Том 1    
Глава 11. Дураки


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
keystar
1 д.
Огромное спасибо за перевод столь интригующего ранобэ, очень надеюсь, что второй том выйдет как можно быстрее
ashen____one
29 д.
Спасибо большое за перевод! Надеюсь на забросите интересный проект)
calm_one
1 мес.
Как по мне, и тот, и этот перевод сравнительно неплохи. Но обоим не хватает корректора.
Самое явное, что бросается в глаза - пунктуация.
"Зола отхлебнула чай, из лучших запасов нашего дома. — Фуууу. Дешёвые чайные листья не подходят для моего вкуса. — пробормотала она."
calm_one
1 мес.
Перевод 1-го тома есть здесь.
Перевод 2-го - на Рулейте.
lis
1 мес.
учитывая, как медленно там идёт перевод, тут переведут быстрее заново. а так - больше переводов, хороших и лучших.
yozhik
1 мес.
Здесь перевод с лицензионного анлейта, так что он совершенно другой.На рулейте 5 томов и 6-ой (с японского) в процессе.Тут уже вопрос вкуса, кому какой перевод больше по душе придётся.
дурилка картонная
1 мес.
на рулете перевод вебки, это печатная версия с офангла.

Глава 11. Дураки

В каком бы мире ты ни родился, найдутся мужчины, которые готовы отдать всё ради любви женщины.

В мире отоме-игры такими мужчинами оказались принц и его друзья. Они должны были признаться в любви протагонистке, будущей Святой. Их усилия должны были быть постепенными, чтобы все окружающие их приняли, и они могли жениться, не задумываясь о последствиях.

Но одна дура решила поторопить события, совершенно потеряв из вида, что «важен путь, а не место назначения».

Вся эта романтическая чепуха сработала в игре, потому что героиней была, ну, знаете, Оливия. Попытка пройти её путём изменила весь мир. Может было бы гораздо лучше, если Мари просто была чуть честнее в своей погоне за любовными интересами.

Фух, слишком глубокие мысли для игры с такой легкомысленной историей.

Я воспользовался началом летнего перерыва, чтобы навестить дом Анжелики, поместье герцога Винса рафа Редгрэйва, влиятельного человека, чьи чёрные волосы уже припорошила седина. Он был немолодым, высоким и мускулистым, а взгляд его — невероятно пронзительным.

Рядом с ним, за спинкой его кресла стоял старший брат Анжелики, Гилберт рафа Редгрэйв. Блондин с голубыми глазами, лицо которого в его двадцать с небольшим лет было копией отцовского.

Оба пристально смотрели на меня.

— Ваше положение я понял, — сказал Герцог. — Итак, вы просите меня смягчить углы?

Выпрямившись, я кивнул, готовый рухнуть перед ним на колени, если потребуется.

— У меня нет никаких связей во дворце. Я ничем не смогу отплатить, но я подготовил платиновые монеты, чтобы подкрепить свою просьбу.

Я заработал на ставках небольшое состояние. Собрав его, я предложил герцогу деньги.

— Защитите меня, — произнёс я. — Как видите, деньги у меня есть!

Жалкая картина? Да ладно вам, если у меня есть возможность откупиться от казни, чёрта с два я её упущу.

Гилберт собирался что-то сказать, но герцог жестом указал ему молчать.

— Я признаю, что для неожиданно прославившегося барона вы собрали впечатляющую сумму. Чтобы потянуть за политические ниточки действительно нужны средства, к тому же вы выступили защитником моей дочери в дуэли. В этот раз я протяну вам руку помощи, но я не смогу прикрывать вас и дальше. Вы не мой вассал, вы даже не являетесь союзником нашего политического объединения. Конечно, вы потакали безрассудству моей дочери, но это также означает, что вы сунули свой нос в наши дела по собственной воле.

Незаметно я сжал кулаки. Я всего лишь студент, серьёзной опасности я избежал, и разговор идёт в позитивном русле. Моя жизнь не кончена!

— Да, я это понимаю. Я лишь прошу вас о милости, и о том, чтобы на мой род не пала ответственность за мои действия.

Герцог положил руки на свой стол.

— Вы уже потеряли право давать слово чести. Готовы ли вы лишиться своего статуса?

Может меня и простили бы, если бы я просто побил своих противников, но ещё я унижал их, чтобы сломить дух. Такую дуэль благородной не назовёшь.

— Я отрекусь от рыцарского звания и титула барона, — пообещал я. — Хоть я формально ещё не являюсь ни тем, ни другим, права настаивать на получении этих титулов у меня нет.

Я отдал огромные деньги, звание и титул в надежде, что королевство просто закроет на случившееся глаза. Небольшая цена, учитывая, что я надрал задницу кронпринцу в дуэли. Впрочем, есть и плюсы, больше мне не придётся тратить время на поиск невесты-дворянки.

Гилберт посмотрел на меня и сказал:

— Чего вы добивались? С такой силой, вы могли бы просто забыть о дуэли и сделать себе имя. За одно поколение вы могли бы дослужиться до звания виконта, если бы посвятили себя этому делу. Зачем было лишаться такой возможности?

Для начала, мне хотелось набить морды всем любовным интересам. А ещё избежать адских поисков невесты. Да много всего… Впрочем, назвать я не могу ни одну причину. Озарило меня на месте.

— Я не мог стоять в стороне, пока эта женщина обводила принца вокруг пальца. Думаю, можно сказать, что я сделал это ради блага королевства. Кто-то должен был.

