Том 9    
Глава 5. Еретики


Обсуждение:

Авторизируйтесь, чтобы писать комментарии
naazg
25.05.2020 20:57
Спасибо
lastic
25.05.2020 19:38
сенкс
naazg
12.05.2020 20:59
Спасибо
z_l_o_y_d_e_d
04.05.2020 23:14
Спасибо за перевод, и когда пятая глава?
naazg
17.04.2020 21:16
Спасибо
lastic
17.04.2020 19:09
аригато
lastic
17.04.2020 19:09
домо
naazg
14.04.2020 20:53
Спасибо
naazg
25.03.2020 07:48
Спасибо
issel
14.03.2020 15:35
Спасибо за перевод, вычитку и т.д. Вот ошибки, которые нашёл(пролог):
Потолок, стены и пол этого этажа Подземелья будто прорублены в огромных стволах деревьев. Мох плотно покрывает поверхность, освещая *проходи* - проходы;
(глава 1):
Девушка-воивр замерла, ощутив жар за своей спиной. Парящее в воздухе создание *нашно* последнюю жертву. - нашло;
Вельф* Микото и Харухиме не возражали. - Запятая;
Об этом стоило*, потому что в ночное время большинство авантюристов будет пить по барам и нас не заметит. - догадаться?

Глава 5. Еретики

Белые кристаллы, покрывающие потолок, погасли, погрузив этаж в сумрак. Синие кристаллы, разбросанные в лесу и прудах, продолжали излучать слабое «ночное» освещение, совсем не похожее на ночное время суток поверхности.

Мы на восемнадцатом этаже Подземелья, Последнем Убежище.

«Ночь» уже охватила безопасную зону к тому моменту, как мы в ней оказались.

Мы очень быстро прошли верхние и серединные этажи, не позволяя монстрам навредить Виене. Кажется, у нас получилось только потому, что мы тратили заклинания и целебные предметы без оглядки. Впрочем, знакомство с этажами и короткими путями вниз также принесло свои плоды. А ещё отсутствие Голиафа на семнадцатом этаже.

Когда мы вышли из тоннеля, соединяющего безопасную зону с семнадцатым этажом, то отправились на север, к гигантскому дереву.

Свет множества ламп с магическими камнями виднелся на острове посреди озера слева от нас, но мы не обращали на него внимания. Даже короткой остановки в Ривире в планах не было. Мы шли на двадцатый этаж.

Несколько очень мелких стычек с группками монстров были единственным встреченным нами препятствием. Оказавшись в центре безопасной зоны, мы быстро нашли проход среди корней Центрального дерева.

— Началось самое сложное.

— Точно. Я спускалась туда только по заданию в тот день, когда мы встретили Виену-сан, но…

Виена слушала к разговор Вельфа и Микото.

Мы не могли не порадоваться первой и единственной остановке, сделанной чтобы отдохнуть.

Сомневаюсь, что по пути к цели у нас появится время на отдых. Найдя укромное место неподалёку от выхода с этажа, мы попытались восстановить потраченную на такой быстрый спуск энергию.

Корни огромного дерева окружали нас, как подкова, мы спрятались в одной из пустот его ствола. К счастью, по пути на девятнадцатый этаж этой «ночью» не оказалось никого.

Поскольку адские гончие больше не представляли угрозы, мы с Вельфом и Микото сняли саламандровые плащи. Стало заметно легче.

Ощущать лёгкую прохладу было просто замечательно.

— Лили, насчёт бомб-вонючек…

Лили ответила на мой вопрос роясь в скинутом на траву огромном рюкзаке:

— Да, запас ограничен. Лили считает, что будет лучше оставить как можно больше на возвращение из похода. Конечно, их можно использовать на случай опасности, но…

Наша группа будет в гораздо худшем положении при возвращении на поверхность, потому оставить как можно больше Бомб-вонючек Мальборо имеет смысл. Я тоже понимаю, что нам не удастся пройти совсем без боя.

Рюкзак Лили был настолько переполнен оружием и предметами, что, казалось, скоро разорвётся. Едва помещающаяся внутрь экипировка стукалась друг о друга, пока Лили наводила в рюкзаке порядок. Я наблюдал за ней краем глаза, но о путешествии назад я думал в последнюю очередь. Мысли о нашем задании куда важнее.

—Вельф-сан, сколько у нас магических мечей?..

— Три. Так что не трать свой меч впустую, малютка Лил, хорошо?

— Лили всё понимает!

Вельф ответил на вопрос Микото, сразу после этого подколов Лили.

Наша группа несёт с собой три Магических Меча Кротцо. Два из них размером с кинжал, они помогают защитить задний ряд нашего отряда. Третий меч намного больше и Вельф несёт его рядом с двуручником, на спине. Вельф сделал эти мечи заранее, и они должны были помогать нам в обычных походах в Подземелье. Сейчас мы взяли с собой все припасы, которые у нас были.

Надеюсь, эти мечи помогут нам прикрыть недостаток боевого мага и мощных заклинаний в нашей группе…

…Впрочем, если будет нужен прорыв…

Останется только положиться на нашу силу, будет важно только то, что может сделать каждый из нас.

Оружие и предметы нам помогут, но это всё. Выбираться из серьёзных трудностей придётся своими силами и командной работой.

Утроба безжалостного Подземелья, проверяет нашу группу на прочность.

Я не могу знать, что с нами случится… Но точно не забуду, кому я доверяю.

— Наверное, нам пора идти дальше, — произнёс я, когда наша группа отдохнула около тридцати минут.

Когда я выпил последнее зелье для восстановления сил, мы один за другим начали входить в тоннель.

Древесные корни формировали лестницу. Мы оказались в покрытом мхом коридоре, когда спустились с последней ступеньки. Так мы вошли в Огромный Древесный Лабиринт.

— Харухиме-доно, если вы готовы…

— К-конечно!

В ответ на слова Микото, Харухиме начала накладывать своё зачарование.

Важно, чтобы никто кроме нас не видел её заклинания. Мы присматривались к коридорам, пока за нашими спинами раздавался мелодичный распев Харухиме.

...Uchide no Kozuchi.

Зачарования — это особые заклинания, которые могут быть использованы только ренартами, с этими словами Харухиме активирует своё поднятие уровня.

Завихрения магической энергии собрались в молот, опустившийся на голову Вельфа, стоявшего во главе нашей формации, окутав его светом.

— Ощущения просто отличные! — сказал Вельф, выкидывая в воздух кулак, от его тела начали подниматься искры.

— Так красиво… ты восхитительная, Харухиме!

— С-совсем нет… Это большее, на что я способна!..

Виена, никогда раньше не видевшая заклинания Харухиме, следила за происходящим с блеском в глазах.

Постоянное поддержание Увеличения Уровня Харухиме это самое важное, что нам требуется для похода по Огромному Древесному Лабиринту. Поскольку Вельф находится в голове нашей формации, он постоянно сражается с монстрами. Чем он сильнее, тем выше наши шансы пройти дальше.

Мы исследовали Uchide no Kozuchi и выяснили что его эффект держится около пятнадцати минут, если Харухиме вкладывает в него достаточно магической силы. После того как заклинание перестаёт действовать, ей приходится использовать его снова. Нам нужно постоянно обращать внимание на оставшееся время действия, чтобы поддерживать его эффект.

— Выпей магическое зелье сразу, — настоял Вельф.

Харухиме ответила: «Да, конечно!».

Её заклинание требует огромного количества магической энергии, так что будет лучше перестраховаться.

Поднеся фиал к губам Харухиме выпила половину зелья.

— Хорошо, вроде всё готово… А? Эй, Малютка Лил? Ты чем занимаешься?

— На всякий случай.

Вельф повернулся к нам, готовый выдвигаться и увидел, что Лили что-то соскребает со стены Подземелья.

Одной рукой она скребла небольшим ножом, снимая со стены пласт светящегося мха.

Это растение, иногда называемое Фонарным Мхом, единственный источник света на этом этаже. Она его собирает?

— Лили-сан, вы же?.. Вы же не собираетесь продать его на поверхности?.. — воскликнула Микото, вытаращив глаза.

— Вас так беспокоит финансовое состояние Паствы, что вы даже сейчас пытаетесь его поправить? — искренне удивилась Харухиме.

— Конечно нет! Лили знает, что сейчас не время и не место!!! — последовал резкий ответ Лили, чьё лицо слегка покраснело.

Я, конечно, слышал, что Фонарный Мох продаётся за ту же цену, что и кристаллы с восемнадцатого этажа, но…

Не могу поверить, что Лили о чём-то подобном думает.

— Некоторым не угодить… Лили закончила. Идём.

Собрав Фонарный Мох в небольшой мешочек и затянув на нём верёвочку, Лили спрятала его куда-то в свою робу.

Мы с Вельфом кивнули, когда она подошла. Время выдвигаться.

— Белл…

— Сударыня Виена, оставайтесь в центре группы. Не нужно беспокоиться о Сударе Белле.

Лили сделала Виене строгое предупреждение, с другой стороны нашей группы, хоть её голос и прозвучал глухо из-за древесных стен и мха.

Мы с Вельфом шли впереди в одну линию, Лили, Харухиме и Виена были в центре, а Микото замыкала нашу импровизированную колонну.

Обычно Микото находится в центре, но на этом этаже мы встретимся с монстрами, с которыми никогда раньше не сражались. Чёрный Ворон Ятано не предупредит нас об их нападении, потому Микото пришлось отойти назад, чтобы она могла справляться с появляющимися с той стороны угрозами вовремя. К тому же, Лили сможет сразу передать ей оружие, которое ей понадобится. Несмотря на то, что Микото предпочитает сражаться катаной, она отлично владеет луком и стрелами. Её способность подстраиваться под любую ситуацию очень часто нас выручает.

Лили и Харухиме стоят в центральном ряду, чтобы передавать нам оружие и предметы в случае необходимости, и, конечно же, для того чтобы Харухиме могла поддерживать Увеличение Уровня. Несмотря на то, что они формально слабейшие среди нас, они являются ключевым элементом нашего строя. Виена была в самом центре, чтобы ни одна атака её не достигла.

Как единственным авантюристам третьего уровня, нам с Вельфом досталось самое трудное: встречать лобовые атаки монстров и прорываться сквозь их ряды.

Наше построение придумано ради центральной части нашей группы и цели задания — Виены.

— Белл…

— Я знаю.

Вельф обратился ко мне шёпотом, краем глаза я видел поднимающиеся от него искры. Повернувшись к нему лицом, я кивнул.

Несколько монстров уже копошились в темноте впереди. Они покажутся через десять секунд или даже раньше, потому я схватился за рукояти Кинжала Гестии и Ушивакамару-Нишики.

Сконцентрироваться на том, что важно. Что бы ни произошло, я защищу Виену.

Мы встретились с ней взглядами, когда я заглянул за плечо. Она заметно волновалась.

…Что, если монстры, которых мы встретим будут говорить, так же как она?

…Что, если они обладают чувствами, что и мы и, как и мы, способны лить слёзы?

Я отбросил подобные вопросы. Те вопросы, которые один раз мне уже помешали.

Решение принято, глаза смотрят только вперёд.

Наша готовая к бою группа отправилась в глубины обширного древесного лабиринта.

Облака плыли перед луной в ночном небе.

Гестия смотрела на серые линии облаков в небесах, пересекая городские улицы. Её Паства отправилась в Подземелье, их миссия началась.

Несмотря на позднее время, некоторые люди продолжали отдыхать в барах и ресторанах на Северо-западной Главной Улице, Пути Авантюристов. Гестия проходила мимо освещаемых лампами с магическими камнями участков, до неё доносились обрывки разговоров.

«Четвёртый блок седьмого района», таким был адрес, указанный в документе, описывавшем миссию, порученную её Пастве, там она должна кого-то ждать.

Адрес был неподалёку от «Тайной комнаты под церковью», которую богиня когда-то называла своим домом.

Проще говоря, ей нужно было пройти в бедный спальный район.

— …

Гестия оказалась в назначенном месте и осмотрелась.

На этой улице не было ламп, облака в небе почти не пропускали лучей лунного света в тёмную аллею. Из рядов домов не было слышно ни единого звука, будто никто в них не жил. Единственным ориентиром, который нашла богиня, был знак «Четвёртый Блок», прибитый гвоздями к деревянному шесту на углу улицы.

Всё в этом переулке порождало у богини ощущение, что что-то вот-вот появится.

…И это ощущение не подвело богиню.

— …Полагаю будет глупо спрашивать, откуда ты пришёл?

Рябь появилась в темноте на другой стороне улицы, и в ней стал виден силуэт.

Таинственная, похожая на человека тень, одетая во всё чёрное.

Эта тень остановилась в пяти метрах от Гестии, чёрные, как смоль, перчатки издали треск, когда тень размяла свои пальцы.

Гестия вынудила себя улыбнуться, несмотря на неожиданное появление силуэта и его тёмную ауру. Уголки губ богини поднялись.

— Большая честь встретить вас лично, Всевышняя Гестия. Спасибо что пришли.

— Я тоже рада познакомиться. Кстати, не расскажешь, кто ты такой?

Голос силуэта был настолько необычен, что невозможно было определить его пол.

Что-то скрывало личность силуэта от всеведущего божества, которому невозможно соврать, но было ли дело в плаще или чём-то другом разобрать было невозможно.

Гестия нахмурилась, тщательно осматривая прибывшую тень. Она так и не смогла понять кто перед ней, потому перешла к вопросам:

— Не слишком ты похож на работника Гильдии. Ну так, зачем меня заставили сюда идти?…

Гестия замахала документом с миссией, но в одно мгновенье её покинул дар речи. Она застыла в поражённом молчании.

Взгляд божественных глаз, наконец, смог вглядеться во тьму под капюшоном.

— Ты же один из наших детей… человек? Что-то подсказывает мне, что ты…

— …Надо же. Никакая маскировка не обманет богиню.

Роба колыхнулась, её владелец сухо посмеялся над удивлением Гестии.

Подобное легкомыслие очень сильно отличалось от напряжённого спокойствия начавшей содрогаться богини.

— Что ты вообще такое?..

— Буду рад дать ответ на этот и любой другой ваш вопрос, только вот…

Силуэт в капюшоне поднял взгляд, посмотрев за спину Гестии, на крышу одного из ближайших зданий.

— …тяжело вести многозначительные разговоры, находясь под прицелом.

Глаза Гестии распахнулись шире. С этими словами силуэт слегка раскинул руки.

— Предлагаю сменить обстановку.

Плотный чёрный дым, поваливший из рукавов, мгновенье спустя охватил улицу.

— …Дымовая граната!

Миах нахмурился, присмотревшись к дыму.

Он стоял на крыше здания, осматривая четвёртый блок седьмого района Орарио. Рядом с ним стояла удивлённая не меньше божества девушка-чинтроп, Нажа. Она держала наготове длинный лук и стрелу.

Гестия попросила их о «защите», всего несколькими часами ранее. Богиня пришла к Миаху и его последователям, когда её Паства получила миссию. Она рассказала о сообщении, которое приказывало ей явиться в это место.

Из-за того, что Гестия пришла к нему лично, Миах принял её запрос. Он сказал своим последователям что миссия была назначена Пастве Гестии Гильдией, но умолчал о говорящих монстрах.

Нажа, Дафна и Кассандра заняли места вокруг назначенного места и наблюдали за Гестией с расстояния. Если бы богиня оказалась в опасности, Нажа использовала бы свой навык Снайпер чтобы устранить угрозу. Она была готова пустить стрелу при первом же признаке опасности.

— ?!

Нажа была поражена, узнав, что таинственная фигура в капюшоне смогла узнать о её присутствии.

Дым подобрался к Гестии почти мгновенно, и скрыл от посторонних взглядов всю улицу. Миах смотрел на принятый им за обычную дымовую завесу чёрный туман с крыши.

Увидел он и других божеств, откликнувшихся на зов Гестии — Гефест и Такемиказучи со своими Паствами перекрывали входы в аллею… Однако, аллея оказалась пуста к тому времени, как дым развеялся.

И Гестия, и фигура в капюшоне исчезли.

— Всевышний Миах!

— …Нас раскрыли с самого начала.

Подавленно произнёс бог, в ответ на выкрик его последовательницы, поднимающейся с колена во весь рост.

Вина от пропажи Гестии его переполнила.

— Ууууууу! Это был призрак! Призрак, Дафна!..

— Призрак? Это что за чепуха?

— Чёрная тень которая порхает по коридорам Пантеона самыми тёмными из ночей!.. Дух убитого монстром много лет назад авантюриста, который так и не обрёл покой!!!

— Дай угадаю, очередной твой сон? Будто я поверю в эту ерунду.

— Нееееет, не сооон! Мне это не приснилось! Моя старая советница Гильдии, Миша мне об этом рассказала!..

— А ну помолчите, обе!

Разговор новичков Паствы Миаха прервал раздражённый голос Нажи, слышавшей весь разговор.

Миах сделал глубокий вдох и отдал приказ:

— Мы уходим. Оставаться бессмысленно. Для начала встретимся с Гефест и остальными.

Нажа, Дафна и Кассандра кивнули, повернувшись чтобы уйти.

Миах был готов к ним присоединиться, но бросил ещё один, последний взгляд на алею, увидев, как последние клубы дыма исчезают.

— Гестия…

Облака в небе над его головой скрыли лунный свет.

— ГРАХХХХХ!!!

Вельф зарычал, опустив двуручник на бешеного жука и разрубив его надвое. Не успели останки монстра упасть на землю в брызгах крови, как новый монстр занял его место в первых рядах. Битва не прекращалась ни на секунду.

Группа Белла столкнулась с ордой особо агрессивных монстров, в одном из залов по пути на двадцатый этаж.

— ЯЯЯЯ!!!

— ГАХ!

Вдобавок к бешеным жукам, Вельф разбирался с волной багбиров на земле и несколькими Стреляющими Либеллулами заполонившими воздух.

Монстры падали от каждого удара его двуручного меча, мгновенно умирая.

Исключений не было. Поднятие уровня Харухиме давало Вельфу силу третьего уровня и скорость, достаточную, чтобы успевать разбираться с каждым монстров. Тяжёлый клинок проходил сквозь тела монстров, не встречая никакого сопротивления. Выполняя роль одновременно атакующего и неприступной стены, Высший Кузнец сдерживал орду монстров единолично.

— !!!

Белл, тем временем, быстро прорубался сквозь монстров, оставляя на своём пути след из трупов.

Алые и фиолетовые разводы рассекали воздух, исчезая сразу после этого. Его атаки были куда мощнее обычных ударов, как и Вельфу, на уничтожение монстра ему требовался один удар кинжала.

Отправив багбира в полёт пинком с разворота, Белл запустил следом молниеносную вспышку пламени:

— Вспышка!

Стреляющие Либеллулы, которым не повезло оказаться на линии полёта заклинания сгорели на месте. Волна пламени сбила на землю ещё несколько монстров.

Выжившие воздушные враги перешли в атаку.

Они запустили залп подобных металлическим снарядов, растущих в их телах.

Белл уклонился от первого залпа и использовал своё мгновенное заклинание для контратаки. Посматривая краем глаза за боем Вельфа с бешеными жуками и багбирами, Белл в первую очередь занялся уничтожением монстрострекоз, из-за их дальних атак.

Лили, Харухиме и Виена держались плотным кругом за спинами Вельфа и Белла, находившихся на передовой. Робы Голиафа Лили и Харухиме отражали снаряды стрекоз-монстров, но почти не смягчали удары. Стиснув зубы, помощницы пытались не упасть на землю.

Их группа никогда не испытывала необходимость отбиваться одновременно и с земли, и с воздуха на других этажах Подземелья.

Микото стояла за ними, прикрывая девушек стрельбой из лука. Помимо защиты помощниц её задачей была помощь Беллу и Вельфу с задних рядов.

…Виена! Монстры рвутся к ней!

Металлические снаряды градом посыпались на группу. Однако, большая их часть летела в сторону Виены.

Холодный пот побежал по лицу Белла.

Монстры, такие же как Виена, пытались убить её с предельной жестокостью, как и люди на поверхности. Девушка-воивр приковала к себе яростные взгляды как багбиров, так и всех насекомоподобных монстров.

Стреляющие либеллулы запустили очередной залп снарядов. Янтарные глаза Виены задрожали, она следила за снарядами из объятий Харухиме, принявшей залп вместо неё.

Сделав сальто в воздухе Белл оказался перед девушками и начал отбивать летящие снаряды кинжалами.

— Сударыня Микото, сколько монстров поблизости?

