Том 2    
Всё, во имя моих новелл

Всё, во имя моих новелл

На дворе был поздний март, Ицуки, стоял голышом перед зеркалом в ванной. Можно было подумать, что это потому, что он решил принять душ или отмокнуть в ванной, но это был не тот случай. Голый Ицуки зажал своего бойца между ног, изогнул тело будто Фриза в последней форме и бросал себе в зеркало соблазнительные взгляды, щебеча высоким голоском.

— Ох, братик… Сделаем это прямо сейчас… ♥

После этого он какое-то время смотрел в зеркало.

— …Не то…

Ицуки потряс головой. Потом, не переставая изгибаться он скрестил на груди руки, сдавливая ту мужскую грудь, которая у него есть.

— Ох, Братишка, я уже не ребёнок… ♥

Снова несколько секунд упорного глазения на своё отражение. А потом чертовски серьёзное выражение на лице.

— Нет, нет, нет. — пробормотал Ицуки.

Ицуки не был страннее чем обычно. Это было частью работы над манускриптом.

Он всё ещё пытается закончить Сестринскую Битву, пятый том и Хильда, героиня истории и младшая сестрёнка Сига, главного героя, признаётся ему в любви оставаясь в чём мать родила. Сиг, который до этого момента не воспринимал Хильду никак, кроме «дражайшей младшей сестры» теперь, должен увидеть в ней представительницу противоположного пола.

Это очень важная для сюжета сцена, куда серьёзнее даже чем «Сиг впервые ощущает страх смерти», с которой Ицуки всё-таки справился. Чёрный Рыцарь Сиг хладнокровный воин, которому неведома любовь (и похоть), перед ним всегда кружится множество красавиц, а сейчас он должен увидеть в своей собственной сестре… женщину. Очень значимый момент.

Если бы какая-нибудь миленькая, на вид, девушка призналась в своей любви, большинство молодых парней (включая Ицуки) это бы обескуражило. Но Сиг другое дело. Он остроумный, серьёзный мужчина и по сюжетным причинам эта сцена должна потрясти его до глубины души. Всякие неподготовленные любовные признания для этого не подойдут.

Как Ицуки должен был сделать эту сцену убедительной? Чтобы ответить на этот вопрос, он был обязан попробовать представить себе Хильду в реальности, что и привело к нынешнему положению дел.

— Брат… ты можешь делать с моим телом всё что тебе вздумается… ♥

…Нет. Хильда гораздо выше этого.

— Ох, братишка, мне так неловко… Не смотри на меня таким взглядом… ♥

…Это, конечно, мило, но нужно какое-то чувство, которое продемонстрирует силу Хильды, и это не скромность.

— Я просто хочу обвиться вокруг тебя всем телом, Братик… ♥

…Как-то это неправильно.

Ицуки продолжал стоять в позе Фризы, отчаянно выдумывая потенциально миленькие девичьи фразы и произнося их тоненьким голоском. И снова, в этом не было ничего безумного. Ицуки был предельно серьёзен.

Новеллистам приходится использовать себя в подобных целях при работе над определёнными элементами сюжета. Чтобы правильно описать упругость прекрасной женской груди авторам (мужской части), приходится трясти жирком на животе перед зеркалом, чтобы понять, как описать поцелуй, авторам (опять же, мужской их половине) приходится засасывать свои руки снова и снова. Порой они выкрикивают названия заклинаний или решающих приёмов описывая сцены действия, или начинают разговаривать тоненьким голоском, описывая сексуальные сцены.

Это совершенно обыденно и Ицуки был уверен, что все новеллисты по всему миру подобным занимаются. Пользуясь подобным способом, так или иначе, авторам удаётся описать как выглядит чья-нибудь груди или попа, или как чувствительны соски, или какими бывают жаркие поцелуи… Всё это им приходится изображать на себе.

Потому, поза Фризы для Ицуки не была чем-то необычным.

— Я хочу, чтобы ты стал у меня первым, братик… ♥ …Нет!

— Моя грудь так выросла… ♥ …Нет!

— Братик… Давай займёмся сексом… ♥ …Нет!

— Я хочу что-нибудь для тебя сделать, братишка… Нет!

— Братик… Знаешь, я же девушка… Нет!

— Наверное мне стоит сказать прямо… Я люблю тебя, братик!!!

Фриза распростёр руки, будто бросившись к старшему брату.

Чмооок…

В тот момент, когда Ицуки уже было собирался поцеловать своё отражение в зеркале, он увидел в уголке зеркала другого человека.

— КЬЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ!!!

Завопив скрывающимся голоском (по прежнему высоким, которым он изображал Хильду), парень повернулся и обнаружил что Наюта Кани стоит сзади, наведя на него свой смартфон.

— Т-ты что здесь оказалась?! — завопил тёмно-красный Ицуки рефлекторно прикрыв промежность правой рукой и грудь левой… Только несколько секунд спустя осознав, что сверху прикрывать нечего, парень опустил вниз и вторую руку и принял нормальное для человека положение.

Озадаченная Наюта ответила. — Мммм… Я позвонила в дверь, никто не ответил, но я услышала, как кто-то разговаривает очень тонким голосом и поэтому попыталась открыть дверь, которая оказалась не заперта. Я вошла, поняла, что голос исходит и ванной и когда зашла проверить что происходит, нашла тебя зажавшим членом между ног и верещащим тоненьким голоском абсолютно голым, и мне показалось, что записать видео будет отличной идеей.

— Стирай его сейчас же! И выметайся отсюда!

Вытолкав Наюту из ванной Ицуки быстро накинул трусы. Никогда ещё девушка не видела меня голым. Теперь нам придётся жениться… Так, нет, не будет этого никогда!

Выкинув из головы безумные мысли, Ицуки оделся и прошёл в комнату. Наюта устроилась за котацу, и парень подумал, что ему стоит объясниться.

— Эм… В общем. Слушай, Канико, то, что ты видела…

— А, не беспокойся. Ты просто пытался представить сцену для своей новеллы, да?

Это было совершенно естественно, и любой писатель отнёсся бы к подобному с пониманием, потому Наюте не требовалось дополнительных объяснений.

— Эм… Да. Просто представлял.

Ицуки стало легче. Хорошо, что его увидела Наюта. Если бы на её месте была Мияко или Чихиро, их отношения могли бы дать очень серьёзную трещину. Вздохнусв с облегчением парень сел с Наютой за один стол, отчего девушка неожиданно покраснела.

— Почему ты покраснела, Канико?

— Воспоминания о голом тебе меня будоражат.

— Ну так забудь всё сейчас же! И ты удалила видео?

Наюта помотала головой. — Не хочу.

— Удаляй! Если это всплывёт, моей общественной жизни конец!

— Об этом не беспокойся. Я собираюсь оставить его только для себя.

— Не смей! Я хочу, чтобы ты стёрла это с телефона и выкинула из головы, если можешь!

— А? Конечно, не могу!

— Ну просто видео сотри, тогда!

— Это таким тоном ты людей об услуге просишь?

— Гах… П-пожалуйста удали видео с телефона… Если тебе не сложно!..

Ицуки взмолился слёзным голосом.

— Хмммммм. — Наюта довольно замычала и надула губы. — Ладно, сделаешь кое-что в ответ?

— Да! Да, что угодно!

Девушка тихонько вздохнула.

— …Знаешь, не стоит тебе так пылко отвечать на подобные вопросы. Я могу и контроль над собой потерять.

— А… Да? Ну да, наверное…

Ицуки признал ошибку, хоть ему и не казалось, что он заслужил такого осуждения.

— …Так чего ты хочешь?

— Пожалуйста, разреши мне пожить здесь.

— А?!

Пока Ицуки застыл в негодовании, Наюта продолжила. — С сегодняшнего дня в моей ванной и кухне проводят ремонт. Я хочу, чтобы ты разрешил мне пожить здесь около двух недель.

— Д-две недели?! И как я могу на это согласиться?!

Наюта несколько раз у него ночевала, потому что пропускала последний поезд, или погода снаружи была слишком плохой. Но это было строго на одну ночь.

— Только у тебя я могу о таком попросить. — взмолилась Наюта, пододвинувшись к отпрянувшему Ицуки.

— П-почему бы тебе не пожить у какой-нибудь подруги?!

— Не много у меня подруг.

— Но они же есть, правда? Мияко, например?

— Авв, но Мия живёт с родителями. Я стану такой обузой если буду долго у неё жить…

— А мне ты не станешь обузой?!

— Ну, знаешь, мы всё равно скоро поженимся, так что…

— Не поженимся! …Постой, а что насчёт твоих родителей?!

— Они сказали, что поживут в отеле, пока идёт ремонт, хотели остаться вдвоём… Может в следующем году я обзаведусь младшей сестрёнкой.

