Том 9    
Глава 3. Мир, реальность и монстры


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
naazg
25.05.2020 20:57
Спасибо
lastic
25.05.2020 19:38
сенкс
naazg
12.05.2020 20:59
Спасибо
z_l_o_y_d_e_d
04.05.2020 23:14
Спасибо за перевод, и когда пятая глава?
naazg
17.04.2020 21:16
Спасибо
lastic
17.04.2020 19:09
аригато
lastic
17.04.2020 19:09
домо
naazg
14.04.2020 20:53
Спасибо
naazg
25.03.2020 07:48
Спасибо
issel
14.03.2020 15:35
Спасибо за перевод, вычитку и т.д. Вот ошибки, которые нашёл(пролог):
Потолок, стены и пол этого этажа Подземелья будто прорублены в огромных стволах деревьев. Мох плотно покрывает поверхность, освещая *проходи* - проходы;
(глава 1):
Девушка-воивр замерла, ощутив жар за своей спиной. Парящее в воздухе создание *нашно* последнюю жертву. - нашло;
Вельф* Микото и Харухиме не возражали. - Запятая;
Об этом стоило*, потому что в ночное время большинство авантюристов будет пить по барам и нас не заметит. - догадаться?

Глава 3. Мир, реальность и монстры

— Услышать об этом и увидеть собственными глазами как небо и земля. Настоящий шок, — сказала Всевышняя Гефест, массируя прикрывающую её правый глаз повязку, осматривая Виену.

Гостиная Поместья Домашнего Очага купалась в утреннем солнечном свете. Трое божеств пришли в наш дом: Всевышний Такемиказучи, Всевышний Миах и Всевышняя Гефест. Их поражённые взгляды остановились на девушке-воивре, спрятавшейся за моей спиной.

— Монстр, который не нападает на людей. Да ещё и понимает человеческий язык…

— Это перевернёт наши представления о мире смертных, а может даже изменит всё, что мы о нём знаем.

— Не думаю, что можно будет скрыть подобное за простым словом «Аномалия»…

Боги были озадачены не меньше нас. Паства Гестии наблюдала за их реакциями со стороны.

— Получается, никто из вас ни о чём подобном не слышал, правильно? — Гестия сделала к друзьям шаг и спросила их снова, Гефест в ответ покачала головой из стороны в сторону.

Поразить даже богов… Должно быть, само существование Виены невероятно.

— Если у кого и может быть об этом информация… разве не у Гильдии?

Их разговор продолжился, но предложение Гефест заставило у всех холодок пробежать по спине.

Даже я вздрогнул, когда она упомянула Гильдию.

— …Наверное, ты права. Есть вероятность, что Гильдия знает больше, чем мы.

— Но, должен предупредить, что идти за информацией в Гильдию рискованно.

Гильдия служит органом управления Орарио, вдобавок к слежению за активностью в Подземелье. Велики шансы, что в Гильдии знают о текущем состоянии Подземелья куда больше, чем в нашей одинокой Пастве. Только вот всегда есть шанс, что информация скрыта. Служащие низкого ранга, вроде Эйны и остальных не знают о многом, например, им неизвестны сверхсекретные данные о битве с Чёрным Голиафом.

И, всё же, мы окажемся в сложном положении, если о Виене станет известно. Наша Паства окажется в огромной опасности, если пойдёт слух, что мы прикрываем монстра. Особенно, если учесть, что Виена самое аномальное, что я встречал. В худшем случае, её заберут и будут проводить над ней эксперименты…

Когда такие мысли пробежали в моей голове, я не мог не согласиться с заключением Миаха и Такемиказучи о том, что в Гильдию идти слишком рискованно. Боженька недовольно сложила руки на груди.

В конце концов, Гефест сказала, что не может ничего обещать, но постарается рассказать нам, если услышит о чём-то важном.

— Что же до наших действий… Я хочу, чтобы Белл и остальные спустились в Подземелье.

Когда остальные божества ушли, боженька повернулась к нам и завела разговор:

— Больно это признавать, но на поверхности мы мало что можем узнать. Единственная наша возможность — это провести исследования в Подземелье.

Прошло шесть дней с того момента, как я встретил Виену.

Припомнив всё, что мы успели узнать за эти дни, боженька попросила нас вернуться на девятнадцатый этаж, в то место, в котором я встретил Виену на девятнадцатом этаже.

— Как и говорила Лили, не мы одни ищем говорящих монстров. Положение может измениться в любую секунду… Нам нужно что-то делать, и чем раньше, тем лучше.

— …Да. Надо идти.

Микото и Харухиме напряглись, когда Лили напомнила им, что мы узнали в первый день поисков по городу. Вельф её поддержал.

Сейчас мы ходим кругами. Если так пойдёт и дальше, ситуация может выйти из-под контроля.

Кивнув, мы решили, что пришло время расширить наши поиски и на Подземелье.

— Простите за это… Я тоже хочу узнать, что случилось. Полагаюсь на вас.

Боженька посмотрела на нас по очереди.

Вспоминая искреннее удивление боженьки и всех остальных богов, я понял, что мы вступаем на неизвестную территорию, даже божества не в силах предсказать, что случится. По коже побежали мурашки.

— Белл…

— …Всё хорошо. Я вернусь так быстро, что ты и не заметишь моего ухода.

Виена взволнованно посмотрела на меня. Я как обычно её успокоил и улыбнулся.

— Давно мы не входили в Подземелье втроём.

— Потому что теперь у нас больше людей.

Я вышел через главные ворота поместья, со мной были Вельф вооружённый двуручным мечом и Лили с огромным рюкзаком на спине.

В Подземелье было решено отправить нас троих. Микото и Харухиме остались заботиться о Виене и присматривать за домом.

Наша начальная команда в три человека… навевает воспоминания. Я улыбнулся друзьям, с которыми мы сражались плечом к плечу ещё до того, как стали одной Паствой.

— Помните, мы должны пройти на девятнадцатый этаж… Честно говоря, Лили не очень комфортно от того, что мы должны идти втроём. Путешествие туда и обратно, вместе с расследованием займёт целый день.

— Хорошо подметила. Не хочу оставаться внизу дольше, чем нужно.

— Ага… точно…

Лили озвучила свои сомнения, пока мы двигались к ближайшей из главных улиц — Юго-западной.

Недавно мы достигли восемнадцатого этажа, но это случилось в группе из пяти человек. К тому же, Микото и Вельф пользовались преимуществами увеличения уровня Харухиме.

Дорога до безопасной точки была нам уже знакома, потому что мы несколько раз по ней проходили, знакомо нам было и поведение монстров, появляющихся на промежуточных этажах. Со спуском в группе из трёх человек проблем возникнуть не должно. Единственным, за что мы опасались это количество времени, которое займёт у нас это путешествие.

Без Микото и Харухиме возрастает его опасность, и полагаться придётся на бомбы-вонючки Лили и магические мечи Вельфа, которые ограничены в количестве применений — ужасный план, поэтому нам придётся соблюдать большую осторожность и спускаться медленно.

К тому же, мне не хотелось отлучаться из дома надолго, потому что я не хотел оставлять Виену и остальных.

До того, как я всех встретил, я ходил в Подземелье в одиночестве, поэтому мне повезло, что подобные проблемы у меня появились, и, всё же…

Впрочем, в Ривире часто говорят об авантюристах-одиночках, которые регулярно исследуют Подземелье полагаясь только на себя, несмотря на то, что они, как и я, третьего уровня.

В моём случае на такое не хватает опыта… к тому же, серединные этажи, место, в которое стоит идти только приготовившись к смерти, оставили на мне какой-то нездоровый отпечаток. По крайней мере, сейчас я не хочу спускаться ещё ниже.

— Арггххх…

Конечно, мы с Вельфом подняли уровни с той неудавшейся первой попытки войти на серединные этажи, но ослаблять бдительность не стоит. К тому же сейчас нам нужно оказаться на девятнадцатом этаже так быстро, как это возможно.

Я взглянул на бескрайнее голубое небо, и мне пришла на ум хорошая идея… Лицо авантюристки всплыло в моей памяти.

Конечно, если она согласится…

— У меня что-то на лице?

— А, н-нет!

Мы пришли на вечно гудящую от количества людей Западную Главную Улицу.

Я пытался избежать взгляда пары небесно-голубых глаз, вместо этого глядя на поток авантюристов и экипажей, проносящихся мимо.

— Что-то случилось, Белл? Ты косишься на Лю с того момента, как пришёл.

— Н-нет, ничего такого…

Мы перед «Щедрой Хозяйкой».

Силь снова сделала мне обед, и я заглянул, чтобы его забрать.

Она готовит мне обеды каждый день, даже в те дни, когда мы не ходим в Подземелье. В такие дни она кормит ими своих коллег и спрашивает их мнение… так я слышал. Скромно её поблагодарив, я взял обеденную корзину у неё из рук, а она указала на то, что я постоянно поглядываю на эльфийку.

Похоже, мои мысли меня выдают.

А вообще, можно ли попросить Лю о помощи в этом путешествии?.. или что-то в этом роде.

Если среди нас окажется бывшая авантюристка с такими навыками как она, наша группа достигнет места назначения очень быстро. Но просить её пойти с нами, просто потому что мы не уверены в себе?.. Думаю, это слишком. Мы не выиграли бы Битву без её помощи, и пользоваться её добротой в очередной раз будет слишком грубо.

Я натянуто улыбнулся Силь и Лю, пытаясь отбросить эти мысли, но…

…Лили потянула меня за рубашку и зашептала мне на ухо:

— Сударь Белл, нам нечего терять, попросите сударыню Лю нам помочь.

— А? П-подожди, Лили?

— У нас нет права быть избирательными в наших методах. Нам остаётся только рассказать о нашей просьбе.

Она права, уже довольно позднее утро, наверняка группы Оуки и Дафны в Подземелье. Их просить о помощи поздно, но всё же…

Я повернулся, пытаясь убедить мою помощницу в обратном, но сдался, как только она упомянула Виену. На это мне было нечего сказать.

Всё ещё сомневаясь, я повернулся к Лю и Силь снова, пытаясь договориться.

