Том 8    
Глава 5. Секрет обычной горожанки


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
naazg
17.02.2020 20:51
Спасибо
lastic
17.02.2020 14:24
хооооо
naazg
17.01.2020 21:11
Спасибо
onemeshnig
24.12.2019 08:34
Господи, какая же годнота! Спасибо!
naazg
23.12.2019 21:10
Спасибо
naazg
14.12.2019 21:12
Спасибо
razgildyai
14.12.2019 19:40
спасибо за перевод, хорошо что не бросаете
naazg
22.11.2019 21:13
Спасибо
aisdh
08.11.2019 04:23
Спасибо большое за перевод.
naazg
07.11.2019 20:51
Спасибо
ricco88
07.11.2019 20:15
Спасибо.

Глава 5. Секрет обычной горожанки

— …Готово!

На тесной кухне всё было затянуто чёрным дымом.

Вся посуда была покрыта сажей, а ингредиенты почернели. Кулинарная битва, закончившаяся на этой кухне только что, была нешуточной.

Сереброволосая Силь вышла из кухни с довольным выражением на лице. На ней был фартук. Ни коллег, ни владелицы кафе в этот момент поблизости не было. Силь даже не попробовала свои творения, мясной пирог странного цвета и несколько очень странно пахнущих бутербродов, прежде чем разложить их по контейнерам. После этого контейнеры оказались в огромной корзине.

Мурлыкая себе под нос какую-то весёлую песенку, Силь переоделась и покинула кафе с этой самой корзиной в руках.

— Интересно, порадуются ли они сегодня.

Улыбаясь, девушка отправилась в город.

Пантеон, вечер.

Множество авантюристов по пути домой из Подземелья заходят в приёмную из белого мрамора, в которую, сквозь высокие окна, попадали лучи жаркого солнца.

— Я пойду поговорю с Мисс Эйной.

— Понятно. Лили позаботится об обмене.

— А я просто тут послоняюсь.

Я решил встретиться со своей советницей, Эйной. Лили, со своим огромным, забитым под завязку рюкзаком, вместе с Харухиме и Микото направилась к Обмену, чтобы отнести туда всю принесённую добычу и магические камни. Вельфу нечем было заняться, поэтому он решил убить время у досок с объявлениями. Мы разделились.

Как и у окружавших нас авантюристов, у Паствы Гестии свои поручения, полученные в Гильдии. Обычно мы относим добычу и магические камни на Обмен в Вавиле, но сегодня нам нужно заплатить налог, налагаемый Гильдией на Паству. Поэтому мы решили прийти сюда вместе. То есть, разобраться со всеми проблемами одновременно, раз нам всё равно надо было зайти в Гильдию.

Удивительно было видеть огромные очереди у приёмных окон. Работники Гильдии практически бегали по делам, пытаясь помочь всем и каждому. Когда наступила моя очередь, я предоставил Эйне краткий отчёт, потому что решил не тратить время на будничные разговоры. Поэтому освободился я быстро.

Кажется, девушки ещё не вернулись с Обмена, и у меня появилось свободное время. Посмотреть какие объявления вывешены на доске Гильдии не такая уж плохая идея.

В главном отделении Гильдии немало информации о Подземелье и других, полезных для авантюристов вещей, включая общие советы по походам в Подземелье.

Я пробрался через собравшуюся у досок с объявлениями толпу и посмотрел на множество заданий, выставленных представителями торговых Паств.

Сложно поверить, что на нас напала Ракия… Всё будто так, как и должно быть.

За пределами городских стен кипит битва против Королевства Ракия. Но между «военным положением» и обычными городскими буднями не заметно разницы. Зал Гильдии всё также заполняет множество авантюристов. Вторжение никак не повлияло на повседневную жизнь людей и полулюдей.

Нет, конечно, сильнейшие из авантюристов сражаются за пределами города, но далеко не все сейчас на передовой. Возможно, Орарио, точнее Гильдия, как представитель власти, пытается поддерживать поток магических камней и производство предметов из них. Если бы слишком многие авантюристы отправились в бои, это повлияло бы на экономику, и Гильдия решила оставить для покорения Подземелья столько авантюристов, сколько возможно.

По крайней мере, такая теория у меня возникла, пока я стоял в окружении множества вооружённых и закованных в броню людей и полулюдей.

— Что, правда? Снова?

— Что-то тут нечисто.

?..

Мои мысли занимало вторжение Ракии, когда до меня вдруг донеслись обрывки разговора. Голоса раздавались у одной из досок с объявлениями. Другие люди тоже заметили, как тут шумно и начали подниматься на носочки чтобы узнать, что стало причиной разговоров.

Я даже подпрыгнул несколько раз, пытаясь увидеть, что было написано на той доске объявлений.

— Кажется, появился монстр, который любит броню и оружие.

— А, Вельф.

Он выше меня, поэтому может видеть над головами. Судя по всему, он прочёл объявление.

— … «Любит»? То есть, ворует?

— Да, ворует. Некоторые монстры снимают экипировку с мёртвых тел авантюристов, этот забирает её прямо в бою.

Удивительная особенность.

Монстр, который ворует у авантюристов?

Впрочем, если подумать, это не так уж и странно, поскольку монстры используют элементы ландшафта и естественную обстановку Подземелья в качестве оружия. Хотя вид монстра в броне определённо меня бы поразил. Уверен, я не единственный кому бы захотелось разрыдаться.

Мы потом и кровью зарабатываем деньги, подбираем подходящую экипировку… Если бы кто-то своровал её у меня, я бы не знал, что мне делать. Особенно, если бы пропало оружие, к которому я так привязался.

Монстр, который ворует оружие авантюристов… то, что необходимо нам для выживания. О таком страшно даже думать.

…Воспоминание о минотавре с двуручным мечом неожиданно мелькнуло в голове.

У-ужас.

Оно до сих пор вызывает у меня мурашки.

Не нужно так себя накручивать. Выкинув страшные мысли из головы, я посмотрел на Вельфа:

— Г-где его видели?

— На Глубинных этажах, чаще всего. Судя по тому, что написано, подтверждены встречи начиная с двадцатых этажей.

После этого Вельф пересказал собранную авантюристами второго ранга информацию.

Кажется, он не воспринял это объявление всерьёз, и он был не один. Многие авантюристы начинали смеяться во весь голос. Они не верили написанному.

На самом деле, довольно многие авантюристы принимали объявление за шутку.

— Кстати, об этом монстре написано кое-что интересное, — Вельф с ухмыльнулся и перевёл на меня взгляд. — Объявление было давно, но в нём говорилось, что в Подземелье видели Чёрного Минотавра в броне.

— Чёрного… Минотавра?..

— Ага. Слухи о нём расползлись очень быстро, а потом так же быстро исчезли. Даже объявление сняли.

Обычные Минотавры коричневатого, ржавого цвета.

Никогда не слышал о чёрных.

Подвиды… Когда я спросил Вельфа, идёт ли речь о каком-то редком монстре, Вельф посмеялся и сказал мне не воспринимать все слухи всерьёз.

— Когда это ходил такой слух, Вельф?

— Около двух месяцев назад, кажется?

Два месяца назад… Как раз в то время, когда я впервые поднял уровень.

Вельф добавил, что тот слух ходил как раз тогда, когда он присоединился к нашей группе, поэтому он отпечатался у него в памяти.

— …

Я снова взглянул на доску, множество авантюристов обсуждали возможность появления подобного монстра.

На объявлении художником был сделан рисунок монстра в броне, с мечом в лапах. Я смотрел на этот рисунок, пока девушки не вернулись с Обмена.

— Эм, Силь взяла выходной?

На следующий, после уплаты налогов Паствы, день, я решил зайти в «Щедрую Хозяйку». Утренние солнечные лучи только начали освещать небо, а я уже был у входной двери.

— Тмяк и есть, мя! Силь сномя улизнула!

Передо мной оказалась кошкодевушка Аня, размахивая длинным чёрным хвостом. По её виду можно было подумать, что она злиться.

Даже после переезда в новый дом Паствы Гестии, я забирал у Силь обеды перед походами в Подземелье.

Теперь в моей Пастве больше членов, а Микото ещё и отлично готовит, поэтому мне бы не хотелось беспокоить Силь. Делать для меня обеды это для неё лишняя нагрузка, но Лю с парой своих коллег пришли в Поместье Домашнего Очага и практически умоляли меня продолжать брать обеды у Силь.

— Ну что тебе стоит, тебя не пронимает даже!..

— Подумяй о подопытных кроликмях, услышь их боль!..

Взмолились Руноа и Хлоя, пока Лю смотрела на меня стеклянным взглядом. Почему-то, все трое держались за животы.

В общем, с того дня я снова ежедневно ходил за обедами, как и раньше… Но уже довольно давно не заставал её на работе.

Мне стало интересно, что произошло, поэтому я решил расспросить других работниц, и, оказалось, что Силь вообще не появляется.

— Силь иногда делает «пуф» и растворяется в воздухе.

— Хе-хе-хе, кмяжется у нашей невинной девы есть свои секретики, мя… Но она не хочет загружать нас работой и всегдмя возвращается! Я вообще не знаю, как счетмя вести!!!

Несколько служанок, Руноа и кошкодевушка Хлоя, присоединились к стоящей у парадной двери Ане.

Я вспомнил, что они что-то такое говорили, когда мы приходили за рецептом торта для Микото, и что с того самого времени Силь не появлялась на работе… А это ведь было около десяти дней назад.

— Ты должен понимать, что Силь на нас не похожа, она не живёт в «Щедрой Хозяйке». У неё есть свои дела и иногда она пропадает.

Кошкодевушки и Руноа начали разговаривать о своих делах, а в это время к нам подошла Лю и спокойно сказала, что подобное не редкость.

Другие работницы будто подшучивали над Силь и говорили с улыбкой, а в небесно-голубых глазах Лю читалась задумчивость.

— Эм… Почему бы вам не дойти до её дома и не спросить, куда она ушла?..

— …

Мне захотелось узнать, почему никто не спросит Силь напрямую о её заботах… И в этот момент девушки притихли.

Ну, это было странно. Я озадаченно наклонил голову, но работницы были в точно таком же замешательстве, как и я.

— Если подумять, мы… Мя

— Кто-нибудь знает, где живёт Силь?

— Никто, мя ещё никто не знает, как она проводит своё свободное время.

Аня, Руноа и Хлоя заговорили по очереди. Я не мог скрыть удивления.

Они работают вместе в кафе, и то, что никто ничего не знает о Силь вне работы, меня удивило.

Лю ничего не говорила, пока я удивлённо не повернулся к ней. Но даже она только подтвердила сказанное коллегами:

— Мы пытались узна… Мы спрашивали её о личной жизни, но она лишь говорила, что её жизнь секрет, и каждый раз меняла тему.

Лю отвела взгляд, прежде чем это произнести.

— Остмяётся только одно! Задмяние, мяльчик! Найди Силь, проследи за ней и рмяскрой её секреты!

— А?!