Герцог Редгрэйв добродушно усмехнулся:

— Знаете, это даже слишком благородно, если вы говорите правду. Если бы принц просто крутил интрижку, это было бы простительно, но его серьёзность может вылиться в проблемы для всех нас. Дворец и уважаемые лорды в панике. К тому же, дом Редгрэйв официально аннулировал помолвку между Анжеликой и принцем. Он не заслуживает моей дочери. Вам не кажется?

Да ладно. А теперь он меня проверяет.

Впечатлять этого человека мне необязательно. Если моя жизнь вне опасности, и меня лишат дворянских обязательств, вроде поиска достойного партнёра, я буду доволен. Впрочем, выбить дерьмо из принца и его приятелей было неплохим бонусом.

Эх, всё, чего я хочу, уже почти в моих руках.

— У меня нет права обсуждать отношения вашей дочери и принца. Я лишь надеюсь, что во время обучения в академии он многому научится и станет королём, которым мы могли бы гордиться.

Герцог почесал подбородок:

— Очень хорошо. Помимо прочего, у меня есть к вам просьба.

— Какая?

— Она касается моей дочери. Это происшествие оставило на ней отпечаток. Я не хочу видеть, как она горюет. Я надеялся отправить её в отдалённое баронство, чтобы она могла собраться с силами. Но в текущих обстоятельствах, мы слишком заняты, чтобы подготовить подобное путешествие.

Вассалы и союзники герцога разбираются с последствиями дуэли. Последовательницы Анжелики снова попытаются к ней обратиться. В ближайшие дни наверняка их родители и опекуны прибудут с извинениями. Дети этих людей предали Анжелику, однако натянутые отношения с Домом Редгрэйв поставят их под удар. Всё лето герцог будет занят обменом любезностями, и, наверное, он хочет отослать Анжелику куда-нибудь, чтобы она не виделась с этими людьми.

— Ваше поместье идеально подойдёт. Возьмите её с собой, когда отправитесь обратно. Я пошлю с ней несколько слуг, которые обеспечат её нужды, — сказал герцог.

— О, эм… разумеется!

Он отправит со мной свою дочь? А что, так можно?

Впрочем, такой расчётливый человек, как я, ни за что и пальцем не тронет дочь герцога. Жутко представить, что со мной случится если он даже заподозрит наличие подобной мысли в моей голове. Я решил разыграть невозмутимость. Это всего лишь путешествие! Он просто мне доверился!

— Ценю вашу готовность, — сказал он. — Можете идти.

— Спасибо. За сим я откланяюсь.

Как только я покинул кабинет герцога, наконец смог вздохнуть спокойно.

Мои дни в академии сочтены. Непередаваемое чувство. Если я о чём и сожалел, так это о том, что не обучился искусству чаепитий у своего сэнсэя. Он успел злостно отчитать меня за варварское поведение в дуэли, но всё равно напоил вкусным чаем.

— Это единственная вещь, которая меня беспокоит, — тихонько пробормотал я.

Ну, если честно, есть ещё пара мелочей. На ум пришли Даниэль и Рэймонд. А ещё интересно, как поживает Люкл. Да и вкусности из школьного кафетерия я не все попробовал.

Чёрт. Чем больше думаю, тем больше мне начинает казаться, что я отлично проводил в академии время.

***

После ухода Леона, Гилберт посмотрел на отца:

— Что думаешь?

Герцог усмехнулся:

— Всё как ты сказал. Если бы он был умным парнем, который думает только о себе, то помалкивал бы и наблюдал со стороны. В конце концов, среди молодёжи сплошные эгоисты.

Они перевели взгляды на гору платиновых монет, оставленных Леоном.

— Он заработал огромные деньги, — сказал Гилберт.

— Ему так сильно хотелось вразумить принца, что он отбросил честь и свой дворянский статус. Поразительная решимость. Этот подхалим Джилк в сравнении с ним — полнейшее разочарование. Это он должен был наорать на принца вместо этого паренька. К тому же, проблема академии с прошлых лет никуда не делась. Слишком многие детишки ленятся и не представляют каково это, жить в реальном мире.

В академии создаётся уникальная среда. Правила академии гласят, что со всеми её студентами нужно обращаться, как с равными, ради обучения каждого нового поколения дворян. Разумеется, это невозможно. Реальность неизбежно проникает в стены заведения. Но атмосфера академии воодушевляет студентов забывать о том, как на их действия отреагирует реальный мир. Прецеденты, вроде дуэли между Анжеликой и Мари, случаются, потому что студенты слишком упиваются своим собственным положением в этой закрытой среде.

В стенах академии дуэль вызвала всего лишь небольшой переполох, но, вернувшись в свои дома на лето, студенты столкнутся с жестокой реальностью. Последовательницы Анжелики узнают, что такое отворачиваться от дочери герцога, а вместе с ней и от всего её рода.

— Впрочем, — снова заговорил Гилберт, — мне кажется, он мог бы уладить этот вопрос и по-другому?

— Тебе кажется? А, по-моему, он всё сделал восхитительно. Конечно, Анжи сделала глупость, вызвав этих пятерых дурней на дуэль, но парня, который вступился за неё, когда никто другой этого не сделал, иначе как поразительным не назовёшь. Таким должен быть рыцарь. Если судить по этому случаю, конечно.

— Ты что-то задумал?

Герцог ухмыльнулся:

— Он защитил честь моей дочери. Разумеется, я к нему присматриваюсь. К тому же, будет полезно, если найдётся рыцарь, на которого ты можешь положиться в будущем, а Дому Редгрэйв не помешает надёжный человек на службе. Этот случай показал на кого из наших союзников уже нельзя положиться.

