Том 1    
Глава 10. Любовь


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
id422650713
1 мес.
Мне показалось или его сестра это и есть та бесноватая баба?
waifugeleon
1 мес.
Не показалось, надо же как то двигать было сюжет, пришлось автору и сестру завалить, иначе рояль сам не поедет)
id422650713
1 мес.
waifugeleon, что характерно, его онее-тян просто идеально вписалась в этот всратый мир феминизма и идиотизма) дочитал с трудом первый том и что-то совсем мне разонравился этот исекай про единственного пацана с яйцами, в мире деграднутом до уровня амёб) конечно интересно было взглянуть на совершенно другой концепт исекая, но всё же уж слишком этот исекай нелепый... После того как дочитал перерождение в слизь и ушёл в депрессию в ожидании новых глав аптеки в другом мире, надеялся что хоть это произведение меня так же зацепит как перерождение тян в качестве главной злодейки (хотя там тоже хватало проблем) но видимо это не моё. Уже третий тайтл дропаю по причине бесячих персонажей и раздражающего поведения до определённого момента "лучших тян"... Может посоветуете более качественную исекай помойку, желательно с главным героем мужикомю и желательно перерождённого в мужика?) boku no piko не предлагать... Кори в доме тоже...
waifugeleon
1 мес.
Спасибо, было интересно. Надеюсь продолжите и дальше поддерживать проект)
keystar
3 мес.
Огромное спасибо за перевод столь интригующего ранобэ, очень надеюсь, что второй том выйдет как можно быстрее
ashen____one
4 мес.
Спасибо большое за перевод! Надеюсь на забросите интересный проект)
calm_one
4 мес.
Как по мне, и тот, и этот перевод сравнительно неплохи. Но обоим не хватает корректора.
Самое явное, что бросается в глаза - пунктуация.
"Зола отхлебнула чай, из лучших запасов нашего дома. — Фуууу. Дешёвые чайные листья не подходят для моего вкуса. — пробормотала она."
calm_one
4 мес.
Перевод 1-го тома есть здесь.
Перевод 2-го - на Рулейте.
lis
4 мес.
учитывая, как медленно там идёт перевод, тут переведут быстрее заново. а так - больше переводов, хороших и лучших.
yozhik
4 мес.
Здесь перевод с лицензионного анлейта, так что он совершенно другой.На рулейте 5 томов и 6-ой (с японского) в процессе.Тут уже вопрос вкуса, кому какой перевод больше по душе придётся.
дурилка картонная
4 мес.
на рулете перевод вебки, это печатная версия с офангла.

Глава 10. Любовь

Мари дрожала, уставившись на серую Броню, стоявшую посреди арены.

Откуда взялась эта штука? Я не помню такого сильного персонажа в игре. Я-я ничего о нём не знаю!

Одной ногой серая Броня стояла на упавшем бронекостюме, однако, когда её обладатель поднял ногу, судьи бросились вытаскивать Джилка. Его жизни ничего не угрожало, но он лишился сознания.

Кайл казался удивлённым:

— Вы точно идёте? Эти четверо даже сделать ему ничего не смогли.

Джулиус выпустил руки Мари из своих рук, отправившись к белому роботу:

— Мы даже не думали, что он может оказаться таким сильным. Но, всё же, над моей Бронёй работали лучшие техники королевства. Не бойся, Мари.

Она неловко улыбнулась принцу.

Все так говорили перед выходом на арену, а потом им начистили лица! Ты тоже бесполезный. Ты так лажал в каждом бою, что мне пришлось скинуть прохождение на брата.

Мысли Мари обратились к предыдущей жизни, став отдушиной, в которой она могла уйти от реальности, происходившей здесь и сейчас.

Это всё мой брат виноват! Этот придурок написал маме о путешествии, а потом откинулся! После этого я лишилась семьи. Даже когда я вышла замуж, мне не помогали… Ни когда я планировала свадьбу, ни когда муж от меня сбежал! Во всём виноват брат! А этот Леон очень на него похож!

Джулиус скинул жакет, оказавшись в плотно облегающем тело костюме. Обычная одежда мешала пилотированию, поэтому подобные костюмы облегали каждый изгиб тела.

Выглядит чертовски глупо. В игре было сексуально, потому что рельеф мускул обнажался, а в реале смотрится хреново. Лучше бы они носили куртки и штаны, как этот недодвойник моего братца.

Джулиус забрался в Броню, глаза шлема загорелись. Два глаза, которых недоставало другим бронекостюмам, делали машину Джулиуса ещё больше похожей на робота.

Кайл уставился на Броню:

— Как же я завидую. Хотелось бы мне пилотировать такой же.

Мари покачала головой:

— Ты не рыцарь, тебе нельзя. К тому же, эльфы не могут их пилотировать.

— Не узнаю пока не попробую. К тому же, я всего лишь полуэльф, у меня есть все шансы.

— Нет, — уверенно повторила девушка. — Для тебя даже Брони не бы…

Она оборвалась на полуслове, когда осознала.

Секундочку… я думала люди, и полулюди не могут иметь детей? Как он может быть ПОЛУэльфом? А, не важно, это всего лишь игра. Сомневаюсь, что в этом есть какой-то глубокий смысл.

Джулиус бросил взгляд на девушку из своей Брони:

—Мари, я пошёл.

