Том 5    
Глава 5. Рейд по подземелью


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
id156504676
1 г.
Почему я не могу начать читать?
Потому что лицензия в России.
ins0mn1ous
1 г.
Почему я не могу начать читать?
Mazar
2 г.
Red, спасибо за превосходный перевод и внимание к деталям. А Истари, что не удивительно, как всегда, поднасрали. Кстати, что там с 86? Просто вдруг заметил, что вы являетесь редактором данного проекта, а перевод стоит. Есть какие-нибудь новости?
just
2 г.
Borland94, никто морочиться за идею не хочет. Единственный вариант читать на англ, текст не сложный
just
2 г.
https://drive.google.com/file/d/1Scp1fmrpU5rqChftNgpD3Hmk8blRiQF4/view пдф 6 тома на английском, если кому актуально
borland94
2 г.
>>25711
https://drive.google.com/file/d/1Scp1fmrpU5rqChftNgpD3Hmk8blRiQF4/view пдф 6 тома на английском, если кому актуально

Вот бы кто продолжил переводить, пусть и на "нелегальной" основе...
bkmzvjx
2 г.
Спасибо Реду за такой качественный и внимательный к отсылочкам перевод, жаль что продолжения не будет(( Истари как всегда взяли тайтл на хайпе, навредив и себе и нам( К моменту когда они догонят этот перевод, хайп спадет и они опять облажаются. Лучше бы взяли "Герой при заклятом враге", такая годная штука, а до сих пор не переведена(
zloyvasya
2 г.
Смотрю в книгу, вижу фигу.
Я вас понял, сударь.
ksander31
2 г.
>>25707
Смотрю в книгу, вижу фигу.
Я вас понял, сударь.

Ну, я сам обратил внимание на то, что фраза "О мой бог" смотрится нелепо из уст Жрицы только из-за частоты употребления её в последний книге. Возможно в предыдущих было тоже самое, но я просто просмотрел этот момент. Так же можно сказать, что я то же вижу фигу :) :) :)
Но я рад, что вы поняли мою мысль о том, что более логично для Жрицы было говорить "О моя богиня", ведь это такое же важное дополнение к образу персонажа, основанное на его истории, как например коверкание слов Людоящером.
Жалко, что из-за того, что Рэд закончил перевод эта небольшая деталь вряд ли когда нибудь будет исправлена.
Может быть Истари комикс когда доберутся до этого тома будут более внимательными.
zloyvasya
2 г.
То есть все русские когда восклицают "о Боже" или "Господи" либо верующие, либо пересмортели немецкой порнухи(почему немецкой кстати?)?
ksander31
2 г.
>>25705
То есть все русские когда восклицают "о Боже" или "Господи" либо верующие, либо пересмортели немецкой порнухи(почему немецкой кстати?)?

Жрица - верующая, поклоняется Богине и выросла в приюте при храме этой Богини, у неё не может быть привычки поминать кого-то левого бога.
Хотя я не знаю, если уважаемый/ая ZloyVasya по разным случаям, вместо Бога или Аллаха, поминает ацтекскую
богиню Акуэкукиотисиуати - тогда я не прав со своей претензией к Рэду.

Про немецкую порнуху - когда её изображают в пародиях, часто используют сильно исковерканную немецкую фразу звучащую как: "О май Год" т.е. "О мой Бог"

Я не смог сходу найти логическую причину почему искренне верующая Жрица через слово поминает какого абстрактного бога. Поэтому предположил, что это отсылка.
ksander31
2 г.
Не знаю заглянет ли ещё сюда переводчик, но у меня возник вопрос по следующей непонятности. Жрица - адептка Богини Земли, но при этом постоянно повторяет: "О мой бог", вместо чего-то вроде: "О моя богиня". Это отсылка к немецким порно фильмам? Иначе я что-то не вижу логики.
хэппи-сан
2 г.
>>25704
Не знаю заглянет ли ещё сюда переводчик, но у меня возник вопрос по следующей непонятности. Жрица - адептка Богини Земли, но при этом постоянно повторяет: "О мой бог", вместо чего-то вроде: "О моя богиня". Это отсылка к немецким порно фильмам?
Вот тут даже я офигел
borland94
2 г.
Большое спасибо за перевод)
redheadbrains
2 г.
манга лучше передает настроение произведения, а раз мангу пока не лицензировали, то все норм)
redheadbrains
2 г.
а я имбо-палладин, я нагнул их всех один
ksander31
2 г.
Спасибо.
naazg
2 г.
Спасибо
zhenya5711
2 г.
Спасибо RED за твою работу, теперь твой путь окончен, спи спокойно...
yozhik
2 г.
>>25697
Спасибо RED за твою работу, теперь твой путь окончен, спи спокойно...
Зачем же вы хороните переводчика?Может быть он и еще что-нибудь переведет.Кроме убийцы гоблинов есть и масса других стоящих внимания произведений.Например, то же "Руководство по семенам фей", которое этот переводчик кстати и переводит.
Anrei
2 г.
Огромное Спасибо
Usus
2 г.
Спасибо
хэппи-сан
2 г.
— Как там говорится: «Никогда не покидай дом без этого...»

Крюк и верёвка.
Отсылочка к старине Толкиену, ммм. Да какая аккуратненькая.
– Эх, а веревка-то! - хлопнул он себя по лбу. - Нету ведь веревки-то! Ночью же вспомнил: «Сэм, а как насчет веревочки? Хватишься ведь, а не будет». Ну вот оно, хватился уже, а взять-то и негде.
И еще овер дофига моментов, когда Сэм хныкал "Блин, какой же я олень, что не взял веревку!"



С зачарованной бронёй дела обстояли совершенно иначе, но Убийце Гоблинов подобные предметы не нравились. Да и сама ситуация, в которой он оказался чётко показывала, что может случиться, окажись такие вещи в лапах врага.
И абзацем выше:
В целом, гоблины были склонны обладать маленьким ростом.
У автора эти предложения никак в противоречие не вступают? Или гоблин в доспехе на десяток размеров больше по его мнение мог бы нормально сражаться?



Коротенькие и толстые ноги Дворфа Шамана делали его самым медленным бегуном в группе,
I know what you feel, bro.
Usus
2 г.
Спасибо
Usus
2 г.
Кекее

Глава 5. Рейд по подземелью

— Я на такое не соглашалась!

— Ах… ах-ха-ха-ха-ха…

На следующее утро Высшая Эльфийка Лучница спускалась вниз по горной тропе… запертая в деревянной клетке. Позади неё сидела Жрица, неловко улыбаясь. Обе они были одеты в тряпьё.

Длинные уши эльфийки злобно подёргивались; она схватила прутья клетки и начала грохотать ими.

Жердь, проходившая через всю верхушку клетки, чтобы ту можно было нести, являлась, как и наряды их всех, частью того образа, благодаря которому «пленницы» выглядели реалистично.

— Почему именно мы должны быть военными трофеями?

— Потому что ни я, ни остальные не подойдут на эту роль.

С мужчинами в качестве пленников их притворство перестало бы быть убедительным. А Убийца Гоблинов совершенно не старался успокоить бушующую эльфийку.

Он окрасил свою вечно чумазую броню с ног до головы в чёрный цвет; зрелище получилось крайне странным. Он вполне мог бы сойти за духа какого-нибудь погибшего солдата, недавно восставшего из могилы.

— Хо! Ох! Снова эти глупые авантюристочки залаяли! — сказал злобно выглядящий дворф, нёсший клетку спереди. — Господин монах, быть может, нам стоит преподать им урок…

— Хех-хех-хех! Из них выйдут отличные подносительства господу извнешних знаний. Я позволю вам потворить с ними всё, что только пожелательствуете. Ответ пришёл от тёмного ящера-монаха, шагающего впереди и злобно улыбаясь. Ещё с того момента, как его маскировка была готова, а сам он окрасил лицо и чешую природными пигментами, дабы покрыть их зловещими узорами, воодушевлению его не было предела.

Ворча, Высшая Эльфийка Лучница прикусила губу и сменила свою цель.

— Эй, знаешь ли, вполне нормально вести себя чуточку позлее в такой ситуации!!!

— Ох, думаю… я вроде как привыкла к подобным вещам…

Жрица, сидя в углу клетки и обнимая свои колени, потерянно улыбнулась. Выражение лица в совокупности со стройным телом и хрупкой красотой делали её образ самым настоящим олицетворением слова «пленница». Отличное исполнение. Конечно, настоящая проблема заключалась в том, что она вовсе не играла.

— ...

В клетке находилась ещё одна обитательница, до сих пор не проронившая ни слова. Это была Дворянка Фехтовальщица.

Она тоже сидела в углу клетки, прижимая колени к груди — смотрела она оттуда совершенно в никуда, не двигая и мускулом.

Однако, её прекрасная кожа потеряла свой лоск, а розоватые губы посинели.

Жрица медленно приблизилась к ней, передвигаясь на четвереньках.

— Ам, вам не холодно?..

— ...Я в порядке, — равнодушно ответила Дворянка Фехтовальщица.

Обычно этого было достаточно, чтобы заставить Жрицу передумать, но в этот раз она лишь слегка захихикала.

Этот ответ явно был получше, чем «Ясно», «Вот как?» или же «Ну ладно».

Она вспомнила, каким он был во время их первой встречи; тогда бы он не предложил ей и одну из этих надоедливых фраз.

— А мне холодно… так что я буду держаться поближе к вам, ладно?

— ...Делай что хочешь.

Дворянка Фехтовальщица подчёркнуто отвела взгляд. Жрица кивнула, хоть та уже и не могла увидеть её, а затем придвинула свои колени к девушке.

Снежная тропа казалась крайне длинной. Клетка покачивалась взад и вперёд посреди бури.

Они шли прямиком к крепости, возвышающейся над снежной горой. Это явно был не тот маршрут, который женщины могли бы с лёгкостью или с удовольствием преодолеть на своих ногах.

Так… сделав нас пленницами, они просто пытались быть добры с нами?

«Равнодушие тут, равнодушие там», — подумала Жрица, нежно держа Дворянку Фехтовальщицу за плечи.

— Чхи!

Кто-то утончённо чихнул посреди ледяной бури.

Она попыталась прикрыть своё покрасневшее лицо, но было уже слишком поздно. Заострённые уши эльфийки уловили, откуда пришёл звук, и теперь она смотрела туда с ухмылкой на лице. Дворянка Фехтовальщица уставилась на Жрицу совсем не женственным взглядом.

— Я… я ничего не могла с этим поделать. Тут холодно.

— ...Да. Определённо, — пробормотала Дворянка Фехтовальщица, но уголки её губ были слегка приподняты. Жрица была уверена в этом.

О-о-ох…

Частично она гордилась тем, что смогла вызвать подобную реакцию, но также она была слегка смущена и не могла посчитать случившееся счастливым случаем.

— Хотя, ты права, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, и от цвета её лица явно не веяло интересом. — Тут действительно очень холодно, особенно в этом костюме. Её уши беспокойно подёргивались. — Думаю, мои уши сейчас замёрзнут полностью и отвалятся.

— Это место не просто так называют заснеженной горой, — сказал Убийца Гоблинов, шагая снаружи клетки. Жестом он приказал Дворфу Шаману остановиться. Затем он засунул руку в свой мешок с вещами и достал оттуда одеяло, пусть его эффективность в борьбе с холодом и была минимальна.

— А ветерок-то колюч, — сказал Дворф Шаман. — Что скажешь, Чешу-... эм, в смысле, монах?

— Обязанностно мне тепло одеваться, а не то я заморожусь и окажусь неподвижим.