— Отличная идея! Так мы раскроем сразу несколько её слабостей! Два зайца одним выстрелом!

С-слабости?..

Хлоя и Руноа с энтузиазмом бросились ко мне. Я, в холодном поту, отклонился.

Лю нахмурилась:

— А ну перестаньте. Вы ставите господина Кранелла в неудобное положение.

Но это замечание не слишком убавило пыл её коллег:

— Если мы нмязначим награду, разве всё не будет улмяжено? Что бы предлмяжить… Я мягу спеть тебе песню!

— А? Аня, ты хорошо поёшь?

— Лучше всех, мя! Почему бы тебе смямому не послушать? Мне кмяк раз не помешает горло…

— Не смей, глупая кошка! Тебе же медведь на ухо наступил!

— Сколько рмяз тебе говорить, что, если ты нмячнёшь петь, к нмям посетители ходить перестмянут!

Аня была готова что-нибудь спеть, даже распеваться начала, но в этот момент на неё накинулись другие работницы.

Они повалили кошкодевушку на землю и закрыли ей рот. От её «МФФААФФФММ!» у меня со лба пот побежал.

Насколько же плохо она поёт?..

— Господин Кранелл, прошу вас не принимать их слова всерьёз.

— Хе-хе… Ладно, не буду.

Лю сказала всё предельно ясно. Я попытался улыбнуться в ответ.

Решив не отвлекать больше работниц, я быстро попрощался. После этого я вышел из «Щедрой Хозяйки».

— Чем бы сегодня заняться…

Небо над моей головой уже стало голубым. Я пошёл мимо множества людей и полулюдей по Западной Главной Улице, слушая обрывки разговоров и бросая взгляды туда и сюда.

Сегодня я в Подземелье не иду.

На этом настояли боженька и Вельф.

— Ты итак целыми днями в Подземелье пропадаешь, нужно хоть немного отдыхать, — заявили они и категорически запретили мне спускаться.

Вельф проводит немало времени в кузнице, а девушки внимательно следят за своим состоянием и иногда берут выходные. Думаю, мои беспрерывные ежедневные походы в Подземелье на этом фоне выглядят очень странно.

Но она от меня так далеко. Погоня за ней это всё, что у меня есть…

— …Наверное, денёк-другой отдыха не повредит.

Я прикрыл глаза рукой от яркого летнего солнца и попытался улыбнуться.

Все обо мне беспокоятся, и в этом есть определённый смысл. Я не смогу продвинуться глубже в Подземелье, если хорошенько не отдохну. Даже Эйна не устаёт мне повторять о том, как важны выходные.

Время расправить крылья. Нужно попробовать что-нибудь новенькое и пройтись по городу для смены обстановки. Может, случится что-нибудь хорошее.

Я живу в Орарио, но меня не перестаёт удивлять, сколько неизвестного скрыто в этом городе…

Небольшие, устроенные семьями магазинчики, которые поколениями ютятся в переулках, цветочные стенды которыми управляют зверолюдки, не принадлежащие ни к одной Пастве, попадающиеся, будто случайно, стенды с картофельными закусками, выпадающие из окружения… Сложно найти здесь авантюристов, потому что большинство сейчас в Подземелье. Всё, что я видел казалось новым, и мне было практически больно от того, что я не слишком много знаю о наземной жизни в Орарио.

Город Лабиринта огромен.

В городе соседствует множество районов, от производственного до торгового и даже тот, с которым я познакомился недавно, район удовольствий.

Я живу в этом городе три месяца, но видел очень мало. Создаётся ощущение, что за каждым новым поворотом меня ожидает открытие. Впрочем, наверняка, это потому, что я целыми днями пропадаю в Подземелье.

Чистое голубое небо над моей головой. Я в отличном настроении шагаю по главным улицам и переулкам. Мне начинает нравиться. Наверное, сам того, не подозревая я очень давно ждал отдыха от Подземелья.

Почему бы не потратиться? Проходя мимо ларька с мясными шашлычками, я решил купить себе один. Зверочеловек стоявший за стойкой удивил меня, сказав: «Слушай, а ты не Маленький Новичок?». Он был так доволен, что дал мне ещё один шашлычок бесплатно.

Честно говоря, я не знаю, стоило ли мне смутиться, но ощущение, когда меня узнали были просто превосходное. Я наслаждался той тёплой радостью, которая расползалась по груди, пока шёл по улице с шашлычками в обеих руках.

— Ого…

Последняя капля мясного жира капнула с подбородка, когда я закончил утолять голод на одной из скамеек Центрального Парка.

Сидя среди деревьев и фонтанов, стоящих в городском центре, среди людей входящих и выходящих, я смотрел на Башню Вавил во всей её красе. Белая башня, возведённая в честь богов устремлялась к небесам, практических их пронзая. Я и забыл, насколько она крута. Я вижу её каждый день, поэтому я к ней привык. Но сегодня… сегодня она будто открылась мне с другой стороны.

Я позволил себе насладиться теплотой солнца чуть подольше.

Сидя и смотря вдаль на скамейке, наблюдая за течением потока людей и полулюдей, проходивших по Центральному Парку, я заметил девушку.

— А?..

Я узнал серебряные волосы и тут же подскочил.

— Это же Силь?

С разговора в «Щедрой Хозяйке» прошло несколько часов. Я переместился к краю скамейки.

Она была одета в белоснежное платье и соломенную шляпу. Обычно я видел её в рабочей одежде, поэтому такой вид вызвал у меня непроизвольный вздох. Она красива.

Силь шла откуда-то с юго-запада к северу Центрального Парка. Но, она не стала проходить по центру парка, а повернула к Восточной главной. Со своего места на скамейке с северной стороны парка я уже почти перестал её различать и поднялся на ноги.

Голоса Ани, Хлои, Руноы и Лю слышались в мыслях. Всё произошедшее утром вспомнилось само собой.

Утром я отказался от этой мысли, но сейчас любопытство взяло верх, и я последовал за Силь через толпу.

Сонливость после еды очень быстро испарилась, я бросился за ней к Восточной Главной Улице.

— Куда идёт Силь?..

Избегая конных повозок, я следовал за девушкой с серебряными волосами, одетой в белое платье.

Множество лавок и зданий Восточного Района находятся под контролем Гильдии. Огромный Колизей выделяется среди построенных из красного кирпича гостиниц, простирающихся так далеко, как может видеть глаз. У меня возникло стойкое ощущение, что этот район считается туристическим и здесь проводится немало мероприятий для гостей и путешественников.

В руках Силь что-то было, большая корзина, кажется. Она накрыта крышкой. Похоже, она что-то куда-то несёт… Пока я гадал, что может быть у неё в корзинке, Силь свернула в один из переулков.

Я последовал за ней на юго-восток, следя за тем, чтобы она оставалась на достаточном расстоянии и меня не заметила, поэтому мне приходилось нестись за ней каждый раз, когда она скрывалась от меня за углом.

Секундочку, эта улица мне знакома…

Я точно видел раньше эту узкую аллею. Отбросив слабые воспоминания, я последовал за Силь. Спустя несколько поворотов, моя память проснулась, а подозрения подтвердились. Когда я завернул за очередной угол, то увидел район, с которым уже сталкивался и у меня округлились глаза:

— Улица Дедала?..

Дедалова Улица. Она построена архитектором, который, как говорят, сошёл с ума и перестраивал её множество раз, это жилой квартал, в котором практически невозможно понять, куда ты направляешься. Каменные здания и лестницы, а также начинающие без особых причин петлять и искривляться улочки, зачастую называются «Вторым Подземельем» Орарио.

Я остановился перевести дыхание, а Силь обыденно двинулась ко входу.

Я так далеко зашёл… что поворачивать уже поздно.

Неприятный опыт, полученный в этом месте на какое-то мгновенье, заставил меня остановиться, но решение было принято.

Пройдя через ворота Дедаловой Улицы, я, на всякий случай, проверил что Божественный Кинжал плотно сидит в ножнах на поясе. Во-первых, потому что это место считается трущобами, в которых проживают беднейшие жители Орарио, а во-вторых, со мной многое произошло в этом квартале, поэтому готовое оружие на боку успокаивает. Не теряя бдительности, я погрузился в лабиринт почерневших камней и каменных блоков.

Что Силь здесь делает?..

Я поднялся по каким-то ступенькам, и на моём пути возникла комната, будто вылезшая из каменного дома. Я осмотрелся, в поисках пути и мне открылся только узенький переулок, в который не попадал солнечный свет. Единственным, что его освещало была обшарпанная лампа с магическим камнем. За этой улочкой мне виднелись люди, не похоже, что они принимали ванну в ближайшие дни; большинство занималось стиркой у колодца, а пара человек в стороне играла в шахматы. Я прошёл мимо них и оказался перед дорогами, которые были ещё запутанней.

Силь всё ещё виднелась впереди, она шла без заминок, что давало мне больше вопросов, чем ответов. Немало падших на самое дно и очень сомнительных авантюристов скрывается в этих трущобах, это место известно самой высокой преступностью в Орарио. Девушке, не получившей божественного благословения, не стоит ходить тут в одиночку. Она будто напрашивается на неприятности…

Впрочем, саму Силь, видимо, ничто не беспокоило, потому что она уверенно шагала вперёд, покачивая корзинкой.

Я заблудился на Дедаловой Улице и во время Монстромании, и во время побега из Района Удовольствий. Честно говоря, сомневаюсь, что выбрался бы отсюда без подсказок. Красные стрелки, которые называются ариадны, указывают на выход, и я пытался их запоминать. К несчастью, пока я пытаюсь найти стрелки взглядом, то теряю из вида Силь, и мне приходится бежать вперёд, в отчаянной попытке найти её взглядом.

Вверх и вниз, влево и вправо, пересекая бесчисленные переулки.

Белое платье Силь привело меня к зданию.

Церковь?..

Зданием, скрытом в самом сердце безумного лабиринта оказалась церковь, напомнившая мне место, которое мы с Боженькой привыкли называть домом.

Она была построена из дерева и была очень большой. В открытом дворике перед церковью виднелся сломанный фонтан, в котором не было воды. Здания вокруг церкви расположены так, чтобы на неё указывать. Осторожно высунув голову из-за угла улицы, которая меня сюда привела, я увидел, как Силь открывает дверь церкви с громким скрежетом. Она скрылась внутри.

— …

В таких местах тоже есть церкви?.. В моей голове всплыло немало вопросов, когда я увидел старое здание.

Несколько разбитых стеклянных окон на внешних стенах под самой крышей. Несколько секунд я смотрел на них, пытаясь решить, стоит ли мне идти вперёд, или нет. Нужно увидеть всё как полагается. Я подошёл к входной двери, положив ладонь на ручку.

— Кто-нибудь дома?.. — тихонько произнёс я, толкая деревянную дверь и проскальзывая внутрь.