Мари пыталась подобрать правильные слова. Что бы там сказала протагонистка…

— Хорошо, я буду молиться за твою победу, Джулиус.

— Спасибо, я это ценю!

Мари повторила строчку протагонистки, нацепив маску идеальной женщины перед своими любовными интересами.

Гах, как же это сложно. Подражать этой невинной, претенциозной и безмозглой протагонистке всё время.

После перерождения в этом мире Мари приложила немало усилий, чтобы захватить место протагонистки. Она выжидала в местах, в которых должны происходить игровые события, и прогоняла настоящую протагонистку. Оказавшись одна на месте события, она копировала фразы ггини и её поведение, чтобы влюбить в себя парней, довольно простая задача, поскольку их предпочтения и характеры были ей известны.

Потому же она смогла быстро разобраться и с Анжеликой. Точнее, должна была разобраться, если бы не неожиданное препятствие.

Надо сделать что-то с этим мобом. Секундочку, а что произойдёт, если мы потерпим поражение в дуэли? В игре это был бы чёрный экран.

Её жизнь поставлена на карту. Ей отчаянно нужна победа Джулиуса.

Всё не может так закончиться. Я хочу насладиться этим миром подольше. Я хочу влюбить в себя больше мужчин и прожить лёгкую жизнь. В своей прошлой жизни я страдала. Я не проиграю этому тупому мобу, только не когда счастье наконец у меня в руках!

***

Белый бронекостюм приземлился на арене, поблёскивая в солнечном свете. Чуть позже в игре появятся улучшенные версии, но сейчас это сильнейшая Броня, которую может предложить королевство.

Впрочем, до сильнейшей ей очень далеко, подумал я, но принцу я этого говорить не буду.

— Я не мог даже представить, что мне придётся с тобой столкнуться. Должен похвалить тебя за то, что ты зашёл так далеко, — высокомерно заявил Джулиус.

Толпа болела за него, молясь, чтобы он выиграл. Какие-то придурки, наверное, поставили все свои деньги на эту победу. К их печали, победителем выйду я. Их молитвам не суждено быть услышанными.

И от этого я радуюсь всё больше.

Я понимаю, что я слабак. В эту дуэль я ввязался по двум причинам: первая — Арроганз, а вторая — потому что принц и его друзья ещё первогодки. Сейчас они дети, они только начали своё путешествие. Эта пятёрка станет гораздо сильнее, а сейчас у них ни боевых навыков, ни опыта.

Если я хочу хорошенько надрать им задницы, это самый подходящий момент.

— Сложно собой гордиться, когда побеждаешь кучку мелких сошек, — свысока бросил я, но принц на это не клюнул. Он взял в левую руку щит, а в правую меч. На его спине две пушки с револьверными цилиндрами, которые могут стрелять с плеч. У него довольно роскошный бронекостюм, подходящий представителю королевской семьи.

Этому человеку суждено стать партнёром протагонистки. Довольно странно противостоять ему, готовому к битве. Мне даже стало интересно, понимает ли он, что должен сейчас защищать не Мари.

— Ваше Высочество, позвольте задать вопрос.

— Хорошо, отвечу на него, если смогу.

— Что вы думаете об ученице-стипендиатке… Оливии?

Принц почти никак не отреагировал. Я даже услышал замешательство в его голосе:

— Её зовут Оливия? Я слышал учится она усердно. А что насчёт неё?

— Да ничего особенного, — я поднял лопату. Слегка абсурдно использовать инструмент как оружие. Может, всё-таки переключиться на меч? Но я все сражения провёл с ней в руках, наверное, можно и проверенным оружием обойтись.

Когда судья выходил в центр арены, он бросил на меня многозначительный взгляд, словно пытаясь сказать: «Ты же понимаешь, что делаешь?»

«Он пытается дать мне понять, что я не должен ранить принца?» - подумал я.

Судья поднял руку и махнул:

— Начали!

Но и я, и принц остались на местах. Он лишь поднял перед собой щит.

Люксион был недоволен:

— Он видел все наши сражения и позволяет нам сделать первый ход? Как безнадёжно. Разница в силе очевидна. Его Броня сделала лучше остальных, но это всё, что можно о ней сказать.

— Думаю, тогда начнём мы.

Я напал, ударив лопатой в щит. Принц отразил мою атаку и нанёс удар мечом в правой руке. Я встретил его древком лопаты, полетели искры.

— Это ещё не всё! — взревел принц. Он перешёл в нападение, нанося удары щитом и мечом.

Я парировал и отступал. Толпа одобрительно кричала, видимо им казалось, что принц одерживает надо мной верх.

— А ставки свои они проигрывать не хотят, да? — фыркнул я.

— Представляю, как им нравится не слышать больше вашего злорадства. В конце концов вам так нравится читать нравоучения своим противникам. Может аудитория сочла вас «чертовски» раздражающим, как вы выражаетесь? — предположил Люксион.

— Ты не помогаешь! — бросил я. — Ой!

Я уклонился от наполненного яростью удара принца в самый распоследний момент, скользнув по земле.

Принц ловко переключился на движение, словно катясь ко мне с занесённым мечом. Я перехватил удар лопатой.

— Я не проиграю. Я не могу проиграть! Только не когда она молится за мою победу! — его клинок засиял ярче, словно резонируя с эмоциями. Синее пламя зажглось за его спиной, и его натиск стал мощнее, а Броня заметно красивее.

