго и заботливого божества — это крайне непростая задача.

Вот что на самом деле означает следование за божеством, роль члена Паствы.

— А скажи-ка мне, мальчик, почему ты так избегаешь проституток? Тела, которые очаровывают и вызывают желание священны. Они способны усмирить агрессию мужчин и делают женщин основой стабильности этого мира.

— Чего?!

— Различия полов в Гекае позволяют рождаться новой жизни, процветать плодородию. Деление этой связи множеством разных людей не может быть нечистым. Почему вы, дети, не способны этого увидеть? Мне не понять.

У божеств и смертных очень разные ценности.

Эти различия в способах мышления вызвали у Белла настоящий шок.

Возможно, всё должно быть как говорит богиня. Гильдия также приняла существование Района Удовольствий, поскольку это незаменимая часть общества.

Эти проститутки не какие-то отвратительные создания, они тоже необходимы.

Но ведь!!!

Далеко не все люди могут жить подобным образом.

Образ смотрящей в окно грустным взглядом молодой девушки был выжжен в памяти Белла. Парень изо всех сил сжал кулаки.

— Даже если и так… Даже если так и должно быть, есть люди, которые страдают!

Белл выпрямился и расправил плечи, обрушившись на Иштар своим громким голосом и требуя, чтобы богиня избавила Харухиме от жизни проститутки, от её судьбы стать предметом разрушения.

К несчастью, Иштар нисколько не тронула гневная тирада Белла.

— Я этого не сделаю.

Мольба Белла не заставила богиню сжалиться. Она не понимала боли Харухиме.

Иштар какое-то время смотрела на Белла, после чего в очередной раз затянулась из своей трубки.

— Твой эгоизм и истина этого мира никогда не сойдутся в одном месте. Да и вообще, мне надоело с тобой играть.

Богиня нахмурилась и щёлкнула пальцами.

Таммуз с поразительной быстротой сбил Белла на пол.

— Гвах!

Белл оказался так поглощён разговором с богиней, что совершенно забыл о её слуге. Он расслабился.

Нет, помимо этого, Таммуз был слишком быстрым.

У Белла не было времени реагировать. Он оказался прижат к полу и совершенно лишён возможности двигаться.

— С первого взгляда могло так не показаться, но Таммуз Четвёртого Уровня. От его хватки тебе не освободиться. — быстро представила Иштар второго командира своей Паствы.

После этого она начала медленно приближаться к парню, раздеваясь.

— УВААААЙ?!

Кипевшая мгновение назад в Белле ярость будто испарилась, он побагровел и вскрикнул от удивления.

— Э… Э… ВАААААЙ!

— Ну что за дитя. Тебя что, Гестия ничему не научила?.. А, точно, она же одна из девственных богинь.

— З-з-за-за-зачем вы раздеваетесь?!

Прижатый лицом к земле Белл пытался прикрыть плечом глаза. Но Таммуз схватил его за волосы и насильно заставил смотреть на богиню.

Округлившиеся глаза Белла наблюдали как с богини падают золотые украшения и ткань, оставляя её совершенно голой.

— Я уже сказал, что сделаю тебя моим.

Освободившаяся от своих хлопчатых оков грудь богини покачивалась из стороны в сторону, когда она склонила своё роскошное тело над парнем. Иштар пробежалась пальцами по своим соблазнительным изгибам, остановив руку на бедре. Её загорелая бронзовая кожа излучала мощную соблазнительную энергию.

Губы богини скривились в воодушевлённой улыбке, когда она увидела, как Белл краснеет до самых кончиков ушей.

— Я Очарую тебя до мозга костей.

В глазах богини мелькал садистский огонёк, она была намерена присвоить себе тело и душу парня.

Лицо Белла приобрело слегка синеватый оттенок, когда над ним нависла тень.

Белит Бабили составляет несколько зданий. Помимо башни богини, и помещений, в которых живут и спят члены Паствы, в пределах главных ворот возвышается ещё одна постройка.

Она сделана из белого камня и расположена позади остального дворца, будто бы это самое обычное здание. Несмотря на это, этот строение спорило с главной башней дворца в экстравагантности и напоминает зиккурат, оставшийся в Древних Времён.

Пять лет назад, построенной под маскировкой нового вида борделя, это здание на самом деле было сценой для проведения определённого ритуала. Оно было готово исполнить уготованную ему роль ещё три года назад, но в тот день одна из проституток разбила Убивающий Камень, и на получение нового ушли годы. Всё это время, эта часть дворца была заброшена. Но сейчас, в ночь полной луны оно снова ожидало исполнения своей цели.

Крыша здания соединялась со дворцом одним длинным каменным мостом. Харухиме начала в нём своё путешествие.

Несмотря на то, что мост был расположен очень высоко, у него не было покрытия. Лишь парапет, высотой до живот ограждал идущего по нему человека от падения на землю. Ничто на этом мосту не защищало от порывов ветра. Харухиме придерживала волосы, три Берберы, подгоняя, сопровождали её до Парящих Садов.

— Шагай, Харухиме!

— Х-хорошо…

Тук! Одна из амазонок толкнула девушку в спину, отчего Харухиме споткнулась о подол своего кимоно.

Берберы поглядывали на ночное небо. Харухиме снова выпрямилась и тоже устремила взгляд на звёздную бездну, над головой. Полный золотой лунный диск будто взглянул на неё в ответ, выглянув из-за облаков.

Свет, который меня убьёт.

Подумала про себя Харухиме.

Опустив взгляд на мост девушка увидела сад на другой стороне. В центре этого сада виднелось синеватое свечение, будто подманивая её поближе.

С лишённым эмоций лицом Харухиме продолжила двигаться дальше.

Её шаги стали быстрее, Девушка будто думала, что, если она сделает всё быстро, она кого-то спасёт.

— Странная девчонка…

Амазонки, идущие следом за Харухиме смотрели на неё с плохо скрываемым презрением.

Они усмехнулись тому, с какой готовностью девушка идёт вперёд, понимая, что впереди её ждёт только смерть. Она уже сдалась. Для храбрых и непокорных амазонок принятие судьбы Харухиме казалось трусостью. И это было единственное качество, которое гордые воительницы презирали больше слабости.

Амазонки не сводили с Харухиме взгляд, она шла в нескольких шагах впереди. Они ослабили бдительность.

На этом открытом посту попросту негде было спрятаться.

Поскольку мост самое маловероятное место для засады, женщины сфокусировались могли позволить себе немного расслабиться. К тому же, их бдительность ослабило и то, что всё пространство вокруг прекрасно просматривалось. Поэтому никто из них так и не заметил человека, который затаился под мостом.

Девушка бесшумно ухватилась за бортик моста, чёрные волосы блеснули в ночном лунном свете. Микото перескочила через бортик и приземлилась за спинами амазонок.

— …А?

Последняя из шедших амазонок была схвачена за горло и перекинута через бедро.

Короткий вскрик насторожил оставшихся Бербер, но вторая также не успела отреагировать вовремя и оказалась оглушена прежде, чем успела себя защитить. Девушка использовала свои навыки удушения и захвата чтобы и её перебросить через себя.

— Т-ты?!

Оставшаяся амазонка вздрогнула, увидев уже оказавшихся на земле соратниц. Заметив, что они откинуты к бортикам моста, амазонка встала по центру и достала меч. Чёрная тень ответила, вытащив алый клинок, но в тот же момент будто ощутила нечто странное и пригнулась к полу.

Мощный порыв ветра захлестнул мост мгновение спустя. Харухиме сдуло на несколько шагов неожиданным порывом. Амазонка начала нестись на чёрную тень, высоко занеся меч над головой, но её захлестнул этот порыв ветра. В следующее мгновение она уже оказалась сбита на землю.

— Подо!.. — начала кричать амазонка, но чёрная тень уже разорвала между ними дистанцию. Тень ударила коленом прямо в челюсть амазонки.

— Микото… сан?..

Крик последней из сопровождающих амазонок заставил Харухиме опасливо обернуться. Чёрная тень, Микото, не теряя времени бросилась к ней.

— Зачем вы здесь?..

— Чтобы вас спасти.

Микото ответила на вопрос поражённой девушки-ренарта без малейшей запинки.

В больших зелёных глазах Харухиме отразилась Микото, берущая её за руку.

— Нам нужно бежать Харухиме-сама. Быстрее.

Сейчас время важнее всего. Микото не хотела терять его на разговоры в таком открытом месте.

Но Харухме и не подумала двинуться, когда Микото потянула её за собой.

— Микото-сан… со мной всё хорошо, пожалуйста, спасайтесь.

— Че?..

Настала очередь Микото удивляться. Её хватка ослабла, Харухиме убрала свою руку.

— Зачем вы пришли, Микото-сан? Зачем пришёл Кранелл-сама? Я обуза, я могу лишь подвернуть вас и ваших друзей опасности. Мне казалось, что все это понимают.

— Но!..

Микото была вынуждена оценить опасность спасения Харухиме и пойти против интересов своей Паствы ещё несколько часов назад. И на сердце девушки до сих пор было неспокойно от принятого решения.

Харухиме продолжила со скорбным выражением на лице.

— Из-за меня, Фрина-сан и Иштар-ками никогда не дадут вам покоя. Если я буду с вами, все, кого вы знаете окажутся под ударом… Вот чем я стала.

— Пусть так! Белл-сан поклялся мне что он вас защитит!

Искренне пытаясь перебить слова Харухиме своими, Микото сделала шаг ближе и схватила Харухиме за плечи. Глаза ренарта округлились от удивления.

— Он готов сражаться ради вас, стать ради вас сильнее, защитить вас! Это его слова!

— Просто… Кранелл-сама слишком добр.

— Нет, дело не в этом! Он сражается за вас не из-за чувства вины или жалости!

Микото не дала Харухиме времени усомниться в решимости Белла.

Девушка посмотрела вниз, отчаянно пытаясь избежать взгляда Харухиме.

— Микото-сан, прошу вас, оставьте меня… я не достойна этой боли и страданий.

— Скажите мне почему… почему вы уже сдались? На кону ваша жизнь!

Слёзы полились из глаз Микото, а её пальцы сжали плечи Харухиме крепче. Её голос утонул в порыве ветра, растрепавшем волосы девушки.

Губы Харухиме скривились. Те эмоции, та боль, которую она сдерживала все эти годы, были готовы вырваться наружу.

— У меня нет права просить о помощи.

Порыв ветра подхватил эти слова и унёс их в ночную тьму. Но Микото не могла отпустить их просто так.

— Вам нечего бояться! Если бы вы, Харухиме-сама попросили, Белл-сан никогда бы вас не оставил! Он не из таких людей!!!

— …

— Харухиме-сама!

Голос Микото прозвучал выше от отчаянья, которое она испытывала. В следующее мгновенье Харухиме посмотрела ей в глаза.

— Ты ничего не понимаешь, Микото!

Из глаз ренанта текли слёзы, брови были сведены.

Девушку прорвало, всё, чтоона держала в себе вырывалось наружу.

— ?!

— Отдавать своё тело человеку, к которому у тебя нет никаких чувств, продавать его за деньги! Могла бы ты простить себя после такого, Микото?

В голосе Харухиме появились ребяческие нотки, даже вежливость, которую в неё вбивали с самого детства пропала. Это было первым предзнаменованием того, что близится нечто крупное и это испугало Микото.

— Посмотри на меня, я проститутка!

Глаза Микото дрогнули, реальность будто ударила её по голове. Ей было нечего ответить.

Харухиме содрогалась, её щёки были мокрыми от слёз.

Она обхватила руками грудь, освободив плечи от хватки дрожащих рук Микото.

— Ты сказала, что мне стоило просто попросить его о помощи? Мне простить его сражаться за это грязное тело, а потом просить его разрешения остаться рядом с ним после всего того, что я делала? Мне просить его обо всё этом зная, что это подвергнет его огромной опасности?

Харухиме смотрела на Микото глазами растерявшегося ребёнка.

Глаза ренарта распахнулись ещё сильнее, девушка начала выплёскивать всю свою горечь.

— Я не могу! Я просто не могу!..

Харухиме прикрыла глаза, ещё мокрые щёки блестели в лунном свете, когда она снова опустила голову.

Тихие всхлипы нарушали воцарившуюся тишину, заставляя плечи Харухиме подскакивать каждые несколько секунд. Камни у ног девушки были мокрыми от слёз. Микото могла лишь застыть как статуя и смотреть как её подруга детства страдает.