Ящер Жрец был одет в свой привычный наряд, к которому был добавлен лишь тяжёлый плотный плащ. Он слегка прищурил глаза. — Переговаривают, что ужасающие наги были уничтожены силами морозности.

— Расовые слабости, да? Что ж, тут уже ничего не поделать. Что скажете, если мы разведём костерок и погреем косточки?

Дворф Шаман потянулся к своему мешку с катализаторами и достал оттуда огниво вместе с двумя большими камнями.

Танцующее пламя и саламандры знамя. Даруйте нам всё то, имеете что сами.

Не успел он договорить слова заклинания, как камни в его руках начали нежно светиться изнутри. Призыв Растопки израсходовал одно заклинание из его дневного запаса — но никто не посчитал это бесполезной тратой.

— Камни не сгорят, лишь разогреются, так что... ой-ох! Горячо, горячо! Неплохой компромисс выходит.

— Это заклинание навевает плохие воспоминания, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, рефлекторно прикрывая ногу. Дворф Шаман хмыкнул.

— Раз тебе не нравится, я могу и не делиться.

Вскоре после этого камни хорошенько нагрелись. Умелой рукой Дворф Шаман завернул их в ткань и положил внутрь клетки. Даже Высшая Эльфийка Лучница, не так давно выглядевшая весьма недовольной, приняла камень, активно заморгав.

— Эм, спасибо. Ты довольно учтив для дворфа.

— С-спасибо!.. — сказала Жрица.

— …

Каждая из них отреагировала по-своему. Дворф Шаман же лишь хлопнул себя по животу, воскликнув «Да мелочи!», от чего Высшая Эльфийка Лучница лишь вздохнула.

— Ты могла бы быть более открытой в своих чувствах, — сказал дворф. — И всё же, Брадорез, у тебя есть что-нибудь для нас?

— Хм-м. Я собирался подождать, пока мы не дойдём до замка, но…

Он схватил пригоршню чего-то в своём мешке с вещами и без затруднений достал её оттуда. Жрица поймала брошенные в клетку предметы.

В её руке оказалось несколько маленьких колец, каждое из которых было украшено синим самоцветом.

— В этих кольцах запечатано заклинание Дыхание, — спокойно сказал Убийца Гоблинов. Это заклинание позволяло любому свободно дышать в любой среде.

Жрице в голову пришла лишь одна заклинательница, способная на подобный трюк — Ведьма. Даже одной мысли о пышногрудой волшебнице хватило, чтобы Жрица начала сильно смущаться своего чрезмерно стройного тела.

Она отложила эти размышления и сказала:

— Убийца Гоблинов, сэр, раз ты даёшь нам кольца для дыхания под водой, то это значит?..

В подсознании Жрицы сразу же всплыли воспоминания о руинах, что они когда-то посещали, и в которых властвовал огр. Убийца Гоблинов использовал свиток с начертанным на нём заклинанием Врат, чтобы обрушить на монстра поток воды, выплеснувшийся под огромным давлением с самого морского дна.

— Конечно же он у тебя есть, — сказала Жрица.

— Эффект колец недолог, — резко сказал Убийца Гоблинов. — Но они помогут ослабить силу холода даже посреди этих снегов.

— Здорово! Почему ты раньше этого не сказал, Оркболг?!

Высшая Эльфийка Лучница хлопнула в ладоши, вздёрнула ушами и с превеликим удовольствием надела кольцо себе на палец.

— М-м-м-м! — издала она. Судя по всему, кольцо действительно помогало при холодах. Скорее всего, в этом был некоторый смысл: как-никак, снег являлся всего лишь замороженной водой.

— От одного кольца проку мало, но если добавить к нему эффект от камня дворфа, то выходит довольно тепло, — сказала эльфийка.

— Ох, ух… тогда и я попробую…

С немалым сомнением Жрица надела кольцо на палец. В это же мгновение силы колючего мороза притупились, словно бы она закуталась в одеяло.

— Ох! — непроизвольно воскликнула она. — Это потрясающе!

— Говорила же? — сказала Высшая Эльфийка Лучница, закрыв глаза и выглядя настолько гордой, будто бы это она лично додумалась до идеи с кольцами.

Слушавший это Дворф Шаман хмыкнул со смешком.

— Эй, что? — пробурчала Высшая Эльфийка Лучница, дуясь.

— О боже…

Жрица вздохнула и посмотрела на Дворянку Фехтовальщицу, сидевшую прямо позади. Встретил её волевой и ледяной взгляд.

— Вот, почему бы вам тоже не надеть кольцо?

— ...Оно мне не нужно, — ответила та, мотая своей головой так активно, что её волосы затрепетали на ветру. — ...Мне не холодно.

— Да ладно, как вы можете такое говорить?..

Вдруг Жрица вспомнила совсем юных девочек в Храме. Именно такие слова они настойчиво произносили (в чём бы ни заключалась причина этого), выходя зимой на улицу в тончайших одеяниях, пусть даже с их носов стекали сопли.

Жрица нежно взяла Дворянку Фехтовальщицу за руку. Как и ожидалось, та была практически ледяной.

— Вот, я помогу вам надеть его.

— ...Я же сказала, мне не... апчхи!

Она чихнула, после чего резво отвернулась от удивлённой Жрицы. — ...Мне не холодно.

— ...Конечно-конечно.

Жрица изо всех сил пыталась сдержать смех. — Я сделаю так, чтобы все это поняли. Но я всё равно надену на вас это кольцо.

— ...Хр-м.

И тогда, не собираясь более принимать отказа, Жрица надела кольцо на палец мечницы.

Синий самоцвет засверкал на девичьей руке.

— Хех! Думаю, раз уж теперь на мне эта штука, больше мне сбежать не удастся.

Кажется, даже Высшая Эльфийка Лучница начала получать удовольствие от этого притворства, говоря со смехом.

— …

Дворянка Фехтовальщица оставалась тихой и угрюмой, не обращая ни на кого внимания, но три девушки всё равно уселись поближе к камням. Согревающий эффект, дарованный им кольцами с прекрасными синими камнями, мог продлиться недолго, но сами кольца всё равно останутся при них.

— Эхей, дамы, хватит болтовни. Начинайте снова выглядеть испуганными.

Дворф Шаман старался выглядеть максимально угрожающе по своим меркам, надеясь воодушевить их притворяться поубедительнее.

— Да ладно, дворф, не обязательно было портить такой момент!

— Момент? Длинноухая, говори за себя! Какие рабыни катаются, смеясь и весело болтая?

Когда он так это высказал, стало понятно, что спорить не было смысла. Высшая Эльфийка Лучница раздражённо надула губы, но затихла.

— Теперь ты веди, — сказал Убийца Гоблинов. — Моё ночное зрение слишком плохое.

Действительно, было бы крайне необычно видеть агента хаоса, несущего в руках факел. Убийца Гоблинов взял жердь клетки, положил её себе на плечо и теперь следовал за Ящером Жрецом.

— Оставьте сие мне. И хорошее бы вам не отставать, мой странственный рыцарь.

Издав шипящий горловой смешок, Ящер Жрец последовал вперёд угрюмой походкой.

Огромные чёрные врата крепости были уже рядом, и упустить их из виду посреди белой от снега горы было попросту невозможно.

§

— Мы требуем вхождения!

Звучный голос Ящера Жреца можно было услышать даже сквозь воющую бурю. Воистину драконий рёв. И обитатели крепости никак не могли не услышать такое.

— Ваш гоститель есть слуга бога знаний, идущих изнаружи, жрец ока зелёной луны! Братья, разве вы не раскроете для меня сии вратности?!

Ящер Жрец был (на самом деле) священнослужителем и тем, кто долго и прилежно трудился, чтобы достичь Серебряного ранга. Его поза отдавала аурой высокопоставленного члена любой религии.

Как только последние отголоски эха этого голоса исчезли в буре, Дворф Шаман ткнул Убийцу Гоблинов своим локтем.

— Сложно поверить, что он просто играет, а? Не думаю, что у девчушки получилось бы так.

— Действительно.

— Хотя, учитывая, насколько скудны одежды храмовых дев злых богов, это могло бы быть даже интересненько.

— Вот как?

— В чём дело? Мне казалось, что тебе понравился тот наряд, в котором она щеголяла на фестивале. Разве тебе не хочется приодеть её во что-нибудь интересное?

— Не заинтересован.

Эти двое переговаривались быстро и тихо, продолжая смотреть вперёд, чтобы и дальше казаться верными послушниками Ящера Жреца.

Мгновение спустя Дворф Шаман сказал:

— Интересно, силён ли этот гоблин-паладин, или как его там. Что думаешь, Брадорез?

— Не знаю, — пробормотал он. — Но нам стоит действовать с расчётом на то, что он сильнее нас.

— Хочешь сказать, что, как бы всё не обернулось — мы будем готовы к этому?

— Да.

— Полагаю, предположи мы, что он глупец, ему бы удалось получить преимущество над нами. Это бы лишь доказало, что истинными глупцами тут были мы.

Гоблины были глупыми, но далеко не идиотами. Таким был один из главнейших принципов Убийцы Гоблинов. Тот молча кивнул Дворфу Шаману.

— Хм-м-м.

Никто не ответил на призыв Ящера Жреца. Врата оставались накрепко закрытыми, и единственным ответом было лишь завывание ветра.

Что ж, ладно. Ящер Жрец закатал рукав своей нарочито раскрашенной мантии и достал оттуда нечто: вырезанный из дерева глаз, дело рук Дворфа Шамана, созданный в качестве имитации найденного ими клейма. Ящер поднял этот предмет ввысь.

— Синее око бога извнешних знаний смотрительствует на вас! Братья, разделяющие судьбу во знательстве, немедля растворите сии врата!

И, наконец, что-то случилось.

Под воротами возник крошечный зазор. Дверь начала открываться с могучим скрипом, сопровождаемым лязгом блоков и механизмов, приводимых в действие цепями.

В полном сосредоточении Убийца Гоблинов наблюдал за воротами. Сколько гоблинов могло бы заниматься их открытием? Каким бы числом не обладал их враг, его боевая сила была огромна. Вот теперь всё начинало становиться интересным.

— Ам… всё ведь будет хорошо… да?

От тихого, но неожиданного голоса, раздавшегося позади него, Убийца Гоблинов лишь слегка двинул скрытыми за шлемом глазами. По ту сторону решёток Жрица смотрела на него нервным взглядом.

— Думаешь, они… бросят нас прямо в подземелье… или ещё куда?

— Скорее всего. Убийца Гоблинов кивнул, но совсем чуть-чуть — гоблины могли увидеть его. — Это лучше, чем стать жертвой.

— Ра… разве?

— Да.

— Но… ты ведь спасёшь нас, да?

— Таков мой замысел.

Жрица было открыла рот, чтобы сказать что-то ещё, после чего быстро закрыла его вновь. Её лицо расслабилось, будто она уже сдалась.

— Что ж… ну ладно.

На этом она нежно выдохнула. Даже при наличии нескольких магических согревающих предметов дыхание, покинув её рот, обратилось туманом.

Он ведь мог сказать «Всё будет хорошо»,«Доверься мне», или «Я не позволю гоблинам тронуть вас и пальцем» — любую фразу, способную утешить девушек. Но он не сказал. Никогда не говорил.

Конечно, окажись он вдруг приятным и заботливым, она могла бы заподозрить, что кто-то украл его броню. Но всё же…

«Он действительно безнадёжен», — подумала Жрица. Не зная, почему эта мысль вызвала у неё улыбку, она поспешила подавить этот импульс. Она почувствовала, как Дворянка Фехтовальщица напряглась позади неё; вот только Жрица не знала, от нервов это было или же от страха.