— …Вы собираетесь достигнуть безопасной зоны?

— Д-да… Б-будет… Слишком… если я попрошу нас проводить?

Чтобы не говорить, что мы идём на девятнадцатый этаж, я сказал, что мы направляемся в Ривиру.

В ответ на вопрос Лю мой голос дрожал, а сам я пытался сжаться, увидев, что она обратила на меня внимание, держа в руках один из подносов.

— Белл, зачем вам заходить так глубоко.

— В-видишь ли, у сегодня у нас неотложное дело, вроде задания…

Силь наклонила голову, показывая своё замешательство, а я попытался привести убедительный аргумент… Но лицо Лю не сменило выражения, а её небесно-голубые глаза не мигая смотрели на меня. Я никак не мог посмотреть ей в глаза, поэтому пытался сфокусироваться на чём-то ещё.

Я ощущал вину за то, что мне приходилось что-то от неё скрывать.

Лили и Вельф вздохнули, смотря на мою подозрительную реакцию, а точнее, на неспособность солгать.

— …Господин Кранелл, я должна извиниться, но у меня много работы…

Точно те слова, которые я ожидал, окончательный и бесповоротный отказ, но тут, неожиданно…

— Белл Кранелл!

Уверенный голос раздался за моей спиной. Повернувшись, мы увидели прекрасную, но дикую женщину, одна рука которой покоилась на тонкой талии.

— А-Айша?

Я смотрел на Айшу Белку, в своём обычном наряде танцовщицы.

Раньше она была членом высокого ранга Паствы Иштар, авантюристкой второго ранга и ревностной Амазонкой. Она была среди небольшого числа людей, которые относились к Харухиме с пониманием, когда та была проституткой.

У неё длинные стройные ноги, загорелая бронзовая кожа, прекрасно видимая на обнажённом животе, всё её тело будто излучает свечение. Находившиеся на улице мужчины чуть не посворачивали шеи, когда она громко произнесла моё имя.

— Ч-что ты здесь делаешь?..

— Я хотела проведать тщедушную лисичку и, может полюбоваться на тебя, поэтому заглянула в гости, а там узнала, что вы пошли в Подземелье. После этого я решила размять ноги, а ты оказался на моём пути. Как же повезло, да?

Айша приближалась, её ответ прозвучал убедительно.

Не впервые она заглядывает к нам, чтобы убедиться, что с Харухиме всё в порядке. Вельф и Лили тоже встречали её достаточно часто.

Сегодня всё прошло не по плану, но она всё равно на нас натолкнулась.

— Не мог бы ты сказать, почему ты ошиваешься у этого бара?

Айша перевела взгляд с нас на Лю и Силь, задавая вопрос, после которого я быстро их представил друг другу.

Некоторое время я мешкал, но всё же рассказал, что нам нужно попасть в безопасную зону.

— О? Так тебе нужен эскорт? С радостью займусь.

— А?!

— Вам же до безопасной зоны и обратно надо добраться, так? Легче лёгкого.

Все были поражены неожиданному предложению Айши, причём не только Вельф и Лили, но и Силь и Лю.

Первую часть она произнесла, как бесспорный факт, а когда говорила вторую на её губах появилась соблазнительная улыбка, и она скрестила руки на груди.

Её одежда настолько открыта, что её можно принять за нижнее бельё, а размером груди она поспорит даже с боженькой. Я знаю, что она слегка распутна и поэтому у меня начали пылать щёки.

…Боюсь в переговорах с этой амазонкой до мозга костей у меня точно возникнут проблемы.

Не в последнюю очередь из-за её дерзкого характера, но и из-за того, что её обнажённая бронзовая кожа уже заставляет меня краснеть, как ненормального. Неестественно широкая улыбка на губах Силь и обжигающий взгляд Лили не на шутку меня напугали.

Капли пота проступили на моём лбу… но ведь если в нашей группе окажется авантюристка второго ранга это очень нам поможет. И мне точно не придётся вовлекать Лю.

Айша прищурилась, будто прочитав мои мысли.

— Должна тебя предупредить, мои услуги стоят недёшево.

— Иик?!

Её руки легли на мои плечи, будто змея она подтащила меня к себе.

Я пришёл в ужас ещё до того, как мягкое тело Айши прижалось к моему, по большей части, потому что она облизывалась прямо у меня перед глазами.

Лили и Силь раскрыли рты, а Вельф устало вздохнул. Даже Лю, не произнёсшая ни слова, нахмурилась.

— К-какой будет цена?..

— О, ну ты же помнишь, правда? В тот раз я упустила свой шанс позабавиться.

Кошмарные воспоминания об охоте в Районе Удовольствий замелькали перед глазами. Мускусный парфюм Айши и её бронзовая кожа напомнили мне об ужасе, который я испытал той ночью.

От голодной улыбки на её губах я побледнел будто призрак…

— …Руки прочь.

Деревянный поднос свистя разорвал воздух с неестественной скоростью.

В последний момент Айша ушла с его пути.

Наконец освободившись, я повернулся в сторону обладательницы подноса. Глаза Лю излучали ледяной взгляд, подобного которому я не видел никогда.

— Держись подальше, Амазонка. Я не позволю тебе творить с ним непотребства.

Амазонку будто бы не задел ледяной холод взгляда эльфийки. Наоборот, она будто бы желала боя, уголки её губ поднялись.

— Ого? Что тут у нас? Хочешь сказать у тебя какие-то планы на этого мужчину?

— …Не пойми меня неправильно. Он уже помолвлен со своим будущим партнёром.

О чём она говорит?!

— Ого, как интересно? А я хотела вверить его своей маленькой сестричке.

— Избавь нас от своей чуши. Ты причиняешь неудобства господину Кранеллу.

— Ладно, поняла, поняла. Мы с сестричкой просто с ним побалуемся, а твоя подружка пусть потом держится с ним за ручки, или как там у вас, эльфов, принято.

— Я отказываюсь вверять его кому-то с таким скверным характером. Советую вам с сестрой держаться подальше.

Прямо на моих глазах развернулся разгорячённый спор.

Айша свысока смотрела на Лю, но и эльфийка не отступала. Мне начало казаться, что они вот-вот зальют всё вокруг пламенем. Факты и предрассудки использовались в споре двух девушек, а я… я понятия не имею что происходит.

…Избирательным эльфам должно быть неприятно разговаривать с неразборчивыми амазонками, как и с дварфами. Если, конечно, отношения между их расами даже не хуже.

Пока в моей голове крутились мысли, я начал переводить взгляд с ледяных глаз Лю на провоцирующую улыбку Айши.

— Силь, приношу свои извинения. Я ухожу на остаток дня. Передай это Маме Мие.

— Л-Лю?

— Эта женщина опасна, и ей нельзя позволять делать всё, что вздумается. Я приму участие в этом задании, чтобы защитить благочестие господина Кранелла. Вернусь ночью. Даю слово.

Б-Благочестие?..

Лю не сводила взгляда с Айши. Даже Силь удивилась.

Она совершенно серьёзно была настроена защитить меня от «дьявольского влияния» Айши…

Лю всегда прикладывает немало усилий к тому, что делает, сильное чувство преданности и храбрости ей руководит. Она не шутит.

— …Похоже у нас будет два сильных напарника в этом путешествии, и это хорошо.

— …Трудно, наверное, быть известным авантюристом, с которого люди не сводят взгляды…

Лю стояла между мной и Айшей, будто рыцарь. Я переводил взгляд с одной девушки на другую, когда фразы Лили и Вельфа достигли моих ушей.

Что укололо меня сильнее всего: в голосе Вельфа я услышал жалость.

Силь помахала нам, когда мы отправились к Подземелью с обещанной поддержкой Лю и Айши.

Они были так добры, что не просто выделили нам время в своих плотных графиках, но и вместо того, чтобы готовить своё снаряжение, купили броню и оружие в лавочках по пути к Башне Вавил, чтобы сэкономить время.

Вот так, при поддержке двух авантюристов второго ранга наша временная группа почти мгновенно проскользнула верхние этаже.

— ХААААА!!!

Её крик рассёк воздух с яростью, сравнимой только с яростью взмаха её огромного оружия, несколько адских гончих пали от её атаки.

Мы шли по каменистым пещерам четырнадцатого этажа. Айша была на своём месте, находясь на острие нашей формации. Она почти мгновенно сметала любого монстра, возникающего на нашем пути.

Она купила себе огромный двуручный меч перед тем, как мы вошли в Подземелье. Он был острее и тяжелее её обычного деревянного меча, но она всё равно махала им будто пёрышком. Монстры не могли подобраться. Её работа не раз вызывала комплименты со стороны нашего мечника, Вельфа.

После уничтожения Паствы Иштар Айша оказалась свободна, но она уже успела пройти Обращение.

Однажды я спросил её, в какую Паству она пошла, когда она навещала Харухиме, но ответом было… «Это секрет». Она посмеялась и сменила тему.

Конечно, я мог бы узнать из доступных публике записей в Гильдии…

— …Сударыня Айша? Вы достигли четвёртого уровня?

— Так и есть, глаз-алмаз!

Поддержка с расстояния от Лили совершенно не требовалась такой мощной боевой линии, потому ей оставалось только наблюдать, и она заметила признаки повышения уровня. Айша подтвердила подозрения моей помощницы, ничего не скрывая.

Она перешла с третьего уровня на четвёртый. Достигла новой высоты.

Я, как и Лили заметил, что её движения стали гораздо быстрее, чем во время нашего сражения, но… я не мог скрыть удивления, когда услышал о повышении уровня. Айша на миг бросила на меня взгляд, а спустя мгновенье уже атаковала очередную стаю монстров.

— Просто мне пришлось столкнуться с непростыми вещами. Чтобы себя закалить, я надолго спустилась в Подземелье.

Похоже после нашей битвы в Районе Удовольствий она пережила не одно приключение.

Ещё будучи лидером Бербер, она была на вершине третьего уровня. С той битвы прошёл месяц, поэтому её повышение уровня не так уж и неожиданно.

Я ощутил это в улыбке, которой одарила меня Айша: Она движется дальше.