Если бы она оказалась на месте Харухиме, что тогда?

Смогла бы она попросить Оуку, Чигусу, Такемиказучи о помощи?

Если бы её вынудили стать проституткой, смогла бы она попросить о спасении?

Совсем наоборот. Она бы попросила всех от неё отвернуться.

Поскольку она женщина, она могла понять слова Харухиме. Она может посочувствовать.

— !!!

Микото бросила на Харухиме ещё один взгляд.

Отдавшись на растерзание своей беспомощности, Микото совсем забыла, что они стоят на одном месте уже очень продолжительное время.

— …Открыть огонь!

Их раскрыли.

Шаровая молния вылетела из главной башни рассекая ночной воздух. Она ударила Микото прямо в плечо.

— ГАХ!

По телу девушки пробежала дрожь.

Магический меч.

Берберы начали появляться на мосту. В передних рядах стояли обладательницы магического оружия.

Харухиме с ужасом смотрела как тело её подруги отбросило к бортику моста.

— Микото!

Харухиме бросилась девушке на помощь. Ещё один заряд пришёлся Микото в бок.

Девушка смогла заблокировать этот удар красным кинжалом, но его сила всё равно выкинула её с моста.

Не дотянувшись до протянутой руки Харухиме, Микото полетела вниз.

— АААААА!!!

Харухиме закрыла лицо обеими руками, новая волна слёз покатилась по её щекам, когда девушка рухнула на колени.

Переполненная чувством вины девушка-ренарт начала раскачиваться взад и вперёд и шептать себе под нос снова и снова слово «Прости».

— !..

Летящая Микото стиснула зубы и схватилась за повреждённое плечо.

Мост, на котором она стояла оказывался всё дальше и дальше.

— Провал!..

Девушка потянулась в кошель с предметами и достала сигнальную ракету.

Как бы ей не было больно это признавать, девушка потянула за нить и над Белит Бабили поднялся столп красных искр.

— …Как это, не можешь открыть глаза?!

Иштар явно пришла в ярость.

И весь её гнев сейчас был направлен на парня, Белла, который прижат к полу её слугой, Таммузом.

Его глаза были сжаты, побагровевший от смущения парень не хотел её слушать.

— Н-н-н-не могу и всё! Наденьте что-нибудь!

Белл визжал во весь голос, мотая головой и пытаясь вырваться из хватки слуги. «Сиди смирно!», озадаченно рыкнул Таммуз, удивлённый тем, что ему никак не удаётся успокоить авантюриста третьего уровня. Только когда Иштар добавила вес своего тела, панически бьющегося кролика удалось как-то удерживать.

Парень никак не хотел смотреть на богиню. Самое время сменить тактику.

Да что за чертовщина с ним творится?..

У Белла попросту не было другого выхода. Стоит ему открыть глаза, как заинтересовавшаяся им Иштар Зачарует его до потери сознания. Так он и думал.

Её красота отражается в глазах поддавшихся ей несчастных, запах заполняет ноздри, голос льётся в уши, а прикосновение способно растопить любой лёд, ни одно из ощущений не способно избежать её соблазнения. Она может использовать любое из чувств чтобы обратить в армию десятки тысяч людей. Ей не нужно даже их касаться. Всё будет кончено, стоит их взглядам встретиться со взглядом богини. Никто не способен сопротивляться её воле.

А этому парню всё было нипочём. Мало того, что это было странно, его невинная реакция заставила богиню ощутить замешательство.

— Почему он не был Очарован?!

Таммуз удивился ярости своей богини.

Очарование Богинь Красоты сравнимо с ядом монстров, даже дополнительная способность Иммунитет не способна ему противостоять.

Гордость Иштар была задета. Она прикусила губу, её глаза злобно впились в спину Белла.

— Таммуз, раздень его!

— К-как прикажете!

Поскольку броня уже была сбита, только тонкий слой ткани отделял спину Белла от взглядов. Таммуз тут же схватился руками за одежду на спине Белла.

Парень попытался вырваться, но его рубашка оказалась разорвана так быстро, что он едва успел понять, что происходит.

Его Характеристики были раскрыты.

Несмотря на то, что читать иероглифы может далеко не каждый, на его спине не было блока, хоть как-то защищавшего информацию. Иштар подняла бровь от удивления, увидев, что никаких навыков срыва использовать не придётся и присмотрелась.

Спустя мгновенье она лишилась дара речи.

Белл Кранелл

Третий Уровень

Сила: I-94 Защита: H-144 Проворство: I-95 Ловкость: G-299 Магия: I-78

Везение: H Иммунитет: I

Заклинания

«Вспышка»

— Заклинание быстрого действия.

Навыки

«Liaris Freese»

— Быстрое Развитие;

— Решимость стать сильнее продлевает действие навыка;

— Сила решимости ускоряет развитие

«Аргонавт»

— Зарядка навыка является активным действием

— Что за…

Конечно, поначалу внимание Иштар к себе приковало Везение, она какое-то время не могла отвести взгляда от уникального навыка, когда ей удалось перевести кривоватые записи.

Liaris Freese.

Неизученный редкий навык, который влияет на скорость развития.

Иштар не могла поверить своим глазам.

Если записанному на спине парня действительно можно верить… Богиня на мгновенье застыла от восхищения смертным парнем, который так и не перестал брыкаться под её весом.

Оказалось, что он обладает непоколебимой волей, могучей настолько, что она способна создавать навыки.

Воля, которая может ускорить развитие характеристик на чистом энтузиазме.

Чистейшая, встречающаяся не больше раза в тысячелетие одержимость.

Впрочем, подобная одержимость создаёт один неожиданный побочный эффект: Шарм богинь не имеет над парнем совершенно никакой власти!

— Т-ты что, дурак?!

Голос Иштар вырвался из горла, когда она соединила все точки в своей голове и осознала простую истину.

Богиня красоты была совершенно разбита и потеряна, узнав, что тайна парня заключается в том, что он просто-напросто слишком чист, чтобы существовать в этом мире.

Все существа Гекая, включая монстров и даже ограниченных в силе богов не могут спастись от силы Шарма Богинь Красоты. Но у этого самого обычного парня есть способность, которая этот шарм попросту игнорирует, отменяя действие абсолютной власти богини.

Неприемлемо. Полнейшая чушь.

Иштар отклонилась, в её аметистовых глазах запылало новое пламя.

Она впилась взглядом в белого кролика, который никак не хотел ей подчиняться. Тело богини дрожало от смеси гнева и унижения.

Таммуз ещё никогда не видел, чтобы богиня настолько теряла терпение, не до такой степени. Он перевёл взгляд на Белла содрогнувшись от страха.

— Ха…пвах!

— А!

Произошедшего замешательства хватило Беллу чтобы вырваться из хватки слуги.

Визжа голосом, очень похожим на голос своей богини, Гестии, вырвавшийся Белл откатился и поднялся на ноги прежде, чем его тюремщики успели отреагировать.

Он понёсся прочь от Иштар и Таммуза, наконец пришедшего в себя. Белл бросил на них взгляд через плечо и понёсся к ближайшему окну.

Не беспокоясь о каких-нибудь мелочах, Белл бросил своё тело через стекло к свежему ночному воздуху.

Таммуз запоздало подбежал к окну и высунулся из него, крикнув Берберам, стоявшим внизу.

— Кролик сбежал! Поймать его, сейчас же!

Голос Иштар, совершенно потерявшей спокойствие вторил голосу Таммуза:

— Ему нельзя позволить сбежать! Привести его ко мне любой ценой!

Таммуз не стал терять время и последовал приказу своей богини. Совершенно забыв помочь ей одеться, молодой человек выбежал из комнаты и побежал вниз по лестницам.

Иштар своими руками вернула на тело украшения и одежду, после чего поднялась по другой лестнице.

— Дуру из меня сделал, вот как?..

Как Богиня Красоты она не могла позволить существовать чему-то, что неподвластно её воле.

Представляя, что в её руке шея кролика, Иштар переломила свою резную трубку пополам.

Белл падал с тринадцатого этажа дворца.

— ГАААААХ!

Его тело несколько раз ударилось о станы башни и пересчитало несколько окон, прежде чем ему наконец удалось остановить своё падение зацепившись правой рукой за открытое окно.

Несмотря на крайне жёсткую остановку, у Белла осталось достаточно сил чтобы подтянуть себя в комнату.

— Ух… ААААААААААААА!

Целая куча красивых молодых людей и девушек бросилась врассыпную, от неожиданного вторжения; слуги беспомощно вопили во весь голос. Белл встретился взглядом с одним из зверолюдей. «П-простите!» рефлекторно бросил парень.

— А, снова извинился!..

Характеристики Белла были раскрыты, любой мог их увидеть. Сорвав остатки своей чёрной рубашки с тела, парень схватил одну из рубашек, которые лежали в комнате, рубашку слуги. Просунув голову в воротник, Белл проскользнул в открытую дверь в коридор.

— Микото, Харухиме!..

Он вытащил последнее зелье из своей поясной сумки и осушил его одним глотком.

В этот момент парень услышал.

Бам! Звук взрыва донёсся из окрестностей дворца.

— Красные искры… не сработало?

Красная вспышка была видна в ближнем окне. Этот свет подсказал парню, что Харухиме по-прежнему в опасности.

Белл подбежал к этому окну, уставившись на ночное небо.

Только вот…

— Ещё не всё!

Изо всех сил отталкиваясь от пола парень побежал по коридору.

Ничего ещё не кончено, Микото никогда не сдастся!

Белл взглянул на парящие сады, припоминая запасной план: Уничтожить Убиваюищий Камень.

— Шансы ещё есть!..

…В этот самый момент Микото также решительно смотрела на Парящие Сады. Девушке пришлось совершить жёсткую посадку за пределами стен дворца, но она уже была снова на ногах.

Она понимала, что всё было решено и Белл никогда не отступит!

Девушка оторвала рукав чёрного кимоно, разорвав его на полоски ткани. Этими полосками она на бегу перебинтовала раненное плечо, Микото не сводила взгляд с Парящих Садов.

Операция по спасению стала вопросом жизни и смерти.

Крыша зиккурата, Парящие Сады.

Несколько башен возвышалось рядом с этим местом, будто его защищая. Неподалёку также возвышалась крыша дворца. Каждый каменный блок был выстроен так, чтобы площадка наверху была идеально ровной, нигде не было ни единого разрыва.

Каменные плиты, которые составляли пол Парящих Садов были сделаны из чёрной руды, называемой дарубу, смешанной с огромным количеством светящегося Камня Безумцев. Каждая из этих плит реагировала на лунный свет, льющийся с неба, испуская поток мягкого бледно-голубого света, будто накрывающего пол парящим ковром.

— Самирочка, всё уже готооовенько?

— Ты слепая, сама не видишь? Осталось дождаться пока луна поднимется.

Половина Бербер Паствы Иштар, включающая всех членов Паствы третьего уровня собралась в Парящих Садах.

Около сотни амазонок шагали босыми ногами по бледновато-голубому свету, собираясь недалеко от центра зиккурата. Фрина подошла к одной из амазонок, заведующей ритуалом, Самире. Амазонка с пепельными волосами кивнула, указывая в самый центр.

Там, посреди монументальных Парящих Садов стояли три высоких и тонких каменных колонны, выстроенных в треугольник вокруг алтаря.

Каменный алтарь сиял гораздо ярче чем крыша. Его свет резонировал с колоннами, в смеси с лунным светом обращаясь настоящими потоками лучей.

Сады и алтарь должны были послужить всего одной цели: увеличению силы Убивающего Камня. Существует риск, расщепления души если провести ритуал просто так. Однако, когда столько лунной энергии собрано в одном месте, Убивающий Камень полностью запечатает душу жертвы.

Фрина прищурилась и ухмыльнулась, стоявшая рядом с ней Самира смотрела в небо.

Большая часть облаков развеялась. Чистое ночное небо заполнили звёзды и над Парящими Садами висел прекрасный лунный диск.

Амазонки ожидали одного — когда свет, исходящий от алтаря, сменится с голубоватого на тёмно-красный. Тогда и начнётся ритуал.

— Харухимечка! Заканчивай слоняться и забирайся на алтарьчик!

Фрина обернулась, её громогласный голос разнёсся по ночному небу.

Амазонки расступились, давая дорогу девушке-ренарту облачённой в роскошное красное кимоно, которая вышла из толпы и молча зашагала к центру Парящих Садов.