— Всё в порядке, — сказала Жрица. — Убийца Гоблинов здесь. Все здесь.

— Они идут, — резко сказала Высшая Эльфийка Лучница, навострив уши.

— ГРОООБР!

Появившееся существо было маленьким, особенно на фоне врат, из-за которых оно вышло, а его рёв едва ли можно было сравнить с тем, что продемонстрировал Ящер Жрец.

Это был один-единственный гоблин, облачённый в рваную робу жреца. Он явно пытался выглядеть как можно более устрашающе, но его неуверенные шажки выглядели скорее комично. И всё же, каким-то образом нелепость его образа, заставляющая его выглядеть словно карикатура на высшего жреца, одновременно с этим делала его и зловещим.

— ГОРАРО! ГОРРБ!!!

Гоблин остановился перед Ящером Жрецом, властным жестом махнул рукой и что-то прокричал. Ящер Жрец, всё ещё державший святой символ, грузно кивнул ему в ответ. Убийца Гоблинов и Дворф Шаман тихо, без единого слова склонили головы как хорошие послушники.

— Что он говорит? — прошептала Жрице Высшая Эльфийка Лучница.

— Без понятия, — пробормотала та в ответ, мотая головой. Откуда ей было знать гоблинский язык? — Думаешь, это гоблин-паладин?

— Как по мне, он больше похож на гоблина-жреца.

— ...Вы ошибаетесь.

Голос Дворянки Фехтовальщицы вмешался в их перешёптывания. — ...Это… не он.

Пламя ярости и гнева пылало в её глазах; Жрица не могла не заметить этого.

Ох…

Крохотная мысль привела её к ответу на вопрос, откуда гоблин взял своё одеяние жреца.

— Всё в порядке… — сказала она, обнимая Дворянку Фехтовальщицу. Она не была уверена, что её чувства достигли девушки, но надеялась на это.

Ну что ж.

— В таком случае, возможенно ли нам запросить аудиенции с властителином сей крепости? С самим паладином?

— ГОРА! ГОРАРАРУ!

— Ох, оные? Сие двое есть мои верные послушатели. А эти, они моё… подносительство.

Размашистым жестом Ящер Жрец указал на клетку; он действительно выглядел как настоящий владыка. — Нам удалось подхватить нескольких жалостных авантюристок. На одной из оных, хочу приметить, уже была метка подношенной жертвы.

— ОРРРГ! ГАРООМ!

— Ах, прекрасно вас понимательствую. Ведите нас в тюрьму. Надобнисто отрезать им члены, дабы они не сбежальствовали.

Гоблин-жрец кивнул и жестом, комично имитирующим Ящера Жреца, пригласил группу внутрь.

Разумеется, Ящер Жрец понимал в речи гоблинов не больше, чем остальные члены группы. Но их язык частенько звучал как верещания злобного ребёнка, и смысл его был примерно таким же.

Я хочу это. Дай. Он сделал это. Это его вина.

И что же теперь делать? Гибкий язык тихо прошипел молитву:

О Мапузавры[✱]Red: родственник гигантозавра. Обладал почти такими же размерами, но гораздо меньшим весом., властители земли. Позвольте мне присоединиться к вашей стае, пусть и на краткий миг.

Это было чудо Связь, использующее силу телепатии. Одалживая силу своих предков, охотившихся в стаях, Ящер Жрец был способен понимать других без слов и давать им понимать себя.

Дела не могут продвигаться вперёд, если обе стороны не понимают друг друга. Обычно это чудо используется для проповедования, но…[✱]Red: Мне кажется, что лажать в языке при телепатии невозможно, ибо она больше объединяет смысл слов, а не их звучание.

Именно это он сказал им, сидя рядом с Дворфом Шаманом, без устали работающим над шитьём одежды, когда все они были за столом в таверне прошлой ночью.

Подозреваю, в какой-то момент будет необходимо выучить несколько слов гоблинского языка.

Таким был крайне серьёзный ответ Убийцы Гоблинов. И теперь…

— Фу-у-ф! Кажись, сработало, — сказал Дворф Шаман.

— Мы лишь прошли через ворота. Не расслабляйтесь.

— Мне дважды повторять не надо.

Дворф слегка вздохнул. Убийца Гоблинов посмотрел на него, а затем переключился на их окружение.

Гоблины.

Они находились во внутреннем дворе старого замка. Давным-давно источник приносил воду на эти территории, и, возможно, на этой мраморной площади даже устраивали банкеты. Но теперь источник иссох; само место было покрыто снегом, любые признаки наличия травы и деревьев исчезли из сада, а рыцарей или знати тут не видели долгие и долгие годы. Теперь это место стало территорией гоблинов, и, как и подобало подобным местам, было горой мусора, состоявшего из затвердевших крови и отходов.

— И это крепость дворфов времён Эры Богов? Только посмотрите, что с ней стало…

Для того, кто любил неизведанное и приключения так же сильно, как и Высшая Эльфийка Лучница, этот наполненный болью шёпот был вполне понятен.

— Они даже не представляют, насколько она ценна…

— Вы только посмотрите на всех них… — сказала Жрица, прикусив губу в попытках унять дрожь в своём голосе. — Мы должны сделать с этим что-нибудь…

Им крайне повезло, что гоблины видели в них лишь жалкие подношения. Маленькие монстры прекрасно знали, как легко можно было заставить таких пленниц хныкать и реветь, насколько бы горделивыми они не выглядели или не звучали.

Численность гоблинской орды переваливала за множество дюжин.

Гоблинские головорезы были повсюду: в саду, на стенах, в сторожевой башне и в бойницах. Все они были облачены в довольно убогое снаряжение, хотя в гоблинских глазах оно наверняка выглядело высококлассным, а глаза каждого из них внимательно наблюдали за новоприбывшими.

Их глаза пылали любопытством и похотью, но в основе своей они были наполнены ужасающим голодом. Глаза животных, скорее, даже безмозглых зверей. По крайней мере, во взглядах диких животных не было таких злобы и алчности.

— ...

Жрица забыла обо всём в попытках прикрыть Дворянку Фехтовальщицу от их глаз; она как можно крепче обняла девушку. По своему опыту она знала, что это лишь раззадорит гоблинов, но всё равно так поступила.

— ...

В это же время Убийца Гоблинов осторожно исследовал их окружение из под своего шлема. География, архитектура — не учти он всё, то, какой бы план не пришёл ему в голову, в конце его могла ждать лишь смерть.

Смерть практически не волновала его, но ему была невыносима сама мысль о том, что эти гоблины и дальше будут творить своё зло.

— ГОРАРА.

— М-м. Пошлимте. Он сказал преследовать за ним, — сказал Ящер Жрец, идя за гоблином.

— Разумеется, господин жрец. Пошли давай, жестянка.

Услышав воодушевляющие слова Дворфа Шамана, Убийца Гоблинов поправил жердь клетки.

Они покинули набитый гоблинами двор, спускаясь вниз по лестнице, с которой стекали оставшиеся от отходов жидкости. Их шаги жутким эхом разносились по каменному подвалу. Там было тускло и мрачно, а откуда-то поднималась неописуемая вонь. Они сомневались, что это место было складом. Зачем держать еду в клетках?

Они находились в темнице.

Изготовленные дворфами решётки и замки были массивными, но прекрасными. А лежащие внутри цепи также завораживали дух. Возможно, когда-то давно их использовали, чтобы заковывать агентов хаоса или же злодеев, угрожавших крепости.

Вот только ныне это место находилось под контролем гоблинов, и эти камеры стали последним пристанищем несчастных девушек. Представьте только бедняжку, закованную здесь и отчаянно пытающуюся заткнуть нос, чтобы не впустить в себя безошибочно узнаваемый запах гниющих трупов…

— ...

Жрица услышала звук. Это была Дворянка Фехтовальщица, сжавшая свои зубы и издавшая низкий стон. Её тело напряглось в руках Жрицы.

— ОРАГАРР.

Гоблин повертел в руках замок, и дверь клетки отворилась.

Пол был скользким от какой-то непонятной жидкости. Сами же цепи практически покраснели от ржавчины.

Под землёй воздух был достаточно холодным, хотя это всяко лучше, чем находиться снаружи. Вонь гнили витала в ледяном воздухе.

Здесь была лишь одна дыра, предназначенная для справления нужды, и она уже была заполнена испражнениями. И, будто бы одного этого было недостаточно, в ту же дыру беспечно была брошена человеческая рука.

Изо рта Высшей Эльфийки Лучницы вырвалось странное бульканье, разнёсшееся по темнице громким эхом. Едва ли стоит напоминать об обострённых чувствах эльфов…

Хоть человеческие глаза видели далеко не на уровне эльфийских, запах и ощущение пространства легко помогли Жрице собрать всё в единую картину. С хрипом и свистом она попыталась сделать вдох. Она уже привыкла к такому — хотя, наверное, скорее всего, может быть[✱]Red: Да, это фишка такая, я не забыл что-то стереть. ей просто хотелось так думать, но даже так…

— ...Иугхэ…

Даже так, она не смогла удержаться от воспоминаний о своём первом приключении. Юный воин, шагающий подле неё, уже скоро начал трястись от отравления прямо у неё на глазах. Колдунья, которую он помог убить. И боец, окружённая толпой гоблинов и осквернённая в худшем значении этого слова.

Все вместо неё. Они погибли, в то время как она выжила. И сейчас она продолжала жить. Но не наступит ли однажды её черёд?

Всё в порядке. Всё в порядке. Всё… всё в порядке.

Она начала повторять имя Матери Земли, но крайне тихо, чтобы её зубы не застучали. Она взглянула на него.

Или, по крайней мере, попыталась.

— ГАРОУ!

— Хх-аах!

Она почувствовала, как что-то схватило её за голову, и закричала. Гоблин-жрец просунул руку в клетку и потянул её за волосы с суровой жестокостью.

— ОРАГАРАО!

«Откройте клетку и бросьте эту девчонку в клетку!»

Какому бы божеству их не собирались принести в жертву, похоже, начать они хотели с неё.

Дворф Шаман и Убийца Гоблинов переглянулись, после чего поставили клетку на пол.

Ящер Жрец тяжёлым тоном сказал:

— Всё это славнисто, конечно. Однако, если вы намеревательствуете… насладиться этими подносиетльствами, сперва мне надобно выстретить паладина и...

— Храаааааааааах!

Как только дверь клетки открылась, Дворянка Фехтовальщица совершила нечто совершенно неожиданное: она вырвалась из клетки, устремившись к гоблину, который развлекался, мучая жрицу, и обвила руки вокруг его шеи.

— ОГА?!..

— Храах! Хаааааааах!

Рыча как дикое животное, Дворянка Фехтовальщица воспользовалась своим преимуществом в размере, чтобы врезаться в монстра со всех сил.

— ГОРАРА?!..

— И-ип! — воскликнула Жрица. Практически обезумевший гоблин-жрец достал каменный нож из-за пояса и оцарапал им её. Тонкая красная линия крови появилась на её щеке, и та отпрянула. А Дворянка Фехтовальщица, даже отдаляясь, выбила нож из руки существа.

— ОРАГАГАГА?!?!

— Гоблин… гоблин! Гоблин!!!

Она напрыгнула на него, молотя своими кулаками. Каждый раз, когда она выла и набрасывалась на него, на бледной коже Дворянки Фехтовальщицы всё появлялись и появлялись новые синяки, но она не обращала на них внимания.

— Ааааагх! Сдохни! Сдохни, кусок ты дерьма!

Разбитый нос. Побитые глаза. Погнутые зубы. Удар в подбородок.