Они посмотрели в открытое окно. Небесный корабль около семисот метров длиной покинул территорию поместья. Гилберт с самого начала счёл это судно интересным, потому что никогда подобных воздушных кораблей он не встречал. Он был впечатлён узнав, что это Затерянный предмет, который Леон получил, покорив подземелье.

В королевстве Холфорт авантюристы очень уважаемы. Тысячи людей надеются совершить то, что уже совершил Леон.

— Человек, способный победить пятерых уважаемых лордов подряд по-своему поразителен, но как далеко ты хочешь продвинуть его в наши ряды? — спросил Гилберт. — Мне подготовить ему помолвку с девушкой из дружественного нам дома?

Герцог приложил руку к подбородку:

— Идея неплохая, но слишком поспешная. Узнав о нашем предложении, любой сообразительный лорд тут же попробует переманить его на свою сторону. В общем, я отправляюсь во дворец, исправлять это небольшое недоразумение. Присмотри за нашими землями, пока меня нет.

***

Полностью укомплектованный корабль, почти цилиндрической формы, который Люксион создал, он назвал «Палтнер». Он управляется несколькими роботами, которых Люксион пересобрал из уничтоженных мной по пути к нему круглых дроидов. Даже сферические, предназначенные для боя безногие роботы справлялись с управлением небесным кораблём.

Ветерок был приятным, и я ступил на палубу «Палтнера». Люксион парил за мной в своём компактном, похожем на шар теле.

— Вы не собираетесь их проведать? — спросил он.

Он говорил о Оливии и Анжелике, обе девушки отправились на летние каникулы со мной. Они были пассажирками этого корабля. Слуги присматривали за Анжеликой, по прежнему находившейся в подавленном настроении.

— И что я должен им сказать? Если они ожидают от меня воодушевляющей чуши, то я их разочарую.

— Никто ничего от вас не ожидает, поверьте.

Я бросил взгляд на Люксиона:

— Ты меня ненавидишь?

— Я вовсе вас не ненавижу. Но и не люблю.

Если бы он не был таким полезным, я бы поймал его и выкинул за борт. Я вздохнул:

— Честно говоря, я не знаю, что сказать Анжелике. С ней совсем недавно помолвку разорвали. Хуже того: её разговор с принцем прошёл отвратительно.

После дуэли она лично говорила с Его Высочеством, но разговор не задался. Из-за исхода дуэли, принц и Мари разорвали отношения. Впрочем, люди поговаривают, что чем больше препятствий встречает любовь, тем сильнее это её распаляет. И, конечно, Его Высочество объявил, что будет продолжать любить Мари и желать ей счастья независимо от обстоятельств.

А ещё он добавил что-то странное про свою невинность. Интересно, он правда такой уж невинный, как заявляет. Так, стоп, нет. Я ничего не хочу знать о том, чем он занимался или не занимался раньше.

Разве это не самая главная проблема? Он кронпринц. У королевства будут неприятности, если он не оставит после себя наследника, а в игре Джулиус был единственным упоминавшимся принцем. Если у него не будет детей, наследников не останется!

— Не-е-е. В это вмешиваться я не буду, — решил я. — Всё равно никакими словами такую проблему не решить.

— Вы освежающе ужасны для человеческого существа.

***

Девушки сидели вдвоём в личной каюте корабля. Оливия была обеспокоена состоянием Анжелики, потому что та была разбита, и решила поехать на летний отдых вместе с ней.

— Это почти смешно, — сказала Анжелика. — Мои чувства его не достигли. Я разделила его с Мари и всё равно проиграла. Наверное, я дура. Я никчёмна как женщина.

— Вы не делали ничего плохого, мисс Анжелика.

— Возможно, — Анжелика пожала плечами. — Если не считать сокрушительного поражения в схватке с девушкой, уводящей моего жениха. Это жалко, разве нет? Наверное, вот что значит выиграть сражение, но проиграть войну. В конце концов, это всё было бесполезно. К тому же, из-за своего эгоизма я втянула Леона.

Оливия опустила взгляд:

— Мне не кажется, что вы должны себя за это винить. Конечно, мне остаётся только говорить. Настоящую помощь вам оказал только Леон. Но он сказал мне, что с нетерпением ждёт своего исключения.

Анжелика вытерла несколько горячих слёз:

— Я даже не выразила ему благодарности за свою защиту, а сразу бросилась к принцу. Я должна была сказать ему больше. Нет, правда, я безнадёжна. Я даже не понимала, насколько решительно он настроен…

Оливия нежно погладила рыдающую Анжелику по спине.

***

Я стоял у двери, слушая их разговор.

— Сердце разрывается. Впрочем, не знаю, есть ли у меня сердце. Но вы должны были что-то ощутить, услышав такие слова.

От фразы Люксиона кольнуло сердце.

— Жаль, что они неправильно меня поняли, — сказал я.

Конечно, я довёл себя до исключения, но я искренне хотел избавиться от мучительных поисков невест. Даже не думал, что девушкам будет казаться, будто я обрекаю себя на какую-то ужасную судьбу. Дуэль прошла ровно в тот момент, когда мне нужно было избавиться от накопившегося раздражения. Я не вкладывал в свои поступки потаённый смысл.

— Что теперь будете делать? — спросил Люксион.

— Раз я ушёл из школы, попрошу отца за мной присмотреть. У меня личный остров, я могу стать его вассалом и жить мирной жизнью.

Кажется, Люксион был настроен скептично:

— Вы действительно думаете, что всё пройдёт так гладко?