За исключением того, что белки зелёных глаз Харухиме были красными, на её лице не было ни единой эмоции. Взгляд девушки был направлен на голубоватый свет камней под её ногами. В ней не было ни единой черты или эмоции; Харухиме была подобна безвольной марионетке.

— …

Амазонки выражали разные эмоции, когда девушка проходила мимо. Наблюдая за шествием девушки Айша раскрыла рот, но из него так и не вылетело ни единого звука.

Харухиме бросила лёгкий взгляд в направлении амазонки, слабый огонёк в ей глазах будто пытался что-то передать Айше. Амазонка прикрыла рот, её руки начали дрожать после того, как девушка прошла мимо.

Харухиме подошла к алтарю и забралась на него.

— На колени.

— Хорошо…

Она встала на колени в самом центре сияющей каменной поверхности, как ей и было приказано.

Несколько цепей, оканчивающихся кандалами, были прикованы к колоннам, окружающим алтарь. В следующее мгновенье эти кандалы были надеты на руки, щиколотки, пояс и шею девушки.

Считается что, когда душа передаётся из тела в Убивающий Камень, во время ритуала, ренарт испытывает непередаваемую боль. Эти цепи должны были остановить безумные метания Харухиме когда придёт время.

— …

Стоя на коленях и в цепях, Харухиме выглядела как дева, которую собираются принести в жертву божеству, или в каком-то древнем ритуале. Даже амазонки слегка растерялись от горькой красоты этой сцены.

— Это наконец позволит нам выступить против Паствы Фреи.

Вид другой стороны Парящих Садов вызвал у Амазонок неприязнь: был принесён Убивающий Камень.

Кристалл кровавого цвета размером с кулак был вставлен в рукоять церемониального меча.

Его клинок пронзит тело Харухиме и получит доступ к магической энергии девушки. Он станет мостом, по которому душа ренарта перейдёт в Убивающий Камень и будет в нём запечатана. Клинок отражал лунный свет, а кристалл испускал своё, зловещее красноватое свечение.

Когда Харухиме увидела оружие, в ней мелькнул страх. Она прикрыла глаза и тряхнула головой, после этого посмотрев на звёзды.

Её взгляд встретили миллиарды светящихся точек, перебиваемых светом золотой луны.

Этот свет её убьёт.

С другой стороны, можно сказать, что этот свет также спасёт её от боли и страданий этого мира.

Сидящая в ослепительном луче лунного света Харухиме опустила голову.

На её лице не было слёз. Сейчас её сердце ими обливалось, но она не могла позволить себе этого показать.

Её маленькое тело сжалось под тяжестью печали, боли, радости и сожалений.

Все воспоминания полученные за последние несколько дней, встреча с Беллом и воссоединение с Микото, всё, что случилось смешалось в голове ренарта.

Её разуму не за что было ухватиться, Харухиме медленно закрыла глаза.

— …Враг нападает!

Пронзительный крик раздался мгновенье спустя.

Глаза Харухиме распахнулись, а голова поднялась сама собой. Звук ударов металла о металл достиг её ушей от входа на мост, соединяющий Парящие Сады с остальным дворцом.

Девушка, чьи длинные чёрные волосы были собраны в хвост неслась прямо в ряды амазонок.

Микото преодолела заслон стражниц, стоявших у ворот ведущих к Парящим Садам и бросилась к алтарю.

О её присутствии уже знали; пытаться скрывать своё присутствие и нападать тайно не было никакого смысла. Набрав воздуха в грудь Микото крикнула достаточно громко, чтобы дать знать о своём присутствии сидевшей на каменном алтаре девушке.

— Харухиме-сама!..

— Снова?!

Амазонки у алтаря схватились за оружие и понеслись на бегущую Микото.

Однако, все они остановились примерно в тридцати метрах у алтаря. Микто была серьёзно ранена, она остановилась у рядов мускул и стали. Стражницы, которых девушка оставила позади, уже размахивая оружием бежали к ней. Микото оказалась в окружении.

— Погоди, ты одна сюда завалилась?!

Самира улыбнулась и в её улыбке чувствовалась симпатия к отчаянной храбрости черноволосой девушки.

Остальные Берберы вскоре разделили эту улыбку, когда наконец осознали, что нападавшая была всего одна.

— Смотри, Харухиме, твоя героиня явилась!

Самира взглянула через плечо на ренарта в цепях. Все остававшиеся в лице Харухиме краски в мгновение ока покинули её лицо.

Тело девушки-ренарта дёрнулось, но цепи вернули его на место.

— Почему… ЗАЧЕМ?! Микото-сан, уходите, сейчас же!

Крик Харухиме сопровождал громкий скрежет цепей, из которых она пыталась вырваться.

Несмотря на полученный отказ, Микото снова оказалась перед Харухиме. Микото воодушевлённо смотрела на подругу.

— Я не могу, Харухиме-сама. Сколько раз вы бы меня не отвергли, я всегда буду делать то же, что делала в нашем детстве. Я вытащу вас из клетки.

Воспоминания о прошедших днях на её родине, Дальнем Востоке захлестнули ренарта.

Она говорила, что на них будут злиться, чтобы дети из святилища оставили её много раз. Но игнорируя все мольбы и то, что семья Харухиме называла их преступниками, дети из святилища пробилась в поместье Харухиме.

Ничего не изменилось. Миокото осталась точно такой же, какой Харухиме её помнила. Эмоции, которые Харухиме так тщательно скрывала снова вырвались из её сердца и наполнили глаза слезами.

— Кстати, довольно круто ты сейчас держишься.

Сероволосая амазонка Самира с довольством наблюдала за взрывным появлением Микото и долгожданным воссоединение с Харухиме.

— Фрина, Айша. Я ей займусь!

Она обратилась к номинальной командирше своей Пастве и женщине, которая являлась сердцем и душой всех бербер.

— Вам обеим довелось поиграть! Сейчас моя очередь!

— …Ке-ке-ке-ке-ге-ге-гех, развлекайся, Самиирочка. Время ещё есть.

Фрина в очередной раз взглянула на луну и с её губ сорвался скрипучий смех.

Самира занималась подготовкой ритуала, поэтому ей не довелось поучаствовать в охоте на кролика. Фрина не видела причин отказывать амазонке в развлечении. «Яхуууу!» Самира радостно хлопнула в ладоши.

Айша даже не попыталась вмешаться, она молча наблюдала за происходящим.

— Пожалуйста! Пожалуйста остановите это! Фрина-сама, Айша-сама!

Не обращая внимания на отдалённые крики Харухиме, Самира приблизилась к Микото в окружающем её кольце амазонок.

— Как видишь, тебе придётся меня развлечь. Давай так, если сможешь меня побить… я, наверное, даже тебя выслушаю.

— …

Ощущая на себе взгляды, Бербер, Микото встала перед своей противницей в боевую стойку.

На лице Самиры появилась зловещая усмешка, Микото понимала, что у неё нет выбора, ей придётся играть по установленным правилам.

Положение, в котором она оказалась складывается совершенно не в её пользу. По крайней мере, девушке возможно удастся выиграть время для появления Белла или раскрыть ему дорогу к алтарю. Микото знала, что от неё требуется.

Девушка молча достала Ушивакамару, клинок, который она взяла у Белла. Она выставила оружие перед собой, встречая свою противницу в защитной стойке.

Уголки губ Самиры поползли вверх, указывая на то, что вызов был принят. Она решила не использовать оружие, и уставившись на Микото сжала кулаки.

Драка происходила неподалёку от каменного моста. Кровожадные амазонки, встав плечом к плечу окружили бойцов. Сражение началось с довольно простой фразы:

— Я нападаю!

Стоило этим словам вылететь изо рта Самиры, как она тут же бросилась на Микото в лобовую атаку.

— …

Её нападение было слишком быстрым, чтобы Микото могла отразить его или контратаковать, поэтому она сконцентрировалась на уклонении.

— !

Огромный кулак амазонки мелькнул прямо перед глазами черноволосой девушки, в последний момент убравшей голову с его пути.

Но удар левой рукой оказался всего лишь финтом. Самира использовала инерцию, опуская левую руку на землю и открывая от земли ноги.

— Гах!

Микото мельком увидела правую голень амазонки и вовремя успела подставить Ушивакамару под удар.

Её руки онемели, будто она получила удар не ноги, а стальной трубой. Волна боли пробежала по телу девушки, лишая её равновесия. Не теряя времени Самира, продолжила атаковать.

— Вот так, продержись ты хоть не много!

Целый поток ударов руками и ногами обрушился на Микото. Каждый из возникающих бронзовых разводов грозил смести девушку. Микото сконцентрировалась на попытках уйти от ударов, потому что её защита явно не выдержала бы и одного, не уклонись она от него полностью. Нет права на лишние телодвижения, нет права на ошибку.

…Третий уровень, такого я и ждала.

Её противница, сероволосая амазонка моталась вперёд и назад, её одежда, едва прикрывавшая тело, натягивалась во время растяжек. Ошеломляющий смертельный танец Самиры показал Микото именно то, что она подозревала с самого начала: между её собственными характеристиками второго уровня и характеристиками амазонки огромный разрыв. Ей не превзойти ошеломляющую разницу в силе со своей противницей, ни движения, ни боевые стили в этом не помогут.

Сколько среди окружающих Бербер не уступает Самире в силе? Их крики начали казаться девушке отдалёнными, когда эта простая мысль пришла ей на ум. Ощущая как страх сковывает её сердце, Микото его отогнала и вернула себе спокойствие.

Они с Беллом решили, что спасут Харухиме, какие преграды не встали бы на их пути.

— Ииииияяяя!

— Хах! Неплохой ударчик!

Самира заблокировала первую контратаку Микото правой рукой. Она улыбнулась, будто наслаждаясь болью, которую пинок девушки вызвал в её руке. А после она вернула любезность.

— Агххх!

Микото оторвалась от земли.

Ушивакамару выпал из её руки при получении удара, девушка видела, как клинок приземлился у ног амазонок, оказавшись на спине посреди окружения. Глаза девушки округлились, когда она перекатилась и поднявшись на ноги увидела, что Самира уже почти разорвала дистанцию между ними.

— Что, готова?!

Микото прищурилась, увидев, как кулак амазонки направляется ей прямо в лицо.

Сейчас или никогда! Микото схватила кулак и перевела его за плечо, оказавшись в подходящем положении для броска.

— ?!

Окружающие амазонки удивились не меньше самой Самиры.

Бросок через себя в стиле дзюдо. Один из боевых стилей, которому Микото обучал Такемиказучи, воспользовавшись возможностью девушка применила одну из усвоенных техник.

Монстры в Подземелье обладают различными формами и размерами, отчего тренировки дзюдо практически бесполезны против них. Однако, стиль Дальнего Востока очень помогает в боях против противников-людей.

Эти техники созданы чтобы помогать повернуть более сильных и больших противников. Микото была на грани совершения чего-то грандиозного.

Микото вскрикнула во весь голос, напрягла все мышцы тела и изо всех сил бросила Самиру на каменную поверхность.

— Ого, круто!

Но у Самиры было другое виденье ситуации.

Прокомментировав технику девушки прямо в воздухе, она вывернула правую руку и высвободилась.

— !

Бросок был на грани завершения. Но, освободившись, амазонка схватила тело Микото обеими руками и швырнула девушку.

— Че..!?

За мгновенье до того, как спина амазонки ударилась о каменный пол глаза Микото увидели блеск кожи в лунном свете. Руки амазонки обогнули её шею и левую руку. В следующий момент Микото швырнуло вверх силой её противницы. «Ау!» Вскрикнула от боли Самира, приземлившись спиной на каменную поверхность. Микото же пролетела из центра к самой границе круга амазонок.

Ближайшая их наблюдательниц размашистым пинком отправила девушук обратно в центр.

— Это один из знаменитых приёмов Дальнего Востока? Довольно неплохо.

Самира снова в мгновение ока разорвала с Микото дистанцию.

Девушка всё ещё лежала на спине, пытаясь отойти от последнего удара. Следующая бомбардировка атаками со стороны Самиры, казалась куда игривей, она будто пыталась подкинуть Микото ногой, как футбольный мяч.

— ГАХ!

— Ну давай, покажи ещё чего-нибудь, если умеешь!

Последний из ударов Самиры снова отправил Микото в полёт. Отскочив от земли Микото наконец вернула себе равновесие и снова оказалась на ногах.

Но в тот же самый момент её настигли безжалостные кулаки авантюристки второго ранга.