— ГАРАО?!

Даже гоблины не были склонны упускать настолько масштабные нарушения в дисциплине. Другое находящееся в подвале существо, с нетерпением ожидавшее своей очереди поразвлекаться с пленницами, завопило.

— Тц.

Убийца Гоблинов цокнул языком. Его движения были быстрыми и точными.

Бросив клетку на землю — и проигнорировав возмущённый протест Высшей Эльфийки Лучницы — он схватил меч с бедра и отправил его в полёт.

Лезвие беззвучно прорезало воздух, после чего вонзилось в голову бегущего по лестнице гоблина.

— ОРАГ?!

В конвульсиях существо скатилось вниз по лестнице, совершенно не понимая, что с ним произошло. Убийца Гоблинов тотчас же прыгнул к нему.

— Хм-мф.

Он напряг свой спинной мозг и провернул меч, а когда финальный удар был нанесён, выдернул свой меч и пнул тело подальше. То скатилось дальше по лестнице и приземлилось прямо в лужу отходов, потонув в ней. Это должно было скрыть тело.

Однако Убийца Гоблинов, никогда не ослабляющий бдительность, пристально уставился на вершину лестницы, их связь с поверхностью.

— ГОРА?

Как он и подозревал. Патрулирующий гоблин услышал идущий с лестницы шум и шёл проверить, как обстояли дела. Убийца Гоблинов резво поправил хватку меча и крикнул своим товарищам:

— Нас обнаружили. Ещё один на подходе.

— Ааааааааааагх! Ааааааааааах!

Дворянка Фехтовальщица всё ещё слепо избивала мёртвого гоблина-жреца. Отвратительные и неровные зубы твари разрывали кожу на её кулаках, но она едва ли замечала это. Всего за пару секунд её руки полностью были покрыты кровью.

— О-остановитесь! Пожалуйста, прекратите! — умоляла Жрица, приближаясь к девушке. — Сейчас не время для... ой!

Одна из мельтешащих рук оттолкнула её назад, и она упала на пятую точку.

Шлепок её хрупкого низа о холодный камень был довольно болезненным, но она оттолкнула все чувства в сторону и сказала:

— Эм, ах, мне стоит использовать Тишину?..

— Не, деточка, отсутствие звука привлечёт столько же внимания, сколько и его избыток, — сказал Дворф Шаман. — В таком случае, кхем…

Бормоча, он начал шариться в своём мешке, передав сперва один предмет, а затем и второй.

— Похоже, выбора нет, — пробормотал Убийца Гоблинов, покрепче схватив свой меч. Теперь он разобрался с приближающимся к ним сверху гоблином, и это неизбежно ухудшило их положение. Стоило ли ему теперь попросту начать разбираться с гоблинами? Нет… слишком много обстоятельств было не на их стороне.

И пока он проводил быстрые расчёты в своей голове, Ящер Жрец, до этого хранивший молчание, сказал:

— Господинка рейнджер, крикните!

— Что? Эм, к-кто, я?

Высшая Эльфийка Лучница, пытавшаяся остановить Дворянку Фехтовальщицу, была сбита с толку этим неожиданным предложением, а её уши удивлённо подпрыгнули.

Ящер Жрец раздражённо шлёпнул хвостом по земле. Он сказал:

— Делайте, как я сказительствую, и кричите! У нас нет временства! — и в голосе его отчётливо слышалась злость.

— А-ага, ладно, хорошо. Крикнуть… крикнуть…

Она глубоко вдохнула, позволив воздуху пройти сквозь её изящные губы, открыла рот и…

— Н-неееееееет! Стойте! Остановитееееееееееесь!

Её голос был настолько чистым и пронзительным, что мог бы разрезать нить.

Голоса эльфов хорошо разносились по округе. Её крик эхом раздался по подвалу, взлетел по лестнице и достиг поверхности практически в мгновение ока.

— ГОРАРА.

Кажется, гоблин у вершины лестницы начал улавливать суть происходящего. Он остановился, разглядывая яростно молотящую кулаками женщину. Он изобразил вульгарный жест и взглянул на Убийцу Гоблинов, который стоял на лестнице.

— ГОРАРУРУ?

Убийца Гоблинов пожал плечами, а существо уродливо рассмеялось и пренебрежительно махнуло рукой.

— Ты скоро вернёшься, да?

Убийца Гоблинов уставился на уходящее существо, всё ещё сохранявшее отвратительную улыбку на своём лице.

Им удалось вернуть себе ту потраченную крупицу времени. И он не собирался вновь попусту её терять.

Изначальный план заключался в том, чтобы отвести «жертв» к повелителю этой крепости для осмотра. Если и был шанс разобраться с гоблином-паладином — если подобное существо действительно существовало! — то это скорее всего был именно он.

Но теперь весь план был разбит вдребезги.

— Что ж, я ожидал такой исход, — равнодушно сказал Убийца Гоблинов, закрыв дверь, заперев её колодкой, а затем вернувшись на лестницу.

Тело стражника всплыло на поверхность лужи отходов; без доли колебаний он вновь пнул труп на её дно.

Он посмотрел на место, где Дворянка Фехтовальщица продолжала мутузить труп гоблина-жреца.

— Принесите сюда и этого гоблина. Места тут мало, но спрятать его мы сможем.

Тяжёлый шлепок отбитой плоти стал отдавать звучным и жиденьким плюхсь.

— Да… хватит… прекрати уже! — сказала Высшая Эльфийка Лучница, отрывая Дворянку Фехтовальщицу от трупа. Она схватила девушку за плечи и потянула на себя, вкладывая в это весь вес своего тела. Может она и выглядела хрупкой, но ей всё же удалось сдвинуть мечницу благодаря разнице в силе между Серебряным и Фарфоровым рангами.

— Прошу прощения, но чем именно, по-твоему, ты занимаешься? — властным тоном спросила Высшая Эльфийка Лучница. — Я думала, мы объяснили, как всё должно было пройти!

Дворянка Фехтовальщица, ныне растянувшаяся на полу, уставилась на лучницу своими тёмными глазами.

— ...Я должна убить гоблинов.

— Вот блиин!..

Теперь не было никакого смысла убеждать её. Высшая Эльфийка Лучница надула губы, делая своё недовольство очевидным. Её уши раздражённо встопорщились посреди взъерошенных волос. Именно непредсказуемость ей больше всего нравилась в людях. Она даже могла признать, что ей нравилось сетовать на все странные решения Оркболга. По крайней мере, иногда. Самую капельку!..

Авантюристка, что сидела прямо перед ней — с покрытыми кровью руками её лицо продолжало оставаться безмятежным — она была другой. Высшая Эльфийка Лучница не могла сказать, в каком именно плане та отличалась, но безошибочно чувствовала это отличие.

— Вот почему я была против этого!..

— А я просто рад, что мы справились со всем без траты заклинаний… скорее всего рад, да, — сказал Дворф Шаман, вздыхая и потряхивая кувшином вина, висящем у него на поясе. Услышав раздавшийся изнутри плеск, он выдернул пробку и сделал затяжной глоток. После чего вытер капли со своей бороды и разок рыгнул. Духи вина отлично подходили для того, чтобы отпраздновать уклонение от едва нависшей над головой опасности.

— Это не то, что мы планировали, но теперь уж нам придётся играть с розданными картами.

— Да, полагательствую, ничего тут не поделать. Всяко хорошее иметь её при себе, чем оставить одну, дабы та сумела учинить ещё больше неусчитанных неприятностей.

Ящер Жрец звучал до ужаса спокойно. Высшая Эльфийка Лучница вздёрнула бровь.

— А что, если она втянет нас ещё во что-нибудь, в нечто похуже этого?

Она упёрлась руками о бёдра и уставилась на Дворянку Фехтовальщицу. И, похоже, её злость на девушку, стоявшую там с руками, покрытыми внутренностями, и выглядящую так, будто этот разговор вовсе её не касался, начала вскипать с новой силой.

Жрица, почувствовав намечающееся, попыталась опередить конфликт.

— У-успокойся, прошу тебя, сохраняй спокойствие! Сейчас не время злиться!..

— Да это ты тут должна злиться сильнее всех!

— Чего?!

Высшая Эльфийка Лучница вдруг протянула руку и провела кистью по щеке Жрицы. Девушка неосознанно поморщилась от колющей боли. Пусть гоблинские орудия и были примитивными, но лезвие всегда оставалось лезвием.

С красной линии на её щеке всё ещё стекала кровь.

Она решила устроить неожиданную атаку, а поплатилась за это ты!

Глаза Жрицы задрожали. Она приложила маленькую ручку к своей щеке.

— Я в порядке, — настояла она. После минутных размышлений из всех выражений лица она решила выбрать улыбку, говорящую, что она может справиться с маленькой царапиной. Но, похоже, её храброе личико лишь сильнее раззадорило Высшую Эльфийку Лучницу.

— Ты не в порядке, ты пострадала-!

Как минимум, да, как минимум, та авантюристка могла бы извиниться перед Жрицей.

Высшая Эльфийка Лучница протянула руку, будто бы пытаясь схватить Дворянку Фехтовальщицу, которая просто стояла, пялясь в никуда...

— Успокойся.

— Оркболг!..

...и обнаружила, что её остановила чумазая рукавица.

Крохотные капельки проступили на уголках глаз Высшей Эльфийки Лучницы. Вина за это лежала на её смешанных эмоциях. Она не могла успокоиться лишь потому, что ей сказали это сделать.

— Но, она сказала, что пойдёт с нами, а теперь, да ты только глянь!.. — с обидой в голосе сказала Высшая Эльфийка Лучница, показывая пальцем на Дворянку Фехтовальщицу. Она лишь хотела, чтобы её поняли.

Но Убийца Гоблинов лишь помотал головой.

— А я говорю тебе успокоиться.

Он схватил убитого гоблина и уволок его вместе с пожитками к луже отходов. С отвратительным звуком этот труп тоже утонул в луже нечистот и не пойми чего.

Убийца Гоблинов отвернулся от Высшей Эльфийки Лучницы, чьи плечи яростно вздымались от тяжёлого дыхания.

— Эй.

— Ох, д-да! — сказала Жрица, быстро выпрямившись.

— Сначала позаботься о себе, затем окажи ей первую помощь. Эта рука сгниёт.

Минуту висела тишина, за которой последовало ворчание. Кажется, Убийца Гоблинов размышлял, стоит ли им продолжить продвижение.

А затем:

— Шрам тоже останется.

— ...Поняла. Мне стоит использовать зелье?..

— Начни с трав.

Жрица кивнула, а затем со своим «Да, сэр!» засеменила к Дворянке Фехтовальщице. Обеззараживающие и болеутоляющие травы не оказывали настолько же впечатляющий эффект, как и зелья, но они всё ещё хорошо справлялись со своей задачей. Убийца Гоблинов убедился, что Жрица правильно нанесла мазь на свою щёку, после чего кивнул.

— Прости за беспокойство, но, пожалуйста, проверь, нет ли среди заключённых выживших.

— Будет сделано.

Ответив, Дворф Шаман сделал ещё один глоток из кружки с вином. Он всегда быстро отвечал на просьбы. — Айда со мной, Чешуйчатый. Мне понадобится помощь, если придётся вытаскивать кого-нибудь из клетки.

— Ха-ха-ха-ха-ха! Да, обычностной мудростью является то, что заклинатели физично слабы, верно! — сказал Ящер Жрец. Всего лишь небольшая шуточка: способ сопротивляться подавляющей атмосфере темницы.