— Должен признать, довольно драматичный вид, — сказал Люксион.

— Когда так говоришь ты, на комплимент не похоже, — сухо ответил я. — В общем, не важно, хватит сдерживаться.

Я заблокировал каждый удар его меча. Очевидно, что пилотирует броню он лучше меня.

— Поразительно, Ваше Высочество. Вы сражаетесь гораздо лучше, чем четверо ваших друзей. А может они просто сдерживались, потому что надеялись, что победу одержу я… Знаешь, не могу не задуматься о том, что им будет гораздо легче, когда ты уйдёшь с дороги. Когда станет одним человеком меньше, каждый из них сможет больше времени проводить с Мари!

— Хватит этой чуши! Ты ничего о нас не знаешь! — синее пламя загорелось сильнее. Принц выжимал из своего бронекостюма всё, на что он способен, надеясь превзойти разрыв в силе между нашей Бронёй.

Надо бы понять, насколько он серьёзен.

— Вы правы. Я ничего не знаю, но и оставить всё как есть я не могу.

Я бросил взгляд в сторону Оливии и Анжелики на трибуне, наблюдавших за моим боем. Оливия сложила руки, словно молилась за меня, у Анжелики был измученный вид. Должно быть, ей не хочется смотреть на нашу с принцем схватку. Может она боится, что я могу его ранить?

— Слушай, Твоё Величество, — заговорил я, отбивая его атаки. — Что значит любить кого-то по-настоящему? Я просто не понимаю, просвети меня.

— Конечно же ты не знаешь. Никто из вас не знает. Вот почему она перешла мне дорогу. Если бы она хоть раз влюбилась по-настоящему, она бы никогда не бросила эту перчатку! Если бы она любила меня на самом деле, она бы просто отошла в сторону!

Не то, чтобы у меня есть право возмущаться, но разве не то же самое можно сказать и о принце?

— Ты про Анжелику? — спросил я. — Ну, я уверен, что она действительно тебя любит.

— Вовсе нет.

— А?

Пламя на его спине разгорелось с новой силой, его скорость увеличилась. Его движения были гораздо быстрее чем у остальных, да и удары он наносил точнее.

— То, что она чувствует, нельзя назвать любовью! Она даже не пыталась понять моих чувств. Она ничем не отличается от других девушек во дворце! Она вынуждает меня принять роль принца, а я никогда не желал быть рождённым в королевской семье! Никого во дворце не волнует какой я на самом деле!

Ну конечно их не волнует. Он кронпринц, наследник королевства. Я мог бы это ему сказать, но Принц Джулиус явно не любит роль, которая досталась ему от рождения.

— Мари единственная женщина, которая поняла мои истинные чувства, — продолжил он.

Выходит, Мари влюбила его в себя, потому что вела себя с ним не так, как все. В игре принц покорился нежной и понимающей простолюдинке Оливии. Но из-за того, что эта женщина переродилась всё пошло кувырком. Самовлюблённая дворянка Мари обвела этих пятерых ублюдков вокруг пальца, а они и рады плясать под её дудочку.

— Ты ведёшь себя так дерзко, потому что ты такой же, как они, — бросил принц. — Твои слова ничего не стоят. Ты такой важный только потому что добрался до мощного бронекостюма. Тебя даже рыцарем назвать нельзя! Для тебя это шутки? Скажи мне, каково это, пользоваться силой, чтобы втаптывать других людей в грязь? Каково это, смотреть свысока на тех, кто слабее?!

— Вот это неожиданность! — гаркнул я.

— Что?!

Я поднял ногу, намереваясь его ударить, но он заблокировал удар щитом. По инерции он покатился назад, но взвёл на плечо пушки и выстрелил. Я даже не стал блокировать эти выстрелы. Их мощи не было достаточно, даже чтобы тряхнуть Аррганза, и уж тем более поцарапать его.

— Какое непередаваемое ощущение! — хохотнул я. — После того как ты и твои друзья смотрели на меня свысока и пытались запугать своим авторитетом, чертовски свежо слышать от тебя мои собственные мысли. Признаю, довольно грустно понимать, что у твоих друзей не нашлось что сказать в свою защиту. Впрочем, выглядели они жалко, когда после бахвальства проиграли так легко. Позволь сказать мне одну вещь, пока я в настроении. — не унимался я. — Может я и высокомерен, как ты сказал, но побить-то меня ты действительно не можешь. Как тебе такое ощущение, ммм? Как тебе, когда кто-то смотрит на тебя свысока, а тебе нечем ответить, Ваше Высочество?!

— Ублюдооооок!

Чёрт, а я начинаю привыкать к чтению нотаций врагам, которых втаптываю в грязь.

Эти ребята вели себя со мной так самоуверенно. Так что особых сожалений я не испытываю.

— Поскольку ему нечем вам ворзразить, для него всё кончено, — хорошо, что голос Люксиона (как и все наши с ним разговоры), не слышен за пределами кабины. — Должно быть, от осознания, что он на грани поражения, он лишился дара речи. А ещё, хозяин, среди человеческих существ вы самый настоящий мусор. Я впечатлён.

Принц ударил левой рукой, пытаясь оглушить меня щитом. Из руки его бронекостюма повалил дым, словно она достигла своего предела. Щит покорёжился так сильно, что принца пошатнуло в сторону. Несколько пальцев загнулись под странными углами. Использовать эту руку он больше не сможет.