Тело Микото моталось из стороны строну, её плечи, живот и щёки получали прямые удары. Капли крови разлетались в стороны, тёмными брызгами ложась на светящиеся бледно-голубым светом камни пола. Звериная ухмылка Самиры становилась всё шире. С её точки зрения Микото была не опасней игрушки, в которой скрыта пара сюрпризов. Как только смотреть станет не на что, Самира её бросит.

Все техники оказывались бесполезны.

Мысли Микото смешались. Единственное, что явно прослеживалось в её голове это благоговейный страх перед диким, но безупречным боевым стилем Самиры.

Амазонка была ожившим, дышащим оружием. Годы опыта закалили её реакцию и инстинкты, она могла сражаться, даже не задумываясь. Каждый попадавший удар приносил нечто большее, чем простая физическая боль, все эти удары будто сокрушали гордость и уверенность Микото. Каждое падение сопровождалось хрустом.

Её талант и навыки были повержены.

Колени Микото ослабевали с каждым новым потоком атак, которые лишь указывали ей как велика разница между её способностями и способностями авантюристки второго ранга.

— Микото-сан! МИКОТО!

Крики Харухиме наконец её достигли.

— !!!

Глаза Микото будто раскрылись.

Она поднялась, свет вернулся в её взгляд.

— Ха-ха-ха-ха! Нет, серьёзно, даже не верится, что у тебя второй уровень!

Очевидно, впечатлённая тем, что Микото выдержала все её удары и снова смогла встать Самира, радостно похвалила боевой настрой девушки.

Очередной поток ударов обрушился на окровавленную, покрытую синяками Микто. Впрочем, к этому времени Микото уже оценила привычки и навыки своей противницы и защищалась от самых опасных ударов.

Она также попробовала воспользоваться другими техниками, когда ей выдавалась такая возможность. К несчастью, пепельноволосая амазонка будто ощущала опасность и всегда её избегала.

Победить как авантюристка я не могу!!!

Внутренний голос Микото вопил, в то время как её тело в последний момент избежало удара локтём, который мог бы сломать ей плечо.

До тех пор, пока они остаются в равном бою, Микото не одержать над амазонкой верх. Осознав это, Микото отбросила свою гордость, жалость и боевые приличия куда подальше.

«Слушай меня внимательно, Микото. Ниндзюцу… это грязное искусство.»

Голос Такемиказучи снова раздался в голове девушки.

«Внезапные удары, засады, ловушки… Ниндзя использует любые способы для достижения своей цели.»

Бог, которого она любила и уважала, говорил ей об этом со всей серьёзностью, на которую был способен.

«Поэтому, такой прямолинейной и честной девушке как ты, могут никогда не пригодиться искусства ниндзя.»

Несмотря на то, что Такемиказучи не горел желанием обучать девушку этим техникам, он всё равно завершил её обучение и у него была на это причина.

«Истинных ниндзя ведёт преданность. Будь то преданность повелителю, которого они обязаны защищать или преданность человеку, который им важен.»

Сказав это, Такемиказучи улыбнулся.

«Стоит кому-то дорогому оказаться в смертельной опасности, и даже такая прямолинейная и честная девушка как ты, сможет стать ниндзя легендарных масштабов.»

Преданность.

Её преданность Харухиме.

Ради её спасения любой методй!..

Последний пинок Самиры пришёлся в лоб Микото. Уже вращаясь в воздухе, девушка запустила руку в мешочек с предметами, что-то вытащила и бросила на землю.

— А… дым?!

— Дымовая бомба!

Самира и окружающие амазонки удивлённо отступили, плотная серая дымка затянула воздух.

Микото набрала подобных предметов в сокровищнице. Берберы были бы удивлены ещё больше, если бы узнали, что в бою с ними используются предметы их собственной Паствы.

Дымка окутала Микото и Самиру стоявших в самом центре арены, скрыв их от взглядов окружающих амазонок.

— Где она?!

Несколько Бербер отступили на защиту алтаря. Самира крутила глловой, в поисках Микото. Её ощущения, ощущения авантюристки второго ранга, улучшенный слух и зрение не могли отыскать девушку. Впервые её уверенность пошатнулась.

Чёрная тень появилась за её спиной мгновение спустя.

— …Попалась!

Диковатая улыбка появилась на лице амазонки, Самира высоко подпрыгнула и обрушилась на появившуюся тень.

Рефлексы не подвели амазонку, позволив ей совершить почти мгновенный удар из слепой зоны силуэта. Но когда удар поразил цель её улыбка сменилась удивлением.

— Ткань?!

Нога ударила короткое кимоно, которое носила Микото.

Техника подмены Утсусеми.

Микото появилась за спиной противницы.

— !

Она была достаточно высоко чтобы обхватить шею амазонки бёдрами.

Перекрыв амазонке зрение Микото взревела и всем телом подалась назад.

— ХААААААААА!!!

Бросок Полной Луны — Миказучи.

Ноги Самиры оторвались от земли. Её тело описало дугу в заполненном дымом воздухе, голова амазонки была зажата между коленей Микото. БАМ!!! Завершив дугу, голова амазонки коснулась каменного пола.

— ГАХ!

Звук удара разлетелся по кругу амазонок, удар был так силён, что сломал каменную плиту и погрузил в неё голову Самиры.

— Хаааа… Хааа!..

Микото пыталась отдышаться, тело Самиры обмякло за её спиной.

Это зрелище и встретило амазонок, когда дым развеялся. Никто не издал ни единого звука.

После того, как Микото использовала своё кимоно в качестве обманки, лишь утягивающая грудь ткань оберегала достоинство поднявшейся на ноги девушки. Но её боевой дух не угас, глаза Микото горели несмотря на раны и удары, которые на неё сыпались. Это вызвало у Бербер уважение.

— …Ке-ке-ке-ге-гех. Неплохой из тебя боец, ничего не скажешь.

Микото осмотрела окружающих амазонок, ожидая следующую противницу.

— Какая досаааадка.

— ?..

Микото обернулась, посмотрев на обладательницу скрипучего голоса, главу Бербер, Фрину.

На огромном лице застыла улыбка. Айша, за всё это время не произнёсшая ни слова, открыла рот, чтобы заговорить. Но, прежде чем она успела что-то произнести…

— Это не конец.

Приглушённый голос раздался сзади.

Если точнее, снизу.

— …

Холодок пробежал по спине Микото, когда она заглянула через плечо.

Обе руки загорелого тела упёрлись в землю, рядом с тем местом, в котором воткнулась голова. Мышцы напряглись, раздался громкий хлопок и амазонка вытащила себя из земли.

Амазонка быстро стряхнула грязь и обломки со своего лица, стоя на четвереньках. Закончив размахивать головой как мокрая собака Самира подскочила на ноги.

— Вот это я прочувствовала… Очень круто.

Потянув голову из стороны в сторону, до хруста шеи, Самира вернула себе свою прежнюю ухмылку.

Микото ощутила, как её дух падает в пучины отчаянья. Она использовала все варианты, использовала против амазонки всё, что могла, но у неё не получилось даже выбить противницу из колеи.

Вот что означает разница в уровне, барьер, преодолеть который очень непросто.

— Ну давай, второй раунд!

— Гаххх!

Кулак Самиры встретился с щекой Микото прежде, чем девушка успела отреагировать.

Микото нанесла удар, но этого было недостаточно. Её молочно-белая кожа была покрыта чёрными и синими разводами, повсюду были кровоподтёки. Она уже не могла сопротивляться.

— Аааа!..

Харухиме не могла на это смотреть, слёзы падали с её подбородка, пока Самира вымещала своё расстройство, используя Микото в качестве боксёрской груши.

Слушая звуки ударов, девушка-ренарт терзалась. Фрина же, наблюдала за происходящим с явным удовольствием… неожиданно, по мосту пробежала одна из Бербер, доставив послание. Амазонка сразу направилась к Фрине и прошептала что-то ей на ухо.

— Аааааа… кроличек снова ускользнул?

— Д-да.

— ГЕ-ГЕ-ГЕ-КЕ-КЕ-КЕ-КЕХ! Похоже, всевышняя Иштар не такая уж всемогущая.

Фрина не могла сдержать смех услышав о побеге. Её голос был таким громким, что избиение устроенное Самирой стало больше похоже на отдалённый шум.

Закончив снова и снова поносить свою богиню, Фрина набрала воздуха и громко крикнула.

— …Маленький Новичок, ты же всё видишь, да? Лучше поторопись, а то твоя дорогая подружка уже не выдерживает!

Ближайшие к Фрине амазонки прикрыли уши, потому что крик Фрины был подобен извержению вулкана. Глаза огромной женщины забегали от башни к башке, осматривая каждый уголок Парящего Сада.

Фрина была полностью уверена, что парень придёт спасать Харухиме сбежав от Иштар.

— …

…И она была права.

Через пять минут после Микото, Белл наконец прибежал в Парящие Сады.

Он не стал тратить время на поиски безопасного пути по мостам к зиккурату, вместо этого воспользовавшись формой здания и забравшись на самый верх по стене снаружи здания.

Белл прятался за одной из башен, окружающих Парящие Сады. Микото следовала плану, она привлекла внимание как можно большего числа амазонок, давая парню возможность уничтожить Убивающий Камень, но он просто не мог закрыть на неё глаза увидев в каком ужасающем положении находится девушка. Белл стоял неподалёку от амазонок, его кулаки были сжаты.

Я не могу этого принять! Он наконец был готов решиться. И в тот момент, когда он хотел вмешаться…

— БЕЛЛ-САН!

Крик Микото его остановил.

И не его одного. Каждая пара глаз в саду уставилась на окровавленную девушку. Микото выпрямилась во весь рост и сделала шаг вперёд. Её руки медленно поднялись и сжались в кулаки.

Крик Микото какое-то время ещё разносился эхом по саду, будто в поисках парня, который должен был быть здесь. Её глаза пылали от уверенности, она снова сошлась с Самирой лицом к лицу.

— О… Кричи, не кричи, что ты сделаешь-то?

Самира задрала ногу, направив голень в ключицу Микото. Девушка отступила, но равновесия не потеряла.

Стиснув зубы, Микото приготовилась к следующей безжалостной атаке.

— Времени почти не осталось!

Глаза девушки распахнулись, когда кулак амазонки впился ей в живот.

И действительно, излучаемый камнями голубоватый свет под ногами начал приобретать красноватый оттенок.

Алтарь в самом центре Парящих Садов также начал меняться. Светоч безумца примешанный к каменные плиты реагировал на полную луну, поднявшуюся в небесах почти вертикально, пульсируя, будто встречая давно потерянную сестру. Лучи красного цвета начали пробиваться сквозь синеву к ночному небу.

— Шара. Когда настанет время, заверши ритуал.

Глаза Фрины излучали неприязнь, она отдала приказ амазонке, стоявшей у основания алтаря.

Названная Шарой воительница кивнула, схватив церемониальный меч. Убивающий Камень светился тем же красноватым светом, лучи которого излучал алтарь.

Айша увидела приготовления и повернулась, чтобы пойти к Харухиме.

— А ты постоишь со мной.

— …

Огромный силуэт Фрины перекрыл Айше путь.

Амазонки метали друг в друга полные ненависти взгляды, а беловолосый парень, не веря своим глазам следил за шедшим неподалёку боем.

Микото продолжала получать от Самиры удар за ударом.

— …Обмани…

Прошептала Микото, её тёмно-фиолетовые глаза наполняла мрачная решимость.

— …Ожидания…

Самира наслаждалась неминуемой победой так сильно, что голос Микото даже не достиг её ушей.

— …Врагов…

После этих слов Микото замолчала.

Проскользнув мимо одного из ударов, Самиры, Микото обвила свои руки вокруг груди противницы и прижалась к ней изо всех оставшихся сил.

— Хааах?

Голос амазонки прозвучал раздражённо, когда её игрушка обняла её вместо сопротивления.

Микото не обратила внимания на это раздражение и начала читать заклинание.

Страх, могучий и изворотливый…

Самира ухмыльнулась, увидев, чем занялась девушка, крепко за неё ухватившись.

— Я поняла, знаешь, я представляю как ты себя чувствуешь. Но тебе не кажется, что заклинание начинать в такой момент это как-то, не знаю, самонадеянно?

Магия — последнее средство способное перевернуть ход битвы и обратить условия в пользу заклинателя.

Впрочем, сделанный Микото выбор в положении, в котором она оказалась разочаровал Самиру.

— Знаешь, видала я твоё заклинание на «Битве». Эффект у него серьёзный, но читать приходится целую вечность!

