Том 2    
Кошка и шоколад: Яркая молодость

Кошка и шоколад: Яркая молодость

Расположение квартиры Ицуки Хашимы в пяти минутах от издательства означало что это место станет пристанищем многим другим писателям. Прямо сейчас их было двое, Харуто Фува и Наюта Кани, восседавшие за подогреваемым столом котатцу вместе с Мияко Ширакавой, приятельницей Ицуки приобретённой за его короткую жизнь в колледже.

Харуто работал на своём ноутбуке, а Наюта и Мияко играли в Призраков, настольную игру для двоих игроков.

В этой игре игроки передвигают свою команду из восьми призраков, четырёх «хороших» и четырёх «плохих» по доске размером в тридцать шесть клеток, забирая друг у друга фигуры как в шашках. Победу одерживает тот, кто заберёт четверых хороших призраков противника, избегая злых призраков, или проведёт всех своих белых призраков к противоположной стороне доски. Поскольку статус хорошего/плохого призрака обозначает точкой на задней стороне фигурки (синяя у хорошего призрака, красная у плохого), игроки никогда не знают, что осталось у противника. В такой игре важно предсказывать действия противника и хорошо знать его характер.

Несмотря на простоту правил, эта игра предлагает огромный простор для психологических баталий, что и сделало её популярным выбором для быстрых партий двух игроков в этой квартире.

— Упс! А это синенький!

— Дааааах, ты снова меня сделала! — воскликнула Мияко, когда Наюта провела четвёртого хорошего призрака.

— Пять побед над тобой подряд, Мия.

— Мнгх, — Мияко начала тихонько бормотать. — Почему ты всегда забираешь только хороших моих призраков? Ты же не стала тайно помечать мои фигурки, или что-то вроде, правда?

— О, я бы никогда так не сделала.

Точноооооо?

Растянув слово Мияко с подозрением посмотрела на Наюту, сидящий рядом Харуто улыбнулся. — Тебя просто слишком легко прочесть, Мияко. — вмешался в разговор он.

— Да. Ты сама всё выдаёшь. — кивнула Наюта.

— Всё?.. Мне казалось, я хорошо скрываю эмоции…

— Не будь такой глупой, Мия. Такого открытого человека как ты, в наши дни ещё поискать надо. — не переставая улыбаться заявила Наюта.

Мияко, впрочем, не могла поверить, что это правда, и её так легко прочесть. Она ведь, в конце концов, довольно давно кое-что «скрывает» от Наюты.

— Ладно. — сказал Харуто, складывая компьютер в сумку. — Я на той части истории, на которой можно и остановиться, давайте сыграем во что-нибудь.

— Ну, думаю я не против. Мне и без того слегка неловко от того, как я унизила Мию.

— В следующий раз я тебя сделаю, поняла?!

— Что-нибудь простенькое на троих игроков… Может, Любовное Письмо, или Слишком Много Золушек, а может Глубоководное Путешествие… Ты часто играешь в настольные игры, Мияко?

Мияко покачала головой. — Нет, только когда сюда прихожу с Ицуки или Наю. А, наверное, давно играешь, Фува?

— Не, на самом деле всего около двух лет назад начал. Раньше я только в Жизнь с семьёй поигрывал. А ролевые настолки с самого колледжа не водил.

— Ого, и правда недавно.

Харуто ответил грустно усмехнувшись. — Просто нас с Ицуки один из писателей-ветеранов пригласил поиграть в настолки, было очень весело. Поэтому мы купили для себя самые популярные, вроде Доминиона и Каркассона, всё время потом в них играли. Кстати, на самом деле процентов семьдесят настольных игр в этой квартире куплено мной.

— Правда?!

— Ага. — подтвердила Наюта. — Когда шлюхопринц заказывает настолки в интернете, он сразу указывает этот адрес доставки.

— Мы же всё равно в них играем, так проще. И перестань называть меня шлюхопринцем.

Харуто беззаботно улыбнулся.

— Почему бы нам не начать? Любовные письма всегда неплохо разгоняют… Так, только сначала выпивки принесу. Ты любишь фруктовое пиво?

