Том 1    
Обнажение


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
valvik
1 г.
Сюжет может оказаться интересным. Спасибо за перевод.
kristonel
1 г.
Оп, тут есть комментарии. Сорян, раньше не натыкался. Вопросы указания по порядку.
1) Ранобе будет переводиться полностью, НО это не основная серия, которую я выкатываю по тому раз в полтора месяца. Это моя "отдушина" и таковой она останется довольно продолжительное время (читайте, нерегулярный перевод). Постараюсь вести по тому в 3-4 месяца. Кстати, этот срок я уже нарушил. Ну, что поделать.
2) Обращу внимание на диалоги и имена собственные. Спасибо за указание.
Если ко мне есть вопросы, найти меня можно в дискорде нашей команды https://discord.gg/Am8ZDE4 Ник такой же, как и выше. Больше подробностей и нытья будет в послесловии, когда допишу том.
calm_one
1 г.
Прочёл. Осталось странное послевкусие.
Будто после столкновение севера и юга.
На одной странице сочетались "твёрдый кутас" и лёгкий, воздушный набросок, представляющий саму суть труда новеллистов; идиотские гаремные клише и жёсткая жизненная правда дедлайнов и изматывающего труда; который никто не увидит и не оценит; извращения в речи, в тексте, в намёках и явное "что-то в этом есть", насмешливо глядящее на читателя сквозь ряды букв.
В общем - показалось как минимум достаточно свежим, что уже немало. Спасибо за работу. :)
calm_one
1 г.
"На самом деле он пел словами... но нашему издателю не хочется платить за лицензию."
Почему-то так понравилось. :)))
calm_one
1 г.
Редактору: если просмотреть правила оформления диалогов в русе, бросающихся в глаза ошибок будет меньше. И перебор с именами собственными (Январь, Брат и иже с ними).
В остальном: счас часто кидаются словом "извращенец" в парней, которые (ОМГ!), хотят иметь секс с девушкой. Но тут реально - извращуги.
...Хотя и интересно читать.
...Но я не хотел бы, чтоб моя дочь ближайшие 10... или 20 лет это читала.
yozhik
1 г.
"Наложу перекусить". "Насыплю", по крайней мере.
yukari
2 г.
несмотря, на крайне дЭбильное начало :D довольно неплохо и весело!
большое спасибо!
Aldan
2 г.
Спасибо
Usus
2 г.
Спасибо
Vaal23
2 г.
Данная серия состоит (на 2019) из:
ранобэ = 11 томов (妹さえいればいい。);
манга = 6 томов (妹さえいればいい。) + спин-офф 3 тома (妹さえいればいい。外伝 妹にさえなればいい!).
Планируется ли перевод всей серии (ранобэ)?
Lox228322
2 г.
Боже, спасибо большое что взялись за эту новеллу. Давно ждал и искал эту новеллу на русском а тут внезапно вы начали её переводить. Реально, огромное спасибо.
megebot
2 г.
О Господи наконец-то эту новеллу переведут , Удачи ребята.
kontroyler
2 г.
Блин, я вспомнил сцену с яйцом, о камигами...
maryhuan
2 г.
автор - точно "м***к". ведь у него сестрёнка - вещь, которую называют через "что".
user788
2 г.
Интересно

Обнажение

Был конец Января и Мияко, покончив с семестровыми экзаменами, подошла к квартире Ицуки.

— …Йо. — поприветствовал её парень, открывший дверь

— О, Ицуки! Я, эм, закончила сегодня с последним экзаменом и у меня появилась куча свободного времени! Так что я подумала, что было бы неплохо заскочить поболтать! И ну, если тебе что-нибудь от меня нужно, я открыта для предложений, так что…

Разогнавшийся поток мыслей девушки остановился, когда она, покраснев, посмотрела на Ицуки. Она заметила, во что тот был одет. Это внесло сомнений, в тон её голоса.

