Том 9    
Глава 1. Аномальная девушка


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
naazg
25.03.2020 07:48
Спасибо
issel
14.03.2020 15:35
Спасибо за перевод, вычитку и т.д. Вот ошибки, которые нашёл(пролог):
Потолок, стены и пол этого этажа Подземелья будто прорублены в огромных стволах деревьев. Мох плотно покрывает поверхность, освещая *проходи* - проходы;
(глава 1):
Девушка-воивр замерла, ощутив жар за своей спиной. Парящее в воздухе создание *нашно* последнюю жертву. - нашло;
Вельф* Микото и Харухиме не возражали. - Запятая;
Об этом стоило*, потому что в ночное время большинство авантюристов будет пить по барам и нас не заметит. - догадаться?

Глава 1. Аномальная девушка

Всё началось с одного запроса.

«Огненных птиц стало слишком много на девятнадцатом этаже. Маленький Новичок, подсоби нам».

Мы, Паства Гестии явились на восемнадцатый этаж, и авантюристы Ривиры неожиданно обратились к нам с просьбой.

Время от времени в Подземелье происходят переполнения определёнными видами монстров. Эти странные и необычные феномены называют Аномалиями.

В этот раз заполонившими Подземелье монстрами стали огненные птицы, редкий вид монстров, который встречается обычно на девятнадцатом этаже и ниже. Как понятно из их названия, это птицы, которые применяют огненные атаки. Это стало проблемой, потому что девятнадцатый этаж называют «Гигантским Древесным Лабиринтом» Подземелья.

Естественно, огненные птицы могут целый этаж обратить в пылающую преисподнюю, если не сократить их количество. Мало того, я слышал, что они иногда заглядывают на восемнадцатый этаж, который считается безопасной зоной, и перемещаясь по небу представляют опасность даже для обустроенного на острове посреди озера города Ривира.

Авантюристы высокого ранга, отправляющиеся в свои походы из Ривиры не хотят, чтобы их база сгорела дотла и мы появились как раз в то время, когда они отправились уничтожать монстров. Жители попросили помощи с возможной катастрофой и снаряжали каждого авантюриста высокого ранга, который оказывался на этаже.

Война с Ракией кончилась три дня назад. Мы вернулись к своим обычным заходам в Подземелье и впервые смогли пройти до безопасной зоны сами, не полагаясь ни на чью помощь. Лили была очень недовольна, когда нам стали навязывать задание, стоило нам только показаться, но приятная награда и тот факт, что нападение огненных птиц может ограничить наш собственный прогресс заставили её сдаться.

Авантюристы Ривиры предлагали робы с сопротивлением горению из саламандровой шерсти в качестве залога всем согласившимся. Организатор определил меня в другую группу, из-за моей высокой ловкости. Истребление монстров хотели завершить как можно быстрее, поэтому я оказался в группе скоростных авантюристов.

Накинув саламандровую накидку на плечи, я оставил Лили, Вельфа, Микото и Харухиме, на время, и последовал за назначенной мне группой крупных авантюристов ко входу на девятнадцатый этаж.

Стоило мне только подумать, что бои идут хорошо, как я вдруг осознал, что отделился от остальных.

Гигантский Древесный Лабиринт очень сильно отличается от этажей, которые встречались мне раньше, поэтому я не знаю его структуры и путей. Поскольку забег за огненными птицами проходил на неизвестной территории, и поскольку я был поставлен в невыгодную позицию в хвосте построения, остальные авантюристы ушли вперёд.

Я обнаружил, что нахожусь в пустынном уголке Подземелья, и попытался собраться с мыслями, когда это случилось.

Мне показалось, что я видел нечто, напоминающее человека.

Оно ковыляло на раненной ноге и спряталось в густой листве, лежавшей на полу Подземелья, будто пытаясь сбежать от погони.

Моей первой мыслью было что это мой собрат-авантюрист и я в панике бросился к нему, но неожиданное зрелище тут же лишило меня дара речи. Я приблизился так осторожно, как только был способен.

И…

— Монстр… Воивр?

Увиденное меня поразило.

Монстр-гуманоид с тонкими конечностями и бледно-синей кожей. Увидев огромный кристалл в её лбу, который можно было бы принять за третий глаз я вспомнил что это подвид дракона, называемый Воивром.

— Воивр.

Известно, что это, вместе с единорогом, редчайший из редких монстров, которых вообще можно встретить в Подземелье.

