Том 8    
Глава 2. Предложение полурослика


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
naazg
17.02.2020 20:51
Спасибо
lastic
17.02.2020 14:24
хооооо
naazg
17.01.2020 21:11
Спасибо
onemeshnig
24.12.2019 08:34
Господи, какая же годнота! Спасибо!
naazg
23.12.2019 21:10
Спасибо
naazg
14.12.2019 21:12
Спасибо
razgildyai
14.12.2019 19:40
спасибо за перевод, хорошо что не бросаете
naazg
22.11.2019 21:13
Спасибо
aisdh
08.11.2019 04:23
Спасибо большое за перевод.
naazg
07.11.2019 20:51
Спасибо
ricco88
07.11.2019 20:15
Спасибо.

Глава 2. Предложение полурослика

Пятьдесят километров к востоку от Орарио.

В то время как жизнь в пределах городских стен шла своим чередом, Альянс Паств Орарио разбирался с армией Ракии.

— Боже, как же скуууууучно. Фиииин, закончи уже эту фигнююююю.

Бои начались пять дней тому назад.

Паства Локи поставила временный штаб, расчистив часть равнины. Неподалёку на горной гряде Альб располагался наблюдательный пункт, с которого можно было видеть всю окружающую территорию до Тёмного Леса Сеоро. Над головами членов Паствы Локи развевался флаг, они пристально следили за перемещениями противников.

Богиня лениво распласталась на нескольких, выстроенных в ряд стульях внутри самого большого тента этой импровизированной базы. Финн, тем временем, склонился над огромной картой разложенной на столе. Он сухо улыбнулся.

— Я сейчас хочу ровно того же…

Находясь со своей богиней наедине Финн изучал различные метки, нанесённые на карту.

— Кажется что они неорганизованны, будто действуют без плана.

— И что это означает?

— Они создают переполох и привлекают наше внимание, но никогда не переходят в нападение… Да и генералы, равные по силам нашим авантюристам второго ранга в сражениях не показывались. Наши отряды слишком сильно растянулись, преследуя небольшие отряды. Враги совершают ложный шаг вперёд, отступая на три шага. Так продолжаться не может.

Если у Ракии и есть хоть какое-то преимущество над авантюристами, то это численность.

Разумеется, в Орарио располагается множество крупных Паств, но ни одна из них не сравнится в численности с целым государством. Может качество и преобладает над количеством, но превзойти противника числом всё равно остаётся действенной стратегией.

Паствы Орарио разделили свои силы для уничтожения небольших батальонов врага, но подобная война вредит торговле и экономике города, к тому же, если армия растянется слишком сильно, наступит момент, в который преследовать врага станет просто невозможно.

— Получается, главные силы где-то прячутся, а парни, с которыми мы дерёмся это просто приманка?

— Такого, конечно, исключать нельзя, но…

Финн неохотно ответил Локи, не проявлявшей к ходу войны совершенно никакого интереса с самого её начала и не запоминавшей как обстоят дела. В этот момент в тент вбежал один из членов Паствы Локи.

— Генерал, я получил подтверждение.

— Хорошая работа, Рауль. Что слышно о Порте Мерен?

— Всё тихо. Никаких признаков флота, даже подозрительных кораблей на замечали, от Озера Лолог и до самых холмов.

Финн выслушал рапорт подчинённого и снова повернулся к карте. Его руки начали гулять по западную сторону от Орарио и сняли все камешки от озера до линии берега.

— Значит, окружать нас морем они не собираются…

Локи спрыгнула со своей импровизированной кровати и присоединилась к Раулю, встав у карты. Вместе они наблюдали как Финн отмечает место первой битвы и отмечает расположение множества отступающих батальонов Ракии красными камушками. Силы, отправленные Финном в преследование представляли синие камешки.

— Похоже, враги затеяли войну на истощение… Они рассредоточат силы Орарио, после чего подорвут наши припасы и боевой дух, а затем навяжут нам серьёзное сражение.

— Аааа, понятненько. Вот что они делают.

Локи ухмыльнулась, когда Финн разъяснил ей тактику сил Ракии и их конечную цель. Полурослик-генерал, легонько усмехнулся, увидев, как на лице Локи меняется выражение.

— Нам стоит вернуться в город. Что бы враг ни придумывал, у него одна цель.

— Музыка для ушей! — Локи с энтузиазмом хлопнула в ладоши, радуясь заново обретённой свободе.

— Рауль, мы отступаем. Распространи это послание между всеми отрядами. Флаги оставляем на местах. Ракия даже не поймёт, что мы ушли.

— В-вы уверены, Генерал?.. Бросить передовую…

— У нас есть причины для возвращения в город. Сомневаюсь, что Гильдия будет против.

Финн не обратил внимания на удивлённый вид своего подчинённого и принялся запаковывать свои вещи.

Паства Фреи об остальном позаботится.

— Хе-хеее! После происшествия с Иштар она не может отказать Гильдии. На эту пустоголовую гадюку такие штрафы наложили. Они за нас всю грязную работу сделают.

Локи выглядела настолько довольно, насколько это было возможно, потому что некая Богиня Красоты сейчас обязана повиноваться приказам Гильдии. Самую скучную часть работы можно было скинуть на Паству этой богини. Небольшая группа посланников выбежала из лагеря чтобы разнести новость об отступлении полевым командирам. Уже через час Паства Локи отступила в полном составе.

— В Орарио остались сильные Паствы?

— Ммм… из крупных… Наверное, только детки Фей-фей.

Паства Гефест? Идеально. Нам пригодится их помощь.

Обсудив с Локи некоторые вопросы, Финн оставил на богине наблюдение за последними стадиями отступления.

Подобно долгосрочным экспедициям в Подземелье, члены Паствы низкого ранга быстро собрали базу, разложили все элементы по ящикам и с лёгкостью их унесли. Единственное отличие заключалось в том, что над головами авантюристов чистое голубое небо. И сейчас авантюристы время от времени бросали взгляды на возвышающуюся к западу белую башню.

— Генерал! Может хочешь выпить? Или поесть? Я тут дикого борова поймала! Пожарить тебе кусочек?

— Эм, я откажусь, Тионэ. Если будешь жечь костёр, убедись, что дыма не будет.

— Обязательно!

Девушка-амазонка Тионэ Хайрит, с бронзовой от загара кожей, едва прикрытой минималистичной боевой экипировкой, и длинными чёрными волосами снова и снова проходила мимо полурослика. Финн каждый раз одаривал её пустой улыбкой.

Вид Тионы, её старшей сестры-двойняшки, будто кричал «Опять началось?!», но Тионэ даже не пыталась скрыть своих намерений. Для Паствы Локи подобное было совершенно обыденным зрелищем, что Айз и остальные члены уже не придавали этому никакого значения и не вмешивались.

Финн ожидал, пока минует эта буря, и Тионэ уйдёт, найдя себе другое занятие.

После того, как Тионэ ушла, эльфийка Риверия и дворф Гарет подошли, чтобы поговорить с командиром:

— Финн, чем мы будем заниматься после возвращения?

— Правда ничего, что мы вернёмся в дом пока других приказов не будет?

Финн повернулся к двум другим лидерам Паствы Локи и произнёс:

— Все распоряжения я отдам заранее, вы не против если после этого я отлучусь, Риверия, Гарет?

— Ого?

— Что-то новенькое. Есть дельце, о котором ты хочешь позаботиться?

Риверия и Гарет бросили на полурослика подозрительные взгляды, но тот в ответ только улыбнулся.

— Я уже давно хочу кое-что проверить…

Финн повернул взгляд своих синих, как озёрная гладь, глаз на Орарио, огромный город вдали.

— Есть одна «миссия», о которой я, в последнее время совсем позабыл. Надо бы наверстать.

— Привет. Лили пришла…

Девушка-полурослик открыла дверь, не подходившую ей по размерам, и зашла в маленький домик.

Солнце едва виднелось на восточном горизонте.

Огромный рюкзак висел на её плечах, девушка решила навестить магазинчик гнома-торговца. Пройдя мимо основной части лавки в неряшливую жилую комнату, она увидела владельца заведения. Гном едва успел встать и потягивал горячую воду из чашки будто сонный ребёнок.

Глоть, глоть, глоть. Можно было услышать, как вода проливается по белой бороде и исчезает во рту гнома.

— О, уж не Лили ли это… Утречка.

— Доброе утро. Пожалуйста, не забывайте умываться и садиться, перед тем как пить воду. Лили зашла ненадолго.

Поскольку гном был без своей обычной красной шапочки, его лысина сразу бросалась в глаза. «Конечно, конечно», — пробормотал себе под нос гном выбираясь из своего кресла. Лили сняла рюкзак и начала готовить лавку к работе, пока владелец умывался.

Лили жила у Гнома Торговца до того, как Паства Гестии получила в «Битве» новый дом.

Её разрыв с Паствой Сомы случился два месяца тому назад, и девушке пришлось искать место, в котором можно было жить. Она была знакома с этим магазинчиком в те дни, когда регулярно занималась воровством у авантюристов и продавала сворованные вещи за деньги. А однажды она просто заявилась в это место и попросила: «Позвольте Лили здесь жить, Лили будет работать.». Владелец никогда не видел настоящего лица девушки, но девушка верила в него как в порядочного гнома.

«Золушка», Заклинание Лили, позволяло ей по желанию менять свою внешность и в тот день она впервые позволила гному увидеть какая она на самом деле. «Тебе везёт, я давно задумывался что мне не помешает пара лишних рук», – ответил гном и нанял Лили, не раздумывая. Теперь она приходит проведать гнома каждое утро и помогает с магазином, прежде чем отправиться в Подземелье, а потом заглядывает перед тем, как отправиться домой каждый вечер, пытаясь отплатить гному за доброту.

— Мне слегка неловко, оттого что ты заходишь каждый день, несмотря на то, что твоя Паства так разрослась.

— Не беспокойтесь за Лили, беспокойтесь за своё здоровье, сударь Бом. Лили не сможет обо всём позаботиться, если вы снова переработаете и упадёте без сил, как в прошлый раз.

— Даже не знаю, что бы я без тебя делал. Старичок, вроде меня, не достоин такой заботы.

Владельца лавки зовут Бом Корнвалл.

Расы фей известны своим коллективизмом, но этот гном выделяется на фоне остальных. Его превосходное проворство и намётанный глаз превратили его в полноценного жителя Орарио. Когда Лили спросила его, почему он решил жить в городе, а не на природе, с остальными феями, он ответил:

— Старичок, вроде меня, худший из худших, если считать его феей.

Он зарабатывает на оценке предметов, приносимых в его лавку, покупает их по самой низкой цене и перепродаёт ради выручки.

— Этот завтрак Лили приготовила этим утром дома, обязательно съешьте всё. Ещё лампа в кладовой сломалась, поэтому Лили заменила магический камень. В сейфе осталось мало драгоценных камней, было бы неплохо закупить новую партию.

— А, ага… спасибо…

Слегка ошеломлённый эффективностью Лили гном напялил на голову свою представительную красную шапочку. Лысина скрылась, его круглые глаза уставились на девушку снизу вверх.

— Сегодня снова в Подземелье?

— Да. Сегодня мы идём на шестнадцатый этаж! Как вы знаете, Паства Лили на высоте!

Яркая улыбка появилась на лице девушки при этих словах. Думая о своих друзьях и надёжных союзниках, девушка добавила:

— Лили постарается не стать обузой своей Пастве!

Девушка сделала в лавке ещё несколько вещей и взглянула на часы. Настало время встретиться с Беллом и остальными её друзьями у входа в Башню Вавил.

— Сударь Бом, не забудьте съесть еду, которую Лили принесла.

— Не забуду, не забуду. Удачного дня.

— До вечера! — ответила Лили с улыбкой и помахала гному из дверного проёма.

— …Значит, она и так улыбаться умеет, хах, — пробормотал себе под нос владелец лавки, смотря на дверь, в которую вышла Лили.

Гномы, лишившись способностей, которыми они обладали в Древние Времена, пали в самые низшие ряды фей, но они всё равно считаются членами самой близкой к богам расы.

Лили считала, что тайна её маскировки никогда не была раскрыта, но гном видел её через все превращения девушки.

Во взгляде гнома читалась ностальгия. Белые волосы бороды зашелестели, когда на его лице появилась довольная улыбка.

Луна висела в небе над домом Паствы Гестии, Поместьем Домашнего Очага.

Вернувшись из Подземелья, авантюристы закончили совместный ужин. Теперь они по очереди заходили в комнату Гестии и получали улучшение Характеристик. Они договорились, что цифры будут обновляться каждую неделю, и сегодня был как раз такой вечер. Гестия проверяла Фалну каждого авантюриста в назначенный день, если кто-то из них не был очень занят чем-то другим.

Настала очередь Лили. Девушка слегка переживала перед тем, как увидеть сколько экселии она начала получать после того, как Харухиме присоединилась к Пастве и обнажила спину.

— Готово.

Сидевшая на стуле без рубашки Лили натянула её обратно через голову, а Гестия записала обновлённые характеристики на бумажку.

Лили взглянула на записанные её богиней Коином, основным языком Орарио, цифры:

Лилирука Арде

Первый Уровень

Сила: I 81 Защита: H 123 => 124 Проворство: G 232 => 236

Ловкость: F 383 => 388 Магия: E 402 => 404

Заклинания:

«Золушка»

— Заклинание превращения.

— Цель принимает вид представленного образа на время действия заклинания. Без образа заклинание провалится.

— Рекомендуется подражание образу.

— Активация: «Твои шрамы мои. Мои шрамы мои».

