Том 3    
Глава 4. Важна лишь твоя улыбка


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
crowley
1 г.
Почему у меня отсутствует текст?
sℎteᛖ∨lecℎ
2 г.
Чет Гобс начал скатываться, друзья, товарищи, ублюдки. Где то суровый волк одиночка, профи который беспощаден в своих делах?! Дочитаю до 5 тома и дропну пожалуй. Не зря критики говорили что Гобс кал.
iWerewolf2
2 г.
Кто может напомнить в какой главе какого тома,Гобс при установлении ловушек наткнулся на странную группу из 3 человек?
Вечный
2 г.
Что тут у нас опять? Перевод стоит, люди негодуют?
Vendure
3 г.
Может я чего не знаю, но откуда у вина может взяться "пена"?(если только это не шампанское..)
Im_Sorry
3 г.
По поводу душистого не особо понял...Я собрал инфу и единственное что подходит это история про дровосека, который рубил дерево а оно восстанавливалось как ГГ убивает гоблинов а они все не заканчиваются
ildigrim
3 г.
Глава три, примечание пять. Эти собачки же гримам называются, в той же британской мифологии. (мой ник с этим не связан...)
Когда читал - подумал: "девочка-бомж"? Было странно.)
Blekstar
3 г.
В 6 главе 3 тома Есть ошибка что мозолит мне глаза после картинки с темным ельфом (а что б точнее после этого§) идет такое: "Он заблокировал атаку слева своим щитом, после чего быстро ударил своей дубинкой. Он сделал кувырок назад от ударов, летевших на него со всех направлений, после чего встал на одно колено.
Сверху на его голову обрушился кулак. В этот раз он бросился вниз и устремился вперёд, прямо к Тёмному Эльфу.
— !..
Убийца Гоблинов взмахнул своим клинком снизу вверх, но ловкость Тёмного Эльфа позволила ему уклониться от этого." Он не доставал клинок это была таже дубина потому что дальше есть момент где он отбрасывает дубину и вынимает клинок. В 3 томе были места с непонятными диалогами там была ошибка с пробелом одна и несколько предложений от одного персонажа было написано снова через - что сбивало с толку.
П.С: спасибо за перевод и если что я еще во втором томе комент оставил.
machineman
3 г.
Кстати, про окологеройство я считаю что Ред не прав. Ведь если прочитать интерлюдию про тёмного эльфа, то становится ясно, что если бы ГС не завалил его, то он завалился бы в город, начал приносить в жертву всех направо и налево, усиляя гекатонхейра и возможно ускоряя его призыв. А если при переходе в астральную форму твоё физическое тело остаётся беззащитным, то эльф ещё мог бы и команду героя завалить. Или я не понял смысл слова "окологеройство".
Вечный
3 г.
Веселитесь?
Спасибо за главу. буду ждать продолжение.
redcrow
3 г.
>>23265
Веселитесь?
Спасибо за главу. буду ждать продолжение.

Чел, может за том? А то тут не глава вышла как бы. У тебя там ничего не лагнуло?
evri
3 г.
>>23266
Чел, может за том? А то тут не глава вышла как бы. У тебя там ничего не лагнуло?

Мне уже давно кажется, что многие просто не знают слова "том"...
skarfyis
3 г.
Спасибо за перевод!
Murimonai
3 г.
О, обнова! Класс, Спасибо! ^__^
heliosphere
3 г.
Спасибо за работу!!
machineman
3 г.
Кстати, как минимум чудеса в Гобсе тонко настраиваются судя по тому, что одно и то же чудо может как создать стену так и подвижное поле, плюс ещё и отличает союзные атаки от вражеских (из второго тома). А как с магией?
skarfyis
3 г.
MachineMan, ага, или Дева-Рыцарь из группы псевдо Гатса
vorfeed
3 г.
Пупсики, расслабьтесь, речь тут идёт не о нашей Жрице. Жриц много.
И вот это главный фейл в тайтлах, авторы которых не заморачиваются с именами, как МаоЮша например - что они будут делать если встретятся 2 Девы-Рыцаря?
machineman
3 г.
>>23258
И вот это главный фейл в тайтлах, авторы которых не заморачиваются с именами, как МаоЮша например - что они будут делать если встретятся 2 Девы-Рыцаря?
Дева-Рыцарь №1, Дева-Рыцарь №2. Или по цвету волос. Или по оружию. Куча способов называть есть, если поискать.
lord zombie
3 г.
Судя по названиям глав, этот том будет достаточно мирным?
lord zombie
3 г.
Этому произведению просто необходима экранизация от хорошей студии!
skarfyis
3 г.
Спасибо за перевод глав.
Да, от того, что ослеп может и не так крыша протечь, не то, что сам с собой разговаривать начнешь, а тут всего лишь односторонний диалог "про себя". Но, один вопрос, как она видит свой макияж? А его еще зделать нужно...
Scorpion
3 г.
С нетерпением жду продолжение. Ранобэ просто класс. Спасибо за вашу великолепную работу. Большой Респект вам всем.

Глава 4. Важна лишь твоя улыбка

Полдень фестиваля застал площадь, до отвала забитую людьми, напоминавшими живую мозаику.

Столб, возвышавшийся в центре площади и заменявший собой часовую башню[✱]Red: Скорее всего тут имеется в виду, что этот столб служит ещё и солнечными часами., был вполне обыденным местом встречи.

Она выглядела относительно простенько среди броско одетых мужчин и женщин, толпящихся вокруг.

На ней была надета опрятная, но ничем не выделяющаяся белая блузка. На ноги её была надета брючная юбка, которая в первую очередь была нужна для придания свободы движениям и простые колготки. Волосы её были собраны в том же стиле, что и всегда. Но только косу её держала теперь новая ленточка.

Простая личная одежда — это всё, что у неё было, чтобы надеть для выхода в город во время выходных.

В конце концов…

— Ах.

«...Вот видишь?»

В этот момент пришёл он, храбро шагая сквозь толпу так, словно её тут и не было. На нём была чумазая кожаная броня и стальной шлем. Его меч и щит.

Он был настолько в своём репертуаре, что этого хватило, чтобы рассмешить её.

Так что она надела на своё лицо всё ту же неизменную улыбку. Сегодня лишь её одежда отличалась от привычного.

— Насладился своим утренним времяпрепровождением?

— Да, — бесстрастно сказал Убийца Гоблинов, остановившись перед ней и дежурно кивнув. — Прости за ожидание.

— Всё в порядке. Я сама только что пришла.

Маленькая ложь с её стороны.

Не могла же она сказать, что от предвкушения она пришла сюда гораздо раньше полудня.

Она слегка покашляла чтобы скрыть свой обман и продолжила.

— ...Хи-хи. А вы опоздали, Мистер Убийца Гоблинов.

— Прости.