Помогая передним рядам своего отряда стрельбой из арбалета, Лили обратилась к Микото когда заметила, что число монстров не уменьшается.

Микото ответила с не меньшим беспокойством, пронзив стрелой голову одного из бешеных жуков:

— Семнадцать, нет, девятнадцать… становится больше!!!

Использовав свой навык, Чёрный Ворон Ятано девушка обнаружила, что осаждающие их монстры получают подкрепление.

— Гх… Я его использую!!!

Лили видела, что Беллу и Вельфу и без того приходится убивать монстров без передышки, потому потянулась к поясу и достала золотой кинжал, магический меч.

Услышав крик помощницы, парни почти мгновенно вышли из боя. Путь был расчищен, Лили со всей силы нанесла удар в воздух. Поток энергии сорвался с кончика клинка.

Мощная волна пронеслась по полю боя ко входу в комнату, находившемуся на противоположной стороне. Каждое создание на пути этой волны оказалось охвачено пламенем и встретило свой конец.

Секунду спустя, когда энергетический залп столкнулся со стеной, раздался мощный взрыв.

— !..

…Не прошло и мгновения, как лезвие жёлтого клинка треснуло.

Прошло несколько часов с тех пор, как группа ступила на девятнадцатый этаж. Монстры, которых они встретили были так сильны, что к этому времени авантюристам уже несколько раз пришлось использовать магическое оружие, чтобы продвинуться дальше.

И оружие достигло своего предела. Золотые осколки посыпались из рук Лили.

— Не выдержало… Похоже, слишком мы на него полагались.

— Но сейчас!..

— Знаю. Это было необходимо… Это оружие было недостаточно прочным.

По лицу Вельфа было заметно, что ему тяжело смотреть на остатки своей работы, но он прервал Лили подняв руку.

Магические Мечи Кротцо обладают невероятной мощью, но их клинки очень хрупкие.

— Это мои проблемы, — добавил Вельф, погружаясь в мысли о своих навыках изготовителя магических мечей и гордости кузнеца.

Как бы там ни было, битва была окончена.

— Белл, всё в порядке?

— Ага, со мной всё нормально. Меня не ранили.

Виена с улыбкой на лице бросилась к Беллу, саламандровый плащ развевался за её спиной будто флаг в ветреный день. Микото подошла к Лили, чтобы узнать, как далеко зашла группа:

— Но теперь у нас осталось всего два магических меча Вельфа… Лили-сан, где мы сейчас находимся?

— Пройдена большая часть этого этажа. Вход на двадцатый этаж уже близко.

Лили вытащила карту этажа и указала на место, находившееся примерно в трёх четвёртых пути от спуска на двадцатый этаж. Один из трёх магических мечей был использован, зелий и магических зелий также было потрачено куда больше, чем группа ожидала. Однако, остальное оружие по-прежнему было исправно. Проверив запасы, группа авантюристов перешла к следующей задаче.

Лили распорядилась чтобы все занялись сбором добычи, разбросанной по полю боя:

— Напомню, не оставляйте ни одного магического камня. Если монстры их находят и едят, случаются плохие вещи. Также забирайте всю добычу, которая влезет в мешки… Большие предметы остаётся только бросать в заросли травы.

— Х-хорошо.

— Я тоже буду помогать.

Чтобы задание прошло тайно, было необходимо замести все следы. Бойцы и Виена помогли помощникам быстро покончить с работой, прежде чем пойти дальше.

— Кажется, я должен это сказать. Я знаю, что монстры сильнее и встречи с ними на этом этаже должны быть чаще, но… мы с Беллом не встречали их в таких количествах. Или у меня воображение разыгралось?

Лили попыталась ответить на волнения Вельфа:

— Возможно мы чаще встречаем монстров потому, что других авантюристов сейчас нет. Очень вероятно, что это привлекает к нам дополнительное внимание.

Битвы на серединных этажах неизбежны, но сейчас их количество просто зашкаливало. Причин могло быть много, обычно на этом этаже охотятся авантюристы, но их очень мало поздней ночью и ранними утренними часами. Даже использующие Ривиру в качестве убежища группы предпочитают избегать операций в такое время дня. Лили объяснила засилие монстров тем, что голод подгоняет их собираться в большие группы, как только они ощущают хоть какую-то добычу.

— …

— Виена-сан?

— Это место… знакомое… но страшное… и холодное.

Девушка-воивр обняла себя руками, осматривая Огромный Древесный Лабиринт.

Харухиме заметно боялась заходить так далеко, её ушки и хвост дрожали. Несмотря на это, она заметила, что Виена боится ещё больше. Пытаясь казаться храброй, девушка-ренарт взяла Виену за руку.

Белл посмотрел на девушек в середине группы, прежде чем вернуться к высматриванию монстров. Микото, уже успевшая сразить большую часть монстров этого этажа не забывала активировать свой навык. Лили и Вельф шли в тишине, тщательно осматривая стены, в поисках возможных трещин и появления очередной волны монстров.

Потолки древесных владений были на удивление высокими, небольшие дыры покрывали стены. На поверхности подобные места могли бы стать домом для птиц и небольших животных, но в Подземелье подобные альковы могли служить лишь для засады монстров. Островки растительности были на этом этаже повсюду, отчего проходящие мимо авантюристы всегда должны были быть в напряжении.

Странные грибы, с красными и синими точками, трава, листья которой заканчивались похожими на хлопок, только золотыми, хлопьями пуха и просто невообразимое количество лоз, подобно змеям оплетавших стены, пол и потолок. Белл заметил одну из тупиковых комнат, укрытых ковром серебряных цветов, и это зрелище было настолько прекрасно, что он хотел бы его нарисовать, будь у него талант.

Все знали, что следующая встреча с монстрами вопрос времени. Подобные моменты были затишьем перед бурей, потому авантюристы держали строй и были собраны настолько, насколько это возможно.

…За нами по-прежнему наблюдают. И…

Наблюдателей стало больше.

Белл изучал окружающую фауну мотая головой, его тело покрывали мурашки.

Неизвестные наблюдатели следуют за ними так глубоко?

На девятнадцатом этаже их количество даже возросло. В этом парень был уверен.

Пустоты над его головой, ветвистая сеть древесных проходов, тёмные, скрытые огромными листьями участки. Взгляд Белла бегал из одного подозрительного места в другое, в поисках подозрительных движений в тенях. Несмотря на то, что парень ничего не видел, он знал, что наблюдатели скрываются где-то поблизости.

Кто они? Чего они добиваются?

Какое-то зловещее ощущение в воздухе заставляло сердце Белла биться чаще. Его дыхание ускорилось, а ужас разливался по венам, но Белл знал, что ему нужно двигаться дальше.

Правая рука сильнее вцепилась в рукоять Кинжала Гестии.

— ?..

Неожиданная преграда остановила поход группы.

Эта преграда полностью перекрыла путь дальше. Авантюристов охватило замешательство, когда проход дальше им перекрыла неподвижная стена грибов.

— Дальше пути нет…

— М-мы точно туда должны идти?

— Малютка Лил, что скажешь?

— П-подождите. Ничего такого нет на…

Целая колония гигантских грибов росла от стены до стены, от пола до потолка.

Неподвижный барьер усеянных красными и синими точками грибов оказался на пути авантюристов.

Микото и Харухиме, оказавшись в тупике, заговорили с разочарованием в голосе. Лили тут же достала карту, пытаясь защититься от раздражения Вельфа.

— Какой странный… запах, — Вельф пару раз втянул носом воздух.

После этих слов Белла волной захлестнуло осознание.

Он понял, почему подходя к этим грибам ощутил напряжение.

Это было нечто большее, чем простое негодование от тупикового прохода.

В его голове всплыли строгие уроки полуэльфийки, которая была для него как старшая сестра.

Когда поймёшь, что ты в опасности, будет уже поздно.

У множества грибов огромной колонии появилась отверстия, и они уставились на авантюристов подобием глаз, из-под огромных зонтиков.

— …

Перестав маскироваться под грибы, монстры раскрыли свои тёмно-фиолетовые тела и начали наступать подобно слаженному отряду.

— Это не стена, это тёмные поганки!!!

Волна ужаса охватила группу, когда Лили закричала так громко, что чуть не сорвала себе голос.

Тёмные поганки.

Подобные грибам монстры, которые избежали воздействия навыка Микото, потому что у девушки не было никакого опыта в их истреблении. Эти монстры выжидают пока добыча сама к ним подойдёт, маскируясь под естественные колонии грибов, растущих в Подземелье.

Эти создания известны не меньше, чем различные виды монстронасекомых, населяющих огромный Древесный Лабиринт, и они способны создавать облака ядовитого газа.

— !!!

Грибные шляпки начали раздуваться прямо на глазах авантюристов.

Токсин фиолетовых мотыльков верхних этажей не идёт ни в какое сравнение с токсином, используемым этими грибами. Он достаточно ядовит, чтобы отравление оказывало сразу несколько эффектов, и способен поставить на колени даже больших монстров, не обладающих достаточным сопротивлением.

Секунду спустя прогремела цепочка хлопков и монстры начали заполнять коридор ядовитым облаком.

Авантюристы не успели отступить, они оказались в зоне поражения.

Среагировал только Белл.

— Вспышка!!!

Уроки Эйны сделали своё дело, он знал как остановить распространение яда.

Девять всполохов быстрого пламени полетело по ядовитому облаку. Огненные снаряды преодолели плотное облако ядовитых спор и ударили прямиком в колонию тёмных поганок за ним.

Фиолетовое облако, грозившее захлестнуть группу, перестало расти и его разбавил дым.

Уязвимые к огню монстрогрибы начали изгибаться от боли, их охватило пламя.

Языки пламени перескакивали с гриба на гриб, даже самые огромные грибы из колонии монстров быстро становились головешками.

Реакция Белла позволила Лили и остальным выбежать из фиолетового, смешанного с чёрным дымом облака достаточно быстро, но Подземелье никогда не отпускает свою добычу так просто.

Чёрная тень появилась с чистой стороны коридора, огромный боров понёсся к месту взрыва мгновение спустя.

— Боевой кабан?!

Подобный вид монстров относится к категории больших, и этот его представитель был высотой два метра.

Догорающая колония грибов даже не замедлила зверя. Его налитые кровью глаза уставились на авантюристов, а шкура стояла дыбом.

Монстр был не один, за его спиной была ещё одна орда монстров. Кабан взревел, и багбиры вместе с монстронасекомыми последовали за ним через пламя.

— Проклятье!!!

Вельф повернулся и бросился к фиолетовому ядовитому облаку.

Не замедляясь, он отбросил двуручный меч и схватил огромный щит с рюкзака Лили.

Красноволосый парень оказался на пути кабана, прикрыв своих друзей.

— УУУУУУ!!!

— !!!

Серебряный щит, созданный его собственными руками, столкнулся с двухметровым монстром.

Лишь благодаря силе, дарованной ему поднятием уровня Харухиме Вельф смог устоять на ногах, поглотив удар, который большую часть авантюристов поднявших уровень отправил бы в воздух. Вельф сдвинулся всего на несколько шагов, пробороздив землю ногами, прежде чем полностью остановить натиск монстра.

Микото вступила в бой следующее мгновенье.

Перепрыгнув Вельфа она вытащила Чизан, один из парных кинжалов, который всегда держала при себе и нанесла удар сверху, прямиком в шею монстра.

Попадание было чистым, брызнула кровь, но этого оказалось недостаточно чтобы обезглавить боевого кабана. Микото извернулась в воздухе и ударила ещё несколько раз. Монстр рухнул на землю, а окровавленная девушка приземлилась рядом.

— ХА!!!

Белл перескочил через тело монстра и врезался в орду, следовавшую за кабаном.

Белл обнажил кинжалы, фиолетовый развод снёс голову багбира, отправив её в полёт, красный развод мгновение спустя сразил следующего монстра. Фирменная скорость Белла застала наступающую орду монстров врасплох, они не могли нанести удар изворотливому парню, собравшему на себя всё внимание налетевших монстров.

Он сдерживал багбиров, нанося некоторым из них смертельные удары, пока Вельф и Микото не подоспели на помощь с более крупными клинками, двуручным мечом и катаной, втроём, авантюристы позаботились об остальной группе монстров.

— Хааа, хааа!..

Последний удар Белла закончил битву.

Трое людей едва переводили дыхание, их лица озаряли искры тлеющих остатков монстрогрибов.

Харухиме уже бросилась к своим товарищам, через груду трупов монстров, но Лили схватила её за руку.

— Ещё небезопасно, — сказала девушка-полурослик, взглядом указав на остатки облака ядовитых спор.

— Слушайте, а можно мне чуток противоядья?..

— К-конечно, сию секунду!

Вельф спотыкаясь вернулся к помощницам, его кожа блестела от пота.

Харухиме тут же достала фиал с зелёной жидкостью и протянула красноволосому парню. Вдыхание фиолетовых спор отравило Вельфа. Он осушил зелёное варево одним глотком.

— Чёрт, Белл почти всех поджарил, а я даже среагировать не успел… Наверное авантюристы рангом повыше, не с простой надеждой на лучшее в бой кидаются.

— Считайте, что вам ещё повезло. Отравление бывает куда сильнее и восстановление отнимает гораздо больше времени…

Лили продолжила рассказом что самые неудачливые могут умереть на месте, роясь в своём огромном рюкзаке, после того как убедилась, что дыхание Вельфа пришло в норму. Вытащив несколько предметов, она повернулась к остальным.

— Сударь Белл, сударыня Микото, как вы себя чувствуете?..

— Боль не прошла, но я могу держаться…

— Всё такое тяжёлое, совсем сил нет.

Микото и Белл вернулись к помощницам, их лица были бледными.

В отличие от Вельфа, они получили продвинутую способность Иммунитет, повышая уровни. Впрочем, она не была достаточно эффективна, чтобы полностью свести на нет действие яда, и потому отрава тёмных поганок всё равно причиняла им боль.

Острые клыки и когти не единственное, чего стоит опасаться авантюристам в Огромном Древесном Лабиринте.

— Сударыня Виена… вы выглядите совершенно нормально.

— ?.. Просто я в порядке.

Виена, будучи порождённым подземельем драконом, наверняка родилась с высокой сопротивляемостью к подобным воздействиям. Авантюристы посмотрели на неё с беспокойством, а девушка в ответ не могла понять почему за неё беспокоятся.

Лили вздохнула и приказала Харухиме выпить противоядье, просто на всякий случай, а потом выпила одно сама.

— Микото-сан, Белл-сама, а как же вы?..

— Запасы нужно сохранять. Я и Белл-сан поделим одно противоядье на двоих.

Жизнь в бедности и членство в Пастве Такемиказучи научило Микото бережливости. Она ответила на вопрос Харухиме, не задумываясь.

Белл взял бутылочку с противоядьем, на которой стояла эмблема Паствы Миаха, из рук Харухиме и, пробормотав: «Н-ну ладно…», выпил половину и передал фиал Микото.

Сердце девушки на мгновенье замерло, когда она приняла половину фиала противоядья и поняла, что из него только что отпил Белл. Она посмотрела на горлышко бутылочки и покраснела. Только после этого осознание добралось и до Харухиме, тут же прикрывшей глаза рукой.

— И раз, и два, и…, — шёпотом произнесла Микото и, несмотря на покрасневшие щёки, выпила остатки.

Даже Белл, заметив это, покраснел.

«Какая хитрость…,» - подумала про себя Лили, сжав кулаки и одарив Микото завистливым взглядом.

— …

Спустя несколько секунд, когда все пришли в себя…

Уши Виены начали подрагивать.

— Я слышу… что-то.

— Слышишь?

Виена повернула голову, её эльфийские уши что-то уловили.

Вокруг было тихо. Белл проследил за взглядом девушки по пути, которым они пришли. Казалось, ничего не происходит.

Вельф и остальные начали задумываться, не случилось ли чего с Виеной, когда…

— А…

— Я тоже услышала…

Белла и Микото тоже привлёк странный шум.

Необычный звук. Им ещё не приходилось слышать ничего подобного на этом этаже.

Виена обладает усиленными, по сравнению даже с авантюристами, чувствами. Страх появился на её лице, будто грядёт что-то зловещее. Девушка-воивр отступила на шаг.

— Это крылья? Нет, не совсем похоже…

Приближающийся звук не был похож ни на авантюристов, ввязавшихся в бой, ни на завывания и рыки монстров.

Необычный звук вскоре услышала и Лили. Она тоже поначалу подумала о хлопках птичьих крыльев, но вскоре поняла, что звук кажется каким-то более металлическим. Капля пота покатилась по её шее. Она закинула на спину рюкзак, а Вельф принял защитную стойку, подняв меч.

Шум становился всё отчётливее.

Что-то приближалось к авантюристам.

Группа отступила на несколько шагов, зловещее напряжение неумолимо нарастало.

Их нервы были натянуты сильнее тетивы лука, наконец, источник шума показался авантюристам.

— Это же… пчёлы?.. — дрожащим голосом спросила Харухиме, когда вдалеке показались тёмные тени.

Насекомоподобные тела монстров были покрыты плотными пластинами, напоминающими броню. Каждая из появившихся зловещих теней размерами не уступала взрослому человеку. Похожие на ножницы жвала скрежетали, но куда больше авантюристов беспокоило вооружение, с другой стороны, чёрные ядовитые жала, похожие на острия пик.

— …Смертельные осы.

Белл побледнел, пробормотав название вида монстров.

Обычно они появляются на двадцать втором этаже, это одни из первых монстров третьего ранга и именно они останавливают авантюристов от продвижения на нижние этажи.

Жало этих ос способно пробить даже тяжёлую броню и убить защищённого ей авантюриста второго уровня одним движением. А броневые пластины монстров могут отразить практически любой непрямой удар. Эти осы подобны муравьям убийцам с верхних этажей подземелья.

Муравьёв убийц авантюристы прозвали «убийцы новичков», а смертельным осам дали прозвище «убийцами серединных этажей».

У этих смертельно опасных монстров четыре крыла, по два с каждой стороны. Теней становилось всё больше, можно было насчитать больше двадцати смертельных ос.

— …БЕЖИМ!!!

Вопль Вельфа послужил сигналом.

Авантюристы повернулись к орде смертельных ос спинами и побежали так быстро, как их могли нести ноги.

— Пчёлы, нет, это точно огромные пчёлы!!! И их так много!

— Харухиме-сама, не теряйте концентрации!!!

— Белл, мне страшно!

— Мне тоже!!!

Пробежав мимо останков гигантской колонии ядовитых грибов, группа понеслась по центру широкого главного коридора.

Перепуганные крики авантюристов тонули в почти оглушительном жужжании убийственных насекомых, несущихся за ними следом. У многих из них были болезненные воспоминания о пчёлах. Кто-то вспомнил, как дедушка помог сбежать ему от роя пчёл. Кто-то, о боли в хвосте, когда её ужалили. Но никто ещё не сталкивался с подобной ужасающей ситуацией.

Если пчёлы их настигнут, сначала они будут проткнуты, а потом огромные жвала поглотят их тела.

Группа Белла бежала по древесному полу, их тела покрыл холодный пот.

— Ну почему смертельные осы показались именно сейчас?!

— Не время для вопросов, Малютка Лил! Беги что есть сил!!!

— ЛИЛИ БЕЖИТ!!!

Лили завопила, не забыв пожаловаться на аномалию, заставившую опасных монстров подняться на несколько этажей им навстречу. Вельф прикрикнул в ответ, не отпуская рукоять меча, прикреплённого к его спине.

Помощницы были самыми медленными из группы, потому остальным приходилось бежать в их темпе. Лили и Харухиме бежали так быстро, как могли.

— …Я замедлю их заклинанием!

— Нет, Белл! Это не сработает!

Насекомые слишком быстры. Дальняя атака не попадёт по монстрам, способным свободно парить над землёй.

В широком главном коридоре попасть по ловким смертельным осам Вспышкой на бегу практически невозможно. Использование магического меча также не дало бы результатов, потому что потолок находится на высоте десяти метров. Летающие насекомые легко увернутся от залпа.

К тому же, их слишком много.

Вельф криком объяснил, что это всё равно, что пытаться вычерпать океан ведром.

— На это нет времени!.. — закричала Микото, увидев что-то дальше в коридоре.

— !

Белл посмотрел вперёд и его глаза округлились.

Тёмные тени, похожие на бешеных жуков покрывали стены впереди, прямо на их пути. Микото и Белл ускорились, их лица исказились от отчаянья.

— Хах! Хаа, хааа!..

Бежать. Бежать. Бежать.

Строй группы развалился. Вельф оказался сзади, он бежал остервенело, махая руками и ногами.