Я слышал, что он появляется между девятнадцатым и двадцать четвёртым этажами, а добыча с него, что когти, что чешуйки, стоят бешеные деньги. Впрочем, они ни в какое сравнение не идут с красным кристаллом во лбу этих монстров, «Слезой Воивра». За него дают такие огромные суммы, что авантюристы часто называют его «Камнем Богатства».

Только вот вытаскивание камня из лба Воивра заставляет его терять рассудок, а убийство дракона неизбежно повреждает ценный камень. Существуют записи, в которых говорится что огромное число авантюристов было зарезано за попытки его получить. Воивры это родственники драконов, величайших монстров Подземелья. Их боевая сила очень велика.

Обычно, у воивров гуманоидная верхняя часть тела, а нижняя часть напоминает змеиное, как у ламий. Они напоминают женщин, с хвостами вместо ног, только вот…

…А монстр ли она?

Это создание кажется очень человечным, у неё даже слёзы из янтарных глаз бегут.

Оно ни во что не одето, бледно-синяя кожа, с которой оно было рождено.

Я заметил, что на том месте, где должен быть толстенный драконий хвост была пара стройных ног, и пара небольших грудей, на груди.

Если бы не цвет кожи и чешуйки, она была бы похожа на девушку моего возраста.

— !..

Воивр… плачет.

Руки обвились вокруг дрожащего тела, уставился на меня с места, в котором прятался.

Будто оно совершенно забыло, что оно монстр, оно выказывает страх, будто человек.

Я не могу в это поверить, раздался шёпот где-то в уголке моего разума.

Я не могу мыслить здраво. Моё замешательство только нарастает. Даже собственными глазами это увидев, я попросту не могу поверить.

Ну, то есть, монстры наши враги, в конце концов.

Монстры рождаются убийцами, обнажают клыки и используют любую возможность для атаки. Они настроены только на разрушение, места для раздумья и эмоций в их головах нет.

Монстры это, ну, монстры.

…Точнее, так должно быть.

Я не ощущаю ненависти и отвращения к монстру, который передо мной оказался.

Они должны быть нашими кровными врагами, должны бросаться на нас обнажив клыки, но я не ощущаю той угрозы, которая должна от неё исходить.

Всё совершенно наоборот. Я не могу ударить мечом гуманоида, который передо мной сидит.

Ещё никогда я не встречал таких монстров.

— Уу…аааа!

— !

В глазах Воивра отразился кончик Кинжала Гестии. Я тут же спрятал его в ножны. Что я творю?! Наорал я сам на себя. Лёгкая тень облегчения мелькнула на лице монстра, удивлённого не меньше моего.

Может у воивров есть какие-то подрасы?

Может это какая-то неожиданная мутация, которая может сойти за Аномалию?

Ему больно… Нет, оно ранено.

Несколько мест на теле монстра были в крови. Я увидел, что отдельные чешуйки на плечах оказались вырваны.

Только оружие способно наносить такие раны. Скорей всего на монстра напал авантюрист. Как бы там ни было, раненный воивр не сводя с меня наполненного ужасом взгляда попытался от меня отползти. Но его спина почти мгновенно вжалась в стену, отступление не помогло.

Я застыл.

Монстры — это смерть и разрушение в чистом виде.

С ними невозможно подружиться и определённо не стоит оказывать им никакой помощи.

Но вот я стою и смотрю в янтарные глаза воивра, в которых читаются эмоции. Я не могу его прикончить… Медленно, я отступил.

Оказавшись в безвыходном положении, я решил, что будет лучше если я сделаю вид будто я никогда этого не видел, и с позором убегу.

Повернувшись спиной к воивру, я его оставил.

— ?..

Человек исчез, воивр осмотрелась с задумчивым выражением на лице, в глазах ещё стояли слёзы.

В Подзмелье стало тихо. Напуганная тем, что её могут заметить, девушка осмотрелась и поднялась.

Обеими руками уперевшись в стену Подземелья она начала брести по коридору, едва переставляя раненную ногу.

Неожиданно, хлоп

Стук крыльев раздался за спиной воивра, и красная птица показалась в тоннеле неподалёку. Огненная птица была размером около двух метров, в налитых кровью глазах читалась неодолимая ярость.

Девушка-воивр замерла, ощутив жар за своей спиной. Парящее в воздухе создание нашно последнюю жертву.

