Том 8    
Глава 4. Ненаглядный телохранитель


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
naazg
17.02.2020 20:51
Спасибо
lastic
17.02.2020 14:24
хооооо
naazg
17.01.2020 21:11
Спасибо
onemeshnig
24.12.2019 08:34
Господи, какая же годнота! Спасибо!
naazg
23.12.2019 21:10
Спасибо
naazg
14.12.2019 21:12
Спасибо
razgildyai
14.12.2019 19:40
спасибо за перевод, хорошо что не бросаете
naazg
22.11.2019 21:13
Спасибо
aisdh
08.11.2019 04:23
Спасибо большое за перевод.
naazg
07.11.2019 20:51
Спасибо
ricco88
07.11.2019 20:15
Спасибо.

Глава 4. Ненаглядный телохранитель

— С возвращением, отважный авантюрист. Чем я могу вам услужить сегодня?

Стоит авантюристам начать задавать вопросы о своей эффективности в Подземелье и её увеличении, следует немедленный бодрый ответ.

— Пройдите сюда, уважаемый авантюрист. Я скажу вашей советнице, что вы ожидаете её в переговорной.

Когда авантюристы поднимают уровни и приходят с докладом глаза девушек начинают блестеть ещё ярче.

—Поздравляю. Второй уровень… ваше продвижение к третьему рангу авантюриста теперь официально подтверждено. Продолжайте усердно трудиться, и пусть вам благоволит удача.

Если же авантюрист вздумает пригласить одну из милых девушек на ужин, те в ответ улыбаются шире обычного и вежливо отказывают таким просьбам.

— Поскольку у вас нет срочного дела, пустите к стойке других авантюристов.

А когда авантюрист-новичок впервые оказывается у входа в Подземелье, девушка провожает его с улыбкой на лице.

— Добро пожаловать в Город Лабиринта Орарио. Мы, Гильдия, здесь чтобы вам помогать.

Секретари главного отделения Гильдии.

Они удовлетворяют нужды авантюристов и считаются «цветами» Гильдии.

В Пантеоне, как и всегда, было шумно.

Мраморный приёмный зал заполнен настолько, что яблоку негде упасть. Авантюристы всё прибывают, на их спинах и поясах покоится самое разнообразное оружие, повсюду царит характерный запах снаряжения. Эльфы вооружены посохами и луками, дварфы предпочитают молоты и секиры. Полулюди всех мастей, вооружены и закованы в броню, которая больше всего им нравится.

Авантюристы переходят от одной доски объявлений к другой, пока, наконец, не оказываются перед секретарями, терпеливо ожидающими их за стойками.

— Доброе утро сэр.

— Да, у меня возникла проблема…

— Закон чётко даёт понять, что тот, кто находит ценность в Подземелье имеет на неё полное право, поэтому её возвращение не представляется возможным…

Перед стойкой каждого из секретарей выстраивается небольшая очередь. Каждая из девушек должна разрешать проблемы, возникшие у авантюриста, подошедшего к стойке.

Все они профессионалки своего дела. Среди секретарей гильдии нет какого-либо деления на расы. Люди, чинтропы, кошколюди, даже несколько эльфов состоит в рядах работников Гильдии. Впрочем, есть у них одна объединяющая черта, все работницы до единой ошеломительно красивы.

Каждая из работниц прекрасна по-своему.

Приходящие в Пантеон авантюристы почти всегда сразу направляются к стойкам, поэтому можно без преувеличений сказать, что секретари составляют о Гильдии первое впечатление. А составленное авантюристом о Гильдии впечатление, плохое или хорошее, может напрямую повлиять на эффективность его работы в Подземелье, а это повлияет на то, сколько магических камней он будет ежедневно приносить. Поэтому, несмотря на то, что во время отбора навыки и личность кандидаток принимаются во внимание, самым важным критерием для работы секретаря Гильдия признаёт внешность.

Разумеется, это создало атмосферу, в которой множество грубых, могучих и диковатых авантюристов пытаются проявлять себя с лучшей стороны перед стоящими за стойками прекрасными девушками.

— Задание успешно завершено. Благодарим вас за труд. Гильдия проинформирует клиента о том, что его запрос выполнен.

Эйна, полуэльфийка, один из секретарей Гильдии.

Её коричневые волосы достаточной длины, чтобы падать на плечи. Изумрудно-зелёные глаза блестят за стёклами очков. Острые кончики ушей, чуть короче эльфийских, но длиннее людских, указывают на присутствие эльфийской крови в её жилах.

Женщина-зверолюдка завершила выполнение одного из заданий вывешенных на доске объявлений Гильдии. Эйна передала ей награду, подготовленную клиентом:

— Вот ваша награда. Можете её забрать.

Эйна улыбнулась, с вежливым поклоном протянув коробочку предметов. Она проводила авантюристку взглядом и оказалась лицом к лицу со следующим в очереди человеком.

В Гильдии она работает уже пятый год.

Из-за сложившихся дома условий ей пришлось искать работу сразу после выпуска из района образования. Она предпочла карьеру в Гильдии, но до сих пор удивлялась, насколько хорошо ей подходит это место. Разумеется, работа сложная и порой случаются очень непростые ситуации, но Эйне кажется, что это место того стоит. Она всегда была трудолюбива, и это пришлось очень кстати для авантюристов, ежедневно собирающихся в Подземелье.

Сегодня очередной занятой день, в который приходится без передышки разбираться с запросами авантюристов.

Наконец, настал обеденный перерыв. Поток авантюристов закончился, создавая в приёмном зале мгновение затишья.

Разобравшиеся с работой девушки потягивались и, наконец, начинали обращать внимание на время, поднимаясь со своих рабочих мест. Эйна также позволила себе расслабиться, а её коллега, девушка-человек, обратилась к ней с соседнего места:

— Эйна! Эй, Эйна. Пойдём пообедаем где-нибудь!

— Конечно, почему бы и нет.

Её розовые волосы трепыхались из стороны в сторону, когда она махала. Благодаря милым мягким чертам лица девушка была довольно обворожительна. Миша Фрот была подругой Эйны ещё со школьных времён, она едва дождалась перерыва, схватив полуэльфийку за руку и потащив её к выходу.

— Я такая голодная. Клянусь, ещё немного и мой желудок сам себя переварит!

— Миша! Не напирай.

Эйна сообщила другим коллегам, на прощание, что они отойдут, и послушно пошла за розововолосой девушкой, тащившей её за руку.

— Приятного обеда! — махнув рукой крикнула вслед одна из секретарей.

— Тебе везёт! Я такое отличное место нашла, еда там просто восхитительная! В Западном Блоке.

— Миша, ты уверена, что мы успеем там поесть и вернуться до конца обеденного перерыва?

— Мммм, наверное, успеем.

— Ну, знаешь…

Беззаботность Миши и её небрежность немного отталкивали Эйну, но, вместе с тем, вызвали у неё улыбку. Беззаботная Миша и вечно серьёзная Эйна были вместе очень долгое время. После стольких лет совместной работы они были почти парой.

Разговор, как в старые школьные времена, начался ещё до того, как они покинули Пантеон через один из выходов. Они вышли с противоположной главной улице стороны здания.

Заострённые ушки Эйны дёрнулись, когда её громко окликнули в переулке:

— Э-Эйна!

Когда девушка повернулась она увидела молодого дварфа:

— А… кажется, вы… Дормул?

— К-как неожиданно что я встретил тебя на улице. Я просто мимо проходил…

Как и большинство дварфов, Дормул был мощным, коренастым мужчиной. Впрочем, он был выше большинства своих собратьев и его рост составлял около ста семидесяти сантиметров. Его руки напоминали мощные нижние ветки какого-нибудь векового дуба. Улыбка превращала его глаза в два тонюсеньких разреза. Из-за внешности казалось, что Дормулу куда больше подошла бы жизнь где-нибудь в гармонии с природой, чем в огромном мегаполисе.

Он нервно почесал нос и попытался как можно скромнее заговорить с Эйной:

— Слушай, Эйна, ты же это, на обед вышла, ага? Я тут тоже собирался чего-нибудь пожевать… Н-не хочешь вместе сходить? Конечно, я заплачу за всё!

— Эм, не нужно ни за что платить и… Дормул, я с коллегой собиралась пообедать, поэтому…

Эйна уже сбилась со счёта, сколько раз этот дварф «случайно» натыкался на неё и приглашал на обед. Эйна уже не знала, что ей с этим делать.

Гора мышц под роскошной бронёй выдавала в Дормуле авантюриста. Поднявший ранг авантюрист третьего уровня, сделавший себе имя во множестве стычек в Подземелье, раньше был под опекой советницы Эйны. Они знают друг друга не первый год.

Эйна прекрасно знала, что нравится этому дварфу. Девушке не хотелось казаться эгоисткой, не дававшей ему прямого отказа, но и ранить чувства дварфа она не хотела.

Он неплохой парень, но…

Получать ежедневные признания авантюристов вполне естественно для работниц Гильдии.

Но Дормул не был похож на остальных авантюристов, просто падких на милых девушек. Он всегда был скромен, порой даже слишком, когда пытался пригласить Эйну на обед, что девушка просто не могла отказать ему без причины. А поскольку дварф был старше, Эйне и без того было сложно ему отказывать. Она отказывала, очень тщательно подбирая слова, пытаясь не ранить чувства дварфа. Впрочем, из-за этого Дормул и не понимал намёков.