— Деактивация: «Звон полуночного колокола».

(Навыки)

«Дополнительная Поддержка»

— Активируется автоматически, после того как переносимый вес превышает определённое количество

— Уровень поддержки навыка пропорционален переносимому весу.

— …Хааааах…

Продолжительный вздох разочарования сорвался с губ Лили.

Взгляд на рост её Характеристик привёл девушку в уныние.

Лили не думала, что полугодовое количество полученной экселии позволит поднять уровень, но…

Примерно шесть месяцев, будучи членом Паствы Сомы, Лили не получала улучшения характеристик из-за условий, в которых она оказалась.

Пройдя Обращение для участия в «Битве», она наконец получила повышение. Несмотря на то, что ожидания девушки и без того были низкими, полугодовой запас полученной экселии совершенно ничего не изменил. Уровни её Характеристик оставляли Лили среди самых низких рангов авантюристов первого уровня. Каждое повышение с того раза проходило в том же ключе.

— Помощница, я понимаю твоё разочарование, но…

— Лили всё понимает, она помощница. Конечно, статусы помощников улучшаются медленнее всего.

Лили стала помощницей в первую очередь потому, что в роли авантюриста она не справлялась. С медленным ростом характеристик ничего нельзя было поделать.

Её ответ Гестии, пронзившей собственный палец чтобы использовать на Лили кровь, был довольно холодным. Девушка повернулась спиной к сочувствующей богине и покинула комнату.

Она вошла в гостиную, пройдя длинный коридор первого этажа.

Вельф и остальные её товарищи собрались в кружок, обсуждая рост Характеристик, записанный на бумажках в их руках.

Появление Лили означало, что настала очередь Белла, он шёл последним. Лили подумала о присоединении к обсуждению, когда Белл вышел, но… краем глаза увидела своё отражение в окне и остановилась.

Обычная роба лежала в комнате девушки, рубашка, в которую она была одета, была слегка приподнята. Нижняя часть спины Лили была не прикрыта, и она увидела частички иероглифов, составляющих её характеристики.

Увидев эти частички Лили нахмурилась.

— Мне с самого начала было интересно…

Она присоединилась к кружку авантюристов, когда Белл и Гестия закончили с поднятием Характеристик и вернулись в гостиную.

— Почему наши характеристики видны?

Вопрос Лили получил мгновенный отклик у Вельфа, Микото и Харухиме, каждый из которых ранее принадлежал к другой Пастве.

— А, я тоже об этом думал.

— И-и я… странно что вы, всевышняя Гестия, не пытаетесь их скрыть.

— Я была уверена, что это политика Паствы… Я что-то не так поняла?

— А?.. Их можно скрывать?!

Гестия заметно удивилась, Белл также ответил нечленораздельным удивлённым выкликом, поэтому Лили рассказала, что боги могут «запирать» Характеристики. Существует техника, пользуясь которой божества скрывают иероглифы на спинах своих детей, делая их невидимыми для невооружённого взгляда. Этот «замок» лишнее подтверждение что ценная информация об авантюристах не попадёт под любопытные взгляды.

Гефест, Такемиказучи, Иштар и даже ни на что не годный бог Сома знали как использовать эту скрывающую технику. Гестия, недавно спустившаяся в Гекай, совершенно ничего об этом не знала.

— Так вот почему… я никогда не видела Характеристик каких-нибудь амазонок… Я-то всегда думала, что они какой-то телесной краской пользуются.

— К-кстати, мисс Эйна говорила, что я должен всегда «запираться» чтобы мои Характеристики никто не видел… Я думал она про двери и одежду плотную…

— Я узнаю у Гефест или кого-нибудь ещё, как ставить эти замки…

Остальные легонько покачали головами на совершенно очевидные вещи, которые для Гестии и Белла стали неожиданным ударом. После этого продолжилось обсуждение характеристик.

— Лили может взглянуть на Характеристики других?

— Конечно, без проблем.

— Разумеется.

— Вот мои.

На вежливую просьбу Лили, Вельф, Микото и Харухиме передали свои бумажки.

Вельф Кротцо

Второй Уровень

Сила: I 67 =>70 Защита: I 50 => 53 Проворство: I 78 =>; 82

Ловкость: I 36 => 38 Магия: I 57 => 61

Ковка: I

Микото Ямато

Второй Уровень

Сила: H 133 =>134 Защита: H 129 => 130 Проворство: H 178 => 181

Ловкость: H 162 => 167 Магия: I 84

Иммунитет: I

Харухиме Санджоуно

Первый Уровень

Сила: I 8 =>9 Защита: I 32 Проворство: I 23 => 26

Ловкость: I 23 => 26 Магия: E 403 => 405

Ладно, совершенно обычный рост…

Заметив, что уровень роста характеристик её товарищей соответствует росту её собственных характеристик, девушка передала свою бумажку в круг. Как только все посмотрели на характеристики Лили, настала очередь парня, шедшего последним.

Став центром внимания Белл, ощутил на себе давление и слегка покраснел. Почесав голову левой рукой, парень слегка поёрзал, прежде чем передать свои характеристики в круг.

Белл Кранелл

Третий Уровень

Сила: F 377 =>391 Защита: F 389 => 396 Проворство: F 377 => 392

Ловкость: D 593 => 594 Магия: F 352 => 360

Везение: H Иммунитет: I

Наступила мёртвая тишина. Никто не мог и слова произнести, увидев характеристики Белла. Они возросли больше, чем на пятьдесят очков в сумме. Белл был выше всех в группе уровнем и всё равно умудрялся получать самые высокие прибавки.

Происходило нечто странное.

Они сражались в одном и том же Подземелье, с одними и теми же монстрами. Конечно, Белл совершал большую часть добивающих ударов и, возможно, убил больше всех монстров, но этого недостаточно чтобы объяснить такую огромную разницу в темпах роста.

Каждый по-своему задумался о таинственной скорости, с которой Белл набирает свои уровни, но сегодня авантюристы были едины в этом порыве.

— Нет, правда, что с тобой не так?

— Х-хоть убей…

Вельф держал в руках бумажку Белла и попытался надавить на парня в поисках ответов. Судя по реакции Белла, тот действительно не имел ни малейшего понятия.

Оказавшись в окружении такого количества людей, вопросительно уставившихся на него, Белл явно ощущал себя не в своей тарелке.

— Лили считает, что дело не в естественном таланте сударя Белла, в этом замешана какая-то особая сила…

Убедившись, что Вельф и Белл не могут её услышать, Лили зашептала Микото, Харухиме и поглядывая краем глаза на Гестию.

Юная богиня прикрыла глаза и начала свистеть, будто пытаясь сохранить какая-то секрет. Капля пота покатилась по её щеке. Лили закатила глаза, заметив реакцию Гестии, а потом посмотрела каждому члену Паствы, кроме Белла, в глаза и сделала предложение.

Предложение было крайне простым: выяснить правду.

— Уже довольно поздно. После такого долгого дня было бы неплохо отмокнуть в ванной.

Всё началось с Вельфа.

Он повращал плечами и шеей, а потом повернулся к парню, сказав:

— Белл, почему бы тебе не пойти первым?

— Я, ну, уже принял душ в Вавиле…

— Но я подготовила ванну на этот вечер. Будет неправильно ей не насладиться, Белл-сан.

Слова Микото вызвали у Белла чувство вины:

— Н-но разве мне стоит идти первым? Вы все так старались… Если будет неправильно не насладиться ванной, почему бы тебе не пойти со мной, Вельф?

— У меня в кузнице дела.

— Мне нужно к завтраку ингредиенты подготовить.

— Я-я, ну, мне… мне нужно хвост расчесать!

Вельф и Микото прищёлкнули языками, будто эти отговорки были готовы заранее. Не теряя ни секунды, авантюристы покидали кружок и начали расходится по назначенным местам. Девушке-ренарту пришлось импровизировать. Как только отговорку придумала она, она также покинула кружок, смущённо вычёсывая хвост руками.

Все наперебой уговаривали Белла пойти первым.

— Ну, если так… — сказал парень, развернувшись на каблуках и покидая комнату.

Гестия попыталась вступить в разговор, намереваясь отбить парня, но пронзительный взгляд Лили заставил богиню застыть с раскрывшимся ртом.

— Лили нужно кое-что обсудить с Всевышней Гестией.

— Ик…, — раздался вскрик богини, осознавшей, что означает взгляд полуприкрытых глаз Лили.

После того, как парень вышел авантюристы вернулись и окружили богиню. Гестия потеряла дар речи, когда Лили взяла на себя роль лидера и начала задавать вопросы:

— А теперь, Всевышняя Гестия, нам хотелось бы поподробней узнать о «росте» сударя Белла. Правда должна открыться.

Мотая головой в поисках возможности сбежать, богиня увидела, что её окружили. Всё больше капель пота скатывалось по её лицу. Наконец, она сделала глубокий вдох.

— Подозреваю, что скрывать такие вещи от членов Паствы бесполезно… Ладно, я расскажу, — но после этого богиня быстро добавила: — Но мои слова не должны покинуть пределов этой комнаты, ясно? — прежде чем рассказать секрет «роста» Белла, богиня взяла с каждого из присутствующих обещание.

После этого Лили и остальные узнали о Навыке парня.

— Liaris… Freese?,,

Тихий, поражённый голос Лили повторил название навыка Белла, о действии которого подробно рассказала Гестия. Авантюристы были шокированы, услышав о редком навыке, наличие которого влияло на скорость роста характеристик. А раскрытие подробностей об этом навыке вообще заставило их потерять дар речи.

— Быстрое развитие.

— Чем решительней человек настроен становиться сильнее, тем выше скорость.

— Чем дольше человек настроен становиться сильнее, тем выше продолжительность действия.

Навык напрямую зависит от чувств, которые парень испытывает глубоко в душе. Эти чувства, его чувства к Айз, стали той силой, которая привела к его невероятному восхождению в высший эшелон авантюристов.

Вельф задал Гестии вопрос, чтобы убедиться, что он понял принцип действия Liaris Freese правильно после рассказа богини:

— Выходит, он втрескался в Принцессу Меча и это заставило его, очертя голову становиться сильнее?

— Втрескался?! Н-ну, наверное, так и есть…

— Та… что в сердце Белла-сама…

Харухиме и Лили попросту не могли скрыть как их удивило подобное откровение.

Белл Кранелл был более чем просто заинтересован Айз Валленштайн. Этот факт явно бросался в глаза после рассказа о принципе действия навыка.

Вот почему он так старался. Я всегда знала, но…

С самой первой встречи с Беллом Лили знала, что-то скрывается за усердием авантюриста в Подземелье, что он пытается достичь какой-то цели.

Однако, кто бы мог подумать, что его цель заключается в погоне за знаменитой девушкой, Кенки…

Совершенно не удивительно, что парень такого возраста проникся чувствами к представительнице противоположного пола, но… Взгляд ореховых глаз Лили дрогнул, она вспомнила, как Белл и Айз встретились, как девушка спасла его от минотавра.

— З-знает ли об этом Белл-сан? Вы не стали ему рассказывать?

— Он не смог бы секрет сохранить, даже если это стоило бы ему жизни. Если кто-то просто попросит его рассказать о Редком Навыке, знать скоро будут все. Поэтому, будет лучше, чтобы это оставалось в секрете… Да и он никогда не говорил напрямую, что благодаря Валлен-какой-то-тамке, в которую он втрескался он хочет сильнее стать!

Лили слышала разговор Микото и Гестии, будто обрывками. Ей начало казаться, что её дух отделился от тела. Мысли и эмоции вливались прямо в её сердце, но руки и ноги оставались неподвижны. Сердце девушки будто рвалось из тесной груди.

Лили начала задыхаться и выдавила из себя слова, которые просто-напросто не могла сдержать.

— Г-Гестия, сударыня, т-ты смогла принять… это? — пусть и заикаясь, Лили обратилась к своей богине.

Девушка знала, что Гестия питает к Беллу чувства, которые выходят за рамки любви божества к своему дитя. Как она могла не пресечь эти чувства Белла? Вот о чём пыталась спросить Лили.

— …Белл сказал мне чётко и ясно, что он хочет стать сильнее. Он своё решение принял. Я не могла его останавливать, увидев насколько сильно он этого желает.

Богиня не могла лишить своё дитя решимости. Слова Гестии удивили Лили.

— Но это не значит, что я позволю ей его забрать! Никогда, пусть миллион лет пройдёт! Однажды он меня заметит, я заставлю его меня заметить!!! — сотрясаясь, богиня сжала кулаки.

Подобное состояние Гестии заставило остальных авантюристов рефлекторно отпрянуть. В этот момент Лили взглянула на Харухиме. Девушка-ренарт ощутила на себе взгляд. Она была одета в своё обычное кимоно и начала бегать глазами по комнате, пока наконец не опустила голову, уставившись в пол. Она сложила руки прижав их к трепещущей на груди ткани:

— Я-я жила как проститутка… у меня нет права настаивать на романе с Беллом-сама.

— …

— …Н-но став его наложницей, нет, проведя с ним хотя бы одну единственную ночь, даже такая как я!..

Лицо бывшей куртизанки покраснело, она неосознанно вызвала в кругу авантюристов самый настоящий взрыв. Богиня подскочила, взревев будто раненный зверь:

— НО, НО, НО!

— П-приношу глубочайшие извинения! — взвизгнула Харухиме, прикрыв обеими руками голову.

— Думаешь я тебе это так просто спущу! — не унималась Гестия, её крики разносились по всему дому.

Какое-то время Гестия продолжала кричать на Харухиме, несмотря на это Лили осталась наедине с собственными мыслями.