— О, — сказал я, словно только об этом вспомнив. — И ещё одна вещь. Конечно, я не понимаю твоих чувств, придурок! Да и как бы я их понял? Ты и сам даже не пытался понять чувств Анже…

— Заткниииись!

Он махнул мечом, я поднял лопату, наши орудия сошлись в клинче. Роботы столкнулись лицом к лицу, из-за веса и размеров преимущество было за мной.

— И что это за нытьё на свой королевский род? Тебя хоть раз пытались продать старой карге? Хоть раз ты склонял перед кем-нибудь голову, умоляя, чтобы на тебе женились? Тебе хоть раз говорили в лицо, как ненавидят подобных тебе деревенщин и что ожидают в подарок любовника? Вот это жалко! Почему бы тебе хоть раз не испытать, то чувство, когда ты встаёшь на колено перед женщиной, а она готова выйти за любого, кроме тебя?!

Я заметил, что множество парней из зрителей понимает мои чувства. Кто-то кивал, кто-то украдкой вытирал слёзы.

Можете быть спокойны… Я накажу этого безмозглого богатея. Вот увидите!

— И? Что с того?! — завопил Принц Джулиус. — Ты, хотя бы свободен! Тебе просто нужно подыскать хорошую девушку!

Его ответ так сильно вывел меня из себя, что я несколько раз его ударил. Каждый удар заставлял его рычать, мой кулак мял его Броню.

— Свободен?! «Подыскать хорошую девушку»?! — мне хотелось расхохотаться ему в лицо. — Думаешь я… да нет, все мы, свободны?! Как у тебя, богатого, избалованного мальчишки язык повернулся такое сказать! Тебе не приходилось бояться за свою невинность! Не приходилось лететь в маленькой лодочке по небу, каждую секунду опасаясь за свою жизнь! У тебя была роскошная невеста, готовая простить тебя за шашни с другой женщиной. Какой ещё чушью ты можешь мне возразить, кроме: «Я никогда об этом не просил»? Ты жил чёртовой роскошной жизнью! Ну давай, есть у тебя оправдания получше?!

— Для меня это не шутка!

— Так даже хуже! — прорычал я.

Мари — дочь виконта. Он мог бы сделать её своей наложницей, или даже любовницей.

Ну, то есть, такой вариант возможен, правда же? Не знаю, как это работает, но у него не было причин так обходиться с Анжеликой!

К тому же, этот парень должен в будущем возглавить королевство! Его друзья унаследуют титулы своих отцов и тоже получат немало власти. Если они будут лебезить перед одной и той же женщиной, это принесёт только проблемы.

Я со всей силы взмахнул лопатой, выбив из его руки меч, а потом схватил руки его бронекостюма и сдавливал их, пока они наконец не опустились.

Принц отпрыгнул и принялся расстреливать меня из своих пушек. Я уклонился от каждого выстрела, дождавшись, пока у него не кончатся патроны. Его выстрелы ограничены, много времени — это занять не должно, но…

— Аааа… ну хватит! Игры кончились. Человек, перед которым ты должен держать ответ вон там, слышишь меня? Я указал большим пальцем на трибуну, на которой стояли Анжелика и Оливия.

Анжелика следила за боем с грустью в глазах. Она наклонилась, словно ожидая, что принц что-нибудь ей скажет. Она заботится о нём. Нет, она его любит. Вся эта дуэль была назначена лишь для того, чтобы Мари держалась от него подальше.

Но даже не способный больше драться принц бросил:

— Ещё нет.

— Что?

— Ничего ещё не кончено. Лучше я умру, чем потеряю Мари! Я не приму поражения что бы ни случилось. Если тебе придётся меня убить, сделай это! Это дуэль! Я запрещаю прекращать её, пока один из нас не падёт замертво!

Запретил другим людям вмешиваться, да?

Дерзкий сопляк. Только что вопил, что не хочет быть членом королевской семьи, а сейчас вовсю давит своим авторитетом и раздаёт приказы. Какой жуткий лицемер. Он тычет пальцем, если видит, как кто-то другой себя так ведёт, но не замечает бревна в своём глазу.

Настоящая заноза в заднице.

— Ладно, наверное, придётся продолжать, пока я тебя не сломаю, — пробормотал я.

— Разговор мог пройти и лучше, — сказал Люксион. — Впрочем, в последней фразе было зафиксировано больше отвращения, чем за весь прошедший день. Должен отдать вам должное.

Ну конечно! Что-то подобное я уже проходил. Не просто так я на принца орал.

***

Обе руки бронекостюма Джулиуса были сломаны, но он всё равно пытался бить Леона.

Отчаянье принца было очевидно Анжелике. Леон на голову его превосходил, но Его Величество никак не хотел отступать. Она вцепилась в перила, слёзы катились по её щекам.

— Вы правда испытываете к ней такие сильные чувства, да, Ваше Высочество? Вы её любите, — наконец она начала оставлять надежду, что её чувства когда-нибудь его достигнут, и начала вытирать слёзы.

Точно. Наверное, я должна отойти. Если он этого желает, то так нужно.

Её взгляд переместился на другую сторону стадиона. Мари стояла бледная, как лист бумаги. Анжелика гневно смотрела на девушку.