Миша ощутила себя третьей лишней, когда дварф просеменил к ним, активно размахивая мясистыми руками.

— …Эйна, я могу пообедать и без тебя.

— П-постой, Миша!..

На лице Миши появилась ехидная улыбка, когда на неё уставилась Эйна. Дормул, в свою очередь, был так доволен произошедшим, что в уголках его глаз появились даже слёзы радости:

— Дах! Дха-ха-хах! Неужели мы так отлично друг другу подходим, что вы подумали, что вы третья лишняя, маленькая мадам!

Звонкий голос, будто кнут, рассёк воздух:

— А ну перестань, жалкий дварф. Разве ты не видишь, как Эйне неудобно?

— Чё?!

Дормул развернулся на каблуках и оказался перед прекрасным авантюристом-эльфом, которого можно было описать всего одним словом: элегантность. Из длинных золотых волос проглядывали уши, более длинные и заострённые, чему Эйны. За спиной авантюриста был лук и колчан стрел, он был одет в лёгкую броню.

Оба мужчины были примерно одного роста, но отличались друг от друга, как небо от земли. Эльф был длинным и тонким, подобно висящему на его спине оружию.

Неловкая атмосфера неожиданно стала враждебной.

«Отойди», — бросил эльф и, грубо заслонив дварфа плечом, оказался с Эйной лицом к лицу.

— Л-Лювис…

— Вы в порядке, Мисс Эйна? Этот мужчина не притронулся к вам своими грязными руками, правда?

— Слышь, может в лицо мне это скажешь?

Эльф по имени Лювис фыркнул, игнорируя сказанную низким голосом угрозу.

Эйна была советницей и этому достигшему третьего уровня эльфу. Казалось, что и его чувства расцвели в то время, когда Эйна его наставляла.

В совершенно эльфийской манере Лювис бросил на дварфа презрительный взгляд, прежде чем снова повернуться к Эйне. Он прочистил горло, кашлянув чуть громче, чем это было нужно:

— Так случилось, что я обнаружил букет очень редких и прекрасных цветов в лавочке по дороге. В тот момент, когда я увидел эти цветы, я сразу подумал о ваших прекрасных чертах и утончённости… Прошу вас, примите эти цветы в подарок.

— Т-ты же знаешь, что я не могу его принять, Лювис…

Глаза Эйны распахнулись чуть шире от буйства красок, но она нашла в себе силы на вежливый отказ, ровно в тот момент, когда могучая рука выхватила букет и отбросила его подальше.

— Ты что сделал?!

— Хах. Тебе не кажется, что ты сейчас Эйну смутил? Зачем тащить ей девчачьи мелкие букетики в переулках? Как она должна себя от таких подарков чувствовать?

— Значимость этого скромного жеста за пределами твоего понимания, тупой дварф!.. Мы, эльфы, благородны. Держись подальше!

— Эйна только наполовину эльфийка! Не ровняй её со своим мерзкими родичами!

Эльфы и дварфы предпочитают как можно реже проводить время друг с другом и этот разговор прекрасно объясняет почему.

Эйна не раз наблюдала подобные сцены. Поэтому даже не попытавшись разнять поднявшийся спор, она извинилась и пошла за своей коллегой. Мужчины так погрузились в ссору, что даже этого не заметили.

Лёгкий хлопок по спине Миши стал сигналом. Девушки даже не оглянулись.

— Всё будет в порядке?

— Не совсем в порядке… но, если я останусь, станет только хуже.

Эйна всё-таки бросила взгляд на Дормула и Лювиса, увидев, что те с красными лицами перешли к прямым оскорблениям.

Эти двое никогда не поладят.

Признав себя соперниками в борьбе за сердце Эйны, они лишь усилили расовую ненависть, которую и раньше друг к другу питали. В последние дни они начали напирать ещё сильнее… Возможно Эйне просто показалось, но они стали показываться ей на глаза гораздо чаще.

Авантюристы и раньше проявляли к ней интерес, но предпочитали «сталкиваться» с ней после работы, в её личное время. Дормул впервые подкараулил её после обеда у задних дверей Гильдии. К тому же, их планы становятся с каждым днём всё более продуманными.

Они будто соревнуются в нахождении способов смутить Эйну.

Они оба неплохие ребята, но…

Неожиданно, крики Дормула и Лювиса затихли, они начали озираться по сторонам.

Холодок пробежал по спинам Эйны и Миши, они оглянулись на мужчин, после чего отвели взгляды и бросились вперёд. Девушки ощущали на своих спинах взгляды авантюристов, быстрым шагом идя по улице. Ощущая лёгкое смятение Эйна поправила очки.

Архивы главного отделения Гильдии.

Информация о городе, окружающих его местах, монстрах, обо всём касающемся Подземелья хранится в огромной двухэтажной комнате, расположенной по другую сторону коридора от приёмного зала Гильдии. Ряды деревянных шкафов выше человеческого роста превращают помещение библиотеки в своеобразный лабиринт. Шкафы, полы, колонны — всё убранство огромного зала выполнено в тёмно-коричневом цвете. Несколько работников Гильдии в своих форменных чёрных костюмах тихонько читают или бродят среди рядов в поисках нужной книги.

— Г-готово…

— Отлично. Сейчас проверю…

Коллеги Эйны нечасто приходят в архив, а она сама создала небольшой островок в этом пространстве для чтения, сдвинув несколько столов. Она восседает на стуле с одной стороны этого островка, а напротив неё находится беловолосый парень. Белл протянул девушке несколько листов бумаги.

Сейчас она проводит один из своих частных уроков о Подземелье. Эйне хотелось убедиться, что Белл будет готов совершенно ко всему, что может его ожидать. Её методом обучения было подробное изучение всех записей.

В данный момент девушка исполняет обязанности советницы. Гильдия назначает советника каждому авантюристу, чтобы подготавливать их к походам в Подземелье. Авантюристы, в свою очередь, могут запросить советника определённого пола и расы. Поскольку чаще всего авантюристы видят секретарей, на роль советников зачастую выбираются красивые девушки. Примерно в десяти процентах случаев Гильдия не может удовлетворить запрос авантюриста, но Эйну это не касается, она служила советницей очень многим.

Впрочем, начальники Эйны приняли на заметку скорость и качество её работы с документами. Поэтому сейчас на неё валятся горы очень важной для Гильдии бумажной работы и Эйне пришлось просить своих коллег забрать у неё практически всех авантюристов.

Сейчас Белл остался единственным, за кем Эйна присматривает.

— …Ты почти идеально запомнил всё о серединных этажах.

— Вы… правда так думаете?

— Да. Ну, значит… время для экзамена. Опиши боевые тактики для каждого монстра, а потом нарисуй карту каждого этажа. Если найду ошибки, будешь заучивать пока от усталости не свалишься.

Взгляд Белла стал туманным, когда Эйна передала ему очередной пустой лист. Стиснув зубы, парень уверенно кивнул:

— …Ладно.

В изумрудных глазах Эйны отражался парень, в бешеном темпе строчивший ответы. Её голова покоилась на руках, стоящих локтями на столе. Девушка была рада видеть, что Белл так старается.

Когда дело касается обучения авантюристов, Эйна очень строга. Вдобавок к обычным советам по зачистке Подземелья и регулярным встречам она проводит личные уроки, стараясь преподнести столько знаний о Подземелье, сколько возможно. За прекрасным лицом скрывается очень строгий учитель, занятия с которым в Древние Времена называли бы Спартанскими. Многие авантюристы признают Эйну страшной. Ещё никому не удалось полностью окончить её курсы, многие сходили с дистанции на полпути. Даже Дормул и Лювис не смогли вынести её уроков.

Белл едва держался.

Уже не раз из рубиновых глаз парня текли слёзы. Несмотря на это, он упрямо возвращался к обучению. Решимость исходила из его следования за своим идолом. Решимость достичь недостижимой цели была куда сильнее, чем страх перед спартанской передачей знаний Эйны. Иногда честность и прямолинейность парня работали против него. Сколько раз в бою или обучении он бы не падал, он всегда поднимался и лез напролом.

Эти качества и связали парня с Эйной. По крайней мере, именно это заставляло девушку желать его поддержать и подбодрить.

Время почти вышло…

Взгляд Эйны, всё это время безотрывно следивший за Беллом, скользнул на часы, висящие на колонне неподалёку. Часовая стрелка подходила к десятке. Перед началом урока Белл рассказал ей, что последние несколько дней на Паству Гестии свалилась огромная гора работы. Будет слишком жестоко держать парня за обучением дольше положенного.

Ночь уже опустилась, и по архивам ходило всё меньше работников Гильдии. Постоянной был лишь скрип перьевой ручки Белла по бумаге, который был слышен только в самом центре огромной библиотеки.

Прежде чем Белл закончил с неожиданным экзаменом, в относительной тишине прошло ещё несколько минут.

Эйна нашла несколько ошибок в ответах парня, но исполнить свою угрозу не смогла. Она натянуто улыбнулась и передала листок обратно. Девушка решила погонять Белла на следующей учебной сессии.

— Отлично сегодня постарался, Белл. На этом урок окончен.

— …Спасибо.

Белл оторвал взгляд от поверхности стола. На его губах была слабая, едва заметная улыбка.

Эйна хотела отказаться от помощи, когда начала убираться, но парень настоял. Схватив несколько книг и карт, он вместе с полуэльфийкой принялся расставлять их на места.