Помощницы едва перескакивали трупы, оставленные Микото и Беллом на пути, всё дальше и дальше забегая в Подземелье.

Лёгкие авантюристов горели, звуки прерывистого дыхания эхом отражались от стен. Их преследователи не отставали, рой смертельных ос не давал им убежать.

— Лили, что дальше?

— Прямой путь на двадцатый этаж! Почти на месте!..

Белл проскользнул под когтями багбера, контратака парня разрубила монстра надвое. Лили ответила почти отчаявшимся голосом.

Группа выбежала из изогнутого коридора и, как и сказала Лили, впереди показалась огромная полая алькова.

Спуск на следующий этаж.

Их цель оказалась уже в пределах видимости, взгляды авантюристов уткнулись в чёрную дыру, а ноги понесли их ещё быстрее.

Но в этот момент…

Крак!

Крак! Крак!

Стены вокруг их цели начали трескаться с обеих сторон. Какие-то пятьдесят метров отделяли авантюристов от входа на двадцатый этаж, но зловещие трещины покрыли весь коридор, по которому неслись авантюристы. Окружающие стены начали обрушиваться на группу.

Авантюристы поражённо замолчали, огромная орда монстров рождалась прямо на их глазах в проходе. Орда монстров, один из самых опасных козырей в рукаве Подземелья.

Микото использовала свой навык и обнаружила сорок четыре монстра.

Бешеные жуки, багберы, стреляющие либеллулы, чёрные поганки, боевые вепри… орда двинулась им навстречу.

— Ааааа…

Лицо Виены застыло от ужаса, смертельная опасность отразилась в её глазах.

Состояние остальной группы было не лучше, ужас грозил всех парализовать.

И тогда…

— А НУ ПОБЕЖАЛИ!!!

Вельф не позволил этому случиться.

Он прикрикнул на своих товарищей, приказав им не останавливаться, когда они уже начали замедляться.

Белл, Микото и остальные решили поверить в крик, подгоняющий их со спины.

Авантюристы ускорились снова.

Они проскакивали перед пастями и когтями, которые появлялись на их пути.

— !!!

Вельф вложил двуручный меч в ножны и подпрыгнул.

Оказавшись над головами своих товарищей он схватился за рукоять магического меча, хранившегося в соседних ножнах, сняв его с плеча.

Одним быстрым движением Вельф рассёк перед собой воздух алым клинком.

— Прорыв!!!

Магический меч ожил по зову создателя и ответил яростным рёвом.

Волны пламени сокрушили монстров на пути пылающей волны. Рёв пламени поглотил даже их предсмертные вопли.

Остальные авантюристы смотрели на это с восхищением, проход для них был расчищен.

Убранство коридора превратилось в дымящие угли.

Само Подземелье будто застонало от боли, ошеломляющая мощь магического меча спалила потолок, стены и каждое растение на пути пламени.

Белл повёл группу по обгоревшим пустошам. Борясь с жаром и задержав дыхание, чтобы не обжечь горло, авантюристы бежали к остаткам обгоревшего прохода.

В то же время, от магического меча послышался треск.

Использование такого количества магической энергии наложило на оружие свой отпечаток. Трещины появились на его клинке, оно почти сломалось.

— Давай, приятель, продержись!.. — прорычал оружию Вельф, опасаясь худшего.

Даже начав распадаться магический меч сиял, будто успокаивая своего владельца и говоря о том, что он будет сражаться до конца.

— !!!

Рой смертельных ос приближался.

Промежуток между ними и отрядом почти исчез. Ближайшие монстры стрекотали крыльями, размахивая ими с невероятной скоростью, эти звуки слились в зловещую смертельную мелодию, будто нарастающую перед убийством. Добыча была прямо перед ними, бегущие авантюристы. Монстры занесли свои жала.

— !!!

Микото оттолкнулась от земли.

Она преодолела последние четыре метра и приземлилась в проходе.

Белл, Лили, Харухиме и Виена последовали за ней, ныряя в проход один за другим.

Соратники Вельфа уже бежали по лестнице из древесных камней, когда до прохода добрался Вельф.

— И, конечно, вы никуда не делись! Получайте!..

Смертельные осы не медлили. Они заполонили проход, намереваясь поймать добычу.

Вельф повернулся в полупрыжке, оказавшись к монстрам лицом, его губы скривились в усмешке. Немигающим взглядом парень уставился на преследующих его группу смертельных ос и, перехватив магический меч обеими руками, занёс его над головой.

Пытаться отлететь было бессмысленно. Никакая изворотливость не могла спасти монстров от атаки в таком ограниченном пространстве.

Во второй раз Вельф взревел, махнув оружием:

— ДАВААААААААААААЙ!!!

Огромный огненный шар сметал всё на своём пути.

Смертельные осы начали светиться алым светом будто раскалённая сталь в кузнице.

— …АААААААА!!!

Рой смертельно опасных насекомых, зажатых в соединяющем этажи тоннели, обратились в ничто.

Всего лишь мгновение спустя магический меч издал щелчок, потемнел и начал распадаться.

— …Спасибо.

Не извинение, а благодарность.

Вельф с улыбкой взглянул на рукоять, будто провожая её в последний путь.

Несколько осколков пустили алые искры, будто с ним прощаясь.

Взрыв запустил Вельфа, Белла и остальную часть их группы в воздух, будто выталкивая их из древесного прохода.

— ?!

Взрывная волна донесла авантюристов до конца лестницы.

В конце тоннеля возник свет, в полёте Белл испытал сильнейшее чувство де жа вю. Авантюристов внезапно вынесло на следующий этаж.

Глухие стуки послышались один за другим.

— Двадцатый этаж…

— У нас наконец получилось…

— М-мы… мы это сделали…

— Слезайте с Лили, быстро!!!

— Уфффф, ух…

— Ау!..

Микото пыталась подняться, Вельф улыбнулся, несмотря на синяки и шишки, Белл испытал явное облегчение, а Лили закричала на Харухиме и Виену, упавших на неё.

Авантюристы медленно оправлялись от приземления огромным комом. Перед ними открылся неизвестный лабиринт нечётких очертаний деревьев.

Всё случилось слишком быстро.

Богиня помнила, как разговаривала с кем-то в чёрной робе, а потом всё окутал чёрный туман. Она закашлялась, на её голову была наброшена какая-то ткань, не дававшая ничего увидеть.

Потом ей показалось, что её куда-то несут.

— …Что это было за заклинание?

— Ничего особенного. Простой магический предмет и тайный проход, Всевышняя Гестия.

Прохладный воздух подземного каменного коридора обдувал кожу богини.

Придя в себя, богиня плелась за фигурой в чёрном по созданному людьми тоннелю.

Тоннель был довольно узким, в нём едва бы уместилось трое людей в ряд, потолок был низким. Богиня не знала из какого материала сделаны стены из-за темноты, но видела, что их поверхность испещрена множеством узоров. Поскольку дверей и окон не было, Гестия понимала, что её ведут по тайному проходу.

«Что же, меня переиграли…», — подумала про себя богиня. В тот момент, когда её «проводник» сказал ей следовать за ним, она беспрекословно подчинилась. Приняв во внимание подготовку и способности своего похитителя, богиня поняла, что не сможет сопротивляться.

Она старалась говорить своим обычным тоном, но они оба понимали, кто контролирует ситуацию.

— Эта тайная тропа известна немногим. Тех, кто может ей воспользоваться, можно пересчитать по пальцам одной руки.

Силуэт в чёрном освещал путь портативной лампой с магическим камнем, не поворачиваясь ответив Гестии.

Её провожатый был уверен, что богиня не станет пытаться сбежать. Либо так, либо он понимал, что Гестия снова окажется в его руках, если попытается вырваться. Потому богиня начала пристально рассматривать узоры на стенах.

— Тайная тропа, говоришь…

Если её похититель говорит правду, вход в этот «короткий путь» находится очень близко от точки встречи, назначенной в четвёртом блоке.

Представив себе карту города Гестия задумалась о том, какие главные улицы и приметные здания находятся над ней, чтобы понять куда её ведут. Тогда она задала ещё один вопрос.

— Этой «тайной тропой» твой повелитель должен сбежать в случае непредвиденной опасности?

— …

Гестия была уверена в своей теории, но ответом ей послужило лишь молчание.

Впрочем, после этого вопроса её не покидало ощущение, что фигура начала улыбаться под капюшоном.

Не собирается мне отвечать, вот как… Ну и ладно. Если я всё правильно поняла, то скоро…

Она узнает всё, что хочет узнать.

Господин её похитителя всё ей расскажет.

Гестия просто продолжала идти вперёд.

— А? Тупик?

Вскоре они достигли конца тоннеля.

Гестия подозрительно подняла бровь, но силуэт в капюшоне потянулся к стене и пробежал рукой по выгравированным на поверхности узорам.

— …

Прозвучало несколько слов, очень похожих на какое-то заклинание и стена с низким скрежетом начала сдвигаться.

«Мне показалось, или он сказал: «Сезам, откройся» ?..» - шутливо подумала про себя Гестия, увидев открытие каменной двери, и исчезновение закрывающей проход стены.

Проход вышел в тёмный зал.

— …

Гестия прошла за силуэтом в капюшоне по небольшой лесенке, поднявшись в комнату.

Она осмотрелась и в темноте начали проявляться отдельные детали.

Пол был покрыт большими каменными пластинами. Потолок зала был очень высоким, он скрывался где-то в темноте. Камни, покрывающие стены говорили о возрасте этого зала. Возможно, когда-то это место было храмом, но оно было построено ещё в Древнюю Эру и давно забыто.

Помимо «тайной тропы», в этот зал вёл один вход. Он располагался на вершине каменной лестницы, указывая на то, что Гестия находится под землёй.

«Он» восседал на алтаре, освещённом четырьмя факелами, служившими единственным источником света. Провожатый подвёл Гестию прямо туда. Она оказалась лицом к лицу с божеством, посмотревшим ей прямо в глаза.

— …Уран.

Величественный, хоть и морщинистый бог восседал на троне, будто огромная скульптура, представляющая короля. Божество выше двух метров ростом излучало могущественное божественное величие, куда сильнее остальных божеств. Даже на небесах его называли «Верховным Богом», потому он считается одним из самых влиятельных божеств.

Белые волосы и борода того же цвета виднелись из-под капюшона. Могучие руки лежали на подлокотниках трона, он казался непоколебимым. Он был оплотом существования этого места, будто правитель и неподвижная скульптура одновременно.

Могучий, непоколебимый король, истинный глава Гильдии, опустил подбородок, свысока посмотрев на Гестию.

— Давно не виделись, Гестия.

Эта встреча не походила на радостное воссоединение. Разговаривая с юной богиней Уран не проявил никаких эмоций.

Гестию нисколько не напугала аура высшего божества, она обратилась к нему как старому небесному знакомому:

— Да, Уран… Я тебя не видела, сколько, больше тысячи лет, кажется?

Богиня совсем недавно спустилась в царство смертных. Она практически ничего не знала об Уране, особенно о последнем тысячелетии, проведённом им в царстве смертных, но слышала, что его называют «Отцом Орарио».

Слышала она и несколько самых основных вещей, вроде того, что он был в первой группе богов, спустившихся в этот мир, а значит и одним из божеств, завершивших Древнюю Эру и поселившихся в Орарио.

Он, вместе со смертными, работал над запечатыванием «Великой Дыры» извергающей монстров, и помогал в строительстве Вавила, превратившего Город-Лабиринт в первую линию обороны.

Его Паства со временем превратилась в Гильдию, он надзирает одновременно за городом и Подземельем. Постепенно Уран понял, что тот, кто обладает подобной властью, должен соблюдать нейтралитет. Потому он стал наделять своих приспешников политической властью, а не Фалной.

Последнее, что было известно об Уране Гестии, это тот факт, что он проводит дни под Пантеоном и постоянно возносит «молитвы» Подземелью.

Эти молитвы, подкреплённые божественным величием, поддерживают порядок в Подземелье. Его воля помогает удерживать орды монстров от выхода на поверхность и превращения мира в тот вид, которым он обладал в Древнюю Эру. Так ей было сказано.

Учитывая, что перед ней Уран, Гестия решила, что она в Зале Молитв под главным отделением Гильдии.

Божества смотрели друг другу в глаза, прямо под главным управляющим зданием Орарио.

— Моя роль в этом деле сыграна, Уран.

— Хорошая работа, Фелс.

За спиной Гестии раздалось шуршание ткани.

Названный Фелсом силуэт начал удаляться.

— А теперь я откланяюсь. Если я не уйду прямо сейчас, могу опоздать.

С этими словами Фелс вернулся в скрытый проход.

— Чувствуйте себя как дома, Всевышняя Гестия, — попрощавшись таким необычным образом, Фелс растворился в темноте.

Гестия посмотрела силуэту вслед, а потом снова уставилась на сидящего на троне бога.

— У меня много вопросов, Уран. Не возражаешь, если я задам парочку?

— Позволяю.

Гестия знала, что именно Уран назначил Миссию её Пастве, когда увидела иероглифы на документе.

Несмотря на то, что она не знала как это случится, у неё было чувство что настанет момент, когда они встретятся лицом к лицу.

— Та миссия это твоих рук дело.

— Так и есть. Никому из работников Гильдии о ней неизвестно.

— Беллу и остальным ничего не грозит?

— Они в Подземелье. Я не даю никаких гарантий.

Первым делом Гестия была обязана убедиться в сохранности своих последователей. Она нахмурилась услышав, как Уран избегает ответственности, но несколько секунд спустя её плечи расслабились.

«Я припомню ему это после того, как услышу всё, что он хочет мне сказать», - пообещала сама себе богиня, возвращая спокойствие.

— Моё прибытие сюда больше похоже на похищение… К чему было ходить вокруг да около?

— Я предпринял все необходимые меры, чтобы наша встреча прошла в совершенно секретной обстановке. Я был готов к тому, что ты и твои последователи будете настороже.

Скорее всего Уран не желал, чтобы кто-то знал о том, что он вызвал Гестию в Зал Молитв. Её похищение было наименее рискованным способом.

Гестии подумалось, что вместе с этим её проверяют.

Уран очень быстро узнал о том, что она и её Паства прячут Виену.

Все произошедшие до этого дня события, включая назначение миссии, прошли под его неусыпным надзором.

Он следил за каждым решением Паствы Гестии, за каждой их реакцией.

Всё ради того, чтобы убедиться, достойна ли она встречи с верховным божеством.

— Я правильно понимаю, что ты вызвал меня из-за девушки-воивра, из-за Виены?

Гестия сменила тему разговора.

Высокий морщинистый бог взирал на неё с вершины алтаря.

— Что она такое? Тебе что-то известно, Уран?

— …

— Что происходит в Подземелье? Что ты скрываешь?

Уран сидел молча, пока Гестия засыпала его вопросами. Её голос разносился по тёмному залу, и прежде чем успели стихнуть последние слова, Гестия задала самый важный вопрос:

— Какова твоя воля?

Один из факелов громко треснул, полетели искры.

Голубые как полуденное небо глаза смотрели на Гестию.

— Я посвящу тебя, Гестия, в нашу тайну…

Звон столкнувшихся мечей разнёсся эхом по лабиринту.

Удары сменялись ответными выпадами. Лезвие остановилось в воздухе выбросив сноп искр от столкновения с другим клинком.

Щит встретил очередной удар. Держащий его в руках воин ощутил силу удара. Боль волной прокатилась по его руке, вызвав рык, от которого кровь стыла в жилах.

Низкий звериный рёв потряс группу авантюристов.

Подземелье, двадцатый этаж.

Группа Белла довольно далеко прошла по этажу, несмотря на то что они столкнулись с подобной обстановкой впервые.

Мало чем отличаясь от девятнадцатого этажа, этот уровень Гигантского Древесного Лабиринта был переполнен растительной жизнью. Его стены покрывали стволы деревьев, зелёный лабиринт мог запутать авантюристов, попавших в его зелёные залы. В глаза авантюристам светил непрекращающийся, похожий на волшебный, синевато-зелёный свет, излучаемый мхом, растущим на стенах.

Лили вела группу по залам и коридорам, используя карту. Монстры, с которыми авантюристы встречались были подобны встреченным выше. Навык Микото, Чёрный Ворон Ятано помогал от неожиданных нападений, а Белл и Вельф уже знали, что им делать в сражении. Эффективность группы выросла, авантюристы двигались безопаснее и быстрее, чем раньше.

Однако сейчас перед ними новый враг.

Он скрестил клинки с Беллом и Вельфом.

— РООООООХХХ!!!

— УУУУУУУГХ!

Ящер воитель взревел и бросился на группу переставляя мощные ноги.

Блеск клинка отразился в его глазах, два парня одновременно заблокировали его оружие.

— А эти чертовски хороши! — тихонько прорычал Вельф, не сводя взгляда с покрытого красной чешуёй монстра, называемого ящерочеловеком.

Два прямоходящих вооружённых монстра напали на авантюристов. Белл до того сражался со множеством созданий Подземелья, но сейчас будто сошёлся в бою с авантюристом.

Это ощущение складывалось из-за подобия мечей, которыми атаковали монстры.

Их когтистые лапы держали рукояти мечей и щиты.

— Цветы стали естественным оружием?..

Два ящерочеловека держали в руках естественное оружие, которое иногда предоставляло монстрам Подземелье.

Металлические цветы росли прямо на стенах. Если у них убрать стебель, можно получить круглый щит примерно пятьдесят сантиметров в диаметре. К тому же, каждый из лепестков этого цветка можно вырвать, превратив его в широкий кинжал, подобные которым называют «тесаками».

Естественным оружием, которое группа Белла встречала до этого были древесные дубины и каменные томагавки, впервые они видели, чтобы Подземелье предоставляло монстрам оружие как для защиты, так и для нападения, вроде меча и щита. Вельф отразил рубящий удар, в то же время ящерочеловек заблокировал кинжал Белла щитом.

— ШАААААА!!!

Авантюристы были вынуждены разбираться не только с нападением двух ящеролюдей, но и дальними атаками роя стреляющих либеллул прятавшихся за их спинами. Ящеролюди использовали мощные боковые удары, могли нанести удар сверху или неожиданно понестись вперёд чтобы ошеломить противников щитом. На Белла и Вельфа обрушился нескончаемый поток ударов, их руки и ноги дрожали от мощи атак.

В бою монстры, по большей части, полагались на свою силу, но их движения можно было назвать техничными.

— Монстры мастера меча… Это ещё что?! — крикнул Вельф, столкнувшись с необычно умелыми врагами.

Ход боя перевернулся только после того, как Микото и Лили покончили со стреляющими либеллулами своими выстрелами.

Вельф заблокировал очередной удар ящерочеловека и, вовремя взмахнув мечом, выбил из рук противника толстый кинжал-лепесток. Использовав секундную заминку монстра, в которую тот был уязвим, Вельф занёс над головой свой меч.

На лице монстра показалось осознание, в последнее мгновение ящер попытался поднять свой щит. Вельф ухмыльнулся, увидев бесполезную попытку защититься.

— ГЕХ!

Парень использовал каждый мускул своего тела чтобы нанести нисходящий удар, рассёкший как тело монстра, так и его щит.

Меч Вельфа ударил прямиком в магический камень. Ящерочеловек обратился в пепел, прежде чем половинки его щита успели упасть на землю.

Оставшийся ящер отвлёкся на убийство своего собрата и в этот момент Белл со скоростью кролика оттолкнулся от земли.

— ГАХ!

Белл, держа Ушивакамару-Нишики лезвием вниз, нанёс удар прямо в центр тела монстра.

Клинок сбил красные чешуйки и погрузился в плоть.

Всего мгновенье тело монстра сотрясала дрожь, а потом он громко рухнул на землю позади Белла.

— Поначалу я даже удивился, но машут они слишком грубо. До настоящего мастерства им далековато.

— Держите в голове, что если таких монстров появится больше… то путь дальше станет гораздо опаснее.

Вельф вернул двуручный меч на плечо, фыркнув на павших монстров будто прожжёный ветеран, пока Микото меняла опустевший колчан на катану. Лили и помощники принялись за работу, они собирали с поля боя магические камни.

— Интересно, что бы случилось, если бы кто-то из них прожил дольше и выучил пару финтов.

— Конечно Лили не может гарантировать, что таких случаев не бывало… но в ваших словах нет смысла, сударь Вельф. Если бы такой случай произошёл, Гильдия немедленно бы назначила награду за такого монстра и отправила авантюристов на его устранение.