У Белла есть особый человек.

Лили никогда всерьёз не думала, что существует вероятность того, что Белл будет с ней рядом, но подобная новость всё равно её ранила. Девушка не знала, что ей думать, когда поняла, что чувства Белла были так сильны, что смогли породить навык. Она могла только безучастно остаться в стороне.

Лили вернулась в свою комнату вскоре после событий вечера, забыв даже принять ванну. Она сразу рухнула на постель, но была в сознании и не могла заснуть. Уставившись на потолок в своей комнате, девушка погрузилась в мысли. Её сердце кололо каждый раз, когда она закрывала глаза. Даже перекатывание в удобное положение не вызвало ничего кроме шуршания постельного белья в предельно тихой комнате.

Время продолжало идти, а мысли из головы девушки сталкивались с чувствами из её сердца. Наконец, она выбралась из кровати.

Темнота ночи начала пропадать. Лили покинула комнату, не уснув ни на минуту в самые ранние утренние часы. Накинув робу поверх своей обычной одежды, девушка закрыла за собой дверь комнаты и устало пробормотала одно единственное слово:

— Смехотворно…

Она снова и снова ругала себя за то, что сдалась на волю чего-то настолько очевидного, проходя по длинному коридору.

Комнаты членов её Паствы располагались на третьем этаже.

Время от времени Вельф проводил ночь в кузнице, но, по большей части ночами все спали.

Комната Гестии располагалась ближе всего к главной лестнице, следом шла сдвоенная комната Микото и Харухиме. Вельф жил чуть дальше, и, наконец, Лили оказалась перед комнатой Белла. Ноги Лили сами собой остановились у его двери, но она немного поразмыслила и пошла на кухню, чтобы попить.

Первые отзвуки рассвета только начали проникать в окна, пока Лили, будто зомби, шаркая шла по коридору. Проходя мимо одного из окон Лили услышала, как в саду что-то острое рассекает воздух.

— !

Девушка ускорила шаг и, следуя за этим звуком подошла к окну. С её ростом она едва могла заглянуть за раму поднявшись на цыпочки. Посмотрев в сад, она увидела внизу беловолосого парня.

Запаниковав Лили тут же присела чтобы скрыться, хотя и понимала, что в этом нет никакой нужды. Несколько секунду спустя она снова бросила взгляд вниз. На этот раз задержавшись дольше, Лили увидела, как фиолетовый и красный клинки парня выписывают в воздухе дуги. Он практиковался.

Шух! Его кинжалы присвистывали, оставляя за собой разводы и издавая тот самый звук, который привлёк внимание девушки к окну.

Он… С кем-то сражается?..

Парень бросался вперёд, уклонялся и подпрыгивал в бешеном темпе перемещаясь по просторному саду. Каждое движение оставляло в воздухе след из капель пота. Лили поняла, что парень представляет себе противника и сражается в полную силу. Это говорило о том, что его противник был ужасающе силён. Лили часто наблюдала за тренировками и работой авантюристов. Наблюдения помощницы и помогли ей это понять.

Парень уже стал авантюристом второго ранга, но даже получив такие навыки не приблизился к противнику в своём воображении.

Ааа… проиграл.

Парень неожиданно, и очень неестественно, замер.

Он изогнул колени так, будто пытался заблокировать атаку, верхняя часть тела отклонилась, будто у его горла был приставлен меч. Так Белл стоял несколько секунд, прежде чем с громким «Гах!», дать себе волю и расслабиться.

По лицу парня ручьями бежал пот, свои руки он упёр в колени, а плечи Белла сильно поднимались и опускались, будто он пытался перевести дыхание.

— …

Белые волосы Белла прилипли к мокрым щекам, его рубашка также была пропитана потом. Лили видела, что парень практиковался долгое время ещё до того, как она пришла. Она продолжила тихонько за ним наблюдать.

С кем он только что сражался? Айз? Он поднимается так рано каждый день и тренируется, чтобы её догнать? Рядом не было никого, кто мог бы дать ответы на эти вопросы. Лили стояла будто статуя, забыв, как дышать.

Парень выпрямился и снова принялся за тренировку.

Темп ударов парня самым наглядным и прямым из возможных способов показал Лили уровень его одержимости. Чем дольше Лили за ним наблюдала, тем больше мыслей начинало крутиться в её голове. Смятение, неуверенность, муки и целый ворох других чувств и ощущений смешался в девушке. Она будто слышала, как эти чувства из неё рвутся.

В тот день авантюристы встретились утром для похода в Подземелье.

Наконец покорив пятнадцатый этаж за день до этого, они решили отправиться на шестнадцатый. Паства продвигалась вперёд в отличном темпе. В целом, группа была в приподнятом настроении, но над нёсшей огромный рюкзак девушкой будто нависла грозовая туча.

Прежде чем девушка успела заметить, Белл притормозил и оказался в центре группы, когда заметил, что Лили едва волочит ноги. Он посмотрел на девушку с явным беспокойством:

— …Лили, ты в порядке?

— !

— Ты выглядишь уставшей… Ты не заболела?

— Л-лили хорошо себя чувствует, сударь Белл! Лили просто мало спала прошлой ночью, но смотрите? Вот, беспокоиться не о чем! — Лили выдавила из себя улыбку, изображая радость. Этому она научилась ещё когда была воровкой, улыбка, которая заставляла любого в неё поверить. Сейчас Лили пользовалась этим навыком, чтобы убедить Белла, что всё в порядке. Впрочем, Белл, похоже, не слишком в это поверил, но разговор был прерван из-за скорого появления монстров.

«Чуть не попалась! О чём я вообще думаю?!» — снова начала ругать себя Лили.

Они в Подземелье. Даже небольшая потеря концентрации может поставить группу под смертельную угрозу. Отслеживая течение битвы между её союзниками и монстрами, Лили сконцентрировалась на дыхании и очистила разум.

Точно. Для сударя Белла, Лили… помощница.

Впрочем, осознание того, что у Белла есть объект обожания всё равно заставляло девушку нервничать. Лили начала задумываться, что о ней думает Белл.

Специалист по поддержке. Объект неприкрытых насмешек. Простой грузчик для большинства авантюристов. Личные навыки Лили никак не помогают её группе. У неё нет сил, чтобы сражаться в первых рядах и прикрывать Белла, как это делают Вельф и Микото. Она всегда скрывается за его спиной, но никогда не следует за ним в бой.

В те времена, когда Лили была воровкой, авантюристы, у которых она крала, всегда называли её «бесполезной», с оскорбительными ухмылками на лицах. Сейчас эти воспоминания вернулись. Железная воля девушки позволила ей казаться всё той же надёжной помощницей внешне. Но под этой маской, в душе Лили, творился настоящий хаос.

— …

В руках девушки был сильно сжат Магический Меч Кротцо, она была готова использовать её силу в любой момент. Переведя взгляд в сторону, она увидела дрожащую, нервно наблюдающую за битвой Белла и остальных, Харухиме.

Харухиме сейчас занимает то же положение, что и Лили, она помощница. Только вот между ними огромная разница из-за могущественного заклинания девушки-ренарта.

Поднятие уровня. Заклинание, которое даёт авантюристу, на которого будет наложено огромный прирост силы и скорости. Благодаря этому заклинанию и выкрикам, Харухиме может сделать для группы, в качестве помощницы, гораздо больше. Харухиме ценнее, чем Лили.

К тому же девушка-ренарт красавица. С её пушистым, золотым лисьим хвостом, длинными, шелковистыми волосами и нежными, изящными чертами Лили никогда не сравниться. А аура чистоты, которая её окружает может дать форы даже Принцессе Меча, Айз Валленштайн.

А её грудь это просто… нечто.

Когда сударыня Харухиме…

Если она поднаберётся опыта, окажется ли Лили в стороне? Потеряет ли она своё место ещё до того, как Айз Валленштайн станет реальной проблемой?

Пока этого не случилось, может мне стоит… перестать готовить из Харухиме помощницу? А может мне стоит просто не тому её обучать?

В этот момент Лили вдруг осознала, куда её заводят собственные мысли и энергично помотала головой.

— Лили-сан?

— …Нет… всё нормально.

Харухиме отвела взгляд от боя и смотрела на Лили. Девушка-полурослик едва смогла дать даже механический ответ.

Почему я так этим одержима?! Лили ощутила, что у неё скрутило живот.

Обзывая себя ужасными словами Лили, всё дальше погружалась во тьму. Она и рядом не стояла с другими девушками, которые окружали Белла, она не так мила, как Гестия, Эйна, Силь или Харухиме. Она не была чиста. Она просто отчаянно пыталась казаться хорошей в глазах других людей. У неё не было права на Белла, чистого, наивного ребёнка, ничего не знавшего о настоящем мире.

В конце концов, в этой боли и заключается настоящий мир…

Строго говоря, у Лили комплекс неполноценности. Она не сравнится красотой с девушками чья красота сродни божественной и от обычного разговора с которыми Белл начинает краснеть.

Айз Валленштайн красива, сильна, собрана. Многие авантюристы её идеализируют, не только Белл. Лили никогда не выиграет у такой девушки, даже если небеса с землёй местами поменяются. Это осознание причиняло Лили боль. Комплекс неполноценности настоятельно твердил ей о том, что она всегда проигрывает. Её соперница — это цветок на вершине горы, на той самой вершине с которой Белл не сводит взгляда. Лили никогда не попадёт в поле зрения парня.

Лили никогда не станет для Белла единственной. Эта обжигающая правда не позволяла девушке уснуть всю ночь и почти довела её до отчаянья. Девушка была брошена в петлю жгучей зависти и была сама в себе разочарована.

— …

Битва закончилась, Лили и Харухиме принялись собирать магические камни и добычу, которые остались после смерти монстров. Девушка взяла в руки один из магических камней с тёмного пола Подземелья. Маленькое отражение её лица на поверхности кристалла заставило сердце девушки сжаться.

— Правильно будет утверждать, что вы сегодня освоились на шестнадцатом этаже?

— Да. Мы пока не привыкли к обстановке, но справляемся с монстрами без особых проблем.

Я зашёл в Гильдию до того, как стемнело. Пока я разговаривал со своей советницей, мисс Эйной, синее небо ещё виднелось в окнах.

Наша группа вернулась на поверхность, сходила в Обмен в Вавиле и мы разошлись. Наверняка они уже успели вернуться домой. А я решил прийти сюда и доложить о том, как у нас идут дела.

У нас было две причины вернуться раньше, чем обычно. Первая, сегодня мы собрали огромное количество добычи в Подземелье. Рюкзаки Лили и Харухиме начали переполняться, поэтому вынести на поверхность больше было бы сложно.

А вторая… Лили была сама не своя.

— Не могу не обрадоваться узнав, что у вас всё получается. Только не переусердствуй, ладно?

— Я буду осторожен, мисс Эйна.

Она была очень рада услышав, что мы соблюдаем осторожность несмотря на успехи в Подземелье. Она улыбнулась и наклонила голову, отчего короткие коричневые волосы выбились из-за её эльфийского уха.

Мы обсуждали дела у стойки, а не в личной комнатке, как это бывало обычно, поэтому, распрощавшись с Эйной я пошёл к выходу.

— Лили… интересно, что же случилось.

Дело было не только в подземелье. Она была не похожа на обычную себя и за завтраком, если подумать. Весь день она пыталась казаться сильной, но как раз это меня и беспокоит. Вот так, погрузившись в свои мысли я пересёк мраморный приёмный зал Гильдии.

— …Белл Кранелл.

— А?

Кто-то назвал меня по имени, выведя из размышлений как раз в тот момент, когда я должен был выйти из Пантеона. Голос был детским, похожим на голос человека примерно моего возраста, может чуть младше. Я повернулся чтобы его увидеть… и у меня глаза на лоб полезли от удивления, когда я нашёл его взглядом.

Светлые золотые волосы, небольшой рост.

С таким лицом и небольшим телом можно было принять этого человека за ребёнка, но по одному лишь выражению на его лице можно было понять, что он гораздо взрослее. Взгляд на него даёт понять, что он один из лучших авантюристов.

У меня в горле пересохло, когда я встретился взглядом с этим полуросликом:

— Финн Деймне?!

Удивления от того, что ко мне обратился командир Паствы Локи мне скрыть не удалось.

— Прости, что так неожиданно тебя останавливаю. Попробуй расслабиться, я не собираюсь проблемы устраивать.

Финн улыбнулся очень спокойной улыбкой. А я вытянулся в струнку и никак не мог перестать дрожать.

Впрочем, в улыбке Финна было что-то успокаивающее. Она немного меня расслабила, но я всё равно нервничал, оказавшись перед одним из стоящих на самой вершине авантюристов Орарио. Наконец, не переставая дрожать, я ответил:

— Эмм, ч-что я могу для вас сделать?..

— Чего ты так трясёшься? Мы встречались, когда ты с Минотавром дрался, а потом ещё раз на восемнадцатом этаже, не в первый раз же видимся, да? Я давно хотел с тобой пообщаться. К несчастью, попытка связаться с тобой обычным образом привела бы к возникновению ненужных недопониманий… Поэтому прости, я просто решил дождаться тебя здесь.

Очень многие заметили Паству Гестии благодаря «Битве». Финн объяснил, что быстрое восхождение привлекло немало внимания, и он не мог просто постучаться в наши двери, как бы ему не хотелось познакомиться со мной лично. Приди он к нам как член Паствы Локи, и возникло бы множество проблем, поэтому Финн попытался встретиться ненавязчиво.