Коснувшись кончика носа своим длинным языком, Ящер Жрец сказал Убийце Гоблинов:

— Предполагательствую, вы не будете супротив, если мы позаботимся о ранениях постраданных, если таковые найдутельствуют?

— Прибереги чудеса, — ответил Убийца Гоблинов. — Что бы вы не сделали, здесь не будет заключённых, находящихся в подходящем для битвы состоянии.

— Воистину хорошистое замечание, — сказал ящер, сложив руки в странном жесте.

Уходя, он прошептал:

— Я понимаю, вашу чувственность, но, быть моженно, на сей раз эмоции стоит оставить на опосля.

Уши эльфийки уловили его бормотание.

— Не думаю, что достаточно сказать, будто бы у нас нет выбора, и просто забыть об этом, — сказала она после краткой паузы, недовольно надув губы. Убийца Гоблинов тихо стоял перед ней, скрестив руки.

Убийца Гоблинов почувствовал, что нечто было не в порядке — частично из-за «гоблина-жреца», отвратительного и крайне противоречивого существа, если такое вообще могло существовать, но больше его волновали пленники. Предположительно, из деревни не похитили ни одной девушки. А это значило, что их скорее всего приволокли из другой деревни, на которую гоблины устроили набег.

— ...

Получается, гоблины заставили пленниц пройти столь долгий путь по заснеженной тропе? Это вообще возможно?

Насколько же большой была территория, на которой орудовали гоблины? И точно ли этот «гоблин-паладин» вёл их?

— Мне это не нравится, — сказал Убийца Гоблинов.

Он говорил сам с собой, но Высшая Эльфийка Лучница, всё ещё дуясь, ответила:

— Поговори мне тут.

Затем, совершенно не пытаясь скрыть несчастное подёргивание своих ушей, она уставилась на его шлем и сказала: — Зачем ты взял эту девчонку с нами?

Шлем как всегда не давал увидеть его выражение лица, но сам он равнодушно ответил:

— Потому что она нам нужна.

— Ох, да неужели? — сказала рейнджер, издавая смешок, отдающий ноткой издёвки. — Что ж, может, тогда тебе стоит отшлёпать её?

— Как бы там ни было, если не выберемся отсюда, то не сможем вернуться домой. И, — всё так же спокойно добавил он, — есть гоблины, которых надо убить. Мы приняли испытание. Либо мы пройдём его, либо нет.

— Сейчас… сейчас не лучший момент, чтобы так говорить!..

— ...Знаю.

Но.

— Знаю… поверь мне, я знаю.

Его голос звучал нетипично усталым. Высшая Эльфийка Лучница вдруг осознала, что не может выдавить из себя ни слова.

— ...

«Оркболг?» — её губы беззвучно произнесли его имя.

Возможно, это слово не достигло его. Он медленно выдохнул.

— Я буду сторожить. Как только закончите осмотр заключённых и поможете всем — приготовьте своё снаряжение.

— ...Здесь?

— Именно.

— …

— Не думаю, что в таком виде ты будешь способна нормально сражаться, — сказал он эльфийке.

Особенно в подземной темнице, в окружении отходов, гнили и трупов.

Высшая Эльфийка Лучница согласно что-то пробормотала. Она прижала палец ко лбу, будто бы пытаясь отогнать головную боль.

— Просто хочу убедиться, что я всё правильно поняла. Здесь?

— Именно.

— И ты хочешь, чтобы мы переоделись?

— Именно.

«Аргх, да бога ради. Оркболг ни капли не изменился, да?!»

— Ты уж прости, — со вздохом сказала лучница, — но у эльфов есть такая крохотная особенность, именуемая скромностью…

— Если это волнует тебя, используй занавесь.

— Экхаах?! ...Грах! Ах ты!

Он достал из клетки одеяло и бросил его ей. То приземлилось ей прямо на голову.

С лица Высшей Эльфийки Лучницы всего на мгновение слетел налёт ярости; она быстро попыталась вернуть его обратно, но было поздно. Всё равно Убийца Гоблинов уже повернулся к ней спиной.

Высшая Эльфийка Лучница решила обвязать одеяло вокруг своей шеи, а затем переодеться под ним. Она не могла ничего поделать с тем, что чувствовала себя невероятно жалкой.

Она с радостью скинула с себя то тряпьё, что ей пришлось надеть ради маскировки под пленённую авантюристку, и заменила его своим обычным охотничьим одеянием. Она надела броню, чтобы защитить себя в битве, закинула лук за спину, а что касается её нижнего белья… что ж, давайте забудем об этом. Всё равно она не понимала, почему всех вокруг волновала подобная мелочь.

«О боже… на что я вообще злюсь?»

Это было не в её духе. Совсем не в её духе. Она почувствовала, как злость начала улетучиваться.

«А?»

Осматривая свою броню, озадаченная Высшая Эльфийка Лучница вдруг застыла. Оркболг был холоден к ней, и всё же, едва ли это могло расстроить её. В частности потому, что она уже привыкла к такому, но…

«Будь это всё, меня бы не волновало, что он проигнорировал меня и в случае с ней.»

— Хр-р-м…

Уши Высшей Эльфийки Лучницы задумчиво трепетали, пока сама она размышляла над этой загадкой.

«Так… что-то меняется, когда дело касается её и Оркболга.»

Что бы это могло быть? И в чём заключалось отличие?

Мысли об этом перемешивались в её голове вновь и вновь, пока, наконец, не стали угрожать превращением в водоворот сознания.

Она всё ещё не нашла ответа. Вместо этого к ней пришло слово, которое, как она думала, эти двое разделяли.

Гоблины.

Гоблины, гоблины, гоблины, гоблины, гоблины, гоблины!

Высшая Эльфийка Лучница осознала, что дрожит; это слово эхом раздалось в её голове, подобно проклятью.

— А-а-а-ах, чёрт возьми! Это просто неправильно!..

Она шлёпнула себя по щекам обеими руками и потёрла уголки своих глаз. Похоже, она никак не могла сосредоточиться.

Она не могла отогнать эти эмоции.

Она не могла найти ответ.

Хуже уже и быть не могло.

Да, но.

— ...Нам действительно остаётся лишь одно, да?

Она заворчала, подёргивая ушами, после чего высунула голову из под одеяла.

Убийца Гоблинов всё ещё стоял на вершине лестницы, внимательно приглядывая за дверью и держа своё снаряжение наготове.

Высшая Эльфийка Лучница тихо заговорила у него за спиной.

— Прости, Оркболг.

Она открыла свой рот, но поняла, что не могла продолжать говорить. Она поискала подходящие слова, после чего попробовала вновь. — Я… я слегка взбесилась.

— Такое случается, — сказал Убийца Гоблинов, не поворачиваясь к ней. — С тобой, с той девушкой, со мной.

Его слова были всё так же спокойны, от них даже слегка веяло холодом. Высшая Эльфийка Лучница почувствовала, как её щёки расслабились и чуть не сложили губы в улыбку.

— Даже с тобой, Оркболг?

— Именно.

— Не думаю, что когда-либо видела это.

— Вот как?

— Определённо.

— Ясно, — пробормотал он без особого интереса, после чего повернул свою голову.

Это продлилось лишь мгновение. Высшая Эльфийка Лучница вдруг вспомнила, что Жрица как-то раз рассказывала ей об этом. О том, что он затихал, когда задумывался или собирался что-то сказать.

— Я скажу остальным, — тихо прошептал он. — Если ты считаешь, что так будет лучше.

Высшая Эльфийка Лучница высунула руку из под одеяла и успокаивающе помахала ей, будто бы говоря «Да всё в порядке».

— Да не. Скажу сама.

Она прервалась на мгновение, после чего сказала:

— Спасибо.

Она стянула с себя одеяло, от чего то затрепыхалось, радуясь, что в этот момент движения скрывали её лицо, скрывали неожиданно проявившуюся нежную улыбку.

— Ты на удивление… учтив, Оркболг.

— ...Вот как? — пробормотал Убийца Гоблинов. А затем он сказал:

— Одевайся быстрее. Я хочу, чтобы остальные девушки тоже переоделись.

— Да, да, поняла.

Она не могла видеть его лица, и всё же, Высшей Эльфийке Лучнице казалось, что она в точности знала, какая эмоция там скрывалась.

И этого ей было вполне достаточно.

§

— Здесь никого.

— Ладно.

Когда Высшая Эльфийка Лучница высунула свою голову из-за двери и доложила о ситуации, группа быстро выдвинулась из подземной темницы.

Тошнотворный запах гоблинов явно не доставлял никакого удовольствия. И каменный запах точно пах не особо лучше подземной комнаты, но почему-то Жрица сделала глубокий и приятный вдох.

— Действительно ли… нормально будет оставить тех людей там? — прошептала она.

— Я могу лишь думствовать, что это всяко безопасностнее, чем позволить оным волочиться подле нас, — сказал Ящер Жрец.

К счастью — или же, учитывая их состояние, скорее к несчастью — они нашли нескольких пленённых девушек, использованных, но всё ещё живых. Они освободили женщин, но, как и сказал Ящер Жрец, взять их с собой не представляло возможности.

И, пусть он и знал, насколько чудеса и время были важны для группы, тот факт, что они ничем не могли помочь этим девушкам…

— Мы должны как можно скорее вернуться туда и помочь им, — сказала Жрица, с сожалением оглядываясь назад.

— Прямо сейчас я тут думаю, сможем ли мы помочь самим себе, — пробормотал Дворф Шаман, медленно водя рукой по каменной стене и прислушиваясь.

Всё это время группу вёл именно он. В каменной крепости не было ни щелей, ни трещин — воистину работа рук дворфов. Когда бандиты нападали на их поселения, работа этих мастеров проявляла себя во всей красе.

Ныне же группа продвигалась в формации, где Высшая Эльфийка Лучница осматривала территорию на наличие врагов, а Дворф Шаман двигал их вперёд, мысленно рисуя в голове карту крепости.

— Как бы там ни было, Брадорез, что стало с твоим планом? Мы просто возьмём и попрёмся в главную башню?

— Нет, — сказал Убийца Гоблинов, мотая головой. — Ещё рано нападать на вражеского лидера.

— ...

Дворянка Фехтовальщица вздрогнула от этого спокойного заявления. Дабы предотвратить повторение её предыдущей вспышки ярости, она шла второй с конца. Жрица же шла рядом с ней.

С тех пор, как она услышала короткое, но чистосердечное извинение от Высшей Эльфийки Лучницы, Дворянка Фехтовальщица почти ничего не сказала.

— Никогда не видел подобного лезвия, — сказал ей Дворф Шаман. — Оно выглядит как довольно искусное изделие, но что это за металл?

Тогда, и только тогда, она пробормотала в ответ:

— ...Алюминий… лезвие было выковано молотом молний из красного самоцвета.

— Алюминий, да? Не припоминаю, чтобы слышал о таком. Не против, если я взгляну?

Вместо ответа она посмотрела на него взглядом, так и кричащем об отказе. Дворф Шаман лишь пожал плечами.

— Хм-м, — пробурчал Убийца Гоблинов. — Сперва направимся к их складу.

— К оружейной или туда, где они хранят еду?

— И то, и другое. Но начнём с оружия.

— Тогда нам сюда.

Группа передвигалась по цитадели подобно теням, не издавая ни звука. Никто в группе не имел при себе шумного снаряжения. Лишь Жрица и Убийца Гоблинов носили броню, а в случае Жрицы на ней вообще была лишь тонкая кольчуга. А Убийца Гоблинов носил поверх кольчуги кожаную броню.

Единственными раздающимися в коридоре звуками были шуршание меховых ботинок и их дыхание.