— Эм, ты куда-то собираешься?

На парне был накинут плащ, а шея замотана шарфом, будто он готовился куда-нибудь уйти, но Ицуки покачал головой в ответ.

Объяснение дал сердитый крик Наюты из комнаты.

— Ицууууки! Закрой двеееерь! Здесь итак адский дубак!

— В общем, проходи. — сказал парень.

— Ну, ладно. — робко ответила Мияко.

В квартире оказалось так же холодно, как и вне её, Наюта лежала наполовину под котацу, одетая в такое же количество одежды, что и Ицуки, читая мангу.

— Поздравляю с окончанием экзаменов, Мяфа. — сказала девушка, повернув только голову.

— Спасибо, Наю. Ребят, а почему тут так холодно! Почему вы обогреватель не включите?

— …Потому что он сломался этим утром. Случилось это только сегодня, так что… бррр. — сказал Ицуки, с дрожью загоняя себя поглубже под котацу, после чего бросая недовольный взгляд на кондиционер под потолком. — Я очень сильно в тебе разочаровался…

— Ты уже позвонил насчёт починки?

— Да, но мне сказали, что явятся они не раньше, чем через три дня. Котацу не даёт нам замёрзнуть до смерти, но работать в такой обстановке я не могу.

— Почему бы тебе не пойти в магазин и не купить дешёвый обогреватель, на время?

— Ммм… вообще-то есть ещё один выход… — сказала Наюта, сев и показав разворот в манге, которую читала. — Ицуки, что думаешь насчёт этого?

Разворот изображал группу красавиц, одновременно кричавших «Пляж!!!».

— ?.. Хочешь, чтобы мы насмерть замёрзли на пляже, в такую морозину?

— Нет, эта глава манги про школьную поездку в Окинаву.

— Окинава!.. А вот это можно!

— Мы можем, да!

Заметив, как Ицуки и Наюта пришли к согласию парой слов, Мияко слегка замешкалась.

— Секундочку, ребят. — вмешалась она. — О чём вы говорите? То есть, наверное, на Окинаве тепло зимой, но вы же не собираетесь полететь туда прямо сейчас?

— Ну, вдвоём мы не полетим. — тут же согласился Ицуки.

— Потому что ты летишь с нами, Мяфа!

— А? Я?!

— Ты же только что экзамены сдала, так? Я заплачу за твой билет!

— Ого, Наю, я не могу… то есть, проблема не в деньгах, просто…

— Ну вот и замечательно, всё улажено! Я, ты и Ицуки на Окинаве!

— Что улажено? Уже? Ааа?!

Впрочем, увидев радостную улыбку на лице Наюты, Мияко не могла отказать.

Вот так всё и было решено.

Сезон отпусков давно прошёл, так что бронирование билетов и комнат в отеле прошло без заминок. Уже под вечеро они втроём оказались на Окинаве.

— Поверить не могу, что мы правда сюда прилетели… ну, то есть… Окинава — это ведь не то место, в которое можно отправляться просто потому что слегка похолодало? — прошептала Мияко, когда они втроём сошли с трапа в Аэропорту, держа в руках лишь небольшие сумки.

— Ха-ха-ха-ха! Вот я и дома, встречай меня Окинава! — крикнул Ицуки, распахнув своё длинное чёрное пальто, на манер средневекового плаща.

— Погоди? Ты тут родился?

— …Нет. Но года два назад я здесь бывал.

— Вот как. И где ты бывал?

— В отеле.

— Нет, это понятно, я спрашиваю про какие-нибудь местные достопримечательности? Или гулял где-нибудь?

— Да нет, ничего такого.

— Эм…

— Это было в августе, всё было под завязку забито туристами и солнце жарило так, что мне казалось, будто я плавлюсь. Поэтому я провёл все три дня в отеле.

— Ого, да ты идиот.

Ицуки слегка покраснел, на искреннее и честное замечание Мияко. — Что значит «идиот»? Мой отдых! Как хочу, так и провожу!