Но тебя я всё равно не приму. Кого бы он не выбрал, тебя с ним быть не должно. Ты лишь ему помешаешь. Я этого не допущу.

Пусть она и была готова отказаться от принца, Анжелика всё равно была намерена разлучить его с Мари. Это в его собственных интересах. Она не могла позволить девушке, у которой есть любовник и четверо других парней, сесть на королевский трон. Всего за семестр эта сирена околдовала пятерых высших лордов. Анжелика не сомневалась, что она попытается заманить ещё больше мужчин в свои сети.

Если женщина, вроде Мари, станет королевой, войны неизбежны. Дворец не станет закрывать глаза на происходящее.

С каждым оторванным куском Брони Джулиуса, Мари бледнела всё сильнее.

Анжелика фыркнула, увидев ужас девушки. Не важно, что со мной случится, тебя я утяну за собой. Я не позволю тебе окрутить принца.

Её сердце болело от того, что приходится отрывать от принца человека, которого он полюбил, но Анжелика решила сделать всё необходимое, чтобы их разлучить.

— Вы ошибаетесь, Принц Джулиус! — неожиданно крикнула стоявшая рядом Оливия. — Может вы и любите Мари, но мисс Анжелика любит вас! Ей больно смотреть на эту дуэль, но она не отворачивается! Пожалуйста, не говорите, что он вас не любит!

Покраснев, Анжелика попыталась её оборвать:

— Э-эй, хватит.

Она потянулась к плечу Оливии, пытаясь спрятать девушку за своей спиной, но Оливия вырвалась.

Голос Оливии ворвался на арену, очаровательный, и пленяющий. Все зрители, как учителя, так и ученики повернули головы в её сторону.

— Почему вы отрицаете её чувства? Хотите сказать, что раз эта любовь не взаимна, это не любовь?

— Хватит, отойди, — сорвалась Анжелика. — Оливия, я сказала перестань!

— Нет, я буду говорить! — настояла Оливия. — Мисс Анжелика вас любит, Принц Джулиус! Не важно, принимаете вы её чувства или нет, пожалуйста не отрицайте их существования!

***

Крик Оливии был таким громким, что достиг даже Мари, стоявшей на другом конце стадиона.

Как же меня бесят тупые добрячки, вроде неё. У тебя мозгов нет? Нельзя назвать любовью безответные чувства! Хочется что-нибудь в неё бросить.

Но слова Оливии, обошедшие всю арену, похоже вызвали отклик у зрителей. Мари скривилась от отвращения. Оливия пытается бросить ей в лицо, что она протагонистка этой истории? В конце концов, это Оливию должны были поддерживать эти красивые, наделённые властью и богатством мужчины. Несмотря на то, что Мари удалось украсть место главной героини, Оливия одной своей харизмой смогла обратить на себя внимание.

И что с того? Она здесь держится, только потому что её поддерживает выскочивший из ниоткуда моб. За меня заступятся все любовные интересы. Очевидно, что это гораздо лучше, чем её пародия на персонажа. Его единственное достоинство, это абсурдная сила, которую он заполучил.

Неожиданно, Оливия посмотрела прямо на Мари… испуганным взглядом. Словно она только что увидела настоящую Мари сквозь маску, которую девушка так тщательно себе подбирала. Словно теперь Оливия грозила забрать назад всё, что Мари украла.

Мари отпрянула.

— Это всё, что ты можешь сказать, женщина? — голос у Джулиуса не дрогнул. В словах, доносившихся из Брони, слышалась неподдельная злость. — Думаешь можно назвать любовью чувства, которые пытаешься навязать человеку, который на них не отвечает? Анжелика видит во мне только кронпринца, это, по-твоему, любовь? Я нашёл женщину, которая видит меня таким, какой я есть, которая меня понимает. Вот что такое любовь! Анжелика, почему ты даже не пыталась меня понять? Не смей подходить ко мне снова!

Его слова вернули Мари уверенность.

Точно. Я сделала всё верно. Это они поступали неправильно. И вообще, что протагонистка забыла на стороне злодейки? В игре они были готовы вцепиться друг другу в горло. Приступайте уже!

— Итак, — переводя дыхание сказал Джулиус. — Вернёмся к нашей дуэли. Я всё сказал. Она не окончится, пока один из нас не падёт замертво. Сейчас я готов принять любой исход, каким бы он ни был. А ты?

Серая Броня стояла, пока доносились слова, с лопатой на плече.

Джулиус — кронпринц. Если ты дворянин, пойми уже это. Хочешь убить будущего монарха королевства? Тебе остаётся только поражение признать!

— Ты только сейчас подготовился, то есть, раньше ты готов не был? Теперь, когда ты на грани поражения, которого боишься, ты нашёл в себе силы? Ты так надо мной издеваешься? Дуэль — это само определение смертельного поединка! Вы, пятеро кусков говна, живы, только потому что академия запрещает убивать людей на ринге намеренно. Иначе я бы с вами не церемонился. Ты даже этого не понял? — Леон издевательски усмехнулся. — Чёрт, надо было против пятерых разом выходить. Не потратил бы столько времени впустую. Я напрягся, потому что вы были так уверены в себе, но вы гораздо слабее, чем я мог себе представить. Имейте совесть! А то я теперь выгляжу, как задира, который слабых обижает.

Да что с ним не так? Он, как мой старший брат, цепляется за мелкие недостатки людей и начинает их за это тыкать. Ненавижу!