— Да ничего, всё в порядке. В конце концов мне…

«...нравится ждать».

Затем Регистраторша озорно улыбнулась, развернулась и начала уводить его за собой.

Её коса, выглядевшая ещё ярче из-за новой ленточки, виляла словно хвост.

— Ну что ж, тогда вперёд!

Она знала. Даже если бы она приоделась, это бы никак не привлекло его внимание.

Вместо этого она хотела, чтобы он увидел её настоящую, а не то дежурное лицо, которое она каждый раз надевала на работе.

Не Регистраторша. А простая Девушка. Та, кем она была обычно.

Одной из причин, по которой она так простенько оделась, была именно попытка заявить — «Вот она я!»

— Ты уже обедал?

— Нет. — Убийца Гоблинов медленно помотал головой. — Ещё нет.

— Ну ладненько…

Всюх, всюх. Она так быстро вертела своей головой, что практически можно было услышать эти звуки.

Она рассматривала один план за другим, сравнивала их, отбрасывала некоторые и, наконец, выбрала один.

Она знала, что рагу было одним из его самых любимых блюд — если оно было сделано по рецепту, по которому готовили в его деревне, разумеется.

В этой области она не могла состязаться нормально. Но в день фестиваля она таки могла взять преимущество.

— Как насчёт поесть на ходу, — сказала она, смущённо улыбаясь. — Я знаю, что это не очень культурно, но сегодня ведь особенный день…

— Я не против.

— Я знала, что ты так и ответишь. Ну ладненько, давай возьмём чего-нибудь, а затем осмотримся…

Она посмотрела наверх, снизу вглядываясь в его лицо. Чумазый шлем. То же лицо, что она видела каждый день.

— Но вот только куда нам пойти?

— Мм.

Убийца Гоблинов заворчал разок. Регистраторша улыбнулась ему.

Ожидание не волновало её. Ну, не волновало, пока другой человек пытался ответить ей.

За пять лет их знакомства она чётко поняла, что он всё тщательно обдумывал.

Затем, минуту спустя, Убийца Гоблинов кивнул и ответил.

— Тогда, давай начнём отсюда.

— Хорошо!

И он отправился вперёд своей храброй походкой, а она последовала за ним как радостный щенок.

Она могла бы схитрить и взять его за руку, скрыв свои желания за причиной того, чтобы их не разделило в толпе.

Но она знала, что ни за что не сможет потерять из виду этого исключительного и незабываемого человека.

Регистраторша решительно хотела насладиться этой полуденной совместной прогулкой. Она следовала за ним по пятам, а её улыбка становилась всё шире и шире.

§

Эти двое купили яблоки в карамели в прилавке со сладостями.

Это нельзя было считать полноценным приёмом пищи, но вряд ли кто-либо стал бы сетовать на фестивальную еду.

Ну, так подумала она, да и вряд ли она смогла бы представить, что он оказался бы недоволен какой угодно пищей.

«Кстати о том, что я не могу себе представить…»

Он с лёгкостью поглощал сладость, не снимая шлема, это был подвиг, совершение которого она никак не могла посчитать возможным.

— ...Хи-хи.

— Что? — Его шлем озадаченно склонился набок, пока сам он разламывал теперь уже пустую палочку надвое[✱]Red: Если вас вдруг ошеломило появление палочки, говорю — яблоки в карамели подаются всегда на палке. Любая еда, предназначенная для поглощения на ходу, старается минимально запачкать тебе руки..

— Ничего, — сказала Регистраторша, мотая головой и даже не пытаясь скрыть свою улыбку. — Мне просто стало интересно, есть ли вообще такая пища, которую ты бы ни за что не стал есть.

От её вопроса Убийца Гоблинов хмммыкнул и погрузился в раздумья.

Регистраторша посматривала на него исподтишка, попутно облизывая своё яблоко.

«Мм. Сладко».

— Полагаю, я бы съел это, если бы мне пришлось, — пробормотал он, и она тут же поддержала его мысль нежным:

— Да?

— Но я предпочитаю не употреблять рыбу.

— Рыбу?

— Её легко достать, если поблизости есть река, но в реках ещё водятся и паразиты, от чего есть возможность получить пищевое отравление. — Последовала пауза, а затем он добавил: — А ещё она воняет.

— И правда, — смеясь согласилась она. Будь она копчёной, высушенной или солёной, рыба всегда обладала характерной вонью. — Я понимаю. Я видела, как авантюристы спорили из-за неё.

— Ох?

Кто-то принёс консервированной рыбы для провианта, и они крупно поссорились из-за того, что она слишком ужасно пахла.

Она слегка преувеличивала, но он кивнул и сказал: — Ясно.

«Интересно, какая это была группа?»

Она помнила само происшествие, но никак не могла вспомнить их лиц.

В основном авантюристы были довольно непостоянны и частенько переезжали с места на место.

Глядя на некоторых, могло показаться, что это место стало их домом, и всё же, если бы они вдруг собрали все свои пожитки и уехали бы отсюда, никого бы это особо не взволновало.

В конце концов, это было естественным порядком вещей.

Начиная заново, можно было гораздо легче достичь облегчения своей души, чем сталкивая себя с тем фактом, что это из-за того, что ты не справился со своей задачей, из-за твоей ошибки погибли все члены твоей группы. Регулярно сталкиваясь с кучей знакомых авантюристов, как можно было прекратить думать об этом?

«А если часто думать об этом, можно и не выдержать…»

Тот человек, которого ты в последнее время не видела — он умер?

Та, с кем ты говорила перед тем, как она отправилась в приключение — увидишь ли ты её вновь?

Ожидание было лёгким лишь тогда, когда ты точно могла быть уверена, что тот человек вернётся.

Но если уверенности в этом не было…

— Однако, она эффективна для выкуривания гнёзд.

Он сделал серьёзное заявление — он всегда был серьёзен — не обращая внимания на её размышления.

Регистраторша знала, что он не шутил, и всё же улыбнулась.

С тех пор как они встретились в полдень и начали бродить по улицам, он — или, скорее, они — вёл себя именно так.

Каждый раз, когда они доходили до развилки, он пристально смотрел справа налево и изучал дорогу. Когда они проходили мимо канализационного водостока, он наступал на него с лёгким звяньк.

Они дошли до конца главной улицы и теперь шли по набережной, где она любовалась видами реки вверх и вниз по течению.

Бульканье реки, всплески прыгающих рыб, лодки, плывущие по воде вдоль берегов — ничто из этого, похоже, не привлекало его внимание.

— Ммм, ну разве не прекрасно?

Регистраторша закрыла свои глаза, и прохладный осенний бриз поцеловал её щёки.

Затем она схватилась за ограждение моста и склонилась к водной глади так сильно, как только могла.

— Упадёшь ведь. — Для неё этот грубый комментарий служил доказательством того, что на неё он внимание своё обращал.