Комбинируя пинки с ударами меча, она сносила головы монстров одну за другой. Она скользила через толпу монстров смертельной волной, оставляя на своём пути кучки пепла.

Неплотно прилегающая к телу ткань её открытого наряда порхала вместе с волосами амазонки, проносясь мимо брызг крови. Ни единой капли не оказалось на ней во время этого смертельного танца.

— Анианейра… Вот как. Это она.

Лю прошептала титул Айши, не переставая держаться в нескольких шагах от неё. Почти одновременно с этим стена Подземелья треснула за спиной амазонки. Я не успел даже сосчитать количество хлынувших из трещины монстров, которых Лю тут же принялась разрубать двумя короткими мечами.

— Хах, а ты ничего, — Айша сдержанно похвалила Лю, краем глаза наблюдая, как эльфийка расправляется со своей ордой монстров.

— Ты тоже.

Вместо покупки дорогого оружия Лю купила боевую одежду, напоминающую наряд путешественника. Вместе с её обычным капюшоном этот наряд скрывал кто она такая. Такая же одежда, как и в «Битве» могла привлечь к Лю ненужное внимание, поэтому она выбрала неброские цвета. Её оружием были два коротких меча, которые она каждый раз брала с собой.

Айша могла понять кто перед ней.

Но ничего не сказала.

Должно быть, она не придала этому значения и продолжила прорубаться сквозь волны монстров, при поддержке воительницы в капюшоне с «Битвы».

— …Кииии!!!

Разрушительная мощь передней линии нашей группы прорубала путь через Подземелье.

Мы с Вельфом, стоявшие в центре группы, оказались под ударом монстров, появившихся из коридора, мимо которого мы шли — целая орда монстрокроликов, аль-миражей. Вельф принял на себя первый удар, убив нескольких взмахом меча. Я замешкался, оказавшись с ним рядом, и в меня полетело множество каменных томагавков.

Я успел отбить каждый из них своими клинками, Кинжалом Гестии и Ушивакамару-Нишики. Оказавшись без оружия аль-миражи поддались инстинктам и бросились на нас, выставив свои рогатые головы.

Я проскользнул между несколькими атаками, отбил ещё несколько, сбил с ног одного из монстров и направил в него удар…

— !..

Моё тело замедлилось, прежде чем клинок достиг цели.

— Белл!

— Сударь Белл!

Что-то в моём отражении в его огромных красных глазах заставило меня замешкаться.

Вообще-то, я замер. Крики Вельфа и Лили прозвенели в моих ушах, красные зрачки аль-миража хищно округлились. Он изменил траекторию, прыгнув прямо мне в грудь.

Удар пришёлся в центр тяжести, я тут же рухнул на землю.

Чёрт!

Я приземлился на спину, аль-миражи меня окружили.

Это пло!..

Я попытался поднять клинок, который не успел бы блокировать всё, как меня накрыл порыв ветра.

— КИХ?!

Фигура в капюшоне мелькнула передо мной, четыре монстра пали от стальных разводов.

Если точнее, они мгновенно обратились в пепел, их магические камни оказались рассечены.

Спасшая мою жизнь тень так же быстро расправилась с оставшимися монстрами.

— …С-Спасибо, Лю.

Вернувшись с передовой Лю мгновенно разобралась со всеми врагами.

Она протянула мне руку, которую я принял, поднимаясь на ноги.

— Это было просто жалко. Какое разочарование, Белл Кранелл.

Разобравшись со своей порцией монстров Айша подошла к нам, с явным разочарованием на лице и огромным клинком, положенным тупой стороной на плечо. В конце концов, я авантюрист третьего уровня, монстры серединных этажей не должны быть для меня угрозой. Вот это разочарование.

Её осуждающий взгляд будто говорил мне, ты же мужчина, который смог меня победить.

Я ничего не могу ответить после такого позора.

— Господин Кранелл, это на вас непохоже.

Лю взглянула на меня из-под капюшона.

— Что-то случилось.

— …

Тон её голоса был мягким, будто она пыталась защитить мои чувства, а я не мог оторвать взгляд от пола.

То, что я провёл столько времени с Виеной, оказало на меня куда большее влияние, чем мне казалось.

Что если другой монстр, с которым я столкнусь начнёт разговаривать, как это сделала она? Что если они способны мыслить и чувствовать, как и мы? Что если они могут плакать?

С того момента как мы спустились в Подземелье, я почти не убивал монстров, это делали остальные.

Раньше такого никогда не было.

Вельф и Лили молча смотрели на меня, понимая, что означает выражение на моём лице.

Так дальше продолжаться не может…

Добром это не кончится.

Мне нужно переключиться. Я не имею права тратить время Лю и Айши.

Я повторял себе эти мысли снова и снова, сжимая кулаки.

После того как я извинился, наша группа двинулась вперёд.

И, всё же…

Я не могу выкинуть из головы лицо Виены, и сомнения в моём сердце никак не заглушить.

Группа Белла достигла восемнадцатого этажа.

Большую часть работы выполнили Лю и Айша, а также тот факт, что другие авантюристы убили босса на семнадцатом этаже, Голиафа, поэтому путешествие вниз заняло всего около трёх часов.

Время перешло за отметку «полдень», о чём говорили кристаллы, светившие на потолке. Самый яркий из них имел форму растущего сверху вниз цветка. Авантюристы расслабились, оказавшись на улочках Ривиры, поселения, построенного на каменистом острове посреди озера в западной части этажа.

Как и всегда, в этом месте было немало авантюристов высокого класса, заглянувших сюда чтобы отдохнуть и пополнить припасы.

— …Когда там парни вернутся?

— Откуда Лили знать? Парни – это парни, у них могут быть дела, о которых нам беспокоиться не следует.

Айша заговорила, проходя мимо тентов с оружием и предметами, выставленными на продажу среди кристаллов, растущих из земли и освещающих улочку.

Она остановилась у одного из самых больших кристаллов, который напоминал колонну. Лили ответила ей, будто невзначай подтягивая лямки своего огромного рюкзака, взгляд амазонки скользнул по закованному в броню авантюристу, проходившему мимо.

Только Лили, Айша и Лю прогуливались по улочке.

— Неплохо вы меня провели. Я бы и не подумала, что они оставят тебя с нами и уйдут.

Белл и Вельф отделились от группы, извинившись и сказав, что они пошли продать добычу и скоро вернутся.

С тех пор девушки их не видели.

— Хочешь сказать у них какое-то дело на этом этаже? Нам знать нельзя?

— Сударыня Айша, о чём это вы? Лили не понимает.

Лили продолжила держать оборону, довольная улыбка не сходила с её лица.

— Хитрющая коротышка, — пробормотала Айша, грустно улыбнувшись.

Из-под капюшона силуэта за их спинами раздался тяжёлый вздох.

— Может стоило сказать Лю и Айше, что мы уходим?..

— Ты не хуже меня знаешь, что осмотреться вместе с ними мы бы не смогли. Малютка Лил их удержит.

Мы с Вельфом плечом к плечу шагали по древесному лабиринту.

Лю и Айша довели нас до безопасной зоны, на девятнадцатый этаж, в Древесный Лабиринт, мы спустились сами. Мы оказались на этаже, на котором я встретил Виену.

— Не забывай, они обе авантюристки. Они согласились принять «задание», большего им знать необязательно.

Авантюристы должны выполнять свои задания и беспокоиться только об их исполнении. Ни больше, ни меньше. Зачастую подробности только мешают. Вельф ухмыльнулся, будто от того, что ему пришлось разъяснять неписанное правило всех авантюристов.

Мне было неудобно оставлять Лю и Айшу в неведении, но… всё так, как и сказал Вельф. Наша первостепенная задача сохранить в тайне существование Виены. У нас нет другого выбора.

Почему-то это помогло мне вернуть на лицо улыбку и сконцентрироваться на поставленной задаче.

— Я знаю, что мы только что сюда спустились… но здесь всё не так, как мы привыкли.

Вельф напрягся, его комментарий прозвучал пока мы шагали по очень длинному коридору.

Древесные ветви покрывали все стены этого этажа Подземелья, отчего казалось будто мы исследуем гигантское дерево. Мне тоже, кажется, что эти коридоры похожи на запутанное переплетение ветвей. Примерно в десяти метрах над нашими головами оказался прямой коридор, переплетение древесных корней формировало подобие лестницы. За каждым поворотом поджидало что-то новое, девятнадцатый этаже оказался гораздо больше, чем я представлял.

Я привык к тому, что в подземелье свет льётся с потолка, но не здесь. Тьму рассеивает светящийся естественным светом мох, который покрывает стены, пол и потолки, его свет подобен звёздному свету в ночном небе. Красивое голубоватое сияние так завораживает, что мне приходится постоянно себе напоминать о том, что я в Подземелье.

Вельф прав. Этот этаж совершенно не такой как те, что мы исследовали раньше.

Я уже начал привыкать к объединению множества кристаллов и биомов в Подземном Убежище, но истинное значение слова «неизведанное» лежит именно здесь.

Паства Миаха точно начнёт гонять нас сюда на задания очень часто.

— Ха-ха-хах…

Растения на этом этаже обладали душистым запахом, от каких-то исходил сладковатый, подобный цветочному аромат, приятный носу авантюриста.

В Древесном Лабиринте гораздо больше флоры чем просто деревья и мох. Белые цветы видны в местах, в которых потолок встречается со стенами. Когда мы зашли за очередной угол, перед нами оказалась целая грибница, состоящая из огромных грибов. Очень многое из этих растений является ключевыми ингредиентами для зелий и прочих предметов. Это просто великолепно. Можно было забрать с собой что-нибудь прямо сейчас.

Трава причудливого цвета, самых необычных оттенков, покрытые шипастыми лозами стены, маленькие золотые цветочки, едва заметные в зарослях листвы, синяя жидкость, капающая с потолка и собирающаяся в лужи… Вокруг нас столько редкостей, на которые алхимики с радостью наложили бы руки. То, чего они так бы хотели, буквально растёт на деревьях.

— Белл, я пойду впереди. Может у меня получится заработать побольше экселии.