— Только теперь, когда твоя Броня разваливается и ты можешь потерять всё, ты подготовился к худшему? — не унимался Леон. — Должен признать, ты упорен, раз пытаешься использовать свою жизнь, чтобы прикрыться от поражения. Очевидно же, что ты надеешься заставить меня отступить и сдаться. Какое разочарование. Даже я не могу убить принца. Может поражение признать тогда? Ну, у меня для тебя хорошая новость. Ты победишь, только потому что ты принц. Ты всё причитаешь, что не хотел рождаться в королевской семье, но сполна пользуешься привилегией, которая обеспечит тебе победу. Отдаю тебе должное!

Все зрители подумали одно и то же: «Этот парень полнейшая сволочь».

— Ну давай, скажи это, — произнёс Леон так, чтобы все его услышали, — «Проиграйте мне, уважаемый Леон. Я не хочу, чтобы меня разлучали с моей ненаглядной Мари, позвольте мне выиграть! Умоляю! Я никогда не думал, что могу проиграть на самом деле». Давай, умоляй меня сдаться. Умоляй простить за твоё высокомерие. А, подожди, ты же принц. Почему бы тебе просто не отдать мне приказ?

— Я бы никогда такого не сделал! — крикнул Джулиус. — Это святость дуэли. Этикет предполагает, что мы должны сражаться друг с другом в полную силу.

— Мммм? Хочешь, чтобы я сдался, но не даже не попросишь меня об этом? А ты хитёр, Высочество. Я нарушу святость дуэли, если сдамся, чтобы тебя не убить. А у тебя против меня нет ни единого шанса. Может ты уже заготовил какую-нибудь пылкую речь, чтобы убедить меня в обратном? Не, я вами пятерыми сыт по горло, всё что я слышал, звучит как чушь. Как бы там ни было, я впечатлён, что вы так свято верите в свою смехотворную бессмыслицу.

Леон продолжал поносить принца, а среди зрителей росло недовольство. Женщины, и даже некоторые парни кричали:

— Принц Джулиус, прикончите его!

«Он просто отвратителен, - подумала Мари. - Такие как он не должны существовать ни в одном мире».

***

Я тихонько выдохнул.

— Впечатляет, что вы выговорили такую речь на одном дыхании — похоже, Люксион пытался сказать мне насколько я скотина. — Вас охватило, как у людей называется эта концепция, воодушевление?

— Ну да, я разговорился. Просто этим пятерым стоит получше к себе присмотреться. Эти парни станут движущей силой королевства в будущем.

Лично для меня (да и для страны тоже) всё кончится плохо, если они останутся такими, какие они есть сейчас. Нужно вбить в них хоть немного понимания, насколько они сейчас тугие и о том, что всегда найдётся человек, который лучше тебя. А ещё их нужно приструнить. Как могла одна-единственная женщина обвести их вокруг своего мелкого мартышечьего пальца? Смех один.

— Так вы лишь играли роль злодея? — скептично спросил Люксион. — Казалось, вы наслаждаетесь каждой секундой.

— Ну, да, не без этого. Отлично повеселился. Не могу сказать, что когда-нибудь мне не захочется повторить.

Я позволил поддерживавшим принца зрителям осыпать меня оскорблениями, приближаясь к принцу. Мне не важно. Я остановил его, когда он попытался ударить меня поломанным кулаком.

— Принц Джулиус, я не собираюсь отступать.

— Отпусти меня! Пусти-и-и! Ты отребье, слизняк, в котором нет ни капли чести! Пусть я не могу тебя побить, сдаваться я не собираюсь!

Он крутился, пытаясь вырваться из хватки моей брони, но Арроганз легко удерживал его на месте. Рад, что преимущество в весе за мной.

— Давай поговорим серьёзно, всего минутку, — серьёзно сказал я. — Ты правда думаешь, что тебя ждёт счастье, если всё останется как есть?

— О-о чём ты говоришь?!

Он унизил свою (бывшую) невесту и заявил об искренних чувствах женщине, у которой куча любовников. И этот человек станет нашим королём? Да ладно! Все в академии так упиваются любовными историями, что не видят реальности. А может, просто пытаются от неё сбежать.

Мари просто обязана запустить целую цепочку неприятностей в будущем. Поскольку у неё пять мужчин, как определять отцовство? Кто-то неизбежно усомнится в легальности ребёнка, которого она родит, и это приведёт к политическим последствиям. Что принц будет делать тогда? Придёт ли он в себя и сделает ли другую женщину своей партнёршей, чтобы она родила ему наследника?

К тому же есть и иная проблема: пусть на словах Джулиус принц, ему требуется поддержка авторитета, чтобы его слова хоть что-то значили. В первую очередь поддержка требуется от кабинета министров и крупных дворян, региональных лордов. Если никто не будет признавать его власти, он ничего не сможет предпринять. Королям и без того непросто поддерживать баланс сил между политическими фракциями, а он всё усугубляет из-за своей беспечности.

Самую большую поддержку принцу оказывал Герцог Редгрэйв. Отец Анжелики.

А этот придурок сделал его своим врагом.

В игре Джулиус сошёлся с протагонисткой, ставшей святой. Но Мари не святая, она всего лишь девушка, реинкарнировавшая в другом мире, а значит персонаж массовки, как и я. Конечно, она может крупно налажать. Если честно, она уже всё порушила. Я просто пытаюсь хоть немного что-то исправить.