Белл слушал разговоры своих товарищей, думая о безумной кровожадности в глазах его врагов. Битва была окончена, он вёл группу дальше в Подземелье.

— Лили… как далеко нам ещё идти?

— Согласно карте мы уже близко. Поверните на следующей развилке направо.

Авантюристы давно сошли с главного пути.

Лили не отрывала взгляда от кладовой в углу этажа обведённой красным кругом на карте, местом назначения миссии.

Каждый шаг усиливал волнение авантюристов.

Идущие с рюкзаками за спиной Лили и Харухиме отчаянно пытались скрыть усталость и держать волнение под контролем.

Даже Вельф, обычно отпускающий шуточки и поднимавший настроение группы, был необычно молчалив.

Разум Микото немного истощился после множества активаций её навыка. Она молча взяла двойное зелье, осушила его одним залпом и вытерла рот.

Белл шёл впереди, задумчиво возглавляя группу, и пытался держать глаза и уши открытыми. Он бросил взгляд через плечо.

На него смотрела Виена, её янтарные глаза встретили его взгляд почти мгновенно. Они будто обменялись мыслями и чувствами, посмотрев друг другу в глаза.

Под капюшоном девушки красноватым светом поблёскивал драгоценный камень.

В пути группа встретила ещё несколько группировок монстров.

Авантюристам пришлось забираться по твёрдым корням деревьев, перейти через холм и зал, заросший зеленью, и, наконец…

— Мы добрались…

Они прибыли в место назначения.

Зал, в котором они оказались был длинным и прямоугольным, потолок оказался высоко над их головами, древесные ветви покрывали стены и потолок, как и в каждой из комнат, мимо которых авантюристы проходили, и они также были покрыты Светящимся Мхом.

Зелёная трава и цветы с похожими на белые колечки лепестками превращали пол этого зала в цветочный ковёр.

Только вот не насыщенная зеленью красота комнаты завладела вниманием авантюристов.

— Кварц…

Возможно, из-за близости кладовой, огромные, похожие на изумруды кристаллы лезли отовсюду, из стен, потолка и пола. Зеленоватый блеск похожих на драгоценные камни кристаллов напоминал Беллу задание, которое он с Лили выполнял по просьбе Нажи. Те, кто присоединился к Пастве позже, впервые увидели подобные скопления кристаллов разных форм и размеров. Это зрелище завораживало. Самое большое из скоплений находилось в противоположном конце комнаты, прямо напротив входа, в который вошла группа. Он прислонился к стене, перекрывая её, будто айсберг.

Другие расположенные рядом с кладовыми залы также наполнены подобными кристаллами.

— Это всё конечно здорово, рад что увидел, но…

— Ничего и никого здесь нет…

Группа остановилась у входа в зал, Вельф осмотрелся, его фразу хмуро закончила Микото.

Монстров в комнате не было, как и других людей. Все сочли скопления кристаллов прекрасным зрелищем, но ничего, что делало бы этот зал особенным и наводило на мысли о дальнейшем продолжении миссии в нём не было.

Белл и его группа стояли у единственного входа.

Харухиме спросила, туда ли они пришли:

— Лили-сан, вы уверены, что мы в правильном месте?..

— Безусловно уверена. Это… отмеченный кругом зал.

Лили ещё раз изучила карту вместе с документом, отправившим авантюристов на миссию.

Белл застыл на месте, не сводя взгляда с мирной комнаты, синеватый свет мха смешивался с зеленоватым блеском кварца. Он сделал первый шаг внутрь.

Благодаря скоплениям кристаллов в комнате было светлее, чем на остальном этаже. Авантюристы пошли за Беллом, оставаясь вместе на случай появления монстров из стен Подземелья. Также все осматривались, пытаясь найти подсказку, зачем Гильдия их сюда отправила.

Но усилия авантюристов были тщетны.

— Здесь совсем ничего… нет…

— Чёрт подери Гильдию, чего они от нас хотели?

Не найдя ответа, авантюристы вернулись ко входу.

Вельф отчётливо высказал недовольство массируя шею. Поднятие уровня Харухиме почти закончилось, последние искры света вылетали из его тела прямо в это мгновенье.

Усталость, которую все скрывали, накопившаяся за путь через Подземелье, достигла критического уровня и, наконец, тяжело легла на плечи авантюристов. Белые цветы легонько покачивались под ногами.

…Если подумать, теми, кто за нами наблюдал…

Оказавшийся в центре группы Белл поднял голову.

Взглядов, следовавших за ним в тот момент, когда группа вошла в Вавил, и которых становилось всё больше по дороге на девятнадцатый этаж, не стало.

Ошибиться он не мог. Кто бы за ним не наблюдал за ним раньше, перестал.

Белло задумался над тем, что бы это могло означать, когда…

— …

Острые уши Виены вздрогнули.

— Я слышу…

— А? — авантюристы разом уставились на девушку-воивра.

Она смотрела через плечо на противоположную сторону комнаты. Её взгляд был направлен на большое скопление кварца напротив входа.

Не может быть… Группа смотрела на Виену непонимающими взглядами, узнав, что та фокусируется на звуке, слышимом только ей. Но прислушавшись…

Они тоже это услышали.

Песня, которую раньше никто из авантюристов никогда не знал. Она постепенно становилась громче.

Глаза авантюристов округлились, когда они попытались разобрать слова.

Чистые мелодичные звуки, вызывающие представление мирного океана под ночным небом. Лили прошептала себе под нос, что слухи об этой песне до неё доходили:

— Песня в лабиринте…

— Это… зов?

Глаза Виены распахнулись, её взгляд скользнул по огромному кварцу в попытке найти источник песни.

Авантюристы тоже это поняли. Звук доносился из глубин Подземелья, откуда-то из-за кварцевых кристаллов.

Не сказав ни слова, авантюристы повскакивали на ноги и зашагали к стене, будто мелодия тянула их к себе, как магнит.

Они остановились перед огромным скоплением кварца.

На первый взгляд он казался цельным, но присмотревшись авантюристы заметили темноту среди кристаллов.

Песня стала такой громкой, что даже кварц легонько вибрировал от звуковых волн. Обменявшись взглядами, авантюристы кивнули.

Вельф сделал шаг вперёд, прицелился и быстрым движением опустил меч.

Тресь! Кварц разлетелся на куски, будто битое стекло, и открыл авантюристам алькову в стене.

— …Похоже, мы должны были найти это? — прошептал Вельф.

Подземелье и без того всегда восстанавливает повреждения после битв монстров и авантюристов, но кварц вернулся на место невероятно быстро. Восстановление началось несколько секунд спустя. Группа едва успела проскочить в образовавшийся проход, прежде чем тот затянулся новым кристаллом.

Осколки сломанного кристалла освещали путь под ногами авантюристов, пока те смотрели, как вход очень быстро зарастает.

Песня кончилась, будто её цель была исполнена.

— …Идём.

Вглядевшись в глубины древесного прохода, Белл повёл товарищей за собой.

Группа выстроилась в цепочку, авантюристов снова охватило напряжение.

— Неужели это место?.. — тихо, дрожащим голосом спросила Лили, шагая по тёмному покрытому древесными ветками коридору.

Все знали какое слово она должна была произнести, но не заговорил никто. Авантюристы были очень сильно напряжены, они покрылись потом, стараясь дышать как можно тише.

Коридор шёл прямо, казалось, монстры не появляются из стен в этом месте. Светящийся мох не покрывал пол и стены. Небольшие кристаллы кварца, растущие в стенах и потолке, освещали всё вокруг так, что авантюристы едва могли видеть проход и друг друга.

Белл шёл первым, идущая за его спиной Виена коснулась парня рукой.

Он ничего не сказал в ответ, ощутив, как пальцы девушки крепко обхватили его ладонь.

Приняв из рук Лили портативную лампу с магическим камнем, Белл освещал путь дальше.

— …Источник.

Чистая голубая вода встретила авантюристов у подножия холма на выходе из прохода. Дно небольшого водоёма было примерно в пяти метрах от поверхности. Можно было назвать этот источник небольшим прудом.

Скудный свет кварцевых кристаллов отражался в поверхности воды. Белл провёл лучом лампы слева направо по комнате, пытаясь её осмотреть.

— Кажется, пути дальше нет…

— Не может быть… Песня раздавалась где-то здесь, разве нет?

Харухиме не поверила, услышав вывод Белла.

Льющийся с потолка свет и свет фонаря, который держал в руках Белл, освещал только древесные стволы. Комната была пустынной, в ней не было ничего, что можно было бы принять за путь дальше.

Лили и Вельф наклонили головы, изучая комнату и пытаясь понять, что могло произойти с таинственным певцом.

— ?..

В этот момент Микото увидела что-то в поверхности воды.

Плавающее в пруду золотое перо.

Идея пришла к ней пока она изучала блестящее золотое перо.

— Белл-сан, свет.

Микото двинулась к водной глади.

Свет лампы был направлен на пруд, чистота воды позволяла заглянуть даже на дно.

Изучая дно в свете пруда, Микото увидела пещеру, которая могла вести из этого тупикового зала.

— У меня есть догадка…, — произнесла Микото, снимая катану и броню.

Оставшись в одной боевой одежде, она погрузилась в воду. Закалённая холодными водами Дальнего Востока и подготовкой ниндзя девушка скользнула к пещере в воде будто рыба.

Виена, Белл и остальные наблюдали за ней затаив дыхание… Спустя несколько секунд поднялись пузыри и Микото вынырнула.

Она отбросила мокрые волосы с лица и кивнула смотрящим на неё товарищам.

Обменявшись взглядами, авантюристы начали раздеваться.

Микото двинулась к берегу, взяв свою катану и ножи. Последовав её примеру, авантюристы оставили всё, кроме самого необходимого оружия и вошли в воду. Лили и Харухиме сбросили Робы Голиафа и рюкзаки, наполнив небольшие поясные сумки столькими предметами, сколько в них влезло.

Зачастую присоединявшаяся к походам Микото и Оуки походам на ближайшие реки в молодости Харухиме неплохо справилась. Заплыв дался ей довольно легко, Вельфу пришлось идти по дну, поскольку его тяготил огромный двуручник, который парень отказался оставлять на берегу. Лили вцепилась в небольшой, словно кинжал магический клинок, скользя по воде будто медуза. Виена, которой было сложнее всех, крепко держала руку помогавшего ей Белла.

Вода размыла зрение авантюристов и сильно их охладила.

Пещера оказалась длинным подводным проходом, освещаемым кристаллами кварца.

Характеристики позволяли авантюристам гораздо дольше задерживать дыхание, чем это делают обычные люди. Микото плыла первой по подводному пути. Авантюристы видели свет в другом конце пещеры и плыли на него.

Оттолкнувшись от дна ногами, авантюристы быстро достигли поверхности нового водоёма.

Высунувшись из воды один за другим, авантюристы обнаружили что оказались в похожей на известняковую пещере, вместо древесного прохода из которого они пришли. Чёрные каменные стены тянулись во все стороны, лишь тусклый свет кварца остался неизменен. Авантюристы выбрались из воды, Виена и Харухиме затрясли телами, чтобы высушиться.

Белл быстро нашёл в темноте путь дальше, он повёл группу в каменистый лабиринт.

— Всё-таки это…, — начала говорить Лили, вглядываясь в тёмный неизведанный уголок Подземелья. — …Фронтир.

Гильдия вложила немало сил в построение карты Подземелья.

Несмотря на то, что карты используются современными авантюристами, они составлены авантюристами давних времён, которые путешествовали по подземелью ещё в Древнюю Эру и собирали информацию об этих коридорах. Те люди открывали неизведанные пути ставя на кон свою жизнь чтобы открыть нечто новое и составить карты каждого этажа. Их достижения сложно переоценить.

Однако, на картах остались неразведанные ранее места.

Подземелье слишком обширно, чтобы быть исследованным полностью.

Порой люди закрывают глаза на ответвляющиеся проходы в своём бесконечном путешествии в глубины Подземелья.

Встречаются также и особые места, вроде этого, куда исследователи попросту не смогли найти путь.

Фронтир — так называют места, которые никто раньше не видел.

Их нет на картах, зачастую даже самые лучшие из авантюристов не знают об их существовании. Лили, Белл и остальные сглотнули от этой мысли.

— …

Огромный вход вёл в нечто, напоминающее тёмную бездну.

Группа Белла несмело сделала в неё первые шаги.

Авантюристы окружили Виену, встав на её защиту. Идущий впереди Белл держал лампу с магическим камнем.

Кристаллы кварца испускали слишком слабое свечение. Лишь луч света лампы развеивал тьму. Авантюристы были на пределе, темнота давила на них, а каждый хруст камня под ногами казался признаком неминуемой опасности. В коридоре было так тихо, что авантюристы слышали даже малейший звук. Отсутствие рёва монстров где-то вдалеке делало тишину оглушительной.

Они не знали, какие существа могут встретиться им на пути.

В не задокументированных проходах Подземелья зачастую встречаются аномалии, и смерть очень вероятный исход.

Авантюристы окунулись в чистейшую «неизвестность».

В горле каждого из них пересохло, по коже пробежала дрожь. Все пять чувств были напряжены до предела. Ещё никогда им не приходилось испытывать подобный стресс, и потому ощущения казались им гораздо острее, чем раньше. Ничто не давало большего облегчения, чем рукоять знакомого оружия в руках. «Неизвестность» давала о себе знать всё больше с каждым шагом, будто врезаясь в разум людей.

Белл вёл свою группу всё дальше во Фронтир. Когда волнение уже достигло предела, вдали стал виден конец коридора.

— Как темно…, — сорвалось с губ Вельфа, оказавшегося перед обширной темнотой.

Открытое пространство.

Белл и Вельф будто избавились от тяжести, которую оказывали на них узкие стены коридора. Новое пространство казалось огромным, даже ошеломительным.

Место, в которое они вошли, казалось огромным залом. При этом, здесь было необычайно темно.

Свет лампы не мог пронзить тьму до следующей стены.

— …Эм, Микото.

— Да, Белл-сан?

— Есть ли здесь… монстры?

— Н-нет, по крайней мере не те, которых я знаю…

Белл едва контролировал свой дрожащий голос задавая вопрос.

Что-то в этой комнате было.

В этом зале определённо кто-то есть.

Парень ощущал, что за ним наблюдает больше взглядов, чем он может сосчитать.

Они скрываются во тьме, маскируют своё присутствие, но следят за каждым движением авантюристов.

Ужас заставил застыть кровь в венах Белла, когда он понял сколько взглядов на него направлено.

Навык Микото не может определить владельцев этих взглядов. А значит, возможных ответа всего три: за ними наблюдают люди, за ними наблюдают монстры, которых Микото раньше не встречала, или все наблюдатели находятся за радиусом действия Чёрного Ворона Ятано.

Волна холодного пота побежала по телу Белла, когда он об этом задумался. Он тут же приказал Харухиме заново наколдовать повышение уровня, чтобы Виена не осталась без защиты.

Однако, этот приказ запоздал.

Из тьмы вырвалась ошеломляющая кровожадность.

Зловещее ощущение заставило вздрогнуть каждого.

Враждебность была такой мощной, что даже поднявшие уровень авантюристы растерялись.

Тук, тук, тук, ТУК, ТУК, ТУК!!! Звук шагов, несущихся прямо на них, достиг ушей авантюристов.

Вместе с этим захлопала пара крыльев, поднимая кого-то в полёт.

— !!!

Белл направил свет лампы на ближайший источник шума.

Свет развеял тьму, но единственным что увидел Белл была алая чешуя.

— РОООООООООООООООООООООООХХХХХХХХХХХХ!!!

Глаза Белла распахнулись, когда он узнал рёв рептилии-воителя.

…Ящерочеловек?!

Не сводя с Белла взгляда налитых кровью глаз, ящер не дал Беллу даже шанса на атаку, вступая с парнем в ближний бой.

Ящерочеловек держал в левой руке длинный изогнутый клинок, ятаган. Сталь блеснула в свете фонаря, приближаясь к парню с ошеломительной скоростью.

— …

От техники наносимого удара у Белла перехватило дыхание.

Кинжал Гестии в правой руке парня едва успел занять нужное положение.

Клинки столкнулись прямо у его груди.

Мгновение спустя парень сполна ощутил мощь удара, у него перед глазами всё поплыло, и его потащило в сторону.

Парень рухнул на землю, покатившись в сторону от группы, крик Вельфа разнёсся в темноте зала:

— Белл!

Лампа выпала из руки Белла, нога рептилии разнесла её когтями.

Единственный источник света погас, всё погрузилось в темноту.

— Что за чертовщина тут?!

— ХЬЯЯЯЯ!!!

— ?!

Сердце Вельфа ушло в пятки, когда под покровом темноты к нему скользнула небольшая тень.

Парень занёс двуручный меч, нанося удар, и тот столкнулся с чем-то с высоким, металлическим скрежетом. Мощь противника поставила Вельфа на колени.

Посыпавшиеся искры на мгновенье осветили нападавшего, им оказался небольшой монстр в красном колпаке.

— Гоблин?!

Полный, пузатый монстр снова скрылся в темноте. Вельф смотрел ему вслед ошеломлённым взглядом, не веря в силу удара обычного гоблина.

— !

— !!!

Стоявшая в задней части группы Микото услышала свист каких-то снарядов в воздухе. Перепрыгнув Виену, она оказалась перед девушкой и на слух отразила выстрелы катаной.

— …Перья?!

Когда клинок отразил выстрелы, снаряды медленно кружась опускались на землю.

Всё ещё пытаясь прийти в себя от шока, девушка осознала, что ещё один перьевой залп летит в неё с той же стороны.

— Виена!

— ГАААААААХ!!!

— !

Белл вскочил на ноги и с криком бросился к своей группе, но по нему снова был на нанесён удар.

Парень едва уклонился от клинка, а монстр с рёвом снова перешёл в атаку. Беллу пришлось сражаться с противником, которого он едва различал в темноте.

— Да что здесь творится?!

Стук металла разносился по залу. Снопы искр поднимались в воздух. Звериный рёв перемешивался с хаотичными выкриками авантюристов.

Группа Белла была вынуждена держаться в бою, полагаясь только на звук. Харухиме была бессильна. Из-за кромешной тьмы сражение казалось адским.

— !

В эту секунду…

Лили шарила по карманам робы, когда началась битва, в поисках большого мешочка. Побеждая страх и панику помощница быстро поняла, что от неё потребуется в этой битве.

Наконец найдя нужный мешочек Лили одним взмахом высыпала его содержимое.

— Фонарный Мох!

— !

— ?!

Испускающая свет субстанция рассыпалась по земле.

Этой субстанцией был Фонарный Мох, который Лили собрала на девятнадцатом этаже.

Частички главного освещения Древесного Лабиринта развеяли тьму вокруг авантюристов.

И друзей, и врагов появление света на месте боя застало врасплох.

— !..

Впервые группа Белла смогла опознать нападавших.

— ХУУУООО!

— УУУУУУ!..

Яшерочеловек, гоблин и гарпия, хлопающая крыльями в воздухе.

Монстры определённо составляли странную компанию, но кое-что их объединяло, все они были вооружены, будь то ятаган, топор, щит или даже броня.

— Монстры!..

— …С оружием!..

Белл и Вельф не могли поверить своим глазам.

Они разом вспомнили объявление на доске Гильдии.

Доклад о монстрах, которые похищают экипировку авантюристов или снимают её с тел, убитых в Подземелье. В том объявлении даже был нарисован вооружённый монстр. Парни ощутили будто перед ними ожившие рисунки.

— С-сколько же из здесь?!

Лили куда больше поразило общее количество остальных монстров.

Вдобавок к гарпии, в воздухе кружили горгулья и грифон. А на земле, чуть поодаль были… ламии, аль-миражи, формоиры, боевые теневики, гуманоидные пауки, называемые арахнидами, единороги… мириады монстров составляли орду разношёрстных видов с верхних, серединных и даже глубинных этажей Подземелья. Зал не уступал в размерах Колизею, а монстров было такое множество, что Микото и Харухиме побледнели.

Виена со страхом в глазах посмотрела на бесчисленное полчище монстров.

— УУУУУУУУУУУУУУУУУ!!!

Схватившийся с Беллом ящерочеловек взревел, остальные монстры, будто по команде начали двигаться.

Синевато-зелёный свет отразился на когтях, клыках и поднятых в воздух мечах и топорах.

— Они нападают!!!

— Они атакуют Виену-сан?!

Кровожадные взгляды уставились на Виену, слюни капали из пастей монстров. Вельф и Микото отчаянно пытались сдержать захлестнувшую их волну монстров.