Вельф поддерживал разговор, будто мы дома, но при этом не снижал бдительности.

Уверен, он пытается меня поддержать, потому что я не готов к серьёзным сражениям.

Мы никогда не бывали здесь раньше, поэтому были напряжены. Мы оказались дальше безопасной зоны, восемнадцатого этажа. Многие называют тринадцатый этаж «Первой Проверкой», потому что он начинает похожий на пещеры лабиринт. Пусть это и часть серединных этажей, это только начало совершенно иного мира.

Спустившиеся сюда авантюристы сталкиваются не только с ужасной силой багбиров и бешеных жуков, и дальними атаками стреляющих либеллул и огненных птиц, но и с монстрами, которые накладывают дополнительные эффекты. Против этого поможет запас противоядий, но считается, что ключом к прохождению этажей Древесного Лабиринта считается способность Иммунитет.

Серединные этажи заканчиваются двадцать третьим. Продвижение на двадцать четвёртый этаж требует Статуса выше второго уровня и надёжной группы… Не думаю, что наш дуэт, состоящий из меня третьего уровня и Вельфа второго, достаточно силён для девятнадцатого этажа. Нам нужно избежать боёв во что бы то ни стало, и тогда мы будем в порядке.

Лили передала мне Магический Меч Кроцо размером с кинжал и несколько бомб-вонючек, на случай крайней необходимости.

Наверное, я так волнуюсь только потому, что ещё не привык к этому этажу.

— Тц… Бешеные жуки и стреляющие либеллулы.

— Блокируют путь дальше… начнём!

Куча бешеных жуков преградила нам путь, над ними зависло несколько похожих на стрекоз монстров, называемых стреляющими либеллулами. Вельф бросился на группу монстров-насекомых, навстречу нашей первой битве на этом этаже.

Поверх его обычного плаща была наброшена Голиафова Роба Лили.

Этот защитный предмет способен выдержать как пламя, так и удар когтей монстра. Лили настояла, чтобы Вельф его взял, когда мы двинулись дальше вдвоём. В Древесном Лабиринте эта вещь очень полезна. Она не только способна отразить крючковатые жвала бешеных жуков, но и похожие на копья животы стреляющих либеллулов.

Благодаря этой робе на Вельфе едва ли царапина останется, потому Вельф уверенно бросился на бешеных жуков.

…Не могу я время впустую тратить!

Я сжал кулаки, увидев, как Вельф бросается в гущу монстров.

Если я окажусь обузой, мы будем в безвыходном положении. Вельф может сражаться в одиночку, только пока выдерживает его экипировка и позволяет запас предметов.

Отбросив так и не разрешённые вопросы в своей голове, я запустил несколько быстрых вспышек, сбив стреляющих либеллулов, расчистив пространство.

Кинжал Гестии начал излучать фиолетовый свет, будто в ответ на последнее улучшение характеристик, проведённое боженькой. Я вонзал его клинок в созданий, которые оказывались в пределах досягаемости, и их предсмертные крики заполнили коридор, по которому мы с Вельфом двигались дальше.

Вскоре, отклонившись от главного пути ведущего на этаж ниже…

— Мы близко?

— Да… Где-то здесь я и нашёл Виену.

Не теряя бдительности, я сверился со схематичной картой, достав её из поясной сумки и поднеся на свет, чтобы понять, где мы сейчас находимся.

Мы оказались на перекрёстке, в котором сходилось множество коридоров. Потолок был высоко над головой, а где-то вдали виднелся поросший древесными корнями холм. Отсюда, он казался основанием горы.

Кажется, именно упав с этого холма Виена повредила ногу.

— Не вижу ничего, за что можно было бы зацепиться…

— Хотел бы я знать за что вообще можно «зацепиться»…, — добавил Вельф, сделав тяжёлый вздох, когда мы прошли дальше.

Мы остановились перед одиноким деревом, окружённым зарослями кустов.

В этом месте Виена спряталась, после того как повредила ногу, и здесь мы встретились впервые.

…Стоило понять сразу, что всё будет не так просто.

Сколько бы я не раздвигал листья, я не находил ничего, что могло бы что-то подсказать о Виене.

Я снова осмотрелся, мы в западной части карты. Ещё дальше расположена кладовая. Она довольно далеко, но если Виена пришла с той стороны и упала с холма, это значит, что она родилась где-то в том направлении.

Мы можем пройти ещё дальше… пронеслось в моём разуме, но в этот момент… Авантюрист?

В проходе чуть поодаль показался человеческий силуэт.

Роба с капюшоном скрывала его высокую фигуру. Должно быть, он носил нагрудник, потому что верхняя часть тела была гораздо больше нижней. Высотой он был не меньше Вельфа. Хоть я и не мог определить расу и пол из-за плаща, почему-то, мне казалось, что она женского пола.

Фигура в капюшоне будто что-то искала, она повернула голову в нашу сторону.

Пройдя тем же путём, что и мы с Вельфом, незнакомка приблизилась.

Мы с Вельфом оказались в подозрительном месте и, обменявшись взглядами, сделали вид будто собираем какие-то ингредиенты.

Немного погодя мы перестали. Мы направились в тот коридор, из которого пришли, и нам пришлось пересечься с загадочной авантюристкой.

В это мгновенье…

…голос, от которого повеяло пронзительным холодом, раздался прямо у моего уха:

— Ты… пахнешь как мой сородич.

Дрожь.

Холодок побежал по нашим спинам, мы с Вельфом тут же отпрыгнули.

В тот момент каждая частичка меня кричала о том, что мне нужно разорвать дистанцию, и тело незамедлительно повиновалось.

Непоколебимо стоя на земле, силуэт развернулся в нашу сторону.

— …Что это было? — в ужасе прошептал Вельф, моё сердце грозило выскочить из груди.

Сказанное Вельфом я осознал, только когда мы неуклюже встали в боевые стойки, впрочем, необъяснимое давление, которое оказывал на нас силуэт, казалось непреодолимым.

— …

Незнакомка не сводила с нас взгляда.

В отбрасываемой капюшоном тени нам открылись женственные черты лица.

Синие глаза, цвет которых был подобен цвету океана, или, может неба, хищно скользили с меня на Вельфа и обратно.

— Крадёте моих друзей… это вы?

— ?!

Ошеломляющая кровожадность.

Взгляд был яростным, как у хищника.

Нет, скорее, как у монстра.

Она излучала ауру, которую никак не повторить обычному человеку, неудержимую жажду убийства.

Глаза моргнули и синие зрачки превратились в горизонтальные линии.

…Не может быть.

Разговаривает как ребёнок, враждебный взгляд и непреодолимое чувство дежавю, лицо Виены возникло в моей голове.

Мы с Вельфом оправились от первого удивления и задумались, кем является эта незнакомка.

Очередная волна враждебности нас настигла, фигура в плаще втянула носом воздух.

— …Нет, не может быть. Вы не пахнете кровью.

Жажда крови тут же исчезла.

Зрачки снова стали круглыми. Прекрасные голубые глаза изучали нас с рассудительностью и спокойствием.

— Может вы те, кого Фелс указывал?

— Фелс?..

— Что за бредятину ты несёшь?

Я мог лишь пробормотать в ответ, а Вельф выразил своё негодование сердитым криком.

Не представляю, что это должно означать, но по мне Фелс звучит как имя.

Было что-то чарующее в чистом тоне и ритме голоса этого существа. Что-то, что заставило меня ощутить себя потерянным.

Лишиться дара речи было не просто жалко, это было больно. Я даже думать не мог. Такой поворот событий удивил меня так сильно, что в горле пересохло.

— …

Таинственный монстр, нет, «она», замолчала.

Было очень странно. Где-то вдалеке завыл монстр, но я едва слышал этот вой. Будто мы оказались в обособленном пузыре внутри Подземелья.

Между нами было около пяти метров. Она стояла спиной к холму и ничего не предпринимала.

Время будто остановилось. После того как тишина повисла на кажущуюся вечность, она заговорила снова:

— У меня есть для вас вопрос? Мы можем существовать вместе?

— Че….

И что нам на это отвечать? Её вопрос оказался таким внезапным, что слов у нас попросту не нашлось.

— Думаете мы можем держать друг друга за руки?

— О чём ты?..

— Ваш род нас убивает. А мы убиваем вас в ответ… это судьба? Понять друг друга у нас не получится?

Вопросы продолжили на нас сыпаться, но в каждом из них было нечто общее, отказ терять надежду.

Голубые глаза смотрели на нас из-под потрёпанного и порванного в нескольких местах капюшона.

— Я… хочу искупаться в солнечном свете. Я не хочу сидеть в закрытом тёмном аду. Я хочу расправить крылья в мире света.

Она посмотрела на потолок, подол её робы задрался.

Капюшон сполз настолько, что я смог увидеть её лицо. Как и у Виены, оно было поразительно человеческим.

— Что-то… в вас двоих другое… Может мне просто хочется надежды, хоть немного.

После этого она слегка согнула ноги и, подпрыгнув… взлетела.

— !!!

Оставаясь к нам лицом, она дугой обогнула холм, описав в воздухе дугу.

Даже благословлённый Характеристиками авантюрист летать не может. Легко, будто птица, она исчезла за холмом в считанные секунды.

Мы с Вельфом были поражены… Только сейчас мы заметили, что в том месте, в котором она стояла закружилось несколько золотых перьев. Они опустились на пол в том месте, в котором она стояла.

— Не может такого быть… Это же… Она…

Шептал себе под нос Вельф, будто всё случившееся казалось ему сном.

Застыв рядом с ним, я не мог не ощутить того же.

— Такая же… как Виена…

Больше ничего сказать я не смог.

После этой шокирующей встречи нам с Вельфом нужно было время, чтобы прийти в себя, но вскоре раздался рёв, указывающий на то, что монстры нас обнаружили. Собраться с мыслями возможности не было, нужно было начинать двигаться.

Мы отпугнули группу монстров, прежде чем отступить обратно на дорогу, по которой мы сюда пришли. Мы решили, что слишком потрясены, чтобы пытаться узнать что-то ещё. По правде говоря, стычка с монстрами выдалась нелёгкой из-за моего замешательства.