— Да, а почему нет? Я ввязался в драку с кронпринцем. Потом извинился и отвалил кучу денег. Убивать меня не станут, — тут я задумался. — Не станут же меня убивать, правда? Чёрт, может нужно больше беспокоиться? Может сбежать, пока есть возможность?

— Я не это имел в виду.

Я почти загрустил от того, что время учёбы закончилось. Закончилось оно не так, как я предполагал, но, по крайней мере, я приложил для этого все усилия.

Точно, я старался. Этого хватит. Остальное могу предоставить Оливии, Анжелике и пяти любовным интересам.

***

Мари было приказано остаться в академии, несмотря на наступление летних каникул, и дождаться посланника, который должен объявить, что с ней будет дальше. Принц Джулиус, Джилк, Брад, Крис и Грег, разумеется, остались вместе с ней.

Когда явился чиновник, он огласил указ дворца.

— Постойте? — Мари была озадачена. — Хотите сказать, они лишены наследства? Все они?

Все пять любовных интересов, включая Принца Джулиуса?

Посланник ответил деловым тоном:

— Именно. Принц Джулиус больше не кронпринц, с этого дня за ним остаётся только титул принца. Остальные четверо лишены наследства своими родами. Помолвка кронпринца… простите, принца, с миледи Анжеликой была аннулирована. Леди, обручённые с остальными молодыми лордами, также отправили им послания.

Четверо молодых людей получили по письму, слегка пав духом. Их помолвки были официально отозваны.

Мари пыталась протестовать:

— Это из-за проигрыша в дуэли? Слишком жестокое наказание!

Всё же, все любовные интересы были на удивление спокойны.

Грег улыбнулся, сказав:

— Всё хорошо, Мари. Мы были к этому готовы.

— Что?

Крис выступил вперёд:

— Вообще-то я давно просил отказаться от моей помолвки. Родители и бывшая невеста пытались меня отговорить, но, похоже, после этой дуэли их терпение лопнуло. Теперь помолвка официально расторгнута, и я этим не разочарован. Наконец я могу посвятить всё своё время вам, Мари.

Похоже все другие парни (не считая Джулиуса) давно планировали расторгнуть помолвки, не посвятив в эти планы Мари. Теперь они не наследники. К тому же, принц Джулиус лишился своего статуса, а значит больше не может унаследовать трон. Джилку сообщили, что его ждёт рыцарский статус и титул безземельного барона после обучения, а значит он не сможет занять официальный пост во дворце. Также было и со всеми остальными. К тому же парни больше не могут рассчитывать на финансовую поддержку со стороны своих семей.

Джулиус был единственным исключением. Как член королевской семьи, он по-прежнему представляет для королевства ценность. Возможно, теперь его используют, как пешку для политического брака с могущественными дворянами.

Джулиус склонил голову:

— Я не могу быть с вами, Мари, но буду всегда молиться о вашем счастье.

У Мари кружилась голова. Как досадно, что она была харизматична, поскольку научилась помыкать людьми ещё в прошлой жизни, когда была красавицей. Если бы она просто подражала протагонистке, ни один из этих идиотов не влюбился бы в неё так крепко, и до такого бы не дошло!

Грег улыбнулся принцу, словно пытаясь его успокоить:

— Не бойся, мы защитим её и от твоего имени тоже. К тому же, будет невесело, если мы останемся проигравшими навечно. Нужно заняться исследованиями подземелий и вызвать этого грязного ублюдка Леона на бой снова. Может найдём такой же, как у него, затерянный предмет.

Крис усмехнулся:

— А ты прав. Неплохо звучит.

Брад словно скинул с себя непосильную ношу:

— Просто четверо ребят с баронскими титулами, да? Ну, ничего, мы справимся.

— Ваше Высочество, мне очень жаль, — лишь Джилк был по-настоящему разочарован. — Этого бы ни случилось, если бы я смог его остановить.

Джулиус покачал головой и грустно улыбнулся:

— Не нужно передо мной извиняться. Я могу жить спокойно, зная, что вы, ребята, присмотрите за Мари.

Кайл закинул руки за голову и улыбнулся Мари:

— Похоже, мы с этим справимся. Вам не о чём переживать, госпожа.

На мгновенье Мари словно почернела от ярости.

— Да… — сказала она слабым голосом, — думаю вы правы.

Да вы надо мной издеваетесь! Вы все головами ударились?! Как можно отпустить свои сокровища и статус так просто?! Разве все вы теперь не обычные безработные? Как вы собираетесь выживать?! Станете авантюристами? Только через мой труп! Я что-нибудь придумаю. Этим всё не кончится…

Вид улыбавшихся друг другу парней был ей отвратителен. Неужели только она понимает всю сложность положения?

Чиновник, доставивший послания, был удовлетворён своим визитом:

— Я удаляюсь. Прошу прощения.

Посланник — это хотя бы работа. И это делает этого человека гораздо лучше, чем всех её любовных интересов вместе взятых! Мари ощущала, как будущее, о котором она мечтала, ускользает всё дальше и дальше. Теперь у неё четверо безработных парней.

Ну почему так получилось?!

***

Парящий остров, который я обнаружил до зачисления, стал выглядеть гораздо приличнее, чем раньше. Постепенно он становился обжитым, благодаря труду роботов, работавших днём и ночью. Настанет время, когда я смогу тут поселиться.

Из-за того, что я беспокоился о том, как проходят работы, я решил посмотреть, что успели сделать мои миньоны. Я собирался сойти один, но…

— Скажите-ка, а вы зачем со мной идёте?