— Я в порядке, — сказала она, мотая своей задней частью из стороны в сторону.

Всё ещё держась обеими руками за ограждение, она выгнула свою спину и завалилась всем весом на это ограждение.

Её коса танцевала на подхватившем её ветру.

— Эта река явно течёт аж до самого моря.

— Верно, — сказал он. — А начало своё она берёт в горах.

— Но это совсем непохоже на водный город. Что ты о нём вообще думаешь?

— Улицы были запутанными, — сказал Убийца Гоблинов без единой эмоции. — Хороши для защиты, но проблемны, когда пытаешься куда-нибудь добраться.

— В смысле, нам тоже стоит быть повнимательнее, чтобы гоблины не пробрались и в наш город.

— Да. — Убийца Гоблинов кивнул. — Именно.

«Тогда…»

— Ох.

Всего на секунду Регистраторша встретилась взглядом с пассажиром лодки, проплывающей под мостом.

Милая девушка с прекрасными золотистыми волосами и бледными щёчками с лёгким оттенком румянца на них.

На ней не было её привычной золотой брони. Сегодня она была одета в тёмно-синее платье.

Рядом с ней сидел огромный мужчина с серьёзным и отчасти сконфуженным выражением лица. Этой девушкой явно была Девушка Рыцарь.

— ...Хи-хи.

Рыцарь приставила палец к своим губам и пристально посмотрела на Регистраторшу, будто бы моля, чтобы это осталось их секретом. Регистраторша никак не могла подавить свой смех, видя, как опытная авантюристка ведёт себя словно любая другая девушка её юного возраста.

«Да. Да, ну разумеется. Наш секрет».

Она полагала, что все вокруг и так уже были в курсе ситуации этих двоих, но рот её был на замке.

Похоже, дела у этих двоих проходили весьма гладко. И это было важно.

«А теперь мне интересно, что все вокруг думают о нас».

— Скажите-ка, Мистер Убийца Гоблинов. — Она отошла от ограждения и потянула его за руку. — Куда же нам стоит пойти дальше?

— Хрм…

С резким и хриплым звуком он пошёл вперёд своей обычной походкой, а Регистраторша последовала за ним, гордо выпятив грудь.

Тут, там... казалось, что он спонтанно меняет направление их движения, но он выглядел настолько уверенным в своих действиях, что она предположила, будто у него есть какая-то идея.

Она наслаждалась такой простой загадочностью этой ситуации, ей было интересно, куда они идут и что будут там делать.

Он остановился спустя несколько поворотов, и они вышли на заполненную людьми оживлённую улицу.

— Ох, это же здесь собираются все выступающие, верно?

Артисты всех мыслимых и немыслимых жанров и нарядов выступали на потеху всей собравшейся толпы.

Прохожие улыбались, наслаждались шоу, аплодировали и оставляли им мелочь — или игнорировали весь спектакль и проходили мимо.

Рея-музыкант уговаривала кота в своих руках мяукать, при этом даже попутно жонглируя пригоршней шариков. А изо рта её исходила восторженная, но до ужаса бредовая песня.

— Жизнь — когда кости бросают

— И кидают их день ото дня.

— Лишь две единицы тебе выпадают,

— Но ведь говорят, что удача честна.

— И до смерти твоей ничто неизменно,

— Смейся плачь — нету смысла пытаться,

— На костях лишь два глаза смотрят надменно.

— О змеины глаза, о змеины глаза!

— Пусть мне выпадет завтра двенадцать!

Регистраторша слушала песню, пока они проходили мимо, а затем пристально осмотрела своего компаньона.

— И какое же число сегодня выпало на ваших костях, мистер Убийца Гоблинов?

— Не знаю, — сказал он. — Пока что.

— Хм… — Регистраторша задумчиво приставила палец к губам. Угу. Точно. — Ты сходил утром на свидание с одной девушкой, а в полдень с другой. — Она надула губы от того, что это прозвучало слегка грубовато. — Думаю, удача сегодня на твоей стороне, тебе так не кажется?

— Разве?

— Угу.

— Серьёзно?

— Ещё как.

Горло Убийцы Гоблинов прохрипело уклончивое хмм. Не было ясно, понял он суть её слов или же нет.

«О боже…»

Любой, кто повёл бы себя так, мог бы показаться раздражающе нерешительным.

Но он явно был не таким человеком.

Будь он каким-нибудь авантюристом-плейбоем, она бы ни за что не позвала его на свидание.

— О боже…

Она умышленно продолжала ворчать вслух, но в шуме толпы её слова не достигли его ушей.

Убийца Гоблинов, со своей стороны, исследовал улицу с выступающими.

Он мельком осмотрел одну сцену, где неумелое бросание ножей по идее должно было вызывать смех. Но он мгновенно потерял к этому интерес и переместил свой взгляд к следующей сцене.

А там выступал мужчина в пальто на всё тело.

Всё его тело было покрыто одеждой, а сам он делал широкие и странные жесты своими руками…

— Ох!..

И в следующее мгновение у него на ладони появился маленький дракон.

Не успела Регистраторша ахнуть от изумления, как дракончик скрылся в яйце. Мужчина скрыл яйцо обеими руками, оно стало расти и превратилось в голубя. Птица выпорхнула из его рук, но его пальцы сверкнули и птица превратилась в облако синего дыма.

Мужчина потянул дым, словно тот был верёвкой, проворно превращая его в длинный меч. Он поднял оружие вверх в причудливом жесте, а затем засунул его в свой открытый рот.

Регистраторша с невероятной радостью похлопала его ловкости рук.

— Это потрясающе, тебе так не кажется? Я не знаю никого, кто мог бы так же хорошо провернуть нечто подобное.

— Ясно, — сказал Убийца Гоблинов, ни на секунду не отводя взгляда от фокусника.

Поняв, что он, похоже, не удивился ни одному показанному трюку, Регистраторша пришла в замешательство.

Ну, не совсем в замешательство... это в некотором роде привлекло её внимание, сыграв на струнах её любопытства.

На работе она особо не спрашивала его об этом.

Но к счастью, это был момент их близости. И она не упустила этот шанс.

— Тебе нравятся такие шоу?

— Да. — Убийца Гоблинов кивнул и указал пальцем на мужчину, чьи руки всё ещё были покрыты лёгкой дымкой. — Он отвлекает нас своими жестами, а затем исполняет свои трюки.

— Говорят, что такова основа ловкости рук.

— Да. А когда аудитория понимает, что эти жесты нужны лишь ради шоу, он делает эти движения ключом к следующему трюку, — сказал Убийца Гоблинов. — Это психологическая тактика и отличная тренировка.

Затем он помотал своим шлемом и посмотрел на неё. Тон его голоса был всё таким же резким. Но…

— ...Меня увлекло.

