Том 5    
Глава 3. Хак энд Слэш


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
id156504676
1 г.
Почему я не могу начать читать?
Потому что лицензия в России.
ins0mn1ous
1 г.
Почему я не могу начать читать?
Mazar
2 г.
Red, спасибо за превосходный перевод и внимание к деталям. А Истари, что не удивительно, как всегда, поднасрали. Кстати, что там с 86? Просто вдруг заметил, что вы являетесь редактором данного проекта, а перевод стоит. Есть какие-нибудь новости?
just
2 г.
Borland94, никто морочиться за идею не хочет. Единственный вариант читать на англ, текст не сложный
just
2 г.
https://drive.google.com/file/d/1Scp1fmrpU5rqChftNgpD3Hmk8blRiQF4/view пдф 6 тома на английском, если кому актуально
borland94
2 г.
>>25711
https://drive.google.com/file/d/1Scp1fmrpU5rqChftNgpD3Hmk8blRiQF4/view пдф 6 тома на английском, если кому актуально

Вот бы кто продолжил переводить, пусть и на "нелегальной" основе...
bkmzvjx
2 г.
Спасибо Реду за такой качественный и внимательный к отсылочкам перевод, жаль что продолжения не будет(( Истари как всегда взяли тайтл на хайпе, навредив и себе и нам( К моменту когда они догонят этот перевод, хайп спадет и они опять облажаются. Лучше бы взяли "Герой при заклятом враге", такая годная штука, а до сих пор не переведена(
zloyvasya
2 г.
Смотрю в книгу, вижу фигу.
Я вас понял, сударь.
ksander31
2 г.
>>25707
Смотрю в книгу, вижу фигу.
Я вас понял, сударь.

Ну, я сам обратил внимание на то, что фраза "О мой бог" смотрится нелепо из уст Жрицы только из-за частоты употребления её в последний книге. Возможно в предыдущих было тоже самое, но я просто просмотрел этот момент. Так же можно сказать, что я то же вижу фигу :) :) :)
Но я рад, что вы поняли мою мысль о том, что более логично для Жрицы было говорить "О моя богиня", ведь это такое же важное дополнение к образу персонажа, основанное на его истории, как например коверкание слов Людоящером.
Жалко, что из-за того, что Рэд закончил перевод эта небольшая деталь вряд ли когда нибудь будет исправлена.
Может быть Истари комикс когда доберутся до этого тома будут более внимательными.
zloyvasya
2 г.
То есть все русские когда восклицают "о Боже" или "Господи" либо верующие, либо пересмортели немецкой порнухи(почему немецкой кстати?)?
ksander31
2 г.
>>25705
То есть все русские когда восклицают "о Боже" или "Господи" либо верующие, либо пересмортели немецкой порнухи(почему немецкой кстати?)?

Жрица - верующая, поклоняется Богине и выросла в приюте при храме этой Богини, у неё не может быть привычки поминать кого-то левого бога.
Хотя я не знаю, если уважаемый/ая ZloyVasya по разным случаям, вместо Бога или Аллаха, поминает ацтекскую
богиню Акуэкукиотисиуати - тогда я не прав со своей претензией к Рэду.

Про немецкую порнуху - когда её изображают в пародиях, часто используют сильно исковерканную немецкую фразу звучащую как: "О май Год" т.е. "О мой Бог"

Я не смог сходу найти логическую причину почему искренне верующая Жрица через слово поминает какого абстрактного бога. Поэтому предположил, что это отсылка.
ksander31
2 г.
Не знаю заглянет ли ещё сюда переводчик, но у меня возник вопрос по следующей непонятности. Жрица - адептка Богини Земли, но при этом постоянно повторяет: "О мой бог", вместо чего-то вроде: "О моя богиня". Это отсылка к немецким порно фильмам? Иначе я что-то не вижу логики.
хэппи-сан
2 г.
>>25704
Не знаю заглянет ли ещё сюда переводчик, но у меня возник вопрос по следующей непонятности. Жрица - адептка Богини Земли, но при этом постоянно повторяет: "О мой бог", вместо чего-то вроде: "О моя богиня". Это отсылка к немецким порно фильмам?
Вот тут даже я офигел
borland94
2 г.
Большое спасибо за перевод)
redheadbrains
2 г.
манга лучше передает настроение произведения, а раз мангу пока не лицензировали, то все норм)
redheadbrains
2 г.
а я имбо-палладин, я нагнул их всех один
ksander31
2 г.
Спасибо.
naazg
2 г.
Спасибо
zhenya5711
2 г.
Спасибо RED за твою работу, теперь твой путь окончен, спи спокойно...
yozhik
2 г.
>>25697
Спасибо RED за твою работу, теперь твой путь окончен, спи спокойно...
Зачем же вы хороните переводчика?Может быть он и еще что-нибудь переведет.Кроме убийцы гоблинов есть и масса других стоящих внимания произведений.Например, то же "Руководство по семенам фей", которое этот переводчик кстати и переводит.
Anrei
2 г.
Огромное Спасибо
Usus
2 г.
Спасибо
хэппи-сан
2 г.
— Как там говорится: «Никогда не покидай дом без этого...»

Крюк и верёвка.
Отсылочка к старине Толкиену, ммм. Да какая аккуратненькая.
– Эх, а веревка-то! - хлопнул он себя по лбу. - Нету ведь веревки-то! Ночью же вспомнил: «Сэм, а как насчет веревочки? Хватишься ведь, а не будет». Ну вот оно, хватился уже, а взять-то и негде.
И еще овер дофига моментов, когда Сэм хныкал "Блин, какой же я олень, что не взял веревку!"



С зачарованной бронёй дела обстояли совершенно иначе, но Убийце Гоблинов подобные предметы не нравились. Да и сама ситуация, в которой он оказался чётко показывала, что может случиться, окажись такие вещи в лапах врага.
И абзацем выше:
В целом, гоблины были склонны обладать маленьким ростом.
У автора эти предложения никак в противоречие не вступают? Или гоблин в доспехе на десяток размеров больше по его мнение мог бы нормально сражаться?



Коротенькие и толстые ноги Дворфа Шамана делали его самым медленным бегуном в группе,
I know what you feel, bro.
Usus
2 г.
Спасибо
Usus
2 г.
Кекее

Глава 3. Хак энд Слэш

Авантюристы покинули деревню на рассвете[✱]Red: Простите за транслит названия, но это устоявшийся термин, у которого нет официального перевода на русский. Разве что какое-нибудь Руби-кромсай. Но тогда теряется связь с термином.
Термин сам пришёл к нам из D&D, где обозначал агрессивный стиль игры без каких-либо целей. Простое рубилово ради рубилова.
. Они хотели дойти до гнезда как можно скорее, но ночь принадлежала гоблинам. По правде говоря, белая тьма царила здесь круглые сутки, но не было ни одной причины давать врагу лишнее преимущество. Никто не возражал покинуть деревню в момент, когда весы опасности и безопасности достигли практически полного баланса.

Никто не возражал касательно времени выхода…

— Ооооох… к-к-к-как же холодно!.. — проскулила Высшая Эльфийка Лучница, а её уши дрожали, пока группа пробиралась сквозь сугробы. Она привыкла к кочевой жизни, но первый её поход по заснеженной горе был чем-то удивительным и крайне необычным.