Огненная птица направила в неё поток пламени, куда более мощный, чем могла бы создать любая из адских гончих, девушка попыталась отпрыгнуть на своих тонких ногах, но было слишком поздно.

Извергнутое огненной птицей пламя отразилось в янтарных глазах, почти настигнув девушку…

— …Хааааа!

…Я взмахнул Кинжалом Гестии.

Пробежав на полной скорости и прыгнув, я рассёк огненную птицу надвое.

Лишённая силы огненная атака замерла в воздухе, прежде чем исчезнуть. Магический камень монстра оказался рассечён, огненная птица обратилась в пепел, её остатки разлетелись.

Воивр не удержался на ногах, осыпанный облаком искр и сел на землю, когда я приземлился.

…Проклятье.

Ну всё, мне конец.

Уставившись на лезвие Кинжала Гестии, направленное вниз в моей хватке я отчаянно вздохнул.

Я не смог заставить себя уйти, поэтому я вернулся и незаметно наблюдал за воивром. А когда огненная птица атаковала, я обнаружил что сорвался.

Ужас на лице монстра, нет, на «её» лице, заставил мои ноги двигаться сами собой.

Совершенно одна, посреди Подземелья…

После нападения авантюристов понятно, почему она теперь так нас боится.

Но почему на неё без причины накинулся собрат-монстр?

Да, я знаю, что такие мысли принесут только проблемы. Рациональная, разумная часть меня, продолжает настаивать на том, чтобы я не наделал глупостей. Но руки сделали всё сами.

Левую руку я запустил в волосы, закидывая их назад, подходя к ошеломлённой девушке воивру.

Как и в первый раз, она на земле, смотрит на меня снизу вверх.

Дрожа от страха и удивления она смотрит на меня будто пытаясь ухватиться за тонкий лучик надежды. Наконец отпустив волосы, я медленно протянул её руку, в моей голове мелькало огромное множество самых разных мыслей, а потом слабо ей улыбнулся.

Я не могу.

Что бы не случилось.

Я не могу её убить.

— …Всё в порядке. Не бойся.

Я встал перед ней на колено, наши глаза оказались на одном уровне. Потом я попытался расслабиться и улыбнулся снова.

Её глаза раскрылись ещё шире, будто она поняла, что я сказал.

Даже укротители, подчиняющие монстров своей воле комбинируя силу и боль, никогда не делали ничего настолько глупого. Безумие нарастало, я начал изучать раны, покрывающие её тело.

Её плечи были серьёзно повреждены, а сломанная нога выглядела ужасно. Я потянулся в сумку на ноге и достал Двойное Зелье Паствы Миаха.

Содержащий неизвестную жидкость фиал, появившийся в моей руке, должно быть, её напугал, потому что она вздрогнула всем телом, когда его увидела.

— Не нужно беспокоиться. Это называется зелье…

— Зе…лье?..

…Она заговорила.

Уже и не знаю, в который раз за сегодня я оказался ошеломлён, но этот был самым серьёзным. Её голос всё ещё звенел в моих ушах.

Я заговорил с ней просто пытаясь её немного успокоить, ответа я не ждал. А теперь я застыл, из моего рта вырвался сухой смешок.

Слегка придя в себя, я открыл фиал, мне было интересно, окажет ли зелье какой-нибудь эффект на монстра, когда я начал поливать жидкостью её плечи. К моему облегчению, скрытые под запёкшейся кровью раны начали затягиваться. Она, кстати, тоже выглядела очень удивлённой.

Высшее зелье способно исцелить сломанные кости, но… к несчастью, они могут срастись неправильно, если попытаться вылечить рану не зная как правильно это сделать. Другие целебные средства и магия тоже так работают, они могут нанести вред если неправильно подготовить лечение. Несмотря на то, что я не понимал, как «правильно» исцелять раны, я оторвал кусок саламандровой ткани и обвязал ей ногу девушки, используя ножны от кинжала как планку.

— …

— …

Остатками зелья я полил её раненное тело, оставаясь на одном колене. Когда фиал опустел мы молча уставились друг на друга.

Она была очень сильно взволнована. Девушка с длинными блестящими синими волосами прижала руки к груди, её удивительно ясные янтарные глаза дрожали, а тонкие губы открывались и закрывались каждые несколько секунд.

Я пытался игнорировать жар, который появился в моих щеках, и отводил глаза от её раскрытой груди. В ней точно есть что-то необычное.