Хотелось бы мне спросить напрямую, не моя ли это тупая младшая сестра.

— Любовь? — сказал я Джулиусу. — Чудесное чувство, конечно. Понимаю, ты одержим. Похоже настолько, что можешь добровольно отказаться от претензий на трон, чтобы быть с ней.

— Гах!..

Принц Джулиус не дурак. Он должен был это понимать… А, ну конечно. Он выбрал Мари, понимая, что это означает для его будущего.

Стоп. Разве это не делает его ещё большим идиотом?

Я нахмурился:

— Похоже, этот крик означал, что я прав. Ты собирался отречься от престола, да?

— Посмеёшься надо мной и назовёшь глупцом? Но это показывает, насколько я её ценю! Мне не нужно положение. Пока она со мной, мне больше ничего не нужно.

— А я уверен, что только твоё положение ей от тебя и нужно. Сомневаюсь, что она бы посмотрела в твою сторону, не будь ты кронпринцем.

Если принц лишится всего, статуса, престижа, богатства, Мари он станет не нужен. Нет, конечно, она может продолжать с ним встречаться, потому что он красавчик, но выйти за него она даже не подумает.

— Это не правда! — крикнул Принц Джулиус. — Мари останется со мной, чтобы ни случилось. Мне нужна только она!

Какая жуткая женщина, даже приличного парня заставила твердить одно и то же, как попугая.

Она правда смогла настолько затуманить ему рассудок, просто повторяя диалоги главной героини? Для этого у самой Мари должен иметься какой-никакой талант. Впрочем, я ни за что не поверю, что она любит принца. Если бы она его хоть сколько-нибудь любила, не встречалась бы с пятерыми одновременно.

— Рад за тебя. Но ты всё равно проиграешь, так что придётся тебе перестать с ней встречаться.

Я выпустил его из хватки и нанёс тяжёлый удар лопатой. Белый бронекостюм принца затрещал от удара и упал на землю.

— Анализ завершён, — доложил Люксион. — Безопасность пилота гарантирована.

— Сдерживаться сложно. Ну, теперь всё будет конечно.

Отбросив лопату, я прижал ладонь правой руки к груди бронекостюма принца. Броневая пластина моей руки начала расширяться, излучая белый свет.

— Импульс, — произнёс Люксион, и мобильный бронекостюм принца рассыпался в пыль.

С зрительских мест раздались вскрики, но, когда пыль от удара развеялась, стало видно, что тело принца лежит нетронутым среди обломков. Я взял лопату с земли и закинул её на плечо.

На арене наступила тишина.

Я бросил взгляд на судью, который тут же бросился вызывать медицинскую бригаду, даже не объявив победителя. Разумеется, безопасность принца Джулиуса для них в приоритете.

Когда стало ясно, что он едва-едва лишился сознания, судья вздохнул с облегчением и объявил:

— Победитель Леон фон Бартфорт! Победителем дуэли объявляется Анжелика рафа Редгрэйв. Согласно установленным условиям…

Он перешёл к зачитыванию обязательств проигравшей стороны и объявил окончание дуэли.

Синие листочки, ставки на победу принца, полетели в воздух, зрители яростно мне кричали.

— Верни нам наши деньги!

— Какой стыд! Это была ненастоящая дуэль!

— Верни их! Верни деньги!

Я наслаждался поднявшейся какофонией ненависти. Арроганз сделал круг почёта, чтобы я мог увидеть лица тех, кто мне кричал. Они были сокрушены, впрочем, в толпе я видел и людей, засовывавших красные листы поглубже в карманы, доказательство того, что они ставили на мою победу.

— Тщательней выбирайте на кого ставить! — прикрикнул я, подстёгивая проигравших.

Вскоре в меня полетел мелкий мусор. Прищёлкнув языком, я полетел к краю арены, где меня ждали Оливия и Анжелика. Когда я вылез из Арроганза, Броня скользнула в ящик. Ящик собрался и взмыл в небо.

— Ты же её подберёшь, правда? — спросил я Люксиона.

— Разумеется.

Я принял из рук Оливии жакет и просунул руки в рукава.

— Ну как вам, дамы? Я победил.

Анжелика была встревожена. Нечему удивляться. Это её ненаглядного принца я избивал. Её тревога понятна.

— Да. Думаю, я должна сказать «спасибо», — сказала она, не выражая ни капли благодарности. Её лицо было бледным, кажется её беспокоило только состояние принца.

Я решил, что сейчас не время для шуток. Поэтому уверенно сказал:

— Я его не ранил, даю слово. Он всего лишь лишился сознания.

И кстати, если что-то с ним случилось, это вина Люксиона, не моя.

Оливия тоже была встревожена. Кажется, её беспокоили окружающие, она ощущала опасность, исходящую от других студентов.

— Ммм, а вы уверены, что так было нужно? На нас так смотрят…

Большинство студентов испепеляли меня взглядом. Кто-то меня проклинал, кто-то всхлипывал.

— Как мне теперь быть?! Это были все мои деньги!

— Пожалуйста, верни мне мои деньги! Я влез в долги. Я занял, чтобы сделать ставку!

— Всё было подстроено! Мы не примем твоей победы!