— …

— …

По пути наверх никто из нас не знал, что сказать.

Мы так и не могли прийти в себя после произошедшего. Мы боялись что-то делать, боялись, что, если заговорим, это может нарушить какое-то хрупкое равновесие.

Мы шли по лабиринту с каменными лицами.

— …

Каким-то образом нам удавалось прорываться через встреченных монстров, и мы достигли восемнадцатого этажа.

Перед нами оказалась группа из пяти авантюристов. Среди них выделялся мужчина в очках, державший в руках красное копьё.

Что-то меня насторожило, что-то из моей памяти. Несколько секунд спустя я понял: четверо полулюдей, которые шли за авантюристом в очках, в тот день гнались за Виеной, это их я обманул.

Я быстро прикрыл лицо. Вельф, должно быть заметил, что что-то не так, потому что тут же вышел вперёд, прикрыв меня спиной.

Проходя мимо них, я ощутил что мужчина в очках задержал на мне пристальный взгляд.

— …

Двигаясь так быстро, как возможно, я краем глаза посмотрел на авантюристов. Все они не сводили с меня взглядов.

Паства Гестии… Маленький Новичок, кажется?

— Ага… Это он, точно. Этот доходяга взялся за задание Ривиры!

— И что он тут забыл? — спросил один из авантюристов, с усмешкой глядя на проход, в котором скрылся беловолосый парень.

— Как-то подозрительно, что он шастает тут почти в одиночку.

— …Дикс, хочешь сказать?..

— Ага, что-то не так. Пора нашему богу всерьёз делом заняться и глянуть на этого мелкого.

Благополучно вернувшись в безопасную зону, мы встретились с Лили и остальными.

Айша начала жаловаться на то, что мы ушли одни, но мы ничего не отвечали. Похоже, увидев выражения на наших лицах, она решила перестать. Лю тоже ничего не говорила, даже вопросов не стала задавать.

Я чувствовал себя виноватым за то, что мы ничего не сказали, но я был слишком поражён чтобы сейчас в это углубляться. Нужно быстрее вырваться на поверхность.

— Можете не беспокоиться о награде. Будем считать, что вы мне задолжали. — улыбнувшись, добавила Айша, прежде чем с нами разойтись.

Я очень благодарен ей за заботу, хоть она наверняка и не признает, что о нас заботится.

— Господин Кранелл, вы можете посоветоваться со мной, если у вас будут трудности. Я не могу назвать себя способной, но обязательно сделаю всё, что в моих силах.

С этими словами Лю вернулась на работу.

— …

Я в одиночестве побрёл по улицам города.

Когда мы вышли из Башни Вавил, я решил прогуляться без Лили и Вельфа.

Иногда мне нужно побыть одному, чтобы привести мысли в порядок.

Ранний вечер. Солнце уже подходит к горизонту на западе, но небо до сих пор голубое. То, что нам удалось привлечь Лю и Айшу, превратило тяжёлую миссию в лёгкую прогулку.

Ноги несли меня по городу, подальше от шумных и многолюдных главных улиц.

— Ооооооо? Уж не день рождения ли у меня? Эй, Маленький Новичок?

— ?..

Обыденно переставляя ноги, я наконец повернул к дому и услышал голос.

По пути к Поместью Домашнего Очага, на Юго-западной Главной Улице меня окликнуло божество.

Я его не узнаю… Возможно, мы заговорили впервые.

У него насыщенные синие глаза и волосы, а кожа имеет тёмный оттенок. Он довольно высок, а его одежда, по большей части, чёрная. Мне показалось, что он напоминает мне одного бога, точнее, его улыбка напоминает мне несерьёзную улыбку одного из богов.

Когда он назвал меня по титулу, я остановился и повернулся к нему.

— Эм… я могу чем-то вам помочь?

— Хех, не нужно так напрягаться, хотя, наверное, не напрягаться невозможно, да? Мы, боги, вызываем опасения, правда?

В тот момент, когда я впервые поднял уровень, незнакомые божества часто ко мне, обращались, будто просто не могли пройти мимо. С того времени вокруг меня часто поднимается шумиха, я уже сбился со счёта в который раз ко мне подходит бог.

Это конечно грубо, но я не перестал относиться к божеству с подозрением, а оно лишь посмеялось.

— Хах! Я Икелос. Приятно познакомиться.

— Всевышний… Икелос? Так, чем я могу вам помочь?..

— Просто выслушай. Мои заносчивые детки совсем меня достали.

Сказав мне слушать, он начал жаловаться на своих последователей, одновременно с этим кружа вокруг меня, иногда всматривался в моё лицо, иногда хлопал по плечу, будто мы знакомы целую вечность. Поведение Икелоса менялось от наигранного дружелюбия до провокаций. Я не знал, что мне делать.

Оказавшись вовлечённым в непонятный монолог, я вспомнил совет боженьки: «Если какой-то странный бог пытается тебя задержать, просто разворачивайся и беги!». Я начал задумываться, стоит ли мне забыть о приличиях, у меня на лбу выступили капли пота, и…

— Что знаешь о говорящем воивре?

— …

Всевышний Икелос оказался за моей спиной и прошептал мне эту фразу в ухо безо всякого предупреждения. Моё сердце будто обхватила ледяная рука.

— Я слышал она чертовски миленькая… Надо будет как-нибудь на девятнадцатый этаж спуститься. Дружище, как хочется хоть разок её увидеть.

Я понял, он пытается вытянуть из меня информацию.

Хитрый голос Всевышнего Икелоса звучал в моих ушах, сердце начало бешено колотиться.

За одно единственное мгновение всё моё тело покрылось потом. Даже ладони.

Не зная, что ответить, я чуть повернул голову к Всевышнему Икелосу, пытаясь найти отговорку.

Его губы скривились в улыбке, слишком близко от моего лица. Тёмно-синие глаза смотрели так, будто он видит меня насквозь.

— В общем, если вдруг что-то знаешь…

— Белл.

В наш разговор вмешался новый голос, я стоял будто статуя.

Пришедшее божество оборвало фразу Всевышнего Икелоса.

— В-Всевышний Гермес?..

— Что же, что же. Какое совпадение, ты тоже здесь.

Мы с Икелосом разом повернулись к говорившему, на лице Всевышнего Гермеса царила его обычная обворожительная улыбка.

Он помахал рукой, подходя поближе.

— Можешь идти, Белл.

— А?..

— Божество тебе неприятности доставляет, так? Мне не нужно было слышать весь разговор чтобы заметить.

Всевышний Гермес улыбнулся моему поражённому молчанию, а потом переключил своё внимание.

Как только я сделал шаг, Гермес бросил взгляд на продолжавшего улыбаться Икелоса.

— К тому же, нам с Икелосом нужно переброситься парой слов.

Пробежав пальцем по краю шляпы, Всевышний Гермес едва заметно улыбнулся.

— Уходи, Белл.

— П-прошу прощения…

Гермес настоял, а я даже не попрощавшись повернулся к божествам спиной.

Я ускорил шаг даже, не смотря в сторону Всевышнего Икелоса.

— Что такое, Гермес? Разве ты не видел, что я с Маленьким Новичком общаюсь?

— Ну, как я мог остаться в стороне, когда увидел, как бог вонзает свои ядовитые клыки в милое дитя?

— Хех, каким жутким ты меня считаешь.

Гермес и Икелос обменялись колкостями, даже не смотря друг другу в глаза после ухода Белла.

Они ушли с главной улицы на небольшую площадь, на которой стоял фонтан, будто планировали встречу заранее. Вокруг не было ни души, отчего их разговор ещё больше напоминал тайную встречу.

— Я заглянул к тебе домой, но там было пусто… Довольно сложно оказалось тебя отследить.

— Ох, прости, прости. Считай, что то место больше не стоит называть моим домом, я переехал.

— Когда ты переезжаешь, рассказывать об этом Гильдии очень неплохая идея, Икелос.

Разговор Гермеса и Икелоса проходил без запинки. Оба божества многое знали друг о друге, что указывало на длительное знакомство.

Как бы там ни было, информация интересовала обоих богов куда сильнее, чем воспоминания о былых временах.

— Так что? Что там за «разговор», у тебя ко мне есть, Гермес?

— Ничего серьёзного. Просто пара вопросов… Птичка на хвостике мне принесла, что Паства Икелоса сдружилась с контрабандистами Орарио.

— Да ладно, от кого ты мог о таком слышать? Разве можно вообще верить слухам?

— Посмотрим… От Элурианской знати?

— …Хех, «птичка», говоришь? Глубоко тебе пришлось копнуть, чтобы такую грязь поднять.

Икелос быстро понял, что источник Гермеса проверенный. Его улыбка стала шире.

— Я под подозрением, Гермес?

— Как бы ни было неприятно копать под старого небесного друга… Икелос, в прошлом твоя Паства была в числе кандидатов, собиравшихся присоединиться к Злодеям.

— Да сколько раз мне говорить, что это всё была чушь? По крайней мере, я никогда не заявлял, что я злое божество.

Наигранная нервозность Икелоса явно говорила о том, что он пытаться уклониться от вопросов.

Всё это время Гермес не сводил с божества взгляда, улыбка всё ещё была на его лице под полями шляпы.

— Есть у меня ещё интересные слухи.

— О? Расскажи.

— Монстров, обычных и не очень, забирают из Орарио и продают по всему миру. Будто кто-то решил посеять хаос.

В этот самый момент…

Тёмно-синие глаза Икелоса раскрылись шире от удивления. Уголки его губ вдруг поползли вверх, и божество расхохоталось.

— Хе-хе-хе-хе-хе!!! Хочешь сказать, что я за этим стою? Что я мечтаю разбросать монстров по всему миру смертных, и погрузить его в кошмар? Вот это интересно!!!

Икелос хохотал, будто сама эта мысль кажется ему невозможной.

Гермес молчал, наблюдая как его собеседник хватается за живот.

Когда эхо смешков стихло, Икелос снова выпрямился с улыбкой на лице.