— ГАХ!

Локоть Самиры ударил в незащищённые рёбра Микото, амазонка попыталась показать, как бесполезны на самом деле усилия девушки.

Я призываю бога… уничтожающего всё и всех…

Этот удар не остановил Микото от чтения заклинания, она продолжала произносить его, рыча от боли.

— Хватит уже, ты мне наскучила. Может ты уже заткнёшься?

— ВААААХ!

Второй удар, третий, локоть Самиры бил сильнее с каждым разом.

Микото даже не попыталась разжать руки или уклоняться от ударов, она собирала в себе магическую энергию.

Наблюдавшие за этим жалким зрелищем амазонки или посмеивались, или разочарованно качали головами. Самира открыто наслаждалась завершением битвы, а свет каменных плит под её ногами окрашивался в красное с каждой проходящей секундой. Амазонка считала, сколько ударов выдержит висящая на ней девушка, как вдруг в её голове мелькнула мысль.

— Ээй… ты же не серьёзно…

Магическая энергия начала переполнять Микото.

Как чаша, переполненная водой, как река, которая разливается из берегов, как шторм, который становится только сильнее.

Тело девушки было уже не способно сдержать поток магической энергии, который по нему проходил.

Пусть дарует этому бренному телу… божественную мощь…

Разум Микото погружался в темноту всё дальше и дальше, но несмотря на это, её губы продолжали произносить заклинание.

«…Наблюдай за своим противником, изучи его привычки, пойми, чего он ждёт. И обмани эти ожидания. Такое мышление позволяет ниндзя побеждать.»

Голос Такемиказучи пришёл Микото на ум, когда её сознание было на грани угасания, а окровавленное тело отчаянно цеплялось за амазонку.

Божество говорило ей, что техники ниндзя не для зрелищности.

Принеси очищающий свет…

Такемиказучи во всех своих учениях пытался передать одну единственную истину:

Причину, по которой он, бог, назвал ниндзютсу грязным искусством.

«Ниндзя изучает мышление противника и действует обманом.»

Обмануть ожидания противника, нанеся удар, о котором тот даже не подозревает.

…Принеси клинок, сокрушающий зло!..

Слова Бога Битвы проносились в голове Микото, и она собирала всё больше магической энергии.

— Нет, ты не посмеешь!..

Голос Самиры сорвался, амазонку охватил страх.

Но было слишком поздно. Магическая энергия рвалась наружу.

Эта энергия проходила по её мышцам, отчаянно пытаясь найти выход.

— ОТВАЛИ!!! СЛЕЗЬ С МЕНЯ!

Микото обратила весь свой запас Разума в магическую энергию, не завершив чтение заклинания. Это вызвало цепочку реакций, ведущую к неминуемому взрыву.

Отчаянье охватило Самиру, пытавшуюся сорвать девушку со своей груди, паника читалась в налитых кровью глазах амазонки.

Рёбра Микуото ломались от ударов, но хватка не ослабла.

Даже наоборот. Несмотря на острую головную и физическую боль, которую девушка испытывала, она улыбнулась.

— Эй вы! Сорвите с меня ЭТУ ДУРУУУУУУУУ!

Сколько бы ударов не наносила Самира, как бы она моталась из стороны в сторону, она не могла вырваться и, наконец, попросила о помощи. Берберы отреагировали практически мгновенно, бросившись к амазонке, но было слишком поздно.

Магическая энергия нашла единственный выходи и начала вырываться, как пар из носика чайника.

Тело Микото стало эпицентром оглушительного взрыва, окутавшего Парящие Сады полностью.

Самира, Фрина, Айша, Берберы, Харухиме и Белл.

Глаза каждого человека на крыше распахнулись, когда их окутала бушующая магическая энергия.

Склонитесь перед клинком подавления!!!

…Ignis Fatuus.

Взрыв чистейшей магической энергии.

Искры этого взрыва отразились в ошеломлённых глазах амазонок, а мгновение спустя их настигла взрывная волна. Берберы, которые бежали на помощь оказались сбиты с ног и попадали на каменные плиты.

Подобным образом работает антимагическое Заклинание Вельфа, оно создаёт взрыв из переполняющей тело магической энергии, не используя для этого никакого другого топлива.

Подобное может случиться и по ошибке, молодые авантюристы, изучающие заклинания пытаются избежать этого эффекта любой ценой. Микото же, потеряла контроль над заклинанием намеренно, использовав этот эффект для превращения себя в живую бомбу.

Её противница думала, что заклинание просто не сработает, если не завершить его чтение. То, что девушка обратит себя в живую бомбу она не ожидала.

— ГАХ!

Взрыв отправил тело Самиры в полёт. Приземлившись, она проскользила по каменным плитам до самого края садов. Обгоревшая, истекающая кровью амазонка даже не попыталась встать после остановки. Больше половины Бербер оказалось без сознания на полу. Те, кто избежал прямого удара, Фрина, Айша и те Берберы, которым посчастливилось оказаться вне радиуса взрыва, ощутили, как их окутал поток обжигающей энергии. Даже Харухиме, прикованная к алтарю, почувствовала жар на коже.

Эхо взрыва разнеслось по огромному открытому саду.

— А.

Микото падала.

Ignis Fatuus отправил её в полёт в другую сторону от Самиры, через край Парящих садов. Пролетев по дуге, девушка устремилась к земле вниз головой.

Ветер уносил дым, исходящий от её тела. Кожа Микото была чёрной, она обгорела даже изнутри.

Она не ощущала боли, она не чувствовала вообще ничего. Глаза были затуманены, из последних остатков физических и ментальных сил девушка слышала только свист ветра в ушах.

— Белл-сан!..

Всё, что у неё оставалось девушка могла вложить только в крик.

Харухиме не услышит этот крик.

Она не сможет спасти Харухиме.

В воспоминании об этой лунной ночи ей не стать героиней Харухиме.

Глаза девушки начали закрываться. Вся печать, боль и то желание, которое она несла в себе собрались в её горле.

Как-то, не важно как.

Проклятье Харухиме.

Её обречённость.

Её слёзы, нужно стереть!

Любым способом, во что бы то ни стало!

Нужно вернуть её улыбку!

Пусть этот крик будет услышан!!!

— БЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛЛ!!!

Он сорвался с места.

Последние отзвуки взрыва ещё не развеялись, а Белл побежал так, как никто не бегал.

Он слышал.

Голос девушки, поставившей свою жизнь на кон, и мольба, которая была слышна в её голосе его достигла.

Белл выпрыгнул из своего укрытия и использовал все свои силы, каждый мускул, чтобы достичь алтаря как можно быстрее.

Он огибал амазонок, оказавшихся на его пути.

— !!!

Белл прорывался сквозь поднятую взрывом пыль так быстро, что амазонки не успевали отреагировать.

Из-за скорости, с которой он бежал, никто не успевал броситься в погоню. Белый кролик бежал прямо к алтарю. Берберы, мимо которых он проскакивал не могли даже уследить за его движениями, им оставалось лишь смотреть на след в пыли, который оставлял парень. Даже Айша не сдвинулась с места.

Никто не мог поддерживать такой же темп.

— ГЕ-ГЕ-ГЕ-КЕ-КЕ-КЕХ!

Кроме неё.

— Вот уж нет уж!

— !!!

Похожая на лягушку королева амазонок с невероятной скоростью вошла в зону видимости Белла.

На подобную реакцию способны только авантюристы высокого класса.

Она выдержала взрыв и понеслась к Беллу на полной скорости, оказавшись на его пути непроходимой стеной.

Уголки губ Фрины скривились, она изогнулась, занеся правую руку для удара.

— ВСЁ КОНЧЕНОООООООО!!!

Амазонка собрала все свои силы в одном ударе.

Белл оказался перед непростым решением, которое ему предстояло принять за одно единственное мгновение, перед ним была огромная амазонка, занёсшая руку для удара.

Налево, направо или остановиться.

Или, возможно, прыгнуть.

Белл видел кроваво-красный алтарь и девушку, прикованную к нему цепями за спиной своей огромной преграды.

Момент истины.

Рубиново-красные глаза парня блеснули.

Он опустил плечи ниже, и продолжил бежать прямо.

— ?!

Быстрее.

Осколки светящихся камней поднимались в воздух, парень начал давить на них заметно сильнее. Белл решил прорваться через стоящую перед ним стену.

Следуя своим простым мыслям, Белл столкнулся с Фриной.

Прямая атака была последней вещью, которая амазонка ожидала нанести. Её кулак сменил направление удара в самый последний момент, чтобы попасть по Беллу.

Но Беллу удалось проскочить под ударом, и он не замедлился даже когда его плечо черкнуло по обнажённому боку Фрины. БАМ! За спиной Белла кулак ударил о землю, придав парню чуть больше ускорения, оказавшись оторванным от земли парень дополнительно оттолкнулся от ноги Фрины.

— ГАХ!

Белл перелетел Фрину.

Ему удалось проскочить мимо, уклонившись от сокрушительной атаки.

Оставив удивлённую амазонку за спиной, парень приземлился прямо у основания алтаря.

— ШАРА! ПРОТКНИ ДЕВКУ СЕЙЧАС ЖЕ!!!

Крик Фрины ударил по Амазонке будто наковальня. Но она сделала то, что было приказано и занесла над ренартом меч.

Клинок был направлен вниз, прямо к груди Харухиме. Луна оказалась почти в идеальной позиции, алтарь пульсировал красным светом, будто бьющееся сердце.

Харухиме сидела неподвижно, её взгляд был прикован к Убивающему Камню, в это время парень коснулся ногами земли.

Его приземление было неловким, он едва устоял на ногах. Выправив одну ногу, потом вторую, парень подпрыгнул.

— ААААААААААААААААААААААААА!!!

Белл запустил себя вверх как стрелу, выпущенную из натянутого до предела лука.

Пустой взгляд зелёных глаз. Занесённый церемониальный меч. Пульсирующий красным светом Убивающий Камень.

Впившись взглядом в камень, Белл вытащил Кинжал Гестии из ножен.

Амазонка, исполнявшая ритуал, оказалась к парню спиной, Белл не стал медлить.

Чёрно-фиолетовый развод рассёк воздух, Белл схватил руку Амазонки-стражницы.

— ЯЯЯЯЯЯЯХХХХХХ!!!

Кончик чёрного лезвия кинжала пронзил кроваво-красный кристалл, разбив его на мелкие кусочки.

Части кристалла посыпались на каменные плиты, а крик амазонки пронёсся в ночной тьме.

Харухиме видела всё будто в замедленной съёмке. Амазонка, сбитая с ног, клинок, который падает к её коленям и беловолосый парень, который пролетает над её головой и врезается в одну из колонн, ломая её и укатываясь дальше, к краю Парящих Садов.

Наконец, последние из осколков Убивающего Камня оказались на земле.

Наполнявший его зловещий красноватый свет блеснул в последний раз и совсем погас.

— Гахххх!..

Кожа Белла обнажилась в нескольких местах, пока он катился каменным плитам Парящего Сада. Колени, локти и ладони парня начали кровоточить, их покрыли ссадины, парень снова поднялся на ноги.

Кроваво-красный свет, который поглощал сад считанные секунды назад снова начал уступать место бледно-голубоватому свечению. Свет алтаря начал бледнеть, потому что Белл случайно разрушил одну из фокусирующих на нём лунный свет колонн. Яркий и искрящийся свет, поднимающийся от алтаря мгновения назад будто, испарился.

Переведя дыхание Белл вернул кинжал в ножны. Топот множества босых ног по каменным плитам окружил его за считанные секунды.

Разъярённые лица больше, чем пятидесяти Амазонок встретили взгляд Белла, когда парень наконец поднял голову. Он оказался окружён.

Если точнее, амазонки встали полукругом, отрезав ему возможные пути к отступлению, зажав парня у внешней стены.

— Что же, у тебя получилоооооось!..

Огромная амазонка вышла из полукруга, топая по полу так, что его сотрясало.

В своей мясистой руке она держала Харухиме, насильно вырванную из цепей.

Золотые волосы ренарта были сжаты в кулаке амазонки, Фрина грубо выставила девушку за волосы перед собой. Тело Белла дёрнулось, он был готов броситься на помощь. Но множество яростных взглядов амазонок, готовых последовать любому приказу Фрины заставил его остановиться.

— Ну подожди, пока я до тебя доберусь, мелкий!..

— А!..

Фрина швырнула Харухиме на землю, глаза амазонки налились кровью от ярости.