— …Давай как-нибудь без грязных разговорчиков, ладно? — застонал Ицуки вспоминая свою собственную семью. — Я о том, не против ли твои родители? Ну, их дочь будет с каким-то парнем в одной комнате торчать несколько недель?

— А, да, не против. Я сказала, что поживу у своего парня и они согласились.

— Ну так иди жить со своим парнем!

— Да ладно, Ицуки. Я же про тебя говорила.

— Хватит таких заявлений! Постой… Ты сказала, что твои родители не против меня?!

— Угум.

— Не надо мне твоих «угум»!

— Я надеялась представить тебя им в ближайшее время.

— Ни за что!

Ицуки вздрогнул. Начало казаться будто Наюта медленно убирает все преграды на своём пути.

— Ну, на время об этом забудем, мне на самом деле прямо сейчас некуда пойти.

— А комнату в отеле ты снять не можешь, как твои мама и папа?

— С тобой? В отеле? Так даже лучше!

— Дура! Я говорил, чтобы ты себе в каком-нибудь отеле комнату подыскала.

— Целых две недели жить в отеле огромных денег стоит, разве нет?

— Да ладно, ты можешь позволить себе остановиться там на две неделе! Чёрт, да если ты просто попросишь парней в редактуре, они тебе запросто комнату подготовят.

В данный момент Наюта Кани одна из самых прибыльных авторов издательства. Новые книги серии Пейзажей настолько прибыльны, что изменяют числа прибыли компании за финансовые периоды на порядок. Если она согласится запереться в комнате и сконцентрироваться на работе, редакторы без вопросов предоставят ей комнату в отеле за счёт компании.

— Да, но, если отель будет оплачивать издательство, мне придётся безвылазно работать, разве нет?

— Наверное, нет? Они же не будут следить за тобой круглые сутки. А ты сможешь потом сказать что-нибудь вроде «Я пыталась работать, но что-то пошло не так».

— О, вот как… Как-то это подло, тебе не кажется? Да и жить в отеле одна я не хочу. Это скучно.

— Ну тогда просто займи место в круглосуточном манга-кафе, или… Нет, ладно, проводить там много ночей подряд девушке не самая лучшая идея, да…

— Аввв! Ты так ко мне добр и так заботишься! Я тебя люблю!

— Заткнись… Мне правда, кажется, что тебе лучше попросить комнату в издательстве. Если тебе будет скучно просто захвати побольше книг и игр с собой.

— Гааах! — Наюта начала терять терпение. — Слушай, я просто ищу причину остаться у тебя в квартире! Пойми ты уже!

— А я понял! Поэтому я и ищу причину чтобы тебе отказать!

— …И ты сказал, что сделаешь всё, о чём я тебя попрошу, кстати. — надула щёки Наюта.

— Мммм…. — пусть это было и в порыве эмоций, Ицуки действительно так сказал. Это заставило его замешаться.

— Ты хоть понимаешь, что я могла бы сказать вместо этого «пожалуйста женись на мне», правда? — А я, вместо этого просто пытаюсь немного с тобой пожить. Видишь? Мне кажется, это не худший для тебя вариант, Ицуки?

— …Мммммм…

— К тому же, кто сказал, что я останусь у тебя просто так?

— Чего?..

Наюта улыбнулась, увидев озадаченный взгляд Ицуки.

— Если разрешишь мне остаться, сможешь делать со мной всё что хочешь. Можешь принять со мной ванну, если хочешь или зайти пока я хожу в туалет, или делать со мной всякие грязные штучки, пока я сплю! Всё что хочешь, я буду жить с тобой в необрезанной режиссёрской версии без цензуры! Меня не волнует, чего ты хочешь, я буду подчиняться всем твоим приказам. Например, я возьму твой член и…

ЛАДНО! Только две недели, так? Оставайся просто так, больше мне ничго не нужно!

— Нет, не просто так. Я останусь чтобы ты мог делать со мной всякие грязные…

ПРОСТО ТАК! — почти в отчаянье завопил Ицуки, прерывая тараторящую Наюту. — Остаёшься просто так! Мне ничего от тебя не нужно!

Пока не нужно, добавил парень про себя.

— Ах, не нужно так явно меня отвергать… — Наюта была немного разочарована, но вскоре улыбка снова появилась на её лице. — Хе-хе-хе! Наконец я переезжаю к своему парню…

— Ты не «переезжаешь»! Ты остаёшься на время!

Ицуки знал, что опровергать слова Наюты нет никакого смысла, но всё равно краснея выкрикнул ответ.