Анжелика бросила взгляд на ряды полей:

— А почему нет? Подобные возможности представляются нечасто, так что для меня это новый опыт. В баронствах, которые только начинают своё развитие, всегда кипит работа, я бы помешала, если бы прибыла посмотреть на одно из них.

Улучшения проводятся и на территории моих родителей, благодаря деньгам, которые я вложил: были восстановлены дороги и каналы, расширена гавань. Было сделано всё, чтобы расширить трафик судов, проходящих через наш регион.

Оливия пристально осмотрела поля. Она склонилась и изучила почву:

— Восхитительно. Здесь нет людей, но я ещё никогда не видела таких прекрасных земель.

Анжелика наклонила голову:

— Правда? А мне, кажется, что они так хороши именно, потому что тут нет людей.

— Совсем наоборот, — возразила Оливия. — Когда люди не присматривают за землёй, она не может стать настолько плодородной. Вы называете их роботами? Поразительные работники.

Подробно объяснять, как функционируют эти роботы было бы долго, так что я просто кивнул.

Анжелика повернула голову:

— А это что? Я чувствую странный запах.

— А, это? — я повёл девушек к источнику аромата, с нетерпением ожидая их удивления.

***

На острове была оборудована баня на открытом воздухе. Работы над ней не были завершены, но Оливия и Анжелика не могли не насладиться горячей ванной. Вода казалась не такой, к какой они привыкли… на вид в ней не было ничего необычного, но она словно очищала кожу.

Анжелика распустила волосы, Оливия их мыла.

— У вас прекрасные волосы, мисс Анжелика.

— Принц сказал, что ему нравятся длинные красивые волосы, и я их отрастила. Теперь, впрочем, я хочу их подстричь. За ними сложно ухаживать.

Оливия полила тёплой водой голову Анжелики.

— Это очень приятное место, — сказала Анжелика, бросив взгляд на остров Леона.

Солнце закатывалось за горизонт, смотреть на закат, принимая горячую ванну, настоящая роскошь.

— Он нашёл это место до своего зачисления в академию, — рассказала Оливия, — и сказал, что хочет жить тут после вып… ой, простите.

— Всё хорошо. Я и правда очень виновата в том, что он так сильно страдает. Мне хочется, чтобы он насладился своей жизнью на этом острове. Но дело в том, что сейчас я могу только молиться, чтобы всё наладилось, — незнание Анжелики того, что Леон планировал жить на этом отдалённом острове самостоятельно, было понятным. Она могла лишь надеяться, что её отец обо всём позаботится, когда прибудет в столицу.

— Что же, — Анжелика повернулась, чтобы помыть волосы Оливии, — многие авантюристы могут только мечтать добиться того же, чего уже достиг Леон. Единственными людьми, которые поразительнее Леона, можно назвать героев сказок. Если бы не вся эти шумиха в академии, Леон и сам мог стать героем истории.

— Его заслуги настолько велики? Я думала, что авантюристы — это люди, которые просто изучают подземелья.

— Наверное среди простолюдинов мог сложиться такой образ авантюристов. В конце концов, экипировка для путешествий — это недешёвое удовольствие. Большинство дворян предпочитают путешествовать на небесных кораблях, а не спускаться в подземелья ради мелкой выгоды. Так они могут найти новые земли и новые подземелья, в которых ещё можно найти затерянные предметы. Мои отец и брат часто улетали в подобные экспедиции, когда отец был моложе. Наверное, они высокого мнения о Леоне.

Анжелика замешкалась, случайно глянув на грудь Оливии. Грудь Анжелики была больше, но уже через мгновение девушка переключилась на мысль о том, что Мари плоская, как доска.

Может принцу просто не нравятся развитые женщины? Нет, я дала слово, что о нём забуду.

— Леон отправился на маленькой лодочке и открыл остров. Это и делает его настолько выдающимся авантюристом? — спросила Оливия.

Анжелика усмехнулась:

— Именно так. Это была самоубийственная экспедиция. Стоило ему хоть раз оступиться, и он был бы мёртв. Таких подвигов никто не совершал десятки лет.

Если учесть, что он всего лишь третий сын в семье мелкого барона, его достижение выглядит ещё более выдающимся.

— Я вам завидую, — выпалила Анжелика, продолжая заниматься волосами Оливии.

— А?

— Вы пара, не так ли? Вы всегда вместе. Думаю, вы двое запланировали свадьбу. Хотела бы я с кем-нибудь так сблизиться.

Эти слова заставили Оливию загрустить:

— У меня нет положения, чтобы быть с кем-то, вроде Леона. Для меня он недостижим.

А. Хоть Оливия и смогла поступить в академию, она простолюдинка. Об этом Анжелика забыла.

— Прошу прощения за ошибку. Точно… вы же стипендиатка.

— Мне кажется вы ему нравитесь, мисс Анжелика.

— Почему? — спросила Анжелика, смывая мыло с волос Оливии.

— Он знал, что случится, но вступился за вашу честь. Я завидую. Иногда я задумываюсь, что было бы, окажись я на вашем месте? От этого болит сердце.

— Любит меня? — Анжелика покачала головой. — Этого не может быть. Я ужасная женщина. Если бы я такой не была, принц так со мной бы не поступил.

После разговора девушки молча погрузились в воду и смотрели на прекрасный закат.

***

Анжелика и Оливия были в горячем источнике. Упустить такую возможность было выше моих сил

— Как же я этого ждал! — кровь прилила в голове, от волнения тряслось всё тело. Белый пар, поднимающийся в воздух, излучал такой знакомый аромат.