— Магический меч тут не поможет!.. — прокричала Лили.

Бой перерос в дикую схватку во тьме. Вступивших в ближний бой Вельфа и Микото могло зацепить ударом магического меча.

Вход в зал, единственный путь для побега в какой-то момент оказался перекрыт. Девушка-полурослик выпускала стрелы одну за другой, на ходу уклоняясь от перьев, запущенных в её сторону.

— Лили! Харухиме!

— Виена-сан!

Атаки всё чаще направлялись в помощниц и Виена прикрыла их своим крылом.

Харухиме и Лили обхватили девушку, чтобы скрыться за импровизированным щитом. Боль от ударов заставила её застонать.

— Б-больно…

Ещё один перьевой залп ударил в девушку, но сражавшийся в другой стороне Белл успел его перехватить.

— …ВСПЫШКА!!! — взревел парень.

Пламенные снаряды просвистели в воздухе и прикрыли взрывами Виену и помощниц.

Несколько молниеносных заклинаний развеяло тьму, ударив в гарпию грифона. Вздрогнув от боли, монстры упали на землю в чёрном дыму. Горгулья, в отличии от остальных воздушных монстров, прикрылась крыльями от магической атаки, как раньше помощниц прикрыла Виена.

— ШАААААА!!!

— !

Оскалившийся ящерочеловек бросился на Белла, нанося удар, будто напоминая парню кто его противник.

Белл, занятый дальними атаками, едва успел уклониться.

Ящер держал два клинка, меч в правой руке и ятаган в левой. Поверх алой чешуи на нём был надет нагрудник. Металлические пластины прикрывали локти, пояс, плечи и колени, жизненно-важные в сражении места. Экипировка была не самого высшего качества, но его можно было назвать бронированным, к тому же, он был на голову выше Белла.

Белл скривился, доставая Ушивакамару-Нишики, и вступил в сражение двумя кинжалами.

Этот ящерочеловек… силён!

Мало того что первый его удар был так быстр, что создал след в воздухе, так ещё и монстр умело использовал прикрытие темноты для нападения и защиты.

Оказавшись противником монстра Белл сполна ощутил его потенциал. Этот ящер-воитель ни в какое сравнение не шёл с теми ящерами, с которыми он столкнулся в бою на двадцатом этаже. Его скорость, сила и навыки владения мечом были несравненно выше. Вельф полушутливо сокрушался что монстрам не суждено лучше овладеть навыками, но сейчас перед Беллом было опровержение его слов. Возможность того, что перед ним какой-то подвид тех же ящеров маячила где-то в мыслях парня.

Этот ящер-воитель, возможно, опережал парня уровнем, пусть это и было всего лишь предположением в голове Белла, его страха это не уменьшало.

Рубиновые глаза Белла уставились на врага. Тот яростно смотрел в ответ, пробежавшись языком по острым клыкам.

Белл понимал, что, не одержав победу над этим ящером, он не может броситься на помощь Виене и остальным.

Отбросив нерешительность, парень начал сражаться с ящерочеловеком в полную силу.

— Хья!

— ГРВАААА!!!

Кинжал Гестии нанёс удар, оставив в воздухе фиолетовый след, вместе с этим, его в полную силу встретил удар меча.

Оружия сошлись в клинче.

— !

Удар подтвердил опасения Белла. Ящерочеловек был сильнее.

Вместе с этим, монстр удивился скорости парня.

Красные зрачки уставились в глаза ящера. На губах Белла появилась едва заметная улыбка, ящер также обнажил клыки в зверином оскале.

— АААААААААРРРРРРРРРГХХХХХ!!!

Парень и ящер одновременно взревели, сталкивая клинки в безостановочном потоке ударов.

…В то же время, Вельф оказался последней линией обороны, сдерживавшей продвижение орды монстров.

— Лили, давай! — бросил он через плечо, используя широкую сторону клинка для отражения сыпавшихся на него ударов.

— Но…

— ПРОСТО ИСПОЛЬЗУЙ!!!

Фомоир бился в блок парня металлической дубиной. Понимая, что следующий заблокированный удар может стать последним, Вельф не позволил Лили возразить. Девушка-полурослик бросила взгляд в сторону и увидела, что Микото едва держится против нескольких монстров разом.

Сжав похожий на кинжал магический меч крепче, Лили набралась решимости, прежде чем нанести удар.

— ВЫСТРЕЛ!!! — она со всей силы взмахнула красным клинком.

Поток пламени полился от Магического Меча Кротцо.

Вельф и Микото ощутили палящую волну и тут же бросились на землю. В последний момент монстры успели разбежаться с пути пламени. В углу комнаты раздался мощный взрыв.

— ААААААА!!!

— РОООООО!!!

Битва Белла и ящера продолжалась, в свете танцующих языков пламени парень обменивался ударами с монстром.

Их силуэты виднелись на стене в оранжевом зареве, мечи сталкивались с кинжалами. Ятаган описал в воздухе дугу, его остановил алый развод. Фиолетовое лезвие второго кинжала тут же атаковало, но меч остановил его продвижение.

Монстр демонстрировал мощный боевой стиль, он не пренебрегал пинками, наравне со взмахами мечей, и не забывал наносить контратаки после блокирования ударов.

Тело Белла мелькало, мечи ящерочеловека рассекали воздух там, где ещё мгновение назад был парень. Броня остановила атаку Белла, полетели искры. Монстр отбил его ногой, но алый развод полоснул его тело, отчего брызнула кровь.

И тогда…

— ША!

— Че?!

Паритет был нарушен.

Белл был зажат ятаганом и мечом. Оказавшись между атаками слева и справа, он заблокировал мечи кинжалами. В этот момент что-то полетело ему в живот под неестественным углом.

Хвост!!!

Третий удар нанёс толстый как бревно хвост ящера.

Совершенно неожиданная атака от существа, с которым Белл практически не сражался, будучи авантюристом его настигла.

Попадание было прямым. Парень даже и не думал защищаться, и удар хвоста ящера отправил Белла в воздух. Монстру выдался шанс взять верх, и он отправил когтистую нижнюю лапу прямо в грудь Белла.

Белл перевернулся в воздухе.

— ГАХ!

— УУУУУУУУУУУУУУУУУУУОООООООООО!!!

Ящерочеловек возвестил о своей победе грёмким рёвом, пока тело парня отлетало глубже в комнату, ударяясь об пол будто плоский камешек, брошенный блинчиком в реку.

Парень выпустил из рук Кинжал Гестии и Ушивакамару-Нишики.

Не теряя времени, ящерочеловек развернулся к желанной добыче. Взгляд налитых кровью глаз уставился на окружённую авантюристами девушку-воивра.

— !!!

Виена рефлекторно сжалась, увидев несущегося на неё с топотом монстра и его яростного рёва.

Пронёсшийся по подожжённому полю боя ящер занёс меч высоко над головой.

Длинная тень монстра нависла над беззащитной девушкой…

— Нет!

Харухиме выпрыгнула перед Виеной, обхватив Виену руками и прикрыв её своим телом, будто щитом.

Ещё две тени выскочили за мгновенье до того, как удар достиг цели.

— Ну уж нет!!!

— Не позволю!!!

Охваченные ужасом Вельф и Микото двуручным мечом и катаной остановили меч.

Два клинка одновременно перехватили оружие монстра. Сталь взвизгнула, авантюристы ощутили мощь и вес удара, но ровно на мгновенье.

Меч замер в миллиметрах от Харухиме, прикрывавшей Виену.

Ящер попытался надавить сильнее, его глаза округлились от удивления, когда он понял, что авантюристы могут его сдержать.

— …

В этот момент раздался звон…

Ящерочеловек услышал бой колокола.

Повернувшись к источнику звука, он увидел авантюриста, бегущего к нему пригнувшись, подобно окровавленному кролику. А потом перед ним появился яркий свет.

Пятисекундный заряд.

Глаза Белла сверкали, он вложил удар всю ярость, которая в нём скопилась.

— ХАААААААААААААААААААААА!!!

Стук.

— ГУХУУУУУУ!

Светящийся кулак столкнулся со скулой ящера.

Подлетело несколько сломанных алых чешуек. Настала очередь ящерочеловека отправляться в полёт. Клинки вылетели из его рук.

Сработало!..

Белл использовал свой навык, Аргонавт пока шёл на сближение.

Опасность, в которой оказалась Виена, наделила его нужными эмоциями и решимостью. До этого он мог заряжать свой навык только стоя. Положение, в котором он оказался, вынудило его использовать заряд на бегу.

Ящерочеловек несколько раз отскочил от земли и, покатившись, врезался в сталагмит вдалеке, прежде чем наконец остановиться.

Остальные монстры отступили ещё когда увидели разрушительную мощь магического меча. В воздухе повисло молчание.

Белл, не обращая внимания на раны, встал спиной к Виене, ожидая следующего сражения.

— ГЕХ…

Когтистые пальцы ухватились за сталагмит, и ящерочеловек поднялся, опираясь на него. Сидя на земле, монстр издал какой-то гортанный звук, а потом задрал голову к потолку:

— ГЯ-ГЯ-ГЯ-ГЯ-ГЯ-ГЯ!!!

Авантюристы и Виена смотрели на него, не понимая, что происходит.

Кровожадность и ярость, окружавшая их со всех сторон считанные секунды назад будто, испарилась. Видеть, как ящер, схватившись за живот, содрогается всем телом, задрав голову, было почти забавно.

Осмотревшись, авантюристы заметили, что и в других монстрах нет ничего угрожающего.

Издаваемые ящером звуки начали меняться:

— ГЯ-ГЯ-ХЯ-ХЯ-ХЯ-ХА-ХАХ!

Они начали походить на обычный человеческий смех.

— А?..

— Чего?..

Харухиме и Лили удивились, когда услышали эти звуки. Вельф, Микото и Белл были поражены не меньше.

Не понимая, что происходит на их глазах, авантюристы могли только удивлённо таращиться, мотая головами.

Наконец они начали что-то понимать. Члены группы не сговариваясь перевели взгляды сначала на Виену, а потом на ящерочеловека.

— Что-то новенькое! Таких авантюристов я ещё не видел!!!

Даже в самых смелых своих мечтах авантюристы не могли представить, что ящер заговорит, да ещё и так складно.

Монстр, смеясь несколько раз хлопнул себя по коленям и, наконец, поднялся.

— Авантюристы жертвуют собой ради монстра! ХААААХ! Не знаю, что и думать, но мне нравится!

— …Разве я не говорила, Лидо? Эти другие.

Стали слышны новые хлопки крыльев.

Золотое перо кружась приземлилось на землю. Крылатый монстр, сирена, опустилась откуда-то с потолка.

— Я знаю этот голос…

— Быть не может…

Белл и Вельф переглянулись, услышав необычное произношение. Златокрылая сирена приземлилась с улыбкой на лице.

— Мы встретились снова.

Одного взгляда в небесно-голубые глаза монстра было достаточно, чтобы Белл и Вельф всё поняли.

Перед ними была та странная девушка в плаще, точнее, монстр, которого они встретили на девятнадцатом этаже.

Впервые увидев её лицо, парни удивились увидев, насколько дружелюбным оно может быть. Ни Вельф, ни Белл не знали, что ответить.

Как и Виена, сирена была красива. Её длинные золотые волосы излучали на кончиках голубоватый свет. В отличии от полулюдей-полуптиц гарпий, лишь её продолговатые предплечья оканчивались прекрасными золотыми крыльями. Перья такого же золотого цвета покрывали нижнюю часть её тела, за исключением острых, похожих на птичьи когтей на ногах.

Её грудь прикрывало нечто похожее на боевые одежды амазонок, потому живот был обнажён.

Оказавшаяся перед авантюристами сирена была далека от того образа яростного монстра, который, по слухам, своим криком способен заставить застыть даже бывалых авантюристов.

— Ага, всё как ты сказала, Рей! Эти ребятки особые!

Ящерочеловек назвал золотокрылую сирену Рей, неторопливо приближаясь к авантюристам, размахивая хвостом из стороны в сторону.

Оба монстра приблизились, посмеиваясь глядя на удивление людей. Лили застыла, не в силах закрыть рот, Микото пришла в замешательство, а Харухиме никак не могла понять, что ей делать.

— Ты уж не серчай. Слишком ты резвый, чтобы сдерживаться.

— Эмм… а? Я… что…

Лишь несколько секунд спустя Белл наконец понял, что ящер говорит о бое, закончившемся буквально только что.

И не без причины. Ещё мгновение назад чуть не убивший его монстр неожиданно решил поговорить с ним, вместо того чтобы перерезать ему горло.

— Для начала хочу извиниться. Мы решили вас проверить.

— П-п-п-проверить?..

— Ну да. Мы хотели узнать, приняли авантюристы нашего за товарища или нет. Стали бы вы её бросать при первом признаке опасности? Использовать как приманку, чтобы сбежать?..

Эти слова удивили не только Белла, но и всех остальных. Виена была поражена не меньше.

— Подробности мы расскажем позже, а пока… Простите, что мы вас напугали и за удары тоже извините.

— !..

— И спасибо что присматривали за одной из нас всё это время.

Ящерочеловек больше не казался врагом. Совсем наоборот, он не собирался никого убивать с самого начала.

То, что он опустил голову, и тон его голоса на это указывали.

После этого он повернулся к Виене, явно собираясь что-то сказать, но перепуганная девушка бросилась за спину Харухиме.

Ящерочеловек усмехнулся и не стал даже пытаться с ней заговорить. Вместо этого он снова повернулся к Беллу.

Ухх…

Боль от порезов и синяков накатила на парня, место, в которое пришёлся удар когтистой лапы на груди также начало ныть. Но, как ни странно, думал он сейчас о другом.

Острые когти и клыки, покрытая чешуёй кожа. Крайне необычные черты для человека. Но, монстр сейчас разговаривал с ним, с Беллом, не угрожая его жизни, как должен угрожать любой обычный монстр.

Ящерочеловек был одет в броню.

Он разговаривал.

Также как Виена.

— Я Лидо, вы называете таких как я ящеролюдьми. Рад встрече с тобой, Белл Кранелл.

— О-о-о-откуда ты з-знаешь как меня?..

— А, слышал от Фелс.

…Получается они одинаковые. Виена гораздо больше похожа на человека, отчего её легче принять.

Для Белла разница была в том, что ящерочеловек был гораздо выше него и девушки-воивра. Он был в точности таким же, как другие представители его расы. Если бы волк подошёл к овце и попытался вовлечь её в светскую беседу, мирное животное наверняка отреагировало бы подобным образом.

В голове Белла было слишком много мыслей, чтобы он обратил внимание на слова, которые прозвучали, как чьё-то имя. Парню казалось, что он сейчас рухнет в обморок, но каким-то чудом он этого избежал.

— Слушай, не возражаешь, если я буду называть тебя Беллучи? — спросил Лидо.

— Эм, ну, ладно… Н-на-называй.

Ящерочеловек прищурил глаза, не сводя взгляд с Белла.

Улыбнулся… кажется? Он смотрел не тем яростным и безжалостным взглядом которым охотник смотрит на добычу.

Белл никак не мог ухватить ни одной мысли, смотря в глаза ящеру, несмотря на их обилие в его голове.

— Беллучи.

— Да?!

— Пожмём руки.

А?

Белл пришёл в себя, увидев протянутую руку.

Она была покрыта красными чешуйками и бронированной пластиной, а кончики пальцев оканчивались острыми когтями.

Зрачками, превратившимися в маленькие красные точки Белл, уставился на протянутую руку.

Он знал, что этот жест означает и от мыслей об этом чуть не рухнул в обморок снова.

— Б-Белл-сама…

— Белл-сан…

— Белл…

— Сударь Белл!

Его товарищи, видели, как напряжён парень, и не могли не попытаться привести его в чувство, но с мест не сдвинулись.

Харухиме была бледна, как призрак. Казалось, что Микото сейчас вывернет наизнанку. Вельф не мог скрыть волнения, а Лили нарастающей тревоги.

Все они понимали, что парню придётся пойти против логики. Их голоса дрожали, когда они воззвали к своему главе, будто пытаясь привести его в чувство.

— …

Тем временем сам Белл истекал потом.

Рукопожатие. Признак дружбы. Мост между человеком и монстром. Нечто небывалое. «Неизведанное».

Белл не мог не ощутить, что это какая-то ошибка. Казалось, что нужно подчиниться инстинкту, говорившему ему отбить протянутую руку и уйти. Не работающий мозг подсказывал парню, что это единственный выход.

Сейчас ему хотелось просто сбежать от решения, которое переворачивало весь его предыдущий опыт с ног на голову.

Ящерочеловек был терпелив.

Он ждал, сделает ли Белл встречный шаг или отвергнет его руку.

Он боялся.

Белл был в ужасе.

От клыков, когтей, чешуи. От взгляда глаз рептилии, от ужасающей формы создания, стоявшего напротив.

Каждая частичка его тела хотела оказаться от смотрящего на него сверху ящерочеловека как можно дальше.

Логика подсказывала ему, что легче будет прислушаться к ней и сбежать.

Но.

Белл бросил взгляд через плечо.

Он увидел удивлённые глаза девушки-воивра.

Ему в голову пришёл момент их встречи, парень вспомнил, что в первый раз он боялся не меньше.

— …

Наконец… Белл улыбнулся.

Улыбка была неловкой.

…Даже если эта ошибка, я совершу её с правильной целью.

— Кхем, — прочистил горло парень.

Он наконец набрался смелости.

— …Рад с вами познакомиться.

Белл заставил себя произнести эту фразу и обхватил протянутую руку.

Харухиме и Микото наблюдали, затаив дыхание. Вельф ухмыльнулся и расслабил плечи. Лили издала протяжный вздох, посмотрев на потолок.

Белл пожал руку монстру.

— …А я-то как рад!

Ящерочеловек, точнее, Лидо, обнажил клыки в улыбке, крепко пожимая руку Белла в ответ.

Мгновение спустя раздалось громкое: «ОООООООООО!!!»

Авантюристы чуть из кожи не вылезли, услышав громогласный хор голосов, раздавшихся в зале.

Монстры с волнением следили за Лидо и Беллом, а теперь начали праздновать.

Гоблин в красном колпаке начал аплодировать. Сидевшие на земле гарпии восторженно захлопали крыльями. Формоиры поднимали в воздух кулаки, хоть и медлительно. Аль-миражи начали, щебеча скакать кругами. Одобрительные крики не прекращались.

Дружба людей и монстров, этот день войдёт в историю и все присутствующие были рады стать его частью.

— Эй, там, включите свет!

Крик Лидо прорвался сквозь восторженные возгласы.

Адские гончии и другие ловкие монстры тут же принесли лампы с магическими камнями, которые были скрыты за скалами и включили их, используя когти и клыки.

— Монстры… пользуются освещением…

Ошеломлённо произнесла Микото, увидев, как монстры используют созданные людьми устройства.

Гарпии поднялись в воздух и начали снимать ткань, опутавшую кварцевые кристаллы, дававшие свет.

За считанные секунды в пещере стало гораздо светлее.

— З-зелёный дракон?!

— Он был там всё это время?..

Вдалеке от входа, в который вошла группа, дракон, длиной больше десяти метров, обвивал огромный кварцевый кристалл. Его тело было покрыто шрамами, гигантский зверь смотрел на авантюристов с мудростью бесчисленных лет жизни. Лили и Вельф поразились сколько существ на самом деле наблюдало за ними из тени.

— Позвольте мне вас поприветствовать, жители поверхности!

— Уууууу…

— И мне!

Кто-то из монстров мог говорить, кто-то нет, были и те, кто старался, но слова давались ем очень нелегко. Вокруг Белла собралось множество монстров.

— Я слышал сказания о вас. Для меня большая честь встретить вас вживую, синьор Белл.

— С-синьор?

— Я так рад, что могу пожать вам руку, очень рад!

— С-спасибо.

— Я Лаура. Рада знакомству.

— Я тоже рад…

— …

— Ип!

Гоблин в красном колпаке, назвавший Белла «синьором», был первым среди монстров, которые подошли пожать Беллу руку. Когда к нему подходили большие монстры, вроде формоиров и протягивали огромные руки, лицо Белла слегка подрагивало.

— Прости за позднее знакомство. Я Рей, сирена.

— Я-я-я… Белл Кранелл.

— Да, я знаю… Белл, спасибо за спасение одной из нас.

Сирена также подошла в первых рядах монстров и представилась парню. Она протянула крыло, из кончика которого составила нечто вроде протянутой руки, Белл его пожал.

Ощутив мягкость перьев рукой и заметив обворожительную улыбку Рей парень слегка полыхнул.