— Жаль говорить, но я к этому никакого отношения не имею. Я никаких приказов не отдавал. Это мои козявки с катушек послетали, — Икелос выразил очень простую и прямую мысль, ничего не скрывая. — Впрочем, хочу добавить, что в моей Пастве стало куда меньше идиотов, зато появилась пара разумных выскочек. Они не проявляют к божественности никакого уважения. Посылают меня по всяким мелочам.

— …

— Но… всё, что они творят, просто мелкие пакости. Это смехотворно.

Только божество, отчаянно пытающееся найти себе развлечение, могло улыбаться так, как это делал Икелос. С его точки зрения, подобная жажда делает людей интересными, только наблюдение за такими людьми из первых рядов может развлечь.

— Бог ответственен за наведение порядка в своей Пастве.

— Ты же не можешь верить в эту чушь, Гермес. Эти козявки столько трудностей готовы пройти, а удовольствию сопротивляться не могут. Разве боги не такие же? Я могу понять их влечение. И поэтому, — продолжил Икелос, — пока они меня развлекают, я не стану лезть в их дела.

Он наклонился к Гермесу поближе, пытаясь отчётливо донести свою следующую мысль:

— Можешь разбить мне голову, если тебе хочется. Отправить меня обратно в верхний мир. Только вот моих козявок это не остановит, ясно? Пусть им придётся поднатужиться, но они точно найдут себе кого-то ещё.

— Я понял.

— Хех, сам можешь увидеть. Скажи своим затаившимся мелким засранцам, вылезти и прикончить меня. Мне не важно. Пусть будет так. Может даже интересней станет.

Слова Икелоса о том, что он готов рискнуть своей собственной жизнью и жизнью своих последователей, а может даже жаждет роспуска своей Паствы, повисли в воздухе.

Едва заметная улыбка пробежала по его губам, когда он развернулся и ушёл с площади.

Гермес смотрел ему вслед и вздохнул, когда божество исчезло из вида.

— Хах. Нет ничего отвратительней чем бог, который так отчаянно жаждет развлечений.

— Кто бы говорил.

Последователи Гермеса вышли из своих укрытий.

Последние солнечные лучи, проходившие над городскими стенами ещё падали на дом Паствы Гестии.

Пока группа Белла собирала данные, в доме оставалось четверо: Микото, Харухиме, Виена и богиня, Гестия. Попросив у Гефест выходной этим утром, богиня дожидалась возвращения Белла вместе со своими последователями.

Все девушки были чем-то заняты.

Гестия провела весь день, просматривая свою коллекцию книг, пытаясь найти упоминания говорящих монстров в историях Орарио.

Микото бдительно патрулировала коридоры.

А забота о Виене досталась Харухиме.

— Харухиме, нашла!

— Хе-хе, и правда нашла.

Виена бросилась в тень, отбрасываемую одной из внутренних стен, и схватилась руками за подол платья горничной Харухиме.

Они играли в прятки. Это одна из игр, которым Белл и Харухиме научили Виену, когда за ней присматривали.

Сегодня, взяв с Виены обещание, что она не станет выходить за пределы внутреннего сада, девушки по очереди прятались.

— Теперь ты, Харухиме!

— Конечно. Сейчас начну считать. Раз, два… — раздался голос Харухиме, повернувшейся к стене внутреннего сада.

Виена тихонько ускользнула, перебегая на новое место с улыбкой на лице.

Роба колыхалась над её ногами, она искала подходящее место, чтобы спрятаться.

…Интересно, когда Белл вернётся домой.

В тот момент, когда она решила склониться за цветочной клумбой…

Мысль о Белле заставила её погрузиться в раздумья.

Он всегда был рядом, до этого дня. Харухиме сейчас с ней, как и раньше, но это не то же самое, что быть с ним.

Неожиданное чувство одиночества заставило её волноваться.

В тёмном мире, где все пытались её ранить, улыбка парня стала путеводным маяком, спасшим её от изоляции.

Как дитя, которое жаждет родительской теплоты, девушка-воивр не могла по нему не скучать после долгой разлуки.

— …

Виена взглянула на третий этаж поместья, потом она бросила взгляд на девушку-ренарта, по-прежнему стоявшую у стены.

Несколько секунд помешкав, она решила нарушить обещание и выбежала из внутреннего сада. Срочное желание пробежать в комнату Белла вело её по коридорам поместья. Она оказалась перед открытой дверью. Петли тихонько заскрипели, когда Виена открыла дверь и осторожно заглянула внутрь.

Владельца комнаты не было, девушка тихонько проскользнула к сложенным на его кровати одеялам.

Обернув одно вокруг себя, она начала медленно тереться о него щекой.

— Запах… Белла…

Сделав очень глубокий вдох, Виена зарылась лицом в одеяло.

Она свернулась калачиком, её захлестнули мысли о парне, который всегда был с ней рядом.

— ?..

К её удивлению…

Четверо людей появились в коридоре.

Пройдя в другой конец длинного коридора, они вошли в следующую дверь, которую обычно не использовали.

Подумав, что это странно, Виена ощутила, как её сердце замерло, считая, что её отругают, если узнают, что она делает. Она задержала дыхание, пытаясь себя не выдать…

— Другой монстр, как Виена?

…Голоса из соседней комнаты были явно ей слышны.

Янтарные глаза распахнулись шире. Серебряные волосы начали шуршать.

Уши, длиннее и острее эльфийских задрожали. Эти уши должны издалека предупреждать её о вторженцах на огромные этажи Подземелья, но сейчас они позволяли ей услышать подробности разговора, шедшего за стеной.

Виена тихонько села на кровати, а после так же тихо приложила ухо к стене.

— Ты в этом уверен, Вельф?

— На все сто. Там же, где Белл встретил Виену, на девятнадцатом этаже…

Вельф кивнул. Его лицо оставалось непоколебимым, несмотря на явное удивление Гестии.

Вельф и Лили сразу вернулись в поместье, пока Белл вышел на прогулку. Они убедили Гестию и Микото тайно поговорить на третьем этаже.

Чтобы удостовериться, что Виена и Харухиме, которая сблизилась с девушкой, их не услышали.

— Мы говорили. Монстр сказал, что мы «пахнем как её родич»… Наверное, это про Виену.

— Ещё один монстр, похожий на Виену-сан… Поверить не могу, что их может быть больше…

Микото не могла скрыть шока, когда Вельф подробнее рассказал о встрече. Она могла только молчать, как и стоявшая рядом с ней Лили.

— …Вельф, какое у тебя сложилось ощущение? — спросила Гестия.

— Мне показалось, что она намного опытнее Виены. Разговор она вела немного странно, но скрывала себя робой, пыталась казаться авантюристом… Вдобавок, мне показалось, что она что-то знает.

Их горла Гестии донёсся тихий звук, когда она услышала ответ. Микото тоже сглотнула.

Неожиданно атмосфера стала на порядок тяжелее. Лили, молчавшая всё это время, наконец заговорила.

— Лили думает, нам нужно перестать покрывать сударыню Виену.

— !!!

Все взгляды повернулись на неё.

Первой, кто не выдержал была Микото:

— Лили-сан, как вы можете такое говорить?!

— Лили скажет честно. Мы оказались в очень сложном положении. Эту аномалию даже боги не способны предсказать, другие Паствы ищут говорящих монстров… Теперь, когда мы знаем, что есть и другие подобные монстры, мы не можем больше ждать.

Она считала, что подобные Аномалии могут вызвать очень серьёзный переполох, и они могут оказаться в его эпицентре.

— Но, если мы перестанем её защищать… что случится с Виеной-сан? Если мы её бросим, она!..

— …Это будет непросто, но есть шанс переправить её за городскую стену. Она воивр. Паствы за пределами Орарио и живущие на поверхности монстры не представляют для неё опасности.

Рождённая на серединных этажах Виена принадлежит к одной из сильнейших разновидностей монстров, драконам.

Не теряя спокойствия Лили разъяснила, что потенциальная сила девушки-монстра — это единственная защита, которая ей потребуется.

— Она может тайно жить в Тёмном Лесу Сеоро.

— Лили-сан!!! — Микото, всегда заботящаяся о своей подруге Харухиме, зло опустила брови.

Лили смотрела на демонстрацию эмоций девушки ледяным взглядом.

— Скажите мне вот что: Что случится, если эта девушка здесь останется?

— !

— Можно ли скрыть её ото всех и дальше так, как это получается у нас? Что-то происходит, оставаться в стороне вечно у нас не получится. Паства Гермеса уже активно ищет говорящих монстров по чьему-то приказу.

Лили говорила настолько бесстрастно, что лицо девушки напомнило Микото традиционную маску с её родных земель.

— Поверят ли люди, что этот монстр, которого ничем не сдерживают, был приручен? Вряд ли. В нашей Пастве нет зарегистрированных в Гильдии укротителей. К тому же, любой, кто увидит, как она красива, подумает, что замешано кое-что другое.

— …

— Стоит божествам что-то узнать, они накинутся на нас, как стая волков. Сейчас наша Паства ходит по тонкому льду. И Лили знает, что со временем всё станет только труднее.

Лили пустилась в неестественно долгие, для неё, разъяснения, свой монолог она произносила твёрдым, непререкаемым тоном.

Ошеломляющая мощь её аргументов не оставила Микото возможности что-то возразить.

Ни Гестии, ни Вельфу нечего было добавить, они стояли с закрытыми ртами, атмосфера в комнате накалялась. Всё было так, как и сказала Лили. Они оказались заперты в лабиринте, из которого нет выхода.

— Эта девушка, в каком-то смысле, бомба. Пусть сейчас всё и в порядке, рано или поздно она подвергнет нашу Паству опасности… Сударь Белл слишком добросердечен, чтобы прислушаться к аргументам. Мы должны принять правильное решение, которое его защитит, даже если он нас возненавидит.

Лили опустила голову. Она скрыла лицо от своих товарищей, но даже последнюю фразу она произнесла твёрдо.

— Она не может с нами оставаться… Она… монстр.

Девушка-полурослик поставила будущее своей Паствы против девушки-монстра и сделала заключение.

За стеной комнаты её заявление было отчётливо услышано.