Авантюристы держались строгой формации, чтобы идти вперёд прямой линией. Они искали ловушки, приглядывали за окружением и своими товарищами, но совершенно не нервничали и никогда не ослабляли бдительность.

В конце концов, из шести присутствующих здесь авантюристов, четверо обладали Серебряным рангом, третьим по старшинству. Навигация по лабиринтам для них была не менее естественна, чем процесс дыхания.

— ...Что-то приближается, — сказала Высшая Эльфийка Лучница, застыв на месте с подпрыгивающими ушами. Она пригнулась, достала из-за спины свой большой лук, вложила в него стрелу и натянула тетиву. Целилась она прямо в находящийся перед ними угол.

Без единого слова Убийца Гоблинов снял с бедра меч и встал перед Дворфом Шаманом. Стоя на новой позиции, заклинатель начал копошиться в своём мешочке с катализаторами, в то время как Жрица покрепче схватила свой посох. Ящер Жрец взмахнул хвостом и свободно поглядывал назад через плечо. Дворянка Фехтовальщица заскрежетала зубами.

Наконец они услышали звуки двух пар беззащитных ног, приближающихся к углу.

— ...

Когда тетиву отпустили, раздался лишь еле слышимый свист ветра. Стрела Высшей Эльфийки Лучницы пролетела сквозь коридор и пронзила одного гоблина прямо в глазницу, пришпилив того к стене.

— ГРООАБ?!

Второй гоблин ошарашенно завопил, когда его товарища, как ему показалось, резко отбросило к стене.

Не успел он осознать происходящее, как в его горле оказался меч. Швырнул его Убийца Гоблинов без капли сомнений.

— Мы должны спрятать тела, — сказал он.

— Раз мы всё равно хотим обеспечить себя такой головной болью, почему мы сами изначально просто не спрятались? — спросила Высшая Эльфийка Лучница.

— Это лучше, чем если бы они обнаружили нас, и звуки битвы оповестили бы всех о нашем присутствии.

Приблизившись своей храброй походкой к трупам, он упёрся ботинком о тела и выдернул из них меч и стрелу, бросив ту Высшей Эльфийке Лучнице.

— Ургх, — сказала она, ловя её, будто бы теперь это вдруг начало её беспокоить. Эльфийка резво вытерла со стрелы кровь. Кровь дикого животного — это одно, но вот гоблинскую кровь она терпеть не собиралась.

— Сколько чудес и заклинаний у вас осталось? — спросил Убийца Гоблинов, глядя на своих компаньонов.

— Ам…

Жрица задумчиво приставила бледный пальчик к своим губам.

— Я ещё ничего не использовала, так что три.

Она начала считать на пальцах: Розжиг они использовали в пути, тогда как Связь понадобилась им для проникновения в крепость. — Остальные использовали по одному, так что у них обоих осталось по три, получается… всего девять?

— Эй, погоди-ка, — весело сказал Дворф Шаман. — Ты не посчитала нашу новую подругу.

Он указал на Дворянку Фехтовальщицу.

Та стояла поодаль от них, игнорируя весь этот разговор и внимательно пялясь на трупы гоблинов, но теперь пробормотала:

— ...Ещё два.

«И это всё?» — поинтересовалась Жрица, подразумевая вовсе не количество заклинаний, но количество использованных слов.

Жрица нахмурила лоб, но сказала:

— Большое вам спасибо, — со всем энтузиазмом, который только смогла из себя выдавить. Однако, Дворянка Фехтовальщица упорно смотрела в другую сторону, совершенно не глядя в сторону группы. — Хм-м-м…

Тихое бормотание сорвалось с губ Жрицы. Мимика девушки напомнила ей о девочках-послушницах в Храме, в особенности — о самых проблемных из них.

— Как бы там ни было, в итоге получается одиннадцать, верно.

— Хм-м. Мы определённисто даже близко не подошли к порожью истощения наших ресурсов, — сказал Ящер Жрец. — Полагательствую, вы не будете супротив, набрось мы чары тут и там?

— Буду, — сказал Убийца Гоблинов. — Считай, что у нас девять заклинаний.

— Как же сие вышло? — сказал Ящер Жрец, активно моргая. — Откуда вы выбрали оное число?

— Мы должны сохранить два наших заклинания Молния.

Дворянка Фехтовальщица вздрогнула от этих слов. Её глаза, что были прозрачнее стекла, уставились на Убийцу Гоблинов. — ...Я смогу… убить гоблинов?

— Если всё пройдёт гладко.

Его слова были столь резки. Дворянка Фехтовальщица продолжала пялиться на безэмоциональный шлем, пока, наконец, не кивнула.

— Мы не сможем убивать ещё больше гоблинов, пока не избавимся от тех, которых уже прикончили, верно?

Высшая Эльфийка Лучница, будто бы проигнорировавшая весь разговор о чудесах и заклинаниях, слегка ткнула в одного из монстров стрелой, которую до сих пор держала в руке. Несмотря на холод, гоблины прикрыли мехом лишь ноги и бёдра. Оружием их были грубые и примитивные копья. Всё выглядело так, будто бы в этом мире им практически ничего не принадлежало.

— У тебя есть идея, как это сделать? — спросил Убийца Гоблинов, роясь в своём мешке с вещами во время разговора.

— Идея? Хм-м-м… ну… ох!

Её уши энергично подскочили. Она подозвала Дворфа Шамана с блеском в глазах, как у шаловливого ребёнка. — Дворф, дай-ка сюда своё вино. Весь кувшин.

— Ох-хо.

Дворф Шаман улыбнулся так, будто бы услышал начало какой-то шутки. — В чём дело, Длинноухая? Ищешь жиденького вдохновения?

— Просто дай его уже сюда.

— Ладно-ладно. Там ещё осталось. Только всё не выпивай.

— Не волнуйся. Я его пить не буду.

С лёгким хлопком она выдернула пробку и хорошенько принюхалась к вину, поморщившись от острого запаха спирта. — Обещаю, я не выпью ни капли.

А затем она перевернула бутыль и выплеснула всё содержимое на пол.

— О нет! — простонал Дворф Шаман так, словно приближался конец света.

То, что он не закричал хорошо показывало, насколько он был верен своим инстинктам авантюриста.

Однако, выглядел он так, словно был готов в любую секунду вскочить с земли прямо к маленькой груди Высшей Эльфийки Лучницы и выхватить у неё кувшин.

— Глянь, что ты наделала, тупая, наковальнегрудая...

— Я ведь вежливо попросила, разве нет? И ладно тебе, это было необходимо. Мы должны делать всё, что требуется для дела.

— Как это может быть необходимо?! С чего это мы должны делать такое?! Моё, моё вино!

— Нет, она помогла нам.

Убийца Гоблинов уже пришёл в движение. Он угадал, что замыслила Высшая Эльфийка Лучница, и уже вытер тряпкой стекающую кровь и усадил мертвецов возле стены. Он наклонил их головы так, чтобы ранения не были столь заметны, и пнул копьё, которое один из гоблинов обронил ранее, поближе к его трупу.

— Хррррррргх!.. — скулил Дворф Шаман.

— Хех! Видишь? Я помогла. Ох, да не переживай ты так. Я потом раздобуду тебе ещё одну бутыль.

Выглядя вполне довольной собой, Высшая Эльфийка Лучница поставила пустой кувшин от вина рядом с гоблинами.

— Ох!.. — сказала Жрица. Её глаза начали сиять, и она понимающе кивнула. — Не существует ни одного живого гоблина, который бы относился к своей работе серьёзно, да?

— В этом и заключается идея, — ответила рейнджер. Она подмигнула и залилась глубоким хохотом.

Теперь мертвецы выглядели всего лишь двумя перепившими гоблинами. А сильный запах спирта помогал замаскировать кровавый душок.

Парочка гоблинов, решивших выпить на посту и уснувших от этого — это определённо не было чем-то примечательным.

— Раз мы не можем сохранить убийство в секрете, то спрячем их прямо на виду, — сказала Высшая Эльфийка Лучница.

— Но почему мы должны были использовать для этого моё вино? — простонал Дворф Шаман, прикусив ногти от сожаления и наблюдая за тем, как жидкость текла по каменному полу.

Ящер Жрец по-дружески похлопал его по спине.

— Не печальствуйте так, ибо я тоже угощу вас. Нам надобно будет выпить за хитростную выдумку нашего рейнджера.

Дворф Шаман посмотрел вверх на жреца и сердито забурчал, но Ящер Жрец лишь закатил глаза.

— Вам так не казительствуется, милорд Убийца Гоблинов?

— Да, — он кивнул, — выпивка за мой счёт.

После такого предложения причин жаловаться уже не осталось. Дворф Шаман ворчал и бормотал что-то, пока, наконец, не сделал глубокий вдох.

— Хр-м. Эм-м. Ну… Раз уж Брадорез и Чешуйчатый так считают, то…

— Именнисто, — сказал Ящер Жрец. — Но сейчас нам должностно поторопиться. Где оружейственная?

— Конечно, ладно. Нам сюда.

Дворф Шаман взмахнул рукой и повёл группу вперёд. Тотчас позади него победно захихикала Высшая Эльфийка Лучница.

— Ах ты длинноухая, наковальнегрудая!.. Когда мы вернёмся в таверну, ты будешь угощать меня, пока у тебя самой голова не закружится!

— Ага, да всё равно. Буду подливать тебе, пока самому не надоест, так что хватит уже злиться.

И спор продолжился. Увидев, как они вновь начали обмениваться дружескими издёвками, Жрица невольно улыбнулась.

«Слава богу».

В той темнице спор был настоящим и серьёзным. Никому не доставляло радости видеть жёсткую перепалку своих товарищей. Так что теперь...

«Я очень, очень рада».

С этой чистосердечной мыслью в голове Жрица замерла на месте и встала на колени. Она держала свой звенящий посох обеими руками, будто бы цепляясь за него. Ящер Жрец посмотрел на неё и кивнул. Кажется, он собирался сказать «Мы пойдём вперёд».

Жрица привычно закрыла глаза.

— ...Что ты делаешь?

Вдруг позади неё раздался тихий голос.

— Ох, ух, я, ну…

Жрица почувствовала, как её сердце начало биться быстрее, но всё равно кивнула, не вставая с колен. — Я молюсь за упокоение их душ… хотя я постараюсь сделать это побыстрее, так как у нас мало времени.

Вдруг она почувствовала, как её руку, обвивающую звенящий посох, схватила Дворянка Фехтовальщица. Жрица выглядела озадаченной, но Дворянка Фехтовальщица твёрдо помотала головой.

— ...В этом нет необходимости.

— А? Но…

Прежде чем она успела сказать, что в смерти все равны, Дворянка Фехтовальщица злобно пнула одно из тел. Гоблин, до этого облокачивающийся о стену, рухнул прямо на пол.

— ...В этом нет необходимости. Уж точно… не… для таких… ублюдков!..

Кажется, Дворянка Фехтовальщица старалась говорить более мощным и властным тоном, чем обычно, но вдруг раздалось:

— Пошли.

Низкий, резкий, равнодушный и прямой — таким тоном он говорил всегда.

Они посмотрели наверх и увидели, что остальная группа продвинулась дальше. Лишь Убийца Гоблинов остался возле них. Его меч и щит были готовы к действию, а шлем медленно вертелся, изучая территорию.

«Он… ждал нас?»

Разумеется, Жрица не задала этот вопрос вслух. В этом не было нужды.

Он всегда ждал их. За прошедший год она хорошо это поняла.

— Хорошо… мы скоро выдвинемся.

Быстро, но бережно Жрица помолилась за то, чтобы мёртвых гоблинов в загробном мире ничего не беспокоило. Она встала, отряхнула пыль с колен, а затем улыбнулась Дворянке Фехтовальщице.