Белл пришёл на обучение прямо из Подземелья. Парень снова одел свою броню, стоявшую у колонны, и пошёл следом за Эйной к приёмному залу.

Быстро попрощавшись, Белл скрылся в небольшом садике перед Пантеоном. Эйна смотрела ему в спину, пока парень не перестал быть виден из-за ночного мрака.

— Тяжёлый был денёк, да Эйна?

— Миша…

Эйна подпрыгнула от удивления, когда к ней подоспела кучка девушек-коллег. Секретари очень редко задерживаются в Гильдии так надолго.

— Даже не знаю, зачем ты так к этому авантюристику прикипела и так подолгу для него задерживаешься. Плата больше всё равно не станет…

— Ха-ха…

Эйна сухо посмеялась на замечание начальницы секретарей, протянувшей ей чашку горячего чая.

Среди секретарей нет мужчин, поэтому девушки расселись на стулья и начали разговаривать о работе.

— Кстати, Тулле. К тебе в очередной раз авантюристы сегодня приставали?

— …Миша.

— А что мне было делать? Разве можно было об этом никому не рассказать?

Эйна взглянула на подругу, растрепавшую всем о случившейся с дварфом и эльфом истории. Но вскоре она уже вместе со всеми беззаботно смеялась, Эйна не могла злиться на Мишу слишком долго. Сдерживая вздох, Эйна взглянула на старшего секретаря. Её коллега сидела со скрещенными руками, определённо пытаясь шутливо её поддеть:

— Нет, правда, я перед ними красуюсь, а всё внимание достаётся тебе… Авантюристам стоит глаза протереть.

— Роза, ты же сама их отвергаешь, разве нет?

— Всех до единого. Авантюристы обещаний не держат.

Роза, вервольф, начала поглаживать кончики своих рыжих волос, продолжая свою мысль:

— В сближении с тем, кто на «ты» со смертью, нет ничего хорошего.

Атмосфера неожиданно поменялась.

Остальные секретари притихли, кто-то уставился в пол, кто-то отвёл взгляд или спрятал лицо за чайной чашкой.

— Они могут говорить: «Я тебя хочу», «Я тебя люблю», всё, что только захочется услышать. А потом приходит момент, в который они просто не возвращаются. Наверное, авантюристам интересней монстры, чем женщины.

В голосе девушки слышалась ирония, но она прикрыла рот до того, как настроение стало ещё тяжелее. Спустя несколько секунд можно было увидеть на её лице только слабую улыбку.

Большая часть секретарей, точнее, работников Гильдии вообще, старалась отдалиться от авантюристов. Никто не пересекал условную линию, хотя, лучше будет сказать, что число людей, которые её пересекали только со временем только уменьшалось.

Как и сказала Роза, исчезновение авантюриста — это вопрос времени. Его ожидает вечное забвение в каком-нибудь глубоком и тёмном углу лабиринта, раскинувшегося под Орарио.

Женщине, которая полюбит авантюриста всем своим сердцем, практически наверняка суждено промочить слезами подушку. Эйна и сама однажды могла только отчаянно рухнуть на колени, когда одного из авантюристов, которому она давала советы вернули на поверхность бездыханным телом. Краем глаза полуэльфийка заметила, что на лице Миши нет её привычной улыбки.

Когда разговор заходит об авантюристах, нельзя утверждать, что завтра для них наступит всегда.

Поэтому секретари стараются удерживать их на расстоянии вытянутой руки. Конечно, они улыбаются и используют добрый и нежный тон в разговорах с авантюристами, но это часть их работы. Секретари профессионалы своего дела.

— Тулле, я не стану тебя учить, как делать твою работу… Но чем больше ты хочешь с кем-то сдружиться, тем сильнее пожалеешь и тем сложнее тебе будет, когда придёт время.

— …Понятно.

Среди всех секретарей только Эйна поддерживала со своими авантюристами личную связь. Она помогала им добиваться своих целей, искала для них ценную информацию. Брала на себя инициативу по обучению и всегда делала всё с улыбкой на лице.

Эйна просто пыталась сделать всё, чтобы дать авантюристам необходимый толчок для безопасного возвращения из Подземелья. Она не хотела оставлять надежды и не хотела верить, что каждый из них просто умрёт.

У девушки осталось несколько шрамов из-за событий прошлого. Но, несмотря на это, Эйна по-своему пыталась поддержать своих подопечных.

— Вас, кстати, это тоже касается. Никогда не сближайтесь с авантюристами. Вам придётся иметь дело с Паствами, а они не оставляют от авантюристов ничего, даже денег. В итоге вы останетесь опустошёнными и без гроша в кармане… А если и свяжетесь, выбивайте из авантюриста всё, что только можно, пока он не помер!

Последние слова вызвали среди секретарей сухой смешок.

Несмотря на явно шутливый тон последних слов, главный секретарь явно пыталась предупредить своих коллег.

Не только Эйну, но и всех, кто был моложе.

Они «цветы» Гильдии. Но, если девушки-секретари не создадут непреодолимую стену между работой и личной жизнью, они могут познать настоящий ад.

Секретари распрощались друг с другом, и Эйна пошла к себе домой. Она пересекла Северо-западную главную улицу и продолжила двигаться на север от Пантеона, глубже в северный район.

Многие работники Гильдии предпочитают жить в северном районе из-за отличных домов и местного сообщества. Для секретарей Гильдия даже построила отдельное здание. Гильдия владеет несколькими зданиями по всему городу и размещает в них своих работников.

Со всеми сдружилась… Что же, не могу отрицать.

На улице царила поздняя ночь, но Эйну всё равно окружала оживлённость. Пусть оживлённость этого переулка и не шла ни в какое сравнение с оживлённостью главных улиц, из нескольких баров всё равно доносились громкие голоса. Переулок был светлым от ламп с магическими камнями, можно было без труда разглядеть дальнейший путь и людей.

Слова старшего секретаря оставили в мыслях девушки заметный след, отчего ей было немного грустно.

— …Я не пытаюсь быть Мисс Конгениальностью, но, похоже, со стороны выглядит именно так.

Эйне совершенно не хотелось получать комплименты, и она работала не ради чьей-то похвалы. Однако, проведение такого огромного количества времени с авантюристами было неправильно понято её коллегами.

Желание девушки помогать авантюристам было искренним. Она не собиралась менять свою манеру общения с ними. Впрочем, часть Эйны всегда знала, что это может привести к сложностям. На самом деле, авантюристов, ощутивших связь с вечно дружелюбной Эйной, было куда больше нескольких. Дормул и Лювис служили тому идеальными примерами.

Очень вероятно, неприступность её коллег заставила девушку выделяться ещё сильнее.

Погружённая в свои мысли Эйна вздохнула и перекинула сумку на другое плечо.

— ?..

Холодок пробежал по её спине, кто-то будто за ней следил. Эйна остановилась и повернула голову.

На мостовой стояло несколько людей, они были заняты разговором, не смотрели в её сторону. Да и лица этих людей были ей незнакомы. Девушка задумчиво наклонила голову, а потом снова пошла вперёд.

Едва сделав несколько шагов, она снова ощутила на себе таинственный взгляд.

Сердце Эйны замерло, какое-то мгновенье она не могла вдохнуть. Пытаясь вести себя так, будто она не замечает преследования полуэльфийка сделала ещё несколько шагов, прежде чем быстро повернуться.

В её глазах отразился только ночной переулок. Прямая дорога, ни поворотов, ни закоулков. Она знала это место как свои пять пальцев, поэтому чёрная тень, попытавшаяся скрыться, не могла ускользнуть от девушки. Кто бы это ни был, он был одет в чёрный плащ с капюшоном. Несколько мгновений прошло, прежде чем этот силуэт выглянул из-за здания и уставился на неё.

Снова вздрогнув, Эйна ощутила, как по её спине катятся капельки холодного пота.

Она снова начала идти к дому, гораздо быстрее чем раньше.

Мысли одна за другой проносились в её голове, вскоре Эйна оказалась у дома работников.

Улица была почти пустынной. Да, в барах сейчас сидит множество людей, но единственной защитой девушки сейчас был свет ламп с магическими камнями. По меньшей мере ей было не по себе.

Всё ещё преследует?!

Эйна по-прежнему ощущала взгляд, впившийся ей в спину. Где бы он сейчас не прятался, он следовал за ней неотступно.

Оставив позади шумную улицу, Эйна оказалась в самом обычном городском переулке. Фонари в нём встречались гораздо реже, а голоса, доносящиеся из баров, остались далеко позади. Её преследователь определённо оценил смену обстановки, поскольку по ощущениям девушки взгляд стал гораздо ближе.

Эйна сама не заметила, как бросилась бежать. Прижимая сумку к груди, она неслась по мостовой так быстро, как могли нести её ноги. Последняя часть её путешествия показалась девушке вечностью, она наконец оказалась у дверей дома для рабочих.

Вбежав в ворота и поднявшись на крыльцо здания, девушка уперлась рукой в одну из внешних колонн и, пытаясь перевести дыхание, начала осматриваться. Сумрак ночи был единственным, что ей удалось увидеть. Силуэта в плаще нигде не было, вокруг царил покой.

Обхватив рёбра, будто пытаясь успокоить стучащее сердце, Эйна стояла неподвижно.

Приёмный зал Гильдии, утро.

— Что?! Тебя кто-то вчера преследовал?!