Гестия вступилась, чтобы уладить положение. Она первой обратилась к Лили, беспокоившейся за благополучие Паствы и Белла:

— …Ещё рано о таком думать, Помощница. Тебе стоит успокоиться.

— …Лили… сожалеет, — Девушка-полурослик рухнула на колени и извинилась.

Вельф и Микото не произнесли ни звука.

— ?..

Первой, кто услышал что-то в воцарившейся тишине, была Микото. Звук исходил из соседней комнаты, что-то пришло в движение. Из-за повисшего в воздухе напряжения ей было сложно понять, что именно это было, и эта задержка стала фатальной.

Топ, топ, топ. Раздались быстрые шаги. Стоило им стихнуть, Микото бросилась к двери и выбежала в коридор.

Осмотревшись, она никого не увидела.

Вельф и остальные были в нескольких шагах позади. Они были удивлены ничуть не меньше.

— Не может быть…

Из-за напряжения и волнения Микото была не в лучшей форме.

Несмотря на активацию своего Навыка, она не смогла никого почувствовать.

Виена бежала, она пронеслась по коридору, спустилась с лестницы, выбежала в дверь.

Я… Я!..

В её голове были слова, подслушанные во время тайной встречи.

…Мы должны принять правильное решение, которое его защитит, даже если он нас возненавидит.

…Она не может с нами оставаться.

…Она… Монстр.

Голос девушки-полурослика звучал в её ушах будто проклятье, бил в самое сердце.

Несмотря на то, что она монстр её сердце чувствительно к боли. Каждое слово Лили оставляло глубокий порез, будто лезвие проходило сквозь её кожу.

Я не могу быть со всеми?.. Я не могу быть… с Беллом?

Прекрасные голубые волосы развевались за её спиной. Драгоценный камень в её лбу пульсировал. Бесцветные слёзы лились из янтарных глаз.

Белл. Белл! Где Белл?

Ей хотелось, чтобы парень это сказал.

Что это всё неправда.

Ей хотелось услышать те слова ещё раз.

«Всё будет хорошо».

Она хотела увидеть его добрую улыбку, ощутить его руки. Ей хотелось, чтобы он обнял её и погладил по волосам.

Чтобы всё это оказалось неправдой.

Пожалуйста!..

Виена выискивала парня со слезами в глазах.

Отчаянное желание его увидеть гнало её вперёд по пути, которого она даже не знала.

Опасаясь людей, Виена несколько раз отступала и поворачивала в глухие переулки, плотнее скрывая капюшоном лицо. Она бежала в неизвестность, пытаясь снова найти яркую улыбку, которая врезалась в её память.

— Виены здесь нет?! — закричал Белл, когда услышал о случившемся.

Закат ещё не наступил. Мысли кипели в голове парня с момента его встречи с Икелосом. После того как парень посмешил домой, все его страхи, будто назло, оправдались.

Члены Паствы собрались у главного входа, готовые отправиться на поиски в любое мгновение.

Белл замер будто статуя. Харухиме склонилась перед ним.

— Мне нет оправданий! Всё случилось от того, что я упустила её из вида!..

— Я искала своим Навыком, но ничего не наша…

Слёзы текли по щекам Харухиме. Микото стояла рядом, хмурая и подавленная.

Её Навык, Чёрный Ворон Ятано позволяет ей чувствовать ближайших монстров, с которыми она сталкивалась, и Виены на территории поместья не было.

Когда парень узнал, что даже навык Микото бесполезен, кровь отлила от его лица.

Мысли о разговоре с Икелосом мгновенно испарились.

— !..

Рассказав о тайной встрече, которая случилась несколько минут назад, Лили стиснула зубы и сжала руки в кулаки.

— …Мы будем её искать!!! Микото, идём со мной!!! — не теряя времени крикнул Белл.

— Да! —Микото бросилась следом за парнем.

— Мы тоже идём!

— И-и я!

— Она не могла уйти далеко! Разделимся и найдём её!

Крики Вельфа, Харухиме и Гестии прозвучали следом. Лили покинула парадные врата, не произнеся ни слова.

Оставив поместье пустым, Паства Гестии бросилась искать девушку-воивра в наступающей ночи.

Ночная жизнь охватила город.

С наступлением темноты людей на улицах становилось всё больше. Авантюристы, возвращавшиеся из Подземелья, расходились по барам чтобы расслабиться.

Перед потоком спешивших в свои излюбленные места людей, разные заведения распахивали свои двери перед посетителями. Аромат жаренного на углях мяса и дешёвой выпивки заполнил улицы, а барды развлекали людей прекрасными мелодиями арф и оживлёнными звуками лютен.

Для ушей и носов это время сулило настоящее раздолье.

Даже в самых тихих уголках города было оживлённо.

— !..

Виена поглядывала на происходящее из-под своего капюшона.

Вид стольких новых вещей, включая огромные толпы людей и полулюдей, её поражал. Впрочем, любопытство было не той вещью, которая её вела. Музыка, доносящаяся из-за угла, постоянный топот лошадей, даже невинный смех детей, играющих на углу улицы, заставлял адреналин течь по её венам. Каменистая поверхность улицы под её обнажёнными ногами была холодной.

Скрывая себя робой, девушка пребывала в постоянном страхе, что кто-то из окружающих людей в любой момент вонзит в неё меч. Она пыталась скрываться, шагая по самому краю улицы.

Белл…

Янтарные глаза вглядывались в толпу из-под капюшона, в поисках парня с белыми волосами.

В сравнении с главными проспектами, эта улица была гораздо уже. Взгляд девушки скользнул по толпе, потом по ответвлениям аллей и, наконец, по жилым домам неподалёку.

Когда девушка осматривалась… случилось это.

У лавки на углу стояла конная повозка.

Внимание Виенны привлекло ржание лошадей.

Огромная стопка стоящих на повозке ящиков накренилась, это стопка могла обвалиться в любое мгновенье.

Должно быть, одна из связывающих коробки верёвок ослабла, причины девушка не знала, но это не меняло того факта, что ящики вот-вот рухнут. Ничего об этом не подозревая, на улице играл ребёнок-чинтроп.

Глаза Виены распахнулись шире.

Несколько ящиков уже начало падать на мальчика.

…Боль.

Это точно вызовет у него боль.

Сильную боль.

Такую, что ребёнок расплачется. Как те когти и клинки, которые обрушились на неё саму.

Стоило этой мысли мелькнуть в голове девушки, как её тело начало двигаться.

— !

Тук! Виена оттолкнулась от земли и понеслась к ребёнку как стрела.

Она оказалась рядом так быстро, что можно было принять её передвижение за телепортацию.

Когда она увидела ужас на лице мальчика, она вспомнила как сама оказалась в подобной ситуации, она увидела в нём себя оказавшуюся перед пламенем огненной птицы. Воспоминание о том, как Белл её спас мелькнуло перед глазами.

…Я должна помочь.

Это запустило целую цепочку событий.

Тело Виены изменилось.

Что-то выросло из её спины.

Из-под робы донёсся звук разрывающейся плоти, её бледно-голубая кожа треснула, и из неё протянулось крыло.

— А?..

Удивлённый шёпот ребёнка утонул в треске разбивающихся ящиков. Несколько из них раскрылись, ударившись о каменную мостовую.

Сломанные ящики и их содержимое оказалось на улице. Пивные бутылки и прочий хлам бывший в руках видевших это людей попадал на мостовую, когда взгляды увидели ребёнка, в ужасе сжавшегося перед силуэтом, напоминающим огромного, раскрывшего пасть хищника.

Такого, который мог бы поглотить человека целиком.

Одно бледно-синее крыло и пепельно-серая кожа.

Крыло сильнейших из подвидов монстров, дракона.

На несколько мгновений улица погрузилась в тишину.

— …

Прикрывшая мальчика крылом, как щитом Виена перевела на него взгляд.

Благодаря этой защите на нём не было ни царапины. Девушка испытала облегчение, встретившись взглядом с мальчиком, она спросила:

— Ты в порядке?

А в ответ…

— УУАААААААААААААААААААААААААААА!

Голос Виены утонул в крике мальчика.

Всё, что видел испуганный мальчик-чинтроп, были янтарные глаза и неестественное для обычных людей крыло.

Испуганный мальчик получеловек подскочил на ноги и побежал, оставив Виену в недоумении.

— Мо….

— МОНСТРРРРРРРР!

Крики раздавались один за другим.

Детский выкрик разжёг на улице настоящую панику.

Будто вода во время отлива, толпа людей пыталась отойти от Виены так далеко, как это было возможно. Даже привязанные к повозке лошади побежали. Матери хватали и уносили своих детей, молодой парень-вервольф прикрыл телом лишившуюся чувств возлюбленную. Какой-то полный торговец упал на землю и притворился мёртвым.

Какофония шагов сопровождалась криками. Все, кто увидел Виену были в панике.

Вечерняя улица стала эпицентром ужаса.

Виена, совершенно лишившаяся дара речи, оказалась в центре полукруга людей.

— Гарпия, нет, сирена!

— Что она здесь делает?!

Оказавшиеся неподалёку авантюристы низкого ранга вытащили оружие, заблестела сталь.

Виена глотнула от страха воздух, её окружили острые клинки, со всех сторон на неё смотрели с ненавистью и страхом.

Последние лучи красного солнца освещали таинственного монстра в порванной робе.

Единственным, что виднелось под капюшоном, были янтарные глаза, и алый драгоценный камень, горящий кровавым светом. Те, кто не знал, что она такое, видели в девушке ужасающего трёхглазого монстра.

Ужас толпы перерос в ненависть и отвращение, направленные на однокрылого монстра.

— М-монстр!!!

Мгновение спустя одна из эльфиек бросила камень.

— А!

Он ударил Виену в голову, капюшон не защитил от этого броска.

Это послужило началом.

Паника и ярость овладели всеми вокруг. Разъярённые наблюдатели поднимали то, что плохо лежало и бросали в девушку.

Монстр дрожал от страха, когда в него полетел град камней.

— Убирайся, монстр!!!

— Это наш дом!

— Проваливай обратно в своё грязное Подземелье!