Верёвка связывала всех членов группы в одно звено. Подъём по снежному склону не был лёгким делом. Покрывавший землю пушистый белый снег был холоден и глубок, и при неудачном стечении обстоятельств чья-нибудь нога могла примоститься туда, где он был меньше всего спрессован. Были и места с обвалившимися острыми камнями, где беспечное падение могло стоить упавшему жизни.

— Эмм… хргх. Хмм. Это довольнисто…

— Вы в порядке?..

— Ох… ну разуменно…

Ящер Жрец, выросший на Юге, шёл тем медленнее, чем становилось холоднее вокруг. Он кивнул Жрице, с беспокойством смотревшей на него, и свернул свой хвост. Дворф Шаман схватил его за руку.

— Продержись ещё чутка. Я использую Попутный ветер, чтобы отгонять от нас бурю. Всё могло бы быть гораздо хуже.

— Хмм. И я благодарственнен. — Ящер Жрец кивнул. — Милорд Убийца Гоблинов, как у вас там всё в передности?

— Никаких проблем.

— Это успокаительствует.

Убийца Гоблинов шёл впереди этой колонны, держа небольшое расстояние между собой и своими компаньонами. Он смотрел вниз, на горный хребет, сравнивая их местоположение с позицией на карте, находящейся у него в руках.

— Мы почти на месте.

Как бы там ни было, перед ними открывался крайне удручающий пейзаж. Тёмная дыра омрачала белоснежный ландшафт горы. Возле входа с одной стороны лежала груда отходов. Это определённо было то место, которое монстры могли назвать своим домом.

Вся группа была благодарна Дворфу Шаману за заклинание Попутный Ветер, которое при поддержке духов ветра держало бурю поодаль от них. И всё же...

— Нам надо бы согреться, — сказал Дворф. — Эй, Брадорез! Ничего, если я разведу костёр?

— Как хочешь.

— Принято.

С навыком, присущим дворфу, он достал несколько сухих веток и ударил огнивом.

— Где ты нашёл всё это? — спросила Жрица.

— Под снегом, только гораздо глубже. Лучше бы тебе это запомнить.

Они укрылись в маленькой пещерке, вырытой в снегу для того, чтобы гоблины не увидели их костёр. Небо, тяжёлое от серых облаков, всё ещё сохраняло в себе остатки темноты; солнце лишь встало, и его слабые лучи едва-едва доставали досюда.

— Скоро закат. Как только наши тела разомнутся — мы пойдём внутрь, — Убийца Гоблинов ослабил лямки на своей броне и положил мешок на землю.

Жрица удивлённо смотрела на него: она никогда не видела, чтобы он вот так снимал свою броню.

— Ты уверен, что нормально сейчас делать это?

— Если не проведу в таком состоянии хотя бы несколько минут, моё тело ни за что не расслабится.

Он снял рукавицы, механически пожимая свои грубые, но не задубевшие руки.

— Тебе стоит потереть свои руки и ноги, — сказал он. — Если духи льда отравят их, они могут сгнить и отвалиться[✱]Red: Тут речь идёт об обморожении, на последних стадиях которого конечности реально могут отвалиться. Правда, в основном это касается пальцев..

— Иип! — взвизгнула Высшая Эльфийка Лучница. Она знала о духах столько же, сколько и все остальные, и, быть может, именно это в её голове окрасило высказанную им мысль в более мрачные тона. С хмурым лицом она начала тереть пальцами свои конечности.

— И ноги. Не забудь о них.

— Эм, хорошо!

Жрица сняла с себя ботинки и носки, и начала тереть свои бледные тонкие пальцы ног. Носки удивили её: они насквозь промокли и были весьма тяжёлыми. Скорее всего, их пропитала смесь пота и растаявшего снега.

Мне стоило взять запасную пару…

— Как ты? — спросил Убийца Гоблинов, глядя на Ящера Жреца. Распознать эмоции по чешуйчатому лицу монаха было столь же тяжело, как и по лицу Убийцы Гоблинов, но по совершенно иной причине. И всё же, было вполне очевидно, что он практически окоченел от холода.

Ящер Жрец сковырнул кусочек льда со своих чешуек.

— М-м-м. Что ж, всё равнисто мы уже прибыли. Кто бы мог помыслить, что в мире существуют столь мерзлящие места.

— Есть места холоднее этого.

— Невероятнисто!

Сейчас он с лёгкостью мог поверить в слухи о том, что его предки вымерли от ужасного холода.

Тихо посмеиваясь над ящером, Дворф Шаман проворно засунул руку в свой мешок и достал оттуда кувшин огненного вина, а также кружек на всю группу. Он начал разливать.

— Вот, держи винца и хлебни-ка его. Оно согреет тебя изнутри.

— Чудесато. М-м, мастер заклинатель, вы своё дело знательствуете.

— Ох, хватит, ты меня смущаешь. Вот, вы тоже держите.

— С-спасибо вам, — сказала Жрица.

— Спасибо. Высшая Эльфийка Лучница.

— Я ценю это. Убийца Гоблинов.

Они начали попивать содержимое своих кружек. Им нужно было лишь слегка согреться: напиваться было бы контрпродуктивно.

Без предупреждения и весомой на то причины, Высшая Эльфийка Лучница завела разговор о Ящере Жреце.

— Эй, разве ты не говорил нам, что твоей целью является поднятие ранга и становление драконом[✱]Red: Насколько я понял, анлейтеры спутали драконов с нагами, и вообще ящер вёл речь о драконах или динозаврах всё это время. Но не могу быть уверен.?

Внушительное тело ящера свернулось и старалось держаться к огню как можно ближе, а в руках его была сумка с провизией. Возможно, он был голоден, но, скорее всего, ему просто хотелось попробовать чуточку сыра, выуживанием которого он сейчас занимался.

Ящер Жрец не пытался скрыть, чем он занимался, но он всё равно важно кивнул.

— Разумеется, даже в оных условностях.

— Дракон, что без ума от сыра, да? — она сделала ещё один глоток из находившейся в её руках кружки и захихикала.

— Для мира это будет всяко получше вирма, жаждущего сокровищ или жертвенных дев, — сказал Дворф Шаман.

— По крайней мере, ему бы не пришлось беспокоиться о том, что кто-нибудь попытается убить его. Можно кусочек?

— Конечно же можнисто.

Они находились на расстоянии вытянутой руки от гнезда и всё ещё мёрзли, несмотря на костёр, но Высшая Эльфийка Лучница почувствовала себя слегка теплее и бодрее. Обсидиановым ножом она отрезала любезно предложенный Ящером Жрецом кусочек сыра, после чего бросила его себе в рот.

Еда с фермы была как всегда вкусной. Её уши радостно подёргивались.

— Скажи мне правду. Неужели драконы действительно находят девушек настолько вкусными? Или же это какой-то ритуал, или ещё что?

— Хорошее вопросие. Быть может, когда я престану драконом, мне удаствуется это понять.