— Ну что ж, пойдём?

— ...

Дворянка Фехтовальщица ничего не сказала, лишь отвела глаза, после чего напряжённой походкой направилась к ушедшей вперёд группе.

Что ж. Теперь на лице Жрицы красовалась смущённая и неловкая улыбка, а сама она почесала щёку и помотала головой.

— Я ей… не нравлюсь?

— Не знаю.

Убийца Гоблинов уверенно помотал головой, но после этого его шлем с любопытством склонился набок. — Ты хочешь подружиться с ней?

— Хм-м…

Стоило этому вопросу раздаться, как Жрица приставила пальчик к губам и задумчиво уставилась на пол.

«Похоже… я просто не могу оставить таких людей на произвол судьбы.»

Эта мысль напоминала, пусть и не полностью, то, что она частенько испытывала к стоящему перед ней авантюристу.

Она улыбнулась, и улыбка её была подобна распустившемуся цветку.

— Знаешь, видимо, хочу.

— Вот как? — он кивнул. — Тогда так и поступи.

Убийца Гоблинов сказал лишь это, после чего развернулся и пошёл вперёд.

Её «Обязательно!» последовало за ним.

Впереди, вниз по туннелю их ждали компаньоны.

Оружейная была совсем недалеко.

§

Даже гоблины были достаточно умны, чтобы запирать двери. Включая и огромную металлическую дверь, которую они обнаружили в одном из уголков каменного лабиринта. Неподалёку даже стояла стремянка, ведь низкорослые гоблины никак не могли достать до ручки сами.

— Ладно, пора менять строй, — сказал Дворф Шаман.

Высшая Эльфийка Лучница выступила вперёд и попыталась прислониться к двери.

— Конечно, просто оставьте это мне… так бы я хотела сказать, но что-то я не особо уверена в себе…

Сперва она поскоблила поверхность двери стрелой с наконечником из древесной почки, которую достала из колчана. Убедившись, что там ничего не было, она навострила свои длинные уши и начала прислушиваться, выискивая в комнате какие-либо звуки.

Она не услышала никакого шевеления. Учитывая, насколько грязным и сырым было убежище гоблинов, было удивительно, что ей удалось услышать лишь крысиную беготню. Гоблины явно считали грызунов хорошей закуской; на эту тему ей не хотелось думать, но она должна была признать, что была благодарна гоблинам за факт избавления от них.

— Думаю, внутри ничего нет… скорее всего, — сказала она.

— Открывай, — отдал приказ Убийца Гоблинов. — Уничтожь дверь, если понадобится.

— В плохейшем случае так мы и поступим, — сказал Ящер Жрец. Он сложил руки в странном жесте, после чего достал драконий клык, который можно было использовать в качестве катализатора. — Не желательствуем мы, чтобы гоблины предобрались к нам сзади, так что выступим в качестве стражнеств.

— Твоя правда, — ответил Дворф Шаман, и трое мужчин окружили женщин.

Высшая Эльфийка Лучница достала откуда-то из складок своей одежды тонкую веточку и начала искать замочную скважину. Её движения были тонкими, но довольно неуклюжими. Она была рейнджером, и уж точно не вором и не скаутом. Один авантюрист в городе научил её простому разоружению ловушек и вскрытию замков, а также азам азартных игр. К счастью, всё это было очень полезно для утоления её любопытства…

— Осторожнее, ладно?

Во время дела она посматривала по сторонам и цокала языком.

— Если будешь стоять рядом, то тебя может задеть ловушка, если она вдруг сработает.

— Но я также смогу моментально оказать тебе первую помощь, — сказала Жрица с добродушной улыбкой на лице. С лёгким шлепком она села на пол рядом с Высшей Эльфийкой Лучницей. Девушка крепко держала свой звенящий посох, чтобы иметь возможность начать молиться в любой момент.

— Честно говоря, мне бы хотелось иметь чудеса Предвидение или Удача.

Её волнение о своей подруге Высшей Эльфийке Лучнице составляло лишь половину причин. Вторую половину составляло разочарование от собственной беспомощности.

— Ну, это ведь не твоя вина. Это твоё божество решает, какими чудесами тебя одарить, верно?

Высшая Эльфийка Лучница хорошо поступила, подметив это, но неспособность помочь хоть чем-нибудь всё ещё жалила сердце Жрицы.

Возможно, эльфийка почувствовала, что творилось в разуме Жрицы, потому что, испуская тонкие струйки нервного пота, она сказала:

— Нам действительно стоило бы использовать тут настоящего скаута…

— М-м, — сказала Жрица. — Но ведь ты всё равно так добра, что помогаешь нам искать ловушки и вскрывать замки…

«Мы рассчитываем на тебя, ладно?»

От этих слов уши Высшей Эльфийки Лучницы застенчиво затрепетали.

Теперь ей нужно было сосредоточиться. Может гоблины и не были достаточно умны, чтобы сооружать неприметные ловушки, но крепость дворфов, оставшаяся со времён Эры Богов, могла скрывать в себе гораздо больше подвохов, чем было оставлено маленькими дьяволятами.

Замочная скважина, источающая ядовитый газ, или дверная ручка, нагревающаяся до невероятных температур — всё это ещё было оптимистичными вариантами. Некоторые двери могли стирать память тем, кто проходил через них, не произнося надлежащее заклинание.

И какая бы жестокая судьба не ожидала их, жестокость гоблинов не просто так была известна в народе…

— ...

Высшая Эльфийка Лучница взглянула назад через плечо. Дворянка Фехтовальщица рассеянно смотрела вникуда.

«С ней точно всё в порядке?»

Нет, конечно же всё было далеко не в порядке. Высшая Эльфийка Лучница знала, что она и представить себе не могла, через какие ужасы прошла эта девушка. То, что она сохранила относительно здравый ум, уже можно было считать чудом.

«Аа-х, сейчас нет времени для этого. Сосредоточься, сосредоточься!»

Она прикусила губу, сфокусировавшись на своих пальцах, проверяющих замочную скважину.

Спустя несколько минут она почувствовала, как внутри замка что-то поддалось, и тот открылся с лёгким «щёлк».

— ...Фу-у-ф. Получилось.

— Отличная работа.

Это были единственные слова, который Убийца Гоблинов сказал ей. Даже когда эльфийка захохотала и надула щёки, он лишь хорошенько пнул дверь.

Реакции не последовало.

— Выглядит вполне недопасно.

Ящер Жрец чуть ли не проскользил вперёд всей группы. Пнуть дверь, чтобы проверить, нет ли за ней чего было тактикой, старой как мир.

— Ну разумеется там безопасно. Я ведь её проверяла, понимаешь?

Ты сама сказала нам, что понятия не имеешь, что ты делаешь, — пробурчал Дворф Шаман, последовав за ликующей Высшей Эльфийкой Лучницей.

Убийца Гоблинов, всё ещё продолжавший приглядывать за коридором даже после открытия двери, кивнул Жрице.

— Ох, свет, — сказала она. — Сейчас будет.

— Спасибо.

Она достала факел из своего мешка и зажгла его, как делала уже много раз до этого.

Гоблинская крепость. Глубокой ночью вокруг них бушевала буря; и даже свет звёзд не мог достичь их. Гоблины отлично видели в темноте, так что подобные условия их не беспокоили, но вот с людьми всё обстояло иначе. По крайней мере, во время исследования складов им необходим был огонь…

— Вот, зажгла.

— ...

Жрица выдохнула, и красное пламя заплясало на факеле в её руке. Оно подрагивало от испускаемых ею потоков воздуха.

Затем она развернулась и подошла к Дворянке Фехтовальщице, которая внимательно смотрела на неё.

— Подержи его, ладно?

— Подержать… что?..

Дворянка Фехтовальщица была удивлена, что заговорили именно с ней. Похоже, она не до конца понимала, что Жрица в принципе могла обратиться к ней. Но та тихо и спокойно настояла:

— Факел. Пригляди за ним, ладно?

— ...

Дворянка Фехтовальщица ничего не сказала, лишь уставилась на протянутый ей свет, но Жрица взяла её за руку и вложила в неё основание факела.

Увидев пламя прямо перед своими глазами, Дворянка Фехтовальщица вздрогнула. И пока она нерешительно смотрела по сторонам, Жрица в то же время подумала, что перед ней стояла маленькая напуганная девочка.

— ...

Девушка открыла свой рот. Тихий звук сорвался с её губ, будто бы она пыталась что-то сказать, а затем она схватила факел обеими руками, начав всматриваться в пламя.

— ...Я поняла.

Лишь это она сказала шёпотом, после чего устремилась на склад.

Коридор вновь накрыла тьма. Однако, Жрица почувствовала, как на её лице расплылась улыбка.

Убийца Гоблинов шёл позади неё своей привычной практически неистовой походкой.

— Зачем ты попросила её взять факел?

— Просто… интуиция.

Вопрос был довольно резким, но ответ Жрицы оказался нежным и добрым. Нынче она уже могла определить по голосу, что он не был зол.

— Я подумала, что ей должно быть… ну, скучно, а я бы этого не хотела.

— Вот как?

«Полагаю, у тебя всё равно был план…»

Так подумала Жрица, но не произнесла это вслух.

Неожиданно оказаться в совершенно неизвестном месте, постоянно спешить непонятно куда. Бессмысленно стоять как вкопанная, не имея ни малейшего понятия, что тебе делать. Это... это Жрица понимала, пожалуй, даже слишком хорошо. В конце концов, она была сиротой, выросшей в Храме. Брошенным ребёнком.

— Ты не заметил?

— Не заметил что?

— Когда я дала ей факел, она слегка засмущалась.

— Вот как?..

Закончив тихий диалог, Жрица и Убийца Гоблинов направились на склад.

От затхлого запаха щипало в носу, а пыль грозила вызвать мощный приступ чиха. Они закрыли за собой дверь. В ту же секунду Дворф Шаман прыгнул к петлям, вбив штыри на полагающееся им место.

— В обычной ситуации я бы оставил её открытой, — сказал он, пожимая плечами и засовывая молот и колышек обратно в мешок. — Но мы ведь не хотим, чтобы маленькие гадкие монстры пробрались нам за спины, верно?

— Истину глагольствуете вы, но если ныне враг разъявится пред нами, то путь побега будет от нас закрыт.

После этого кто-то зычно загоготал, но никто не был до конца уверен, был ли это Ящер Жрец или же Дворф Шаман.

— Да хватит уже.

Высшая Эльфийка Лучница нахмурилась, а вот Жрица присоединилась к хохочущему хору.

Лишь Убийца Гоблинов и Дворянка Фехтовальщица ничего не произнесли. Девушка всё ещё держала факел, медленно поднимая его над своей головой. Каждое движение пламени заставляло тени плясать. При это колышущемся свете Убийца Гоблинов внимательно осмотрел находящееся на складе снаряжение.

— Для оружейной…

Говоря это, он привычным движением засунул руку в близстоящую бочку и выудил что-то оттуда. Это была дешёвая, примитивно выглядящая кирка, покрытая грязью и ржавчиной, и явно неоднократно использованная. Беглому взгляду открылись разбросанные повсюду лопаты и другие инструменты для работы с землёй. — ...здесь не так много оружия или брони.

— Тебе не кажется, что они просто роют свои ямы? Это же гоблины, как-никак.

Высшая Эльфийка Лучница звучала совершенно незаинтересованной. Её не особо волновали ни оружие, ни броня. Вместо этого она навострила уши и внимательно прислушивалась к тому, что происходило снаружи, пытаясь уловить звуки шагов.