Это место просто огромное! Конечно, снаружи эта церковь выглядела крупной, но войдя в неё я очень удивился, насколько она велика. Главный зал примерно десять метров в длину, а слева и справа выстроились двери, ведущие в множество других комнат. В самом конце зала стоит алтарь. Под ногами немало трещин, сквозь которые пробиваются проросшие сорняки. Потолок тоже очень высокий. Наверняка в подобном месте сам Дедал почувствовал бы себя как дома.

Несколько длинных деревянных скамеек наставлены друг на друга неподалёку от меня.

— Это похоже на…

На крепость, построенную детьми. Тянущаяся с одной стороны скамеек до другой узорчатая ткань, делает это место похожим на небольшой замок. Я задумался, куда могла в таком месте отправиться Силь, а потом понял… что я не один.

Авантюристы, проводящие в Подземелье немало времени, оттачивают свои чувства до такой степени, что наблюдение легко угадывается. Ощущение, которое порождает моё тело во время наблюдения появляется гораздо раньше, чем я услышу, или увижу, что за мной следят. Я был наготове, когда повернулся к следившему за мной взгляду.

Я почти дошёл до алтаря, когда ощутил, как за мной наблюдают откуда-то справа. В одной из приоткрытых дверей показалось небольшое лицо.

— …Кто ты такой?

Я увидел ребёнка, светловолосого эльфа, смотревшего на меня беззаботным взглядом.

— Я… ну, я вовсе не плохой парень, или кто-то вроде. Я-я просто кое-кого ищу…

Я, вроде как, сюда ворвался, не так ли? Покраснев, я попытался объясниться с ребёнком. Не сводя с меня взгляда, эльф вышел из-за двери.

— Кое-кого?

Грязные светлые волосы и заострённые уши.

Может не эльф, а полуэльф?

Ребёнок продолжал на меня таращиться, и начал подходить ближе, нисколько не беспокоясь.

Маленький мальчик… может девочка? Понять невозможно, ребёнок оказался рядом со мной.

Понятия не имею, как реагировать на его взгляд. Впрочем, может, он знает что-нибудь о Силь. Я решил его спросить, рот раскрылся, но, прежде чем я начал говорить…

— Эй, Рюю, Сестрёнка Силь может поймать тебя если увидит… Ты. Ты кто такой?

— Что случилось, Лай?

Неподалёку раздались голоса ещё двоих детей.

Я обернулся и увидел, как они выбегают из дверей, хватают ребёнка полуэльфа и оттаскивают его от меня. Один из них человеческий мальчик с коричневыми волосами, а вторая девочка-чинтроп, хвост которой прижат к телу.

Оба злобно уставились на меня, будто я вылезший из Подземелья монстр, но, в их взглядах читалась ещё и тревога. Как плохо всё складывается. Нужно убедить их что я не угроза, и быстренько объясниться.

— Простите! Я не хотел вас пугать и не собираюсь ничего плохого делать! Я просто ищу… подожди, ты сказал: «Силь»?

— …И что, если сказал?

— Вот её я и ищу! Ты знаешь, где она сейчас?

Мальчик и девочка переглянулись, они были определённо ошарашены, когда я назвал Силь по имени.

Они застыли, но полуэльф, которого они от меня оттащили, вырвался из их рук.

— Лай, Фина… Этот… не плохой.

Мы никогда раньше не встречались, но его слова звучали уверенно.

Мальчик и зверодевочка немного расслабились, когда услышали, но подозрительность не отбросили.

— …Значит, ты знаешь Сестрёнку Силь?

— Да. Простите, если я вас напугал. Могу я узнать кто вы? И об этой церкви тоже…

Я присел на корточки, чтобы быть с ними на одном уровне, они чуть ниже боженьки. Я бы сказал, что ростом они примерно, как Лили.

В этот момент я заметил ещё несколько лиц, выглядывающих из-за дверей. Они молча за нами наблюдали.

Задавая вопрос, я обратился к девочке-чинтропу, но ответил на него всё равно ребёнок полуэльф.

— Лай, Фина и я, Люю… Мы живём в доме Матушки Марии.

Ребёнок указал пальцем на остальных детей, а потом сказал про церковь.

Матушка Мария… Интересно, что же значит этот «дом».

Ну, ответ сказал мне не так уж много.

— Ладно, эм… А что вы делаете?

— …Прячемся от обеденной коробки сестрёнки.

В этот раз ответила девочка, Фина, она определённо была на взводе. Я мог лишь удивлённо воскликнуть, услышав такой ответ.

Я на мгновенье задумался, но в этот момент мальчик, всё время меривший меня подозрительным взглядом неожиданно подпрыгнул. Он почти ткнул мне пальцем в лицо.

— Белые волосы и красные глаза, ты Белл Кранелл, авантюрист второго ранга!

— Маленький Новичок?!

— С «Битвы»?!

Когда закричал Лай, двери начали распахиваться настежь, крики детей наполнили главный зал. Целая волна детей нахлынула на меня, во главе с ним. Даже девочка-чинтроп в восторге присоединилась к окружившему меня кольцу. Полуэльф, казавшийся ошеломлённым безмолвно за нами наблюдал.

— Святая корова, это правда он!

— Он не кроликочеловек, но выглядит точно, как кролик!

— Можно я твой кинжал посмотрю?

Я чуть не потерял равновесие. И всё было бы ничего, но всё больше детей прыгали мне на ноги, а те, кто были постарше, начали тянуть меня к себе. «Ау!» Меня, что кто-то ударил головой?! Выкрики стайки детей были повсюду, я отчаянно пытался удержаться на ногах.

Оказавшись в окружении множества маленьких ручек, я схватил ножны кинжала, чтобы его защитить. Но что я могу? Если так пойдёт и дальше, меня точно собьют с ног…

— Подо-подождитеееееАААААААААААААХ!!!

Я растянулся на спине прямо на полу.

— Ч-что здесь происходит?!

— Дети!

Мои жалобные крики и детский смех привлекли внимание двух женщин, показавшихся из комнаты за алтарём.

Одной была женщина в годах, а второй… Силь.

Она смотрела на меня с удивлением. Наверное, я представлял очень странное зрелище, когда вцепившись обеими руками в Божественный Кинжал оказался погребён под грудой восторженных детей.

Мне оставалось только сухо посмеяться и посмотреть на Силь, пытаясь игнорировать маленькие ручки, тянувшие меня за волосы и щёки.

— Выходит, ты проследил за мной до этой церкви?

— А-ага… мне очень жаль.

Мы в небольшой церковной столовой.

Я устроился на стуле, стоящем рядом с большим круглым столом. Силь ругает меня, а я изо всех сил пытаюсь извиниться.

После того, как меня вытащили из-под кучи детей, все тихонько расселись в столовой.

Стены и колонны отлично показывают возраст этого места. Трещины повсюду. Но использованные лампы с магическими камнями и полурасплавленные свечи в подсвечниках говорят о том, что оно обжито. Вокруг нас с Силь собралось не меньше двадцати детей, бросающих на нас взгляды.

— Эм, значит эта церковь?..

— Вы правильно всё поняли, господин Кранелл. Это приют.

Женщина сидит напротив… Нас с Матерью Марией только познакомили, но она улыбается мне будто старому другу. Полуэльф с которым я встретился раньше, Рюю и ещё один ребёнок уцепились в её руки и висят.

Она рассказала мне, что уже очень давно живёт вместе с детьми в старой заброшенной церкви. Это не часть какой-то благотворительной программы, но женщина добавила, что живут они здесь счастливо. Они бедны, но находят возможности проживать день за днём. За весь рассказ улыбка ни разу не сошла с её лица.

У неё длинные чёрные волосы, собранные в хвост на голове. Она очень худа, у неё заострённые черты лица, но, несмотря на это есть в ней нечто успокаивающее. Дети называют её не иначе, как «Матушка», и, увидев её добрый взгляд, я понимаю почему.

Похоже она любит детей.

Я хотел задать вопрос, но не знал, как его произнести:

— Но… раз это приют, значит…

Сидящая рядом со мной Силь ответила до того, как я смог сформулировать вопрос:

— Белл, такие места не редкость на Улице Дедала.

Она добавила, что невозможно подсчитать сколько детей рождается от авантюристов Орарио, но их немало. И далеко не каждый такой ребёнок плод любви поклявшихся быть друг с другом вечно людей. Многие дети рождаются после одной ночи страсти и у работниц Района Удовольствий… В общем, есть много причин, по которым женщины оставляют детей.

В конце концов, это Орарио. Многие авантюристы умирают в Подземелье, невольно оставляя детей сиротами.

Есть те, кому не повезло, и им не позволили вступить в Паству их родителя-авантюриста, некоторые дети попадают сюда после того, как на Дедаловой Улице их оставляют родители, не способные нести за них ответственность.

— Поначалу я испытывала простую жалость. Я не могла игнорировать оставленных родителями детей… Поэтому я решилась объявить эту заброшенную церковь своей и начала по-своему помогать брошенным детям.

В конце Мария рассказала грустную правду, похлопав одного из детей по голове. Она рассказала, как однажды была брошена авантюристом, но никогда сама не состояла в Пастве. Завести с любимым человеком ребёнка ей не удалось, а потом она приняла одного из детей, найденного ей на Дедаловой Улице. Она не смогла его оставить и начала растить как своего собственного.

Подобное повторялось несколько раз, пока наконец не разрослось до этого церковного приюта.

— …

История Матушки Марии всё ещё звучала, я окинул взглядом сидящих за столом детей.

Все они были оставлены родителями… Ещё одна из сторон Орарио, с которой я знаком не был. Я ощутил, как на лице появляется грусть.

Мальчик, Лай сердито на меня взглянул, на его лице было немало ещё не затянувшихся царапин:

— Что за взгляды, Маленький Новичок? Мы счастливо живём с Матушкой, твоя жалость нам не нужна.

— П-простите.

— Следи за языком! — прикрикнула на него Матушка Мария, но извиниться я уже успел.

Он прав… Мне не нужно жалеть этих детей. Они улыбаются, радуются каждому дню и живут с любящей матушкой. Сомневаюсь, что кто-то из них считает, что ему не повезло в жизни.

— Могу я, эм, задать ещё один вопрос? У вас достаточно денег?..

— Да, хватает чтобы держаться. На наше счастье несколько неравнодушных богинь предложили нам свою помощь.

Невозможно заботиться о стольких детях, не получая достаточно денег. Матушка Мария слегка улыбнулась, когда я спросил о своих страхах. Она также рассказала, что помимо «Приюта Марии» на Дедаловой Улице устроено ещё несколько подобных мест. Все они поддерживаются крупными Паствами, средства которых, позволяют приютам выживать.

Наверняка у одной женщины найдётся время только для того, чтобы заботиться об этих детях, поэтому она благодарна за любую поддержку, помогающую их прокормить. Всё время нашего разговора с её лица не сходит нежная улыбка.

Наверное, мне стоит поговорить с боженькой, чтобы узнать, можем ли мы помогать таким местам.

Хотя, конечно, не так у нас и много денег, чтобы ими делиться…

Неожиданно для себя, погрузившись в мысли, краем глаза я увидел, как усмехается Силь, будто понимая, о чём я задумался.