— А вы… как бы, вы вообще не сомневаетесь, что вам удастся стать драконом? — спросила Жрица, нерешительно попивая своё вино. Тихий вздох слетел с её губ. — То есть… выдыхание огня и полёты по воздуху… может, вы способны на это при помощи чудес?

— Хех-хех-хех! Ага, древние сказки описывают драконов именно так! — Дворф Шаман уже опустошил кружку и наливал себе добавку. — Но всё равно нельзя верить в большую часть того, что написано в старых сказаниях.

— Но в граде моего родства находился огромадственный и ужасный дракон, давно обратившийся скелетием. А раз мартышки способенны стать людьми, то и ящеры точнисто…

Жрица слегка улыбнулась от серьёзных бормотаний Ящера Жреца. У всех была своя вера.

— Ох, точно! — вдруг сказала Высшая Эльфийка Лучница, щёлкнув своими длинными пальцами. — Ты ведь станешь бессмертным, когда обратишься драконом, верно? Тогда я приду навестить тебя!

— Ох-хо.

— То есть мы ведь говорим как минимум о тысяче лет, верно? Тебе станет ужасно скучно. Ты же с ума сойдёшь без друзей, которые помогут тебе скоротать время.

Она серьёзно заявила о своих подсчётах того, что как минимум 60 процентов буйных драконов попросту ищут, чем бы им заняться.

Ящер Жрец утвердительно кивнул. Затем он попытался представить свою жизнь после того, как он станет драконом.

— Дракон, что глагольствует о приключенчествах Убийцы Гоблинов. И тот, кого навещательствует высшая эльфийка.

— И… тот, кто любит сыр, — вставила Высшая Эльфийка Лучница.

Это заставило Ящера Жреца радостно закатить глаза. — Сие мне крайнисто по душе.

— Правда?

— Но довольнисто разговоров. Оная милления наступит в будущем, нам же должностно заняться тем, что уготовило настоящее, — Ящер Жрец повернулся к Убийце Гоблинов. — Милорд Убийца Гоблинов, как пристоит нам напасть на них?

Тот молча слушал весь их разговор. Теперь же он сказал: «Хороший вопрос», — и тотчас же задумчиво откинулся назад. После этого он произнёс: «Думаю, нам стоит поступить как обычно. Воин впереди, затем рейнджер, воин-монах, священник и заклинатель».

— Как по инструкцизму, — сказал Ящер Жрец.

— Этот тоннель выглядит достаточно широким, — сказал Дворф Шаман, поглядывавший из-за сугроба на вход. — Возможно, лучше будет, если двое пойдут спереди, а трое сзади?

У гоблинов было отличное ночное зрение. Вход в гнездо источал лишь тьму и тишину. Похоже, никакой стражи там не было. Была ли это ловушка? Беспечная неосмотрительность? Или же…

— Тьфу ты. Моё вино больше не такое вкусное, — сказал Дворф Шаман, цокая языком. Должно быть, он заметил, что в горе отходов возле входа был не только мусор.

Среди отбросов лежало тело авантюристки. Труп был выброшен так, словно был важен даже меньше, чем какой-нибудь сломанный забор. Снаряжение с неё было снято: было очевидно, что её тело много раз оскверняли, а выставленные на показ останки были обглоданы зверьми.

Самым жестоким было то, что авантюристка напоминала эльфийку. Напоминала — ну, она явно боролась, и, похоже, издевательства над её телом не прекратились даже после смерти. Её уши были обрезаны до размеров людских, а кончики их торчали у неё изо рта. Извращённые игрища гоблинов не знали границ.

Высшая Эльфийка Лучница взглянула на Дворфа Шамана. — Хмм? Что-то не так?

— ...Да не. Ничего такого, — резко сказал он. — Но прислушайся-ка к моему совету, Длинноухая, и не посматривай особо по сторонам.

— Я этим и не занимаюсь. Большую часть времени.

— Эй, — пробурчал Убийца Гоблинов и тихо спросил у Дворфа Шамана, — ...там была Златовласая?

Дворф медленно помотал головой. Он погладил свою бороду, взглянул туда ещё раз, а затем посмотрел туда более пристально. — Насколько я могу судить, кажись нет.

— Значится, у нас ещё досталось время, — сказал Ящер Жрец, и эти два мужчины кивнули.

Жрица вздрогнула, скорее всего, интуитивно поняв, что предвещал этот их разговор. Убийца Гоблинов хлопнул её по плечу и сказал: «Пошли». Затем он взглянул на её бледные оголённые ноги. «Надень носки и ботинки».

§

Тень от пламени факела зловеще танцевала на ветру. Но угол, под которым был выкопан туннель, явно говорил о том, что нужно лишь сделать шаг вперёд — и тебя скроет от снега и ветра; тут даже можно было слегка согреться. Не доносись изнутри вонь мяса и экскрементов — это место вполне себе можно было бы назвать уютным.

— Хмм. Тропа опускается под довольнисто крутым углом, — сказал Ящер Жрец, заинтересованно размахивая своим хвостом.

— Ага, но вон там она вновь поднимается, — сказала Высшая Эльфийка Лучница.

— М-м-м.

Выглядело так, будто гоблины сразу же после обустройства своего гнезда начали рыть вниз, а затем начали ползти вверх. Настолько острые углы не выглядели естественными; скорее всего, они были вырыты гоблинскими руками.

— Хм-м. Довольно умный барьер от снега и дождя, — сказал Дворф Шаман, демонстрируя свои обширные познания в строительстве. Через плечо он оглянулся на вход. Любые осадки, что заносит сюда ветром, застревают здесь и не уходят дальше.

— Гоблины создают подобное? — сказала Жрица, моргая с растерянностью или, скорее, удивлением в глазах. Она хорошо запомнила слова, которые ей неоднократно говорили: гоблины глупы, но далеко не идиоты. Иначе говоря, лишь потому, что они мало знают, не стоит считать, будто они не думают вовсе. Но это…

— Я не знаю.

Ответ Убийцы Гоблинов был бесстрастным, практически механическим. Он достал с бедра меч и помешал им лужу отходов на дне углубления. Он цокнул языком. — Пока ничего нельзя определить. Я лишь могу сказать вам постараться не наступать в воду.

— Там что-то есть? — спросила Жрица.

— Это ловушка. На дне колья.

Иначе говоря, яма-ловушка. Вот только вместо выкапывания гоблины просто скрыли её на дне лужи отходов.

Высшая Эльфийка Лучница, измерявшая глубину лужи одной из своих стрел с наконечником из древесной почки, нахмурилась. — Угх. Это гнусно.

— Мне нужно, чтобы ты прислушивалась к звукам врагов.

— Да знаю, знаю я. Говорила же тебе, оставь это мне.

Она проворно перепрыгнула через лужу, но затем с озорной ухмылкой подмигнула и засмеялась. — Мне невыносима мысль о том, что придётся пачкаться слишком много раз.

Ароматный мешочек с саше[✱]Red: Саше - сухой ароматизатор. Состоит из разных вещей, так что конкретного состава тут не будет. Можно химией ароматизировать, а можно и засушенные цветы бросить. висел вокруг шеи Высшей Эльфийки Лучницы, чтобы отгонять вонь. Она горделиво дёрнула своими длинными ушами, но Убийца Гоблинов лишь помотал головой и грубо сказал: «Суть не в том, чтобы запачкаться».