Мияко кивнула, Харуто пошёл на кухню и достал бокалы, будто хозяин квартиры и вытащил бутылку Lindemans Framboise, и корневого пива, разлив их по бокалам. Помимо игр он закупал большую часть пива, сыра, ветчины и других снэков которые сейчас хранились в холодильнике. Наюта также начала заботиться о том, чтобы в квартире Ицуки хранилось несколько бутылок корневого пива её любимого бренда. Помимо этого, в холодильнике хранились ингредиенты и готовая еда приготовленная Чихиро, младшим братом Ицуки, а довершал картину отправленный фанатами на День Святого Валентина шоколад. Владельцу квартиры принадлежало очень мало.

Несколько глотков [корневого] пива, и партий в Любовные Письма, троица ощутила на себе мрачный взгляд.

— …Вы тут развлекаетесь, кажется…

Ицуки, уткнулся в работу над пятым томом Сестринской Битвы ещё до того, как троица к нему заявилась.

— Ага. Как продвигается?

— Не продвигается. — мрачно буркнул владелец квартиры в ответ Харуто, его глаза напоминали глаза мёртвой рыбы.

— Не выходит? Ну, не сдавайся.

— А у тебя с чего это время есть, Харуто?.. Твой следующий том в продажу поступает в следующем месяце, разве нет?

Тринадцатый том серии Шевалье Совершенного Мира по которой скоро также начнётся аниме-адаптация, окажется в продаже в следующем месяце, как и пятый том Сестринской Битвы.

— Ты про тринадцатый? Я рукопись два месяца назад сдал.

— Что за?!

— А?!

Такой ответ ошеломил не только Ицуки, но и Наюту.

— Ты, конечно, как-то говорил, что никогда дедлайны не пропускаешь… Но завершить том за три месяца до продаж? Да это неслыханная!..

— Точно! Кстати, насчёт быстрых завершений! Ты не только шлюхопринц, но ещё и скорострел! Тебя не спасти!

— Я ни то и ни другой. — поспешил ответить Харуто. — И почему это вас так сильно удивляет? У остальных издателей сдача рукописи за два или три месяца до продаж обязательное требование.

Эта фраза заставила Ицуки вздрогнуть.

— Сдавать за три месяца обязательно? Ты издеваешься?.. Их авторы что, умеют останавливать время, или как? Или у них в офисах есть особые комнаты, в которых время быстрее идёт?..

— Ага, кстати, об издателях, я слышал, что есть издательство, в которое манускрипты можно за неделю до релиза сдавать и они всё равно как-то умудрятся успеть вовремя. Вроде в ***** всегда так работают.

— Ого, а мне бы книгу завернули если бы я так сделал. Что за волшебство они используют?

— Не знаю, но тот издатель еженедельные журналы издаёт, у них всё налажено.

— Так там, наверное, безумная спешка.

Наюта вздохнула. — Ну, благодаря Супер Саянам, вроде тебя, обычные писатели с приземлённой скоростью кажутся ленивыми. Это обидно, знаешь ли.

— Лучше и не скажешь. — Ицуки поднялся, взял бокал для себя и устроился за котацу.

— А тебе можно отлынивать? — спросила Мияко.

— …Нуууу, надо же иногда сменить темп. — ответил Ицуки старательно не смотря Мияко в глаза.

— Так, найдём что-нибудь на четверых игроков? — предложил Харуто.

— Ага.

Ицуки кивнул и Харуто на секунду задумался.

— Посмотрим… Так, раз у тебя дефицит идей, может в Кошку и Шоколад сыграем? Вдруг поможет тебе что-то придумать?

— Слушай, только вот свысока на меня смотреть… а, чёрт с ним.

Наюта кивнула сама себе, а Ицуки вздохнул.

— Что это за игра?

Харуто взял одну из коробок с полки, рассказывая Мияко об игре. По своей сути Кошка и Шоколад — это игра в которой игроки придумывают как использовать предметы, которые им раздаются для разрешения ситуаций, в которых оказываются. Игра продаётся в нескольких вариациях, от случаев в заброшенном доме до школьной или офисной жизни.