— М-Миша! Не так громко!

Авантюристы начали проходить в двери Пантеона, а Миша вскрикнула, услышав рассказ Эйны. Быстро прикрыв рот обеими руками, она пролепетала подруге рассеянное: «Прости!».

— Он же ничего странного сделать не пытался, правда? Ты видела его лицо?

— Он не пытался меня догнать и лица его я не видела… Капюшон помешал.

Эйна рассказала всё до мельчайших подробностей о вчерашнем инциденте.

Девушки терпеливо ждали авантюристов за соседними стойками. Но Миша никак не могла успокоиться, поэтому склонилась к Эйне:

— Это уже слишком, Эйна! Поговори с боссами, пусть тебе назначат телохранителя! В городе осталось несколько сильных авантюристов Паствы Ганеша, пусть один из них сегодня проводит тебя до дома.

— Т-тебе не кажется, что это слишком? Может у меня просто воображение разыгралось?

Миша продолжала говорить на повышенных тонах и это заставило Эйну отпрянуть. Девушке казалось, что привлекать к делу Паству, пусть и зачастую плотно работавшую с Гильдией, это слишком решительный шаг. К тому же, есть вероятность, что Эйна просто слишком много себе надумала.

— Слишком? Разве дело не серьёзное? Дело было давно, но подобных историй я наслушалась, как молодых девушек выслеживают, преследуют, похищают и вывозят из города!

— Сомневаюсь я в правдивости… Мы же в Орарио, в конце концов. Городская стража осматривает всех покидающих город людей, да и у кого хватит смелости поднять руку на работника Гильдии?..

— Но, но, но!.. Немало слухов ходит о продаже девушек в бордели, а недавно начали поговаривать ещё и о том, что целый отряд солдат Ракии в городе нашли!..

Эйна смерила розововолосую девушку подозрительным взглядом, когда та начала разговоры о конспирологии. Миша знатная сплетница. Она слушает истории по всему городу и повторяет их любому, кто готов её слушать.

Девушка собиралась сказать что-то ещё, но к её стойке подошёл авантюристов. Миша вернулась к работе, так ничего и не произнеся. То же самое сделала и Эйна.

Хотя… я уверена, что кто-то за мной следил.

Эта мысль заставила побежать по спине девушки холодок.

Попытка игнорировать произошедшее заставила Эйну только сильнее волноваться. Проблема никуда не делась.

Полуэльфийка знала, что не стоит верить всему, что говорит Миша, но… мурашки побежали по рукам Эйны. Она мысленно пришла к тому самому тупику, в котором не хотела оказываться, к мыслям, которые вызывали у неё дрожь.

— Мисс Эйна?

— !

Голос был ей знаком. Глаза девушки округлились. Перед ней оказался довольно смущённый Белл. Он стоял в очереди, и как раз сейчас подошло его время.

…Соберись! Ты на работе!

Эйна мысленно себя ругала, быстро нацепив на лицо улыбку.

— Прости Белл. Просто немного задумалась. Чем я могу сегодня тебе помочь?

— У меня… У меня вопрос о Подземелье…

Этих слов было достаточно, чтобы Эйна поднялась со своего места.

Она оставила Мишу и других секретарей за стойками, а сама отправилась с Беллом в переговорную, собрав несколько документов для встречи.

— Что? Семнадцатый этаж вам уже покорился?

— Да, благодаря помощи Паствы Такемиказучи… Поэтому мы хотим предпринять серьёзную попытку спуститься на девятнадцатый.

Они сели по разные стороны стола звуконепроницаемой переговорной комнаты. Белл перешёл сразу к делу, быстро описав ситуацию.

Он поднял уровень во второй раз всего неделю назад.

Несмотря на то, что Эйна старалась этого не показывать, её ошеломлял невероятный темп Белла. Парень уже покорил третий уровень. Он был обладателем рекорда по быстрейшему поднятию уровня. Практически всё, что касалось сидевшего напротив парня, так или иначе удивляло Эйну.

— Эм… Мисс Эйна?

— Что такое, Белл?

— Что-то, эм, что-то случилось?

Вопрос заставил Эйну округлить глаза.

— Просто вы, сегодня, кажется… будто не в себе…

Эйна думала, что её отличные актёрские способности позволяют ей выглядеть как обычно. Похоже, что в её маске всё же было несколько трещин. Таких трещин, которые не ускользнули от внимания, сидевшего напротив парня.

— Не знаю, смогу я помочь или нет… Но, если нужен кто-то, кто выслушает, я, ну, мог бы…, — Белл начал запинаться, его щёки порозовели. Он почесал затылок и добавил. — Вы всегда готовы выслушать мои беды, Мисс Эйна.

Может дело было в том, что мыслями Эйна по-прежнему была погружена в тот ночной забег, но стыдливое предложение помощи парня породило в ней тёплые, нежные чувства.

— Прошлым вечером…

Слова сами полетели из её рта, прежде чем она успела осознать, что начала рассказ. Напрочь забыв о своем положении, девушка приняла предложение Белла. Она рассказала всё, что случилось прошлой ночью, и видела, как несколько раз менялось выражение на лице Белла. К концу рассказа парень сидел, лишившись дара речи. Эйна краем глаза посмотрела на сидевшего через стол Белла и улыбнулась его ошарашенному виду.

Если…

Если Белл захочет проводить её до дома…

Если он захочет стать её телохранителем, как предложила Миша…

Поток мыслей Эйны прервался в этом месте. Это же глупо! Снова закричала она на себя в мыслях.

Ей было постыдно даже признавать, что такие мысли у неё появились.

— Прости. Забудь обо всём, что я наговорила, Белл.

— А… Но ведь…

— Это моя проблема и она не такая уж серьёзная. Я найду способ разобраться своими силами.

Разумеется, если Белл окажется втянут в это дело, у него могут возникнуть неприятности, поэтому Эйна решила его отговорить. Вернувшись в состояние строгого работника Гилдьдии, девушка заверила парня, что она будет в порядке, и улыбнулась.

Однако, Белл оборвал её на полуслове, прежде чем она успела закончить фразу:

— Да это же серьёзно! Определённо серьёзно! Ракия пытается напасть на город, они даже за стены!..

— Б-Белл?

Парень заговорил так, будто о чём-то знал, но первый же взгляд на Эйну заставил его понять свою ошибку. Упс! Всё было написано на его лице. Отпрянув назад и прикрыв рукой рот, Белл всё-таки, удержал слова в себе. Он мгновенно сменил тему:

— Если вам кажется, что я могу помочь, только попросите! Я не знаю, насколько хорошо я справлюсь, но, если вам нужен охранник или кто-то вроде, только скажите!

Охранник. Он предложил побыть телохранителем. Глаза Эйны снова распахнулись от удивления.

— Вы там много для меня сделали, Мисс Эйна… Пожалуйста!

— …Я благодарна за предложение, Белл. Но это часть моей работы. Ты ничего не должен мне за поддержку.

Наконец успокоившись, Эйна нашла весомый повод возразить. Она выслушивала Белла и давала ему советы только потому, что для этого её и наняла Гильдия.

Девушка подкрепила свою позицию, сказав, что ей очень приятно предложение помощи от Белла, но она вынуждена вежливо отказать.

— …Б-броня!

— Что?

Но Белл, всё же, нашёл чем возразить.

— Нарукавник! Тот, который вы мне купили! Считайте это моим способом отплатить!

Это было давно. Эйна сказала, что парню нужно новое снаряжение, и они вместе пошли выбирать возможные варианты. В тот день Эйна подарила Беллу щиток на руку в качестве подарка.

Парень был прав, частью работы это не было. Она приняла решение подарить сделать парню подарок по своей воле, и за этим поступком не стояло каких-то обязанностей Гильдии.

— …Какое упорство, — только и могла произнести Эйна, увидев решительный взгляд Белла. Девушка приняла поражение в этом споре.

Она тяжело вздохнула, и в ней появилось напряжение, но, несмотря на это, она улыбнулась парню:

— Раз ты настаиваешь, я не стану отказываться. Будешь моим охранником, Белл.

— Я-я вас не подведу!

Солнце скрылось за городской стеной, ночь начала опускаться на город.

Эйна сидела за своей стойкой с другими работницами, как и обычно разговаривая, в этот момент она увидела краем глаза вернувшегося из Подземелья Белла, направившегося к Обмену. Они кивнули друг другу, и девушка поднялась со своего места.

— Прошу прощения, сегодня я уйду пораньше.

— О? Уже сейчас? Ну, увидимся завтра.

Подведя черту под всеми разговорами с коллегами и попрощавшись, девушка собрала вещи. Миша, бившаяся над своей кучей бумаг, с сомнением во взгляде посмотрела на Эйну, а полуэльфийка помахала ей в ответ, призывая не беспокоиться.

— Прости, что заставила ждать, Белл.

— Эм, ничего. Так мы?..

— Да, идём. Просто… проводи меня до дома. Я на тебя рассчитываю.

— Х-хорошо.

Эйна вышла через заднюю дверь Пантеона, где её уже ожидал Белл. Они пошли бок о бок.

Договор был заключён официально. После разговора с Беллом девушка попросила его побыть её телохранителем. Парень разошёлся с остальными своими товарищами сразу после того, как они вышли из Вавила.

— Прости за проблемы, Белл. Должно быть, ты устал после дня в Подземелье.