— Правда, конечно… но это было тупо, знаешь ли.

— Н-нет не было… Это ты тупая раз думаешь, что это было тупо…

Ицуки и сам жалел о воспоминаниях, полученных в том путешествии, но всё равно переключился на активную защиту своей позиции.

— …В-в этот раз, кстати, я научусь на прошлых ошибках и возьму всё, что Окинава может предложить!.. Как-то жарковато кстати, я бы в номере сегодня остался.

— И правда… не верится, что на дворе Январь. — сказала Наюта, вытирая пот со лба.

— Говорят, что тут ниже шестнадцати температура не падает. — добавила Мияко. — Это же Окинава… Всегда тепло… Знаете, может вам не будет так жарко, если скинете с себя пару слоёв одежды.

— Точно!

— Отлично подмечено.

Все сняли свои плащи, оказавшись в тёплых свитерах. Пришлось покупать футболки и нижнее бельё в ближайшей сувенирной лавке прежде чем брать такси, которое отвезло эту троицу в отель столичного города Окинавы, Наха, в котором были забронированы номера. Ицуки снял себе отдельную комнату, а Мияко и Наюта одну на двоих.

— Эй, Мяфа, не хочешь с Ицуки комнатами поменяться?

— Нет! Это же неправильно!

— Аввв… ну ладно, я и с тобой с удовольствием в одном номере поживу, Мяфа.

— Да, да. — сказала Мияко, погладив по голове потёршуюся об неё, улыбающуюся Наюту.

Быстро закончив с расселением, они втроём отправились в ближайшую изакаю ужинать. В конце концов, они оказались на Окинаве и, поэтому их ждало множество блюд с местным колоритом — тако-рис[✱]Техасско-Мексиканское блюдо, приправленный стейк поверх риса, гоя чампуру[✱]горькая дыня, поджаренная с беконом или тушёнкой, рафут[✱]свиные рёбрышки, морской виноград[✱]один из видов тропических фруктов и жаренный гурукун[✱]самая распространённая на Окинаве рыба, одно из самых известных блюд из морской рыбы на острове.

Ицуки и Мияко взяли к ужину несколько кружек пива, приправленного экстрактом гибискуса. Лёгкий, освежающий сладко-кислый вкус прекрасно подходил к жаркой погоде (Этот экстракт можно заказать по интернету, так что можно в любой момент сделать подобное пиво самому. Лучше всего смешивать его с лёгкими вариациями напитка, вроде Белгианского белого или пивом, которое варят на Окинаве, Орион.) Наюта не достигла того возраста, в котором можно пить алкоголь, так что она обходилась только соком гибискуса.

— …Мм. Довольно вкусно.

— Ага. Особенно хорошо идёт с гоя чампуру.

Наюта надула щёки, наблюдая как Ицуки и Мияко делятся своим мнением, пробуя еду под пиво.

— Аввв, я тоже хочу немножко…

— Нет. Жди пока тебе не исполнится двадцать.

— Ага. — добавил Ицуки. — А пока можешь сочок потягивать, детишечка.

— …Так ты поэтому не смотришь на меня в романтическом ключе, Ицуки? Потому что мне ещё пить нельзя?

— БПФУУУХ!!! — Ицуки поперхнулся пивом и прыснул им изо рта. Начав злобно вытирать рот и стол салфеткой, он добавил. — Эм, что ты там сказала? Я тебя не расслышал.

— …Тебе не кажется, что после такой реакции было бы лучше признать, что всё ты слышал? Так я слишком молода чтобы представлять для тебя романтический интерес, или нет, Ицуки? — сказала Наюта, уставившись на вравшего ей в лицо парня немигающим взглядом.

— Так, ты снова что-то сказала? Боже, как же громко тут играет музыка, я почти ничего не слышу. — продолжил свою игру в непонимания Ицуки, когда Наюта призвала его к ответу.