— Ах-ха-ха-ха-ха… верно, но, как бы, когда так сильно пачкаешься, отмываться потом крайне трудно… я права?

Жрица услышала пустые нотки в смехе эльфийки. Такой же мешочек висел и на её шее, рядом с ярлыком статуса. Может, она и привыкла обмазываться кровью и внутренностями, но радости от этого она явно никогда не получала.

Если подумать, с той кучей трупов возле входа в туннель всё было так же. Повидав такое множество раз и поднабравшись опыта, она вообразила, что уже привыкла к этому — но всё же. Ей требовалось нечто большее, чем шутка или хохот…

— Эй.

Стоявшая впереди Высшая Эльфийка Лучница взглянула на неё и нежно кивнула. Она чувствовала то же самое. Чувства эльфов были крайне обострены. Увидев трепет ушей лучницы, Жрица кивнула в ответ.

— Давай… сделаем всё, что в наших силах.

— Хорошо.

Спустившись, а затем поднявшись по двум или трём склонам, группа наконец прибыла к основному туннелю пещеры. Факел почти выгорел, и Убийца Гоблинов заменил его новым из своей связки.

— Подержи.

— Ох, да, сэр!

Он передал почти догоревший факел Жрице, держа при этом новый, который уже горел пылко и ярко.

Люди были единственными членами этой группы, нет, на самом деле они были единственными во всей этой пещере, у кого не было порядочного ночного зрения. При свете пламени факела Убийца Гоблинов внимательно осмотрел земляные стены.

Похоже, они были выкопаны каким-то примитивным инструментом. Стены были грубыми, но крепкими — описание гоблинского гнезда, будто бы пришедшего из справочника.

Проблема крылась в другом.

— Не вижу никаких тотемов.

— Это значит, что здесь нет шаманов?

— Не знаю, — он помотал головой. — Не знаю, но мне это не нравится.

— М-м-м… но разве нам не было бы проще, не окажись у них заклинателей? — спросила Высшая Эльфийка Лучница.

— Меня сие тоже начало беспокойствовать, — сказал Ящер Жрец, распахнув свои огромные челюсти. — Нападательство на деревню, навыки, при помогательстве которых они разобрались с предыдущими авантюристами. Тяжело представить, что за сиими операционированиями не стоит чей-то острый разум.

— Полагаете, это очередной тёмный эльф или огр? — спросила Жрица.

— Или, возможно… демон? — прошептала Высшая Эльфийка Лучница с окаменевшим лицом. Это слово эхом разлетелось через стены пещеры, отчего их волосы встали дыбом.

Авантюристы переглянулись, после чего Дворф Шаман глубоко выдохнул, поглаживая свою бороду.

— О-ой, да хватит уже. Нет смысла трястись над предположениями.

Он встал на цыпочки (потому что он был крайне низким) и хлопнул Убийцу Гоблинов по спине. — Это не совсем то, что мы называем «ударить молотом по знаменитому мечу». Но, Брадорез. Нам надо бы сфокусироваться на том, что мы можем сделать сейчас.

— Да, — ответил Убийца Гоблинов спустя мгновение. Он поднял факел, ещё раз посмотрел на стену, а затем кивнул. — Ты отсылался к пословице дворфов?

— Ещё как, — сказал Дворф Шаман, удовлетворённо хмыкая.

— Ясно.

Убийца Гоблинов отправился вперёд своей привычной храброй походкой, и можно было услышать лишь его бормотания. «Нет смысла дальше ковать и без того знаменитый меч». А затем: «Хмм. Неплохо».

Планировка пещеры не выглядела особо комплексной, и они долго следовали по одной тропе. Не было видно ни одного признака гоблинов, лишь всеобъемлющий запашок гниения.

— Думаю, мне от этого дурно станет, — пробурчала Высшая Эльфийка Лучница, подтягивая воротник наверх, чтобы тот прикрыл рот. Никто не произнёс этого вслух, но, похоже, большая часть группы была с ней солидарна — кроме Убийцы Гоблинов.

Постепенно они дошли до развилки в форме буквы Т. Высшая Эльфийка Лучница тотчас же прильнула к полу, дабы внимательно осмотреть его на наличие следов.

— Множество следов направлены в правую сторону, — доложила она, хлопая ладонями, чтобы стряхнуть с тех пыль. Она не всегда могла определять такие вещи в построенных людьми зданиях, но в естественной среде, вроде этой пещеры, на её глаза можно было положиться. Предположительно, это означало, что справа находились спальные помещения, а слева располагались склад и оружейня. Или, быть может…

— В прошлый раз мы начали с туалета, — сказал Дворф Шаман.

— Верно, — сказал Убийца Гоблинов. — Будет неудобно упустить кого-то лишь потому, что тот отлучался в туалет.

— На этот раз воспользуемся тем же планом?

— М-м, — пробурчал Убийца Гоблинов.

Стоит ли им поступить как в прошлый раз? Безопасно ли использовать каждый раз одну и ту же стратегию? Какова была вероятность того, что враг предскажет их действия?

Воображай. Думай. Если действующее вооружение человека было его первым оружием, то знание и планирование были вторым.

Будь он гоблином, как бы он поступил?

— Сперва мы ударим по правой стороне.

Убийца Гоблинов вынес своё решение безо всяких сожалений. Никто не возразил ему.

Высшая Эльфийка Лучница вложила стрелу в свой большой лук, в то время как Ящер Жрец подготовил свой меч из когтя. Дворф Шаман держал свой мешочек с катализаторами в руке, а Жрица покрепче схватила свой звенящий посох.

Они быстро продвигались по туннелю, приближаясь к огромной, выкопанной в земле жилой зоне. И там перед ними возникла орда гоблинов, вооружённых лопатами и кирками и будто бы готовящихся к неожиданной атаке…

§

О Мать Земля, полная милосердия, даруй свой священный свет нам — потерянным во тьме!

Этими словами Жрица захватила инициативу. Она сделала это с помощью вполне обычной способности — это всего лишь бросок кости. Но то, как она призвала чудо Святой Свет без единого колебания чётко говорило о её росте. Она держала свой посох, наконечник которого служил местом создания священного чуда. Ослепительный свет заполнил пещеру.

— ГОРАРАБ?!

— ОРРРГ?!

Гоблины, ошарашенные святым светом, прикрывали глаза руками и вопили. Она насчитала десять, нет, пятнадцать?

— Семнадцать. Хобов нет, заклинателей тоже. Есть лучники. Вперёд!

Для авантюристов, которым свет бил лишь в спины, освещение не представляло никаких проблем.

— Первая кровь за мной!

Не успел Убийца Гоблинов произнести свой приказ до конца, как стрела с наконечником из древесной почки отправилась в полёт. Высшая Эльфийка Лучница элегантно натянула тетиву своего лука, сделанную из паучьего шёлка, единым и непрерывным движением запуская три стрелы подряд.