— Харухиме! — вскрикнул Белл, увидев, как девушка летит на землю. Но его крик прервал громкий голос Фрины.

— Как ты собираешься платить за то, что сломал наш Убивающий Камень?

Мощь голоса заставила Белла отступить, мурашки покрыли его кожу.

Убивающий камень разбит. Взгляд на потемневшие осколки, валяющиеся на земле лишь, злил амазонок ещё сильнее.

Белл только что оборвал ритуал на подготовку которого ушли годы.

Дым всё ещё поднимался от того места, на котором Микото использовала Ignis Fatuus, куски колонны, которую Белл сломал своим телом были раскиданы на полу. По крайней мере пятьдесят Бербер лежали на земле без движения, едва ли в лучшем состоянии, чем трупы. В этом сражении они участия не примут.

Белл осмотрел окружающих его амазонок и его взгляд остановился на Айше. Он не мог прочесть выражение, которое было на её лице. Отведя от неё взгляд, Белл снова повернулся к Фрине.

— И ты всего лишь на время нас замедлил!..

— …

Мышцы на лице Белла напряглись, он будто начал сжиматься под ледяным взглядом Фрины.

Это было правдой. Все его усилия лишь отсрочили неизбежное.

Поэтому ему было нечего праздновать. Паства Иштар может получить новый Убивающий Камень.

Уничтожив камень, Белл, как и Айша лишь выиграл немного времени.

Это не конец.

…Чтобы защитить Харухиме…

Чтобы спасти девушку, лежащую у ног Фрины…

Остаётся только обеспечить её освобождение от богини, которая всё это затеяла.

— …Пожалуйста, отпустите мисс Харухиме.

Переборов страх, Белл высказал просьбу окружившим его амазонкам.

Кто-то хмыкнул, кто-то сжал кулаки; Берберы были не в настроение это выслушивать. Зелёные глаза Харухиме были наполнены слезами, когда она подняла голову и посмотрела на парня, лёжа в тени огромной амазонки.

Айша нахмурилась, единственным явно слышимым ответом парню послужил скрипучий смех Фрины.

— ГЕ-ГЕ-ГЕ-КЕ-КЕ-КЕХ! А ты шутник, Маленький Новичок!

Огромные глаза амазонки пронзительно уставились на беловолосого парня.

— Спустись на землю малявка! Что ты о себе возомнил?

— Ааааа!..

Фрина снова схватила Харухиме за волосы и поставила на ноги. Похожая на лягушку амазонка склонилась к лицу своей пленницы. Подбородок Фрины скрылся за плечом Харухиме и она заговорила.

— Это наш инструмент! С её помощью мы размажем Фрею! А такому как ты вообще не стоит совать свой нос!!!

Амазонки слишком сильно жаждали войны с самой могущественной Паствой Города-Лабиринта чтобы отпустить силу Харухиме.

Белл не мог вынести выражение боли на лице Харухиме и хотел повторить своё требование, но Фрина не закончила свою речь.

— Думаешь, почему этой бесполезной твари сохраняли жизнь, такой бесполезной, что она даже будучи шлюхой ничего не заработала?.. Она обязана использовать своё тело чтобы вернуть нам должок!

— …

— Разве я не права, Харухиме? Скажи ему как обстоят дела на самом деле.

Тело Харухиме вздрогнуло. Губы амазонки что-то нашептали ей на ухо, а выражение на её лице напоминало выражение шеф повара, увидевшего крысу на своей кухне.

Освободившись от хватки Фрины Харухиме посмотрела Беллу в глаза.

— Кранелл-сама…

Девушка прижала руки к груди, она так и осталась на расстоянии вытянутой руки от Фрины. По глазам Харухиме можно было увидеть, что в её голове проносится целый поток эмоций.

— Пожалуйста, уходите… я в порядке…

— …

— Оставьте меня… умоляю вас, больше не тревожьтесь о моём положении.

Голос Харухиме дрожал от страха перед Иштар и окружающими амазонками. Белл видел, как девушка прятала взгляд, будто пытаясь скрыться от злобных ухмылок окружающих амазонок.

Не сводя взгляд с девушки-ренарта Белл заговорил.

— Истории о героях.

— Что?..

— Я принял решение вспоминая о героях, о которых мы разговаривали.

Харухиме удивлённо подняла голосу. Голос Белла не дрогнул ни на мгновенье, он продолжил.

— Я решил тебя спасти.

— Что вы хотите сказать?..

— Спасти тебя и доказать, что ты была не права… Такое решение я принял.

…Ни один герой никогда не придёт ради такого низкого человека как я.

…Проститутки пятнают героев.

Белл заявил, что он прошёл через всё чтобы опровергнуть слова, сказанные Харухиме в ту ночь, в районе красных фонарей.

Харухиме пошатнулась, а Белл говорил всё уверенней с каждым произнесённым словом.

— Герои которыми мы с тобой восхищались, они не такие!

Сила в голосе Белла привлекла всеобщее внимание. Айша и Фрина моргали, Берберы переминались с ноги на ногу, а Харухиме стояла в поражённом молчании.

— Пятнает ли героя проститутка или нет, для настоящего героя это не важно!

— Э-это не правда…

— Герой будет сражаться, сколько ужасающих и могучих врагов не стояло бы на его пути!

— Так быть не может…

— Те, кем я восхищаюсь, герои, на которых я хочу походить защищали бы тебя до самого конца!

— !

Белл сказал своё слово.

Парень боролся со страхом, волнением и стыдом, говоря именно то, чего он хотел с той самой ночи, так громко, чтобы слышали все окружающие.

Он протянул руку желая вытащить Харухиме, как сделали бы герои, которыми они восхищались.

На самом деле, слова Белла наконец достигли девшки. Его протянутая рука отразилась в её зелёных глаза. Харухиме затряслась.

— Ке-ке-ке-ге-ге-гех! Этот малец возомнил себя героооойчком!

Белл не обратил внимания на смешки Фрины, его глаза пылали от решимости, которую он ощущал сердцем.

Мощный взгляд парня испугал Харухиме. Она обхватила себя руками и начала мотать головой.

— Я… Я проститутка!

Она выкрикнула эти слова, будто заявляя, что это клеймо стало её судьбой.

— Я не хочу становиться тебе обузой! Я испорчена, я ничего не достойна!

Белл гордо поднял голову, взглянув на девушку со злостью.

— Тебе не кажется, что мы ничего бы не делали, если бы ты была этого недостойна!

— !..

Впервые Харухиме услышала в голосе парня злость. Но он не закончил.

— Стать посмешищем, стать человеком, над которым будут смеяться и в которого будут тыкать пальцами не стыдно.

Слова его деда.

Они укоренились в сердце парня. И сейчас он обрушил силу этих слов на Харухиме.

— Самая постыдная вещь — это стоять перед сложным выбором не в силах принять решение, которое считаешь правильным!

Глаза ренарта округлились.

— Я так и не услышал, чего ты хочешь!

Слова Белла, и его рука стали ещё ближе. Он крикнул:

— Я хочу узнать какая ты на самом деле!

Голос Парня разнёсся далеко за пределы Парящего Сада, казалось, будто он устремился к полной луне, будто подхваченный ветром, задувшем с новой стороны.

Амазонки стояли в молчании. Харухиме посмотрела Беллу в глаза.

Кап. Слеза скатилась по щеке девушки и упала с подбородка.

— …Харухимееееее.

Новый звук.

Угрожающий голос Фрины прямо у уха девушки.

Плечи Харухиме дёрнулись. Бросив на парня ещё один взгляд, она уставилась в пол.

Её тело, волосы и хвост тряслись.

Её губы открылись.

…Расти.

Она начала читать заклинание.

— ГЕ-ГЕ-ГЕ-КЕ-КЕ-КЕХ! Вот тааааак девочка моя!

Смех Фрины был наполнен радостью. Несмотря на крики парня, девушка начала читать заклинание, так ему и не ответив.

— Мисс Харухиме!..

Лицо Белла скривилось от удивления, а Харухиме закрыла глаза и продолжила чтение заклинения.

Эта мощь и этот сосуд. Охвати богатство, охвати желания. До звона колокола принеси славу и наваждение.

Она прикоснулась к своей груди, будто пытаясь вытащить нечто неосязаемое. Голос ренарта становился громче.

— Называйся героем или нет, это ни к чему тебя не приведёт. Ге-ге-ге-ке-ке-кех! И сейчас я покажу почему!

Произносимые нараспев слова Харухиме разносились по саду, в этот момент две берберы поднесли Фрине огромный боевой топор.

Остальные амазонки также взялись за оружие. Клинки были обнажены, полукруг начал сжиматься.

— …Расти.

Звон металла и топот ног по камням вихрем охватили сад. Клинки Бербер и их мускулы блестели в лунном свете.

Из всех Бербер лишь Айша не сводила с Харухиме взгляда. Только она заметила, что в потоке магической энергии исходящей от светловолосой девушки-лисы творится нечто странное.

Заключи подношения богов в этом теле. Пусть прольётся на него золотой свет. В молот и в землю, да благоволит тебе счастливый случай.

Энергия заклинания девушки огибала членов её Паствы, она направилась к груди беловолосого парня, окружая его.

— Кто-нибудь, остановите Харухиме!

В тот момент, когда испуганный крик Айшы услышали её союзницы…

Над головой Белла возник магический круг, осыпая его тело искрами белого света, будто из фонтана.

Белл удивлённо огляделся. Он ничего не понимал, пока не взглянул наверх и не увидел столп света, нет, не столп, а молот прямо над своей головой.

Он ощутил теплоту этого света своей кожей. Парень взглянул на девушку-ренарта, по её щекам текли слёзы, но она улыбалась.

…Расти.

Берберы наконец осознали, что происходит и прыгнули на Харухиме, но не успели вовремя.

Потому что в этот самый момент девушка успела завершить заклинание.

— Uchide no Kozuchi.

Молот обрушился вниз, окружив тело Белла ярким светом.

Этот свет заполнил его тело и дух чистой мощью, будто прилив адреналина.

Искры, которые его осыпали проявились участками света на его коже.

— ААААААААААААААААААААААА?!

Берберы отбросили осторожность и бросились в бой.

Одна из них, оказавшись прямо перед Беллом замахнулась на него широким мечом. Её оружие отразилось в глазах парня, который, неожиданно для себя, схватил его за рукоять.

— А?

Он сделал шаг с пути клинка и спокойно направил амазонку дальше.

Подставив её ногу и толкнув её свободной рукой Белл, вынудил её сделать широкий взмах оружием. Ближайшие Берберы оказались отброшены.

— ГАХ!

Пять амазонок оказалось на земле, а Белл положил вторую рука на рукоять меча, который оказался в его распоряжении.

В этот самый момент парень осознал, что искры света, который появляются из его тела выглядят точно так же, как исходящие от Айши во время их схватки в Подземелье. Для него наконец всё сложилось в единую картину.

Заклинание Харухиме, «Uchide no Kozuchi».

Оно временно дарует цели поднятие уровня.

Пока активна эта магия, её цель обладает характеристиками на один уровень выше, чем есть на самом деле. По этой причине Иштар сохраняла существование Харухиме в тайне, вот почему она назвала девушку козырной картой в битве с Паствой Фреи.

Вот почему Иштар была так самодовольна; в её распоряжении была одна из самых сильных возможных чар, что она тщательно скрывала.

Причина, по которой Фрина и другие Берберы отказывались отпускать девушку заключалась в редком заклинании, обладающем такой мощью, которая могли бы даже запретить. То, что парню говорила Эйна в Гильдии, то, как Айша неожиданно ускорилась и стала сильнее, то, что Иштар называла Харухиме своим козырем, всё это обретало смысл.

Фрина и Берберы застыли на месте. Никто не остановил Харухиме и её сила, сила её магии вошла в Белла. Белл ощутил эту силу, принял как свою и был готов её использовать.

— ПРИКОНЧИТЬ МЕРЗАВЦА!

Берберы с боевыми кличами ринулись на Белла, но тот был готов драться с ними лицом к лицу.

— ФАХХХХ!!!

Один взмах широкого меча отправил несколько амазонок-воительниц в воздух. Они вскрикнули, и покатились, кубарем жёстко приземлившись на каменную поверхность сада.