— Ты мне нужен Ицуки.

— Зачем тебе дополнительные руки? Прости, у меня только свои.

— На свело само провидение.

— Куда там тебя завело приведение?

— Давай займёмся сексом.

— Мммм, тромбон лично мне нравится больше саксофона.

— …Мне даже стало интересно, сколько ты сможет продолжать в том же духе. Можешь засунуть в меня так глубоко, как тебе захочется.

— Заснуть? Здесь что, кто-то спит?

— Трахни меня, сейчас же!

— Ты уверена? Мне кажется, бить тебя не стоит. Да, точно.

— …становится как-то грустно.

— А ещё у тебя какие-то странные представления о романтических признаниях.

— Я хочу твоей спермы!

— Фирма? Я знаешь, не слишком хорошо учился, разве он не что-то математическое писал? Кстати, это тоже не похоже на любовное признание.

— …Ладно, раз ты так хочешь, слегка потруднее. Луна прекрасна, не так ли?

— Определённо.

— А? Именно так Натсуме Сосеки перевёл…

— Знаю! Я просто сделал вид, что повёлся!

Такой фразой автор Сосеки перевёл известную английскую фразу я тебя люблю на Японский, причиной было то, что в Японском языке, в девятнадцатом столетии не было устоявшегося термина любовь.

— И за это тоже я тебя обожаю, Ицуки.

— …хочешь чаю? Не, сама иди… Слушай, может мы это уже прекратим? Мне начинает надоедать.

— Прекратим, если дашь мне выпить пива.

— Лучше яичко проглоти, мелкая. — ответил Ицуки, накалывая одно из варёных яиц на палочки целиком, и поднося к лицу Наюты. С мягким глоть, девушка взяла его в рот целиком, схватив губами даже палочки.

— Мммм… уммм… пфффф…

— Не могла бы ты хотя бы губы не облизывать?

Парень убрал палочки ото рта Наюты, когда она начала изображать будто засасывает их в рот так громко и влажно, как это было возможно. На кончиках палочек осталась тоненькая слюнка.

— Ого, Ицуки. Кто бы мог подумать, что ты поднесёшь одно из своих яичек прямо мне к лицу? Неужели решился меня соблазнить?

— Давай ты уже перестанешь всё обращать в похоть?

Покраснев, Ицуки вернулся к еде, а Наюта схватила одну из жареных рыбок у него с тарелки.

…После этого вечер извращённых подтекстов и демонстративного непонимания намёков продолжился, а Мияко сидела панически, переводя взгляд с одного участника этого вечера на другого не понимая, когда, и даже каким образом, ей наконец стоит вмешаться.

Вернувшись в отель Ицуки развернул свой ноутбук и принялся за работу. Он выпил всего кружку пива, так что напился не так сильно, чтобы вырубиться на всю ночь, а тропический обед и мягкий вечерний бриз, влетающий в окно — Январский, вроде бы — отлично освежал голову. Работа пошла очень быстро. Ицуки даже задумался о зимовке в Окинаве, но уже через два часа он снова устал.

В тот момент, когда парень решил лечь спать, в дверь постучали. Открыв дверь, он обнаружил Мияко, на другой стороне. Её волосы были влажными, а в руках девушка держала пакет из местного магазина.

— Тут куча выпивки, которой я раньше даже не видела. — сказала она. — Так что я закупилась. Не хочешь составить мне компанию? — Мияко отвела взгляд, её щёки были розоватыми, а голос необычно бодрым для позднего вечера, давая Ицуки понять, что он отключится первым.

— …А где Канико?

— Наю приняла ванну и сразу пошла в кровать.

— О.

Получив приглашение в комнату, Мияко начала расставлять на столе банки с напитками. Nangoku Chuhai, South Star Orion и Special X, Ицуки никогда не встречал таких брендов на главном острове.