«Боже, этот парень…»

Регистраторша тихо вздохнула.

Он был серьёзным, упёртым, странным и тяжело сходился с социумом.

И она поняла это за всё то долгое время, что они были знакомы.

То есть все эти пять лет, с тех самых пор, когда она в восемнадцать лет прибыла в этот город в качестве недавно закончившего обучение сотрудника[✱]Red: А я просто напоминаю вам, что в то время, о котором она сейчас вспоминает, Убийце Гоблинов было 15. То есть да, Регистраторша старше него. Ну это так, фактик для невнимательных.

Но Регистраторша знала его лишь как авантюриста.

Она до сих пор не знала, что стояло за этой личностью или крылось в ней — его истинную сущность.

Но то же касалось и его.

Она всегда перед ним строила из себя прилежную работницу со стойки регистрации.

— Амм, как бы, а теперь…

Психологическая тактика. Так он сказал.

«Ну ладно. Я покажу ему парочку своих тактик».

— ...есть место, в которое мне бы хотелось сходить. Ты не против?

§

Это напоминало центр урагана.

Пока в городе бурлила шумиха, одно лишь это здание пребывало в полнейшей тишине[✱]Red: Если кто не понял связь — в центре урагана находится безопасная зона, где тебя не заденет ветром, и лучше всего прятаться там, если ураган только набирает силы..

Гильдия Авантюристов.

В столь яркий день фестиваля, здесь не было никого, кто хотел бы подать на квест, и не было ни одного авантюриста, который бы захотел принять этот квест.

Регистраторша отперла дверь, ведя Убийцу Гоблинов внутрь.

— Располагайся поудобнее. Я подойду через минуту.

— Ясно.

Их голоса эхом раздались в месте, где обычно было так шумно, что их едва ли можно было услышать.

Довольно впечатляюще, насколько одиноким это здание выглядело, когда в нём не было посетителей.

Убийца Гоблинов бывал во множестве заброшенных руин, но раньше он никогда не испытывал такого. Разумеется, руины редко оставались спокойными после того, как он появлялся там…

— Хмм…

Силуэт скамьи, растянутой средь тусклых отражений интерьера, и его собственная тень танцевали на стене, пока он бродил по помещению.

Оказавшись между тишиной и тенями, он почувствовал себя призраком.

Убийца Гоблинов сделал то, что делал всегда — он подошёл к доске чтобы осмотреть её.

Все срочные квесты были выполнены в преддверии фестиваля. Оставшиеся листы бумаги содержали задания, не требующие срочного вмешательства.

Зачистить канализацию от крыс. Собрать травы. Избавиться от Грибонстра в горах.

Собрать антикварных вещиц для коллекционера, занимающегося редкими штуковинами. Патрулирование дорог. Подтвердить родословную незаконнорожденного ребёнка из дворянской семьи.

Исследовать неисследованные руины. Сопроводить торговый караван…

— Хрм.

Убийца Гоблинов вновь осмотрел все задания, так, на всякий случай.

Но нет. Никаких квестов на убийство гоблинов.

— …

— Уууух, ах, вот ты где. Я уже готова.

От её слов он развернулся, всё ещё витая в своих мыслях.

Регистраторша махала ему из служебной зоны — кажется, она держала какой-то ключ.

— Ну давай же, иди сюда! Ладненько, вперёд!

А затем она пролезла под стойку, оставив его там, где он стоял.

В последний раз на секунду обернувшись на доску, он спокойно последовал за ней.

Он был знаком с Регистраторшей вот уже пять лет, но он никогда не был в зоне для персонала.

— Это разрешено? — спросил он, на что Регистраторша весело ответила: «Нет», — украдкой поглядывая на него.

— Вот почему это должно остаться только между нами. Никому не рассказывай, хорошо?

Она издевательски вытянула язычок, и Убийца Гоблинов кивнул.

— Хорошо.

— Правда? Я расстроюсь, если ты меня обманешь.

— Правда.

— Что ж, я поверю твоим словам.

Она вновь развернулась, а её косичка начала скакать в воздухе. Убийца Гоблинов последовал за ней дальше внутрь.

Он услышал незнакомый звук — Регистраторша что-то напевала про себя. Он не узнал эту песню.

Наконец, находясь всё ещё в приподнятом расположении духа, она встала перед старой дверью и начала шумно вертеть ключом в замочной скважине.

За ней располагалась крутая, потрёпанная винтовая лестница.

— Это наверху. Пошли!

— Ясно.

Лестница не заскрипела, когда на неё наступила Регистраторша, но издала довольно громкий звук, когда Убийца Гоблинов начал взбираться наверх. Если бы кто-то судил о происходящем лишь по скрипу шагов, он бы наверняка предположил, что по лестнице поднимается лишь один человек.

— Ох, слава богу! — сказала Регистраторша, приложив руку к груди и выпрямившись. — Если бы она заскрипела подо мной, я бы не смогла выдержать такого шока!

— Вот как?

— Конечно. Девушек крайне беспокоят такие вещи.

— Вот как?

«Угу», — она кивнула.

Она оглянулась назад через плечо и с издёвкой спросила:

— А, может, было бы лучше, надень я юбку, мистер Убийца Гоблинов?

Он помотал своей головой и сказал:

— Смотри вперёд. Ты ведь не хочешь поскользнуться и упасть.

— Оооу, но ведь ты здесь и сможешь поймать меня.

— И всё же.

— Ну ладненько…

Она звучала крайне повеселевшей, хотя он так и не понял, чему она радовалась.

Вскоре они прибыли к вершине спирали. Там они обнаружили ещё одну старую дверь.

— Подожди минутку, — сказала Регистраторша, пытаясь открыть её ржавым ключом. — Я очень хотела привести тебя сюда.

— ...Меня?

— Да... Заходи.

Она открыла дверь.

И в тот момент, когда она сделала это, сквозняк вырвался наружу, и взор его заполонило золото.

Горы сокровищ, драгоценных камней, столько, что они могли с лёгкостью ошарашить человека... нет.

Это был сам мир, отражавший яркие лучи солнца.

Горы, реки, холмы, полные маргариток, леса и фермы. Город, храм, площадь. Всё.

Это была сторожевая башня Гильдии, и с неё можно было увидеть всё во всех возможных направлениях.

Как бы высоко не было место, как бы далеко отсюда оно не находилось, здесь его было видно как на ладони.

Шум толпы, игра музыкантов. Смех. Песня. Всё достигало башни.

Если Зал Гильдии был центром урагана, то это место было зрительной площадкой для наблюдения за этим ураганом.

Радостный и оживлённый день, красота которого заслуживала празднования.

А Убийца Гоблинов стоял в самом центре всего этого.

— ...Ну как тебе? Удивлён?

Регистраторша стояла возле перил, водя по ним своими руками. Она глядела на его шлем, но никак не могла увидеть там хоть что-то.