Удары Белла были для них слишком быстрыми. Широкий меч одновременно стал непреодолимой стеной, которую амазонки не могли пробить и оружием, которое они не могли отразить. Искры взлетали в воздух, присоединяясь к частичкам света, окружающим Белла, а у ног парня падало всё больше Бербер. У амазонок второго уровня не было ни единого шанса против ударов парня, даже амазонки третеьго уровня, которые должны были сражаться с ним наравне разлетались как клочки бумаги.

Харухиме даровала парню способности авантюриста четвёртого уровня, и он использовал их не сдерживаясь.

— Х-ХАРУХИМЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ!

— ВАХ!

Фрина взревела, увидев сражение в одну сторону, разворачивающееся на её глазах.

Золотые волосы ренарта привлекли её внимание, Фрина подошла к девушке, взяла её за шею и оторвала от земли.

— Ты нас предала! Разбей заклинание бесполезная шлюха! Разбей сейчас же!

Как только Uchide no Kozuchi еначинает работать, его эффект может быть прерван заклинателем или развеяться со времени. Даже если Харухиме потеряет сознание, или с ней случится что-то ещё, заклинание не прекратится. Фрина решила запугать девушку-ренарта, но та не поддалась.

Харухиме закрыла глаза, её шея была зажата мускулистыми пальцами. Мокрые от слёз щёки девушки блестели в лунном свете.

Пытаясь оставаться в сознании, она почти шептала дрожащими губами.

— Я не хочу больше никогда продавать своё тело!..

Она наконец начала говорить, скромная девушка начала говорить то, чего её хочется.

— Я не хочу больше никогда ни на кого охотиться!..

Запуганная амазонками, этим миром, хрупкая девушка-ренарт собрала всю свою волю, каждое желание, каждое сожаление которое она хранила в сердце.

— Я не хочу умирать!..

Последими были всего два слова.

— Спаси меня!..

Она попросила о помощи.

Каким бы слабым ни был её голос, Белл её услышал. Его глаза тут же уставились на Харухиме.

Прорвавшись сквозь орду амазонок, он как пушечное ядро налетел на Фрину.

— Че?!

— АААААААААА!!!

Огромная амазонка едва успела поднять свою секиру чтобы заблокировать клинок. Однако, удар отбросил её к центру сада.

Она отпустила Харухиме уже в полёте, беспомощная девушка оказалась в воздухе. Белл бросился её ловить, но его опередила одна из теней.

— М-мисс Айша!..

— …

Длинные чёрные волосы амазонки-воительницы танцевали в поднявшемся ветре, она держала на руках потерявшую сознание Харухиме. Она, не моргая, уставилась на Белла.

Мгновение спустя, она отпрыгнула, давая пространство для атаки подоспевшим Берберам.

— К-кровь?!

Белл пытался преследовать Айшу, но в этот раз Берберы не позволяли ему пройти, встав настоящей стеной. В это время, Фрина поднялась на ноги и ощутила нечто необычное на своём лице.

Клинок её секиры впился в её собственную щёку. Атака Белла её ранила. Медленно ухватившись за рану своими толстыми, дрожащими пальцами она не могла поверить в случившееся.

— Моё прекрасное лицо… КРОВОТОЧИТ?!

Крик амазонки был подобен извержению вулкана.

— А НУ ВСЕ ПШЛИ С ДОРОГИ!!!

Она понеслась на беловолосого парня как шар для боулинга, сносящий Бербер со своего пути. Белл на мгновение застыл, заметив, как тела амазонок разлетаются из стороны в сторону.

Огромная секира и широкий меч столкнулись, подняв целый сноп искр.

— !..

— Я проявляла к тебе слабость, но больше не буду! СЕЙЧАС ТЫ СДОХНЕШЬ!

Подпитываемая чистейшей яростью амазонка нанесла удар, который отправил Белла в полёт.

Приземлившись у стены одной из башен Парящих Садов, Белл едва успел подняться на ноги перед очередной атакой Фрины.

— А-Айша, что нам делать? Эти двое почти покинули сады!

— Снова жаба… потерялась в своей ярости.

Фрина почти загнала Белла на мост, столкновения их оружий высекали целые снопы искр. Если так продолжится и дальше, бой перейдёт в главную башню, прежде чем Берберы успеют их нагнать. Молодая амазонка подбежала к Айше за распоряжениями.

Айша какое-то время наблюдала за битвой, а потом взглянула на голову Харухиме покоящуюся на её груди.

Следы слёз всё ещё виднелись на лице потерявшей сознание девушки-ренарта. Айша прикрыла глаза.

После этого амазонка бережно уложила девушку, впервые попросившую о помощи на каменный пол, и поднялась.

И в тот момент, когда она хотела собрать оставшихся Бербер и приказать им присоединиться к битве, раздался взрыв.

— Что это было?..

Обернувшись, в поисках источника, Айша подбежала к краю Парящих Садов и осмотрела район удовольствий.

— Сударь Вельф, взрыв, который только что раздался!..

Гестия и её Паства увидели вспышку света на вершине зиккурата, пробегая по заполненной борделями улице района наслаждений.

Звук и цвет пламени был очень знаком Лили, поскольку она не раз видела подобные взрывы раньше. Она ускорилась, чтобы поравняться с Вельфом, бегущим впереди.

— Ignis Fatuus!..

Тихонько произнёс Вельф. Он тоже знал последствия выхода магической энергии из-под контроля, поскольку сам не раз становился тому причиной.

Кто-то или что-то обладающее магической энергией оказалось в ужасающим положении, вызвав Ignis Fatuus на вершине одной из башен дворца.

Гестия даже не стала говорить, что Белл и Микото должны были так оказаться. Вся группа тут же направилась прямо к Белит Бабил.

— Стойте на месте, вторженцы!

— Тц, и снова!..

Очередная группа амазонок возникла на их пути по третьему району Орарио.

Оука раздражённо сплюнул, поскольку с прошлой встречи они едва успели пройти несколько десятков метров. Несмотря на это, мужчина поднял свой топор.

— К счастью, эти противники недостаточно сильны, чтобы нас сдержать!

— Да, силы они слишком сильно рассредоточили!..

Лили стреляла из арбалета, отвлекая ближайших амазонок. Чигуса озвучила своё наблюдение, бросаясь в бой с копьём.

Силы Паствы Иштар были разделены между защитой Ритуала Убивающего Камня и поимкой Белла. Уличные патрули сейчас были не в приоритете и в них назначали слабейших из Бербер. Вскоре Вельф и Оука пробились сквозь амазонок, едва получивших второй уровень и зверолюдей первого уровня, отправленных им в поддержку. Медленно, но уверенно, уличный патруль оказался отброшен.

Благодаря антимагическому заклинанию Вельфа и невероятной эффективной командной работе Паствы Такемиказучи, им удавалось довольно быстро пробиваться сквозь ряды врагов.

— Можем мы кое-что прояснить?

Такемиказучи обратился к Гестии, оба божества были позади своих последователей. Богиня, ответила молчанием, погрузившись в глубокие размышления.

Почему… почему до такого дошло?..

«Битва» с Аполлоном только-только завершилась. Почему Белла хотят заполучить столько богов?

Разумеется, его быстрое развитие могло привлечь внимание… но в этом ли причина?

Вельф и остальные бросились навстречу очередной волне врагов, а Гестия снова и снова обдумывала все произошедшие события.

— А ну с дороги! — прикрикнул красноволосый парень на амазонок, перекрывших путь дальше…

БА-БАХ!

— А?..

Гестия, Лили, Вельф и Паства Такемиказучи пришлось повернуть головы и заглянуть назад, на звук взрыва.

Они увидели столп пламени, поднявшийся где-то в районе удовольствий. Языки пламени устремлялись ввысь, будто пытаясь дотянуться до облаков.

Этот взрыв привлёк внимание Айши в Парящих Садах. На несколько секунд воцарилась тишина, а потом… БАМ, БАХ, БА-БАХ!

Всё больше и больше взрывов накрывало район удовольствий, нет, не только его, весь третий район Орарио.

Первые крики достигли ушей авантюристов.

— Что происходит?!

Иштар лично присоединилась к охоте на Белла в главном дворце, и в этот момент до неё донеслись звуки взрывов. Она потребовала доклада.

Поскольку её верного слуги рядом не было, она обратилась к первому члену своей Паствы, который попался ей на глаза. Беднягу прошиб пот, он рухнул на колени отчаянно пытаясь сложить слова вместе.

— К-какие-то вторженцы атаковали Район Удовольствий!..

— Атаковали?..

На мгновенье замерев от шока Иштар бросилась в зал к ближайшему балкону, с которого она смогла бы осмотреть район удовольствий. Волна горячего воздуха встретила вышедшую наружу богиню.

От состояния, в котором находились её владения у богини отвисла челюсть.

Громкий шум, вспышки света, крики и оглушительные взрывы доносились из каждого уголка Ночного Района, залитого заревом и лунным светом.

Множество силуэтов людей продвигались по улицам, её улицам, под прикрытием тьмы и дыма. Тени вторгшейся армии авантюристов, расползающейся во всех направлениях и новые взрывы, расползающиеся по улицам, заставили богиню потерять дар речи.

Её Паства подверглась осаде.

Вторгшиеся авантюристы быстро двигались между борделями. Члены её Паствы становились жертвами мечей, заклинаний и магического оружия. Иштар видела всё с высоты.

Что это, что происходит?! Разум богини метался в поисках ответа, а костяшки пальцев, впившихся в перила, побелели.

Её голос дрожал, она смотрела как пламя войны поглощает район удовольствий.

— Ч-что? Ни у кого нет причин!..

Она великая и могучая Иштар, глава одной из самых устрашающих Паств Орарио, Паствы Иштар.

Кто мог выставить против неё такое огромное войско, да так, что об этом не прошло ни одного слуха, просто по щелчку пальцев? Кто мог начать войну против того могущества, которым она обладает? Вот куда потянулись все размышления богини.

Её лицо побледнело.

— Нет… Не может быть?..

— ВРАГИ НАПАЛИ!

— ЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭ!

Крики и визги разносились между зданий района удовольствий.

Лунный свет и попадающиеся лампы с магическими камнями бросали свет на золотую печать с изображением голой воительницы в профиль, символ Паствы Иштар.

Этот символ можно было увидеть на разбросанных по улицам оружии и броне. Стальная вспышка и очередная Бербера оказалась на коленях, баклер слетел с её руки и покатился по улице, упав так, что эмблема оказалась обращена к небу.

Их побеждали числом. Эльфы, дворфы, зверолюди, полурослики, амазонки, эльфы, полулюди и люди воины заполонили район удовольствий. Они занимали ключевые точки, сбрасывали зажигательные бочки на улицы, продвигаясь по крышам и пресекая сопротивление Бербер с жестокой эффективностью. Вторгшиеся мужчины и женщины даже не пытались скрыть свои лица, наоборот. Каждый из них обладал прекрасными чертами, которые и привлекли внимание их богини и которые были предметом их гордости. Они обладали силой, которую без малейшего замешательства или промедления были готовы предоставить своей богине. Эльфийка, копьё которой изгибалось, будто было жидким, зверочеловек, повелевающий магической энергией взмахами ладоней, дворф, который держал в руках такой огромный боевой молот, что мог бы скрыться в его тени, каждый из нападавших не оказывал ни малейшей пощады сопротивлявшимся.

Орда небоевых членов и проституток бежала со всех ног от этого сокрушительного нападения. Посетители, которых случайно застали без штанов сжимались от страха, но авантюристы не обращали на них совершенно никакого внимания, обращая своё оружие только против те, кто мешал их продвижению.

— Э-Эйна? ЭЙНА! У больших проблем, нет, у нас ОЧЕНЬ БОЛЬШИЕ ПРОБЛЕМЫ!

…Нападение можно было увидеть из главного отделения Гильдии, расположенного на к северно-западу от Района Удовольствий.

Эйна подпрыгнула, голос одной из её коллег, донёсшийся из сада застал полуэльфийку врасплох. Вскочив из-за стола, она бросилась на улицу, но она не была готова к зрелищу, которое её ожидало.

Присоединившись к остальным работникам Гильдии, собравшимся в небольшом садике перед зданием, Эйна посмотрела на отблески магического света, густой дым и оранжеватое зарево на юго-востоке.

— В том направлении район удовольствий?.. Неужели… Белит Бабил горит?!

Эйна нервно нашла в толпе своих коллег Мишу и двинулась к ней быстрыми шагами. Остановившись рядом, Эйна уставилась своими изумрудно-зелёными глазами на пламя, которым полыхал один из районов Орарио.

— Очередная стычка? Какая Паства достаточно сильна чтобы напасть на Всевышнюю Иштар?