Пусть в пещере было темно и тесно, но это не представляло помеху для эльфийской меткости. Её навыки были настолько отточены, что их с трудом можно было отличить от магии. Три гоблина замертво рухнули на месте: осталось четырнадцать. Каменный град начал обрушиваться на оставшихся созданий.

Вперёд, гномьё, пора пахать, не смейте вы балду пинать… щепотка пыли столь ничтожна, но камнем тысяча взрастёт!

Дворф Шаман швырнул в воздух горсть песка и превратил ту в камни, которые теперь поливали врагов.

— ОРГААА?!

— ГРООРОБ?!

Гоблины завыли и начали отступать. Заклинание Каменный Взрыв атаковало их всех без разбора, кроша кости и разрывая плоть.

Разумеется, в такой ситуации заклинания, что причиняли врагам вред, и те, что помогали союзникам, были одинаково полезны. Дворф Шаман самолично решил использовать Каменный Взрыв, технику для нападения. До близкого столкновения с врагом, заклинания, бьющие по площади, подходили лучше всего, если только инициатива была на стороне заклинателя.

Осталось десять гоблинов. Визжащие и плачущие своими подлыми слезами, монстры хлынули вперёд.

— Понеслась! Брадорез! Чешуйчатый! Теперь-то дело за вами!

— Хррооооаааааар!

— Хорошо.

Один зычный рёв и один краткий ответ: два члена группы, бойцы авангарда, встали, загораживая проход в комнату. Не входить в неё было вполне логично: при сражении с большим количеством противников было мудро выбрать тесное пространство и защищать его.

Враги, превосходящие их числом с соотношением, примерно равным четыре к одному, потеряли половину своей силы. А в узком туннеле в одном ряду могло поместиться лишь два-три гоблина. Против двух врагов, за которыми светил свет с поверхности, битва была практически равной. Всё прошло как чёткое доказательство того, насколько важно захватить инициативу в бою.

В конце концов, дела всегда будут обстоять так, что гоблинов будет больше, чем авантюристов. А судьбу авантюристов, столкнувшихся с гоблинами, не зная этого простейшего факта, отнюдь нельзя было назвать радужной.

— ГОРРОБ!

— Иииияяяяя!

Зрение гоблинов всё ещё не восстановилось полностью от вспышки света: их атаки едва можно было назвать тем, о чём стоило бы беспокоиться. Ящер Жрец атаковал своими когтями и хвостом, нанося одному гоблину мощный удар и разрывая второго на куски. Осталось восемь.

Людоящеры уважали животное начало — ведь именно звериная натура в совокупности с острым умом были свойственны нагам. Жестокие и храбрые боевые кличи смешивались с молитвами, пока Ящер Жрец бросался на выживших гоблинов.

— Хм-мф.

Находясь прямо позади него, Убийца Гоблинов пронзал существ прямо в жизненно важные места — тихо, прилежно, точно.

Горло, сердце, голова. Выбор не имел значения. Человекоподобные создания имели склонность обладать множеством слабых мест. Лично Убийца Гоблинов предпочитал бить в горло. Удар туда пусть мог и не привести к мгновенному убийству, но он всё равно оставлял цель беспомощной. Он пнул в сторону задыхающегося гоблина и метнул свой меч в ещё одного, находящегося вдали.

— ОРАГАГА?!

— Десять, одиннадцать.

С пронзённым горлом его цель рухнула на землю. Даже в темноте его прицел оставался точным.

Осталось шестеро. Убийца Гоблинов поддел ногой дубину, принадлежавшую одному из убитых гоблинов, и подбросил её вверх, поймав рукой. С помощью щита он задержал удар топором напавшего на него сзади гоблина, а затем точно ударил тварь дубиной прямо по животу.

— ОРАРАО?!

Что-то отвратительное полилось из открытого рта гоблина. Убийца Гоблинов ударил вновь. С учётом этого гоблина к его подсчётам должны были прибавится ещё двое.

Нанеся мощный удар по черепу злого создания, Убийца Гоблинов равнодушно вытер рвоту со своего щита.

— Тринадцать. Враг скоро восстановит зрение.

— Хорошо!

Осталось четверо. Разумеется, едва ли это можно было назвать причиной для расслабления.

Несмотря на явную нервозность на лице, Жрица подняла свой звенящий посох и призвала ещё одно изматывающее душу чудо.

О Мать Земля, полная милосердия, даруй свой священный свет нам — потерянным во тьме!

Мать Земля ответила на молитвы своей верной послушницы очередным чудом. Ослепляющий свет вновь заполнил комнату, отгоняя прочь тьму пещеры.

Однако, гоблины не были идиотами. Интеллектуалами они явно не являлись, но когда дело касалось злобы и жестокости — никто не мог с ними сравниться. А когда полное отсутствие моральных принципов сливалось с жестокостью, результат был неизбежен.

Когда девчонка подняла свой посох, тот засиял. И теперь она вновь поднимала его. Это означало, что тот засияет вновь.

Один из гоблинов, сложив эти простые факты воедино, уткнулся взглядом в пол и прикрыл голову. К несчастью, он был лучником. И пока троих его товарищей убивали, он не поднимал голову и выжидал своего шанса, держа лук и стрелу наготове.

— Хх-хаааагх!

Раздался, по всей видимости, потрясённый крик. Кто-то упал: это была Высшая Эльфийка Лучница. Гоблинская стрела пролетела прямо меж двух бойцов авангарда, чтобы в итоге попасть в неё. Попадание точно было критическим.

— Что под сей раз! — воскликнул Ящер Жрец.

— Хрргх… — грубая, но смертоносная стрела безжалостно торчала из ноги Высшей Эльфийки Лучницы.

Убийца Гоблинов оглянулся, а затем швырнул свою дубину, прежде чем побежать к эльфийке.

— ОРААГ?!

Вшуух. Во время полёта дубина сделала разворот вокруг своей оси, после чего хорошенько приложилась к гоблинской голове, заставив ту издать крик. Вот только этого не было достаточно для убийства. На бегу Убийца Гоблинов подобрал с земли кинжал и сократил несколько последних шагов с помощью одного длинного прыжка.

— ГОАОРР?!..

Гоблин схватил свою стрелу и развернулся, пытаясь убраться подальше, но было уже слишком поздно. Кинжал воткнулся ему прямо в сердце и провернулся разок, после чего всё было кончено.

— Семнадцать…

На этом гоблины кончились.

Приглядываясь к горе трупов, Убийца Гоблинов подобрал лежащий неподалёку меч и засунул его в свои ножны.

— Эй-эй, Длинноухая, ты в порядке?!

— Хрр-р-ага. Я-я в порядке. Простите. Я облажалась.

— Я сейчас же позабочусь о тебе, — сказала Жрица. — Она отравлена?

— Что ж, — грузным голосом произнёс Ящер Жрец. — Съедина нам надобно вытащить стрелу.

Лицо Высшей Эльфийки Лучницы было бледным, но она старалась вести себя храбро; она продолжала держаться руками за рану и бормотала: «В порядке».

В обычной ситуации Убийца Гоблинов сразу бы пошёл к своему компаньону. Но они всё ещё находились на вражеской территории. Им стоило быть готовыми к любой возможной засаде.