Но — она верила в это — никто не мог понять этого лучше чем он.

Не нужно было сильно задумываться, чтобы понять, с какой целью он бродил по городу.

— Ты ведь патрулировал, не так ли?

Сквозь улицы, проверяя канализацию, наблюдая за реками в поисках присутствия там гоблинов.

Таким был этот человек.

И если бы он увидел всё это со сторожевой башни, то он точно смог бы…

— ...Расслабился хоть немного?

— Нет… — Убийца Гоблинов медленно помотал головой в ответ на вопрос Регистраторши. — Хотя, я удивлён.

Он тихо вздохнул.

— Правда? — пробормотала она и облокотилась на перила.

Её коса танцевала на ветру. Она совсем не смотрела в его сторону.

— Хоть ты и старался изо всех сил, чтобы убить всех тех гоблинов?

— Тем больше причин заниматься этим.

Свет стал тускнеть. Солнце опускалось вниз, уходя за горизонт. Даже самым прекрасным дням приходилось заканчиваться.

— ...

— ...

А на его месте появились две луны-близнецы, окружённые фиолетовой дымкой. Небо заполнили звёзды — холодные, острые иглы света.

Город смазало чернотой, и было так тихо, что казалось, словно все одновременно замерли в ожидании чего-то.

Ветер пощипывал их, стоящих на вершине сторожевой башни, с печальным звуком.

В конце концов, осень была лишь прелюдией к зиме.

Они уже могли увидеть, как их дыхание на выходе обращается в пар.

А затем она вдруг прошептала.

— Смотри, начинается!

Золото исчезло, и эта парочка слилась с тенями.

А затем появился свет.

§

Один.

Два.

Три.

Четыре.

Пять.

И в итоге их стало так много, что уже невозможно было сосчитать.

Маленькие фонарики, сверкающие словно звёзды, отражались в реке. Их свет сиял во тьме города, мигая, колыхаясь, блистая.

Словно снег, но в точности, да наоборот, они танцевали, поднимаясь вверх, к небесам, гонимые ветром.

— Небесные фонари.

— Да. Я подумала, что отсюда на них будет открываться прекрасный вид. — Ответ Регистраторши на два слова Убийцы Гоблинов звучал относительно самодовольно. — И раз уж мне наконец удалось посмотреть на них отсюда, мне хотелось пригласить тебя с собой.

— ...Ясно.

Убийца Гоблинов уставился на город и тихо выдохнул.

Золотые брызги сумерек давно исчезли, и в оранжевом сиянии свечей город стал несравнимо прекраснее.

Он был наполнен созданиями рук человеческих.

Дома и здания, сделанные из камня, одежда на гуляющих по улицам людей и их смех, доносящийся досюда.

Они зажигали свечи в фонариках, бумажный каркас раздувало, после чего они уносились прочь, разрезая тьму ночи пятнышками света.

Взгляд Убийцы Гоблинов следил за их вознесением от городских улиц прямо в ночное небо.

Он знал, что тёплый воздух поднимал их вверх, поэтому фонари и летели. Вот и всё. Ни магия, ни чудеса не были здесь замешаны. Постепенно пламя угасало, и фонари медленно опадали на землю.

— Мистер Убийца Гоблинов, вы?..

Регистраторша было открыла рот чтобы сказать что-то, но в этот самый момент-

Дииннь.

Прорываясь сквозь тишину ночи, раздался звон колокола.

Если фонари были потоком звёзд, то это было бульканьем воды.

Дииннь, дииннь, дииннь, дииннь.

Звук повторялся в определённом ритме, святом ритуале, очищающем территорию.

Регистраторша нашла источник звука. Он исходил с площади, с которой туча фонарей поднималась в воздух.

Люди плотно заполнили эту площадь, рассевшись вокруг круглой сцены.

Она приметила в толпе знакомые копьё и остроконечную шляпу и захихикала.

«Ох, уже пора?»

Прекрасные дни, дни фестиваля, дни празднования. Также эти дни принадлежали богам.

Эти дни были благодарностью за урожай и плодоносную осень а ещё мольбой помочь безопасно переждать эту зиму.

Молитвы их были обращены, естественно, к всесострадательной Матери Земле.

Вскоре кто-то появился на площади, среди костров, дабы стать олицетворением всех этих просьб и чаяний.

Юная девушка, одетая во всё белое, изящно появилась на сцене — храмовая дева. Нет…

— О боги, собравшиеся за звёздным столом…

Это была Жрица.

Она была одета совершенно иначе. Её наряд напоминал некоторый вид боевых платий, но для этих целей он выставлял напоказ слишком уж много оголённых участков кожи.

Её плечи и вырез груди, её живот и спину, её бедра — наряд показывал всем чистую и бледную кожу[✱]Red: А я советую вам сейчас вернуться к разделу начальных иллюстраций и вспомнить, как же шикарно это выглядит..

— ...бросками костей судьбы и шанса…

Румянец на её щеках предполагал за собой, что ей было довольно стыдно показываться в таком виде, но несмотря на это она размахивала своей священной реликвией, видом своим напоминавшей цеп.

Мать Земля была богиней изобилия, повелительницей любви, а иногда даже божеством войны.

А это были одеяния её жрицы.

Так что, если честно, тут нечего было стесняться.

— О Мать земля, мы молим тебя…

Жрица размахивала огромным цепом обеими руками, и пламя костров отражалось в капельках пота на её лице.

Каждый раз, когда реликвия, изначально являвшаяся инструментом для сбора урожая, разрезала воздух, она оставляла в воздухе белые следы и звон колокола.

Танец богов, ради богов, для богов. Священное зрелище.

— Как пожелаешь ты, то станет моей волей…

Убийца Гоблинов вспомнил её бормотание: «Я тренировалась».

Она говорила о своём новом снаряжении. И она так торопилась попасть в оружейную лавку.

Должно быть, она тренировалась, чтобы сегодня ей удалось вполне неплохо управляться с этим цепом, а в лавку она ходила, дабы ей подготовили этот наряд.

Наконец он понял, что означала проказливая улыбка его эльфийской спутницы.

— Я неустанно и без колебаний вверяю тебе это тело…

Её молитва проносилась сквозь площадь, сквозь дома, прямо до сторожевой башни.

Он был уверен, что боги, покоящиеся на небесах, слышали её.

Сутью этой молитвы была надежда на то, что судьба будет более благосклонна с кубиками всех присутствующих.

«О змеины глаза, о змеины глаза!»

«Пусть мне выпадет завтра двенадцать!»

Где же он слышал эти слова?

— Мы предлагаем тебе сии молитвы…

На самом деле она не была одержима... но она максимально приблизила пантеон богов к своей душе.

Разумеется, используй она на самом деле чудо Взывания к Богу, её смертная душа явно не смогла бы вынести этого.