Я встречал Гарпий в Горах Беор не так давно, они тоже выглядели по-человечески, но были просто монструозны. Те создания определённо были монстрами. А эта девушка… она так похожа на нас, и те чувства, которые от неё исходят очень сильно отличаются от ярости монстров.

Странный монстр… странная девушка.

Что-то подступило к горлу, когда я попытался понять существо, которое было чем-то средним между монстром и представителем разумной расы, сидящее передо мной.

— …Ищите дальше! Оно не могло уйти далеко!

Голоса людей.

Грубые, злые крики раздались в коридоре перед нами.

Девушка-воивр задрожала от ужаса. Эта дрожь никак не унималась.

С приближением шагов я увидел в её глазах отчаянье. Не сказав ни слова, я снял саламандровую накидку и набросил на её плечи.

Как раз к тому моменту, как я спрятал последние кусочки её волос и бледно-синей кожи под тканью, из-за угла выбежали несколько авантюристов в тяжёлой броне.

— Эй, ты! Воивр мимо не пробегал?

Группа из четверых мужчин и женщины пронеслась мимо, их лидер остановился на секунду и заорал во весь голос.

Я стоял лицом к стене Подземелья.

У меня плохое предчувствие.

Несложно догадаться что они уже встречались с этой девушкой. Если я её не прикрою, тогда…

Я вижу подозрительный взгляд на девушку, скрытую моей накидкой. Держа её тонкую, дрожащую руку своей под красной тканью я отчаянно пытаюсь найти решение.

Время будто замедлилось. Я слышу восторг в голосах группы, ощущаю как капелька пота начала катиться по лицу. В другой руке уже опустевший фиал. Вот оно!

Рискованно. Надеюсь, мои актёрские навыки выдержат проверку.

— Это совсем не важно, у вас есть зелья? Огненная птица её ударила, она обгорела, сильно обгорела!

Указав рукой с фиалом на разводы сажи, оставшиеся на стене от огненной птицы, я попытался ответить со всем отчаяньем, на которое способен.

Пустой фиал, дрожащее тело под саламандровой тканью, сажа на стенах и пепел, оставшийся от огненной птицы, это подыгрывало моему рассказу. Лидер хмуро окинул меня взглядом.

Похоже, моё отчаянье довершило дело, потому что он хмыкнул и двинулся дальше. Им не хотелось ввязываться в мои проблемы, куда интересней лидеру была погоня за редким монстром. Авантюрист нагнал свою группу.

Лишь когда их шаги стихли… я расслабил плечи.

— Т-теперь нам ничто не грозит…

Прошептал я дрожащей фигуре под плащом, она боязливо высунула голову из-под капюшона.

Уверен, никогда даже в самых смелых своих фантазиях она не ожидала что авантюрист вылечит её, а не добьёт, да ещё и защитит от других авантюристов.

Я спас монстра… но как бы я отреагировал если бы увидел, что кто-то сделал то же самое?

…Ладно, раздумывать об этом не стоит.

Я не мог не вздохнуть увидев, что девушка дрожит несмотря на то, что авантюристы уже убежали.

— Эм… Ты можешь идти?

Я поднялся и протянул её руку.

Оставаться на месте, означает подвергать её опасности быть найденной… ну, не важно. Те авантюристы могут вернуться и тогда она умрёт бессмысленной смертью.

Она посмотрела на протянутую руку, потом мне в глаза… и кивнула.

Её дрожащая рука схватилась за мою ладонь. К моему удивлению она была холодной. Я обхватил её руку пальцами и осторожно помог подняться.

Её рост около ста пятидесяти сантиметров. Убедившись, что она полностью прикрыта саламандровой тканью, я перекинул её руку через плечо и мы сделали несколько шагов.

Кажется, неподалёку идёт битва… Ладно, повернём сюда и поймём, что нам делать дальше…

Поскольку я оказался разделён со своей группой, я понятия не имел как вернуться к выходу.

Остаётся только полагаться на уши, и понадеяться найти других авантюристов с тем же заданием, которые сражаются с огненными птицами по пути к выходу. А после можно будет положиться на карту, которую Лили практически засунула в мой карман, перед тем как я ушёл. Остаётся надеяться, что я найду какой-нибудь ориентир и смогу по нему выйти, избегая при этом нежелательного внимания. И ещё я надеюсь, что мы не встретимся с особо яростными монстрами по пути.