— Не очень. Сегодня мы закончили раньше, поэтому я до сих пор в хорошей форме. Можете не беспокоиться.

— …Спасибо.

Эйна шла тем же путём, которым ходит обычно, но в этот раз рядом с ней звучали шаги.

Под темнеющим вечерним небом была хорошо видна оживлённость улиц, как и Белл, многие авантюристы сейчас возвращались по домам из Подземелья. Люди и полулюди спешили к барам, отчего приходилось постоянно огибать прохожих. Эйна и Белл как могли старались избегать столкновений с людьми, продвигаясь через толпу.

…Как-то неспокойно.

Девушка не могла не ощущать, насколько они с Беллом на самом деле оказались близки. Они пока не решили сколько будет продолжаться его охрана, но от походов домой с Беллом каждый вечер её сердце начинало стучать сильнее. Она не забыла о том, что это из-за её таинственного преследователя, но не могла не посматривать на идущего рядом с ней парня со стороны.

Взгляд Эйны начал метаться, когда она задумалась о том, что о них могут подумать окружающие.

Белл никогда не был в этой части города, пока Эйна его сюда не завела. Девушка чуть наклонилась, пытаясь тайно посмотреть на его лицо. В этот самый момент взгляд Белла изменился и стал гораздо серьёзнее. Это застало Эйну врасплох.

— Б-Белл?

— …Кажется, за нами кто-то наблюдает.

— За нами?..

В отличие от вчерашнего вечера она этого не заметила. Эйна удивилась, увидев настороженность парня, хотя куда больше её поразил серьёзный и собранный взгляд Белла. Его глаза скользили по толпе и окружающим зданиям, ничего не упуская.

Сердце девушки бешено заколотилось. Было странно видеть в Белле самого настоящего авантюриста, но от этого её пульс не мог не подскочить.

Выходит, ты можешь быть и таким…

Эйна урывками видела Белла в деле, когда следила за «Битвой»… Но просто не могла не прийти в восторг, когда такой парень оказался рядом. Несколько мгновений девушка украдкой смотрела на Белла, а потом его плечи расслабились.

— Пропал… кажется. Может, конечно, просто скрылся получше…

— Т-ты можешь такое чувствовать, Белл?

— Да. Что-то почти постоянно за мной следит, поэтому я начал подмечать такие вещи…

— А?

— Нет, ничего.

Настороженность Белла развилась от постоянного взгляда таинственной богини. Парень немного проболтался, и это заставило Эйну склонить голову. Но если он сейчас прав, то за ней действительно кто-то следит. Прошлая ночь была не игрой воображения Эйны. Кто-то действительно её преследовал.

Холодок снова пробежал по коже девушки. Задумавшись, она не уследила за толпой. Она оказалась поглощена потоком людей, на улице стало довольно темно, а белых волос Белла нигде не было видно.

Будто из ниоткуда появилась рука и схватила её за кисть.

— В-вы в порядке?

Каким-то образом Беллу удалось выхватить девушку в плотной толпе. Эйна ответила несвойственным ей высоким голоском:

— …в порядке.

Пять мощных пальцев крепко держали её руку. Тепло руки парня окутывало её руку, будто перчатка. Эйна не могла не покраснеть.

— А! Ой! Простите! — Белл заметил, что девушка краснее обычного, и тут же её отпустил.

Эйна, увидев, что парень и сам слегка покраснел, нервно хихикнула.

— Идём дальше?

— Конечно.

Скорое подтверждение и Белл с Эйной двинулись дальше.

Все силы Эйны уходили на то, чтобы скрывать волнение. Постепенно на её лице снова появилась улыбка, когда она посмотрела на парня, шедшего рядом, защищающего её. Её телохранителя. Когда Эйна вышла из Гильдии, близость с Беллом заставляла её нервничать. Сейчас это самое чувство близости дарило ей спокойствие.

Утро, двумя днями позже.

— Слушай, Эйна. Ты последние пару дней в облаках витаешь. С чего бы это?

— …Что?

Секретари за работой, но слова Миши заставили Эйну задуматься.

— Ты постоянно улыбаешься, и глаза у тебя блестят. А ещё ты иногда будто тихонько посмеиваешься.

— П-правда?

— Ну, очень похоже.

У каждого из окошек секретарей висит небольшое зеркало. Эйна посмотрелась в своё. И, действительно, щёки девушки были розовыми под дужками очков. Неожиданно смутившись, она поправила волосы.

— За тобой, кажется, следили. Ты с этим разобралась?

— Ну, не могу сказать, что разобралась, но…

— Вот как, в чём тогда дело? Что-то хорошее случилось?

В ответ на эти вопросы Эйна промолчала. Ей нечего было сказать Мише. Просто потому, что единственное возможное объяснение было одно: она в приподнятом настроении, потому что не может дождаться, когда Белл в очередной раз будет её провожать.

Пока Эйна подбирала возможную отговорку, её мысли прервал неожиданный выкрик Миши:

— А! Это же тот дварф. Как там его зовут… Додомел?

— Где?

Не обратив внимания на очевидную ошибку подруги в имени, Эйна проследила за её взглядом. И действительно Дормул стоял на другом конце приёмной Гильдии. Его рот был закрыт, он не сводил взгляд с Эйны, но отвернулся, как только понял, что его заметили. Обычно он не упускает возможности с ней поговорить… Но в этот раз дварф направился прямо к выходу, что привело Эйну в замешательство.

— Ушёл. Подожди-ка, тот эльф тоже на тебя взгляды бросал и тоже ушёл почти сразу.

— Ты про… Лювиса?

— Ага. Он к тебе присматривался.

Лювис всегда подходит к Эйне, когда оказывается в Гильдии и завязывает разговор, как и Дормул. То, что они предпочли ничего не говорить не должно казаться странным, но это всё равно погрузило Эйну в размышления.

Её подруга заново начала разговор о преследователе, но полуэльфийка не сводила взгляд с выхода, в котором исчез дварф.

— Нашу группу мигом окружили Минотавры и пришлось прорываться с боем…

— Хе-хе… Опасно было.

Тот же вечер. Белл снова провожал Эйну до дома, как и в прошлые дни.

Было довольно поздно. Возвращение из Подземелья заняло больше времени, чем рассчитывал Белл, и в дороге он рассказывал о произошедшем. Эйна слушала и улыбалась, высказывая своё мнение по каждому поводу.

Зловещая тень не показывалась, с тех пор как Белл начал её провожать. Белл сказал, что время от времени ощущал тот взгляд, и, скорее всего, кем бы ни был преследователь, он занял выжидающую позицию.

Так не может продолжаться вечно… Нужно что-то придумать.

По вине Эйны в эту ситуацию оказался вовлечён Белл, и девушке это не нравилось. Она убеждала себя, что решение временное, и, перекидываясь фразами с Беллом, думала о совершенно других вещах.

…Кто для меня Белл?

Неожиданно, она осознала, что мысль о том, что их встречи закончатся заставляет её чувствовать себя одиноко. Вспомнив разговор с Мишей этим утром, Эйна решила задать сама себе несколько вопросов.

На этот она могла ответить без запинки, Белл… для неё как младший брат. Лучшая фраза, которая описывает их отношения. Не больше, и не меньше. Благодаря этой настройке в голове девушки нет места для мыслей о Белле как о мужчине.

Впрочем, ей очень нравятся такие парни, как Белл.

…Эйна раскраснелась и уставилась в землю, когда последняя мысль пролезла ей в голову и заявила о себе чётко и ясно.

Дура! Эйна снова и снова ругала себя в мыслях, когда поняла, что ей хочется, чтобы подобные вечера продолжались как можно дольше.

Шедший рядом с Эйной Белл отчаянно пытался понять, почему девушка приобрела ярко-красный оттенок лица.

— М-мисс Эйна, мы пришли.

— !.. Спасибо тебе, Белл.

Они остановились у ворот в дом для рабочих Гильдии.

Ещё розовая от волнения Эйна поблагодарила парня. Только сейчас она увидела, насколько измотанным он сегодня был. Причина была очевидна. Он только что вернулся из изматывающего похода в Подземелье, а потом ему пришлось делать огромный крюк, провожая её до дома. В конце концов он занимается этим каждый день.

— Что же, Мисс Эйна, я пойду домой, — в целости и сохранности доставив Эйну домой, Белл развернулся.

Девушке было так неудобно, что она сама не заметила, как выпалила:

— …Белл? Не хочешь зайти?

— А?

Эйна осознала, что делает только после того, как её слова повисли в воздухе. Но, раз уж она начала, она не могла проигнорировать усталый вид Белла, поэтому продолжила:

— Ты каждый день меня провожаешь, пришёл мне на помощь… Меньшее, что я могу сделать, это угостить тебя чашечкой чая.

Нервозность вернулась. Девушка едва смогла заставить свой голос не дрожать. Её заострённые ушки пылали.

Предложение Эйны явно застало Белла на мгновение врасплох, вызвав удивление. Но парень расслабился и улыбнулся, перед тем как отказать:

— Большое вам спасибо, мисс Эйна, но меня ожидает моя Паства, поэтому… Доброй ночи, — сказал парень, снова поворачиваясь спиной.

Едва заметный разочарованный вздох сорвался с губ Эйны, но вслед Беллу она посмотрела уже с улыбкой. Она стояла у ворот, пока парень не скрылся за углом улицы.

Следующий день стал четвёртым в качестве телохранителя Эйны для Белла. А также он стал днём, который всё изменил.