— Они все тоже рады. Рады встретить человека, который нас не отвергает.

Ящерочеловек, улыбаясь от уха до уха следил за монстрами, подходящими к Беллу, друг за другом, и пожимавшими его руку.

Белл огляделся, услышав комментарий Лидо.

Вежливый гоблин в красном колпаке, переполненные эмоциями гарпии, ламия, говорившая полушипящими звуками, ничего не сказавшая боевая тень… Молчали они или говорили, походили они на людей или нет, Белл видел признаки сознания в каждом из взглядов тех, кому пожимал руку. У кого-то были маленькие ладони, у кого-то большие, чьи-то были покрыты шерстью, но все они были тёплыми.

Неизведанное ранее чувство переполняло Белла, монстры бросали взгляды на Лили и остальных авантюристов.

Но те в ответ лишь неловко отводили глаза.

— Ууууу…

А Виена…

Она смотрела как кучка монстров окружает Белла, как ребёнок чьё величайшее сокровище забирают.

— Куууу…

— А-аль-мираж…

Она увидела, как очередной небольшой монстр подошёл к Беллу. Он был одет в просторную синюю боевую куртку, а порванный мешочек был на её шее будто ожерелье. Белый кролик смотрел на парня милыми круглыми глазами. Белл склонился, всё с той же неловкой улыбкой на лице и пожал протянутую лапку.

— Куууу! — аль-мираж заверещал и прыгнул на парня.

— Э-эй, щекотно же!.. З-зачем ты меня облизываешь?

Аль-мираж прыгнул на грудь Белла и радостно лизал его щёку, когда Рей объяснила, что это значит:

— Аруру… Говорить она не может, но, наверное, ты ей понравился.

— Ты сказала «она», это девочка?!

Белл был готов истерично завизжать. Лили и другие авантюристы не знали, что им делать, увидев, как два «кролика», милуются, в этот момент девушка-дракон наконец взорвалась.

Выскочив из-за Харухиме она отправилась прямиком к Беллу:

— Н-нет! Белла ты не получишь, нет!!!

— КУУУ?! — взвизгнул аль-мираж, когда девушка-воивр силой оттолкнула её от Белла и сама обняла его руку.

Монстр припрыгал обратно, явно намереваясь побороться за своё место, но Виена не отступала ни на шаг, лишь мыча в ответ. Тогда девушка-воивр заметила…

…Что окружающие монстры смотрят только на неё.

Создания, такого же страшного вида что и она, которых она ещё недавно боялась, оказались прямо перед ней.

Сирена Рей начала приближаться и Виена крепче вцепилась в Белла.

— Не поделишься со мной своим именем?

— …Виена.

— Виена… это хорошее имя.

Рей улыбнулась, услышав тихий ответ.

Виена покраснела, смутившись от комплимента, сделанного имени, которое ей дали Белл и остальные.

Прошло несколько секунд, прежде чем ей было протянуто крыло.

Девушка-воивр несмело, опасливо протянула руку, несколько раз её отдёрнув, но, всё же, тихонько пожав крыло.

Золотокрылая сирена улыбнулась.

— Рада встрече с тобой, наш новый товарищ. Никто здесь тебя не ранит. Мы тебе рады.

Как сделали раньше парень и его Паства, сирена сразу приняла девушку как своего товарища. Янтарные глаза Виены округлились от удивления.

Она была тронута такой добротой и тихонько всхлипнула.

Мягкие перья коснулись лица Виены, вытерев слёзы, и на лице девушки-дракона появилась улыбка.

Окружающие монстры буйно выразили свою радость.

— …Эм, скажите пожалуйста.

Когда крики радости начали стихать…

Всё ещё не понимавший, что происходит, Белл заговорил, продолжая обнимать Виену:

— Все вы и Виена… что вы такое?

Этот вопрос мучил его с того самого дня, когда он встретил невозможную девушку. Белл и его группа хотела знать ответ на этот вопрос больше, чем на любой другой.

Монстры перевели на авантюристов взгляды.

Как представитель группы, сирена ответила:

— Мы Ксеносы.

— …Ксеносы?

Тихонько прошептала Гестия себе под нос.

Уран, восседающий на своём троне, кивнул в ответ.

— Так мы их называем… Монстры, одарённые интеллектом.

Зал Молитв под главным отделением Гильдии. Старшее божество, которому всё известно начал рассказывать Гестии, кто такая Виена на самом деле.

Ксеносы… Таким словом боги и богини называют еретиков.

Они нарушение в давно сложившейся системе.

— Хочешь сказать, что Виена тоже этот самый Ксенос, или как ты их там назвал?

— Это так. Их объединяет одна вещь, интеллект, который превосходит разум обычных монстров… Они обладают способностью понимать, и, к тому же, в каждом из них бьётся сердце, которое не уступает сердцам наших детей волей и эмоциями.

— !..

— Ненормальные монстры, которых ведёт не жажда убийства и разрушения…

Гестия, затаив дыхание, слушала Урана.

Его голос продолжил звучать в Зале Молитв, добавив, что похожие на людей монстры зачастую почти не отличаются от населения мира смертных.

— Когда Ксенос появился впервые остаётся загадкой. Однако тем из них, кого мы нашли и с кем связались, была предложена помощь вместе с «защитой».

— Помощь?.. Гильдия помогает монстрам?!

О чём ты, чёрт тебя дери, думаешь?! Гестия была готова взорваться от распиравшего её негодования, когда её поразила одна мысль. Она и её последователи сделали то же самое для девушки-воивра. Они скрывали и защищали её.

Всё было так, как сказал Уран. У чистой и невинной девушки было сердце, точно такое же как у Белла и остальных её детей.

Старший бог заметил, что Гестия напряжённо молчит. И тогда он продолжил:

— Цель этой миссии вернуть Ксеноса, поднявшегося на поверхность к её союзникам. И этот Ксенос, тот воивр, которого ты и твои дети защищали, Гестия.

— …Даже спрашивать не буду, когда ты об этом узнал. Просто скажи, куда сейчас направляются мои дети…

— К этому времени они должны были спуститься к жилищу Ксеносов, Убежищу.

Целью миссии было отвести Виену домой.

Поднявшаяся в городе шумиха после той ночи, когда Виена сбежала, должно быть, стала причиной назначения этого задания.

Гестия с этим смирилась. Но это породило у неё новый вопрос, и богиня хотела получить на него ответ:

— Уран, зачем было просить нас её отвести? Разве не проще было похитить Виену и привести её туда силой? Зачем было рассказывать нам об этих «Ксеносах»?

— Тому есть несколько причин. Белл Кранелл и твои дети уже знают о существовании говорящих монстров. Но самая важная из них… — Уран на мгновенье прервался, прежде чем продолжил говорить. — Я решил, что хоть и с ничтожной вероятностью… твоя Паства станет нашей надеждой.

— Надеждой?

— Да. — величественно кивнул Уран. — Я решил, что вы можете стать мостом между нашими детьми и монстрами, и привести обе расы к пути сосуществования.

— Это всё сон, правда?..

— Если хочешь, Лили может оттаскать тебя за щёки...

Вельф и Лили разговаривали будто в трансе.

Белл слышал их бормотание и сам не мог скрыть холодный пот, бегущий по его щекам.

— Еда! Выпивка! Доставайте всё что есть! Отпразднуем появление нового товарища в наших рядах и первых людей которые будут нам гостями!

Монстры разразились восторженными возгласами, услышав крик Лидо, зал в очередной раз сотрясло.

Разнообразная еда, фрукты, орехи и травы, которые можно найти в Подземелье появились в лапах и когтях. Бочки с алкоголем, на которых можно было прочесть «Ривира», выкатились в центр зала. Люди и монстры устроились огромным кругом, освещаемым лампами с магическими камнями.

Беллу это напомнило вечер, проведённый в кругу Паствы Локи у лагерного костра.

— Беллучи, ешь всё что видишь, не стесняйся! Вот это попробуй!

— Ч-что это?..

— Вы, люди называете это мруктами. Слышал, на поверхности считается настоящим деликатесом!

Лидо сидел справа от Белла, протянув парню нечто похожее на красный фрукт. Белл очень медленно его принял и осторожно попробовал. По текстуре казалось будто он вонзил зубы в подобие куска мягкого мяса, но по вкусу это напоминало помесь лука и арбуза, а вскоре фруктовый привкус перебил всё. Жевать это было приятней чем сочное мясо поросёнка, потому это чем-то напоминало отбивную, и парень не мог сдержать удивления:

— Это очень вкусно…

Медовые фрукты и прочие вкусности были поставлены перед Лили, Вельфом и другими авантюристами. Небольшие монстры, вроде гоблинов в красных колпаках и аль-миражей распределяли гигантские грибы, прожаренные пламенем адских гончих, сервируя их на крупных листьях вместо тарелок.

— Эм, простите, что так сильно ударил…

— Да не переживай. Всё равно скоро зарастёт. Я тоже не слишком сдерживался.

Белл виновато посмотрел на левую щёку Лидо, его взгляд остановился на болезненной ране, которую оставил его кулак. Он извинился, но ящерочеловек-воитель смахнул сломанные чешуйки рукой.

— Спи спокойно, это мелочь, — добавил Лидо, его жёлтые глаза превратились в щелки. Скорей всего, он улыбнулся.

Белл настолько освоился, что начал отчасти понимать выражения на лицах монстров, несмотря на то что они выглядят ни как люди. Поначалу было сложно, но чем больше проходило времени, тем лучше осваивался парень.

Низкий голос Лидо и его звериные черты делали его более пугающим, чем большинство других его товарищей, но сам ящер был на удивление оптимистичным. Именно благодаря постоянным подшучиваниям и улыбке Белл смог сохранить спокойствие, несмотря на странность компании, в которой оказался.

Он ощущал даже небольшую гордость за то, что смог так быстро приспособиться. Хотя считанные минуты назад он чуть не упал в обморок.

Мысли об этом заставили парня посмеяться над собой.

— Если подумать, вы правда пьёте алкоголь?..

— Ну да. Я сначала подумал, ну что за гадость? А потом распробовал и оказалось, что это отличная штука, привык! Люди придумали столько интересных вещей!

Лидо пил из предмета, который при ближайшем рассмотрении оказался бутылкой, брошенной где-то в Подземелье. От его дыхания несло алкоголем, и он несколько раз хлопнул Белла по спине. Неподалёку сидела ошеломительно красивая ламия, но цвет её лица был таким же красным, как чешуйки ящера. И несколько других монстров неподалёку также пошатывались.

— Не припомню, чтобы выпивка хоть раз в жизни настолько меня отрезвляла…

Вельф и остальные авантюристы не были так увлечены моментом.

Тролль передал парню деревянную плошку, наполненную дешёвым пойлом и Вельф надеялся, что выпивка придаст ему храбрости, но эта надежда не оправдалась. Лили сидела с ним рядом, погружённая в молчание.

Микото и Харухиме очень напряжённо сидели на коленях, вокруг них собралась небольшая группа гарпий, смотревших на них с нескрываемым интересом. Похоже, их очень интересовал запах Харухиме, потому что они не переставая принюхивались к девушке-ренарту, которая едва держалась чтобы не упасть в обморок.

— А потом Белл вернулся и спас меня.

— Правда? Я так завидую. Белл определённо стра… кхем, очень добрый.

— Ага!

Виена сидела слева от Белла. Получив от монстров тёплый приём, несмотря на удивление, она очень быстро начала улыбаться. Она разговаривала с сиреной Рей, рассказывая ей о том, что произошло до этого дня.

Авантюристы были ошеломлены гостеприимностью, которую им оказали монстры.

Хозяева вынесли ещё больше еды и питья. Белл восхищённо взглянул на броню, которая прикрывала тело Лидо, прежде чем задать вопрос:

— Так алкоголь и экипировка… они от авантюристов?..

Гильдия развешивала объявления о том, что монстры похищают экипировку авантюристов. И Белл был уверен, что сейчас сидит среди виновников переполоха.

— Нуууууу, и да, и нет. Алкоголь — это подарок, но клинки принадлежали напавшему на меня авантюристу.

Лидо опустил взгляд на ятаган и меч лежащие у его ног, поставив на землю свою бутылку.

— Тот парень сам их выронил, начал улепётывать, когда я ему сдачи дал… Я подумал, что неплохо было бы с ними освоиться. В конце концов, авантюристы забирают клыки и когти монстров убивая их, правильно?

— Что же… это правда.

— Порой люди хотели бы вернуть оружие даже после смерти, так что иногда мы кое-что возвращаем… Но авантюристы начинают злиться, если встречают нас вооружёнными, как они. Сложно сказать, что с этим можно поделать.

Лидо говорил задумчиво, с ноткой ностальгии, будто вспомнив происшествие в Подземелье. Белл ничего не ответил.

— Алкоголь, это здорово, но созданное вручную оружие вообще нечто! Они режут лучше, чем любые цветки и гораздо прочнее. Нам такого никогда не сделать!

Лидо был очень словоохотлив, когда речь зашла об уважении к людям и их творениям.

Большая часть монстров была облачена в боевые одежды, включая самого Лидо, пусть брони на них не было. На некоторых встречались части повседневной одежды, вроде шарфа, который вокруг шеи носил гоблин в красном колпаке.

Похоже они пытаются подражать людям… копировать то, что видели.

Белл ощутил, что каждый из монстров по какой-то причине ценит работы жителей поверхности.

— …Лидо, прекрати эту чушь.

Раздался недовольный голос, преодолевший радостный шум, поднятый монстрами.

Помимо тех монстров, которые присоединились к празднику была группа других, державшихся поодаль. Горгулья, арахна и грифон, помимо прочих восседали на вершине холма неподалёку. Они смотрели на Белла с неподдельной злобой. Пепельная горгулья по имени Грос подала голос, возразив Лидо:

— Это люди. Они не заслуживают доверия!

— Ты всё гнёшь свою линию, Грос? Ты же сам видел, как Беллучи и его друзья защищали Виену. Мы и драку-то начали только потому, что ты настоял на проверке. Разве нет?

Вместо серьёзного ответа, ящер отмахнулся и повернулся к Беллу со словами: «Не обращай внимания».

— Прости, они… ну, мы все через многое прошли. Когда мы узнали, что сюда заглянуть люди, мы все были, как на иголках.

— Что же, я… понимаю.

— По пути сюда мы за вами следили, да и этот бой многое о вас рассказал, и вы отличаетесь от большинства авантюристов. Они тоже поймут.

— По пути сюда?.. Так это вы наблюдали за нами в Подземелье?..

— Ого, заметил? Точно, наши собратья присматривали за вами, пока вы сюда не дошли.

Лидо добавил, что вдобавок к боевой проверке Ксеносы следили за ними, чтобы прийти на спасение Виены, если потребуется.

Это объясняло почему Белл думал, что за ним следят в Подземелье.

— Как вы всё это время за нами следили? Кто-то из вас живёт на поверхности?..

— Нет, Летт и его группа следили за вами со входа на девятнадцатый этаж.

Лидо почесал чешуйчатый лоб, добавив, что выше никто из них не заходил.

Белл снова задумался кто мог за ним следить, осознав, что на верхних этажах это были не монстры.

— …То, что вы сказали правда? Вам помогает Гильдия?

Бам!

Деревянная кружка ударилась об пол с большей силой чем это было нужно.

Вельф слышавший разговор не мог больше сдерживаться. Удивившись, что Вельф заговорил, Лидо несколько раз моргнул и расплылся в улыбке:

— Да, всё правда. Они немало сделали для того, чтобы нас не раскрыли, а также поставляют нам экипировку и еду… Они нам очень помогли.

— …Лили не может поверить на слово, что Гильдия запачкала свои руки, чтобы сохранить такой секрет. Риск раскрытия слишком велик, а награда… Какая вообще может быть польза?

— Мы не простые паразиты, которые живут за счёт Гильдии. Мы принимаем запросы, расследуем странные случаи и тайно подавляем особо опасные случаи… Наши отношения на поверхности называются «взаимовыгодными».

Рей объяснила, как обстоят дела, в ответ на возмущённый возглас Лили.

Гильдия просит Ксеносов разбираться с аномалиями прежде, чем авантюристы о них узнают, или если происшествия слишком сложны для авантюристов.

— Наши цели похожи, только и всего, — заключил Лидо. — Впрочем, мы скорее связаны с богом по имени Уран, чем с Гильдией. Работники Гильдии даже не знают, что творится внизу.

— В-всевышний Уран…

Бог-основатель Орарио. Авантюристы притихли, услышав его имя.

У Гильдии недостаёт боевой силы, потому в Подземелье расположилась принадлежащая организации, а точнее самому Урану, личная армия. Лили и остальные быстро поняли, какое место Лидо и остальные Ксеносы занимают в иерархии.

— Раз вы так говорите, то эта миссия…

— Да, Беллучи. Всевышний Уран связался с нами, и мы согласились проверить людей, которые помогли нашему собрату.

Миссия была назначена не советом Гильдии, а самим Ураном лично, истинным её главой.

Все они танцевали под его дудку, будучи раскрытыми. Белл и его группа теперь знали, что происходит.

— Услышав о таких как вы, в нас даже зародилась надежда.

Белл собирался спросить, что это значит, когда его прервали громкие крики.

Со всех сторон круга раздался хор голосов:

— РЕЙ, СПОЙ!

— УУУУУУУУУУУУУУУУУУ!!!

Несколько напившихся монстров потребовали песню, и всё больше присоединялось к их крикам.

Сирена, сидящая неподалёку от Белла со вздохом, посмотрела на Лидо. Тот кивнул в ответ.

Рэй улыбнулась и поднялась.

— Похоже, придётся. Я должна спеть, добавив красок этому празднику.

Сделав несколько шагов, сирена грациозно взмахнула крыльями и одним махом воспарила на верхушку самого высокого из установленных фонарей с магическими камнями.

Она повернулась лицом к Виене, Беллу и остальным, со смущённой улыбкой на лице:

— Сегодня с нами новый товарищ и гости с поверхности. Эта песня будет особенной.

Рей прикрыла глаза и сделала глубокий вдох.

На несколько секунд повисла тишина, вскоре сменившаяся прекрасным голосом.

— Ого!..

— Какая песня…

Слушая высокие ноты, Виена начала радостно улыбаться, а Белл и остальные испытали потрясение.

Этот нежный голос привёл их к Фронтиру.

Сирена прижала одно из своих золотых крыльев к груди, продолжая с большим удовольствием петь. Аккомпанемента и слов в этой песне не было. Простого пения было достаточно, чтобы приковать к ней всеобщее внимание.

Освещение магическими лампами и светом кристаллов было таким прекрасным и таинственным, что создавалось ощущение будто всё происходит в другом мире.

Сложно было поверить, что сейчас перед авантюристами тот же наполненный монстрами подземный лабиринт, что и обычно, и, всё же, возможно такое возможно только потому, что Подземелье наполнено загадками и тайнами.

Песня эхом отражалась от стен зала.

Белл и остальные никогда не слышали ничего настолько же завораживающего и прекрасного, они совсем потеряли счёт времени.

— Давайте танцевать, жители поверхности! Можно этот танец будет моим?

— Э? Че…постой, не надо, я плохо танцую!!!

— М-Микото!!!

Одна из молоденьких гарпий потянула за собой Микото, оставив Харухиме с протянутой рукой. Две тени начали танцевать в кругу друг с другом. Энергичная принялась кружиться рука об руку с Микото, впрочем, точнее будет сказать она кружила Микото вокруг себя. Крыло и человеческая рука крепко сплелись.

Поющая сирена усмехнулась, на мгновение прервавшись, а потом сменила темп.

Её прекрасная баллада превратилась в нечто трогательное, но ритмичное, подобно вальсу.

Напившиеся Ксеносы присоединились к танцам. Они окрикивали друг друга, собираясь в пары. Гоблин в красном колпаке танцевал с ламией, адские гончие носились кругами вместе с аль-миражами, фомоиры и тролли молотили руками по полу, поддерживая ритм. Один из монстров нашептал Виене на ухо, чтобы она присоединилась.

«Ладно!» — оживлённо ответила Виена и побежала к Харухиме.

Горгулья и сидевшие рядом с ним монстры наблюдали издалека.

Песни и радостный смех не прекращались.

Виена вытащила покрасневшую Харухиме в центр круга, поближе к Микото и её партнёрше.

Длинные тени людей и монстров плясали на полу.

— …Такого безумия ещё не бывало, — Лидо смотрел на происходящее с восторгом. Его губы явно расплылись в улыбке.