— С самой первой нашей встречи, Силь приходит и играет с детьми. Она часто приходит приюту на помощь, не знаю, что бы я без неё делала.

— А, вот что здесь происходит…

— Хе-хе, детектив Белл, вы раскрыли дело?

— Н-наверное…, — у меня загорелись щёки, когда Силь меня поддела.

Получается, Силь приходит сюда, когда у неё выдаётся свободная минутка. Значит она занимается с детьми, когда не работает в «Щедрой Хозяйке».

— Сестрёнка Силь угощает нас вкусной едой из ресторана, — с улыбкой звонко отчеканила девочка-чинтроп Фина.

— С недавних пор она каждый день к нам заходит… — растягивая слова, произнёс Рюю.

Судя по радостным улыбкам, они хотели поиграть с Силь, раз она сюда пришла. Это объясняет, куда она на несколько недель пропала из своего бара.

— Держи это в тайне от всех, включая Лю, ладно? — предупредила меня Силь, когда я понял правду.

Ей будто кажется, что на неё разозлятся, если узнают, что она играет с детьми.

Мммм, мне не кажется, что у неё будут какие-то проблемы, если она всё объяснит…

Но…

Почему она сюда ходит?

Если подумать, как она вообще могла познакомиться с Матушкой Марией?

Эти вопросы начали беспокоить меня так сильно, что я уже собирался их задать, когда…

— Эй, эй, хватит о нас. На что похоже Подземелье?

Лай вертелся на стуле. Он уже чуть с него не слетел.

После этого начали подходить и другие дети. Они вскакивали со своих мест, начав расспрашивать меня о моих приключениях и жизни авантюриста.

Я начал озираться по сторонам, пытаясь понять, как мне быть.

— Расскажи пожалуйста, — улыбнулась сидящая рядом Силь.

Несмотря на лёгкое удивление неожиданной сменой темы разговора, я начал рассказывать. Припоминая свои будни в качестве авантюриста, я рассказал детям несколько историй.

Разумеется, я ни словом не обмолвился про битву с Чёрным Голиафом, потому что запрет Гильдии ещё не снят. Но, кажется, детям понравился рассказ о красивом кварце из кладовой Подземелья и том, как я убегал от Голиафа на семнадцатом этаже.

Блеск в их глазах очень меня порадовал, и я уже было принялся пересказывать всё в красочных подробностях… а потом увидел взгляд Матушки Марии.

В её глазах появилась грусть, почти подавленность.

— Ой, прости, — извинилась она, когда заметила, что я на неё смотрю. — Немало детей, которых я вырастила стали авантюристами…

Она грустно улыбнулась.

— Многие присоединяются к Паствам, идут в Подземелье, а потом делятся своими накоплениями с приютом… но наступает момент, когда они не возвращаются.

— Ой…

— Я не хочу, чтобы этих малышей постигла та же участь… только и всего.

Авантюрист — это профессия, которая позволяет немало зарабатывать, но сопряжена со смертельной опасностью.

Нет лучше работы, если нужно быстро заработать денег, но, вместе с тем, один неверный шаг приведёт к смерти. Многие дети, которых растила Матушка Мария не послушали её просьб, и решили помочь приюту начав зарабатывать в Подземелье. Они стали как те самые авантюристы, которые оставили свои семьи.

Мне стоило понять. Дети меня об этом просят, но с моей стороны очень беззаботно забивать им голову мыслями о том, что авантюрист — славная профессия. Некоторые из них могут это запомнить, и история повторится в очередной раз.

Что я могу теперь сказать Матушке Марии? Она так беспокоится о судьбе этих детей, а я только что…

Лай неожиданно подскочил на ноги.

— За меня можешь не переживать, Матушка! Я собираюсь в Образовательный Район!

Дети постарше начали подниматься и, улыбаясь, принялись рассказывать кем они собираются стать.

— Я буду усердно учиться и выучу всё, чтобы стать умным и зарабатывать много денег!

— Ну… Разумеется я не стану отговаривать вас от обучения в Образовательном районе…

— Деньги не проблема, есть же вещь, которая называется «стипендия», да? В этом году снова состоится набор в этот район, всё пройдёт как по маслу!

— Может, ты уже слишком взрослый для начала обучения, Лай…

Мальчик улыбался от уха до уха, восторженно рассказывая свой план, его коричневые волосы растрепались. Мария в ответ только натянуто улыбнулась. Фина и остальные дети начали выкрикивать фразы, вроде: «Я тоже туда поступлю!», «И я!» Немало рук взметнулось вверх, следом за руками Лая. За большим столом стало оживлённо.

Силь смотрела на эти руки легонько улыбаясь. Кажется, единственным, кто был удивлён оказался я.

— Образовательный Район?..

— А ты не знаешь?

— Что, правда Маленький Новичок? Авантюризм в голове?

Фина и Лай начали подкалывать меня детскими фразочками и называть меня бестолковым. Снова покраснев, я пытался отшутиться.

— Проявляйте к старшим уважение! И для вас он не «Маленький Новичок»! Его зовут Белл, правильно?

Силь встала на мою защиту.

Дети притихли почти мгновенно, но у нескольких, включая Лая, на губах появились зловещие улыбки.

Ну, это было необычно.

Силь была похожа на их старшую сестру.

Я никогда не слышал, чтобы она поднимала голос, это застало меня врасплох. Пока я удивлённо смотрел на неё в профиль, раздался громкий звон.

Звонили колокола где-то в западной части города. Полдень.

— О, время обеда. Значит, будем есть.

С этими словами Силь поставила на стол большую, наполненную едой корзину. Именно с этой корзиной я видел её по дороге.

Откинув крышку, она начала вытаскивать контейнеры с едой. Жареное мясо, сэндвичи, что-то непонятное… Всего понемногу.

То есть, корзина, которую она несла была заполнена едой для этих бедных детей.

Так мне и не удалось узнать, что за «Образовательный Район», но я могу расспросить Эйну, когда увижу её в следующий раз. Удовлетворившись этой мыслью, я оглядел стол и… заметил, что все погрузились в молчание.

— А? Что не так?

— Обеды… Сестрёнки…

Фина стояла ко мне ближе всех, так что я тихонько спросил у неё. На её лице было такое угрюмое выражение, что даже взрослый мужчина бы разрыдался. Остальные дети были нисколько не веселее. Даже вечно отстранённый Рюю казался каким-то обречённым.

Если подумать, кажется, они говорили, что скрываются от обеда Силь, когда я на них наткнулся?.. Да?

Мария смущённо улыбнулась, когда я отпрянул.

— А теперь, налетайте! — обращаясь к детям сказала Силь, раскинув руки и сияя, будто богиня.

Дети потихоньку начинали приходить в себя после того, как Силь на их глазах доставала еду и, неуверенно, один за другим, тянули руки к ценной еде, которая ещё на день отложит их голодание.

— Уххх, ууууу.

— Сегодня снова, как в прошлый раз…

— Нужно съесть… или еда… пропадёт!..

Стоны и стенания наполнили столовую, дети силком пихали еду себе в рот.

Начиная с Фины, Рюю и Лая, лица детей за столом мрачнели с каждым укусом мяса и овощей. Только любовь к Матушке Марии и приюту, который они зовут домом давала им силы продолжать есть.

…Стряпня Силь всегда обладала специфическим вкусом, но…

Разница между её счастливой улыбкой и страдальческими лицами детей за столом лишала дара речи. Не может же быть всё настолько плохо, правда? Я потянулся к одному из сэндвичей, чтобы попробовать, но тут — хоп!

Силь вырвала еду прямо из моей руки.

— Это не для тебя, Белл.

— Э? Но…

— Я сказала нет.

— Х-Хорошо.

Ещё никогда улыбка не была такой давящей. Под таким давлением оставалось только отступить.

Держа сэндвич обеими руками Силь сказала:

— Я сделала эти обеды для детей, поэтому будет нечестно если ты будешь их есть, Белл.

Вот теперь я смутился. Она сказала, что хочет поставить чая, и взяла с собой на кухню пустую корзинку.

— Вы это видели? Сестрёнка ведёт себя так по-девичьи…

— Она могла так сделать только перед тем, от кого хочет получить похвалу, точно…

Перешёптывания детей раздались за столом, когда Силь вышла из комнаты. Когда на меня уставилось множество маленьких глаз, по моему лицу побежал холодный пот.

— Это ты виноват, что Силь начала готовить обеды!..

— Раньше она вкусную еду из кафе с собой приносила!..

— Так мы здесь подопытные…

Лай смотрел на меня со слезами в глазах, как и Фина. Рюю бормотал что-то себе под нос, смотря пустым взглядом в стену.

До меня дошло не сразу, но я наконец понял, что здесь происходит.

Трагедия развернулась прямо на моих глазах, а я был слишком напуган, чтобы сказать хоть что-нибудь.

За поддержкой я повернулся к Матушке Марии… она отвела взгляд.

— Нет, нет, это съедобно, и мы очень… благодарны.

Мускулы на лице напряглись сами собой. Я в растерянности.

— Угхххх… — раздался стон одного из детей, повиснув в тишине столовой.

— Если у вас есть время, может поиграете с детьми?

Когда мучительный обед подошёл к концу, Мария меня пригласила.

— Кажется вы им понравились, господин Кранелл…

Она снова улыбалась, и у меня не было причин отказывать. Поэтому я улыбнулся в ответ и принял приглашение.

Один из детей схватил меня за руку и потащил за собой в комнату, в которую уже ушла Силь и остальные дети из обеденного зала.

— Сестрёнка, время сказки, время сказки!

— Белл, авантюристы и монстры!

Силь отошла с девочками в угол, полунапевая-полурасказывая какую-то историю, а мальчики затащили меня в центр зала. Прежде чем я успел понять, я уже стал «монстром» в их игре.

Вечерние солнечные лучи заливали комнату сквозь разбитые окна. Дети бегали по каменному полу, сквозь который пробивалась трава, смеялись и развлекались.

Они затаскали меня и Силь по всему этому залу.

— Эм, послушай, малыш Лай…

— Лай, просто Лай. Ты же авантюрист? Какого чёрта ты говоришь так вежливо? Жуть берёт. Называй всех по именам!

Пока вокруг творился хаос, я успел переговорить с несколькими детьми.

Человеческий мальчик, Лай, «Просто Лай», живёт здесь дольше остальных. В этом году ему будет одиннадцать.

На его коже видны царапины, похоже он большую часть времени проводит снаружи. Есть в нём нечто дикое, что-то, что напоминает Вельфа. Он продолжил расспрашивать меня о Подземелье даже после всего сказанного Марией. Уверен, он хочет стать авантюристом.

— Эй, Белл, а ты любовник Силь?

— Нет, ничего такого!

— Почему нет? Сестрёнка Силь красивая. Повариха из неё не очень, но… Она стройнее, чем кажется. А ещё у неё грудь большая…

— Не надо больше ничего говорить, пожалуйста!..

Чинтроп Фина только начала превращаться в девушку.