— Б-Белл, что такое? С тебя пот льёт…

— Наблюдатель… жаждет крови…

Они, как обычно, встретились за Пантеоном в поздние вечерние часы. Странности начались на полпути до дома Эйны. Белл осматриваться, крутя головой, будто она на шарнирах.

— Т-ты уверен?

— Да… хотя его кровожадность относится скорее ко мне, чем к нам обоим.

Наконец, Белл перестал пытаться найти иголку в стоге сена. Но выражение на его лице говорило о том, как сильны эмоции наблюдателя.

Понимая серьёзность ситуации, Эйна тоже осмотрелась и шепнула Беллу на ухо:

— Белл, поворачивай вон в тот переулок.

— А?

— Отведём его подальше от других людей. Он точно последует.

Любой, кто кипит от эмоций, не может мыслить здраво.

Раз сегодня преследователь так кровожаден, наверняка он последует за ними, куда бы они не пошли, даже туда, где людей нет. Помимо этого, существует вероятность что произойдёт драка, как только преследователь поймёт, что его заметили.

Белл всё понял без объяснений. Он понимал возможною опасность и ответил на предложение Эйны уверенным кивком. Настало время Белла исполнить свою роль охранника.

Они покинули заполненную людьми улицу и оказались в тёмном переулке. Пройдя ещё несколько улиц, они нашли идеально подходящее место для засады и скрылись в тенях. Спустя несколько секунд послышались торопливые, мощные шаги. Эйна схватилась за Белла, когда их услышала. Она старалась вести себя тихо и даже задержала дыхание. После появилась она, огромная чёрная тень которая прошла мимо места, в котором Белл и Эйна прятались. Огромный силуэт прошёл дальше, к тупику. Белл выпрыгнул из теней, когда преследователь в замешательстве остановился.

— А?! Дормул?!

Стоя за спиной Белла, Эйна увидела в тусклом свете силуэт и удивлённо воскликнула, увидев мужчину, злобно смотревшего на её телохранителя. Дварф был одет в плащ с капюшоном, который едва его скрывал. Однако, он вряд ли услышал выкрик полуэльфийки, потому что взгляд его красных от ненависти глаз впился в Белла. Лицо авантюриста было красным.

— Ты чё делаешь, зачем ты Эйну в такую глушь затащил, а?.. — Дормул взревел, доставая из-за спины боевой молот. Перехватив его обеими руками, дварф занёс молот над головой и бросился на беловолосого парня, едва договорив.

— Б-Белл! Дормул! Переста..!

Оглушительный удар Дормула поглотил последнюю часть отчаянного крика Эйны. Каменные осколки разлетелись во все стороны, Оглушительная ударная волна разлетелась по улице. Белл мгновенно понял, что ему не стоит сдерживаться в битве с таким противником и вытащил оба кинжала.

Вращаясь, парень перешёл в контратаку.

— Белые волосы, красные глаза, человек… Я знаю кто ты, ты, Маленький Новичок!

— !

— Против меня тебе не победить!

Дормул играючи блокировал атаки Белла боевым молотом. Он ухмыльнулся, размахивая огромным оружием будто игрушкой.

Беллу пришлось отступать. Мощные руки дварфа пользовались инерцией молота, обращая её в удары. Когда он перешёл в наступление, на аллее будто бы начался настоящий шторм.

Всё очень плохо, подумала Эйна.

Белл и Дормул авантюристы второго ранга. Только вот Белл едва поднял свой уровень, а Дормул достиг третьего уровня три года тому назад. Сила и навыки позволяют дварфу считаться самым настоящим ветераном, поэтому у него было серьёзное преимущество.

Эйна опасалась худшего, пожалев о том, что решила поставить Белла под удар, но эти страхи оказались беспочвенными.

— !..

— ВАХХХ!!!

Зажатому в тупике Беллу было некуда бежать. Дормул занёс молот для последнего удара, но на его пути возник чёрный кинжал. Фиолетовой дугой кинжал сбил молот с траектории и огромное оружие ударило в землю.

Ошеломлённый Дормул увидел, что Белл только набирает скорость.

Он… он быстрый!

Эйна был удивлена не меньше.

Парень был таким быстрым, что его трудно было различить. Отталкиваясь от стен, он прыгал будто кролик, пока наконец не нашёл в защите дварфа брешь, атаковав его одновременно спереди и сзади. А когда Эйна подумала, что сейчас Дормул сможет удачно провести контратаку, парня уже не было в том месте, с которого он наносил удар. Полуэльфийке было очень сложно уследить за его движениями.

К удивлению Эйны, Белл действительно выглядел самым настоящим авантюристом второго ранга. Даже в сравнении с опытным Дормулом, отточенность действий парня не уступала. Он не полагался только на свои Характеристики; совсем наоборот, он пытался одолеть противника техникой, как его наставница, авантюристка высшего ранга.

Даже оказавшись зажатым в глухом углу парень отлично двигался и выполнял техники, которые позволяли ему сражаться с противником на равных.

Эйна не могла не вспомнить приёмы, которые парень применял во время «Битвы». Белый кролик сражался с вражеским командиром, Гиацинтом, который был выше уровнем и смог повернуть исход битвы в свою пользу, благодаря навыкам и отточенным техникам. Увидев его стиль боя своими глазами, Эйна осознала, что обучать техникам боя парня должен был очень выдающийся человек.

Дормул с каждой секундой всё слабее мог противостоять Беллу. Каждый его удар лишь рассекал воздух, а парень находил всё больше моментов для контратак. Белый Кролик бил и отходил. Дварф начал раздражённо кричать, размахивая молотом из стороны в сторону:

— Хватит… хватит прыгать, ЧТОБ ТЕБЯ!

Ловкость Белла, его скорость была на совершенно ином уровне.

Дварфы известны своей силой и мощью, но против Белла эти качества были практически бесполезны.

— БУДЬ ТЫ! От этого уклонись, крысёныш!

Раздражение Дормула достигло предела. Он потянулся за спину и достал ещё один гигантский молот.

Эйна сразу поняла, что исходящее от молота желтоватое свечение:

Магическое оружие?!

Магические мечи бывают разных форм, но каждый может призвать какое-нибудь невероятное заклинание практически мгновенно. Если высвободить энергию оружия в таком ограниченном пространстве, она не промажет. Дормул понимал, что он делает.

У Эйны перехватило дыхание. Она должна как-то это остановить, но, прежде чем она успела что-то сделать…

Выпучив глаза Белл понёсся прямо на Дормула.

Белл!

Эйна заметила, что парень своим броском отводил от неё угол атаки, чтобы её не задело возможным взрывом.

Губы Дормула скривились в усмешке, он уставился на оказавшегося прямо перед ним парня. Он поставил магический молот прямо на пути парня.

В глазах Белла отражались искры, бьющие по каменной мостовой, и дварф, который вложил в замах все свои силы:

— ВЫКУСИ!!!

— Хах!

Белл выставил навстречу молоту красный кинжал.

Оставив в воздухе красный развод клинок кинжала избежал столкновения с обухом и рассёк рукоятку.

— …

Тяжёлая часть магического оружия, сделанного в форме молота, закрутилась в воздухе.

Остаток оружия, прочная рукоять, оставшаяся в руке дварфа, не попала по цели. Использование козыря провалилось.

Инерция забросила Белла дальше, и, приземлившись, парень с невероятной скоростью бросился к Эйне. Он занял защитное положение перед полуэльфийкой, встав к ней спиной, как подобает телохранителю.

Дормус застыл, совершенно не понимая, как могла провалиться атака его магического меча. Однако он практически мгновенно сообразил, что бой ещё не окончен и схватился за рукоять обычного боевого молота.

— Это не конец!

К этому самому моменту отсечённый обух, вращаясь, на полной скорости возвращался на землю.

— ГВАААААААААААААА!!!

Мощный удар молнии обрушился на голову дварфа одновременно с его боевым кличем. Пульсирующая желтоватой энергией боевая часть магического молота, ярко блеснув, проявила свою мощь, попав прямо в дварфа.

Белла и Эйну сбило с ног. В воздухе они столкнулись и рухнули на землю вместе.

— Б-Белл! Ты не ранен?

— Я-я в норме… Я больше о нём беспокоюсь, если честно.

Эйна приземлилась на спину, Белл навис над девушкой, оказавшись к ней лицом. Поднявшись на локтях Эйна заметила, что спина Белла покрыта отметинами от ударов. Белл, же, вместо себя указал на причину неожиданного взрыва дрожащей рукой.

Поднявшись на ноги Белл и Эйна испытали облегчение. Они пошли проверить Дормула.

— Ааааа…

Стены тупика сильно обгорели и порушились. Дварф лежал в обгорелых обломках камня, чёрный от сажи с головы до ног. Рядом с его дымящимся телом лежал обух молота. Растратив свою энергию, он раскололся на множество частей.

— О-он жив?..

— Да… дышит.

Белл проверил признаки жизни. Увидев, что с дварфом ничего не случилось, парень наконец расслабленно опустил плечи.

Эйна, напротив, погрузилась в мрачные размышления. Она не могла в это поверить. За ней следил Дормул? Такого не может быть.

За годы работы секретарём Гильдии девушка встречала разных авантюристов. Она была уверена, что способна увидеть истинный характер человека. Как немного неловкий, но добрый и мягкосердечный дварф мог опуститься до подобного?..