— Или, быть моженно, они рылись в земле, пытаясь подкопать нечто.

Ящер Жрец вытянул руку, и ленивый взмах его хвоста прорезал воздух. Он взял копьё, беспечно валявшееся посреди кирок, и сказал:

— Если так зовущийся гоблин-паладин существуется, можно предположить, что в уме его кроется план гораздо большенный, нежели простое увеличение размеров своего гнездовья.

— Как по мне, в этом есть смысл, — сказал Дворф Шаман, оглядываясь по сторонам, но радости от этого факта в его голосе явно не наблюдалось. Пусть тут и было грязно, но отделка камня всё ещё могла похвастаться тем, как деликатно над ней поработали руки дворфов. Ни один простой человек не мог скопировать такое.

— Это же крепость дворфов. Поблизости обязано быть как минимум одно месторождение руды.

— Но, — сказал Убийца Гоблинов, — разве гоблины знают, как ковать мечи?

В поисках чего они рыли землю? Никто не мог дать ответа на этот вопрос.

Тень гоблина-паладина, врага, чьего лица они ещё даже не видели, нависла над ними.

Даже Убийца Гоблинов не мог дать ответа на эту загадку. А раз уж он не мог понять ход мыслей гоблинов, то кто вообще мог?

— В чём бы ни было дело… — пробормотала Жрица, схватив свой звенящий посох так, словно бы пытаясь отогнать давящую атмосферу. Стоило ей понять, что она смогла выдавить из себя эти первые слова, как в её теле начали расти храбрость и уверенность. — В чём бы ни было дело, если эти гоблины что-то замышляют — мы не можем просто оставить их в покое.

Её решительные слова вызвали волну соглашающихся кивков от остальных авантюристов.

— Нам с ещё с этим снаряжением и оружием разобраться надо…

— А-ах, сие вверуйте мне, — сказал Ящер Жрец. — У меня как раз есть заклинаньице для подобостных ситуаций.

Он разбросал по полу драконьи клыки и сложил руки в странном жесте.

Ну что ж, ничего не поделать, — прошептал Дворф Шаман в ответ на эти действия. — М-м. Айда-ка со мной, деточка.

— !?.

Дворянка Фехтовальщица, полностью сконцентрировавшаяся на держании факела, подскочила и в ответ издала лишь сдавленный писк. Она смотрела на бороду Дворфа Шамана, которую тот поглаживал. Тот тихо забурчал и взмахом подбородка указал на лежащее неподалёку снаряжение.

— Помоги-ка мне. Некоторое оружие мы возьмём с собой.

А затем, будто бы он уже знал, что именно искать, Дворф Шаман засунул руку в груду хаотично валяющегося снаряжения и выудил оттуда меч.

— Брадорез не шибко добр с этими игрушками. А вот ты с одним кинжалом далеко не уйдёшь.

Раздалось бурчание — конечно же это был Убийца Гоблинов.

— Я считаю, что использую своё снаряжение надлежащим образом.

— Хех-хех!

Этот звук вполне можно было посчитать за раздражённый смешок, но на самом деле это был чистосердечный хохот Высшей Эльфийки Лучницы.

В свою очередь, Дворянка Фехтовальщице понадобилось несколько секунд, дабы понять, что её попросили помочь. Но как только это осознание пришло к ней, она быстро начала собирать снаряжение. Меч, копьё, дубина… всё это принадлежало гоблинам. Но даже так, она не была особо крупной и мускулистой женщиной. Пусть она и была воительницей, но был предел тому, сколько она могла нести на себе. А помимо этого…

— Не думаю я, что гоблинский нагрудник тебе подойдёт, — заявил Дворф Шаман.

Внушительный бюст Дворянки Фехтовальщицы явно был слишком велик для найденной нагрудной брони.

Смотря на это с другой стороны склада, Высшая Эльфийка Лучница хмыкнула и сварливо предложила:

— Почему бы тебе просто не прижать их хорошенько? Впихни их туда.

— Ах ты неотёсанная длинноухая деревенщина! Может, девка с наковальней вместо груди и не знает этого, но неподходящая броня вместо помощи становится лишь помехой!

Дворф Шаман проигнорировал ответный восклик Высшей Эльфийки Лучницы «Это кто тут наковальня?!», и вместо этого уставился на Дворянку Фехтовальщицу.

Она могла орудовать как мечом, так и магией, и была облачена в лёгкую броню, которая позволяла ей использовать обе свои силы безо всяких проблем. На данный же момент единственным её оружием был кинжал. Явно не то оружие, которое могло бы сделать его владельца главным источников боевой мощи среди всей группы.

— Лучше начать с меча, а потом…

Дворянка Фехтовальщица заметно нахмурилась от этих слов и отпрянула от Дворфа Шамана.

— Хм-м?

— ...Мне…

Её голос был таким тихим. Дворф Шаман с любопытством взглянул на неё; сама же она уставилась на его бороду.

— ...Мне не нужно…

— ...

— ...Мне не нужно… оружие!..

Её голос был всё ещё тих, но в нём безошибочно угадывались нотки злости. Её обычно безэмоциональное лицо начало морщиться.

— Хм-м.

Дворф Шаман, возможно, слегка ошарашенный этим, заморгал и провёл пальцами по своей бороде. Затем он широко улыбнулся, будто бы только что съел восхитительный ужин. — Ясненько, ясненько! Так ты не заинтересована в вооружении. Восхитительно! Вот это я называю началом отличной дружбы!

— ...

Теперь пришёл черёд Дворянки Фехтовальщицы терять дар речи.

И пока она стояла как вкопанная, смотря на него и часто моргая, Дворф Шаман продолжил так, будто бы это было самой очевидной мыслью на свете:

— Как же ты собираешься поладить со всеми, если не способна сказать то, что хочешь сказать? Хм-м?

Значит, нам как минимум понадобится верхняя одежда, — пробормотал он, шарясь в содержимом склада.

Пусть здешняя лёгкая броня и принадлежала гоблинам, но почти вся она была краденой. Всё здесь было покрыто грязью и сажей, но это снаряжение всё ещё можно было спокойно использовать.

Кожаное одеяние. Рукавицы, усиленные стальными вставками. Быть может, какая-нибудь металлическая мелочёвка для защиты головы…

Дворянка Фехтовальщица смутилась до предела, стоило ей осознать, что её втянули в переполох, а Дворф Шаман надевал на неё то одно, то другое. Ни одна раса не могла превзойти дворфов, когда речь заходила об оценке качества оружия или брони.

Это, затем то, сперва одно, потом другое. Надеть снаряжение, снять снаряжение и снова новое снаряжение — от такого мельтешения у неё закружилась голова.

— Эй, пожалуйста, можете слегка успокоиться? Не надо делать всё сразу…

Жрица произвела неуверенную попытку спасти Дворянку Фехтовальщицу, вот только в голосе её не было особой надежды на удачный исход.

Каким-то образом она стала походить на старшую сестру… или, быть может, скорее на того, кто изо всех сил пытался вести себя как старшая сестра. Она приставила руки к бёдрам и начала размахивать пальчиком, повторяя:

— Ну ладно, хватит уже.

Она пыталась звучать серьёзно, но получалось не очень хорошо. — Вы лишь доставляете ей неудобств.

— Хр-м… — пробурчал Дворф Шаман, после чего посмотрел Дворянке Фехтовальщице прямо в глаза. — Я доставляю тебе неудобства?

Какое-то время Дворянка Фехтовальщица хранила молчание, стараясь смотреть куда угодно, лишь бы не на дворфа. Тишина повисла в воздухе. А затем:

— ...Слегка.

— Видите? — сказала Жрица, пытаясь скрыть улыбку.

— Ох, ну боже милостивый, премного прошу прощеньица, — сказал Дворф Шаман, тоже пытаясь не ухмыляться. Но всё равно уголки его губ слегка скривились вверх, и это зрелище было по-своему очаровательно.

Он собрал всё снаряжение вместе и закинул проворно его за спину, несмотря на свой скромный размер. Затем он взглянул на девушку.

— Вот только я ещё не договорил. Ты же понимаешь, что наш Брадорез — это совершенно иной случай?

— Не считая его странной фразочки, — сказала Высшая Эльфийка Лучница с хохотом, который ей сдержать не удалось. — Оркболг никогда ничего не говорит, кроме «Вот как?», «Именно» и «Гоблины».

Она взглянула на Убийцу Гоблинов, который тихо и мрачно прислонился к стене, и по-кошачьи улыбнулась ему.

Жрица посмотрела на него своим привычным взглядом, значащим «Это безнадёжно», и сказала:

— Он такой, какой уж есть.

Наконец, Убийца Гоблинов не смог сдержаться и сказал:

— Вот как?

То, что такая группа авантюристов, оказавшись в огромной опасности находила в себе силы посмеяться, было вполне себе неплохо, даже если это нарушало одно из правил Убийцы Гоблинов.

«Если быть серьёзным — это способ победить, то он будет серьёзным.» — подумала Жрица. «Но если нет… что ж, было бы гораздо лучше, сумей он хотя бы немного расслабиться…»

— Веруется мне, что милорд Убийца Гоблинов сверхкрасно осведомлён о своих собственностных повадках. Ну что ж.

Это был Ящер Жрец, и его шипящее дыхание моментально положило конец череде импровизированных издёвок. Он шлёпнул своим хостом по полу, после чего окинул взглядом всю группу. — Всё ли в готовности?

— Полагаю, насмешки можно и отложить на потом. Чешуйчатый, всё готово.

— М-м.

Ящер хмуро кивнул, а затем сложил руку в своём странном жесте.

О предки мои, спящие под камней слоями, с тем временем, что несёте вы на своих плечах, сопроводите предметы сии.

Не успел он договорить, как разбросанные по полу драконьи клыки начали вскипать и растворяться.

А затем, глядите: оружие и снаряжение начали покрываться ржавчиной и изнашиваться прямо у них на глазах, начиная с того, что лежало не под грудой остальных вещей и было открыто воздуху.

— В-вау…

Жрица слышала об этом заклинании, но его считали чудом зла и использовали не особо часто. — Это чудо Ржавление?..

— Ах, вы знакомственны с ним?

Похоже, её вопрос одновременно удивил и заинтересовал Ящера Жреца.

— Сие воистину оное. Уничтожение предметностей Выветриванием заняло бы чрезмерно множественно времени.

— На самом деле, я никогда не видела его лично. А что насчёт наших вещей?

— Нас оно не затрогает. Хотя, сие далеко не то заклинательство, которое я могу часто использовать во времени ратных дел.

От этих чувств Жрица почувствовала небывалое облегчение. Тонкая кольчуга, которую она носила под одеянием, была важна для неё.

«Я знаю, что это расходный предмет, но всё же.»

— Для приготовления к оному требутельствует много времени, но в такие моменты оно крайне полезностно, — объяснил ей Ящер Жрец, размахивая своим хвостом так, будто бы он был крайне доволен собой. — Кхем. Итак, мы освободили узничих внизу и разрушили снаряжительство врагов наших. Думательствуется мне, пока что всё шло строго по планировке, не так ли сие, милорд Убийца Гоблинов?

— Да, — сказал Убийца Гоблинов, медленно кивая. Он достал бурдюк из своего мешка с вещами, выдернул из него пробку и начал пить через щели в своём шлеме. — Однако, мы не должны расслабляться. Никто не знает, что ждёт нас дальше.

Разумеется, все присутствующие здесь авантюристы прекрасно это понимали. Никто в этом мире не знал, что управляло костями, который бросали боги — судьба или же шанс.

Именно возможность столкнуться с неожиданным и делала приключение приключением.