Белл, Лили и Вельф также не верили своим глазам и потеряли от происходящего дар речи. Они и сами не поняли в какой момент на их лицах появились улыбки.

Вдохновляющая песня сирены и вторящие ей восторженные возгласы.

— Лидо, что ты имел в виду, когда говорил, что такие как мы зародили в вас надежду?..

— Мммм? А…

Белл долго смотрел на Виену и остальных танцующих, прежде чем снова повернуться к Лидо.

Отвечая, ящер-воитель не сводил взгляда с танцевавших товарищей.

— Вы дали нам надежду, что когда-нибудь всё может измениться…

— Сосуществование людей и монстров?!

Гестия не смогла сосчитать сколько раз вздрогнула после слов, сказанных Ураном.

Старшее божество было непоколебимо, как и всегда. Он продолжал смотреть в глаза поражённой богине.

— Ты хоть понимаешь, о чём говоришь, Уран?!

— Конечно.

Люди и монстры не могут жить друг с другом в мире.

Гестия давно пришла к такому заключению, но Уран непоколебимо ей возразил. Он знал, что стоит на кону.

Порождения Подземелья величайшие враги живущих на поверхности рас. Люди убивают монстров, а монстры убивают людей. Невозможно закрыть глаза на тот ошеломляющий страх и ненависть, который расы испытывают друг к другу. Они не могут существовать рядом.

Живущим в мире смертных расам суждено убивать монстров и быть ими убитыми.

Такая судьба была уготована миру с самого первого появления монстров из «Великой Дыры», ещё в Древнюю Эру.

Люди и монстры обречены сражаться целую вечность.

Но сейчас божественная воля Урана переворачивала в голове Гестии всё с ног на голову… Богиня нахмурилась, не принимая такого желания от главы Гильдии, главы всех людей.

— Ксеносы не начинают атаковать людей подчиняясь инстинктам, они хотят разговора.

— !!!

— Вместо когтей и клыков они используют слова и логику, они желают, чтобы их голоса были услышаны. Они хотят ходить по поверхности. Хотят узнать наших детей… узнать больше о людях.

Лицо Виены всплыло в памяти Гестии.

— Осознавшие себя Ксеносы подвержены нападениям даже обычных монстров. Они живут в изгнании и отрыве от мира. Им нет места ни на поверхности, ни в Подземелье.

— …

— Когда их никто не слышал, им было проще снова стать монстрами и погрузиться в забвение. Но, вместо этого они нашли в себе решимость сохранить свои мысли и желания. Как и наши дети, — сказал Уран. — Так я их нашёл.

Уран на мгновенье прикрыл глаза.

— Как тот, кто возносит молитвы Подземелью… не мог я вынести их горестей.

Ого, да у нас тут трудяга… хотела было подколоть Урана богиня, но слова застряли в горле, потому что она сама встретила Виену.

Смогла бы она после этой встречи заставить себя бросить девушку-воивра?

Смогла бы она стать расчётливой и безжалостной богиней ради своей Паствы?

Размышления вихрем проносились в голове богини, ставя её перед целой чередой выборов и сложных решений. Спустя несколько минут тяжёлого молчания, она снова посмотрела Урану в глаза и задала ещё один вопрос:

— Ты серьёзно решил принести мир между детьми и монстрами?

— Я уже высказал свою волю, но её исполнение невозможно. Правда заключается в том, что я не могу принести детям и монстрам гармонию.

Уран, не скрываясь во всём признался Гестии, отвечая на вопрос богини.

— Раз наша цель сосуществование людей и монстров, нужно дать для этого причину.

…Необходимо доказать, что монстры имеют значимость.

С рождения они очень сильно отличаются от той нормы, которую принимают люди.

Угрожающие когти, клыки и мускулы давно стали символом кровожадности и смертельной опасности.

Чтобы избавить разумных монстров от репутации убийц и разрушителей, а также установить между ними и людьми мир, нужно доказать, что они могут играть какую-то роль в мире смертных. Чтобы осуществить их мечту, дать им увидеть солнечный свет, нужно унять ненависть и страх людей перед ними, доказать их значимость.

Сейчас люди принимают только прирученных жестокостью монстров. Пусть таких монстров и не трогают, они обязаны жить в клетках и шипастых ошейниках. К тому же, подчинение никогда не приведёт к истинному миру.

— …Получается, ты считаешь, что должен доказать значимость их существования, и тебе кажется, что Белл и другие мои дети могут стать мостом между монстрами и людьми?

— Правильно.

Гестия позволила голове безвольно упасть. Старшее божество так легко раскрыло свои тайные планы, что это было почти невероятно.

Она поняла к чему стремится Уран. Познакомившись с Виеной, она и сама была не против помочь Ксеносам найти счастье.

Однако, этот путь поставит Белла и её Паству под удар.

Уран упомянул изгнание и отрыв от мира. Если станет известно, что Паства Гестии помогала этим «монстрам», то они могут потерять не только своё положение в Орарио, но и своё место в мире, как и Ксеносы.

Гестия предпочла бы не жертвовать судьбой своих детей, чтобы установить равновесие между людьми и монстрами.

«Даже если придётся сбежать…», - подумала про себя богиня.

— Гильдия придерживается того же мнения, или об этом знаешь только ты?

— На данный момент это только моё решение.

Это было понятно.

Объявление мира с монстрами потрясёт весь мир.

Даже Уран, объявленный отцом-основателем Орарио, растеряет после такого свою власть.

— Даже Ройману и его ближайшим советникам, высшему руководству Гильдии, ничего об этом неизвестно.

Его работникам было приказано передать миссию Пастве Гестии. Скорее всего, Ройман решит, что быстрое поднятие уровней Беллом привлекло внимание Урана, и божество решило проверить его, поручив ему тайное задание.

Уран объяснил это Гестии.

— Получается, знаем только…

— Среди божеств, кроме меня известно ещё Гермесу, как исполнителю моих поручений… и Ганешу.

— Г-Ганешу?!

Гестия совсем не ожидала услышать это имя.

— Да ты шутишь, — поражённо выпалила богиня. А потом, её плечи вздрогнули: — Неужели Монстромания?..

— Точно. Была придумана пять лет назад, чтобы уменьшить враждебность людей по отношению к монстрам, неважно, насколько мал результат, с этой целью она проводится.

Монстромания — событие на котором из приручения монстров сделан спектакль. Фестиваль анонсирует и организовывает Гильдия. Он служит не для развлечения истосковавшихся богов. Проводить его начали совсем недавно, и Гестия слышала, что Гильдия никак не объяснила причину его появления.

А сейчас картина стала ей ясна.

Уран стоял за появлением этого праздника. Проведение фестиваля несмотря на опасность появления монстров Подземелья на поверхности была его идеей.

Он хотел улучшить мнение людей о монстрах, показав, как с ними справляются величественные укротители, сделать созданий Подземелья менее отдалёнными от других людей и создать почву для будущих изменений.

Этот фестиваль стал первой из ступеней, которые могут вывести Ксеносов на солнечный свет. Потому он был назван не «Укрощением Монстров», а «Монстроманией». Впрочем, как и у любой первой стадии, влияние этого празднества оказалось очень ограничено.

— Я рассказал Ганешу, чтобы получить его поддержку.

Несмотря на то, что за фестивалем надзирает Гильдия, Паства Ганеша предоставляет укротителей.

Уран понимал, что уверенность Ганеша не позволит им как-то манипулировать, потому старшему божеству оставалось только раскрыть правду.

Никогда бы не подумала, что Ганеша…

Из всего услышанного это было для Гестии самым удивительным. Стирая пот со лба, она вспомнила дружелюбное, но странное божество в маске слона. И пообещала себе, что впредь попытается узнать его лучше.

— Это все, кто с тобой сотрудничает?

— Нет, — прямо ответил Гестии Уран.

Божество опустило взгляд под ноги, будто пытаясь увидеть, что происходит в Подземелье:

— Нам помогает Фелс.

— Что же… это превосходит все мои ожидания.

Совершенно не тронутый эмоциями голос раздался на оживлённом банкете, проходившем во Фронтире двадцатого этажа.

Белл и остальные повернули головы, услышав раздавшийся у входа в зал монотонный голос.

— Фелс, у тебя получилось!

Владельцем голоса оказалось подобие ожившей тени в длинной чёрной робе с перчатками, испещрёнными резными узорами. Белл и авантюристы подскочили и приготовились к бою в то же мгновенье, увидев неизвестного человека, но Лидо поднял руку и дружелюбно помахал.

Фелс. Имя, которое Лидо и Рей упоминали по нескольку раз.

Авантюристы с опаской следили за движениями силуэта в капюшоне. Впрочем, сейчас Фелс куда больше был заинтересован Виеной и другими танцующими монстрами.

— Ты прибыл раньше чем я думал.

— Я спешил. И пожалуйста, Лидо, вкратце расскажи, что случилось. Честно говоря, я не совсем понимаю.

Фелс попросил ящера, поднявшегося на ноги, рассказать, что произошло в пещере.

Авантюристы также пошли к пришельцу, Лидо быстро рассказал обо всём произошедшем. Из-под капюшона раздался лёгкий смешок.

— А вы можете оказаться важнее, чем мы думали.

Фелс окинул взглядом Белла и остальных, выразившись словами, которые сложно было принять как за насмешку, так и за похвалу.

Фигура в чёрной робе была ниже Вельфа. Изучив каждого человека из подошедшей троицы взглядом, похожий на тень силуэт заговорил:

— Для начала, позвольте представится. Я Фелс. Я связной Урана и Ксеносов, посланник, если вам так больше нравится. Также отвечаю за выполнение некоторых неприглядных заданий.

— Н-неприглядных?

— Да, точно… Возможно вы поймёте, если я скажу, что это я следил за вами и девушкой воивром?

— !

Белл, Лили и Вельф были ошеломлены.

Что-то вроде смешка снова раздалось под капюшоном, и рука в перчатке поднялась в воздух.

— Белл Кранелл, Лилирука Арде, Вельф Кротцо… а также Микото Ямато и Харухиме Саньйоно. Я наблюдал за вашими действиями всю прошлую неделю.

Единственные слова, произнесённые силуэтом, составили для авантюристов полную картину.

Оказавшийся перед ними человек это «глаза» Гильдии, который изучал их так, что они об этом даже не знали.

— Вы… Вы монстр, как они?

Лили знала, что что-то с этим человеком не так, чего-то не хватало. Ведомая интересом, она задала вопрос.

— Нет, Фелс — человек, — ответил Лидо, и капюшон Фелса затрепыхался.

Бывший человек будет правильнее.

Белл едва слышно вздохнул.

— Сейчас покажу.

Чёрные перчатки откинули капюшон.

— …

У троицы авантюристов разом перехватило дыхание.

Вместо несуществующих глаз два тёмных провала, пустые глазницы.

Кожи также не было. Идеально обнажённые зубы торчали из костяных челюстей.

Лицо, которого не было.

Авантюристы увидели белый, лишённый глаз череп.

— …Скелет?!

— Нет, нет, нет!..

— Спартой?

Все три голоса дрожали.

Перед ними был определённо человеческий череп, ни глаз, ни ушей, ни волос, только кости. Ужасающее воплощение смерти было доказательством того, что перед ними не человек.

Белл припомнил напоминающих человеческие скелеты монстров нижних этажей, называемых спартоями. Но Фелс покачал черепом из стороны в сторону, опровергая испуганный вскрик парня.

— Прости, но я не монстр. Как я сказал, я бывший человек.

— Б-бывший человек?..

— Чего… как такое могло случиться?!

Лили лишь повторила слова Фелса, в то время как рот Белла раскрывался и закрывался, не произнося ни звука. Вельф, стиснув зубы отчаянно попытался сохранить спокойствие, несмотря на страх, написанный на его лице. Страх естественная реакция на голос, исходящий от черепа без кожи и горла, которыми можно было бы создавать звуки.

Пока трое авантюристов пребывали в замешательстве, Лидо сказал.

— Фелс Мудрец. Могущественный маг.

Белла и его спутников будто ледяной водой окатили, они лишились дара речи.

Мгновением спустя, Лили взвыла:

— Мудрец?! Тот самый Мудрец?! Тот, кто создал Философский Камень в Королевстве Магии, единственный кто смог создать эликсир вечной жизни? Этот Мудрец?!

— Н-ну да… наверное этот?..

Ящерочелоек не слышал историй, которые были с детства знакомы жителям поверхности, потому крики покрасневшей девушки-полурослика застали его врасплох. Девушка в половину его роста неумолимо надвигалась, потому Лидо оставалось только отпрянуть. Белл в это время вспомнил историю, которую Эйна рассказывала ему о Мудреце.

Как Лили и сказала, Мудрец был легендарным создателем Философского Камня, магического предмета, дарующего вечную жизнь. Освоивший продвинутую способность Энигма Мудрец, считается самым могущественным Магом в истории мира. Он поднёс своё творение, Философский Камень своему богу, но тот лишь разбил его об пол…

Если это правда, то перед ним оказался самый настоящий персонаж мифов и легенд. Глаза Белла распахнулись так сильно, что чуть не выскочили из орбит.

— Внесу поправку, если можно. Я то, что осталось от человека, которого звали Мудрецом.

Маг ещё сильнее поразил авантюристов, рассказав, что он лишь тень себя прошлого.

— Как и говорится в моей истории… и по сей день, я ненавижу божество уничтожившее мой драгоценнейший камень. После того случая я стал одержим погоней за знаниями и раскрытием секрета бессмертия… что и привело меня к этому состоянию.

Скелет вспомнил грустный случай из своего прошлого, параллельно убеждаясь, что плащ закрывает всю остальную часть его тела.

— Методы, которые я использовал, потребовали определённых жертв, и я лишился плоти со своих костей. Теперь я больше похож на монстра. Мне неведомо чувство голода и жажды… Я превратился в ожившего призрака.

Фелс завершил историю добавив, что его эксперименты стали его «проклятьем».

Узнав эту скрытую часть легенды, затерянную где-то во времени, авантюристы сглотнули, услышав об участи Мудреца.

Вместе с тем, их поразила жестокость существа с небес, совершенно наплевавшего на жизнь своего последователя.

— Теперь я принял имя Фелс Глупец.

«Фелс Глупец» подходящее имя для того, кто когда-то был «Мудрецом», но опустился до такого существования.

Не способный выражать эмоции скелет-маг, неспособный даже улыбнуться недостоин быть «Мудрецом».

Вельфу явно было неловко, но он бесстрашно задал вопрос:

— …Не расскажете, как получилось, что Мудрец оказался здесь, среди нас?

— Это очень долгая и ненужная история. Достаточно будет сказать, что Уран принял меня несмотря на моё состояние, когда я обосновался в Орарио, — Фелс ответил открыто, явно пытаясь сменить тон на более дружелюбный.

— Сейчас я из первых рядов наблюдаю за «центром мира», за силой, несущей изменения.

Снова накинув капюшон Фелс добавил, что он доволен положением вещей.

Белл застыл, он думал, что ничто не способно вызвать у него больший шок, чем встреча с Лидо и Ксеносами. Но сейчас его голова кружилась от второго, не менее сокрушительного удара.

— Мудрец, ха… Конечно, я о нём слышала. Получается, то дитя, которое меня похитило это твоя правая рука, Уран?

— Не буду этого отрицать. Помимо соглашения с Ксеносами Фелс единственный, кто подчиняется моей воле… Мой личный агент.

Уран кивнул, услышав замечание Гестии.

Несколько Паств, включая Паству Ганеша работают с Гильдией, создавая ей имидж. В то время как Фелс, маг, которому знакомо множество заклинаний, работает в тени, совершая грязные поступки и получая тайные задания.

— Я так понимаю, Фелс сыграл большую роль в сохранении тайны Ксеносов?

— Да, сыграл. С ним я работаю веками.

Фелс подходит на роль личного телохранителя Урана. Многие работники Гильдии видели, как он перемещается по Пантеону, потому слухи о неуловимом «призраке» поддерживаются целыми поколениями рабочих.

— Монстры, способные думать и чувствовать… Впервые я познакомился с Лидо и его видом пятнадцать, может шестнадцать лет назад.

Фелс продолжал разговор несмотря на пение сирены и танцы монстров на фоне.

В то время члены одной из Паств отлавливали подобных монстров. Уран был намерен сохранить их появление в секрете от Орарио и отдал приказ. Та Паства пала и перестала существовать.

Фелс повиновался божественной воле и с тех пор служил связующим, став первым, кто рассказывал Ксеносам о жизни на поверхности.

— Поговорив с Лидо и его собратьями мы решили назвать этих еретиков «Ксеносами», теперь все их сообщества живут под такими именами.

— Сообщества?

— Да. Такие, как мы, рождаются в Подземелье повсюду. Мы создали несколько групп со своей организацией.

Белл попытался уточнить у Фелса, но ему ответил Лидо.

— Мы собираемся в Убежищах, вроде этого и иногда патрулируем этажи в надежде найти новых товарищей.

Также Лидо добавил, что большая часть монстров обитает на нижних этажах, тут в разговор вступила Лили, задав вопрос, который беспокоил её всё это время:

— …Лили уже очень долго хочет спросить… Монстры не появляются в этой комнате?

— О? Заметила, Лилиучи?

— Л-Лилиучи?..

Девушка-полурослик не знала, как ей реагировать на такое обращение, Лидо оглядел комнату, потолок и стены которой покрывали тёмно-зелёные кристаллы.

— Это место… можно назвать его безопасной зоной. Подобных в Подземелье немало.

— А?!

— Разумеется, авантюристы их ещё не нашли. Потому мы называем такие места Убежищами.

Лидо проигнорировал возгласы удивления Белла, Вельфа и Лили, давая объяснение.

Ксеносы зачастую обитают в неизведанных Фронтирах серединных и нижних этажей, в тех местах, о которых авантюристы даже не знают, используя их в качестве баз в поисках других монстров, обладающих интеллектом.

Существует целое сообщество путешествующих монстров.

— Сейчас Ксеносов около сорока… Порой число увеличивается или уменьшается, но Лидо, Рей и Грос были с самого начала.

— Немало времени прошло, да?

Фелс бросил взгляды на сирену и горгулью, ящер погрузился в воспоминания.

— …Это делает вас троих главными, не так ли?

Вельф наконец осмелился подтвердить подозрение, которое они с Лили разделяли.

— Ага. Грю был главным, но с его драконьим телом не так просто куда-то пройти. Поэтому сейчас я возглавляю остальных.

— Выходит, сильнейший…

— Ну да! Вы смотрите на него прямо сейчас!!!

Лидо гордо выпятил прикрытую бронёй грудь.

Белл подумал об этом после сражения с ящером один на один. Скорей всего Лидо сдерживался всё это время, но во время боя парню всё равно вспомнилась сильнейшая авантюристка Паствы Иштар, Фрина. После боя парень заподозрил что ящер может быть сильнее той его противницы.

— …Точнее, хотел бы я так сказать.

…Однако спустя секунду Лидо опустил голову и плечи.

— Один из наших новых товарищей скоро заберёт у меня титул сильнейшего.

— Ой…

Вельф не знал, как реагировать на неожиданное упадническое настроение ящерочеловека. Стоящий рядом Белл удивился.

Вопрос, должен был быть задан.

— Эм, а кто этот новый товарищ?

— Сейчас его с нами нет. Он себе на уме, точно говорю. Пошёл на нижние этажи тренироваться.

— Н-нижние этажи… Думаете… с ним всё будет хорошо?

— Насколько я его знаю, беспокоиться не о чём.

Лидо сухо усмехнулся, будто даже мысль об этом казалась ему смешной.

Прошло несколько секунд…

Уставшие от песен и плясок монстры начали снова устраиваться на полу. Среди прочих были Микото, Харухиме и Виена.

Лили будто над чем-то размышляла, пока не обратилась к Фелсу:

— …Сударь Фелс.

— Что такое, Лилирука Арде?

— Когда та сирена Рей… Сударыня Рей говорила с нами, она назвала отношения Ксеносов и Гильдии «взаимовыгодными».

— Да, так и есть.

— Всевышний Уран запрашивает поддержку, а взамен Ксеносы всего лишь обыскивают Подземелье и находят новых членов… Но всё ли это?

Ореховые глаза девушки вгляделись в темноту капюшона мага, но единственным ответом было молчание.

— Лили не могла не задуматься о том, что эти отношения слишком односторонние. Есть что-то странное в выборе слов и действиях этих еретиков…

Группа, которая знает о наличии нескольких подобных Убежишь, чьи члены обладают достаточной силой, чтобы путешествовать на нижние этажи. Отряд монстров, называемых Ксеносами силён, и может позаботиться о себе без помощи Фелса и Урана.