Насколько Убийца Гоблинов мог судить, рана не была смертельной — и всё же, ему хотелось кое-что проверить. Он подошёл к трупу гоблина-лучника, убитого последним, и равнодушно пнул его.

— Хрм.

Тело перевернулось, явив ему своё плечо. Там он увидел шрам, оставшийся после залеченной раны, нанесённой стрелой. Он вспомнил этого гоблина.

— ...Чего?!

— Что-то не так?

В это же мгновение Убийца Гоблинов услышал, как позади него раздались удивлённые возгласы. Он быстро подошёл к месту, где съёжившись корчилась Высшая Эльфийка Лучница. Сидевшая позади неё Жрица посмотрела на него.

— У-Убийца Гоблинов, сэр… взгляни на это.

Трясущейся рукой, покрытой кровью Высшей Эльфийки лучницы, она держала древко стрелы. Да, только древко, без наконечника.

Оно было вырезано из ветви и достаточно грубо, чтобы увидеть в этом дело гоблинских рук; к одному его концу даже было прилеплено несколько уродливых пёрышек. Однако, головка была закреплена довольно плохо. Или… быть может, это было сделано специально. Может, наконечник стрелы должен был отвалиться и остаться в теле Высшей Эльфийки Лучницы.

Он был беспечен.

Нет, самобичевание и угрызения совести могли и подождать.

В ту же секунду Убийца Гоблинов встал на колени рядом с Высшей Эльфийкой Лучницей.

— Больно?

— Я-я-я в полном порядке, ч-честно… Оркболг, т-ты слишком уж переживаешь…

Похоже, ей даже двигаться было больно. Кровь вытекала из ноги Высшей Эльфийки Лучницы, а сама она постанывала.

— Продолжай давить на рану. Это поможет остановить кровь. Пусть и немного.

— В-верно, так… так и поступлю.

Несомненно, она пыталась звучать сильной и стойкой, но вот только голос её был гораздо мягче обычного.

Убийца Гоблинов переключился на Жрицу и начал задавать вопросы ей.

— Пока что я так не думаю. Но…

Говоря это, Жрица с беспокойством смотрела на рану Высшей Эльфийки Лучницы. Пусть эльфийка и сжимала её как только могла, но кровь всё продолжала вытекать сквозь её пальцы. — Пока наконечник стрелы остаётся в ней, нет никакого смысла закрывать рану с помощью исцеляющего чуда…

Может, чудеса священнослужителей и были дарованы богами, но их эффект всё равно был ограничен реальностью, в которой те находились. Использовать Малое Лечение на теле, в котором оставался инородный объект, было крайне нелёгким делом.

Убийца Гоблинов взглянул на Ящера Жреца, но тот тоже помотал своей головой.

— Оживление способнисто лишь усилить природные регенеративственные способности тела.

Вывод напрашивался простой. Дворф Шаман начал рыться в своём мешочке, попутно говоря.

— Не можем же мы оставить его там, верно говорю? Брадорез, не подашь руку, а?

— Конечно.

Они с дворфом переглянулись и быстро принялись за дело. Жрица, которая более-менее представляла, что они собирались сделать, выглядела довольно расстроенной. А вот Высшая Эльфийка Лучница, которая не понимала, что тут намечалось, просто выглядела встревоженной.

Убийца Гоблинов достал кинжал — свой собственный, не тот, что он украл у гоблина — и проверил его лезвие.

— Я сделаю это. Разожги мне огонь.

— Без проблем. Танцующее пламя и саламандры знамя. Даруйте нам всё то, имеете что сами.

Дворф нашёл огниво в своём мешочке с катализаторами и ударял по нему, произнося слова заклинания. Небольшое призрачное пламя поднялось в воздух, сияя прямо над кинжалом Убийцы Гоблинов.

Убийца Гоблинов осторожно нагрел лезвие, после чего быстрым движением потушил огонь. Почти в это же время он достал кусок ткани из своего мешка и бросил его Высшей Эльфийке Лучнице.

— Засунь это в рот.

— Т-ты что это замыслил?

— Собираюсь выковырять наконечник.

Уши Высшей Эльфийки Лучницы сильно напряглись.

— Я-я не хочу, не надо! Мы можем сделать это, когда вернёмся-!

Всё ещё сидя на своей пятой точке, она попятилась назад. Дворф Шаман вздохнул.

— Длинноухая, а ну хватит ныть. Брадорез сейчас правильно поступает. Или ты хочешь, чтобы твоя нога сгнила и отвалилась?

Находящийся позади них Ящер Жрец заговорил спокойно и убедительно, как падающий с небес камень. — Тогда оную точнисто нельзя будет прикрепительствовать обратно.

— Оох… ооох…

— Пожалуйста, хватит, вы её пугаете.

Жрица, неспособная больше сидеть, отчитала мужскую часть своей группы, но она совершенно не пыталась предотвратить то, что они собирались сделать.

Как-то раз из неё тоже силой выдёргивали стрелу. Она понимала всю ту боль и страх, а ещё она прекрасно осознавала, насколько хуже всё может стать, если оставить стрелу в теле.

— ...По крайней мере, постарайтесь сделать это наименее безболезненным способом.

— Что мне ещё остаётся?

Убийца Гоблинов ждал, пока раскалённое докрасна лезвие остынет до нужной температуры. Один странствующий доктор научил его тому, что такие действия помогают избавляться от яда на лезвии[✱]Red: Если кто не понял, тут имеются в виду микробы, от которых надо обеззараживать инструменты, если собираетесь втыкать их в людей. Но у нас тут средневековье, все дела, какие микробы? Думаю, эффект какого-нибудь столбняка можно сравнить с ядом..

— Покажи мне рану.

— Эээргх… оох… ты ведь точно не сделаешь мне больно, верно?..

Очень медленно, с полностью обескровленным лицом, Высшая Эльфийка Лучница махнула рукой.

Убийца Гоблинов не ответил, но осмотрел рану, из которой всё ещё вытекала кровь.

— Вино.

— Держи-кась.

Дворф Шаман сделал глоток вина и расплескал его ртом, будто бы заклиная Ступор. Стоило только духам алкоголя опалить рану Высшей Эльфийки Лучницы, как на её глазах проступили слёзы.

— Хрр… рргх…

— Прикуси тряпку. Так ты не прикусишь язык.

— Я просто… просто спрошу ещё раз, но… ты ведь не сделаешь мне больно, верно?..

— Ничего не обещаю, — сказал Убийца Гоблинов и помотал головой. — Но постараюсь.

Высшая Эльфийка Лучница, выглядящая сдавшейся, прикусила тряпку и зажмурилась. Жрица сжала её руку. А затем Убийца Гоблинов погрузил кинжал в бедро эльфийки, расширяя рану и погружаясь всё глубже.

— Хрррррррргх-гах! Грааааааагх!..

Гибкое тело Высшей Эльфийки Лучницы трепыхалось словно у выброшенной на берег рыбы. Ящер Жрец прижал её плечи к земле, чтобы та перестала дёргаться, а Жрица продолжила держать её за руку. Убийца Гоблинов же не остановился: его рука была жестока, но крепка.