Эйна озвучила свои мысли вслух, не в силах сдержать свои опасения.

Догадка поразила её будто электрический заряд.

— Не может быть…

— Не может быть…

Живушие в Орарио божества наблюдали за пламенем, поднимающися с юго-востока.

— Да ладно…

Некоторые наблюдали за ним из своих домов, другие забирались на крыши высоких зданий чтобы рассмотреть происходящее получше.

— Она не стала бы…

Из торгового района, ремесленных областей, жилых районов божества, молодые и старые наблюдали за войной.

— Неужели напал… Ганеша?

Божественные создания гадали, как это делала Эйна. Красноглазая богиня наблюдала за заревом с самой высокой башни своего дома, Сумеречного Поместья. Щели её глаз были приоткрыты шире обычного, Локи присматривалась к суматохе, творящейся на другой стороне города.

Окна внизу распахнулись, в них, один за другим, показывались лица её последователей. Они перекрикивались, пытаясь понять, что происходит. Локи прошептала себе под нос.

— Похоже… Фрея?

От этой мысли Локи прищёлкнула языком, её красные глаза распахнулись ещё шире.

— Пустоголовая наконец начала действовать…

Тук-тук. Тук-тук.

Каблуки стучали по камням улицы, на которой лишь отдалённо слышались крики.

Тела павших амазонок лежали на земле, их лица освещало пламя, которым пылали здания. Несмотря на это, её красота осталась незапятнанная, она была будто алмаз, прошедший огранку.

Её воины расчищали путь, богиня продвигалась по Району Удовольствий быстрым шагом.

— Район удовольствий под нашим контролем.

— Группа Оттара уже достигла дворца.

Мужчина и женщина, появились с обеих сторон от богини, подстроившись под её скорость. Бросив «Вот как», Фрея продолжила шагать, даже не обратив внимания на доставивших ей сообщение людей.

Вторжение не встретило практически никакого сопротивления. Армия пришла с севера, никто из бойцов не подвергал сомнениям волю своей богини.

— Вы можете идти вперёд. Тот парень должен быть там.

Немигающие серебряные глаза богини смотрели только на цель: поблёскивающую позолотой башню вдалеке.

Первый взрыв дал понять, где находится Белл не только Гестии и Такемиказучи. Он также указал Фрее, куда ей идти.

— Но Миледи, ваш эскорт…

— В нём нет необходимости.

Фрея не стала даже выслушивать возражения своих последователей.

— Устраните всех, кто встанет на вашем пути.

И найдите мальчишку. Таков был её приказ.

Сопровождающие кивнули и оставили богиню. Фрея начала ускорять шаг.

Её прямые серебряные волосы покачивал ветер. Звуки битвы не прекращались. Окружаемая ударами оружия, криками и рёвом пламени богиня продолжала идти посреди улицы, к тому, что осталось от главных ворот Белит Бабили.

Пройдя мимо кратера, усыпанного кусками оружия и стали, разбросанными по земле, Фрея ощутила кожей остатки магической энергии. Оказавшись у ворот, она бросила взгляд вверх.

Её серебряные глаза заметили богиню с бронзовой кожей, злобно смотревшую на неё аметистовыми глазами с балкона.

Фрея вернула любезность таким злобным взглядом, который мог бы сбить в полёте орла и ледяной улыбкой.

Лицо Богини Красоты на балконе приобрело мертвенно-бледный оттенок.

…За считанные секунды до вторжения Паствы Фреи.

— …

Огромный зверочеловек, носящий титул повелителя битв держит на руках хрупкую девушку.

Лента, державшая чёрные волосы девушки в хвосте, давно исчезла, поэтому сейчас её волосы трепал ветер. Она падала с вершины зиккурата, стоявшего рядом с дворцом. Мужчина вовремя увидел это падение и успел подхватить её до того, как она упала на землю.

— …Пожертвовала собой ради защиты своих товарищей, да?

Ожоги, характерные только для Ignis Fatuus поведали Оттару о судьбе молодой девушки.

Она лежала в его объятьях неподвижно, с закрытыми глазами.

Действия девушки вызвали у повелителя битв уважение. Он бережно уложил её на землю и, достав эликсир из своей сумки для предметов осторожно вылил его на кожу девушки.

Девушка была на грани смерти из-за множества серьёзных ранений и падения, но действие эликсира начало исцелять её практически мгновенно. К ней снова вернулась жизнь.

— Эй, Оттар. Хватит время терять.

— Не трать его на эту девчонку. — коточеловек, Аллен, возник за спиной Оттара. Взглянув ледяным взглядом на своего союзника, он прошёл мимо, покручивая в руке копьё.

Четыре фигуры, высотой около ста двадцати сантиметров следовали за ним будто тени, четверо полуросликов. Ещё две пары глаз виднелись во тьме неподалёку, они принадлежали эльфу и тёмному эльфу.

— Мы предупредим тебя всего один раз, Оттар.

— Парень, который привлёк её внимание, Белл Кранелл, нам он не нравится.

— Мы последуем воле богини и устраним все угрозы.

— Но ему помогать мы отказываемся.

— …Действуйте как считаете нужным.

Чтеверо полуросликов без малейшего страха выразили своё мнение командиру Паствы. Остальные трое не сказали ничего, но их молчание указывало что они разделяют это мнение.

Выражение лица Оттара осталось непоколебимым, несмотря на открытое неподчинение его союзников. Впрочем, зверочеловеку всё равно пришлось подвести черту.

— Богиня Иштар не должна уйти. Перекройте выходы.

— Что с теми, кто окажется у нас на пути*

— Устраняйте.

Тон Оттара остался холодным и собранным, он повёл группу, состоящую из семи авантюристов к золотому дворцу.

Сильнейшая боевая группа Орариро, состоящая из сильнейших авантюристов вошла в Велит Бабили.

Ревущее пламя освещало улицы Района Удовольствий вместо сломанных ламп с магическими камнями.

Пламя помогало напавшим авантюристов изолировать третий район, оставляя всё происходящее внутри. Зрелищу, очень сильно походившему на падение гордой цитадели. Всё больше взрывов звучало вдалеке, указывая на то, что битва ещё не окончена.

Из всех просторных районов Орарио тот, что был отведён распутности и осуществлению желаний полыхал в свете полной луны.

— Кто бы мог подумать, что до такого дойдёт…

Одетый как щёголь бог стоял на юго-восточной части городской стены, огибающей всё Орарио. Он прислонился к бойницам, рассматривая бойню.

Шляпа с пером плотно сидела на его голове, Гермес перевёл взгляд на очередной разгорающийся очаг пламени, Асфи стояла от него в нескольких шагах.

— Тем, кто рассказала Иштар о Белле в первую очередь был… именно я…

Слова слетели с губ Гермеса, его глаза снова охватили некогда процветающий район.

Оранжевые волосы трепал налетающий с ветром жар, огни отражались в оранжевых глазах. Дыхание бога было частым, будто он пытался сдержать слёзы.

— Я причина всего произошедшего… Аааа, что за острое чувство вины пронзает мою грудь?..

Гермес распахнул руки и потряс ими, будто пытаясь очиститься. После этого он сложил руки на груди.

Его последовательница, впилась в спину божества ледяным взглядом через свои очки.

Она вздохнула, и в тот же момент волна от очередного сильного до них дошла.

— Итак, что из этого прошло согласно плану?

Гермес поднял голову и бросил взгляд через плечо. Уголки его губ скривились в улыбке, которую ни с чем не спутаешь.

Раскаянье божества будто испарилось. Отбросив своё актёрство, Гермес повернулся к Асфи, чтобы дать ей ответ.

— Во-первых, я не хотел, чтобы произошла война подобного масштаба. Мне просто казалось, что если пустить искорку, может случиться что-нибудь интересное… Вот и всё.

Глаза Асфи блеснули, явный признак того, что девушка решила держать своё мнение при себе.

Гермес лишь посеял семена.

Он всего лишь сказал Иштар о Белле во время допроса.

Он всего лишь предупредил Фрею из беспокойства о безопасности Белла.

Так всё и было. Маленькие семена привели к развернувшемуся сражению.

Гермес снова повернулся чтобы посмотреть на бои в свете луны и огненном зареве.

— Не могу сказать, что они танцевали под мою дудочку. Это превосходит все мои ожидания. Зависть Иштар куда сильнее, чем я ожидал, а Всевышняя Фрея привязана к нему гораздо сильнее, чем я думал.

Он понятия не имел что его слова приведут к такому взрыву и так быстро.

Улыбка на лице Гермеса становилась шире с каждым словом.

— Что же, даже у лучших не всегда всё под контролем, знаешь ли. Нет ничего страшнее завистливых богинь, правда, Асфи?

— …

Голос бога был наполнен восторгом, Асфи лишь продолжала смотреть на его затылок, не говоря ни слова.

— Впрочем, сейчас важнее всего… что доброта Белла превзошла даже самые смелые мои фантазии.

Он намекнул Беллу лишь о существовании Убивающего Камня.

Белл понял всё остальное самостоятельно без каких-либо подсказок.

Скорее всего, Фрея не организовала бы нападение если бы Белл сбежал от Иштар. Сегодняшние события изменились два или три раза только из-за действий Белла, а он об этом даже понятия не имел.

Он просто бросился спасать девушку-ренарта, которую не мог оставить.

Но не необдуманно. Он начал действовать осознавая, что может всё потерять и был к этому готов.

Асфи выслушала своего бога. Она позволила его словам затихнуть, на какое-то время, а потом задала вопрос.

— Вы намеревались уничтожить Паству Иштар или просто развлечься? Или, может, это было… испытание?

Гермес выслушал вопрос своей подопечной.

Но в ответ он просто ей улыбнулся.

— Люди, боги… все видели в этой девушке только одно. Каждое живое существо.

В то же время, у основания городской стены сотни людей и полулюдей отчаянно бежали, пытаясь выбраться из района удовольствий.

Множество богов наблюдали за этим со своих мест.

А девушка ренарт по-прежнему без сознания лежит в Парящих Садах.

Гермес поднял руки, будто охватывая всё это зрелище, между беловолосым парнем и амазонкой на одной из крыш дворца кипела битва. Гермес будто подвёл итог.

— Этот мир желает героя.

Последнее из Трёх Великих Заданий: Чёрный Дракон.

Над городом нависла тьма.

И корень этой тьмы Подземелье.

Оно кажется достаточно спокойным, но на самом деле это бомба с часовым механизмом, в основе которой лежит тотальное разрушение.

Гермес объявил, чего желает этот мир, ему необходимо рождение истинного героя.

— И среди тех, кто мог бы спасти этот мир от его трагической судьбы… я выбираю Белла.

— Не кого-то из Паствы Локи? И не из Паствы Фреи?

— Именно так.

Окружённый ночной тьмой Гермес наконец дал на вопрос Асфи прямой ответ даже к ней не повернувшись.

Божество не сводило взгляда с пламени которое охватывало район удовольствий начав произносить речь, которая в подобных условиях была больше похожа на монолог.

— Зевс, я, Гермес… Нет, всё Орариро, завершит работу, которую ты завершить не смог.

На губах Гермеса воцарилась его обычная улыбка, он поднял взгляд на небеса.

— Мы вылепим из него последнего героя.

Гермес подбросил в воздух шляпу и снова посмотрел на пылающий район. Его глаза прищурились.

— Чтобы это свершилось… Иштар и все дети, которые за ней последовали, станьте для него ступеньками. А что? Как будто вы и без этого бессмертными были.

Если всё случившееся дарует нового героя…

Гермес не против использовать зависть богинь для этой цели.

Гермес наблюдал как пламя делает поле боя парня всё уже, улыбка на его губах превратилась в жестокую.

— Хо-хо… кажется она узнала. Лучше убраться отсюда, пока она разозлилась.

Гермес ощутил, как где-то вдалеке, от входа во дворец на него уставились два серебряных глаза.

Гермес быстро прикрыл лицо своей шляпой и отвёл взгляд, как только Богиня Красоты заметила его присутствие.

— Жуть какая. — пробормотал он себе под нос оставляя своё место на городской стене позади. — …Зевс, я всё поставлю на этот яркий свет.

То яркое сияние, которое победило главаря этажа. Ослепительно чистая душа парня.

Для Гермеса это сияние стало признаком того, что приближается, сказания о Пастве парня.

Бросив свою последнюю фразу, Гермес повернулся к полю боя спиной.

Пламя поднялось так сильно, что красным заревом заливало облака.