Я поддерживаю свою раненную попутчицу, так что ей не приходится опираться на сломанную ногу. Если случится худшее, придётся схватить её обеими рукам и нести.

— …

Странна девушка-монстр, которую пытались убить и люди, и её сородичи молча смотрела как я отогнал багбиров и бешеных жуков, оказавшихся на нашем пути своим заклинанием, Вспышкой.

Намокшие от слёз глаза блестели. — Кхааа… — она всхлипнула, мне так показалось.

Она повернулась ко мне несколько секунд спустя и зарылась лицом между моей шеей и плечом. Маленький носик прижался ко мне, и я ощутил её тёплое дыхание на своей груди. Знаю, терять в Подземелье концентрацию это прямой путь в могилу, но щёки у меня полыхнули.

Такая нежная… и мягкая.

Пусть у неё и тело обычной девушки, вся эта ситуация показывает, что я провалился и как мужчина и как авантюрист.

Я спас этого воивра, потому что она миленькая? Неужели её внешность заставила меня протянуть ей руку помощи? Если так, мне уже ничто не поможет.

Что бы подумал Дедуля, всегда говоривший мне что нужно спасать девушек, попавших в беду, если бы меня сейчас увидел? Похвалил бы он меня?

…Наверное даже он впервые за свою жизнь тяжело вздохнул.

Я зашёл так далеко, что возврата нет, сделав то, что сделал.

Спасение монстра.

В этот момент она прошептала.

— …Спасибо.

Едва совладав с новой волной удивления я посмотрел на неё. Она смотрела на меня со слезами в глазах.

Её голова была наклонена, на ней был тёмно-красный капюшон. В этот момент я ощутил то, что невозможно передать словами, теплоту, на которую способны только люди.

Что мне ответить? Должен ли я отвечать? Бесконечный поезд мыслей бежал по моей голове, она смотрела на меня с замешательством.

Её чистая, почти детская невинность окончательно растопила моё сердце. Я натянуто улыбнулся.

— Всё будет в порядке.

Я не переставал улыбаться, и она слабо улыбнулась мне в ответ.

Она прикрыла глаза и прижалась ко мне снова, а я обхватил её руками.

Решение принято. Я обязан защитить девушку, которая способна улыбаться, как и все мы.

Осталась всего одна проблема… Как мне рассказать об этом Лили и остальным?

Времени прошло немало, но мы всё-таки вышли на главную дорогу ведущую наверх с девятнадцатого этажа.

Ведомые простенькой картой, которую я держал в руках мы прятались от авантюристов и монстров, пока наконец не оказались в свете кристалла на потолке восемнадцатого этажа. Наконец, выход.

— …ДА ЭТО ПРАВДА! Со мной монстр заговорил!!!

— Почему вы нам не верите?!

Мы прошли по коридору, соединяющему девятнадцатый этаж с восемнадцатым, и вышли у Центрального Дерева. Несколько авантюристов Ривиры стояло у корней.

Два эльфа, мужчина и женщина рассказывали остальным историю.

Остальным их история не казалась удивительной. Я взглянул на девушку-воивра и увидел, как она положила руку на плечо. Её янтарные глаза смотрели на эльфов со страхом.

— Да, да! Слушайте, вам бы отдохнуть. Мечтать лучше в тёплой постели, а не посреди Подземелья.

—Борс, услышь меня хоть ты! Тот монстр, он правда!..

Невероятная история о монстре, который разговаривает заставила слушателей поднять брови, но никто не воспринял её всерьёз, раз она не убедила Борса, занимавшего высшее положение в иерархии Ривиры.

Однако, эльфы продолжали стоять на своём. Мы проскользнули мимо.

— Сударь Белл!

— Ты не ранен?!

— Чёрт, а ты знаешь как заставить нас побеспокоиться.

— Привет, ребята…

У входа авантюристы едва удостоили нас взглядом, но как только мы отошли от остальных авантюристов, члены Паствы Гестии тут же бросились к нам.

Я слышал облегчение в голосах Лили, Микото и Вельфа, оказавшихся первыми. Может они слышали, что я оторвался от своей группы?

— …Эм, Белл-сама, а кто это такой?..

Харухиме тоже оказалась перед нами с улыбкой облегчения, но указала на девушку, завёрнутую в саламандровую ткань, стоявшую рядом со мной.

Что же, началось.

— Пойдёмте… — я повёл за собой остальных.