Но даже в имитации чуда, сами жесты, дыхание и звук могли заставить всё вокруг выглядеть святым.

Ночь не принадлежала людям. Она принадлежала монстрам и хаосу. И гоблинам.

— О великая, о вечная, о безгранная, о любящая всем своим великим сердцем…

Она сделала широкий шаг, являвшийся частью танца, и одеяния её закружились в вихре, открывая её бедра.

От её учащённого дыхания исходил пар, и капельки пота спадали с неё.

На глазах у неё стояли слёзы; её губы дрожали. Её маленькая грудь вздымалась с каждым вздохом.

— И пусть сей мир пройдёт по твоей доске…

— ...Я никогда не расслаблялся, — прошептал Убийца Гоблинов, следуя своими глазами за её размытой фигурой.

— Чего?..

Эти слова появились из ниоткуда. Регистраторша даже не знала, была она больше удивлена или сбита с толку.

Прошла где-то минута прежде, чем она осознала, что он ответил на тот её вопрос.

— Неважно, сколько я сделаю, неважно, скольких я убью. Всё, что я получаю — шанс на победу. — И неважно, сколько товарищей и друзей поддерживали его, воодушевляли его и сражались вместе с ним. — А шанс на победу — это не победа.

Да, шанс явно никак не мог считаться полной победой.

Призрак поражения всё ещё существовал. Он не мог сбежать от тени, что создала его.

И уж явно не тогда, когда эта тень обладала конкретной формой и могла нанести ему удар.

— Вот почему я не сделал фонарь.

Чтобы подготовиться. Чтобы быть готовым сразиться с гоблинами. Чтобы биться.

Чтобы избавиться от оставшегося 0,01% неудачного исхода даже при том, что на 99,99% он был уверен в своей победе.

Он решительно хотел сделать это, и он не мог позволить своему вниманию переключаться на что-то ещё.

Он знал.

Он знал, что летящие в небеса фонари были совершенно естественным явлением. И когда свечи выгорали, они падали на землю как самый обычный мусор.

Убийца Гоблинов знал это.

Но…

— Небесные фонари ведут души мёртвых, — прошептал он с ноткой сожаления. — Интересно, удастся ли им благополучно вернуться.

О ком он говорил? Или о чём? Как он себя тогда чувствовал?

Регистраторша не могла ответить на это. Она не знала.

Но даже при этом она сказала: — Уверена, им удастся, — и улыбнулась.

И в этот самый момент:

— Так пусть же зло не сможет нарушить работу небесных весов порядка и хаоса. Пусть всех ждёт благополучие.

Жрица вскинула свои волосы, вознося свои глаза к небу и отправляя свою молитву с земли к небесам.

Она распевала изо всей силы своей души, её бледное горлышко сверкало от вкладываемых усилий. Кто-то громко сглотнул при виде её красоты.

Затем она начала распевать молитву предположительно от имени многих верующих — тех, кто обладал словом[✱]Red: Кстати. Смешная штука с этим термином. По сути с ним была просрана одна шутка. Вообще, по авторской задумке, те, кто не обладают словом, должны были сокращаться как NPC. Но переводы, переводы, переводы. Сложнааааааа выходит, очень сложнааааа!!!.

— Благослови защитника ночи, даруй ему счастье.

Но говорила она это лишь одному.

— Я молюсь столь дальним небесам, я возношу свои мольбы…

Она выдохнула. И звук этот разорвал образовавшуюся тишину.

— ...Смотри. — Регистраторша улыбалась Убийце Гоблинов с ноткой удивления на лице. — Боги ценят… весь твой тяжкий труд.

И так оно действительно и было.

Если бы он тогда не спас Жрицу в той пещере, этого представления попросту не было бы. И всех людей, собравшихся в городе чтобы отпраздновать фестиваль. А всё потому, что он спас эту девушку и отразил натиск гоблинской орды вместе с ней и их товарищами.

Была ли это судьба или простая случайность? Это зависело от богов, бросающих свои кости.

Хотя, возможно, те, кто были фигурками на этой игровой доске, не могли себе представить этого…

Регистраторшу не волновало, что это было. Ведь какова бы не была причина, она свела её с ним.

Она не знала, что заставило его стать авантюристом... стать Убийцей Гоблинов.

Но она знала, что все те пять лет, приведшие их к этому моменту, всё, через что он прошёл за эти годы. Он был здесь чтобы защищать деревни, людей, города... кого угодно.

«Да просто посмотри на него».

Она не могла поверить — насколько же глупой она была, что не замечала этого.

Убийца Гоблинов не был озлобленным. Он не был печальным.

Она... она единственная, кто едва мог вытерпеть правду.

Той ночью, в тот самый момент с ним была Жрица и Высшая Эльфийка Лучница, да и Пастушка тоже.

И хоть она знала об этом, она всё же попыталась прыгнуть выше них, и как же она ненавидела себя за своё постыдное поведение.

Она ненавидела себя за то, что избегала их вплоть до дня фестиваля, не зная, что ей стоит сказать им при встрече.

Но... но.

Она ведь ждала. Она была здесь.

Она поддерживала его, ободряла его.

Она хотела, чтобы он увидел.

Заметил.

Понял.

Её. Другие вещи. Тех, кто не являлся гоблином. Всех вокруг.

Внутри у неё не было ничего, даже отдалённо похожего на ту храбрость, необходимую ей, чтобы превратить все эти мысли в слова.

Но теперь, когда она умудрилась провести полдня вместе с ним, ей было интересно, получится ли у неё на этот раз.

«Видел ли он меня?»

«Видел ли он кого-либо?»

«Думал ли он о чём-то помимо гоблинов?»

— Я уверена… уверена, что все они смогут благополучно вернуться домой.

Всё-таки тут было так много света. Это должно было быть правдой. Они никак не могли сбиться с пути.

И эта вера воодушевляла слова Регистраторши. Как и всегда, она спрятала потаённые мысли за своей улыбкой.

От её успокаивающих слов он издал слабый звук, едва ли походящий на слово.

— ...Да.

В итоге это всё, что сказал Убийца Гоблинов, после чего он кивнул.

§

Завершение ритуала ознаменовало собой конец фестиваля и самого благословенного дня, в который он и проходил.

Костры едва догорали, пока люди очередями покидали площадь, и лишь несколько огоньков остались биться с ночными небесами.

Парочка спускалась вниз по лестнице, возвращаясь из сторожевой башни обратно на землю.

Солнце полностью скрылось, оставив Зал Гильдии в кромешной тьме.

Хоть она в обычных обстоятельствах и смогла бы спокойно передвигаться тут, но сегодня нельзя было назвать обычным.

— Ууупс… ох! Уууупс…

— Будь осторожна.

Регистраторша поскользнулась и упала прямо в руки Убийцы Гоблинов.