— На самом деле, мне даже от своих подчинённых пришлось ускользнуть. — добавил он.

Только сейчас я заметил, сколько наш разговор привлёк девичьего внимания. Он оказался эпицентром этой бури.

— Какой маленький!

— Что за милашка!

— А как силён!

То и дело со вздохами доносилось с разных концов приёмной Гильдии.

— На самом деле у меня есть небольшая просьба. Если ты не занят, я хотел бы позвать тебя в какое-нибудь неприметное место и переговорить. Что скажешь?

У меня, конечно же, не было причин отказывать.

Мы с Финном ушли из Гильдии, после этого пропетляв по переулкам оказались перед кафе, называвшимся «Желание», в Юго-западном районе Орарио.

— Одна эльфийская заклинательница рассказала мне об этом месте. — сказал Финн, когда вёл меня по переулкам к входной двери.

На самом деле я тут уже во второй раз. Гермес приводил сюда меня и Микото не так давно, но после я сюда не возвращался. Я вошёл за Финном внутрь, и мы заняли один из столиков, сев в тихом кафе друг напротив друга.

— Поскольку нашу встречу можно назвать встречей двух высокопоставленных членов разных Паств, я хотел бы попросить, чтобы наш разговор остался строго между нами. Согласен?

— Д-да!..

В кафе мы были одни, если не считать владельца и стоявшей за стойкой эльфийки. Я очень сильно нервничал, оставшись с таким изумительным авантюристом наедине. Финн отхлебнул заказанный чай, совершенно не обращая внимания на моё волнение. Как ни в чём ни бывало, он начал разговор:

— Для начала, я хотел бы поздравить тебя с победой в «Битве». Я следил за боями и, должен сказать, был впечатлён. Также поздравляю с пополнением в Пастве.

— С-спасибо!

Тело взяло верх, и я невольно склонился, когда услышал искренность похвалы.

Герой-полурослик только что меня похвалил… Думаю, это огромная честь. Впрочем, личный разговор с одним из самых знаменитых авантюристов Орарио казался мне чем-то фантастическим.

Финн улыбнулся, не сводя с меня взгляда ясных синих глаз. У меня сердце от волнения чуть не выскочило из груди, но также я был очень счастлив.

— Не то, чтобы я меняю тему, но ничего странного в Орарио в последнее время не случалось?

— Странного?

— В стенах города обычно мирно, но сейчас было бы неплохо держать ухо востро… мне показалось что в городе может что-то случиться, — сказал Финн, будто между делом приложившись к чашке чая.

Я наклонил голову, пытаясь понять о чём идёт речь. Может это какая-то подсказка? Он говорить о проблемах с Ракией… нападении Паствы Ареса? Что же, я слышал, что их армию можно назвать огромной группой авантюристов низкого уровня и они сражаются с Паствами Орарио за городом.

Так, разве Паства Локи не принимает участия в заданной Гильдией миссии? Разве им не приказано сражаться с Ракией?.. Ничего что их командир сейчас сидит напротив?

— Ладно, хватит праздных разговоров, перейду к делу, — Финн снова сменил тему, пока я собирался с мыслями. — Я хотел бы чтобы ты познакомил меня со своей помощницей, девушкой с ореховыми глазами.

— …Чего?

Прошло некоторое время, прежде чем я понял суть его слов. Но когда я понял о ком он меня спрашивает, удивление никуда не исчезло.

Моя помощница, он хочет с ней встретиться и просит устроить эту встречу. Такая неожиданная просьба будто обрушила на меня камнепад.

Но Финн не закончил. Он продолжил свою мысль:

— Что же, я буду прямолинеен. Как представитель её расы, я хотел бы предложить ей заключить брак.

Упавшие на меня камни начала взрываться?

—ЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭЭ?!

Я вскочил, чуть не уронив свой стул на пол.

Это не шутка. Мой голос ещё разносился по кафе звоном, а Финн выглядел чертовски серьёзно. За сегодняшний день это было самым большим сюрпризом.

Лили… получит предложение руки и сердца?!

— Ч-чего… о чём вы говорите?!

— Для начала, я хотел бы чтобы ты успокоился. Так, теперь я хочу, чтобы ты услышал, что это не какое-то спонтанное предложение.

Я чуть разума не лишился, а Финн был предельно серьёзен и попросил меня расслабиться. Умиротворённый взгляд невероятно синих глаз встретился с моим. Сглотнув, я наконец начал восстанавливать своё подобие спокойствия.

Эльфийка за стойкой недовольно смотрела на меня сквозь очки тщательно натирая бокал на другом конце комнаты. А я снова устроился на стуле. Я попытался внимательно выслушать то, что начал говорить Финн.

— Наверняка ты можешь задаваться вопросом, с чего бы мне, члену той же расы, который принадлежит к другой Пастве делать подобные предложения… Но сначала я обязан спросить, Белл Кранелл, ты знаешь о богине Фиане?

Богиня Фиана… я о ней слышал.

Это вымышленная богиня, в которую верит множество полуросликов. В Древнюю Эпоху даже существовала группа гордых и сильных полуросликов-рыцарей, которые её почитали. Может дело в небольших размерах или хрупкости, но полурослики в целом считаются лишёнными потенциала, в сравнении с другими расами людей или полулюдей. На самом деле, очень немногие полурослики знамениты во всём мире за тысячелетия своей истории. Исключением из общих правил и является эта группа рыцарей. Они творили один подвиг за другим, и также их прозвали «Копьями Полей Сражений». Их слава стала гордостью расы полуросликов и вдохновила на почитание Фианы. Они были настолько известны, что даже я читал про подвиги этих храбрых парней и девушек в Сказаниях о Героях.

…Однако, когда Древняя Эра кончилась и началась Божественная Эра, вера в Фиану исчезла.

Всё потому, что богини, почитаемой расой полуросликов, не было среди спустившихся в мир смертных, Гекай. Полурослики теряли свою веру, и их жизни стали пустыми. То, что их богиня оказалась ненастоящей, нанесло полуросликам такой удар, что они не оправились до сих пор… так я слышал.

Я кивнул, и Финн перешёл к сути:

— Полуросликам нужен свет, который мы могли бы назвать своим. Новая надежда, которая будет выполнять ту же роль, которую выполняла вера в Фиану.

— …И что это может быть?

— То, о чём ты мог подумать. Я прибыл в Орарио, чтобы прожить жизнь авантюриста, стать надеждой для своего народа и сплотить его. Я хочу, чтобы моё имя стало легендарным, чтобы полуросликам было на кого равняться.

Амбиции Финна, нет, его величественный мотив лишил меня дара речи.

Он сражается чтобы изменить судьбы целой расы, несёт будущее полуросликов на своих небольших плечах. Он прибыл в Орарио, чтобы стать знаменитым, чтобы его имя вдохновляло его вид по всему миру.

А сейчас он один из сильнейших авантюристов, он на вершине Города-Лабиринта. В Орарио, месте, которое зовётся центром мира.

Люди других рас, вроде меня, боги и богини, все знают его имя. Я бы удивился, если бы увидел человека, который о нём не слышал. Наверняка истории о храбрости и героических подвигах Финна уже разлетелись по всему миру, и он стал гордостью полуросликов.

— Впрочем… я не могу на этом останавливаться.

Финн произнёс это чуть громче, а я не мог и двух слов связать, чтобы ему ответить.

— Минутной славы недостаточно чтобы выстроить будущее моего народа. Свет надежды должен освещать полуросликов долгие годы.

Финн заявил, что люди мира не смогут достичь постоянного процветания, если у них не будет надежды. Он не пытался как-то смягчить свои мысли, он выражал всё прямо и ясно.

— На самом деле этот свет нужно передать следующим поколениям. И лучшим способом это сделать, будет наследник, в жилах которого будет течь моя кровь.

— !!!

— Полукровка не подойдёт. Гордостью нашей расы должен стать чистокровный полурослик.

Кто-то должен перехватить факел и принести славу расе… поэтому обязательно нужно передать титул «Храбреца» следующему полурослику. Финн на этом настаивал. Расы полулюдей могут заводить детей только в пределах своего вида.

Конечно, есть ещё духи, вроде фей, которые вообще не могут давать потомство, но эльфы, дворфы и зверолюди не могут иметь детей друг от друга. Исключением являются люди, которые могут скрещиваться с любыми полулюдьми и Амазонки, всегда рождающие девочек своей расы.

Поэтому, свадьба с Амазонкой состояться не может, как и с девушкой-человеком для рождения наследника. Полу-полурослик встретиться с огромными трудностями и вряд ли будет принят как спаситель расы полуросликов.

Финн сказал, что ради своего будущего ребёнка, он обязан жениться на другом чистокровном полурослике.

— Т-то есть вы хотите?..

— Именно так. Я хочу сделать эту девушку своей невестой, чтобы она выносила мне ребёнка.

Вот оно что. Моё лицо начало вытягиваться, когда я услышал его намерения.

…Он хочет попросить Лили выносить его ребёнка.

Щёки будто горят. Масштаб его «услуги» превзошёл все мои ожидания, по многим причинам. Я ощущал себя так странно, неудобно и так сильно удивился, что ощутил, как горят мои уши.

Финн же, был предельно спокоен. В его голосе не было слышно ни намёка на дрожь, а уверенность в его глазах заставила меня отчаянно пытаться подобрать ответ.

— Но она, эм, не в вашей Пастве. Люди из разных Паств не могут вступать в браки, правильно?..

Это одна из тех вещей, которые усложняют жизнь в Пастве. И это первое, что пришло мне в голову.

Всё также невозмутимо, Финн произнёс:

— С этим проблем не будет. У меня есть разрешение Локи. Ну, должно быть. Я согласился присоединиться к её Пастве на двух условиях, первое: она окажет мне посильную поддержку в помощи моему народу, и второе: она не будет мне мешать.

Видимо Финн был первым членом Паствы Локи и именно такие условия он запросил.

Это был равноценный договор между Локи и её первым последователем. Она получила обладающего огромным потенциалом авантюриста для своей Паствы, а он получил помощь богини в своих личных делах.

Даже сейчас условия этого договора имеют силу.

— Разумеется, я очень ценю и беспокоюсь о своей Пастве. Сейчас она разрослась, и я чувствую, что должен её защищать.

Кто бы мог подумать, что устрашающая Паства Локи так скромно начиналась. Я начал задумываться об этом, но Финн усмехнулся и сказал, что, между нами, не должно быть недопониманий. Он выглядит так молодо, но при этом несёт обязанности командира с улыбкой на лице. По нему заметно, что он говорит правду.

— И ещё одну вещь я хочу прояснить. Пусть у меня есть разрешение Локи, я не позволю личным мотивам усложнять жизнь моей Пастве. Если твоя помощница, Лилирука Арде откажется, или против этого выступит Богиня Гестия, я больше не буду докучать, — Финн тут же прояснил, что он не хочет никакой напряжённости между Паствами. После этого он улыбнулся и добавил: — К тому же, я не так молод, как раньше. Мне уже не пристало принуждать девушек к помолвкам.

— А… Э-эм, не хочу показаться грубым, но… могу я узнать ваш возраст?

— Мне уже больше сорока, кажется.

— С-сорока?!

— А что? Только не говори, что ты не знаешь побочных эффектов получения Характеристик?

Финн посмотрел на меня своим удивительно молодым лицом и, упиваясь моим удивлением начал говорить. Он рассказал, что высокоуровневые авантюристы получают способность замедлять процесс старения.

Строго говоря, более мощный духовный контейнер не изнашивается с возрастом и это очень сильно продлевает жизнь. Эффект увеличивается каждый раз, когда человек получает уровень.

Когда дело касается вечной жизни, за исключением создателя философского камня, смертным не дано испытать вечную молодость и истинное бессмертие. Однако, многочисленное поднятие уровней многими авантюристами за прошедшие тысячелетия показало, что они обладают способностью побеждать старение, так выразился Финн.

…Если бы здесь была боженька, наверное, она сказала бы что-то вроде, «Поднятие уровней приближает смертных к божественности». Мы получаем тем больше способностей, чем выше мы вознесёмся. То есть, чем ближе мы становимся к вечно молодым богам и богиням, тем больше мы на них похожи… Если выразить эту мысль так, мне становится легче её понять.

Впрочем, добраться до уровня, на котором стоят боги, наверное, невозможно.

Финн закончил, добавив, что я не должен судить о возрасте авантюристов высокого уровня по их внешности.

— Мы слегка отклонились от темы, но… если ты не возражаешь, я хотел бы, чтобы ты организовал нашу встречу.

Поскольку он не может прийти к нам домой и заговорить с Гестией или Лили напрямую, он решил познакомиться с ней через меня. Наконец, он подытожил разговор повторив свою просьбу.

Голова всё ещё кружилась, но я успокоился достаточно, чтобы собраться с мыслями. Я не мог придумать каких-то серьёзных вопросов и сильно дрожал. Наконец, собравшись с силами, я задал самый важный вопрос:

— Почему… вы заинтересовались Лили?

Всё очень просто. В мире много полуросликов, почему он выбрал именно Лили? У меня не хватило бы смелости, чтобы сказать об это напрямую, но даже в своём возрасте авантюрист вроде Финна мог бы получить столько девушек, сколько ему захочется. Ему просто нужно было бы намекнуть, что он начал поиск и на него обрушилось бы столько внимания, сколько он смог бы выдержать.

И мне не показалось, что это любовь с первого взгляда.

Он был спокоен и собран с самой нашей встречи. В его голосе не было дрожи. Просто, не знаю… Финн не кажется по уши в неё влюблённым, в неё нет какого-то жара или восторга. Его спокойствие больше похоже на спокойствие стороннего наблюдателя.