Они с Лаем старшие дети, поэтому они здесь вроде командиров. Её длинные, кремовые волосы на удивление прямые. Они чем-то похожи на мои, если бы мои волосы были длиннее и прямее. Яркий цвет глаз и небольшой носик говорит о том, что через несколько лет она станет красавицей. Когда она впервые меня увидела, она очень нервничала, но сейчас стала относиться ко мне с заметной теплотой. С такой теплотой, что начала говорить то, чего не следует…

— Эм, Рюю? Ты мальчик, или?..

— …Спатьки.

— А, ну ладно…

Полуэльф Рюю на год младше Лая, он очень странный ребёнок. Из-за эльфийской крови в жилах этого маленького мальчика (кажется), он самый милый из местных детей. Рюю почти ничего не говорит, и у него грязные, растрёпанные короткие волосы, поэтому я не могу понять, мальчик он или девочка. Он вечно витает в облаках, что не даёт никаких зацепок.

В этом приюте намешаны дети самых разных рас, люди, зверолюди, полурослики и даже застенчивая амазонка. Но, все они с интересом изучают любую вещь, которая попадётся им под руку и их буквально переполняет энергия.

— Сестрёнка Силь! Давай играть!

— Ууууу, я тоже хочу поиграть!

— Хорошо. Только все по очереди, не толкайтесь, ладно?

Силь продолжала без устали играть с детьми в игры. Я услышал, как она разговаривает с очередной парой детей, когда её отводили от меня подальше. С ней хотят играть не только девочки, но и мальчики.

И снова… странное ощущение.

Я всегда знал Силь только как работницу бара, видеть, как она играет в игры с детьми, обнимает их… так непривычно.

Дети от неё просто в восторге, это видно по глазам. Я чуть задержал на Силь взгляд через плечо, наблюдая как она обращается с детьми. Похоже она заметила, что я за ней наблюдаю, потому что повернулась и хихикнула.

Милая и красивая одновременно… Я снова ощутил, как начинают полыхать щёки.

— ?..

Окружающие её дети улыбаются и смеются. В этот самый момент Лай прокрался ей за спину с недоброй улыбкой на лице.

Силь его не заметила. Глаза Лая блеснули, будто ему наконец открылась единственная в жизни возможность атаковать свою цель со спины… «Попалась!» Он схватил Силь за юбку и задрал её в одно мгновенье.

— !

— ИИК!

Белая ткань задралась до самой груди. Для меня всё было будто в замедленной съёмке, глаза округлились сами собой.

Так вот… вот о чём… вот о чём всегда говорил Дедуля! Легендарный… О чём я вообще думаю?!

Трусики того же цвета что и платье. Я прекрасно их увидел. И сейчас мою кожу не отличить от кожуры яблока, лицо просто пылает.

Её миленький вскрик ещё висел в воздухе, когда она опустила руками подол платья, а потом повернулась ко мне и застыла. Она смотрит мне прямо в глаза.

С румянцем цвета переспелого персика на щеках она двинулась ко мне:

— Ты видел?

— Нет, не совсем, ну, я!..

— Видел, правда?

— Д-да, но!..

— Белл, ты ужасен!!!

— Почему я оказался виноват?!

Её глаза пылали, а кончик носа был ярко красным, Силь начала обвинять меня во всех смертных грехах. Ну а я, отчаянно краснея, пытался стоять на своём.

— Парень… парень видел мои трусики… Белл, в качестве наказания, ты сделаешь как я скажу!

— Я не… Чего?!

— А если не сделаешь… Я расскажу Лю и остальным, что ты заглядывал мне под юбку!

— Так нечестно!!!

Утром мой труп найдут, если она расскажет! Она шантажирует меня фальшивыми обвинениями! Я начал кричать, отступая от раскрасневшейся Силь, слёзы отчаянья полились из моих глаз.

— …Сработало… Первый раз в жизни я задрал сестрёнке юбку…

— Ты же всегда его ловила… Сестрёнка, не может быть, ты специально?

— Навыки и техника…

Лай, Фина и Рюю собрались послушать наш спор, их глаза были круглыми от удивления, они что-то бормотали себе под нос.

Думаю, в их взглядах был страх от того, что они видели Силь в таком состоянии. Что же до меня, моё смущение будто бы их веселило… В конце концов, мне остаётся только сдаться.

Моё наказание за то, что я заглянул под юбку Силь было исполнением одной её просьбы.

— Хорошо, Белл… Ложись головой на мои колени.

— ?!

— Та девушка, Принцесса Меча, Айз Валленштайн тебя уже укладывала, так ведь?

С чего бы Силь о таком просить?

Секундочку… А как она вообще узнала, что Айз?..

— Как ты знаешь, Белл, Паства Локи регулярно заходит в бар, в котором я работаю. Их богиня, Локи, похоже нам симпатизирует… Представь себе моё удивление, когда, напившись она начала рассказывать о тебе и знаменитой Принцессе Меча…

— Хорошо, я всё исполню! Можешь ничего больше не рассказывать!!!

Да, это было довольно давно, но я прекрасно помню всё сказанное и случившееся. Я снова начал краснеть и прикрикивать, когда Силь колола меня явно продуманными заранее фразами.

Я знал, что она ведьма!

— Вот и славно. А теперь…

Она довольно наклонилась, подогнула колени и села на пол.

За ней следил каждый ребёнок в приюте, но её это не заботило. Устроившись поудобнее, она протянула руку, указав на свои колени.

Я, всё ещё красный как помидор, мешкал. Силь смотрела на меня, наслаждаясь мгновеньем и с восторгом ожидая что случится дальше, но потом, в её голову будто пришла другая идея.

Она придумала что-то новое, её улыбка стала от этой мысли ещё шире. В её глазах будто отражалась блестящая мысль, которая ей пришла.

— …Белл, а Принцесса Меча, случайно, никогда не спала на твоих коленях?..

— Н-нет, не спала.

Как будто такое вообще возможно! Я чуть не закашлялся, когда произнёс эту фразу.

После ответа она посмотрела мне прямо в глаза, и, клянусь, я увидел в её глазах огонёк.

Спустя несколько минут…

— Ва-ха-ха…

— …

Теперь на земле сидел я. Силь лежала на спине, используя мои колени в качестве подушки.

Её щёки слегка порозовели, и она зарылась носом в мои ноги.

— Эм, мы ещё не закончили?..

— Нет, не закончили.

Я не мог выносить пристальных взглядов детей, они будто ждут какого-то продолжения. Единственным моим спасительным маяком из всего этого бесстыдства была её голова на моих коленях. Я попытался взмолиться, чтобы прекратить это унижение, но моя мольба была отклонена.

Наказание вышло адским. Мои ноги служили для Силь подушкой, пока совершенно не онемели.

После этого происшествия игры продолжались ещё несколько часов.

Непонятно вид прикорнувшей на моих коленях Силь или общая усталость сделали детей сонными.

Старшие дети, группа Лая, решила, что пора вздремнуть. Они повели остальных детей в одну из комнат на втором этаже церкви, зевая по пути.

Спальня была такой же большой, как и столовая, которая под ней находилась. Весь пол был устлан одеялами. Повсюду виднелись старые книжки с картинками и разбросанный конструктор. Игровая детская комната в полном смысле этого слова. Мне казалось, что дети не смогут заснуть, не услышав сказку, но они предавались сну, стоило им положить голову на подушку.

Дети лежали на полу так же плотно, как сардины в банке, а саму комнату наполняли звуки тихого, размеренного дыхания.

— …

— Пффф…

Силь легонько погладила Рюю по голове.

Она ненамного старше меня, но, когда она склонилась над детьми и улыбнулась, она стала очень похожа на настоящую маму. Если бы я не знал Силь, я мог бы подумать, что она святая, или даже богиня.

Её серебряные волосы нежно скатились по изгибу шеи.

— Может мне и тебя уложить на дневной сон, Белл?

— Я, эм, откажусь.

Я покраснел так же сильно, как и во время инцидента с лежанием на коленях внизу, и вежливо отказал, отвернувшись чтобы скрыть лицо. Силь снова надо мной посмеялась.

— Господин Кранелл, Силь. Вы, должно быть, оба устали, да? Можете оставить детей на меня и отдохнуть.

Мария тихонько открыла дверь и вошла в комнату.

Мы приняли её предложение. Матушка снова сказала нам спасибо за развлечение детей и выпроводила нас с поклоном. Мы тихонько прикрыли дверь, оставляя комнату позади.

— Белл, может прогуляемся?

С чего бы мне отвергать такое приглашение? Я кивнул.

Я пошёл за Силь через главный зал церкви к небольшому садику на заднем дворе.

— Сад?..

— Матушка Мария и дети выращивают здесь овощи.

Колодец и небольшая оградка за зданием. Посмотрев наверх, я увидел за садом плотное окружение из квадратных зданий, составленных в каком-то хаотичном порядке. Но среди этого нагромождения всё равно пробивалась линия голубого неба. Солнца сюда проникает немного, так что растения вырастают не слишком высоко, но о них определённо заботятся.

— Силь… как ты встретила Матушку Марию и этих детей?

— Просто… по счастливой случайности. Однажды я бродила по Дедаловой Улице, и…

Среди зданий можно было пройти по небольшой тропинке с заднего двора церкви. Этой тропинкой мы дошли до широкой дороги.

Точнее, до дороги пошире. Перед нами всё равно была тёмная аллея, показавшаяся бы улицей какой-нибудь другой части города, если бы не постоянно попадающиеся лестницы, направленные в разные стороны. Здесь виднелось немало лежащих в руинах зданий, от которых остались только куски стен.

Может всё дело было в голубом небе над головой, но вид нисколько не удручал. Никого не было ни видно, ни слышно, поэтому прогулка с Силь проходила в спокойствии. Даже время будто бы замедлило свой ход.

Мы подошли к большому зданию, наверное, коммунальному дому. Стена перед нами была прочная и высокая, почти замковая. Несмотря на это, мы нашли путь дальше там, где она обвалилась.

— На самом деле… я выросла в этих трущобах.

— !

— У меня не было ни мамы, ни папы… может поэтому я не могу оставить этих детей на произвол судьбы.

Я повернулся к Силь, она смотрела куда-то далеко вперёд. Лишь часть её лица была мне видна. Глаза с той стороны, которую я видел были прикрыты, но, в них всё равно ощущался блеск.

Силь росла в нищете, как сироты в этих трущобах…

Неожиданное раскрытие этой тайны меня потрясло.

Она бросила на меня быстрый взгляд, прежде чем перейти к деталям и рассказать, что она приходит на Дедалову Улицу по той же причине, по которой Мария открыла приют.

Когда она узнала про этот приют, она начала постоянно навещать и общаться с детьми.

Родители…

У меня нет воспоминаний о маме и папе. Я даже не знаю, как выглядели их лица. Мне известно только то, что они умерли вскоре после моего рождения. Но мне не кажется, что я был одинок. Всё благодаря Дедуле… Его жизнерадостность и энергичность всегда меня поддерживали. Только вот… желание встретиться с родителями, услышать их голоса… Я никак не могу от него избавиться.