— Магазины на Окинаве просто нечто! В них продаётся тако-рис, готовые обеды и рисовые шарики с фрикадельками внутри — а ещё, что-то вроде ограниченной серии бургеров и разных закусок. А ещё я видела собу, которая продаётся прямо с витрин. И целая куча всяких местных соков в автоматах!

— Ага, знаю. Я питался, покупая еду в магазинах, когда был тут в прошлый раз.

— Ну, похвалить тебя за такой подход я не могу. — ответила поражённая Мияко, открыв баночку Южной Звезды и отхлебнув глоток. Ицуки, в свою очередь, положил глаз на Нангоку Чухай, со вкусом тайваньского мандарина и ананаса, ещё одна уникальная для Окинавы смесь. Пока Ицуки занимался работой, он ничего не пил не пил, так что жажда его доконала.

— Ну как тебе?

— Неплохо. — утолив свою жажду в несколько глотков ответил Ицуки.

— Правда? Впрочем, это нормально. Хотела бы я, чтобы у меня был экстракт гибискуса, чтобы сюда добавить.

Они разговорились, открыли по второму напитку, после чего Мияко неуверенно начала разговор.

— Эй, Ицуки?

— Мм?

— Просто к слову, что ты думаешь о Наюте?

— Она извращенка. — последовал немедленный ответ.

— Да, ха… Ну, да, так я и знала! Но она постоянно говорит, что любит тебя… То есть, ты никогда не задумывался о том, чтобы начать с ней встречаться, хоть немного?

— …Думал ли я, да?.. Я ей отказал. Давно это было.

Из-за алкоголя Ицуки тяжело было сконцентрироваться.

— Правда? Когда?!

— …

Открыв Special X и сделав огромный глоток, Ицуки громко срыгнул, впрочем, Мияко это показалось даже милым.

После этого парень рассказал, как Наюта пришла к нему в квартиру спустя три дня после первого визита, в который она представила свою дебютную работу и призналась в любви. Ответом парня было — Я не могу начать с тобой такие отношения. — и это всё, что он сказал. Наюта разрыдалась, а Ицуки, оказавшись в такой ситуации ощутил себя последним мудаком, наблюдая как девушка ревёт сидя на коленях в его квартире. Несмотря на то, что он ни в чём не был виноват, он также ничего не мог сделать, чтобы её успокоить.

Когда Наюта собралась уходить, опустив голову, парень услышал её шёпот. — …Вы не против со мной общаться, господин Хашима? — Ицуки был так разбит чувством вины, что не сразу смог ответить — К-конечно, разумеется. То есть… Я был бы рад заиметь пару-другую друзей новеллистов.

…Однако, к неожиданности парня эта фраза означала, что Наюта Кани придёт к нему в квартиру уже на следующий день.

Всё же, после заявления, что он «был бы рад» найти друзей-новеллистов, Ицуки счёл что будет слишком жестоко выставлять девушку обратно. Поэтому парень позволил ей войти, и они начали играть в игры и разговаривать. Она приходила снова и снова, что и вылилось в их текущие отношения.

— Оооо…

— Чё «ооооо»?

— Мм. Чувствую себя виноватой. Всё это время я думала, что ты ублюдок, который просто уходит от настоящего ответа перед милой девушкой, но заигрывает с ней достаточно, чтобы она не сорвалась с крючка.

— …ты так думала? — Ицуки одарил Мияко пренебрежительным взглядом.

Мияко в ответ виновато улыбнулась.

— Так почему бы вам не начать встречаться? То есть, она ведь милая и… стой. Забудь. Я забираю свои слова обратно.

— ?

Мияко отвела взгляд от удивлённого Ицуки.

Почему вы не встречаетесь?