Она была рада, что тут было темно. Она ой как не хотела, чтобы он видел её лицо в данный момент. Хотя заминки в своём голосе ей скрыть так и не удалось.

— Ох, п-прости…

— Нет, — сказал Убийца Гоблинов, мотая головой. — Было… неплохо.

— Чего?..

— Я про сегодня.

— Ох…

— С утра и до ночи… Так вот каков настоящий «выходной».

Её сердце вновь бешено застучало.

Она почувствовала себя слегка корыстно — да и как она не могла себя так почувствовать? Но она никак не могла игнорировать ту радость, что с лёгкостью перевешивала чашу весов её расчётливой стороны.

— О-ох, нет, д-да ничего такого. Е-если ты насладился сегодняшним днём, это уже замечательно.

— Ясно.

По всё большему количеству причин она торопливо шла к двери, вытащив свою руку из его руки.

Эти двое были наедине в темноте. От этого и появлялась вся нервозность.

Она была уверена, что когда они выберутся наружу, настрой поменяется. Ей станет гораздо легче дышать.

Размышляя об этом, она схватилась за дверную ручку…

— ...Чего?

Она склонила набок свою голову, когда ручка не повернулась.

— Что-то не так?

Убийца Гоблинов подошёл совершенно обычной походкой, несмотря на царящую вокруг темноту.

— У меня что-то не то с памятью? — сказала она, всё ещё озадаченная этим. — Нет… Я не запирала дверь. Но…

«Она заперта».

Слова начали формироваться внутри неё, но ещё не успели достигнуть губ, когда Убийца Гоблинов начал двигаться.

Он схватил Регистраторшу за талию и усадил её на землю.

— Чего-о?!

Он перевернул стол, чтобы тот прикрыл их.

Она упала на пятую точку, и почти в этот же самый момент в стол вонзился клинок.

— О-оу! Ч-что происходит?!

— Держись как можно ближе к стене. Следи за тылом и не шуми.

Убийца Гоблинов высвободил свой меч из ножен, попутно шёпотом отдавая ей команды.

В полусогнутом состоянии он медленно вышел из-за прикрытия с боковой стороны, держа при этом дистанцию.

Он выдернул нож из стола и увидел, как тот ярко сверкал в ночи. После этого он отправился за напавшим на них.

Дать им сбежать было точно не в духе Убийцы Гоблинов.

Маленькая фигура — маленький человек, ростом с половину обычного человека — носился во тьме.

— Гоблин?

Ответом было лишь насмешливое шипение, слегка отдававшее кровью.

А затем напавший подскочил.

Он держал нож обратной хваткой[✱]Red: Обычно оружие держат в стиле "на мизинце начинается рукоять, к большому пальцу она постепенно переходит в лезвие". Ну я это про направление. В обратной хватке всё, как вы могли догадаться наоборот. Тут лезвие возле мизинца уже., обрушивая свою мощь вниз словно клык хищника.

Убийца Гоблинов поднял свой щит чтобы защититься от удара. Раздался звук тупого удара. Брызги жидкости.

— Покрыт ядом.

Слизеподобные выделения стекали по его шлему. Но у него было забрало. Это не смогло ослепить его.

Враг отскочил и приземлился на землю, взяв преимущество в образовавшемся между ними расстоянии, и с молниеносной скоростью нанёс второй удар.

Убийца Гоблинов отражал надвигавшиеся на него удары своим щитом и размахивал мечом, пытаясь попасть по брюху нападавшего.

Искры танцевали в воздухе, освещая темноту.

У нападавшего и в левой руке был нож, которым он отклонял в сторону удары Убийцы Гоблинов.

Его техника была отточена, этот противник явно был весьма опытным бойцом.

— Ты совсем не похож на гоблина.

— У-Убийца Гоблинов!.. — закричала Регистраторша.

— Всё в порядке.

Она услышала скрипучий звук — может, это враг скрежетал зубами?

Глаза Регистраторши более-менее привыкли к темноте, но сражающиеся силуэты до сих пор оставались размытыми в её глазах.

На нападавшем была кожаная броня и защита в районе живота. Одежда, висевшая поверх брони, была тёмно-серого цвета, и такого же цвета было его лицо…

— Нет… тёмный эльф?!

Её крик послужил сигналом.

Нападавший взмахнул своим ножом в своей левой руке так быстро, что тот мог бы разрезать воздух, и мгновенно бросил что-то своей правой рукой.

Сверкающие искры брызнули от щита Убийцы Гоблинов, пока он три раза блокировал удары маленького лезвия.

Втык!

Ненадолго возникшее освещение позволило ей увидеть истинную атаку, скрывавшуюся за этим финтом.

— Хрр!..

Ударившие снаряды откинули Убийцу Гоблинов, заставив его в некотором роде сделать кувырок в воздухе.

Он рухнул на стол с эффектным треском, подняв в тёмный воздух облако пыли.

— Ох, ах, У-Убийца Гоблинов?..

Ответа не последовало.

Даже видя один лишь силуэт, она могла разглядеть кучу дротиков, торчащих из его брони.

Это было уже слишком.

— Нет…

— Да! — Громогласный крик утопил её наполненный болью шёпот. Исходил он, очевидно, от врага, который ревел, испуская изо рта при этом брызги слюны: — Мне удалось! Удалось! Хья-ха-ха-ха! Из-за него... это всё из-за него!

Он жутко хохотал, прыгая вверх и вниз и хлопая в ладоши.

Он поставил свою ногу на Убийцу Гоблинов и изо всех сил пнул его.

— Серебряный ранг, пфффф! Лёгкая добыча и чуток удачи — вот и всё, что у него было!

Ешё один пинок. Третий, а затем и четвёртый.

Голова Убийцы Гоблинов подскакивала каждый раз, как грубый ботинок касался его тела. Забрало его шлема ужасно грохотало, пока самого его било из стороны в сторону словно тряпичную куклу.

Смотреть на это было просто невыносимо.

Всего пару минут назад они вместе разговаривали, вместе прогуливались.

— П-прекрати…

Она могла лишь шептать, да так тихо, что никто не смог бы услышать её слов.

Но теперь что-то закипало в её сердце.

— Я сказала, хватит!

— Отлично он постарался, аж всех девок себе захапал! — Противник развернулся, и его сверкающий взгляд сфокусировался на Регистраторше. Она выставила перед своей грудью кулак. — Да он ещё и был в таких близких отношениях с сотрудницей Гильдии. Думается мне, он был не таким уж и праведным, каким пытался казаться!

Стоило ли ей и дальше молчать? Нет. Она должна была сказать это.

Она чувствовала сожаление, но также и решимость, которая наповал била это сожаление. Разумеется. Ни у кого не было права вот так вот пинать его.

Отвратительного цвета яд стекал с клинка.