Финн закрыл глаза, когда я спросил. В следующую секунду синие зрачки снова показались из-за век, он смотрел мне прямо в глаза:

— Сколько же времени прошло, пара месяцев? Тот день, в который ты победил Минотавра на девятом этаже.

Бой с Минотавром вооружённым двуручным мечом, день в который я впервые поднял уровень. Так случилось, что Финн, Айз и Паства Локи в целом отправлялись в одну из своих экспедиций и видели тот бой.

Лили привела их ко мне, отчаянно моля о помощи.

— Она так решительно была настроена тебя спасти, что игнорировала свои раны и отбросила гордость, пытаясь убедить нас помочь тебе. То, что она в тот день сделала… это меня впечатлило. — Финн положил левую руку на сердце, будто пытаясь показать, что выражает свои истинные чувства. — Её нельзя назвать сильной ни по каким стандартам, но своей храбростью она может сравниться с кем угодно. Конечно, я ищу себе пару, но не любую пару. Сейчас моему народу нужна храбрость… и я ищу девушку, в которой сильно это забытое оружие полуросликов.

Полурослики считаются слабейшими среди остальных рас. Им недостаёт физических способностей людей, у них нет магической силы эльфов или дворфов, у них нет боевых инстинктов амазонок или обострённого чутья зверолюдей. Единственное, что можно называть оружием расы, которая слабее остальных, это храбрость.

Рыцари-полурослики Древних Времён обладали мужеством и сталкивались с врагами, которые гораздо крупнее их. К несчастью, это единственное преимущество полуросликов со временем было забыто. Именно это качество и хотел восстановить в своём народе Финн. Воззвать к смелости, которую они в себе похоронили. Он подыскивает девушку, достойную стоять рядом с человеком, которого боги окрестили «Храбрецом». Кого-то, кто не обделён мужеством и способен передать это мужество детям.

— Вот почему Лили…

Вот почему он хочет жениться на Лили. Он признал её храбрость, потому что вместо того, чтобы сбежать она решила меня спасти. Финн был тронут, когда увидел, как она, в крови и слезах, просит Айз и остальных авантюристов Паствы Локи о помощи.

— Н-но… если причина в этом, разве не любая, кто подойдёт под эти стандарты?..

— Да. Ты абсолютно прав.

Мне пришлось напомнить себе, как важно продолжать дышать. Он даже не попытался опровергнуть мои слова, просто кивнул.

У Финна нет к Лили каких-то особых чувств.

— Если девушка подойдёт под мои стандарты и умеет достойно себя держать, я мог бы предложить ей женитьбу. Кстати, идея заполучить несколько партнёрш звучит не так уж плохо.

…Глаза чуть не выскочили из орбит.

Глоть. Кажется, это прозвучало гораздо громче, чем я себе представлял.

Открыт к мысли о нескольких партнёршах… То есть, получается… Мечта любого мужчины, о которой твердил Дедуля, вершина мужественности, музыка для ушей…

— …Гарем?

Глупые фантазии моих ранних дней…

Я не мог не задрожать, взглянув на полурослика-героя, сидевшего напротив. Губы не слушались, когда я попытался заговорить.

— Я-я слышал, что от гарема куча проблем…

Затаив дыхание я ожидал его следующих слов. Не теряя спокойствия, Финн произнёс:

— Я готов на это пойти.

Готов пойти…

Глядя в ясные синие глаза, я вдруг осознал всю глубину его решимости. Финн достаточно серьёзен чтобы сделать всё, что требуется для свершения своей миссии, не раздумывая. Волна уважения и восхищения его решимостью накрыла меня. Я бы сейчас поклонился ему в ноги, если бы на моём пути не было стола.

— …Впрочем, на самом деле, создавать себе гарем я не стану, — Финн посмотрел мне в глаза и ухмыльнулся, добавив, что не сможет помогать всем, кто на него сейчас полагается, если попытается поддерживать отношения с несколькими партнёрами. После этого он улыбнулся и подмигнул. — В конце концов, сейчас я генерал. Не стану же я давать своим подчинённым поводы для сомнений.

— А… Хорошее замечание…

Я напряжённо рассмеялся и кивнул. У меня вдруг проскочила совершенно глупая мысль что этот парень бог, который затерялся среди людей.

— …Выбрав свой путь, я отбрасываю всё, что мне не поможет. И я решил посвятить свою жизнь служению своему народу.

Он выпрямился на стуле и какое-то время молчал, выражение на его лице снова стало серьёзным. Его голос был подобен голосу подростка, но каждое его слово было наполнено непоколебимой решимостью. Я услышал каждое его слово.

— Как я и сказал, если у Всевышней Гестии или у самой Лили есть возражения, я не буду настаивать. Но если она соберётся принять моё предложение, я отнесусь к этому со всей серьёзностью и посвящу себя укреплению нашей с ней связи.

Мне оставалось только слушать Финна. Его лицо снова расплылось в улыбке.

— Она будет жить счастливой жизнью, это я обещаю. Не мог бы ты передать ей всё, что я тебе сегодня сказал?

С этими словами Финн допил свой чай. Поднявшись на ноги, Финн вытащил бумажку откуда-то из жилета и положил её на стол.

— К несчастью, время у меня будет только завтра.

Попрощавшись, он оставил меня наедине с бумажкой, на которой был написан адрес. Оплатив счёт и помахав мне рукой, Финн покинул кафе.

— …

…Если она захочет мне ответить, скажи, чтобы завтра пришла по этому адресу.

…Если она не станет мне отвечать, ничего. Я просто проведу там день.

Я снова взглянул на бумажку. Направление было указано на Коине, аккуратным почерком с картой, указывающей место встречи. Осмотрев бумажку, я уставился на потолок. Долгое время я не мог сдвинуться с места.

Честно говоря, мне очень не хочется ничего передавать. Но я в долгу перед Финном, Айз, да и всей Паствой Локи за всю ту помощь, которую они оказали. Как они отреагируют, если я просто сообщение не стану передавать?

По меньшей мере, я должен передать Лили — это сообщение. Мне кажется, это мой долг.

…А что если…

Что если Лили примет это предложение выслушав то, что скажет ей Финн?.. Что я буду делать?

Потоку мыслей, в которых я затерялся не было конца. Я не знаю сколько времени я провёл сидя на стуле и смотря в потолок, пытаясь найти ответ.

Лили пребывала в задумчивости, даже когда все собрались за ужином. Она вела себя так, будто ничего не случилось, и как обычно участвовала в разговорах. Запечатав тяжёлые мысли глубоко в сердце, чтобы не разрушать настроения за обеденным столом, девушка улыбалась и веселилась вместе с остальными.

Ужином занимались Микото и Харухиме, они получили огромное количество похвал прежде, чем погрузиться в разговор между собой, наслаждаясь компанией. Вельф усердно пережёвывал еду, он даже не пытался заговорить с Лили. Гестия, несмотря на это, видела, что с её последовательницей что-то не так. Её тёмно-синие глаза то и дело скользили по Лили, но богиня, ничего не говоря, присоединилась к беседе Микото.

Белл выглядел взволнованным, Лили заметила, что он смотрел в её сторону чаще, чем обычно, но вела себя как ни в чём не бывало. Вскоре ужин закончился. Лили не пошла в гостиную, вместо этого направившись сразу к себе.

— Эм, Лили… у тебя есть время?

— !

Девушка уже собиралась начать подниматься по лестнице главного коридора, но неожиданно за её спиной раздался голос Белла.

По телу девушки пробежала дрожь, и она застыла на месте. В её голове снова проявились тяжёлые мысли и сомнения, которые закрались туда прошлым вечером. Сейчас она была слишком восприимчива к словам парня.

— Ч-что такое, сударь Белл? — спросила Лили натянутым, звонким тоном. Она повернулась и увидела, что парень был заметно смущён.

— Есть, эм, одна вещь, которую я должен тебе сказать…

Поскольку девушка не была уверена в своих собственных чувствах, ей, возможно, стоило бы отказаться от этого разговора. Но Белл попросил так жалобно, что девушка неловко кивнула, и они отправились в незанятую комнату на втором этаже. Оказавшись внутри, они зажгли одну из ламп с магическими камнями.

После этого…

— Лили предложили помолвку?..

— А-ага…

Ореховые глаза Лили чуть не вылезли из глазниц. Белл сказал ей, что другой полурослик предложил ей помолвку. Ранее этим вечером Финн Деймне попросил Белл организовать с Лили личную встречу. Поражённым взглядом девушка осмотрела лист бумаги, переданный ей Беллом. Парень кивнул, не переставая дрожать.

Почему Храбрец ей заинтересовался? Это было первым вопросом, который появился в голове Лили, но надолго он не задержался. Была одна куда более важная вещь. Лили сжала губы и уставилась на пол.

Как Лили и думала, в глазах сударя Белла, Лили всего лишь…

То, что Белл передал предложение помолвки, снова ввергло девушку в пучину мыслей. Раз Белл принёс ей предложение помолвки от другого мужчины, а не своё собственное, острыми когтями начало терзать её сердце. Она пыталась примириться с отношением парня к Айз ещё с прошлого вечера, помолвка стала вторым ударом. Лили никак не могла отвести взгляд от пола.

Белл смотрел на девушку, пытавшуюся скрыть от него свою реакцию, но это заставило его понять, что его слова её расстроили. Поддавшись панике, парень снова заговорил:

— Т-ты можешь ничего не отвечать, если не хочешь! Финн сказал, что он ни к чему не хочет тебя принуждать, поэтому я могу просто передать ему, что ты не хочешь!..

Лили понимала, что вынудило Белла на это пойти. Он никогда бы не отверг такую просьбу. Потому что эта просьба исходила от Финна, главы Паствы Локи. После всего, что тот сделал для Белла, парень не мог отвергнуть его просьбу.

Но…

Ей не хотелось слышать этого предложения.

И, тем более ей не хотелось слышать его от Белла. Боль разрывала её сердце, именно потому что он доставил это сообщение. Лишь эта мысль была для девушки важной.

Передача предложения другого мужчины показала Лили, что именно видит в ней Белл. Белл считает её союзницей, членом своей Паствы. Если он её и любит, то только как часть своей семьи, никаких романтических чувств.

Глаза девушки намокли. Мучительная боль и ощущение потери в сердце заставил глаза прослезиться. Чувства начали разрывать её грудь изнутри. Она не слышала ничего, что сейчас ей говорил парень.

Не поднимая взгляда, Лили смогла унять разрывавшие её изнутри эмоции и дрожащими губами произнесла:

— Что думаете, сударь Белл?..

Она хотела узнать мнение парня об этом предложении, и как он ответит на терзающий её вопрос.

Ночное небо едва проступало из-за задёрнутых штор, прикрывающих окна. Лампа с магическим камнем освещала только одну сторону лица Белла. В его глазах девушка видела нерешительность.

— Я… Я, ну…

Губы Белла открывались и закрывались, но из них не вылетало ни звука. Его сомнения были последней каплей. Ревущий гнев наконец победил все остальные эмоции, разрывавшие Лили, и ринулся прямо в её голову. Стиснув зубы и сжав кулаки, Лили зловеще уставилась на Белла своими ореховыми глазами. Её губы открылись, а мгновение спустя вся её ярость вылилась в крик:

— Лили ненавидит вашу нерешительность!

Её крик прозвенел в комнате, его отголоски обрушились на парня будто удары молота.

— Решено! Лили встретится с Храбрецом!

— Ты, что?!

— Помолвка с Храбрецом? Лили будут завидовать не только все полурослицы, но и вообще все девушки города!!! У него есть всё: власть, деньги, слава! Лили всегда мечтала выйти за богача!

— Л-Лили, тебе не кажется, что это как-то отчаянно звучит?..

— Лили не в отчаянье!!!

После этого разговор между Лили и Беллом стал напоминать разговор между давно женатой парой. То с одной, то, с другой стороны, начали сыпаться подколки и упрёки.

Лицо Лили покраснело, она перешла на очень громкий голос, отчего Беллу оставалась только защищаться.

— Финн Деймне намного, намного лучше нерешительных пустоголовых ловеласов, которые не могут понять эмоциональных сигналов, очевидных даже для детей, вроде вас, сударь Белл! Он на голову выше, первоклассный джентльмен!!!

Последний словесный удар Лили подействовал не хуже хорошего апперкота. С лёгким стоном Белл отступил на несколько шагов и согнулся. Получив сравнение с Финном не только в качестве авантюриста, но и в качестве человека, Белл оказался потрясён своей несостоятельностью.

Лили развернулась на каблуках, а парень не мог издать ни звука.

— !!!

Распахнув дверь, девушка выбежала из комнаты.

— Лили!

Белл сделал за ней шаг и крикнул во весь голос, но этого было недостаточно чтобы её догнать. Девушка уже выбежала из заднего входа поместья. Пробежав металлическую решётку, она отправилась в город, наполненный ночными огнями.

Пробегая по улицам, Лили позволила взять эмоциям над собой верх.

— …Риверия, как я и планировал, завтра я уйду на весь день. Присмотри за Паствой.

Сумеречное Поместье, дом Паствы Локи.

Резиденция этой Паствы напоминает нагромождение башен, в одной из которых и расположен кабинет генерала. Комната Финна украшена плотным ковром, разноцветным, как цветочная клумба, каменным камином и высокими дедушкиными часами. Каждый предмет убранства качеством подобает рангу полурослика. Впрочем, самой привлекательной чертой просторной комнаты было, несомненно, полотно на стене, изображение богини, закованной в броню с копьём в руках.