Этот остров моя вотчина, я могу делать на нём всё, что вздумается.

— Именно этого я и ждал всю свою жизнь!

Люксион парил рядом:

— Рад, что мы преуспели. Я займусь приготовлением жареной рыбы, вы не против?

— Да и побыстрее!

На столе передо мной стояла чашка свежеприготовленного белого риса, от которого поднимался пар.

Мисо у нас нет, поэтому блюда всего лишь подражали японским, но хоть солёной жареной рыбы никто меня не лишит. Девушкам не понять значимости этого ужина, но я мечтал о нём десятилетия.

— Я сейчас точно разрыдаюсь.

— Замечательно. Ешьте, сколько вздумается, и преклоняйтесь перед моей идеальной готовкой, — заявил Люксион.

— Это настолько особенный момент, что я сделаю вид, будто ничего не слышал. А теперь… итадакимас, — произнёс я и принялся за еду.

Ммм. Хоть вкус и был похож на то, что я помню, что-то ускользало. Но чёрт с ним, это же белый рис! Я взял кусочек жареной рыбы палочками, вместе с рисом поднося её к губам.

— Вот оно, счастье.

— Вы действительно выглядите счастливым. Ммм? — Люксион помедлил несколько секунд. — Хозяин, сенсоры дальнего действия засекли неопознанный корабль, который приближается к гавани ваших родителей.

***

Балкус не находил себе места с самого утра:

— Люсе, все приготовления к ужину завершены?

— Да, ужин уже устроен. Н-но она правда планирует остаться здесь? Я против этого не возражаю, но дочь герцога будет жить в нашем доме?..

Причиной паники было появление Леона ранним утром.

Балкус схватился руками за голову:

— Вот дурак. Мало того, что бросил вызов кронпринцу, так ещё и дочь герцога сюда привезёт?! Можно было пощадить моё сердце. Если я умру от приступа, то по его вине!

Дочь высокого дворянского рода будет гостить в отдалённом баронстве… родители Леона чуть с ума не сошли, когда об этом узнали.

Одна из служанок Анжелики выглянула из кухни:

— Простите, я закончила с подготовкой комнаты молодой госпожи. Могу я узнать, требуется ли вам ещё какая-либо помощь.

Она была одета в роскошную униформу, а её поведение говорило о том, что она образована. Должно быть, она также происходит из семьи высокого статуса, из рода рыцарей или вассального рода герцогского дома.

Насколько Балкус понимал, это означало, что ему требуется относиться к служанке с большим уважением.

— Прошу вас, отдохните. Мы позаботимся об остальном. Мы займёмся подготовкой комнаты…

— Дорогой, она только что сказала, что подготовила комнату лично, — мягко произнесла Люсе.

Барон весь день был на ногах. Вдобавок, на него обрушилось ещё одно бедствие. В коридоре раздался визгливый голос…

— Чтоооо? Как смеешь ты, служанка, ослушаться моего приказа!

Балкус шлёпнул себя рукой по лицу, извинился перед служанкой, выглянувшей с кухни, и бросился ко входу.

За Золой шла целая процессия, включавшая Рутарта, Мерце и рабов женщин.

Ну почему именно сегодня в доме собралось столько людей?!

Балкус встал перед одной из служанок Анжелики, подавляя желание закричать на свою жену.

— Давно не виделись Зола! Почему ты притащилась именно сегодня?

Она шлёпнула его по щеке сложенным веером:

— Как ты смеешь ко мне так относиться! Ты хоть слышал, что сделал твой ни на что не годный сын? Столица стоит на ушах! Как ты примешь за это ответственность?

Старший сын, Рутарт, накручивал волосы на палец, со скучающим видом. Мерсе также не проявляла никакого интереса.

— В-видишь ли… — Балкус не знал с чего начать.

В последнее время его жизнь постоянно менялась, и он сам не понимал, как поспеть за всеми изменениями. Вдруг Балкус поймал себя на мысли, надеюсь Никс выпустится успешно, тогда он вернётся и начнёт помогать мне в полях.

Всё больше служанок Анжелики собиралось перед входом, готовясь приветствовать свою госпожу.

— Добро пожаловать, молодая госпожа.

Зола и те, кто с ней был, взглянули на появившуюся в дверях Анжелику. Леон пытался сжаться за спиной девушки.

«Мелкий паразит, - подумал Балкус, - а ну тащи сюда свой зад!»

Но говорить подобное вслух было не время. Барон молчал.

— Что это за шум? — нахмурившись, спросила Анжелика.

Зола уставилась на неё сведя брови.

— А откуда взялась эта малолетка? — спросила она Балкуса. — Твой сын-идиот притащил с собой какую-то почти безродную девку? Слушай, девочка, у меня дело к червяку, который прячется за твоей спиной. Отойди.

Леон уже было поплёлся вперёд, но Анжелика остановила его жестом. Её глаза пылали от ярости.

Уголки губ Золы дрогнули от гнева.

— Ах ты, наглая малявка. Может назовёшь своё имя?

— Потише, Зола, — наконец вклинился в разговор Балкус. — Давайте всё обговорим. Проходите внутрь! Давайте, не задерживайтесь!

Приглашая всех в дом, он чуть не разрыдался. Этот день он точно не забудет до конца своей жизни.

***

— Я не могла знать. Я и понятия не имела, что дочь Герцога Рэдгрэйва посетит такой маленький сельский остров.

Отношение Золы изменилось на прямо противоположное. На её лбу застыли капли холодного пота. Она и Анжелика сели по разные стороны стола.

Я молча слушал разговор, размышляя о том, какая Зола идиотка.