Вместо возвращения в Ривиру я направился на восток, глубже в лес. Лили бросала на меня подозрительные взгляды, пока мы наконец не оказались на полянке за плотной стеной леса, она казалась безопасной.

Я продолжал идти пока не убедился, что остальные авантюристы не смогут ни увидеть нас, ни услышать. Мы зашли довольно далеко, прежде чем я наконец повернулся.

Мы встали в кружок на небольшой полянке, окружённой деревьями и светящимися кристаллами.

— А теперь, сударь Белл, говорите кто это такая. Надеюсь, вы не расскажете Лили, что натворили дел спасая очередную девицу!

Её слова пронзали не хуже кинжалов. Она подошла к девушке, стоявшей рядом со мной. Наверное, она подумала что-то странное… Сделав шаг Лили попыталась заглянуть под капюшон.

Из-под капюшона раздалось тихое «ой» и девушка испуганно отступила на шаг. Лили сделала ещё шаг вперёд, а девушка споткнулась, пытаясь отступить дальше.

Сломанная нога! Я протянул руку, чтобы её поймать, капюшон слетел.

— !!!

Время застыло.

Все увидели бледно-синюю кожу и кристалл во лбу девушки-воивра. Лили и остальные на мгновенье потеряли дар речи, но уже в следующую секунду вскинули оружие.

Лили отпрыгнула назад, Вельф схватил рукоять двуручного меча на спине, а Микото обвила пальцами рукоять двух клинков на своём поясе.

Напряжение повисло в воздухе, я был слишком поражён чтобы среагировать. Девушка-воивр дрожа спряталась за моей спиной.

— …Похоже тебе есть что рассказать, Белл.

— Харухиме-доно, спрячьтесь за меня.

Вельф не сводил взгляда с моей новой спутницы, говоря это. Ещё никогда его голос не был таким напряжённым. Микото встала перед Харухиме, защищая её от девушки-воивра.

Как и всегда, мои друзья очень опасливо относятся к монстрам.

— П-постойте! Пожалуйста, не надо! Эта девушка, она!..

— Отойдите от этого, Сударь Белл!!! Да что у вас с головой?!

Лили оборвала мои попытки объясниться, практически наорав на меня, прицеливаясь из своего арбалета. Взгляд её ореховых глаз выражал негодование и замешательство.

— Сударь Белл привёл её, потому что у неё миленькое личико?!

— Н-нет, дело не в этом!..

— Нельзя винить Лили за подозрение в монстрофетишизме!

Монстрофетишизм.

Как и говорит название, термин обозначает людей, которые испытывают необъяснимое сексуальное влечение к гуманоидным монстрам, вроде гарпий и ламий. Это одно из самых обидных оскорблений в Орарио.

Настолько глубоко в наших сердцах заложена ненависть к созданиям Подземелья.

— Сударь Белл, монстры — это монстры!!! Даже после приручения за ними нужен глаз да глаз! Они наши враги!!!

Слыша панику в голосе Лили, и то, что Микото и Вельф не сводят взгляд с девушки Воивра, могу сказать, что всё идёт не очень хорошо.

Порождения Подземелья и люди не могут не уничтожать друг друга, такими всегда были наши отношения. Не могу винить моих друзей за такое отношение. Оно ожидаемо.

Монстры убивали наших предков с Древней Эры. Спираль смертей длится тысячелетия, они никогда не жили с нами в мире.

Вельф следил за каждым движением девушки, Лили допрашивала меня за всю группу.

— Это не кошка или собака!!! Сударь Белл, отойдите от этого!!!

— Белл.

— Белл-сан.

Я стоял перед девушкой-воивром, защищая её от Вельфа, Микото и арбалета Лили. Все трое просили меня отойти. Только Харухиме, не привыкшая к прямым противостояниям наблюдала молча.

Я никогда не был по эту сторону их клинков, я растерялся. Я не знаю, что делать, но отступить не могу. Я решил её защитить.

Девушка воивр была напугана Лили и остальными, но её глаза блеснули, когда она посмотрела на меня.

— …Белл?

Воздух наполнили удивлённые вздохи, когда это слово слетело с её губ.

— А, да… Это моё имя.

— Имя?..

— Д-да. Я Белл.

— Белл… Белл имя… Имя… Белл?

Моим друзьям нужно было время чтобы понять, что происходит. Они уставились на девушку, произносившую моё имя.

Говорящий монстр мог кого угодно лишить дара речи.

Напряжение стало куда-то уходить, все четверо уставились на девушку с молчаливым удивлением.