Финн сидел в кресле за чёрным деревянным столом со стопками документов. Он заполнял документы, связанные завтрашней операцией, вместе со вторым командиром, Риверией.

— …Это неожиданно.

— Что именно?

— Я знаю о той личной цели, которую ты себе поставил, потому что ты не раз упоминал о ней с нашей первой встречи. Было бы странно, если бы было иначе после стольких лет. Но, мне казалось, что ты не слишком заинтересован в романтических отношениях. То, что ты так напористо организовываешь эту встречу… меня удивило.

Величественная эльйика, чьи длинные нефритовые волосы были подвязаны за спиной небольшой ленточкой отклонилась на стуле. Она молчаливо начала изучать лицо сидевшего напротив Финна.

Помолвка члену своей расы самое активное действие, которое он когда-либо предпринимал.

В то же время, несмотря на тот факт, что полурослик-герой считал эту помолвку частью своей миссии, казалось, он очень её ждёт.

— …Всё своё время я был очень занят, но сейчас взглянуть на жизнь с такой стороны кажется не самой плохой идеей. И ещё… может прийти день, когда я сложу голову, служа этой Пастве. Принимая во внимание недавние события, этот день может настать очень и очень скоро.

— …

— Конечно, воля моя сильна, как никогда раньше.

Перьевая ручка Финна не останавливалась, когда начался этот разговор. Он перестал писать и оторвал взгляд от документов.

— Впрочем, может я просто обмяк в последние годы, — растянув на лице улыбку, добавил Финн.

Сказав, что это один из способов подготовиться к неожиданностям в будущем полурослик добавил ещё одну вещь:

— А самое главное… мне повезло встретить особенного человека. Меня довольно сильно впечатлило, что среди моего народа есть те, кто способен сделать то, что делала та девушка, — Финн прикрыл глаза, будто вспоминая момент, в который он впервые её встретил. Отклонившись на стуле, с улыбкой на лице он перевёл взгляд на окно, за которым в облаках над городом светила луна. — Интересно, придёт ли она?

Темнота ночи начала спадать, её заменял утренний свет на востоке. Утро вступило в свои права.

Множество авантюристов направлялись к Подземелью. Лили пробиралась через толпу по Южной Главной Улице.

— Что же я делаю?..

Прошептала себе под нос Лили, опустив голову и рассматривая каменную мостовую. Сбежав из дома ночью, она отправилась прямиком к Гному Торговцу. Разумеется, Бом, владелец, был удивлён, когда увидел девушку на пороге, но не стал её прогонять, когда она попросила остаться на ночлег. Она осталась у него до утра… а когда пришёл выбившийся из сил беловолосый парень, искавший её, она попросила владельца отправить его домой.

Всё из-за отчаянья. Как стыдно. Может ей хотелось, чтобы Белл ощутил волнение, беспокойство… начал ревновать?

Как это мерзко, Лили в очередной раз ругала себя, её окутывала мрачность. Она сбежала чтобы не слышать то, что слышать не хотела, чтобы отвернуться от того, что не хотела видеть.

— …

Ей должно было быть безразлично, но девушка не знала, как ей встретиться с Беллом. Что ей делать? Как извиниться? Стоит ли ей пойти домой?

Она остановилась перед одним из зданий, терзаемая этими вопросами. Это место было описано в записке Финна Деймне, место, в котором он будет ждать.

Девушке пришлось уйти довольно далеко от главной улицы и пройти несколько аллей чтобы сюда добраться. Зайдя так далеко, она захотела пойти до конца. Она уже ударилась о дно, почему бы не отдаться на волю случая снова. Почему бы и нет? Подумала про себя девушка, оказавшись перед дверью.

Здание, указанное в записке, было на удивление маленьким. Оно было расположено между западной и юго-западной районами города, на самой его окраине, у городской стены. Прохожие ходили здесь нечасто, поэтому кафе, известное как «Скрытая Нора Полуросликов», было очень сложно обнаружить среди высоких зданий узкого переулка.

С первого взгляда можно было понять, что это один из повсеместных баров Орарио.

— Кто бы мог подумать, что в Орарио есть и такие места…

Лили прошла под огромной вывеской «ТОЛЬКО ПОЛУРОСЛИКИ!» написанной крупными буквами на Коине и положила руку на деревянную дверь, распахнув её с тихим скрежетом.

Весь обиход внутри был сделан под полуросликов, то есть был маленьким.

Не только низкие потолки, но и столы со стульями казались подходящими только для детей других рас. Несколько закадычных посетителей уже сидели на привычных местах, несмотря на раннее время. Посетители, официанты, даже бармен, все были полуросликами.

Все они были под стать размерам кафе, никто не выделялся. Впрочем, представитель другой расы, человек например, оказавшись в этом кафе наверняка был бы очень сильно ошарашен. В конце концов, никто не ожидает увидеть, как кучка детей сидит за барной стойкой и потягивает эль. Даже для Лили, самой полурослицы, было странно видеть сидящих на стульях полуросликов, чьи ноги доставали до пола.

Несмотря на расположение, дела в баре для полуросликов шли хорошо, возможно оттого, что его посетители чувствовали гордость и приходили сюда именно из-за эксклюзивности этого места. Лили стояла перед дверью, ошарашенно осматриваясь, в этот момент к ней подошёл один из полуросликов-официантов.

— Добро пожаловать. Если вы пришли без сопровождения, за стойкой много мест для одино… стоп. — присмотревшись к лицу посетительницы полурослик-работник замер.

Пока Лили удивлённо осматривалась с её головы сполз капюшон, вместе с тем прикрывавший её лицо. И поэтому…

— А!

— Лилирука Арде?! Паства Гестии?!

— Кажется вы… сударь Лунь?

Лили узнала ткнувшего в неё пальцем и закричавшего работника.

Огромные круглые глаза и светлые волосы, он выглядел как ребёнок, которого какой-нибудь богатей бы нанял для выполнения мелких поручений. Лунь Эспел. Авантюрист и бывший член Паствы Аполлона, которая противостояла Пастве Гестии в «Битве».

Лили и её друзья одержали победу в этом столкновении и, в результате, изгнали Аполлона из Орарио. Бывшим членам Паствы Аполлона была предоставлена возможность присоединения к другим Паствам, по их выбору… Лунь, судя по всему, стал работать в качества официанта в этом баре.

Удивление Луня быстро переросло в гнев. Он посмотрел на Лили с неприкрытой неприязнью.

— Это из-за твоей Паствы я тут столы драю, а не в Подземелье с монстрами расправляюсь! Чем будешь искупать вину?!

— Разве это не вы охотились на сударя Белла и ради него объявили «Битву»? Лили ничего делать не обязана… Хоть мы и воспользовались не самыми честными методами.

Судя по всему, Луня не приняла ни одна другая Паства после «Битвы». Полурослики и без того являются жертвами дискриминации, а сам Лунь всего лишь низкоранговый авантюрист который не поднял свой уровень. Пусть полурослик и был членом Паствы Аполлона, среднего класса, но, в отличие от авантюристов третьего ранга, вроде Дафны и Кассандры предложений присоединиться он не получал.

Когда сам Лунь предлагал свои услуги, начинались перешёптывания про его «предательство» во время штурма Замка Шреме. Подобные действия никто оправдать не мог, поэтому полурослику раз за разом указывали на дверь.

…Репутации «Троянского Коня», разнёсшейся по городу причиной был тот факт, что Лили, пользуясь своим заклинанием, замаскировалась под Луня и ударила Паству Аполлона в спину. Настоящий Лунь на поле боя так и не появился, поскольку всё это время был заперт в ящике, где-то в городе. Взгляды наблюдателей были прикованы к боям, поэтому никто не обратил внимания на появление Лили, когда та отменила действие магии. Поэтому, на Луня обрушилась вся вина за произошедшее… Он не избежал чёрной метки.

Несмотря на то, что использование грязных трюков для уменьшения боевого потенциала вражеских сил не редкость перед «Битвами», да и после появления на поле боя Вельфа, Микото и Лю также стали называть загадочными перебежчиками, Лили всё равно казалось, что ради победы с Лунем поступили неправильно.

— К тому же Лили слышала, что Всевышний Миах предложил вам место в своей Пастве. И Лили слышала, что его предложение было отвергнуто… Почему вы его не приняли?

— Э… Н-ну я, вообще-то был членом Паствы Аполлона, знаешь ли! С чего бы мне идти в погрязшую в долгах слабую Паству?

Лили одарила Луня взглядом, в котором читалось явное негодование, услышав возражения небольшого авантюриста. Она и сама понимала какой стресс приходит с долгами… но, скорее всего, самая обычная гордость и остановила Луня. В качестве доказательства можно привести в пример Дафну и Кассандру, которые вступили в «погрязшую в долгах слабую Паству», по собственному желанию.

— Что же, почему бы тебе тогда не вступить в Паству Лили? Лили лично обратится к Всевышней Гестии, — предложила девушка с толикой сочувствия в голосе.

— Да хрена лысого я стану! У вас, ребята, намного больше долг чем у Миаха! — отверг предложение Лунь. Ему было известно с какой помпой было объявлено о долгах Паствы, в которой состоит Лили. Девушка заметила, что пытаться помочь полурослику больше нет смысла, и сдалась.

— …Кое-кто ждёт Лили, поэтому Лили заходит.

— Как скажешь.

Лили подвела черту этой бесполезной перепалки. Лунь отвернулся от неё и гневно потопал прочь.

Слегка выбитая из колеи грубостью Луня Лили прошла в обеденную зону. В поисках пригласившего её в это место человека она начала осматриваться и почти сразу его нашла. Он сидел за столом спиной к бару рядом с открытым окном. Его освещал проникающий в окно солнечный свет, из-за перешёптываний окружающих, бросавших на него взгляды обнаружить полурослика, было нетрудно.

— …О, ты решила прийти.

Финн Деймне читал небольшую книгу, уменьшенную специально для полуросликов. Заметив приближение Лили, он оторвал взгляд от страниц.

Может для того, чтобы скрыть свою личность, а может просто в качестве аксессуара, Финн носил очки. Эти очки придавали ему интеллигентный вид, который в сочетании с детским обликом и очень взрослым поведением и был одной из главных причин, по которым Финн был так популярен среди авантюристок города. Лили впервые увидела это воочию.

Финн одарил девушку дружелюбной улыбкой, заставив наблюдателей впасть в истерию. Никто и представить себе не мог, что Лили была той девушкой, которую ждал знаменитый первоклассный авантюрист, надежда своего народа и носитель титула «Храбреца».

Лили ощутила удивление во взглядах, собравшихся вокруг полуросликов. Даже Лунь, время от времени со злобой поглядывавший на девушку, застыл. Лили была будто вытащенная из воды рыба, она не знала, что делать дальше.

Финн, совсем наоборот, будто не беспокоился об окружающих взглядах и начал, как ни в чём не бывало, говорить:

— Честно говоря я не ждал, что ты сегодня придёшь. Может, посланника, но не тебя лично.

— …Если не был уверен, зачем вообще было приглашать? — ссора с Беллом тяготила сердце девушки, поэтому её ответ был пропитан иронией.

О нет! Подумала девушка, как только слова вылетели из её рта. Она только что обратилась к авантюристу высокого ранга, который явно превосходит её в положении таким грубым тоном. Пока она ожидала ответа по её спине пробежал холодок, но полурослик только тихонько усмехнулся. Его золотистые волосы поблёскивали в мягких солнечных лучах, пробивающихся сквозь окно.

— Не хочешь присесть?

— …

Его спокойствие осталось непоколебимым, а Лили тихонько сделала то, что ей предложили. Она не сводила взгляд с его улыбки и села на стул напротив Финна.

— Поскольку нам впервые выдалась возможность пообщаться с глазу на глаз, думаю будет правильно, для начала, представиться? Я Финн Деймне. Спасибо, что пришла.

— …Лилирука Арде.

Оба полурослика знали имена друг друга, но Финн всё равно представился из вежливости. Лили также последовала этикету. Сейчас они встретились чтобы обсудить возможность официального брака.

Финн снял очки, положив их рядом со стаканом, который был почти полон. Он заказал напиток и для Лили, и Лунь принёс его, поставив на стол. На лице официанта читалось множество сложных эмоций. Как только он отошёл, между Лили и Финном начался разговор.

— Можно сказать, что ты открыта к моему предложению, поскольку пришла лично? — Финн не стал обмениваться любезностями или пускаться в разъяснения. Его голос был тихим, а улыбка не сходила с его лица всё время встречи.

Лили сидела, уставившись на свои колени.

…Принять его предложение это неплохая идея, сказал тихий голос в голове Лили. Её чувства к Беллу ни к чему не приведут; какую боль это бы не приносило, это было очевидно. Поэтому девушка никак не могла избавиться от чувства, что принятие предложение сидевшего напротив полурослика это лучший вариант. Финн, как и она полурослик, но также он известен всем и каждому как «Храбрец».

Белл упоминал, что она будет «жить счастливо». Скорее всего это правда. Оказавшись перед Финном, девушка ощутила его прямодушие и силу характера. Принимая во внимание положение и силу характера полурослика, его избранница будет жить с комфортом, совершенно не беспокоясь об окружающем мире. Вряд ли в её жизни снова появится подобное предложение. Такая возможность предоставляется всего раз. Без разрешения Гестии Лили не может покинуть Паству, но, если она решит следовать за Финном, скорее всего девушка будет жить лёгкой, вольготной жизнью до конца своих дней.

Возможно, даже придёт день, когда Финн заменит беловолосого парня в её сердце.