Детки дворян ничего не знают о жестокости мира. Я скормил им горькую, но нужную пилюлю. Только идиот будет делать ставку, не задумываясь о том, что может её лишиться, каковы бы ни были его шансы на победу.

Эти глупцы делали свои ставки, потому что считали, что я проиграю… Ну, не важно. Я побил пятерых подонков, победа за мной. Сейчас важно только это.

— Пусть смотрят, — громко сказал я, — если кто-то проигрался, это их вина. Пусть думают, что я преподал им ценный урок: не играть в азартные игры.

Анжелика протяжно вздохнула:

— Легко тебе говорить. Ты знал, что победишь… Ты же поэтому поставил на себя такую кучу денег? Всё же, из-за меня тебе пришлось непросто. Спасибо. Награду можем обсудить позже. А сейчас я хочу повидаться с принцем.

Мы с Оливией пошли к раздевалке, а она побежала в другую сторону.

Голос Оливии указывал на то, что она в задумчивости, когда она спросила:

— Леон, почему вы наговорили им так много грубостей? Разве не лучше было промолчать?

Естественно, она понимала, что я мог бы справиться и без этого. Наверное, она должна была во мне разочароваться. Так почему… она продолжает вести себя со мной так мило? Не припомню, чтобы сделал что-то, чтобы заслужить такое обращение. Может протагонистка просто слишком отзывчивая и добросердечная? Или я просто единственный её настоящий друг в академии?

— Я хотел, чтобы вся их ненависть была направлена на меня, — сказал я. — И всё прошло так, как я и планировал.

Она озадаченно свела брови:

— Правда? Но, эм, разве вам не будет теперь сложнее найти невесту? Все вокруг очень сильно на вас разозлились.

— Конечно, только теперь об этом можно не беспокоиться. После этой дуэли меня бы исключили в любом случае.

— А? — посмотрела она на меня с опустившейся челюстью.

Чёрт, как можно быть такой красоткой от природы. Даже с таким глупым выражением на лице она остаётся очень милой.

***

В палате находились только Анжелика и Джулиус. Принца всего лишь оглушило, он не был ранен, поэтому медсёстры и доктор, прочитав атмосферу, оставили их наедине.

Анжелика плакала, смотря на принца. Он сидел в кровати, с опущенной головой, погружённый в результаты дуэли. Девушка знала, что он не принял такого исхода.

— Я очень рада, что вы в порядке, — сказала она.

Принц поднял на неё лишённый эмоций взгляд:

— Можешь прекратить этот спектакль. Твой представитель загнал меня в угол на этой дуэли.

Анжелика притихла. Конечно, он винил её во всём, что произошло.

— Ваше Высочество, — наконец сказала она, — позвольте мне спросить… почему меня вам было недостаточно? Я… Я работала над собой ради вас всё это время.

Она вложила немало сил, чтобы стать женщиной, достойной кронпринца. Она гордилась усилиями, которые приложила. Дома, с утра до самого вечера она посвящала время усердной учёбе, зная, что однажды она станет королевой: уроки этикета, культуры, искусств и политики. Она старалась стать идеальной невестой.

Её разозлило, что Мари так сильно сблизилась с принцем, не прилагая практически никаких усилий. Анжелика приносила себя в жертву так усердно и долго, с того самого времени как осознала себя. Но вдруг из ниоткуда появилась Мари, и принц просто прогнал Анжелику.

Джулиус сухо усмехнулся:

— Ради меня? Тебя интересовало только моё положение кронпринца.

— Вы ошибаетесь! Я делала это всё ради вас, Принц Джулиус!

— Нет, это ты ошибаешься! Ты никогда меня не замечала, и я могу это доказать. Можешь назвать моё любимое блюдо?

— Да, конечно! Это суп, — сказала Анжелика, добавляя особенности блюда, но принц в ответ лишь нахмурился.

— Это не моя любимая еда.

Анжелика была поражена.

— Больше всего мне полюбился шашлык, который я ел, когда ускользал из дворца. А ты вечно твердила, что еда простолюдинов мне не подходит, поэтому я никогда тебе не говорил. Я представил, как ты скривишься, если я расскажу.

Он никогда не мог быть с ней честен до конца! Анжелика вытерла слёзы:

— Я бы никогда! Если бы только вы сказали раньше…

— Мари поняла меня и без слов. Увидела, когда мы с ней впервые прогуливались и подозвала к продуктовой тележке.

Слёз Анжелики становилось всё больше, они начали падать на пол с подбородка. То есть, она знала то, чего я понять не смогла? Хоть и провела с ним столько времени?

Джулиус выглядел виноватым, но не извинился:

— Я знаю, что проявил неуважение к тебе и твоему роду, но я не могу влюбиться в кого-то, кроме Мари.

Анжелика всхлипнула:

— Я не возражаю. Если бы только вы позволили мне остаться рядом, Ваше Вы… Джулиус.

Он покачал головой:

— Я не могу тебя любить.

Вот как обстояли дела. Анжелике осталось лишь смириться с поражением и поклониться. Она развернулась, чтобы уйти.

— Ваше Высочество, я прошу прощения за то, что всё так вышло. Больше я не перекинусь с вами и словом. Только… буду молиться, чтобы вы были счастливы.

Выйдя из палаты, девушка не знала, почудился ли ей голос принца:

— Слишком поздно. Хотелось бы, чтобы мы поговорили вот так раньше.