Эйна отвела взгляд, в её глазах читалась горечь.

— …

Белл стоял рядом с ней, осматривая стены окружающего тупика. Его взгляд остановился на Дормуле, а потом поднялся наверх. Парень никак не мог избавиться от странного ощущения.

Белл дотащил находящегося в бессознательном состоянии Дормула до Пантеона. Дварф получил бы возможность объясниться, как только пришёл бы в сознание, но удар магического меча был таким мощным, что он до сих пор не мог в себя прийти.

— Эйна, ты в порядке?

— Да, в порядке. Простите.

На сердце у девушки было весь день неспокойно. Время шло, на город опустилась следующая ночь. Эйна натянуто улыбнулась Мише, своей коллеге, прежде чем в очередной раз покинула Пантеон.

Разумеется, в этот раз Белл её не ждал. Инцидент с преследователем оказался разрешён, поэтому у парня больше не было причин сопровождать Эйну.

Над головой Эйны виднелось ночное небо, она шла к своему дому знакомыми улицами.

Ничто не предвещало беды.

— …Что? — Эйна бросила взгляд через плечо и ей в глаза бросился силуэт, по которому девушка совершенно не скучала. Человек в чёрном плаще с капюшоном. Тот же самый плащ, который носил её преследователь в первую встречу.

Кровь отлила от лица полуэльфийки.

Не может быть! Эйна про себя вскрикнула и бросилась бежать. Ещё один брошенный через плечо взгляд подтвердил, что силуэт следует за ней.

Выходит, это всё-таки был не Дормул?!

Её преследователем оказался кто-то другой. Такой человек как Дормул никогда бы не стал её преследовать, и это вызвало целый поток мыслей в голове Эйны. Дормул просто оказался неподалёку и неправильно всё понял. Должно быть, ему показалось, что Белл силой завёл девушку в тёмный тупик.

Девушка уже прошла заполненные людьми улицами и оказалась в тихих переулках. Никого поблизости не было. Слабый свет редких фонарей с магическими камнями освещал её лицо.

Преследователь был быстрее девушки. Она не могла сбежать. Она ощущала, как он быстро подбирается к ней. Эйна сделала глубокий вдох и приготовилась кричать, надеясь, что её крик будет услышан.

— Вспышка!

Поток молниеносного пламени ударил прежде, чем девушка успела вскрикнуть. Огненная стрела понеслась из-за спины Эйны и её преследователя. Огненная стрела ударила в каменную мостовую так близко к преследователю что и он, и Эйна подскочили.

Послышались звуки шагов, они доносились сверху, с крыш домов, выстроившихся на этой узкой улочке. В ночных тенях мелькали белые волосы спрыгнувшего сверху парня. Белл прыгнул прямо на силуэт в плаще, ударив его в спину ногой.

— Гух!

— !

— Б-Белл?!

— П-простите, что-то показалось мне подозрительным… М-мне стоило прийти быстрее.

Слова Белла доносились сквозь прерывистое дыхание. Освобождённая от хватки ужаса Эйна не могла скрыть своего облегчения и неожиданно заключила парня в объятия. Быстро стерев показавшиеся в уголках глаз слёзы она переспросила:

— Ч-что показалось тебе подозрительным?

— Я не хотел вас пугать, поэтому ничего не сказал, но… каждый день, когда мы шли к вашему дому за нами следило несколько пар глаз…

Белл рассказал, что он ощутил несколько взглядов следивших и за его битвой с Дормулом. Поэтому парень собирался снова проводить Эйну до дома, потому что так и не смог доказать себе, что все эти взгляды были просто его паранойей. В Гильдии он услышал, что разочарованная девушка-секретарь уже ушла, поэтому парень бросился за ней.

— ХАААААААААААААААААААА!!!

Мгновенье спустя положение снова изменилось.

Огромный дварф ворвался в переулок, с таким же энтузиазмом, с которым он бы ворвался в ряды врагов. Три силуэта напряглись, не зная как им реагировать на неожиданное появление дварфа, бросившегося с кулаками на человека в чёрном плаще.

Однако цель ускользнула от дварфа.

— Ты в порядке, Эйна?

— Дормул, это ты?.. Как ты здесь оказался? Как ты сбежал из Гильдии?

— Пробил пару хлипких стен!

Эйна хлопнула себя ладонью по лицу, но Дормул будто не заметил ни реакции девушки, ни того факта, что лицо Белла начал заливать пот. Взгляд Дормула впился в человека в плаще, он пылал от ярости.

— Так это ты? Больной, который преследовал Эйну?

Глаза Эйны округлились от удивления, когда она услышала, что Дормул откуда-то знает о её проблеме.

В этот момент преследователь сорвал с себя капюшон.

— Как смеешь ты называть меня больным, грязный дварф?

— Л-Лювис?!

В очередной раз удивившись, сбившись к этому моменту в какой раз по счёту, Эйна прикрыла рот рукой.

Золотые волосы эльфа блеснули в тусклом свете, и он ответил на яростный взгляд дварфа своим не менее яростным взглядом.

— Мне тебя извращенцем лучше называть, эльф недоделанный! Чем ты объяснишься!

— Гах… Я… Я всего лишь хотел раскрыть Эйне свои истинные чувства…

Щёки эльфа слегка порозовели, когда он бросил на Эйну взгляд, а потом он перешёл в словесное наступление:

— В общем… меня достало следование всем правилам социального этикета. Я прямолинеен от природы! Это всё недопонимание!

— Хо-хо! Как преследование можно неправильно понять?

Белл совершенно выпал из разговора. Он стоял и переводил взгляд с одного спорщика на другого, которые к этому времени уже начали переходить на взаимные оскорбления. У Эйны появилось стойкое ощущение, что они начали отходить от главной темы разговора.

Поэтому, вспомнив профессиональные навыки, развившиеся во время работы, девушка встала между спорщиками:

— А ну перестаньте, оба! Нужно выслушать обе стороны, так что затихните!

Строгий голос Эйны заставил дварфа и эльфа замолчать, но они не перестали кидать друг на друга злые взгляды.

Когда стало заметно тише, Эйна повернулась к эльфу:

— Наверное, нам стоит услышать историю с твоей стороны, Лювис? Как до такого дошло?

— П-похоже, нужно рассказать…

Лювис сглотнул, когда Эйна серьёзно посмотрела на него. На какое-то мгновенье он рассеянно посмотрел в сторону, а потом кивнул.

— Несколько дней назад, когда я был в приёмной Гильдии… Я услышал, что тебя преследует неизвестный и я взял на себя обязанность проследить, чтобы тебе не был причинён вред.

Эйна несколько раз моргнула. Момент, в который Миша практически закричала о преследователе, всплыл в памяти Эйны. Это многое объясняет.

Скорее всего, и Дормул узнал всё подобным образом.

— Ааааа? Завязывай с враньём, мы знаем, что это ты Эйну преследовал!..

— Дормул, у тебя будет возможность выговориться, а сейчас помолчи. Что ты там говорил, Лювис?

— А, точно… я посоветовался со своим богом.

…Чего? Эйна застыла.

— Он мне сказал, что настоящие мужчины присматривают из тени. Поэтому я скрылся под плащом, чтобы убедиться, что никто не причинит тебе вреда…

— …Кстати и мой бог что-то такое же сказал. Что достойный мужик защищает, оставаясь в стороне.

— Ч-чего?

…Что-то было очень, очень странным.

— То есть вы оба беспокоились… и решили преследовать меня?

— Как-то так и получилось.

— Наверное, можно сказать и так.

Эйне было очень сложно переварить услышанное. Авантюристы только что признались, что вели себя прямо как преследователи, но это не всё. До такого агрессивного преследования дошло также из-за совета бога. Оба авантюриста хотели завоевать сердце девушки и поэтому слепо следовали советам своих божеств.

В беловолосом парне-охраннике оба авантюриста увидели, по меньшей мере, своего врага. Одностороннее соперничество переросло в агрессию, когда авантюристы увидели, как парень дружелюбен с Эйной и даже держит её за руку.

Вот оно что… Эйна наконец поняла истинных виновников случившегося.

— Я понимаю почему напал Дормул, но… Лювис, зачем тебе эта чёрная роба?..

— А? Мой бог сказал, что это последний «писк», даже не знаю, к чему это было сказано…

Беловосолый парень скромно поднял руку и заговорил:

— Хе-хе… А вам не кажется, что это было слишком? Вы напугали Эйну…

— Что?

Эта фраза попала в точку.

Ношение подозрительного плаща ночью только вселило страх в Эйну и заставило её неверно понять, что происходит.

Дормул и Лювис схватились за рты, когда поняли, что на осознание такой простой вещи у них ушло столько времени.

В воздухе повисло неловкое молчание, которое прервал внезапный смех. Откуда-то сбоку послышались смешки.

К-как я и думала…

Смертные подняли взгляды на карнизы крыш. В свете луны были видны силуэты двух божеств, потешавшихся над происходящим.

…Всё случившееся было следствием игры двух божеств.

Авантюристы плясали под дудку двух заскучавших богов.

Скорее всего, преследователя Эйны в первый раз изобразил один из богов. Они планировали столкнуть лбами двух влюблённых последователей друг с другом в тот самый момент, когда Лювис и Дормул, почти одновременно, обратились к ним за советом.

Всё ради «развлечения».