— …Пожалуйста ответьте на один вопрос, — до этого момента Лили задавала немало вопросов в своей голове, но на каждый находила собственный ответ. Из её рта вырвалось нечто похожее на шёпот. Она медленно подняла голову, и взгляд её ореховых глаз встретился со взглядом голубым. — Почему была выбрана Лили?

Вопрос был самым важным.

Лили получила далеко не лучшее воспитание. К тому же у неё было преступное прошлое, одно время она была воровкой. Девушка считала, что человеком, с которым она пойдёт одним путём вряд ли может быть похож на Финна. Поэтому она хотела узнать о настоящих чувствах сидевшего напротив полурослика.

— Белл Кранелл тебе не сказал? Твоя отвага произвела на меня впечатление.

— Отвага? Множество других полуросликов отважны. К тому же, многие полурослики гораздо сильнее Лили.

— Наверняка ты права. Но сила и отвага не всегда идут рука об руку. Ты столкнулась с огромной опасностью и тебе хватило воли, чтобы справиться с ней, несмотря на то что тебе известно о собственной слабости. Я слышал, что ты сделала на восемнадцатом этаже. Ты рисковала собственной жизнью чтобы помогать другим, как великая Фиана. Ты яркий пример для всех полуросликов.

Лили слегка покраснела, когда Финн не задумываясь выложил ей свои мысли. Неожиданная и очень искренняя похвала застала её врасплох, девушка потрясла головой чтобы снова собраться с мыслями:

— Вы слишком много веры вкладываете в Лили. Лили не какой-то ангельский полурослик. Сударь Финн, вы наверняка слышали от других авантюристов слухи о полурослике с «ловкими пальчиками»? О том, кто крал предметы и деньги у авантюристов?

— До меня доходили слухи.

— Лили была тем полуросликом. Она заманивала авантюристов в ловушки и уносила всё ценное, что при них было. Любого, кто встречал Лили ожидала такая участь. Поэтому Лили плохой, просто отвратительный…

— То, что об этом ходили слухи говорит о том, что жертвы оставались живы и могли об этом рассказать. Я присматривался к инцидентам, потому что один из моих подчинённых стал жертвой. Все жертвы краж живы и здоровы.

— …

И после того как Лили призналась в своём тёмном прошлом, Финн остался непоколебим, заявив, что она никого не убила.

Лили снова уставилась на свои колени.

Она хотела опровергнуть слова полурослика. Она призналась, что за год совершила очень много преступлений, несколько раз она даже подвергала опасности жизни авантюристов.

Однако, те авантюристы были очень крепкими.

Даже потеряв всё, что они имели, эти авантюристы цеплялись за жизнь, как тараканы. Была одна причина, по которой девушка не поднимала на авантюристов руку, они того не стоили. Лучшим способом отомстить было заставить их страдать. Быстрая смерть была бы слишком милосердной, поэтому Лили никогда не пыталась убивать своих жертв.

Лили… была наивна.

— Я живу в Орарио достаточно долго, чтобы знать, что украсть ценности, не убив жертву, непростая задача… Я не божество. У меня нет права тебя судить, да и я этого не хочу.

Слова Финна были наполнены силой, они пронзали, будто остриё копья. Но выражение на его лице было спокойным. Финн снова улыбнулся и произнёс:

— Всё, что я вижу, это какая ты сейчас.

— …

— И девушка, которой ты стала обладает важнейшим качеством, которое давно потерял наш народ.

Голубые глаза Финна блеснули. Он с восторгом посмотрел на Лили.

— Лили… домой не возвращалась.

Прошептал я сам себе, стоя в гостиной. Прошлой ночью я оббегал весь город, но она нигде не появлялась, поэтому я вернулся, домой поджав свой несуществующий хвост. У меня был всего один лучик надежды, я снова и снова себе повторял, что она вернётся утром… Но солнце встало, а Лили всё нет.

— Неужели она правда… пошла на встречу с Финном?..

Она сказала, что пойдёт. И сегодня день встречи.

Вельф и Микото готовят завтрак на кухне… Я долго и тщательно пытался обдумать всё сам, но наконец решил обратиться за советом к боженьке. Поднявшись по ступенькам, я оказался перед её комнатой на третьем этаже и постучал в дверь.

«Входите», — донёсся голос из комнаты.

— О, это ты, Белл. От Харухиме я слышала, что наша помощница пропала. Ты знаешь, что случилось?

Я… не знаю, что сказать.

Боженька готовилась к работе продавщицей воздушной картошки, когда я вошёл. Её вопрос меня ошарашил. Отведя взгляд, я какое-то время осматривал комнату, а потом выложил всё, что произошло вчера ночью, уверен, вид у меня был при этом очень жалким.

Я рассказал о каждой мелкой детали, надеясь получить какой-нибудь любопытный совет. Боженька вздохнула. Протяжно вздохнула. Я успел несколько раз моргнуть.

— Белл. ТЫ... если хочешь её порадовать, нельзя так долго думать, прежде чем что-то сделать.

— !

Моя голова наклонилась сама собой, когда я услышал ответ боженьки. Ведь правда. После всего произошедшего с Лили, когда она состояла в Пастве Сомы, не могу сказать, что из жалости, но мне очень хочется сделать её счастливой.

А после того, как Финн сказал, что… Финн сказал, что она «будет счастлива». Зная его, я могу быть уверен, что он действительно может её осчастливить. Её будет лучше с ним, авантюристом высшего ранга, который гораздо меня сильнее.

Лили это подтвердила. Знаменитый полурослик-герой гораздо лучше меня, идеальный джентльмен.

…Не важно, что я скажу или сделаю, результат не изменится.

— Просто чтобы ты знал, если помощница… Лилирука… попросит меня отпустить её из Паствы, я не стану её останавливать.

— ?!

Боженька будто мысли мои прочла, может она правда мысли читать умеет?!

Часть меня верила в то, что, будучи нашей богиней Всевышняя Гестия поставит крест на этом браке, если до этого дойдёт. Стоит ли говорить, что теперь эта уверенность исчезла.

— На одну соперницу меньше…

Мой разум наполняло столько мыслей, что я даже не расслышал, что боженька пробормотала себе под нос. А потом она громко ко мне обратилась:

— Белл. С точки зрения помощницы твоя неспособность принять решение, о котором она тебя спросила, кажется вмешательством в её дела. Уверен, она говорила тебе об этом лично: она сама решит, как ей хочется жить, что обрадует её больше всего.

— А…

— Будь я на её месте, и именно ты пришёл ко мне с подобным предложением, я была бы в шоке.

Боженька посмотрела на меня добродушным взглядом, то, что она говорила, звучало как упрёк, но она казалась очень довольна собой.

— Белл, наша помощница исчезнет, если ты ничего не будешь делать. Ты этого хочешь?

— Я…

— Знаешь, тебе стоит проявить немного эгоизма.

Она мне улыбнулась, посмотрев на меня взглядом своих чистых синих глаз. Какое-то время я стоял неподвижно. Мгновение спустя руки сами сжались в кулаки.

— …Прошу прощения. Завтрак мне не нужен!

Я отвернулся от боженьки и бросился из комнаты прочь. Краем глаза я заметил её улыбку, когда поворачивался. В считанные секунды я преодолел лестницу поместья.

— …Даааа… Богам суждено только страдать.

Гестия снова протяжно вздохнула, наблюдая в окно как Белл выбегает в парадные ворота и прекрасно понимая, что сейчас она помогла своей сопернице. Несмотря на сказанное, улыбка не сошла с губ Гестии.

— Эй! Эй, Айз! Ну-ка приготовься! Финн будет окольцован!

Айз повернула голову в сторону голоса и на неё сзади напрыгнула с объятьями девушка.

Дом Паствы Локи, узкий коридор поместья.

Амазонка Тиона неслась по коридору распахивая двери, прежде чем наскочить на Айз. Обе её руки приобняли девушку за плечи, она излучала чистейшую энергию.

— Финн будет?..

— Ага, ага! Я слышала, как он с Риверией говорил в коридоре вчера вечером! Оказалась в нужное время в нужном месте!

Золотые глаза Айз распахнулись от удивления. А Тиона начала очень активно кивать, ей едва удавалось сдержать свой восторг.

— Представь! Финн одел очки, когда уходил утром, сама видела! Он явно на встречу с невестой пошёл! Ооооо, как же интересно, кого он домой приведёт?

Тиона озвучивала каждую мысль, приходившую ей в голову, поднимая в коридоре шум.

Айз пыталась идти дальше, с заключившей её в медвежьи объятия амазонкой на плечах. «Ммм», — тихонько произнесла девушка, поднимая подбородок и призадумавшись. Ей казалось странным, что полурослик, генерал Паствы идёт на обсуждение брака. Она уже собиралась начать об этом разговор, когда…

— …Не хочешь прояснить о чём речь?

Сзади будто повеяло ледяным ветром.

— Ой…

Айз и Тиона застыли, они сразу поняли кто оказался за их спинами.

Уголок в «Тайной Норе Полуросликов».

— Я получил грандиозный титул «Храбреца», только потому что надавил на Локи.

Разговор Финна и Лили продолжался, про них перешёптывались, по ним скользили взгляды зевак.

Финн рассказывал, как ему пришлось договариваться, чтобы Локи протолкнула командиру своей Паствы титул «Храбрец» на одном из Денатусов. Таким был его путь исполнения своей миссии. Он был решительно настроен стать символом для расы полуросликов.

— Я готов сделать что угодно для возрождения нашего народа. Это касается и тех полуросликов, которые родятся после меня. Чтобы это сделать… мне нужен наследник.

Лили сидела притихнув, слушая как Финн рассказывает о своей решимости, и почему ему так важен подходящий партнёр.

Поскольку Лили с ранних лет осталась сиротой, она прошла немало сложностей, чтобы выжить. У неё не было времени на веру в Фиану, поэтому она практически ничего не знала об этой богине. Конечно, она слышала, что Фиана важна полуросликам, ровно столько, сколько знали о богине полуросликов представители всех остальных рас. Поэтому, Финн помог девушке понять какую важную роль играла отвага в становлении Фианы лучом надежды для расы полуросликов. И насколько он предан этой богине.

— …Сударь Финн, есть ли женщина, которая занимает в вашем сердце особое место?

Вопрос вылетел изо рта Лили прежде, чем она поняла, что его задаёт.

Всё что она до этого слышала говорило о том, что Финн жертвует собой ради блага собственного народа. Она не могла не задать такой вопрос. Её вопрос застал Финна врасплох, но полурослик ответил.

— …Есть одна несносная девчонка, которая питает ко мне чувства.

Он на мгновенье прервался, но потом продолжил, усмехнувшись.

— Её преследования приводят к неловким моментам, а порой доставляют головную боль… но, когда её нет рядом, кажется, будто чего-то не хватает. Иногда мне даже кажется, что со мной что-то не так.

Его губы скривились в натянутой улыбке, но Лили увидела в ней доброту.

— …Впрочем, меня не интересуют удовольствия обычной жизни. Тот момент, в который во мне расцветёт мысль об обычной счастливой жизни, всё что я сделал, все трудности, которые я преодолел обратятся в ничто.

В этих словах слышалась убеждённость. Глаза Финна блестели в солнечном свете будто глаза доблестного рыцаря, помнящего о своих клятвах. Всё ради своего народа. Как полурослик, Лили была тронута вдохновляющим стремлением посвятить себя своей цели. Она ничего не могла поделать. У неё никогда не было такого сильного стремления, такого желания посвятить себя цели, которое было у Финна.

А…

Решимость Финна посвятить чему-то свою жизнь тронула сердце девушки.

Нет, это заставило её вспомнить. Её чувства к парню.

Точно…

Тем, кто спас её был не полурослик Финн Деймне и не какой-нибудь бог.

Её спасителем был Белл.

Каждый встречный просто игнорировал грязного полурослика. Первым, кто обратил на неё внимание, кто по-настоящему её заметил был беловолосый парень.

Да, точно. Лили же…

Что бы ни случилось, даже если от него отвернётся Гестия, Лили никогда его не оставит. Даже если мир объявит его преступником, и изгонит куда-нибудь за край мира, Лили будет рядом с ним. Она продолжит его поддерживать.

Парень устремился вперёд с головокружительной скоростью, но, несмотря на это Лили решила пройти этот путь вместе с ним.

В тот день, когда она была прощена, принята и обнята, когда парень радовался вместе с ней, она приняла своё решение.

— …

Что это? Лили вдруг ощутила радость.

В конечном итоге она и Финн оказались одинаковы. Она будто смотрела в зеркало. У неё тоже есть то, чему она посвятила жизнь. В этот момент гарантированная беззаботная жизнь ускользнула от Лили. И те эмоции, которые она испытала несколько дней назад наверняка снова нанесут удар.

Несмотря на это, Лили решила: что бы ни случилось, она никогда не оставит Белла. Дело не в каком-нибудь искуплении, она просто этого хотела. Лили продолжит помогать Беллу. Она посвятит жизнь своей семье, как делает это сидящий напротив полурослик.

— Всё это… не имеет значения…, — тихонько прошептала Лили.

— ? — наклонил голову Финн.

Если смотреть предвзято, можно принять Лили за слепую, с нейтральной точки зрения, она просто верна. Но с самой лучшей точки зрения она просто испытывает безоговорочную любовь.

Она, очень обычная на вид девушка-полурослик, помимо всех прочих соревнуется с самой богиней. Отчасти девушка ощущала это так. Но с самого начала не имело никакого значения, с кем она состязается и есть ли у Белла особенный человек.

— …Простите, сударь Финн.

Лили посмотрела Финну прямо в глаза.