Она вспомнила, что одна из её подруг задавала ей это вопрос множество раз, и как этот вопрос каждый раз ставил её в тупик. Она попросту не хотела встречаться с человеком, который ей не нравился, просто потому что он красив, или капитан футбольной команды, или богат, или его ждёт прекрасное будущее, или что бы там ещё ни было. Может со временем, ей бы и начал нравиться этот человек, если бы она продолжила с ним общаться. Но окружающие постоянно совали свой нос и начинали пытаться сводить их вместе — было бы странно, если бы они не хотели помочь — вызывая в Мияко только чувство раздражения.

— …То есть, на самом деле ты о ней не думаешь? — вернулась к теме Мияко.

— А это уже глупый вопрос. — Ицуки поморщился и отвернулся. — …Нет, я вовсе не не думаю о ней. И поэтому всё так дерьмово.

От вида, покрасневшего как помидор Ицуки в профиль, Мияко даже захотелось заплакать.

— …Ты хоть раз читала книги Канико, Мияко? — прошептал он, так и не повернув головы.

— …Нет. — ответила девушка.

— …а стоило бы, если, конечно ты никогда не собираешься становиться писателем в будущем. Не прочитав её книги ты очень многое потеряешь. Если у тебя есть время, чтобы листать мои поделки, лучше посвяти его чтению шедевров Наюты Кани…

Сказанное было монологом, а потом, Ицуки завалился набок и тут же начал сопеть. Слышать подобное было неестественно, отсутствие обычного высокомерия Ицуки повергло Мияко в шок.

— …Похоже, у тебя и своих загонов полно…

На следующее утро они втроём обсуждали планы на день, за завтраком в ресторане отеля.

— Мы на Окинаве впервые. — начала Мияко. — Так что нам обязательно нужно посетить Замок Шури и Окинавский Аквариум. Вы знаете, ещё какие-нибудь места, в которые на острове можно сходить зимой? Или хотите чем-нибудь заняться?

— Эм…

— Мяяя?

Ответы сонных Ицуки и Наюты, были довольно мычащими, они жевали жаренную рыбу.

— Я спросила, что хотите увидеть на Окинаве?

— …Уууу, не кричи ты так. Башка гудит… — пролепетал Ицуки.

— Погоди, у тебя похмелье?

— …Не будь дурой… Разве бывает похмелье от пары кружек пива за ужином…

— Пара кружек?.. Ты хоть помнишь, что ты делал прошлой ночью?

— Ну… кажется я допоздна работал, ох, не стоит мне так увлекаться…

Мияко вздохнула. Он совершенно ничего не запомнил. А она была не в настроении напоминать. После того разговора она провела несколько часов за выпивкой, наслаждаясь выражением лица Ицуки, сопевшего во сне, как ребёнка. Будет довольно неловко, если это всплывёт.

— Так ты хочешь куда-нибудь выбраться, или нет?

— Мммм… Необитаемый остров.

Мияко подняла бровь. — Чего?

— …В следующем томе я описываю событие, в котором главный герой и его младшая сестра попадают на необитаемый остров. Мне нужен материал.

— Мммм… Ну, возможно отсюда нас могут отвезти на какой-нибудь небольшой необитаемый островок. Я узнаю.

Вот так, сразу после обеда, все трое оказались на одном из небольших необитаемых островков, окружающих Окинаву.

Переговорив с персоналом отеля и парнем в месте, в котором они ужинали, Мияко узнала об острове, на котором, в это время года, вряд ли кто-то путешествует.

— Слава богу с нами Мяфа, правда, Ицуки? — прощебетала Наюта.

— …Ага. — ответил Ицуки.

Когда дело касалось отелей, бронирования билетов на самолёт и прочих вещей которые можно приобрести по интернету, Ицуки вполне справлялся. Но разговоры с человеческими существами и получение от них информации было для него настоящим испытанием. То, что рядом была Мияко, со своими первоклассными навыками общения стало настоящим благословением.

Как и говорили люди, с которыми общалась Мияко, на острове не было туристов, Ицуки, Мияко и Наюта оказались там только втроём. Сам остров был небольшим. Пройдя узенькой дорожкой и фотографируя виды на телефон, они вскоре оказались на противоположной стороне острова, с пляжем и океаном, простирающимся так далеко, как хватает взгляда.