Для этой партии был избран набор Цветущие Дни, «школьная» версия игры. В ней игроки решают задачки, вроде: «Закончились летние каникулы, а у вас не подготовлено домашнее задание», или «В школьной поездке вы отделились от своего класса». После этого игрок берёт несколько случайных карточек предметов и объясняет остальным как бы он их использовал чтобы выбраться. Если большинство остальных игроков сочтёт историю реалистичной, игрок получает очко.

Игрокам выдаётся по три карточки, но не всегда все три можно использовать в истории, количество карточек определяется случайно. Можно подумать, что чем больше предметов, тем легче можно будет разрешить проблему, но это, наоборот, зачастую становится вызовом, потому что приходится придумывать как разобраться с этим (зачастую) бесполезным хламом, лежащим на столе.

Несмотря на то, что эта игра скорей развлекательная, чем соревновательная, для авторов это подарок богов, он позволяет им «размять свои мышцы креативности», а не тратить время впустую. Вдобавок, другие писатели проявляют повышенные требования, поэтому партии зачастую превращаются в ужасающую битву разумов, как и черепаховый суп.

Харуто раздал игрокам по три карты. — Так, решаем кто будет играть первым. В правилах говорится: «Первым будет тот, кто больше всех насладился (или наслаждается) своей учебной жизнью». Ну и, эм, у кого из нас самая «нормальная» школьная жизнь?

— …Меня в школе унижали, пришлось её бросить.

— …Я присоединился к клубу и тот распался из-за сексуальной драмы.

— …Не то, чтобы мне нечем было похвастаться, но я почти ни с кем не общался.

Наюта, Харуто и Ицуки произнесли свои признания монотонными голосами. Мрачность заполнила квартиру. В ответ на эти неожиданно плохие воспоминания, Мияко, единственная студента в комнате, вяло подняла голову.

— Боже! Ладно, я неплохо провожу на учёбе время, понятно?!

— Замечательно, начнём с Мияко.

— С нетерпением жду как зрелая студентка распишет всё в мельчайших пикантных подробностях, Мия.

— Да, конечно. Как будто я такая. Так, мне нужно просто использовать эти предметы для решения школьных проблем?

Мияко потянулась к верхней карте стопки «события» в центре стола.

— Эм… «Террористы захватили школу». …Ого, и что мне с этим делать?

— А, это легкотня.

— Ага, тысячи путей чтобы с этим справиться.

— Везёт тебе, Мия.

Мияко посмотрела на остальную троицу с удивлением. — …Вы серьёзно, ребята? И что это за «школьная жизнь» такая?

— Эй, террористы постоянно школы захватывают. Это просто.

— Не в моём мире, нет…

На каждом событии стоит цифра от одного до трёх, эти цифры обозначают количество карты, которые нужно применить для разрешения события. На этом событии стояла цифра два, это означало что Мияко должна использовать две карты из своих трёх чтобы справиться с угрозой терроризму.

— Ммм… Ого, я правда не знаю, что мне делать…

Несколько минут она думала над рассказом, прежде чем наконец вытащить первую карту. На неё был изображён студент в спортивной форме.

— Для начала, я переоденусь в спортивную форму…

Потом она перевернула вторую карту, куча коробок для хранения.

— Потом я спрячусь за коробками, пока не подоспеет помощь… конец.

Она окинула остальных игроков взглядом, ожидая ответа.

— Спрячешься… Ну да, довольно обычные действия. — прокомментировал Ицуки.

— А для чего было переодеваться в спортивную форму?

— Н-ну, а что мне ещё делать? — Мияко возмутилась в ответ на вопрос Харуто. — Нужно было две карты использовать, вот я…

— Ладно, давай представим эту ситуацию. — сказала Наюта.

— Представим?