Извлечение наконечника стрелы заняло всего лишь несколько секунд, хотя Высшая Эльфийка Лучница могла поклясться, что для неё это были долгие часы.

— Готово.

— Фуух… фуух…

Она несколько раз протяжно выдохнула.

Ящер Жрец приложил свою чешуйчатую руку к бедру Высшей Эльфийки Лучницы и начал читать заклинание: «О горгозавр[✱]Red: Динозавр, относящийся к семейству Тираннозавридов. Выглядит как низкий жирный тираннозавр с ещё более короткими передними лапками., прекрасный, пусть и раненный, позволь мне помочь исцелить тебя

Он даровал ей чудо Оживление. Сила ужасающих наг заставила рану лучницы поправляться прямо на глазах. Плоть соединялась с плотью, на ней вырастала кожа, и, похоже, рана буквально исчезала. Истинное чудо.

— Двигаться можествуешь? — спросил он.

— А-ага, — неуверенно сказала Высшая Эльфийка Лучница, пока в уголках её глаз до сих пор сверкали слёзы. Она подвигала ногой взад-вперёд, проверяя, работает ли та. Её уши жалостно поникли. — П-первая помощь у людей до ужаса жестока. Я всё ещё чувствую эту боль.

— Т-ты в порядке? — спросила Жрица, предлагая своё плечо Высшей Эльфийке Лучнице в качестве опоры, пока та пыталась встать.

— Думаю, да…

— Стрелять из лука можешь? — спросил Убийца Гоблинов.

— Ну конечно могу, — ответила эльфийка, пожалуй, чуть более горячо, чем это было необходимо.

На самом деле, она вовсе не бахвалилась. Но даже если она и могла стрелять, её мобильность крайне ослабла. Как минимум до конца этого дня.

— Мы должны совершить тактическое отступление, — Убийца Гоблинов помотал головой, — но мы пока не можем этого сделать.

— Не уверственнен я в количестве оставшихся у нас заклинательств и чудес, — спокойно объявил Ящер Жрец.

Но даже после этого шлем медленно продолжал смотреть из стороны в сторону.

— В глуби остались ещё гоблины. Мы должны расследовать, в каком состоянии находятся их ряды.

Убийца Гоблинов проверил свои броню, шлем, щит и оружие. Удовлетворившись результатом, он повернулся к своим товарищам.

— Я могу пойти один, если вы не хотите.

Раненая Высшая Эльфийка Лучница ответила первой.

— Вот только не пытайся шутить. Мы идём с тобой. Верно?

— Именно! Мы точно идём, — сказала Жрица и энергично кивнула.

— М-м, — пробурчал Убийца Гоблинов. Ящер Жрец засмеялся и положил руку ему на плечо.

— Полагательствую, значит сие, что все мы идём.

— Тьфу ты! Длинноухая, никогда ты не думаешь о том, насколько устали остальные, — сказал Дворф Шаман с улыбкой и показательно пожал плечами.

Высшая Эльфийка Лучница пронзила его взглядом.

— Эй, это Оркболг хочет.

И они побежали вперёд.

Убийца Гоблинов, игнорируя привычный шум, возникающий из-за их споров, в очередной раз осмотрел жилое помещение. Пусть теперь их и превосходили, гоблины ничем не показывали, что собирались сбежать.

Так тут был гоблин, что скопировал его небольшой трюк. Тот, кто оказал первую помощь пострадавшему от стрелы гоблину. И тот, кто командовал им.

— Мне это не нравится, — пробормотал он.

Ему это совершенно не нравилось.

§

— Хм-мф.

Убийца Гоблинов пнул старую, прогнившую дверь, тем самым обрушив её. Практически в это же мгновение авантюристы ворвались в комнату, занимая свои позиции в формации, где Жрица находилась в центре, держа в руке факел.

— Хрм…

Они ожидали наткнуться на склад, оружейню или, быть может, туалет. Но озарённая светом комната не была ничем из этого.

Это была очередная большая комната, вырытая в земле, больше походившая на ту жилую зону. Здесь находилось несколько грязевых холмиков, скорее всего служивших в роли стульев. Чуть дальше располагался продолговатый камень, который наверняка приволокли откуда-то ещё.

Ошибки быть не могло, это был алтарь.

Это была часовня, так это был пещерный храм? Раз так, то именно у этого алтаря они должны были совершать свои жертвоприношения…

— Ох!..

Как это часто бывало, первым это заметила Жрица. Она поспешила туда. Воспоминания о ловушке, на которую они натолкнулись в канализации вспыхнули в её разуме, но это не было причиной для сомнений. Она должна была оставаться настороже, но также она не могла позволить себе проигнорировать человека, нуждающегося в помощи.

На холодном камне лежала женщина, причём в таком положении, будто бы её туда зашвырнули; на ней не было ни единого клочка ткани. Её обнажённое тело было грязным, а то, как плотно были закрыты её веки чётко говорило о её изнеможении. Её спутанные волосы были золотистого, медового цвета.

Её внушительная грудь тихо поднималась и опускалась — это было доказательством того, что она ещё жива.

— Квест выполнен, да? — пробормотала Высшая Эльфийка Лучница, явно не веря в такой исход.

Убийство гоблинов не приносило ни удовлетворения, ни чувства завершения чего-то. Она надула губы и окинула взглядом часовню. Это было примитивное место для поклонения. Высшей эльфийке вроде неё не представлялось возможным хоть как-нибудь почувствовать присутствие богов в подобном месте.

— ...Интересно, бывал ли здесь жрец Секты Зла.

— Или, быть можественно, сие есть остатки древних руиностей, — сказал Ящер Жрец, оглядываясь по сторонам. Эльфийка слышала, как во время осмотра он соскребал отовсюду пыль и грязь. — Хотя я и представительствовать себе не могу, какому богу могли поклоняться в столь вульгарственном месте...

— Вот сейчас, погоди-ка секундочку, — сказал Дворф Шаман, проводя пальцем по стене. — Земля ещё свежая. Это помещение выкопали недавно.

— Гоблины? — спросил Убийца Гоблинов.

— Скорее всего, — ответил Дворф Шаман и кивнул.

Были ли гоблины падшими реями? Эльфами или дворфами? Или же они прибыли с зелёной луны. Никто не знал ответа на этот вопрос. Но раз уж эти существа решили жить под землёй, в их копательных навыках нельзя было усомниться. Сколь бы далёким ни было место, гоблины могли вырыть до него дыру и обосноваться там, прежде чем кто-либо успевал заметить это.

Для них устроить неожиданную атаку на группу авантюристов было делом не более сложным, чем обычный завтрак. И не надо было являться Убийцей Гоблинов, чтобы знать об этом. Во время своего первого приключения Жрица уже...

— Ам… посмотрите туда!..

От обеспокоенного восклицания Жрицы он вновь посмотрел на пленённую авантюристку. Жрица держала волосы этой женщины, не боясь запачкать свои руки. Она указывала на заднюю сторону шеи.