— Белл, Белл.

Она обхватила мой палец рукой, повторяя моё имя, будто понимая, что означает это слово.

Просто «Белл, Белл», снова и снова, она будто пыталась навсегда это запомнить. Девушка снова ко мне наклонилась, бледно-синяя кожа прижалась к моей броне.

Будто я единственное во всём мире, на что она может положиться.

— Монстр… говорит.

— Это какая-то шутка.

Микото и Вельф поражённо перешёптывались.

Вместе с тем, они начали опускать оружие.

Воцарилось замешательство. Открытая демонстрация слабости, такая нехарактерная для монстров кого угодно могла бы настолько поразить.

— Белл-сама… что между вами произошло?..

Наконец набравшись смелости заговорила Харухиме. Я был чень благодарен ей за этот вопрос.

— Я нашёл её… на девятнадцатом этаже. Она была очень сильно ранена… На неё нападали авантюристы и монстры… Она дрожала… плакала.

Я рассказал причины, по которым я привёл её сюда так открыто, как мог.

Её нога, оказалась слишком сильно ранена, поэтому пришлось помогать ей идти. А мои сомнения разбил взгляд этих янтарных глаз.

Вельф, Микото и Харухиме посмотрели на девушку, которая за меня схватилась, понимая, что она должна была испытать.

— Я… я хотел бы ей помочь.

— …Наверное мне стоит напомнить, что если станет известно о том, что Паства Гестии защищает монстра, нам придёт конец…

Лили, молча слушавшая мою историю покачала головой, когда я заявил, что хочу помочь.

Я знал, что это может поставить под удар Паству, командиром которой я являюсь, и извинился перед всеми за свой эгоизм, поделившись самой искренней своей мыслью.

— Пусть так, но я не могу её бросить.

Как жалко это бы не прозвучало, я не сводил взгляд с Лили. Она прикусила нижнюю губу.

Прошло несколько секунд. Взгляд Лили начал смягчаться, я почти видел, как она увидела частичку себя бывшей в девушке-воивре.

Воспоминания о том дне, когда мы с боженькой спасли Лили, должно быть, мелькнули в её памяти, и она вздохнула.

— Просто… делай что хочешь…

Она медленно опустила правую руку, направив арбалет в землю.

Вельф и Микото также расслабились, опустив оружие. Напряжение наконец исчезло.

Девушка наконец смогла спокойно осмотреть нашу группу.

Угрожающая атмосфера исчезла, никто не знал, что делать. Особенно Харухиме, начавшей этот разговор. Никто не мог двинуться, мы просто переглядывались.

Не забывая о том, что именно я подвергаю свою собственную Паству неизведанной опасности, я предложил план действий.

— Она уязвима для авантюристов и монстров, нельзя оставлять её в Подземелье… Я хотел бы забрать её домой. И ещё мне нужно услышать, что скажет всевышняя.

Помимо защиты Воивра я должен услышать мнение Всевышней Гестии. Сможет ли она объяснить, что эта девушка такое.

Вельф Микото и Харухиме не возражали. Они грустно мне улыбнулись и сдержанно кивнули, будто у них шеи заржавели.

Наконец и Лили протяжно вздохнула.

— Раз мы собираемся возвращаться на поверхность, это нужно делать ночью. Так мы избежим большей части авантюристов… Нужно выйти из Вавила в то время, когда некому будет нас увидеть.

Что бы мы не сделали, нельзя чтобы кто-то узнал, что мы покрываем монстра. Об этом стоило, потому что в ночное время большинство авантюристов будет пить по барам и нас не заметит. Совет Лили был спасительным.

Знаю, она не слишком довольна моим решением, но несмотря на это готова мне помочь. Не знаю, что бы я делал если бы её не было на моей стороне.

— Прости Лили. И спасибо…

— …Лили сдаётся. Конечно, вы можете делать всё, что взбредёт вам в голову, но Лили всё равно не может вам не помочь.

Она отвернулась, слегка покраснев. Сердится, наверное?

Несмотря на все мои сожаления о том, что я подвергаю их опасности, я рад что друзья приняли мою сторону.

И я благодарен Лили за то, что она сказала, что делать.

Вельф и Микото поначалу казались потерянными, но реакция Лили их заставила улыбнуться.

— Поверхность?..

— Да. Мы отправимся туда, где мы живём.