— Ого… — выдохнула Мияко.

— Вииии, пляжное время! — взвизгнула Наюта после чего, будто в каком-нибудь аниме начала скинула обувь и побрела по песку.

— Ой, как холодно! Хотя, наверное, так и должно быть. — Мияко присоединилась, сняв обувь она поставила ногу в кристально-чистую воду.

— Мяфа, нам точно нужно поплавать! Раз уж мы здесь!

— Погоди, ты с ума сошла? У нас даже купальников нет.

— А зачем нам тут купальники? — спокойно парировала Наюта. — Рядом нет никого…

— А? — Мияко уставилась на Наюту, начавшую скидывать свою футболку. — Эй! Ты чего делаешь, Наю? Ицуки, отвернись!

— А-ага, знаю я!

Парень рефлекторно отвернулся, ещё когда Наюта взялась за футболку руками. Без малейшего промедления девушка скинула футболку и юбку, после чего избавилась от нижнего белья, отбросив его подальше и завалившись в воду без лоскута одежды на теле.

То, что при приводнении она завопила — Бултыххххх! — только придало картине странности. А в результате, Наюта ещё и обрызгала одетую Мияко.

— Эй! Да ладно! Оденься обратно!

— Как же холодно, Мяфа! — Наюта удивлённо распахнула глаза, будто для неё прохлада стала сюрпризом.

— Ну конечно холодно!

— Я, ммм, кажется уже привыкла. Давай ко мне, Мяфа!

Наюта поднялась и начала плескаться, брызгая водой в сторону Мияко. Каждый взмах руками, отправлял кучу брызг, несмотря на маленький размер рук девушки.

— Блин, ты же меня намочишь! Холодно как!

— Давай и ты! Иди к нам, Ицуки!

— Дура ты! — прокричал Ицуки отбегая подальше от брызг, так и не повернувшись к Наюте лицом.

— Заканчивай, Наю!

— Мы же вчера в одной публичной купальне были, Мяфа!

— И что?!

Брызги воды окрашивались в радужные цвета в солнечном свете, Наюта, со своими распущенными серебряными волосами, плескавшаяся в волнах напоминала потерявшего рассудок водяного духа. Даже сердце Мияко начало стучать немного чаще, несмотря на то, что она предпочитала традиционные отношения. Это было похоже на портал в иной мир, прямо в море и если бы Мияко захотела, она тоже могла бы стать частью этого фантастического измерения.

Эта мысль была неожиданно привлекательна. Ей было неожиданно сложно сопротивляться. И Мияко поддалась эмоциями.

— Ууух! Ицуки! Даже не думай сюда смотреть! Если посмотришь, сломаю ключицу!

Не ожидая ответа, Мияко скинула одежду и побрела к Наюте в море. Она забежала в воду, будто пытаясь провалиться сквозь водную поверхность, крича — Аааа, как же холодно!!! — всё время.

— Давай сюда, Мяфа!

— Ну что! Теперь ты довольна?!

— Няяяях!

Наюта начала плескаться активнее, наслаждаясь каждой секундой. Мияко отвечала тем же.

— Божечки, что же я делаю?!

Даже так далеко на юге, море в Январе нельзя назвать тёплым. Заходить в него без одежды это довольно глупо. Сейчас я занята тем, чем никогда в жизни не подумала бы заняться. Если бы мои подруги из колледжа меня увидели, что бы они подумали?

— Ня-ха-хах!

А перед ней была девушка, которая вела себя как ребёнок и с которой Мияко общалась, как с родной сестрой Вместе с этим, эта девушка писатель-гений, который заставил даже Ицуки Хашиму — человека, которого Мияко считала поразительным — заявить, что его «поделки» не ровня книгам Наюты Кани.