Высшая Эльфийка Лучница не смогла сдержаться и пробормотала: «Это ужасно», — и тяжело было винить её за это. На шее лишённой сознания женщины было выжжено клеймо, выделявшееся отчётливо и болезненно. Уродливый чёрно-красный отпечаток порочил её прекрасную кожу.

— Хрм...

Убийца Гоблинов подобрал клеймо, которое лежало на полу неподалёку от него. Оно было похоже на слетевшую с лошади подкову, которой придали довольно сложную форму, или нечто в этом роде.

— Сие они использовательствовали? — спросил Ящер Жрец.

— Похоже на то.

Оно было похоже на круг, в центре которого располагалось нечто, напоминающее глаз. Убийца Гоблинов взял факел и внимательно осмотрел клеймо, закрепляя его образ в своей памяти. Это была метка какого-нибудь знатного племени или клана? Гоблины скрывали ещё столько загадок.

—Однако… это не похоже на гоблинский тотем.

Гоблины слабо представляли, каково это — создавать что-нибудь. Они могли попросту украсть всё, что им было нужно; этого им было вполне достаточно. Однако, это клеймо. Даже если оно и было создано при соединении нескольких найденных предметов, это явно наличествовало о том, что здесь имел место быть акт создания.

— Думаю, это… зелёная луна, — сказал дрожащий голос. Это была Жрица, нежно поглаживающая шею женщина. — Символ бога. Божества знаний, пришедших извне… Бога Мудрости.

...Множество богов собралось вокруг игровой доски, чтобы наблюдать за этим миром. Среди них был, конечно, и Бог Знаний, повелевавший всеми познаниями этого мира и нашедший себе множество верных последователей среди учёных и должностных лиц. Поговаривали, что свет Бога Знаний сиял для всех, кто отваживался нырнуть в неизвестность в поисках правды и понимания того, как устроен этот мир.

Да, Бог Знаний даровал не сами знания, но направлял к ним и указывал тропу, ведущую к истине. Ведь препятствия на пути к нахождению знаний были важной и неотъемлемой их частью.

А вот Бог Мудрости, божество познаний, пришедших извне, разбирался с подобными просьбами слегка иначе. Бог Мудрости не вёл молящего к знаниям, но даровал мудрость всем, кто о ней просил. И наверняка это божество не волновало, как его действия повлияют на мир, игровую доску богов.

Взять, например, юношу, который, столкнувшись с пустячными неприятностями повседневной жизни, в сердцах произносит: «Может, этому миру должен настать конец…» Обычно, подобные слова были бы простой глупостью, невинным выражением своего недовольства. Но когда глаз Бога Мудрости замечает подобного человека — что происходит в такой момент?

В мгновение ока видения об ужасных кончинах мира вторгаются в разум юноши, и тот начинает действовать. Из-за безответственных вспышек прозрения лишь немногие веруют в этого бога. Но…

— Боже. Теперь моя голова болит почти так же, как и нога, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, хмурясь так, словно у неё болела голова. — Я останусь сторожить. А вы идите вперёд.

— Эй, — сказал Дворф Шаман с ноткой раздражения в голосе. — Хорошо, конечно, что ты стоишь на страже, но ты можешь хотя бы прислушаться к тому, что мы тут говорим.

— Да, конечно…

Энтузиазмом её голос явно не отдавал. Она слегка натянула тетиву своего лука, чутка вяло держа стрелу наготове. Она всё продолжала беспрестанно переминать ногами; скорее всего, боль всё ещё беспокоила её. Когда она внимательно прислушивалась, её уши слегка вздрагивали.

Убийца Гоблинов мельком взглянул в её направлении, но затем снова переключил свой взгляд на клеймо.

— Ты сказала «зелёная луна»?

— Да, сэр. Я немного изучала эту тему во время обучения в Храме.

Жрица звучала так, словно сама не до конца верила в свои же слова. Времена, когда она была послушницей, казались такими далёкими.

— Ты говоришь о той, с которой пришли гоблины? — пробормотал Убийца Гоблинов, подбирая клеймо. — Раз так, то наши враги — это точно гоблины.

Он заговорил без единого признака наличия сомнения в голосе. — На одном из гоблинов были видны признаки лечения чудом.

Но кто бы решил пойти на такие меры, как помощь гоблину с помощью чуда?

— Послушник хаоса, переполненный жалостью и сострадательством? — с откровенной насмешкой сказал Ящер Жрец. — Сомнительствую.

— Значит, это сделал гоблин, верно? — сказала Жрица. — Но… как ему это удалось?.. Она резко заморгала, будто бы не желая верить в такое.

Божество, что даровало знания извне, было крайне непостоянным; заговори оно с гоблинами, это не стало бы большим сюрпризом.

Это не было бы странным, и всё равно отчаянное сомнение не хотело покидать сердце Жрицы. Даже так, если гоблины были способны завершить ритуал… это было бы гораздо хуже, чем случайно услышать голос Бога.

— Вы уверены, что это не какой-нибудь высокоранговый злой жрец, тёмный эльф или ещё кто-то? — спросила она.

— Что? Я так не думаю, — произнёс чистый и звонкий голос в ответ на предположение Жрицы.

Дворф Шаман вновь вздохнул и погладил свою бороду с далеко уже не ноткой раздражения.

— Ты можешь и дальше стоять на страже, либо поболтать. Выбери что-то одно.

— Это ведь ты мне сказал прислушиваться. А раз я слушаю, то и говорить право имею, разве не так?

Высшая Эльфийка Лучница тихо захихикала.

— М-м, — сказал Ящер Жрец, согласно кивая. — И, госпожа рейнджер. Что бы вы хотели сказительствовать?

— Как бы…

Она покружила пальцем в воздухе. — Если у тебя есть свора гоблинов, а ты используешь её лишь для мародёрства… от этого ты сам становишься не умнее гоблина, верно?

— Конечно-конечно, Длинноухая, а, может, шайка бандитов основала свою религию и решила, что им стоит начать поклоняться гоблинам!

— Ты просто расстроен, что сам больше не можешь поверить в свои слова.

— Хрм, ну-ну.

— Хех.

Ящер Жрец вроде как хмыкнул, скрестил руки, а затем начал считать на пальцах.

— Думствует оно подобно гоблину, контролирует гоблинов, исцелечивает гоблинов, нападает на людей и являтельствует послушником зла.

Жрица приложила пальчик к губам, размышляя над возможными вариантами. — Гоблин-жрец? Воин-жрец?

Ни один вариант не подходил под описание. С чем же они здесь столкнулись? С каким-то необычным гоблином? Но с каким?

В этот самый момент Жрице в голову пришла мысль, да так неожиданно, будто бы она была подарком небес.

Это была вопиющая, невозможная идея. Но…

Обстоятельства начинали иметь смысл, если они имели дело с тем, кто ведёт армию против неверных.

— Нет… быть этого не может. Это невозможно.

“...”

Она обхватила свои плечи начала мотать головой, отказываясь верить в это.

Она услышала, как позади неё в кулаке Убийцы Гоблинов заскрипело клеймо.

Это не было возможно. Это было смехотворно. Но, на самом деле, не существовало ничего невозможного.

Существовал лишь один ответ. Убийца Гоблинов открыто признал правду об их враге.

— Гоблин-паладин…