Лили готова была признать, что Гильдия распоряжается городом и авантюристами Подземелья, потому ей выгодно следить за монстрами и предотвращать возможную панику. Однако ей было понятно, что всё происходящее можно назвать нечестным.

Наверняка Ксеносам было обещано что-то ещё, нечто большее.

Лили попыталась об этом узнать.

— Если вы скажете, что дело в великодушии, Лили больше ничего не спросит, но…, — отведя взгляд она попросила удовлетворить её интерес, — Ксеносы вступили в эту сделку, потому что захотели что-то, что только Всевышний Уран и Сударь Фелс могут предоставить?

С того самого момента как она узнала о Скрытой Деревне она об этом задумывалась, но спросить решилась только сейчас.

Белл и Вельф притихли, также ожидая ответа.

Лидо явно нелегко было ответить на этот вопрос.

Разговор остановился, чуть поодаль слышался смех Виены и игривые урчания монстров.

И тогда…

Сверху раздался чистый и ясный голос:

— …Выйти на поверхность.

— Сударыня Рей…

— Таково наше желание.

Рэй легко приземлилась, сложив свои руки-крылья будто накрывая себя плащом.

Белл, Лили и Вельф с удивлением посмотрели в небесно-голубые глаза.

— …Мне снятся сны, — тихий голос Лидо нарушил молчание, — сны о красном светящемся шаре, сияющем из-за огромных камней… Небо, которого здесь нет, огненно-красное, настолько красное и красивое, что заставляет меня прослезиться. Оно становится всё краснее и краснее…

— Это, наверное… закат?

Ящер-воитель посмотрел наверх, на тёмные тени, скрывающие потолок Подземелья, но взгляд его будто бы был направлен гораздо дальше.

Белл представил себе, что ящер описывал.

— Возможно так это называется, — кивнув, ответил Лидо.

— Но, просто сон?.. Вы наверняка бывали на поверхности, разве нет?

— Ни разу. Это означает, что этим сном может быть часть прошлой жизни, в которой я вырвался из этого тёмного ада и провёл какое-то время наверху.

Предположение Лидо заставило Белла и остальных застыть.

— В… прошлой жизни?

— Он же не хочет сказать…

Лили и Вельф начали перешёптываться.

Дрожащим голосом Белл произнёс всего одно слово:

Реинкарнация?..

Лидо и Рэй не ответили ничего, лишь отвели взгляды.

— Знаешь, Беллучи, Виена очень разговорчивая.

— А?.. Н-ну да, разговорчивая.

Неожиданная смена темы разговора застала Белла врасплох, но он пришёл в себя и тут же уверенно кивнул.

Лидо смотрел на смеющуюся девушку-воивра, играющую с Харухиме и Микото, а также с гарпиями и аль-миражами.

— Кто-то из нас может использовать язык, а кто-то не произносит ни слова. Кто-то знает, как выразить чувства, в то время как другие понятия об этом не имеют. Это не кажется тебе странным?

После Лидо добавил, что помимо всего прошлого все монстры отличаются друг от друга.

— Вот что дико. Некоторые из нас разговаривают с самого рождения. Будто вспоминая что-то, что они уже знали.

— !

— Может они очень долго наблюдали за людьми, когда-то… Завидовали им, чего-то от них жаждали.

«Множество людей, подобных Беллу… защищали от меня кого-то».

«Я видела этих людей и чувствовала холод».

«Но те люди были прекрасны».

Слова, которые прошептала ему девушка-воивр всего несколько часов назад, всплыли в памяти парня.

Странное чувство пришло вместе с ними.

Виену и тех, кто ей подобен ведёт…

…Очень сильное желание.

Голос Фелса прервал задумчивость парня.

— У каждого Ксеноса свои мысли и чувства. Их объединяет лишь одна вещь: они жаждут чего-то от людей с поверхности.

Ксеносы вспоминают в своих снах зависть к людям, живущим под солнцем и синевой небес, и желают того же.

Увиденная ими красота побеждает врождённую ярость и желание убивать.

Люди, отчаянно спасающие друг друга. Дварф, смело оставшийся в проходе, несмотря на захлестнувшую его волну монстров. Эльфийка, даже на пороге смерти не изменившая своей гордости. Случайный авантюрист, пощадивший монстра. Даже воспоминания о прекрасном голубом небе и закате.

Ксеносы вспоминают «прошлые жизни» в своих «снах».

В каждом из них сильно какое-то желание, дарующее им причину для жизни.

— Я хочу хоть раз за свою жизнь в этом мире увидеть прекрасный закат.

— Я хочу расправить крылья в залитом светом мире, я не могу взять кого-то за руку… поэтому я хочу, чтобы меня обнял кто-то, кого я люблю.

Вместе с людьми видеть солнечный свет. Таково их желание. Этого хотят собравшиеся здесь мужчины и женщины.

И каждую их цель было бы очень просто выполнить, если бы Ксеносы выглядели, как расы поверхности.

Им известно, насколько будет трудно, как долог будет путь наверх. Ксеносы притихли, погрузившись в задумчивое молчание.

Лидо и Рей слегка улыбнулись, увидев, что Белл и остальные авантюристы осознают простые истины.

— Мы знаем, что мы такое. Наше место в тенях, где-то между людьми и монстрами, ни одна из сторон нас не принимает… Но это не мешает нам продолжать мечтать.

Они просто хотят получить разрешение на следование за своей мечтой.

Лидо бросил взгляд на вход в комнату и снова заговорил.

— Возможно Мать хотела, чтобы у нас, зависших между мирами тоже было своё место и создала для нас Скрытые Деревни, вроде этой… Даже сейчас подобные мысли возникают в моей голове.

— М-мать?..

— Мать, ну, знаешь, Мама. Та, что даёт нам жизнь.

— То есть, Подземелье.

Слова Рей снова поразили авантюристов.

— Мы не знаем, чего мать для нас хочет… Почему те, кто должны быть нашими братьями и сёстрами, пытаются отнять наши жизни, но нам позволено существовать. Мы не знаем почему.

Лидо и Рей будто и раньше задавали этот вопрос Подземелью, даже понимая, что ответа на него не последует.

И, несмотря ни на что они решили следовать за мечтой.

— Потому… мы очень рады встрече с тобой, Беллучи, и остальными.

Рей и Лидо снова посмотрели на авантюристов. Почти в то же время, Виена и остальные авантюристы к ним присоединились.

Белл услышал, как кто-то радостно окликнул его по имени и, повернув голову, кивнул, снова возвращая внимание Лидо.

— Мы не просим услуг или помощи. Хватит с нас и того, что нашлись люди, которые приняли нас такими, какие мы есть… Это многое для нас значит.

Лили и Вельф неподвижно стояли с разных сторон от Белла.

Маг просто наблюдал за тем, что происходит. Сирена улыбнулась.

Наконец, ящерочеловек смущённо почесал нос:

— Я рад что с вами встретился.

— …Последний вопрос, Уран.

Каменный зал, освещаемый трескучим пламенем факелов.

В очередной раз раздался голос Гестии:

— Что происходит в Подземелье?

— …

— Эти «Ксеносы»… Ты знаешь почему Виена и остальные вообще были рождены?

Необычные монстры, подвиды, аномалии. Если чем-то из этого можно объяснить происходящее, пусть будет так.

Но богиню не оставляло ощущение, что за Ксеносами стоит нечто большее. Что-то, что даже всеведущие боги не способны объяснить. Гестия хотела понять что.

После длительного молчания Уран начал говорить.

— Как думаешь, что происходит с монстрами после смерти, Гестия?

— ?..

Гестия нахмурилась, услышав, что её вопрос был встречен вопросом.

Старшее божество не стало ждать, когда богиня ему ответит и продолжил:

— Души детей возвращаются на небеса, где наш вид судит и сортирует их, многие отправляются на перерождение в этот мир… А что происходит с душами монстров? Нет, лучше спросить… если у монстров, не являющихся нашими творениями, есть души, куда, по-твоему, отправляются они?

Дрожь.

Гестия ощутила, как замерло её сердце:

— Неужели?..

— Я всего лишь сделал наблюдение, но уверен, что оно верно, — Уран собрался с мыслями. — После смерти монстры возвращаются к матери, которая их создаёт, Подземелью… Они получают новую форму где-то в глубине лабиринта и рождаются заново.

Цикл смерти и перерождения, «души» монстров циркулируют внутри Подземелья.

Неподвижное, старшее божество произнесло нечто, отчего богиня нахмурилась:

— У монстров есть… души?..

— Да. Они начали меняться за века смертей и перерождений.

Особенно это показывает появление разумных монстров, способных обучаться.

«Изменения», которые начали проявляться в отдельных монстрах после множества циклов их существования с Древних Времён кажутся вымыслом. Но сильные чувства и желания, накапливавшиеся в отдельных душах вырвались из бесконечного круга.

Удивление Гестии вырвалось вопросом:

— Я не могу в это поверить… Как такое вообще возможно?

— Сильными желаниями и решимостью монстров скорее всего управляет… воля Подземелья.

Слова Урана повисли в темноте, окутывавшей зал.

Устроенный в Скрытой Деревне Ксеносов банкет подошёл к концу.

Белл и остальные готовились выступать домой. Вскоре после этого Лидо и другие Ксеносы собирались перейти в другую Скрытую Деревню.

Харухиме и Микото неловко улыбались, пожимая руки своим партнёрам по танцам, и прощались с монстрами, с которыми успели сдружиться.

Лампы с магическими камнями гасли одна за другой, единственным освещением остались кристаллы.

— …

Окутанный зеленоватым светом Белл смотрел как его товарищи разговаривали с монстрами в тёмной пещере.

Раньше у него не было времени задумываться об этом, но обладающие человеческими чертами монстры оказались приятными личностями. Кто-то не мог произнести ни слова, другие тараторили без умолку. Как и сказал Лидо, каждый из них был уникален. Даже типы тел одинаковых монстров отличались. Каждый из них был личностью, жил по-своему.

Парень узнал об их стремлениях. Услышал их надежды. Но также он открыл, что прежде, чем они пришли к этим чувствам, все они были кровожадными монстрами, разорвавшими бы его на части при любой удобной возможности.

Даже добродушный Лидо и прекрасная Рей.

…Смогу ли я снова направить клинок на монстра, как раньше?

Мысль, которую парень всё это время старался держать подальше, просочилась из уголка его разума.

Белл уставился на свою ладонь, сомнения его захлестнули.

— …Беллучи!

Лидо подошёл к затерявшемуся в мыслях парню. Приближаясь к Беллу, он махал рукой.

Белл поднял взгляд, увидев, что ящер медленно размахивает хвостом из стороны в сторону и достаёт что-то из нагрудника.

— Знаешь, что это?

— Магический камень… кажется?

Лидо кивнул, между когтями у него был зажат фиолетовый кристалл.

Неожиданно, он закинул кристалл себе в рот будто конфетку.

— !

— Знаешь, что происходит, когда мы, Ксеносы… Мы, монстры, едим магические камни?

Хрусть! Хрусть! Белл не знал, что ответить, наблюдая, как Лидо, со смаком, явно громче нужного, пережёвывает магический камень.

Смотря, как ящер проглотил магический камень, парень вспомнил один из фактов который Эйна старательно заставляла его заучить:

— Особые подвиды…

Как авантюристы становятся сильнее, получая экселию и усиливая Характериститики, так и монстры становятся сильнее, поглощая магические камни.

Они получают силу, поглотив «ядро» другого монстра, принцип, по которому в мире монстров выживает сильнейший. Монстры, съевшие слишком много магических камней, становятся слишком сильны, и узнав о их существовании Гильдия даёт задания на истребление.

Белл растерялся, наблюдая собственными глазами за процессом:

— Мы убиваем любого не обладающего интеллектом монстра. Потом вытаскиваем магические камни и едим их.

— !!!

— Наверняка ты уже знаешь, что другие монстры бросаются на нас, как увидят. Мы не ложимся под их когти, позволяя убить себя без драки. Мы убиваем, чтобы выжить, прокормить себя и встретить завтрашний день.

Эти слова объясняют почему ящер-воитель обладает потенциалом сравнимым с потенциалом сильнейших авантюристов… Вспомнив собственную драку с этим ящером Белл осознал, что Лидо говорит правду.

Ксеносы вынуждены становиться каннибалами чтобы прожить в Подземелье.

Их жизни от этого зависят.

Кровь отлила от лица Белла, когда Лидо подтвердил его домыслы.

— Так что не сдерживайся, вспоминая о нас. Те твари жуткие как ад, они убьют тебя если замешкаешься хоть на мгновенье. Ты можешь умереть, Беллучи.

— Лидо…

— Даже если оно может говорить, когда оно нападёт на тебя, убей его, ради меня.

Этот рассадник монстров наполнен трупами и пеплом.

Не сказав этого напрямую, ящер напомнил, что Белл должен ценить свою жизнь выше, чем чью-то ещё.

— Не вздумай умирать. Я хочу снова тебя увидеть.

Ксеносы убили неисчислимое количество жителей Подземелья и не собираются прекращать.

Так что и ты не сдерживайся. Только так мы встретимся снова.

Глаза Белла задрожали, когда он услышал непререкаемый тон Лидо.

— Беллучи.

— ?..

— Пожмём руки, — ящер улыбнулся, протягивая правую руку.

Белл секунду помешкал, встретившись взглядом с ящерочеловеком и принял руку… на этот раз с улыбкой.

Услышав те же слова, что и в первый раз парень не испугался ряда острых зубов, где-то на уровне его глаз.

Он принял протянутую руку.

Белл ощутил твёрдые чешуйки в своей руке.

— …Зачем было назначать нам эту встречу?

Девушка-полурослик, готовившая сумку с предметами, покосилась на рукопожатие Белла и Лидо. Он обратилась к стоящему за её спиной магу, взгляд которого был скрыт капюшоном.

Фелс не повернул на неё головы, но из-под темноты капюшона прозвучал ответ:

— Мы хотели, чтобы вы с ними познакомились. Это всё… по крайней мере, на данный момент.

Услышав такой расчётливый и загадочный ответ, девушка прищурилась.

Её взгляд сказал куда больше слов: Нам и без того хватает проблем, поэтому держите нас от всего этого подальше.

Силуэт в плаще добродушно усмехнулся.

— Не думаю, что об этом стоит напоминать, но держите всё, что вы сегодня узнали в тайне.

— А кто поверит Лили, даже если Лили расскажет?

Раздражённо сжимая кулаки Лили, громко топая пошла в центр комнаты, где её ожидали Вельф и остальные.

Белл и Лидо стояли неподалёку. Люди и монстры собирались у кварцевой колонны, готовясь расходиться.

— Белл, идём домой.

Виена тут же оторвалась от разговоров с другими Ксеносами, увидев, что парень собрался.

С улыбкой на лице она потянулась и взяла его за руку.

Белл слабо улыбнулся в ответ, не думая возражать, но перед Виеной возник Лидо:

— Твоё место здесь, Виена.

— А?

Он схватил бледно-синюю руку девушки и потянул её обратно к Ксеносам.

Удивлённая Виена закричала и начала сопротивляться.

— Лидо! Нет! Пусти меня!

— Нет. Ты останешься здесь, в Подземелье.

— Я не хочу! Я хочу быть с Беллом!

Тонким рукам девушки не суждено было вырваться из хватки Лидо. Слёзы отчаянья покатились из её янтарных глаз.

Белл смотрел, как ящерочеловек уводит девушку, застыв на месте.

— Если пойдёшь с ними, Беллучи, Лилиучи, все они будут в опасности.

— !

— На поверхности с тобой случилось нечто плохое, да? В следующий раз что-то может произойти с Беллучи.

Злые голоса. Холод, твёрдые камни, бьющие по коже и направленное на неё со всех сторон оружие.

Плечи Виена опустились, когда она вспомнила тот вечер.

— …Пока мы не можем жить на поверхности. Здесь с тобой никто не поступит жестоко. Можешь жить здесь, с нами, — произнёс голос сирены.

Крыло девушки-воивра, все её черты выдавали в ней монстра.

Поток эмоций захлестнул Виену, она смотрела в глаза всем монстрам, по очереди.

— Виена-сан…

Белл не мог заставить себя двинуться.

Он слышал, что Харухиме, за его спиной едва сдерживает слёзы. Момент расставания настал гораздо быстрее, чем он ожидал, и парень ощущал только удивление, но это удивление было ложным.

Познакомившись с Лидо и остальными Ксеносами и узнав, что в мире существуют те, кого Виена может назвать своими товарищами, парень настоятельно игнорировал тот факт, что им придётся расстаться. Отвлёкшись на новые открытия Белл позволил себе на время сбежать от реальности.

Правда была в том, что место Виены здесь.

Прощание было очевидным исходом.

— Кстати, есть какие-то охотники, которые ловят Ксеносов.

— !

— В конце концов, они монстры, способные общаться человеческим языком. А те, кто похожи на нас, ещё и по нашим меркам красивы. Редкие виды для этих охотников лакомая добыча. Поймав Ксеноса они тайно вывозят его из города и продают другим странам.

Лили и остальные авантюристы шокировано уставились на заговорившего Фелса.

Маг в чёрной робе с отвращением бросил:

— Они ищут информацию называя Ксеносов «монстрами в броне» и «говорящими монстрами», но не оставляют следов. Где-то у них должно быть убежище, место, в котором они хранят добычу, но…

Фелс из-под капюшона посмотрел в глаза Беллу.

Если оставить Виену, случится беда, понял намёк Белл.

Парню вспомнилась зловещая улыбка Икелоса, лишив его последней надежды сбежать от реальности. Он снова посмотрел на девушку-воивра.

Ящер и сирена нежно придерживали Виену за плечи, слёзы катились по её лицу, она кричала имя Белла, будто пытаясь уцепиться за него этим криком:

— БЕЕЕЕЕЛЛ…

Белл, Лили, Вельф, Микото и Харухиме всё понимали.

…Я не дам ей быть одной. Я не дам ей умереть.

Парень вспомнил данные самому себе обещания защитить девушку, и понял, что сдержит их, даже не будучи вместе с ней.

— Белл! Я..!

За спиной Виены стояла большая группа разумных монстров.

За ним стояла Паства, которая успела пройти через многое. Белл был окружён людьми, которыми дорожит.

Ради её собственного счастья…

И ради своей Паствы, ради своей богини…

— …Увидимся, Беллучи. Мы пойдём первыми.

Лидо попрощался и повернулся к авантюристам спиной.

Белл не мог его остановить, не мог сделать вперёд даже шага.

Монстры скрывались в проходе, укрытом тьмой. Среди них была Виена. Она бросила на парня последний взгляд.

Увидев блестящие от слёз янтарные глаза, Белл сжал кулаки и закричал во весь голос:

— Это не прощание! Мы ещё увидимся!

Он оставил её с утешительным обещанием, не зная, сможет ли он его сдержать.

Виена всхлипывала, открывая и закрывая рот, будто пытаясь что-то сказать на прощание, но не могла обратить свои эмоции в слова.

Вскоре Ксеносы скрылись во тьме.

— …

Друзья Белла молча смотрели на его спину.

Белл не сводил взгляда с коридора, в котором исчезла девушка-воивр.

Воздух был наполнен утренним туманом.

Лужи и мокрые камни мостовой указывали на то, что ночью прошёл дождь. Деревья с широкими листьями, будто плакали, время от времени с них падали капли воды. Одна из них упала на камешек и разбилась.

Солнце ещё не взошло. Лишь первые его лучи начали появляться на горизонте.

Спящий город окутывала тишина.

Группа Белла вышла в Центральный Парк с миссии ранним утром. Прошло чуть больше суток с того момента, как они отправились в Подземелье.

Фелс, провожавший их до поверхности, уже исчез. Пятеро авантюристов остановились у входа в белую башню.

Гестия одиноко ждала своих последователей у ворот парка.

Заметив, что их стало на одного меньше, богиня грустно опустила плечи, и слабо улыбнувшись сказала: «С возвращением».

— Боженька…

— …Что такое, Белл?

Они были единственными людьми на весь Центральный Парк. Белл заговорил снова.

— Что такое… Подземелье? — спросил он у Гестии.

Вельф и остальные члены его группы тихонько отвели взгляды.

— Подземелье — это… Подземелье…

Богиня дала ему тот же самый ответ, который все боги дают всем детям этого мира.

Она не сказала больше, чем было сказано.

Белл замер и стоял неподвижно. Его голова была опущена, будто вся тяжесть мира легла на его плечи.

За городской стеной взошло солнце.