Встреча с Ицуки привела Мияко к миру чтения новелл, а также познакомило с мангой, играми и аниме, но работ Наюты Кани девушка не касалась. На самом деле, она их даже избегала. У Мияко создавалось впечатление, что, прочитав работы Наюты она больше не сможет общаться с ней так же, как делает это сейчас.

Серия Пейзажей оказалась так популярна, что её продвигало большинство сервисов по продаже книг. Какую бы Мияко не заказывала книгу на Амазоне, работы Мияко всегда выскакивали в секции «Покупатели, которые это приобретали, также приобретали вот это». Мияко не могла не обратить на это внимание. На каждый том серии Наюты были сотни отзывов, большая часть из которых возвеличивали эти книги — иногда им даже поклонялись, люди часто заявляли, что эти книги «изменили их жизнь» или «спасли» их.

Это заставляло Мияко задуматься. «Изменила ли я чью-нибудь жизнь? Спасла ли я кого-нибудь?»

Как написал человек, изображённый на десяти тысячах йен, «Говорят что небеса не возвышают одних людей над другими. Впрочем, это не означает и то, что в настоящей жизни все люди равны».

Так казалось и Мияко. Люди не бывают равными. Наюта Кани гораздо ценнее, чем она. А она имеет меньшую ценность, чем Наюта Кани. И это заставляло Мияко думать, что она не вправе мешать любви этой девушки.

Слеза покатилась по щеке. Но эта слеза быстро исчезла в потоках воды, которыми в Мияко брызгала Наюта, поэтому так и не была замечена.

В то же время…

— Это я должен орать. Что я вообще тут делаю?

Ицуки сидел, прислонившись к булыжнику, спиной к морю и уставившись на небеса. Две обнажённых девушки плескались и кричали с другой стороны от этого булыжника. Если бы кто-нибудь спросил, хотелось ли ему хоть краем глаза увидеть это в живую — да, он чертовски хотел подглядеть. И, возможно, он не был бы пойман, если бы незаметно выглянул из-за камня.

Но Ицуки справился с этим желанием. Он приплыл на необитаемый остров чтобы провести исследование. Капитан лодки предупредил их чтобы они опасались ядовитых змей, так что парень не решился бродить по острову в одиночку. Змеи, звучит довольно опасно.

— Кстати, о травяных змеях…

Время нещадно ползло, секунда за секундой, парень не мог не пожалеть, что оказался недостаточно дальновиден и не взял с собой компьютер.

Вернувшись обратно на главный остров Окинавы, они побывали в Замке Шури и прошвырнулись по Интернациональной Улице, самом большом туристическом районе Нахи, и купили несколько сувениров.

Почти весь второй день был проведён в Аквариуме Чурауми. Ребята глазели на белых акул, а потом поужинали фастфудом. Четыре корневых пива (безалкогольных), которые залила в себя Наюта, так сильно заняли её кишечник, что обратный самолёт чуть не был пропущен.

И, всё же, обратный путь в Токио был совершён, вернувшись домой все втроём чуть не отморозили задницы, пришлось снова забираться под котацу. Пришедший на следующий день работник починил обогреватель и всё вернулось в привычное русло.

Ицуки так впечатлили белые акулы — он даже накупил кучу дешёвого мерча в аквариуме, перед тем как отправиться домой — что парень тут же направил предложение книги, которая должна была стать сказкой о младшей сестрёнке, которая живёт на необитаемом острове со своим братом, обращённым в белую акулу проклятием.

— Эй, — сказал редактор парня, Токи. — а это может сработать. Фэнтезийная сказка с любовной историей. Для Ицуки Хашимы это может стать чем-то неизведанным. — впрочем, предложение всё равно было отклонено. Ицуки настаивал, что парень обречён вечно оставаться белой акулой и мог бы быть со своей сестрой только находясь под водой, во время прилива, а Токи никак не мог сложить в голове успех истории с подобными условиями.