Я улыбнулся напряжённой девушке, державшей меня за палец. Она смотрела на меня несколько секунд, а потом на её губах возникла улыбка.

Поп. Она снова прижалась к моей груди и зарылась лицом в мою шею.

Слегка отступив, поймал её тонкую фигурку и уставился на потолок над своей головой.

Сквозь нависшую листву деревьев видно немало белых и голубых кристаллов. С каждым мгновением их свет слабел, указывая что наступает вечер.

Гигантская белая башня была окружена тьмой.

Расположенный в самом центре Города-Лабиринта Вавил тянулся к небесам над Центральным парком, день сменился ночью. По всему городу ожили бары, свет магических ламп заменил солнечный.

Даже ночью энергетика большого города никуда не пропадала. Улицы Торгового Района были заполнены людьми, похоть царила на улицах Района Удовольствий, пытавшегося восстановить своё былое величие. Главные улицы были заполнены барами, подвыпившая женщина танцевала с божеством посреди дороги, будто они на балу. Как и всегда, белая башня наблюдала за ночной жизнью города.

Авантюристы возвращались на поверхность после тяжёлого дня в Подземелье, расходясь своими дорогами в любимые места для развлечений. Одна из групп авантюристов молча наблюдала как по спиральной лестнице поднимаются другие авантюристы, пока наконец не начала подниматься в гордом одиночестве. Беловолосый парень шёл в центре группы из шестерых человек. Быстро поднявшись по пустынной лестнице, эта группа оказалась перед входом в основание Башни Вавил.

Ускорив шаг, группа проходила по залу, на потолке которого был рисунок неба.

Очень немногие знали, что в углу этого живописного места скрыта маленькая голубая сфера, которая загорелась, как только группа прошла мимо.

— …Уран, у нас проблема.

В тёмном каменном зале, построенном в стиле храмов прошлого, раздался голос.

Единственным источником света были горящие факелы в центре зала. Пламя отражалось в голубом кристалле, расположенного на небольшом постаменте. К нему прикасался владелец голоса.

Чёрная роба покрывала таинственную фигуру. Невозможно было увидеть кто это такой. Этот человек носил чёрные рукавицы, украшенные узорами на обеих руках. Он напоминал ожившую тень.

По голосу невозможно было понять даже пол говорившего. Капюшон на робе навис над голубым кристаллом, фигура продолжила говорить.

Разумный монстр встретил группу авантюристов. Они покинули Вавил.

Голубой кристалл показал изображение, вид зала башни Вавил с потолка.

Кристалл явно показал беловолосого парня и девушку, с ног до головы завёрнутую в саламандровую ткань.

— Они работают с монстром?

— Мне так не кажется… Судя по этому виду, они его защищают.

Другой, величественный голос зазвучал в зале, вне круга четырёх факелов, чёрный силуэт снова всмотрелся в кристалл.

Отблески пламени освещали огромный, подобный алтарю трон, стоящий в темноте. На нём восседало старое божество.

Божество, ростом не меньше двух метров, также одетое в чёрную робу, не проявило никаких эмоций, только продолжило задавать вопросы.

— Фел, кто эти авантюристы?

Фигура в чёрном, Фел, дала незамедлительный ответ.

— Белл Кранелл, члены Паствы Гестии.

В кристалле отразилось знакомое изображение белого и красного.

Старшее божество нахмурилось, услышав это имя.

— Маленький Новичок стал известен в городе… К тому же, он один из любимчиков Гермеса.

— Какова ваша божественная воля, Уран?

— …Ждём и наблюдаем.

Старшее божество прикрыло глаза услышав вопрос и открыло их только дав ответ.

— Вы уверены? К худу или к добру, к Пастве Гестии приковано немало взглядов. Если что-то случится…

— Последователи Гестии никак не связаны с теми охотниками, которых мы преследуем. К тому же…

Божество посмотрело на голубой кристалл, оно несколько секунд изучало лицо отражённого на нём человека.

— Я хочу знать. Могут ли последователи Гестии стать катализатором изменений?.. Могут ли они подарить им надежду?

Воцарилось тяжёлое молчание. Силуэт в плаще с капюшоном кивнул.

— Как пожелаете Уран. Я подчиняюсь.

Треск! Один из факелов пустил искру.

— Отправь «глаза». Не снимайте наблюдения ни с Белла Кранелла, ни с его Паствы, ни с монстра.

— Да.

Чёрная роба растворилась в темноте кажущегося тихим чёрного зала.