Не так уж сильно я отличаюсь от этих сирот. У них есть Мария и Силь, которые приносят в их жизни свет, как приносил свет в мою жизнь Дедуля.

— Но я… я не хотела, чтобы ты знал, Белл.

— А?

Топ, топ, топ. Я снова посмотрел на Силь, и увидел, как она бежит по лестнице, ведущей на ещё одну из гор обломков.

Через эти обломки пройти было нельзя, она поднялась наверх намеренно.

— Это же опасно! — крикнул я Силь. Но она шла по обломкам, белое платье колыхалось из стороны в сторону, когда она перепрыгивала с одного места на другое. Пытаться убедить её спуститься было бесполезно, поэтому я полез за ней.

— Чего я не должен был знать?

— Чем я занимаюсь в эти дни. Вкладываю очень много усилий в обеды, бегаю с кучкой детей… Мне неловко.

Я осторожно шагал по каменным обломкам, следуя за ней. Отвечая на мой вопрос, она даже не повернулась. Я видел только как развеваются на ветру её серебряные волосы.

Она чуть не потеряла равновесие, когда один из обломков покатился вниз прямо под её ногой, но успела выровняться и прыгнуть дальше.

— Меня такое не очень смущает…

— Ну, а меня смущает… К тому же, раньше такого не было.

Её голос превратился в шёпот.

— Ты что-то сказала? — крикнул я, попросив повторить её последнюю часть, но в этот момент…

— Ииик!

Её нога попала в расщелину и Силь полетела вперёд.

Я её предупреждал! Хотя, ругать её времени нет, нужно помочь!

Бросившись по каменным обломкам, я схватил Силь за руку и прижал к груди.

— …

— …

— Ого…

Ещё до того, как её вздох облегчения закончился…

Её тело прижалось к моему, и она посмотрела мне в глаза. Мы были так близко, что я чувствовал её дыхание. Я видел отражение своих белых волос и красных глаз в её серебряных зрачках. Жар, всё моё тело начало пылать. Я чувствовал каждый её изгиб своим телом. От щёк чуть не повалил пар. Она тоже смутилась.

Сейчас я видел в ней то, чего не заметил в церкви, смущение. Её настоящие эмоции.

— Я… я не хотела.

— Ну конечно ты не хотела!

О чём она вообще говорит?

Кто станет намеренно вот так падать?

— К-как стыдно…

Она на шаг от меня отстранилась, прикрыв своё красное лицо руками.

Её реакция заставила меня понять нечто важное, хоть и позже, чем было нужно. Она повела меня сюда, и, возможно, уткнулась мне в колени, в церкви, потому что была смущена и пыталась скрыть своё «смущение».Её прямота напускная. Она намеренно ведёт себя так вызывающе, чтобы её собственного смущения не было заметно.

— …

Хоть она и старше, только сегодня я впервые заметил её девичью сторону. Очень странно.

Она всегда казалась мне человеком, у которого всё под контролем, всегда просчитывающим всё на несколько шагов вперёд, всегда вежливой и дружелюбной. Но после того, что я увидел и узнал сегодня, она уже не кажется мне такой, как прежде.

У меня будто бабочки в животе зашевелились.

Щёки покраснели сами собой, когда я смотрел на её смущение. Я не мог оторваться от её лица.

— …Может это и неплохо.

— ?

Несколько тяжёлых мгновений прошло на вершине обломков в тишине. Силь снова смогла поднять взгляд. Несмотря на беззаботную улыбку, её щёки были розовыми.

— Может даже хорошо, что ты… обо всём узнал. Потому что у меня появилось счастливое воспоминание, — произнесла она.

Последнее было сказано без запинки, несмотря на то, что в её голосе можно было почувствовать неловкость.

Настала моя очередь краснеть. Широко улыбаясь, Силь приложила пальцы к губам. По глазам было понятно, что её радость настоящая.

В ответ я мог только несколько раз открыть и закрыть рот, следя за ней в ореоле голубого неба.

— ?..

Неожиданно…

За нами кто-то наблюдает.

У меня острые чувства, когда дело касается следящих за мной глаз. Рефлексы взяли верх, я обернулся, чтобы посмотреть.

Один из верхних этажей «замка». Балкон, нависший прямо над нами. На нём чёрно-серый коточеловек.

Этот парень… Где-то я его видел.

По какой-то причине, вид коточеловека заставил меня погрузиться в воспоминания. Не могу вспомнить где, но наши с ним пути точно пересекались.

— Белл?

— !

Я отвернулся от Силь, а в следующее мгновение она меня окликнула.

— Что-то не так? — она наклонила голову. Я снова взглянул на здание, но коточеловек будто испарился.

— Там кто-то есть?

— Да… Я уверен, что кто-то наблюдал за нами.

Мой голос колебался, я переводил взгляд с Силь на балкон и обратно.

Коточеловек исчез бесследно, будто мираж. Только солнце, висящее над балконом, осталось на месте.

Солнце начало садиться.

Когда мы с Силь вернулись в Приют Марии дети завалили нас градом вопросов.

— Куда вы вдвоём уходили? — начала Фина, а потом один за другим посыпались каверзные вопросы от остальных детей.

Каким-то чудом нам удалось отговориться, и в этот момент я услышал: «Не хотите ли остаться на ужин?», — Мария нас пригласила.

Мне не хотелось заставлять боженьку и друзей волноваться… но и проигнорировать жалобные лица детей я не мог. К тому же, Силь настояла. Поэтому я решил, как можно быстрее разобраться с едой и пойти домой.

Я никогда и подумать не мог, что проведу день играя с кучкой дружелюбных детей в приюте.

Улыбка не могла не появиться на моём лице, когда я увидел, как моему согласию радуются дети. Похоже, ужин ещё не готов, и у меня есть немного свободного времени.

— …Эй.

— ?

Мария и несколько детей ушли на кухню, готовить еду, а я почувствовал, как кто-то тянет меня за рубашку.

Я повернулся и увидел полуэльфа Рюю, смотрящего на меня снизу вверх своим обычным пустым взглядом и державшего что-то под рубашкой.

— Что такое?

— Вот…

Я склонился чтобы быть с ним на одном уровне, он протянул руку… с зажатыми в ладони тремя металлическими монетками.

— Э-эй, Рюю!

— Ты собираешься попросить?

— Вы же сказали, что вас это волнует…

Лай и Фина бросились к полуэльфу.

Непререкаемые нотки в голосе Рюю стали ответом на их вопрос. Притихнув, они посмотрели на меня.

— Это награда… Прости, больше нет.

Так, теперь моя очередь удивляться. Но загадочный ребёнок полуэльф продолжил.

— Пожалуйста, прими наше задание…

Над нашими головами темнеющее небо. Под остатками солнечных лучей и заревом заката я проследовал за тремя детьми в заднюю часть церковного сада.

— Где-то здесь?

— Да… Недалеко.

Задание, которое они попросили меня выполнить, услуга, если точнее, включала в себя поход по той дороге, по которой мы гуляли с Силь этим вечером.

Очень важное задание по разыскиванию «таинственного голоса» доносящегося из ниоткуда.

— Вот здесь мы часто слышим какие-то странные завывания!

— Голос похож на какую-то собаку… но никого здесь нет.

Лай и Фина рассказали мне, что ходили этой дорогой посреди ночи, проводя проверку на храбрость, и услышали странный голос. С тех пор они избегали этого места, но всё равно время от времени слышали завывания. Точнее, они назвали это мычанием, и им хочется узнать, что именно его создаёт.

Я проследил за взглядами детей до горы обломков.

Вокруг было тихо, никаких шорохов, никаких признаков животных…

— …у…уааа…

…Я их услышал. Это правда.

Должно быть, это и есть таинственный голос, о котором говорят дети.

Они тут же спрятались за мной, а я напряг слух пытаясь понять кто стонет.

Характеристики улучшают мои чувства. Благодаря острому слуху, очень быстро я нашёл из какой части обломков доносится звук. Сложно понять, что это такое, но похоже на плач. Я остановился прямо над голосом, волнение начало брать верх.

Мы на руинах старого здания, но… ошибиться невозможно. Голос раздаётся прямо у меня под ногами.

— Раз, два, три!..

Упершись в обломок здания, я начал прорывать путь вниз.

Дети были удивлены. Сила третьего уровня позволяла мне двигать даже самые большие куски дерева и камня, позволяя расчищать путь.

Спустя несколько минут я сделал шаг назад, чтобы осмотреть раскрывшуюся мне каменную мостовую. Она была точно такой же, как и в любом другом месте дороги.

…Стоп, а это не?..

Цельная каменная плита на мостовой казалась очень знакомой.

Несколько дней назад, во время моего победа из Района Удовольствий, дома Всевышней Иштар, Харухиме провожала меня по тайным подземным проходам. Выходы из них скрывались за деревянными люками и каменными плитами, подобными этой.

Вскоре обнаружилось, что между этой плитой и камнями мостовой достаточно места чтобы просунуть пальцы и схватиться за неё. К тому же, загадочный голос определённо доносился оттуда.

Просунув руки в трещину, я распахнул «дверь», сдвинув её по земле.

— Ого! Как круто!..

— Это… это тайный тоннель?

— Ты поразительный…

Пока я руками отгонял от лица пыль, дети побежали по обломкам, чтобы увидеть всё своими глазами.

Скорее всего, этот тоннель ведёт к Району Удовольствий. К тому же, в этом проходе сейчас определённо кто-то есть.

Мышцы напряглись, я подготовился. Спуск сюда подобен походу в Подземелье. Я сфокусировался и настроил дыхание. Впервые за сегодня я ощутил себя авантюристом.

— Вы трое и ты, Белл! Зачем вы сюда забрели?

Голос Силь и её шаги послышались с улицы, ведущей назад к приюту.

Тёмная синева уже затягивала небеса на востоке, поэтому она несла в руках лампу с магическим камнем.

Наверное, он злится за то, что мы ушли через задний ход, никому не сказав. Но её серебряные глаза округлились в тот момент, когда она увидела люк у наших ног.

— Это ещё что?..

— Я думаю, что это вход в подземный тоннель. Силь, присмотри за ними, пока я его проверяю.

Я рассказал о цепочке, событий которая привела нас сюда, перед тем как озвучить свой план.

Конечно же, никто из нас не знает, что внизу, поэтому я должен сначала проверить… по крайней мере, такой была моя задумка.

— Я тоже иду!

— И я…

— Там… там страшно, но я…

Дети заявили, что хотят пойти со мной.

Что мне делать? Может Силь меня выручит.

— Ты же понимаешь, как сложно будет им оставаться на месте, зная, что рядом с ними тоннель? Я тоже иду с тобой, — сказала она с улыбкой.

Не буду врать, что не знаю этого чувства… Я посмотрел на Силь пустым взглядом полуприкрытых глаз, едва подавив желание вздохнуть. Её уже не переубедить.