— Да, я на вашем попечении, пока здесь остаюсь, — абсолютно спокойно заметила Анжелика. — Но не будем об этом, странно видеть, что вы так часто отсутствуете в своём поместье. А ещё я не могу понять, почему наследник региона не участвует в управлении. Чем сейчас занимается лорд Рутарт? Военной формы на нём не было. Он стал чиновником в столице?

Парня, о котором шёл разговор, в комнате не было.

Зола отвела взгляд:

— В-видите ли, я оставила его в столице для обучения, чтобы он лучше подготовился к управлению баронством и успешно развил земли своего отца.

— Интересно.

Рутарту уже девятнадцать, а Мерсе двенадцать. Ни один из них не заключил помолвку, и сейчас они живут в поместье Бартфортов в столице. Впрочем, технически это нельзя назвать поместьем Бартфортов, потому что это дом Золы, только она его использует.

То как Зола извивается от допроса Анжелики, было музыкой для моих ушей. Отец бросал на меня взгляды словно пытаясь сказать: «Сделай уже что-нибудь, Леон!»

— Эм, могу я узнать, вас привели сюда какие-то дела? — услужливым тоном заговорила Зола.

Анжелика легонько улыбнулась:

—Просто наслаждаюсь видами. Я прибыла, чтобы увидеть открытый Леоном остров. Это приятное место с замечательным горячим источником.

Зола скорчила довольную мину:

— Рада, что мы смогли вас развлечь.

— Именно так, а ещё я останусь здесь на какое-то время.

Эта фраза заставила Золу заметно напрячься:

— «Какое-то время», приблизительно сколько дней вы желаете здесь провести?

— У меня нет особых планов, но отец отправит мне сообщение. Можете не переживать. Я компенсирую Дому Бартфорт расходы на моё содержание. Эти деньги будут переданы барону напрямую.

— Конечно, — забормотала Зола. — Оставайтесь сколько вам угодно.

Она улетела в тот же самый день, вернувшись вместе с детьми в столицу. Честно говоря, я был так рад их отправлению, что чуть не прыгал от счастья.

Когда я начал аплодировать Анжелике за эту небольшую сценку, она уставилась на меня, сведя брови:

— Ты всё усложнил.

Слёзы блеснули в моих глазах. Родители бросили на меня ледяные взгляды, увидев, как я радуюсь отлёту Золы.

А вот вы могли бы быть со мной и помягче, знаете?

***

Я вернулся на свой остров, а Анжелика и Оливия каждый день его посещали. Кажется, им очень понравились мои горячие источники.

— Вам совсем необязательно летать к источнику каждый день. Дома есть ванная, — сказал я.

Анжелика улыбнулась:

— А почему нет? Мне редко доводится бывать в подобных местах. К тому же, вода оказывает чудесное влияние на мою кожу.

В отоме-играх мир матриархальный, наверное, то, что у меня есть что-то, что так нравится девушкам, огромный плюс. Кто-то, должно быть, добавил особый эффект к воде горячего источника…

Точно, Люксион!

Этот мелкий негодяй чертовски полезен.

— То есть это вода с эффектом улучшения кожи? Отлично, можно будет целое состояние сколотить. — сказал я, ощущая, как в моей голове возникает новый план.

Кажется, Анжелика была чем-то недовольна:

— Конечно, я очень рада, что ты такой убеждённый счетовод.

Оливия прижала руки к покрасневшим щекам:

— Эта вода и правда делает кожу мягче. А ещё пить молоко после горячей ванны очень приятно.

— Рад слышать.

Раз они хорошо проводят время, я доволен. Горячий источник одно из нескольких достоинств этого места. На острове моих родителей нет никаких достопримечательностей или чего-нибудь вроде. Девушкам там будет скучно.

Анжелика взглянула на Оливию, а потом обхватила её руками и скользнула ладонями по её коже.

— Ты права, кожа очень мягкая. Я завидую.

Оливия радостно ответила на объятия Анжелики.

— Это вы прекрасны. Я завидую вашим роскошным волосам.

Они обнимались, одетые в лёгкую одежду после ванны. Как же я им благодарен — вид такой, что словами не передать. Мой мозг превратился в жёсткий диск, чтобы навсегда сохранить эту картину в моём воображении.

Оливия уставилась на меня, покраснев.

Фух, хорошо, что я не пялюсь на них с извращенским видом.

Для подобных ситуаций я идеально натренировался делать скучающий вид. Я джентльмен, всё-таки.

— Что такое, Оливия?

— Эм… не могли бы вы звать меня Ливия.

— Ммм?

Она взглянула на меня и Анжелику:

— Так меня прозвали. Пожалуйста зовите меня Ливией. На ты.

Никто из нас ничего не ответил, она разволновалась:

— Вы не хотите? Просто дома все зовут меня «Ливия» и слышать от вас Оливия на вы…

А, вот о чём она говорит. Формальности поддерживают, между нами, расстояние.

Анжелика ей улыбнулась:

— Тогда ты можешь звать меня Анжи. Так меня называют близкие люди.

— Ты правда хочешь, чтобы мы тебя так называли? — удивлённо переспросил я.

Анжелика, то есть, Анжи, кивнула:

— Я причинила тебе немало проблем, а ты продолжаешь за мной присматривать. Если тебе это в тягость, ты не должен. Я не буду винить тебя, если ты не захочешь сближаться с такой ужасной женщиной.

Уух. Так она с той самой дуэли пыталась держать мину.

Оливия… Ливия, воскликнула:

— Не говорите так о себе Анже… Анжи. Ты замечательная девушка!