Божества зачастую относятся к детям живущим в Гекае, как к фигурам на шахматной доске. Поэтому четверо смертных стали жертвами очередного божественного розыгрыша.

— Аааааа, а я был уверен, что Эйна погонит их обоих, как только они раскроются.

— Выходит, в споре победил я.

Силуэты божеств снова начали сотрясаться от смеха под светом луны.

Их последователи, Дормул и Лювис также начали дрожать, но совершенно по другой причине. Дварф даже начал рычать, изо всех сил пытаясь сдержать эмоции. А сдержанный и гордый, обычно, эльф побагровел от пят до кончиков ушей. Авантюристы сжали кулаки увидев, что их унижали.

— Лювис, папочка только что поднял кучу денег. Вечерком я устрою тебе настоящий праздник, как домой вернёшься!

— Дормууууул. У меня деньги кончились, не одолжишь мне пару валис? Пожалуйста-пожалуйста?

Раздражение эльфа и дварфа обрушилось на божеств стрелами, выпущенными эльфом из лука, и камнями, которые дварф вытаскивал прямо из мостовой:

— УБИРАЙТЕСЬ К ДЬЯВОЛУУУУУУУУУУУУ!!!

Впрочем, оба бога ускользнули заблаговременно, до того, как стрелы и камни в них полетели. Их удаляющийся смех ещё был слышен какое-то время в темноте ночи.

— …

— Эммм…

Эйна не могла и слова сказать, Белл пытался придумать, как ему нарушить молчание и смотрел на девушку.

Дормул и Лювис были в ярости, они бросались в сторону богов всеми известными им оскорблениями, даже не переводя дыхания. После этого Лювис, наконец, остановился и гордо поднял голову:

— Ну нет! Я не хочу, чтобы всё вот так кончалось! Эйна, я в тебя влюблён! Пожалуйста свяжи свою жизнь с моей навечно!!!

— Я-я больше люблю тебя, Эйна! Стань моей невестой!

— ЧТО?!

Эйну ожидало новое заявление, от которого ей оставалось только удивлённо вскрикнуть. Лювис и Дормул, с которых ещё не сошла краснота, почти одновременно обратились к ней. Эйна, в ответ, тоже покраснела.

Немало людей признавались ей в симпатии, но предложение брака? Такого ещё не случалось за девятнадцать лет жизни девушки. К тому же, судя по взглядам авантюристов, предложения были сказаны совершенно серьёзно.

Белл, снова оказавшийся в эпицентре бури, стоял с отвисшей челюстью.

— Ни за что я такому прохвосту, как ты, не доверю Эйну! Убирайся в леса из которых вылез!

— Язык попридержи! Грязный дварф, вроде тебя, не сможет заиметь наследника с такой чудесной девушкой как Эйна!

— ГАХ! ВОТ ТЫ ЧЕМ С НЕЙ ЗАНЯТЬСЯ УДУМАЛ, ИЗВРАЩЕНЕЦ?

— Н-не будь идиотом!!! Я и близко не извращенец!!! Я просто на расу твою указал!..

Стоило подумать, что между Лювисом и Дормулом началось очередное увлечённое состязание в красноречии, как они одновременно уставились на Эйну.

Девушка лишилась дара речи. Её плечи нервно подёргивались.

— Дай мне свой ответ, Эйна!

— Ответь мне, Эйна!

Эйна начала паниковать, когда её призвали принять решение.

Каким бы ни был её ответ, он означал бы помолвку на месте. Разумеется, к такому она была не готова. А отказ без видимой причины только заставит авантюристов с большей решительностью добиваться её руки. Полуэльфийка была готова разрыдаться, её взгляд начал бегать по улице.

Рядом с ней стоял Белл. Он не знал, что ему делать и просто переводил взгляд с одного авантюриста на другого.

Скажи уже что-нибудь, ну хоть что-нибудь!..

Молчание парня почему-то пробуждало в Эйне злость. Все те разы, когда Белл вызывал в ней, чувство раздражения начали мелькать в голове Эйны, и, неожиданно, её глаза округлились. Увидев, как Эйна пристально смотрит на него, беловолосый парень наклонил голову.

Щёки Эйны начали пылать.

Потому ли это, что Белл даже не пытается что-то сделать или нет, Эйна не понимала.

Её обычное спокойствие давно разлетелось вдребезги, Эйна прикрыла глаза, чтобы не показывать злость, которая в них горела.

— …Ни одному из вас я не могу дать положительный ответ, и на это есть причина.

Девушка схватила Белла за локоть и притянула его к себе:

— Потому что мы встречаемся!

— ЧЕГОООООООООООООО?!

Три удивлённых голоса завопили в унисон.

— А ты чего удивляешься?

— П-простите!..

Ледяной взгляд Лювиса и заданный низким голосом вопрос Дормула упали на парня одновременно, заставив его извиниться.

Оба авантюриста подошли к Эйне на шаг ближе несмотря на то, что она всё ещё стояла, вцепившись в Белла.

— С-скажи, что это неправда, Эйна!

— Это же обман, да?

— Нет, мы смотрим только друг на друга! Он… он мне признавался!

Эйна кричала в ответ, зажмурив глаза. Белл, в свою очередь, обмяк, будто марионетка, и смотрел на авантюристов пустым, непонимающим взглядом.

Щёки Эйны были красными, как помидоры. Она отпустила локоть парня, схватила его за плечи и поставила перед собой.

— Белл, ты, конечно, помнишь тот день, когда благополучно вернулся с пятого этажа! Ты мне признался, разве нет?

— ?!

Казалось, прошли годы. Атакованный минотавром и спасённый Айз Белл едва выжил.

Ты говорил те слова, одним взглядом кричала Эйна, повернув к себе лицо Белла.

Прямо сейчас, прямо здесь, скажи их снова.

Вся энергия Эйны будто переместилась в её изумрудные зрачки. Их носы были так близко, что стоило содрогнуться, и они бы соприкоснулись. Эйна не моргала, она пыталась заставить парня вспомнить каждой частичкой своего существа.

Губы парня открывались и закрывались, но из его рта не вылетало ни звука.

— Скажи им, Белл. Повтори те слова, которые сказал в тот день.

Глаза Белла чуть не выкатились из орбит, когда он увидел отчаянную мольбу покрасневшей, до кончиков ушей, девушки. Дар речи наконец начал к нему возвращаться:

— Я… вас… люблю…

Щёки парня покраснели, и он опустил взгляд себе на ноги.

— …Вот! Сами слышали! Слышите, слышите, как он хочет меня защитить? И он, Белл, как моя вторая половинка!!!

Решающий удар.

БАМ! Дормул и Лювис отпрянули, будто их поразило молнией.

Они не могли различить в голосе или выражениях Эйны фальши. После слов парня они уже ничего не способны были услышать, их головы и плечи опали. После, они развернулись и сделали по несколько слабых шагов в разных направлениях.

— …

— …

Дварф и эльф оставили тихую улицу. Холодный порыв ветра обдул Белла и Эйну. Они были одинаково смущены, их лица были красными. Прошло несколько неловких секунд, Белл наконец смог снова поднять на Эйну взгляд, будто пытаясь понять, что это значило.

Эйна стояла прямо перед ним, девушка сложила руки и поклонилась:

— Прости, что я тебя втянула!..

Яркое утреннее голубое небо. Тёплые солнечные лучи пробиваются в стеклянные окна. В главном отделении Гильдии, сегодня, как обычно неспокойно. Авантюристы входят в Пантеон и выходят из него сплошным потоком. Многие, как и обычно, выстроились в очереди у стоек.

Эйна стояла за своим рабочим местом, от неё исходила аура идеального секретаря Гильдии.

Если сегодня придёт Белл, наверняка будет неловко…

Одной мысли о случившемся было достаточно, чтобы щёки девушки начали пылать. Эйна снова затерялась в воспоминаниях несмотря на то, что зареклась снова поддаваться эмоциям… Она жалела о случившемся больше, чем о чём бы то ни было в жизни, и затащила парня в свои проблемы.

Эйна обязана была общаться с Беллом с позиции старшей… Её сердце кольнуло вот уже сотый раз за день по этому поводу.

— А…

Перед Эйной появился Белл.

— …

— …

Они обменялись взглядами.

Другие авантюристы наблюдали за немой сценой с раздражением. А Эйна и Белл смутились и отвели взгляды.

Как стыдно… и что мне делать? Мозг Эйны отчаянно пытался подыскать правильные слова, способные нарушить повисшее неловкое молчание.

Первым, лёд растопил Белл, который натянуто улыбнулся и произнёс:

— Мне нужен небольшой совет. Вы мне не поможете?

Тот же вопрос, который мог быть им задан в любой другой день. Эйна отвела взгляд. Несколько мгновений спустя на её губах появилась улыбка:

— Разумеется… с радостью.

Они встретились взглядами и вернулись в обычное состояние снова. Советница и авантюрист. Старшая сестра и младший брат. Белл и Эйна направились в переговорную и сели по разные стороны стола. Это уже неплохо, этого вполне достаточно, повторяла себе Эйна.

Она была удовлетворена. Их отношения должны оставаться такими.

— Прости… и спасибо, Белл.

— …

— Когда ты сказал мне, что любишь меня снова… я была рада.

— …

Голос девушки был тихим, едва слышным. Белл сделал вид, что не заметил, что она сказала, и, покраснев, уставился на свои колени.

Эйна хихикнула, на её лице была видна довольная улыбка.