Я согласился позволить им пойти за мной, если они будут держаться рядом. «Обещаем!» почти в голос ответили трое детей и Силь. Мне начало казаться будто мы собираемся в какой-то поход.

Но нет, нужно сконцентрироваться. Взяв у Силь переносную лампу, я начал спускаться по ступенькам под землю.

— Ого… здесь прямо как в Подземелье…

— Тут… очень темно…

— И пыльно…

Свет лампы в моих руках развеивал темноту, царившую на лестнице.

Каменные ступеньки, каменные стены, каменный потолок… я их узнаю. Этот проход выглядит так же, как тот которым меня вела Харухиме. Я почти не сомневаюсь, что эти тоннели проектировал очень странный архитектор.

Лай был в восторге, Фина — слегка напугана, а Рюю — таким же, как и всегда. Их голоса эхом отражались от стен, мы спускались всё глубже и глубже.

Осторожно продвигаясь по лестнице, я заметил странную конструкцию на каменной стене, лампу. Силь тоже её увидела. Она потянулась к ней и… бззззт! Лампа ожила, создав тусклый свет, но осветив тоннель достаточно, чтобы наши глаза могли видеть. Чем дальше мы спускались, тем чаще нам попадались лампы. С каждым сделанным шагом я всё больше убеждался что подобным путём я бежал из Района Удовольствий.

Интерес детей возрос до предела… Таинственные завывания становились тем громче, чем ниже мы спускались. Мы остановились чтобы перевести дух.

— Тише.

Я шепнул детям, чтобы они вели себя тише. Что бы мы не встретили внизу, не стоит привлекать его внимание.

Моя серьёзность, должно быть, застала их врасплох, потому что они застыли будто статуи, закрыв рты. Силь выглядела собраннее, чем когда-либо раньше, она мне кивнула, и я пошёл дальше, оставив её с детьми.

Когда я спускаюсь в Подземелье со мной рядом мои товарищи. Одно их присутствие придаёт мне сил, но… сейчас сражаться могу только я. Я обязан их защитить во что бы то ни стало.

Божественный Кинжал в ножнах на поясе. Разумеется, никакой брони на мне нет, как и сумки с предметами… при мне только три металлических монетки, которые я принял в качестве платы. Я совершенно не готов к драке.

Меня окутало ощущение неизвестности. Оно не рождается в Подземелье, потому что оно изучено множеством моих предшественников. А сейчас я иду к неизведанному. Оглядываясь, я спустился к самому основанию лестницы.

— Ууувааа… У… Ухаааа.

Тёмное, открытое пространство. Единственное, что я могу сказать об этом месте, так это то, что шум исходит с противоположной стороны, окутанной чёрными тенями.

…Такие звуки не может создавать человек или животное.

Я сказал Силь ждать вместе с детьми на лестнице и направил свет в тёмный угол.

Он осветил производившего не похожие на звериные завывания и стоны существо.

— …Хооооо.

В темноте виднелись два изогнутых рога, тёмная кожа огненно-рыжие волосы и огромное тело. Свет лампы отразился в золотых глазах, заставив их блестеть в темноте подобно драгоценным камням. У меня перехватило дыхание. Две ноги и две руки, как у Минотавра. Эта штука создавала шум, монстр из категории больших. Мощным прыжком он поднялся на ноги с колен.

В тот момент, когда монстр подготовился издать рёв, я крикнул через плечо:

— Закройте уши!

— УВОООООООООООООООУУУУУУУУ!

Мурашки покрыли мою кожу, когда по ней прокатился почти ощущаемый рык.

Мне нужно себя защитить. Монстр слишком силён, чтобы беспокоиться о ком-то ещё.

Какого чёрта нечто подобное скрыто под трущобами? Светлые глаза монстра блеснули, его вены начали пульсировать, он готовился к битве, начав разгоняться, ещё до того, как последние отголоски рёва прокатились по коридору.

Я выставил руку к приближающемуся монстру.

— Вспышка!!!

Алый пламенный шар вылетел из моей руки и попал прямо в грудь создания. Оно взревело от боли, моё быстрое заклинание его ослепило. Красные языки пламени заставили его отстраниться. Сейчас! Я вытащил Божественный Кинжал и перешёл в нападение.

Отбросив лампу с магическим камнем к основанию лестницы, я использовал созданное моим заклинанием время на сближение с монстром, который как факел пылал посреди коридора.

— ОХУ, УУУУУУУУУУУУУУУУУОООООООООООО!

— !

Глаза без зрачков налились кровью, монстр направил в меня кулак. Удивившись неожиданной проворности и огромной силе монстра, я пригнулся, ударив по его руке кинжалом. Тёмно-фиолетовое лезвие со свистом рассекло воздух.

Монстр вовремя убрал руку, мой кинжал едва его не задел. Я увидел удивление на его лице, удивление от того, что мне удалось уклониться от его удара. Но это удивление в одно мгновение сменилось яростью и в меня полетел ещё один удар. Я снова попытался перехватить этот удар.

Монстр… это же варвар! Такие встречаются в Глубинной Зоне!

Благодаря пламени Вспышки я рассмотрел тело монстра. Но это лишь сильнее меня поразило.

Двухметровый монстр из категории больших, варвар. Впервые такие начинают встречаться на тридцать седьмом этаже, Гильдия считает их монстрами третьего, или даже четвёртого уровня!

Что он здесь делает?

Не может же быть… что он остался с Монстромании!

Я совсем не хотел об этом думать, но обрывки того, как Сереброгрив гонял меня по лабиринту улиц, сами собой всплыли в моей памяти.

Этот зверь избежал поисковых отрядов авантюристов Гильдии и всё это время скрывался под землёй?

Мощные удары летели в меня один за другим, пока мой мозг пытался справиться с удивлением и болезненными воспоминаниями.

Каждый раз, когда огромные конечности пролетали над моей головой, я пытался контратаковать своим чёрным кинжалом. Однако, непредсказуемые движения и сила сравнимая с силой авантюристов второго ранга, а может и сильнее, не давали мне подобраться поближе. Все мои контратаки были тщетны.

Этот монстр очень силён. Каждый раз, когда мне, казалось, что он открывается для удара, он отклонял мой кинжал и снова переходил в наступление.

Я будто пытался совладать с бурей. Минутку, что это с ним?

Монстр ранен?

Я его ещё не зацепил, это точно.

В свете ещё пылавшей в нескольких местах шкуры позволил мне увидеть порезы, окружённые струйками запёкшейся крови. Откуда они взялись?

Жёлтые глаза варвара стали красными от ярости. Он смотрел на меня так, будто я представляю для него самую страшную угрозу в мире. Монстр был в ужасе и пытался убить меня изо всех оставшихся сил. Он признал во мне врага и продолжал уклоняться от моих ударов, пытаясь нащупать моё слабое место. Он знал как сражаться, используя тактику и технику!

Я знаю это чувство…

Я будто сражаюсь с авантюристом, нет, не совсем.

Больше похоже… будто я сражаюсь с тем однорогим Минотавром.

Этот зверь полагается в битве не на свою силу и инстинкты, он сражается с самосознанием…

Я ощутил дрожь, когда столкнулся с призраками прошлого. Воспоминания неслись в моём разуме, я открыто бросился в лобовую атаку.

Один из огромных кулаков монстра отправился мне навстречу, я отклонился от него в последний момент. Когда его рука пролетела мимо, я нанёс удар в открывшуюся поясницу! Я вложил в кинжал всю силу, какую мог.

— …

Кровь хлынула из раны, а варвар снова взревел.

— Отлично!

Похоже, эффект рёва прошёл, потому что Лай и остальные заглянули в коридор.

— …

Под их восторженные голоса я разошёлся с монстром, который отступил, схватившись за рану.

В моих ушах ещё звучал его крик. Он был подобен обычному крику монстра, но в нём слышалась не только ярость, но и боль, и даже какая-то грусть. Я никогда не слышал таких эмоций от монстра. Дар речи меня оставил.

Да что с этим монстром?..

Страдания в рёве монстра? Почему мне стало его жаль?

Пока новые и странные эмоции монстра сбили меня с толку, глаза раненного варвара снова блеснули. Его рот раскрылся, в меня отправился его язык.

— Гах!

Этот удар застал меня врасплох, язык направлялся мне прямо в грудь.

Я попытался уклониться, но времени не хватило. Поскольку брони на мне не было, удар сбил меня с ног, я покатился по холодному каменному полу.

Ощущение жгучей боли разлилось по груди. Соберись! Я ругал сам себя за то, что открылся для атаки. Я наконец перестал катиться, только оказавшись в другой стороне коридора, напротив лестницы, по которой мы спускались. Игнорируя боль, я поднялся на ноги.

— Не смей ранить моего друга!

Я увидел его.

Лай спустился в коридор и начал бросать в монстра камни, отвлекая его от меня.

— …УХООО.

Камни попали в цель, варвар повернулся к мальчику.

Лай застыл перед яростным монстром, похоже, варвар увидел в нём врага и бросился на него.

— НЕТ!..

— УВООООООУУУУУ!!!

Я бросился на монстра, приложив все свои силы чтобы его остановить, но я уже не успевал.

Силь вбежала в коридор и обняла застывшего от ужаса мальчика, прикрыв его собой будто щитом.

Вытянув правую руку, отбросив инстинкты, подсказывавшие мне бежать, я приготовился крикнуть во весь голос.

— …УГААА!

Но моему крику не суждено было прозвучать.

Серебряный наконечник дротика просвистел в воздухе будто комета, пробив в груди варвара дыру.

— …А.

Монстр даже не успел испустить предсмертный хрип. Его магический камень исчез вместе с рёбрами, на их месте была зияющая дыра. А в следующее мгновенье монстр рассыпался в пепел.

Шух… в коридоре повисла тягучая тишина, бой казался иллюзией. Единственным доказательством того, что я сражался с монстром оказалась Шкура Варвара, лежащая посреди кучки пепла, от который поднимался в воздух дымок.

Силь и Лай, будто приросшие к полу медленно, даже опасливо посмотрели на вход. Я видел за их спинами стоявший в тусклом свете силуэт. Его мощь меня ошеломляла.

Чёрно-серая шкура. Невысокое, грациозное тело. Коточеловек, которого я заметил вечером.

— …У… Умм!

Он бесшумно прыгнул над Силь и Лаем, приземлившись прямо перед горсткой пепла и поднял свой дротик. Я пытался сказать хоть что-то, подбежав к нему. Я должен поблагодарить его за то, что он всех нас спас.

— Даже женщину и ребёнка защитить не способен, грызун бесполезный.

Его взгляд заставил меня застыть на месте.

— П-прошу прощения.

— …

Он прав. Я ничего не могу сказать против, мне остаётся только опустив голову извиниться.

Если бы его здесь не оказалось, с Силь и этими детьми могло бы произойти нечто ужасное, нечто, что я никогда бы не смог искупить. Если обычные горожане подвергаются опасности, это вина авантюриста.

Коточеловек меня проигнорировал, он повернулся, а я начал катиться мыслями в свою беспомощность и стыд. Не сказав больше ни слова, он зашагал к лестнице.