Стоило ли ей закричать вновь, позвать на помощь? Нет… Даже сделай она так, помощь прибыла бы слишком поздно.

— !

Она ни за что бы не отвела своего взгляда.

Похоже, её напряжённый взгляд лишь сильнее разозлил нападавшего.

— Не думай, что я спущу тебе это с рук!..

— Вот как?

Голос этот был холоден словно ветер, дующий со дна колодца.

— …

— Что? Гаргх!..

Глаза Регистраторши расширились, а противнику только и оставалось, что приглушённо задыхаться.

Двигался лишь Убийца Гоблинов.

Он поднялся словно призрак, всё ещё пронзённый множеством дротиков. Его меч…

Его меч был воткнут во внутренности нападавшего, аккуратно попав в зазор кожаной брони врага.

Тело упало навзничь, дёргаясь в судорогах, теряя кровь и силу.

— Хммф.

Убийца Гоблинов хмыкнул, придавливая своей ногой окровавленный силуэт, при этом засовывая свой меч обратно в ножны.

Нападавший в последний раз закашлял кровью, после чего замер, уже навсегда.

— У... — голос Регистраторши дрожал. — Убийца Гоблинов?..

— Да?

— Ты в порядке?! Тебе не больно?!

— Под своей кожаной бронёй я ношу кольчугу, — без единой капельки эмоций сказал он, мягко отталкивая Регистраторшу, пока та неистово пыталась приблизиться к нему. — Простому дротику её не проткнуть.

Он схватил шипованные снаряды и вытащил их из своей брони. Наконечники дротиков были покрыты чем-то... предположительно, той же жидкостью, которой был обмазан и клинок.

Убийца Гоблинов совершенно открыто сказал:

— Он был весьма быстр. С моими навыками я бы не смог победить его.

Это означало, что — по крайней мере для него — очевидным решением была неожиданная атака. Он не мог победить в честной битве, так что даже не стал в неё вступать.

Но Регистраторша не разделяла его точку зрения.

— Я-я думала, что ты… погиб!..

Даже пока она говорила, слёзы образовывались в уголках её глаз и стекали по щекам.

И как только они начали литься, остановить их было уже нельзя. Столкнувшись с хнычущей девчонкой, Убийца Гоблинов мог лишь пробурчать: — Хрк… — Он стряхнул кровь со своего меча чтобы отвлечься. — Прости.

— Если… Если тебе приходится извиняться за свои действия… то не стоит… вообще их совершать!..

— ...Не буду.

Убийца Гоблинов кивнул, а затем кончиком своего меча снял с лица нападавшего маску.

Хнык… Это?.. Это тёмный эльф?

— Этого я не знаю.

Всё ещё хныча, Регистраторша подняла свою голову.

Тёмные эльфы относились к тем, кто обладал словом, также известных как Игроки[✱]Red: Помните примечание про просранную отсылку к NPC? Вот тут-то она и проявляется во всей красе.. У них с другими эльфами было одно и то же происхождение, но взор их веры был обращён к силам хаоса.

Нельзя было сказать, что все они были Не Игроками, этими неверующими тварями, потому что время от времени тёмные эльфы возвращались на сторону сил порядка.

За крайне редкими исключениями, большинство тёмных эльфов были злыми и наслаждались отрицанием властвования закона и порядка над ними.

У них были такие остроконечные уши как и у остальных эльфов, но кожа их была тёмно-серой.

Она слышала, что обычно они были высокими, как и их лесные собратья, но тело на полу не выглядело шибко рослым.

— Но это рея.

— Чего?..

Регистраторша широко разинула рот, ещё раз взглянув на труп.

Лицо было серым и чумазым, но ей оно казалось вроде бы знакомым.

Ну а почему бы и нет? Зачем ему ещё надо было прикрывать своё лицо во время нападения?

Пяткой своего ботинка Убийца Гоблинов относительно очистил лицо мертвеца.

— Ох! Это же!.. — Регистраторша прикрыла рот рукой. Она узнала его. — Это же тот парень, которого мы уличили в преступлении во время того собеседования!..

Черты его лица были деформированы ненавистью, горечью и жаждой мщения… но это несомненно был Рея Скаут.

Авантюрист, проходивший собеседование для повышения, которое они проводили. Человек, втихую прикарманивавший награды и сокровища лишь в свои руки, скрывая это от своих товарищей.

Наказанием для него стала ссылка в любой другой город... Он вернулся? Или с того самого собеседования так и не покидал стен этого города?

Убийца Гоблинов внимательно смотрел на лицо реи.

— Думаю, ты помнишь его.

— Ага. Ты ведь тогда тоже сидел с нами во время того собеседования. Вот почему…

— Нет. — Убийца Гоблинов помотал своей головой. — Когда я ел в таверне, он перешёптывался с другим человеком. А ещё я видел, как он следил за мной в Зале Гильдии.

— Хочешь сказать…

— Но если бы его целью был лишь я, ему бы не понадобилась такая странная одежда.

Убийца Гоблинов заворчал.

Так много возможностей, так много выборов — похоже, он не мог решить, что именно ему стоит сейчас делать.

Но лишь одно заключение вертелось на языке, и всего одно предупреждение стоило высказать вслух.

— Возможно, тут замешаны гоблины.

Заявив это, Убийца Гоблинов вонзил свой меч обратно в ножны.

— Я пошёл. Стоять можешь?

— Ох, ам…

Регистраторша даже и не знала, куда ей смотреть. Она сидела на коленях, словно в её ногах больше не было сил, но она могла ходить.

Но если бы она сказала что не может, остался бы он? А останься он, было ли это лучшим вариантом?

— Я… Я в порядке.

Она вложила всю свою волю в кулак, чтобы сказать это, после чего протянула руку и упёрлась ею об стол.

Убийца Гоблинов собрал дротики с маски реи, после чего засунул их в свой мешочек. Он вытер яд с лезвия клинка и повесил его себе на пояс.

Быстро осмотрев своё снаряжение, он начал проверять места, по которым пришлись удары дротиков. Он решил, что никаких проблем не появилось.

— В таком случае, прошу, позаботься обо всём здесь.

Кивнув, Регистраторша воспользовалась столом как опорой, чтобы нетвёрдо встать на ноги.

Что это вообще было? Что произошло? Она не знала. Да и откуда ей было знать?

Праздник закончился. День её счастья ушёл в небытие.

— ...Просто я, как бы, я не… Я и сама ничего не понимаю…

Ну что ж. Теперь ей оставалось лишь вновь стать сотрудницей Гильдии, обращающейся с ним как с самым обычным авантюристом.

— Н-но как бы то ни было, прошу, выложись на полную!

Она надела на себя самую широкую улыбку, которую только смогло сделать её лицо, а Убийца Гоблинов ответил ей всего лишь одним словом:

— Выложусь.