Пока Мияко прибывала в замешательстве, Наюта начала объяснять. — …Допустим ты в спортивной форме, Мия, внутри тёмного спортивного зала, скрываешься где-то в углу в деревянных коробках. На тебе обтягивающие спортивные шортики, которые обнажают твои длинные стройные ноги. Террорист заходит чтобы проверить, не спрятался ли кто. Он говорит: «Ого, сколько тут деревянных коробок». А потом… Ну, твой выход. Он проверяет коробки и находит тебя, Мия.

— Чего?!

— …Кстати да, любой бы проверил коробки. — заметил Ицуки. Харуто кивнул.

— И помни, я уже рассказала что в коробках оказалась смазливенькая студенточка, грудь которой почти разрывает спортивную маечку, а стройные ноги выставлены напоказ!

— …Любому террористу это бы понравилась. — равнодушно добавил Харуто.

— Понравилось бы?!

— А потом Мию бы вытащили из коробок и завалили на пол. «Ха-ха! Эта девчонка будет моей!», «Ге-хе-хе… Давненько я не развлекался, будет здорово!», «Оууу, Да-давайте только шортики на ней оставим!», «Ха, изврат…», ну а потом начинается сцена из любой хентайной манги.

— Зря ты решила спортивную форму надеть. — сказал Ицуки. — Может мы бы тебя выручили.

— Ууууу…

Казалось, что Мияко готова разрыдаться, представив, что с ней делают террористы. В конце концов, она получила безжалостное «нет» от своих противников, когда спросила смогла ли она решить проблему.

— Так, моя очередь.

— …«Ты случайно назвал учительницу «Мамой», и это супер неловко!»

— Ха-ха-ха! Да, вот это вляпался!

— Это похоже на конец твоей социальной жизни, если это случилось в старшей школе.

Харуто и Наюта засмеялись, когда услышали ситуацию, а взгляд Ицуки устремился куда-то вдаль.

— Моя мама умерла, когда я учился в средней школе, так что… может, если бы я увидел её в какой-нибудь учительнице, я бы действительно мог…

— Ой… Ну, это… прости.

— …Мне жаль.

Харуто и Наюта неловко отвели взгляды, Мияко не знала как ей реагировать.

Ицуки будто проснулся. — Ой, да не беспокойтесь об этом! Эммм, мне нужно использовать одну карту, и я использую эту!

Он разыграл карту показывавшую анатомическую модель человеческого тела, которые часто встречаются в кабинетах биологии.

— Я притворюсь что это шутка, вроде «Ого, а я на секунду подумал, что моя мама оказалась в школе, а это был скелет!» Ха-ха-ха! Бум!.. ну как?!

Несмотря на энтузиазм, с которым Ицуки преподнёс свою идею реакция была в лучшем случае неловкой.

— Ааа, да, здорово, ха-ха…

— Конечно это да, аха-ха… ха…

Все трое противников сказали этой истории «да», хотя атмосфера и оставалась непонятной.

— Ладно, я следующий. — Харуто перевернул карту события. — «У тебя жутко растрепались волосы», решить тремя картами, да?..

— Если бы у тебя был мой «гель для волос», проблемы бы не было, да? — Мияко показала одну из своих карт.

— Что же, так работает эта игра. Тебе никогда не попадается то, что действительно нужно. — усмехнулся Харуто, а несколько секунд спустя. — …Допустим, сделаю так.

Первым делом он вытащил ободок для волос.

— Я одену ободок.

— Ладно… Погоди, что? Разве этого недостаточно чтобы справиться с взлохмоченными волосами? — Мияко озадаченно посмотрела на Харуто.

— А теперь у нас… оризия.

— Рыба?!

— Ага, я беру аквариумную рыбку, ложу себе на голову и держу равновесие так, чтобы она не упала. И, в конце… вот, гитара. Если я буду играть на гитаре с рыбой на голове шагая по школе, никто ничего не скажет о моих волосах!

— Ну конечно не скажет! Люди подумают, что ты сошёл с ума!

— Да, но проблему с волосами я решил!

Харуто уверенно разрешил свой случай, прекрасно понимая странность способа. Он использовал и рыбу, и гитару, и вдобавок карту ободка, несмотря на то что ободка было бы достаточно. Поэтому, он слегка переборщил.