— Рада слышать это от тебя, но принц меня даже слушать не стал.

Понимаю, почему она так расстроена. Она так сильно любила принца и всё равно была отвергнута. Уважаю стойкость, с которой она через это прошла.

Довольно странно, если честно. Анжелика должна быть злодейкой, а она, совсем наоборот, неплохой человек. Если подумать, она издевалась над протагонисткой только за то, что та сблизилась с её женихом. Любой бы на это разозлился. Может было что-то ещё? Может ей была противна мысль о том, что простолюдинка зачислилась в академию? Честно говоря, не помню, какое объяснение давалось в игре.

Как бы там ни было, в отличие от остальных известных мне девушек, Анжи не ошивается с рабом получеловеком. Может быть на самом деле, она замечательная женщина. Любовника у неё нет, она честна, богата и красива. Принц Джулиус закрыл на это глаза, ослеплённый любовью к Мари, но как можно было совершить такую огромную ошибку?

— Анжи, — тихонько сказала Ливия, — не думаю, что ты должна винить…

— Я худшая из худших. Я говорила принцу, что буду желать ему счастья, но каждый раз, когда его вспоминаю, не могу просить то, что он сделал. Я постоянно думаю, что могла сделать не так, и начинаю ненавидеть Мари всё сильнее. Я много раз задумывалась о мести. Я сказала, что люблю принца, но иногда мне хочется снова увидеть его разбитым. Неудивительно, что он меня оставил. Даже я себя ненавижу.

Ливия растерялась, не зная, что сказать, а я не промолчал:

— А мне кажется это вполне нормально.

— Что?

— В смысле, если вспомнить, что он тебе сделал, я бы не винил тебя за то, что тебе хочется выбить из него дурь.

У всех студентов есть тёмные мысли, потому они винят в случившемся Анжи, хотя настоящая злодейка Мари. Она намеренно соблазнила мужчину, который помолвлен. Это безусловно неправильный поступок. И не важно, насколько этот мир благосклонен к женщинам, то, что она сделала, чертовски подло.

— А знаешь? Хочешь отомстить? Отлично! Давай так и поступим! — сказал я.

Ливия взглянула на меня:

— Что ты такое говоришь?!

Анжи тоже взглянула с подозрением:

— Хочешь сказать, у меня есть на это право?

— Да, а почему нет?

— Нет, мстить нельзя! Не подначивай её, Леон!

— Я всё понимаю, но послушай. Она не должна держать все эти чувства в себе, так ведь?

— Не должна, но…

Честно говоря, если ты не будешь вести себя подобающе в благородном обществе, твои дни сочтены. После случившегося Дом Редгрэйв сделает свой ход, так или иначе исполнив свою месть. Но ответственные будут наказаны лишь политически. А это никакого отношения к чувствам Анжи не имеет.

— И я знаю идеальный метод для этой мести, — поднял я голову.

Анжи клюнула на наживку:

— Какой?

— Анжи, не слушай его! — возмущалась Ливия.

— Лучший вид мести в этом мире, — примирительно сказал я, — ты должна стать счастливой.

— Разве это «месть»? — подняла бровь Анжи.

Это мудрость, которую я вынес из предыдущей жизни. Единственная мудрость, если честно.

— Обычная месть требует огромных усилий и всего лишь разочарует одного человека, в то время как ты ничего не получишь. Вы просто оба пропадёте. Если придётся потратить такую уйму усилий, лучше потратить их на то, чтобы сделать себя счастливым.

Ливия наклонила голову:

— Эм, но, как и сказала Анжи, разве это может считаться местью?

— Есть такая вещь, которая зовётся кармой, то, что ты делаешь, к тебе вернётся. На долю принца Джулиуса ещё выпадет горькая пилюля, это точно. Недолго ему ощущать запах роз любви по утрам. Уж поверьте.

Он сделал врагами герцогский дом, главных своих союзников в прошлом! Такое без последствий не проходит.

Кажется, Анжи не была убеждена:

— Думаешь моё счастье действительно может стать местью?

Я кивнул. Строго говоря, я предлагаю ей довольно полезную вещь под формой мщения. Просто, если она ударится в настоящую месть, это принесёт мне одни проблемы. Я неизбежно окажусь втянут, а это последнее, что мне сейчас нужно.

— Да, я так думаю. Когда он вкусит жестокой реальности и ощутит свою беспомощность, просто покажи ему, насколько счастливой за это время ты успела стать. Просто старайся ради своего блага, пока не настанет день, в который этот придурок начнёт корить себя за то, что он тебя потерял! Вид душевных мук гораздо лучше любой физической пытки. Только представь, как он будет сожалеть и умолять тебя вернуться!

— Точно, ты прав. Я покажу ему, насколько мне без него стало лучше! — в голосе Анжи наконец появился энтузиазм.

Ливия, кажется, была довольна направлением, в котором повернулся этот разговор и кивнула:

— Да! Я буду поддерживать тебя от всего сердца! Анжи, я сделаю всё, что потребуется, чтобы помочь тебе отомстить!

— О да, мы обязательно отомстим! Покажем Мари, принцу и другим четверым придуркам! — девушки расхохотались.

Когда я вижу как две красотки, заливаются злобным смехом, грозя о мести есть в этом что-то неправильное.

Должен признать, я это начал, но даже мне становится жутко от осознания того, что протагонистка и злодейка клянутся отомстить главному любовному интересу. Не это ли рождение мощнейшего дуэта в истории?

Я вдруг ощутил жалость к Мари и её любовникам.