Лай не сводил взгляда с проходившего мимо него коточеловека и неожиданно закричал самым восторженным за весь день голосом:

— Вана Фрея… Авантюрист высшего ранга?!

Вана Фрея… так он из Паствы Фреи?

Паства Иштар пала совсем недавно. Я был почти в самом эпицентре событий, а этот коточеловек был одним из авантюристов, которые стёрли с лица земли одну из сильнейших Паств. Он вдохновляет и пугает одновременно.

Но тут я вспомнил, где мы встречались.

Его голос… Ночь после тренировки с капитаном Паствы Локи, Айз Валленштайн на городской стене, коточеловек напал на неё посреди улицы. У него был точно такой же голос.

— …

Он остановился перед Силь, а я сверлил его взглядом со спины. Он ничего не сказал, лишь слегка склонил голову удалился из коридора.

Силь проводила его слабой улыбкой.

— С-Силь, ты не ранена?

— Белл.

Я до сих пор не пришёл в себя, но побежал к девушке, чтобы убедиться, что она и ребёнок в порядке. Даже после того, как она махнула рукой и с улыбкой заверила меня, что всё в порядке, я не переставал извинялся.

— Что тут у нас, Маленький Новичок? Тебе Вана Фрея для спасения нужен! — Лай нисколько не сожалел о своих действиях. Его слова стали для меня ударом молнии, снова отправив моё сознание в пучину сожалений. Но в этот момент Силь разразилась такой поучительной тирадой, что её слова даже у Фины и Рюю вызвали слёзы на глазах. Меня прошиб холодный пот.

— Эм, Вана Фрея… Ты с ним знакома?

— Да. Он из авантюристов, которые время от времени заглядывают в бар.

Мы уставились на горку пепла, я нарушил молчание. Силь радостно добавила, что он один из самых заядлых посетителей «Щедрой Хозяйки». Прозвучало так, будто они хорошие знакомые.

— А он… не слишком страшный?.. Наверное, с ним сложно было сблизиться. Силь, ты просто нечто…

— О, а мне так не кажется. Вообще-то, у него очень чувствительный язык. Если перед ним поставить что-нибудь горячее, он будет дуть на кружку и махать на неё руками, пока пар не перестанет появляться. Он очень миленько выглядит, когда так делает.

Она говорила очень обыденно, даже хихикнула, будто восстановив картину в своём воображении. Она только что использовала слово миленький, рассказывая о авантюристе высшего ранга… Интересно, Силь на самом деле тайный авторитет, или просто слишком наивная?

Я натянуто улыбнулся:

— Это значит, что задание завершено?..

Рюю повис у меня на руке. Мы осмотрели коридор от начала и до конца, заглядывая во всё тёмные уголки.

— А, ага. Похоже на то. Больше ничего странного не видно.

— Я ещё никогда так не пугалась, — Фина расслабила плечи, тяжело вздохнув.

Чтобы убедиться наверняка, я сделал лишний круг с магической лампой в руках, проверяя все странные, на вид, каменные блоки. Там, где коридор поворачивал он был завален. Единственным входом сюда была лестница, которую мы открыли, поэтому монстру было некуда уходить. Вот он и кричал, оказавшись в ловушке, хотя есть вероятность…

Наверное, лучше в подробности не вдаваться. Если в следующий раз окажусь в подобной ситуации, просто сообщу в Гильдию и оставлю решение за ними.

После этого, дети дали обещание, что никогда больше сюда на спустятся, многозначительная улыбка Силь испугала Лая и его товарищей до полусмерти. Уверен, после этого они не станут, мы поднялись по лестнице, уложили каменную плиту на место и тщательно её привалили.

Уже наступила ночь, поэтому на поверхности царила темнота.

Наверняка Мария уже о нас беспокоится.

Но почему?..

Дети бегали вокруг нас кругами, всё ещё находясь под впечатлением от своего первого в жизни приключения. Силь тихонько шла рядом, а мне в голову пришла очень важная мысль.

Вана Фрея… Разве Паства Фреи сейчас не должна сражаться за городскими стенами?

Я посмотрел на луну, пытаясь понять, случилось ли что-нибудь важное.

Тридцать километров к востоку от Орарио, прекрасное звёздное небо раскинулось над передовой базой Паствы Фреи.

— Как проходят бои? — сереброволосая богиня задала вопрос, прохаживаясь по тенту, освещённому лампами с магическими камнями.

Несколько последователей богини возились у кипящего котла, разливая суп по чашкам. Фрея сняла свою робу и передала её одной из девушек.

— Спасибо, Елена, — сказала богиня, её последовательница поклонилась и покинула тент.

Богиня села на свой трон и перевела взгляд на огромного зверочеловека, Оттара. Тот заговорил.

— Вражеские отряды разбиты. Хедин, Граль и наши сильнейшие бойцы разбивали их в одиночку. Сигнальные ракеты запущены, нам остаётся только забрать поверженных врагов.

— Надо было сразу так и сделать.

Погоня за силами Ракии пустая трата времени. Фрея добавила, что не отправить сильнейших бойцов поодиночке с самого начала было большой ошибкой, и откинулась на спинку своего резного трона.

Из-за огромных штрафов, наложенных на неё Гильдией, богиня не могла проигнорировать приказ оставаться на поле боя, пока вторжение не будет отбито. Для Богини Красоты подобное было бесполезными хлопотами.

— Могу рассказать о небольшой странности, вражеские солдаты были деморализованы и сражались безрассудно. Может случилось что-то ещё?

— Наверняка Паства Локи что-то сделала, свалив на нас грязную работу. И сделала успешно.

Богиня не стала тратить время на обсуждение ситуации с Оттаром. Фрея взяла бокал вина с круглого столика, стоящего рядом с троном и поднесла к губам. В этот момент в тент вошёл коточеловек.

— Прошу прощения за вторжение.

— Добро пожаловать, Ален. Надеюсь, проведённое вне поля боя время принесло тебе умиротворение.

Аллен Фромель, получивший от богов титул Вана Фрея, вежливо поклонился, когда Фрея отметила его возвращение. Он встал рядом с Оттаром перед своей богиней, ответив ей со всей вежливостью, несмотря на резкость в голосе:

— Так и было. Впрочем, ваша девочка покинула бар… и я потерял немало драгоценного времени из двух дней, когда за ней следил.

Однако, в его следующей фразе слышалось скорее беспокойство.

— Если бы ваше святейшество напрямую запретило ей бродить по городу… это бы исправило ситуацию.

Фрея поставила бокал обратно на столик, на её губах появилась улыбка.

— Хех, но ведь Силь была тебе благодарна, не так ли?

— …

— Разве она тебе не улыбнулась?

После этого Аллен притих. Ему было нечего ответить. Его обычно холодное и безэмоциональное выражение было нарушено лёгкой тенью смущения. А кончик длинного хвоста колыхался из стороны в сторону. Подобно тому, как подростки отрицают свой интерес к противоположному полу, этот коточеловек скрывал своё смущение.

Оттар не сказал ни слова, но в его взгляде чувствовалась лёгкая издёвка.

— Со зрением проблемы, Оттар?

— …

— Я тебе не клоун! Убирайся, понял?

Лицо Аллена покраснело, когда он увидел взгляд гиганта. Оттар, впрочем, никак не отреагировал на взрыв эмоций.

Двухметровый гигант, командир Паствы Фреи, прислушался к своему подчинённому и вышел из тента.

Коточеловек скрипел зубами, наблюдая как Оттар скрывается за тканевой дверью.

— Ха-ха-ха…, — Фрея прикрыла рот пальцами, сполна наслаждаясь односторонней злобой своего подчинённого. Аллен покраснел ещё сильнее, прежде чем слегка успокоиться и посмотреть на свою богиню снова.

Как только смешки утихли, Фрея сделала ещё один глоток из своего бокала.

— Хотела бы я побыстрей вернуться в Орарио. Впрочем, мне нечасто удаётся покинуть город. Это отличная возможность погулять и посмотреть, что здесь можно увидеть.

— …Для вас, Миледи, я с радостью стану колесницей. Скажите мне, куда вы хотите попасть, и я мигом вас отнесу.

— Ну и ну, какая исполнительность.

Фрея лишь намекнула на возможное путешествие за пределами города, а Аллен уже был готов стать её ногами, если потребуется. Безоговорочная верность последователя вызвала у Фреи улыбку.

— Аллен. Ты виделся с Аней?

— Я разорвал все связи с этой простушкой.

— Нет, так не пойдёт. Она твоя единственная родня, единственная семья для тебя, так? Будет слишком жестоко, если ты от неё отстранишься.

Прежде чем коточеловек ответил, прошло несколько секунд. В его голосе не было слышно особого энтузиазма:

— …Ладно, как пожелаете.

— Какое сложное дитя, — произнесла Фрея, улыбнувшись и допив остатки своего вина.

Её глаза сияли подобно луне в ночном небе.

Мя! Она вернулмясь!

Первым что она услышала, был восторженный голос Ани.

Солнечные лучи только начали греть улицы города. Силь, в своей униформе оглядела остальных работниц бара, встречавших её улыбками.

— Наконец я вернулась.

Мя, из-за того, что тебмя так долго не было, навалилось столько рмяботы! Мы застмявим тебя пальцы в порошок стереть рмяботой, чтобы ты усвоилмя урок!

— Хлоя, мы не всё успеваем только потому, что ты свои смены пропускаешь. Это тебя наказывать нужно.

— Я уже и беспокоиться начала, потому что тебя слишком долго не было. Где ты пропадала?

— Прости Руноа, но это тайна.

Силь повернулась к коллеге, и ответила, приложив палец к губам, а Хлоя и Лю почти сразу начали препираться.

Радостная улыбка обычной городской девушки вызвала у Руноа удивлённый вздох:

— Ого?..

— …Мя? Хорошо провела время с мяльчиком?

— Что?

Мя-ха-ха, тмякое хорошее настроение бывмяет только у влюблённых девушек.

Хлою и её инстинкты не обманешь. Кошкодевушка захихикала, подходя ближе к Силь и размахивая хвостом из стороны в сторону.

Силь прикрыла пылающие щёки руками, не в силах сдержать улыбку.

Работницы тут же заулыбались, их глаза начали блестеть, будто они раскрыли какие-то сочные подробности, в этот самый момент из кухни вышла владелица бара, Мия:

— Уверена, что готова возвращаться?

— Да, я в порядке… теперь.

Мия уставилась в серебряные глаза Силь и гаркнула:

— Тогда кончай хвостом вертеть и за работу.

Фыркнув, дварфийка повернулась спиной:

— Остальных это тоже касается!

Работницы бара тут же принялись готовить «Щедрую Хозяйку» к открытию.

На лице Силь царила всё та же улыбка, когда она повернула знак на входной двери на «открыто» в начале рабочего дня.

— …Благодарим вас за визит в Щедрую Хозяйку. Добро пожаловать, — самая обычная горожанка улыбалась первым посетителям, вошедшим через парадную дверь.