— Лили отвергает ваше предложение.

Она мягко улыбнулась и склонила голову.

— Могу я узнать причину? — Финн ответил улыбкой, спрашивая почему.

— Также как вы посвятили жизнь своему народу, Лили тоже… посвятила свою жизнь Беллу. Лили приняла решение.

Лили добавила, что они с Финном очень похожи. Масштабы их обязательств очень сильно различаются, но уровень её решимости нисколько не меньше. Лили сказала, что она очень благодарна за то, что Финн напомнил ей о том, что она почти потеряла.

— Вот как, — кивнув, сказал Финн. — Хааах… Значит, не судьба, — Финн прикрыл глаза и вздохнул, на его губах появилась слабая улыбка. — У меня было предчувствие, что не стоит слишком надеяться. Да и указательный палец подсказывал, что предложение не сработает… Про палец считай интуицией.

— Если так, зачем было делать предложение?

Лили приняла сделанные Финном замечания в лёгком замешательстве. Он в ответ широко улыбнулся:

— Разве я не говорил? Твоя отвага приковала моё внимание.

— А…

— Я видел немало полуросликов, но от твоей храбрости дух захватило, — добавил он. — Как я мог не попробовать?

Он положил руку на грудь, но по виду можно было сказать, что на самом деле он доволен исходом.

Таким было качество, которое ценил Храбрец. Поскольку он пытается вдохновить своих людей, он искал партнёршу, способную вдохновить его.

— Что же, похоже, я возвращаюсь к гордому одиночеству.

Финн отклонился на стуле и задумчиво посмотрел на потолок. Перед Лили сидел не бравый генерал Паствы Локи, а Финн, такой, какой он есть на самом деле. Это зрелище заставило Лили улыбнуться.

— Если Лили встретит храбрую девушку, она вас познакомит.

— Буду рад. Не думаю, что справлюсь сам в этом вопросе. Мне всегда не везёт.

Финн посмотрел на Лили и улыбнулся в ответ. Несмотря на то, что Лили отвергла его предложение, было приятно найти такого же увлечённого человека, поэтому Лили и Финн продолжили разговор.

За их столом воцарилось спокойствие.

— Сэр, сэр! Вы что делаете?!

— ?

Тогда случилось это.

Дверь практически слетела с петель, все взгляды разом устремились к дверному проёму со смесью замешательства и удивления.

Лили и Финн были в числе уставившихся на дверь. Их внимание привлёк выбившийся из сил беловолосый парень.

— С-сударь Белл?!

Лили рефлекторно вскочила на ноги, удивившись позднему появлению парня.

Глаза Белла распахнулись в тот момент, когда голос Лили достиг его ушей. Парень бросился к столу, раскидывая мебель, преграждавшую ему путь.

Он бежал до «Тайной Норы Полуросликов», припоминая карту, которую нарисовал на листе бумаги Финн, точнее, он бродил по переулкам пока не нашёл нужное место и сейчас направлялся прямо к Финну. Лили наблюдала за парнем в шокированном молчании.

— Господин Финн! Пожалуйста, пожалуйста, не забирайте Лили!

— А? — только и могла произнести Лили.

Всего на одно мгновение Финн сидел с удивлением на лице. Он быстро понял, что случилось, глянул на Лили и подмигнул. Дьявольская улыбка появилась на губах полурослика.

— Какая досада… Она уже приняла моё предложение, Белл Кранелл.

Лили лишилась дара речи. Единственным, что не давало ей подскочить и спросить, что это значит был шок. «Просто подожди», — одним взглядом говорил полурослик, останавливая Лили. Девушка лишилась своего шанса разозлиться.

Вместе с этим, Белл побледнел как лист бумаги. Но он не сдался.

— Я… я всё равно хочу быть с Лили! Я не хочу её отпускать!

Решительность, с которой кричал Белл удивила Лили, заставив её покраснеть.

Глаза Финна блеснули, будто он был доволен собой. Он заговорил снова, с дразнящей улыбкой на лице:

— Мы уже решили стать единым целым. Ты собираешься нас разлучить?

— Да!

— Похоже, что у тебя есть какие-то веские аргументы. Начнём, что она для тебя значит?

— Она часть моей Паствы, моей семьи!

— И всё? Этого недостаточно.

— …Она мой самый первый и самый-самый важный партнёр!

Финн заставил Белла крикнуть то, что он чувствовал к Лили на самом деле. Девушка слышала каждое слово, каждый произнесённый слог заставлял её сердце биться чаще. По её телу разливался жар, в груди начало даже жечь. Теперь она поняла замысел полурослика. Он пытался показать ей, сколько на самом деле Лили значит для парня. Это было нечестно, почти подло. Но можно ли теперь остановить этот поезд?

Парень, прошедший до самого угла обеденной зоны и разговаривавший с Храбрецом, стал центром собравшихся зевак. Лили краснела с каждой секундой всё сильнее, но лишь переводила взгляд с Белла на Финна и обратно.

— После таких долгих поисков я, наконец, нашёл себе невесту. Я не могу так просто отказаться от этого брака… Решишься забрать её силой? У меня?

Шух. Финн поднялся со стула, будто бросая Беллу вызов.

Он авантюрист шестого уровня, один из сильнейших, гораздо сильнее чем Фрина Джамиль из Паствы Иштар. Белл сглотнул, но не отступил. Его очередь проявить эгоизм, и он не отступит, кто бы ни стоял на его пути. Белл расправил плечи и посмотрел Финну прямо в глаза.

Храбрец решил воспользоваться моментом и поразвлечься. Напрочь забыв о своём возрасте, Финн бросил вызов парню, будто подросток, ищущий драки:

—Храбрости тебе не занимать, будет интересно… Победитель дуэли решит её судьбу!

Лунь смотрел за происходящим разинув рот. Остальные полурослики с восторгом следили, надеясь увидеть какой оборот дело примет дальше.

Ну, а самой Лили было попросту некуда краснеть.

Д-да что происходииииииииит?!

Белл и Финн будут за неё сражаться?

Один из них может и просто играет, но второй совершенно серьёзен. Она видела эту решимость в глазах парня. Будто сцена из сказки, два рыцаря сражаются друг с другом за руку юной девы, или, может королевы. То, что она часть подобной истории заставляло лицо Лили пылать от смущения.

Я не подхожу для этой роли! Я бы прислугой в замке была, не больше! Кричала девушка про себя.

Похожая на варёное яблоко Лили наблюдала как Белл собирает всю свою храбрость, а Финн повернулся к ней и снова подмигнул.

Под одобрительные крики полуросликов, Финн объявил.

— Если нанесёшь хоть один удар, я отступлю. А если я одержу победу, она станет моей невестой.

— Задай ему! — раздался голос среди полуросликов-наблюдателей.

Белл медленно кивнул, и отошёл на три шага из угла обеденной зоны снова повернувшись к Финну лицом.

Всё зашло слишком далеко, подумала про себя Лили, но смущение наложило свой отпечаток. Ей стоило бы остановить этот бой, ринуться между ними и…

— …Генерал?

По бару будто вьюгой повеяло.

— ?!

Лили, Финн, Белл, все подпрыгнули с ужасом посмотрев на источник устрашающей убийственной ауры.

У входа перепуганные полурослики и Белл увидели амазонку, будто излучающую чёрную миазму.

— Т-Тионэ… Как давно ты здесь стоишь?

— Генерал, что это значит? Свадьба… Невеста?

Финн отпрянул. Тионэ явно слышала не всё, что происходило в баре. Казалось, что глаза амазонки были мёртвыми и пустыми. Её огромная, едва прикрытая грудь начала колыхаться, когда девушка зашагала к Финну. Пол под её ногами скрипел и прогибался. Само присутствие амазонки ошеломило посетителей бара. Многие не справились с исходившим от авантюристки давлением и, лишаясь сознания, падали на пол.

— Как ты узнала, что я здесь?..

— Нашла по запаху.

— Подожди, ты же вроде не зверолюдка?..

Пусть Финн и не говорил с Беллом всерьёз, Тионэ была последней, кто должен был услышать подобные слова. По лицу полурослика побежал пот. Амазонка, влюблённая в генерала до беспамятства, продиралась в угол бара раскидывая столы и стулья по сторонам.

Оказавшись в трёх метрах от Финна, она взревела.

— ГЕНЕРААААААААЛЛЛЛЛЛЛЛЛ!!!

— Держи себя в руках, Тионэ!

Финн проскочил под бросившейся на него амазонкой, склонившись так низко, как было можно, он бросился бежать будто испуганный кролик, перемещаясь по большей части прыжками.

Зловещий блеск загорелся в глазах Тионэ. Окончательно озверев, она развернулась и бросилась в погоню за Храбрецом, выскочившим из бара и с головокружительной скоростью бросившимся бежать.

Топ, топ, топ, топ! Отголоски шагов ещё какое-то время доносились до посетителей бара, а потом внутри повисло странная тишина.

Лили, Белл и оставшиеся в сознании полурослики были поражены. Полурослики быстро потеряли интерес и начинали возвращаться на свои места, массируя виски.

— …Эм, Лили.

— !

Никто не знал, что сказать, нарушившим молчание был Белл. Плечи Лили подскочили, она повернулась так, чтобы видеть лицо парня. Белл низко ей поклонился:

— Прости! Прости что я не смог принять решение вовремя, что я не сказал…

— Н-нет! Это всё недопонимание! Это сударь Финн придумал!.. Он решил вас подразнить!

— Он… подразнить?

— Да! Лили не приняла его предложение!

Лили отчаянно рассказала Беллу, что именно произошло. Белл принял эту новость с облегчением. Напряжение начало покидать его плечи, и он приложил руку к груди. Впрочем, его лицо не потеряло виноватого вида, и встретившись с Лили взглядами, он начал говорить:

— Я прошу прощения… за всё. Но я просто… я хочу, чтобы ты была рядом со мной.

Белл обнажил перед девушкой сердце, его щёки слегка покраснели. Глаза Лили округлились, и она также слегка покраснела. Её губы медленно расплылись в улыбке:

— …Лили тоже просит прощения. За то, что неожиданно разозлилась и сбежала из дома…

— Н-не надо, это же всё из-за меня…

— Нет, сударь Белл. Лили тоже виновата. Она наговорила очень много вещей, которых на самом деле не думает, и поставила вас в непростое положение.

Довольно долго парень и девушка обменивались извинениями, отведя взгляды, а когда снова посмотрели друг другу в глаза слегка смутились.

— …Идём домой? — предложил с улыбкой Белл.

— Конечно! — с энтузиазмом отозвалась Лили.

Белл извинился перед персоналом кафе за причинённые неудобства и за то, что ворвался в бар, а после этого извинился и перед посетителями. Лунь, спрятавшийся среди тех, кто потерял сознание, поднял голову и крикнул «И больше никогда тут не показывайтесь!» со всей злобой, которая в нём была. Лили и Белл покинули «Тайную Нору Полуросликов».

Безоблачное голубое небо царило над их головами, когда они проходили мимо толп людей и полулюдей, бредущих по своим делам.

— Эм, как бы мне это сказать?..

Они почти пришли домой. Лили и Белл были в таком замечательном настроении, что события прошлого вечера, казалось, никогда и не случались поэтому Белл решил высказать то, что было у него на уме.

Лили посмотрела на парня и увидела, что тот слегка покраснел, подыскивая слова.

— Лили, ты мне как сестра.

— Мххх…

— У-у меня всегда был только дедуля. Ни братьев, ни сестёр… Поэтому я не хочу потерять…

Парень стыдливо рассказал самые глубокие свои чувства к Лили. Уголки губ девушки дрогнули, она и раньше знала, что Белл видит в ней младшую сестру, но слышать такое всё равно было неприятно. Девушка решила не оставлять Белла, что бы ни случилось, но такое отношение совершенно её не устраивало. С дрожащими от гнева щеками она снова начала надуваться, но, пришедшая в её голову мысль заставила девушку улыбнуться.

— Сударь Белл, Сударь Белл, наклонитесь поближе.

— ?

С самым подходящим для невинной младшей сестры выражением девушка остановилась, Белл также не сделал следующий шаг, почти удивлённо. Беззаботный кролик сделал, как было сказано, и склонился к девушке-полурослику, чтобы она могла прошептать ему что-то на ухо.

Лили приблизилась к уху парня губами:

— …Я старше тебя, Белл.

Произнесла Лили взрослым, соблазнительным тоном.

— ?!

По спине подскочившего Белла пробежала дрожь. Парень схватился за ухо, в которое шептала Лили. Вскоре, он начал краснеть. Лили посмотрела на парня, подмигнув. На её лице снова появилась улыбка. Вид невинной младшей сестрёнки вернулся.

— А теперь, сударь Белл, идём домой.

— …П-постой, Лили! Ты… ты серьёзно?!

— Как знать.

Девушка зашагала по улице быстрым шагом. Белл отчаянно пытался поспевать.

Роба Лили колыхнулась, девушка бросила взгляд через плечо и увидела, что ярко-красный парень чуть не растянулся по мостовой, споткнувшись. Это вызвало у Лили новую улыбку.

Ясно, ясно.

Получается, мысли о ней как о старшей сестре вызывают такую реакцию.

Это стоит запомнить.

Щёки Лили слегка порозовели, когда она услышала бормотание Белла за спиной и радостно улыбнулась. Сведя руки за спиной девушка начала слегка подскакивать с каждым шагом по каменной мостовой.

Жалобный голос парня звучал чуть позади. На щеках Лили появились ямочки, пока она, наслаждаясь солнечными лучами, смаковала момент.