— Только вот… тебе нужно было пригладить волосы, потому что это вызвало бы социальную неловкость, правильно? Ты только усугубил проблему, не думаю, что это решение…

Мияко не была довольна, но, когда дошло до голосования, Наюта и Ицуки уверенно сказали «да».

— Так-то! — прикрикнул Харуто, поднимая в воздух кулак.

— Чего?! Разве это нормально?!

— Нууу, это было забавно, так что…

— Угууум. Представлять Шлюхопринца разгуливающим с рыбой на голове и играющим на гитаре было смешно, поэтому я проголосовала за.

Мияко бросила на этих двоих самый неоднозначный взгляд за время знакомства. Все голосования проводятся с точки зрения играющих, поэтому даже идеальное разрешение проблемы не всегда гарантирует его успех. Важно принимать во внимание личные предпочтения других игроков.

— Кажется, я последняя. — сказала Наюта. — Ммм… «Ты разбила окно». Решение тремя предметами.

Она посмотрела на карточки в руке, раздумывая над своими возможностями.

— Вот оно!

Наюта разом шлёпнула все три карты на стол. Ими оказались огнетушитель, гиря и скутер, озадачив Мияко и остальных тем, как она собирается всё объяснить.

— Для начала, я начну махать гирей чтобы разбить окна, которые ещё не были разбиты.

— А?..

Несмотря на озадаченный взгляд Ицуки, Наюта удовлетворённо улыбнулась и продолжила.

— …Бам, тресь, бздынь. Я слышу эту прекрасную мелодию разбивая все стёкла до единого. Учителя, разумеется, начинают выбегать чтобы остановить меня, но я укладываю их струёй огнетушителя, а потом затыкаю ударом гири.

— Эм, Н-Наю?..

Улыбка Наюты стала шире.

— Не выпуская из рук опустевший огнетушитель и окровавленную гирю я начинаю с жадностью сокрушать ими стены. Я бегу, набирая скорость, отбрасываю гирю, размахиваю огнетушителем в разные стороны чтобы разбить школу ещё сильнее. Ломайся, ломайся, ломайся, ломайся, ломайся, ломайся, ломайся, ломайся, ломайся к чертям!!! Ха-ха-ха! Нужно и всех, кто здесь есть зацепить! Они ничего не сделали чтобы мне помочь! Я всех ненавижу!!! Они должны сдохнуть!!!

— Канико, успокойся!

Ицуки отвесил Наюте щелбан, возвращая её в реальный мир.

— Ой… Ицуки? Прости… Кажется в моей голове щёлкнул какой-то странный переключатель, вроде того…

— А-ага…

Харуто и Мияко отпрянули, неожиданно увидев тёмную сторону Наюты.

— Ну, в общем, такое решение я бы предложила, создать большую проблему, чтобы скрыть начальную. Если вы согласны с моим решением, поднимите руку.

Ицуки поднял руку. Харуто и Мияко не стали, но Наюта была на седьмом небе от выбора Ицуки, она чуть не разрыдалась от радости.

— Ицуки!.. Я так рада что ты наконец меня понял!

— …Ну, вандализм — это не выход, но, порой выместить свою злость это единственное верное решение, так что…

— Ууууу, как же я обожаю тебя Ицуки! Только ты можешь меня спасти! Делай со мной что угодно! Растли уже меня!

— З-заткнись! И отвали от… А! Дура!

Отбиваясь от кинувшейся на него с объятьями Наюты, Ицуки поднялся.

— Ладно, смена темпа закончена. Мне нужно вернуться к работе.

— Ага, удачи тебе! — сказал Харуто начиная собирать карты в стопки.

Мияко снова потянула карту события, ей стало интересно что выпало бы ей, если бы они играли второй круг.

Событие: «Ты влюбилась в того же человека что и твоя лучшая подруга».

Сердце Мияко на мгновенье замерло.

— Что там, Мия?

— Н-ничего. — сказала она, торопливо замешав карту в стопку и карты Харуто.

Ты влюбилась в того же человека что и твоя лучшая подруга…

Какой предмет может решить такую задачку? Мияко понятия не имела.