Снаряды летели дождём, а те, кто их кидали, не забывали крикнуть что-нибудь гневное.

— Что вы творите? Перестаньте!

— Не злите его!

Несмотря на низкий ранг, авантюристы в толпе прекрасно понимали, что может сотворить крылатый монстр и отчаянно пытались вмешаться. Но разъярённая толпа не останавливалась. Целый град оскорблений посыпался на монстра, посмевшего явиться на территорию людей. Ненависть к древнему врагу укоренилась очень глубоко.

— Уххх…

— Ого. Чёрт.

Несколько богов заметили шумиху.

Они забрались на крыши зданий, чтобы лучше видеть происходящее.

Один скривился, второй постоянно смотрел вниз, боясь высоты. А третий с улыбкой наблюдал за толпой.

Представление вечной вражды людей и монстров смертного мира в миниатюре разыгрывалось на их глазах.

— Уй… вот это было больно!

Осаждённый со всех сторон монстр легонько взвыл, но никто в разъярённой толпе этого не услышал.

Несмотря на то, что новообретённое крыло защищало девушку от камней, оно никак не могло прикрыть её от нападок.

Неприкрытая желчь, таящаяся в словах окружающих, впивалась в душу девушки заставляла её сердце обливаться кровью.

Слёзы катились из её глаз, она дрожала.

— Бееееел!..

—Монстр, тут?!

— Ага, всего в паре кварталов!

Услышав эти слова Белл оттолкнулся от каменной мостовой и понёсся по улицам.

— Белл-сан!

Он и Микото искали Виену вместе, но вскоре парень оторвался, оставив её позади.

Ветер свистел в его ушах, а глаза слезились. «Быстрее!!!» — кричал он сам себе, выжимая из своих ног всё, на что они способны.

Виена!!!

Ночная темнота уже охватила улицы, сердце Белла грозило выскочить из груди, кровь кипела в его жилах.

Он нёсся по улицам, следуя подсказкам, которые слышал и нарастающего шума, доносящегося из того места, в котором девушку окружила толпа.

— !!!

Белл обнаружил её прикрывающей себя от града камней большим крылом, которого раньше не было.

В седьмом районе Орариро, в углу между западной и северо-западной окраинами города, очень далеко от Центрального Парка Виена оказалась в одиночестве, заперта в центре целого шторма ненависти, который и самого парня мог бы ошеломить.

— Белл-сама!

— Белл!

Харухиме и Гестия прибыли почти одновременно с парнем, а вскоре показались Вельф и запыхавшаяся Микото. Они стояли всего несколько мгновений.

Белл, увидев слёзы, капающие из-под капюшона, был готов ринуться на помощь.

…Она плачет.

…Виена просит о помощи!

Парень бросился к ней.

— Постой, Белл!

Вельф окликнул парня, махнув рукой из толпы.

Белл собирался защитить монстра, перед разъярённой толпой, перед божествами.

Если он пойдёт на это ради неё, обратной дороги не будет. Он станет так же ненавистен, как и девушка-монстр. Но, несмотря на это, он не хотел слушать доводы товарищей. Он не остановился. Он не собирается её бросать. Белл приближался, он оказался всего в нескольких шагах от плачущей Виены.

Прямо перед парнем сквозь разъярённую толпу к Виене успела скользнуть тень.

— ?!

Не обращая внимания на камни, маленький силуэт в капюшоне бросился к Виене. Прекрасная юная эльфийка с длинными золотыми волосами пробежала за её спину.

Никто не ожидал что получеловек размером с ребёнка окажется рядом с монстром, толпа удивлённо замерла. Когда камни перестали градом сыпаться на Виену, таинственная маленькая эльфийка схватила Виену за руку.

Члены Паствы Гестии были поражены настолько же, насколько остальные люди, когда увидели, что эта эльфийка убегает вместе с монстром на соседнюю аллею. Белл распахнул глаза от удивления, когда встретился взглядом с ореховыми глазами эльфийки. Его осенило.

Лили!

Она замаскировалась, используя своё заклинание, Золушка.

Ловкость девушки-полурослика позволила ей добраться до девушки-воивра, прежде чем это успел сделать кто-то ещё.

Ведя поражённую девушку за собой Лили крикнула, обращаясь напрямую к Беллу:

— Подземная комната!!!

Оставив это сообщение, Лили и Виена растворились в тёмной аллее.

Белла, протискивающегося через толпу людей, пытавшихся понять, что сейчас произошло, осенило.

Я понял!

Припоминая, где они были, Белл понял значение послания Лили.

Он бросил взгляд через плечо на Гестию, и та подтвердила, что тоже поняла сообщение, уверенно кивнув.

— Это значит, что она!.. — Вельф улыбнулся, потому что тоже понял сообщение.

— Идём!

— И куда мы должны отправляться?

Лили оставила необходимую подсказку в своём сообщении, обозначающую место встречи, так чтобы остальные её не поняли, потому Харухиме не знала, что и думать.

Белл и остальные оставили позади озадаченных людей, быстро покидая место действия.

— В наш тайный дом!

Солнце окончательно закатилось за горизонт, в ночном небе над городом висела бледно-синяя луна. Это можно было понять по серебряным лучам света, пробивающимся сквозь дыры в обломках крыши.

Я отвёл взгляд от разбитого потолка и посмотрел на боженьку, Вельфа и остальных, собравшихся в небольшой подземной комнате.

Мы в бывшем доме Паствы Гестии, небольшой каморке, скрытой под церковью.

Мы пришли сюда, когда Лили намекнула, что поведёт сюда Виену, сбросив хвост.

Сама церковь была разрушена Паствой Аполлона, что привело к «Битве» и нам пришлось переехать… Впрочем, в отличии от разрухи наверху, подземная комната не слишком пострадала. Она выглядела почти так же, как когда мы в ней жили.

— Использовать эту комнату, как укрытие было очень хорошей идеей, Помощница.

— Лили слышала от сударя Вельфа о том, что мы хранили здесь ту ценную добычу…

Мы с Вельфом не раз сюда возвращались, чтобы спрятать деньги и добычу, вроде ценной Шкуры Голиафа, остатки которой до сих пор тут хранятся. Хорошо, что мы не стали заваливать проход, когда уходили, потому что он снова пригодился. Воспоминания о том дне мелькнули в голове, пока я слушал приглушённый разговор Лили и боженьки.

Никто не стал бы здесь жить, но эту комнату всегда можно использовать для экстренных случаев, в качестве места встречи. Прямо над головой только гора обломков, так что, пожалуй, это место можно назвать нашей тайной базой.

Интересно, что происходит снаружи… Наверняка Гильдия уже обо всём знает.

Мы решили остаться здесь, пока не уляжется пыль.

Тихие всхлипы разносились по комнате. Их источником была обнимающая меня Виена.

Её новое крыло было сложено на спине, но оно было таким огромным, что могло бы прикрыть половину тела.

Оно прорезалось, когда она попыталась защитить незнакомого ребёнка.

Атмосфера была тяжёлой. Все, от Лили и Вельфа, прислонившихся к стене, до Микото и Харухиме, присевших в уголке, и боженьки, расположившейся на пыльной кровати, были подавлены. Мы с Виеной сидели на полу посреди комнаты.

…Вся тяжесть нашего положения сегодня стала очевидна.

Виена, по своей природе монстр.

Об этом нас предупреждали боженька и Лили.

Монстров и людей разделяет ошеломляющая ненависть.

Люди не могут вынести существования монстров.

Их клыки, когти и крылья вселяют безграничный ужас и заставляют людей избегать их любыми способами.

Впрочем, такая реакция происходит с тех времён, когда расы поверхности почти не могли сопротивляться вторжениям монстров в Древние Времена, страх, который глубоко засел в сердцах людей и по сей день.

Монстры — враги.

Эта неоспоримая истина далась нам сегодня нелегко.

— Эм… Белл.

Виена посмотрела мне в глаза, остальные уставились в потолок.

Руки схватили мою рубашку, бледно-голубые щёки блестели от слёз, дрожащие губы едва выговаривали слова:

— Я не могу… быть с Беллом?

Я слышал призрачную надежду в тоне её голоса, но не мог ничего ответить.

Я хотел бы сказать, что всё будет хорошо.

Я говорил это много раз, но сейчас они просто застряли в горле.

Правда оказалась слишком тяжёлой. Виена смотрела на мою беспомощность, на её лице появилась грусть.

Я могу только за неё держаться.

Чуть не ударившись в слёзы, я схватил её маленькое тело и прижал так сильно, как смог.

Люди и монстры не могут сосуществовать.

Одного взгляда на зловещее драконье крыло было достаточно, чтобы это понять.

Завеса ночи пала, погрузив город во тьму.

Глубоко в аллеях города вдалеке от главных улиц округ руин рухнувшей церкви стояла тишина. Статуя богини, почти ставшая обломками, никак её не нарушала.

Сова пристально следила за руинами церкви, её силуэт освещал мирный лунный свет.

Вертикальные узоры покрывали белые перья. Расположившись на железных ограждениях крыши ближайшего здания птица расправила крылья.

Один из глаз птицы блестел синим светом, когда она упорхнула со своего насеста. Пересекая океан звёзд, царящих в ночном небе, птица начала опускаться и приземлилась на протянутую руку своего владельца.

— Выходит, ничего не получилось…

Тихонько пробормотал стоявший на крыши силуэт, потрепавший сову, своего фамильяра, по перьям.

Перчатки силуэта были покрыты причудливыми узорами. В них был вставлен синий кристалл, такого же оттенка, как и свет, излучаемый глазом птицы.

Тяжёлый вздох раздался из-под тёмной ткани, скрывавшей личность силуэта.

— Признаю, они стали надеждой… но этот день слишком далеко.

Сова закрыла оба глаза, будто понимая слова владельца.

Чёрная тень посмотрела на север, откуда прилетел фамильяр, туда, где располагались руины церкви.

— Медлить больше нельзя.

Силуэт перевёл взгляд на луну.

— Остальное достаётся тебе, Уран.

Силуэт прошептал что-то мраморной колонне Пантеона под своими ногами.