Том 2    
Глава 3. Заезды воздушных мотоциклов.


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
calm_one
3 д.
Спасибо за перевод
Быстро и приятно. И ранробка приятная.)
Буду ждать продолжения
waifugeleon
4 д.
Спасибо за перевод, на удивление, если относиться именно как к миру новелки для дам, читается легко и интересно) Сколько томов вообще в наличии(оригинал)?
yakilll
7 д.
Спасибо за перевод! С нетерпением жду следующего тома)
calm_one
13 д.
Итак, получит ли Хан Соло принцессу Лею и... (не знаю, с кем уж сассоциировать Ливию)?! Об этом мы узнаем в следующей части (томе)!
(Хотя что это я? Не получит, разумеется. Так и будут размазывать их отношения еще не один том. Хотя приключения нас ждут, думаю, интересные.:) )
sergeus_mora
15 д.
Уважаемый Переводчик! В обновлённой версии анлейта в этой главе есть ещё одна картинка, уже не с Анжи, но с Ливией. Если Вам интересно, то могу отправить её Вам на почту или прикрепить в виде ссылки, если сайт поддерживает ссылки на сторонние ресурсы.
sergeus_mora
15 д.
https://cloud.mail.ru/public/s7dz/WNew5skBk
Находится ПЕРЕД абзацем "— Меня это нисколько не волнует! — маленькие ручки Ливии сжались в кулаки. ..."
kristonel
14 д.
Взял новую версию, после того как выложу книгу перечитаю, сверю. Картинка вставлена. На будущее, уважаемый читатель, когда вы оставляете комментарий его не остаётся под главой, так что в таких случаях указывайте переводчикам на конкретные главы. Спасибо за внимательность.
calm_one
16 д.
Отлично. Жаль только, что оборвалось на самом интересном месте. Буду ждать продолжения)
calm_one
20 д.
Спасибо за работу. Было приятно почитать
kodrok
27 д.
А разве этот тайтл не переводился на руранобэ или ещё где-то? Это к тому что где-то в инете уже есть перевод до стажировки в другой стране минимум.

Или переводчики хотят свой перевод?))
kristonel
26 д.
Йеп, свой перевод с блэкджеком и... Ну и официальный анлейт вышел только сейчас. Т.Е. остальные переводы ведутся либо напрямую с япа, либо с неофициального анлейта, либо с веб-версии. Что не делает их менее каноничными.
ashen____one
25 д.
Тот перевод хорош, конечно, но ждать его, моё почтение) Тем более не плохо почитать и другой перевод)
almer
14 д.
ashen____one, все б ничего, но перевод на руранобэ завис и не отвисает...
brazor
27 д.
Удовлетворите мое любопытство, пожалуйста, переводчики данного тайтла. Чем вы руководствовались, когда решили титул Earl в переводе оставить Эрлом, а не Графом? (Действительно любопытно :) Почему вы так решили?)
kristonel
26 д.
Патамушта я мудак. Такой ответ устроит?
brazor
26 д.
Эй, не принимай близко к сердцу, я ж не критиковал ;) Мне реально просто любопытно было. Но ответ отличный! :D
kristonel
25 д.
Да я не принимаю, уже пофиксил хД
maxic
1 мес.
Ура! Прода!

Глава 3. Заезды воздушных мотоциклов.

На второй день школьного фестиваля наше кафе наслаждалось миром и покоем, благодаря тому, что дурным посетительницам всыпали по первое число за их действия в первый день.

Однако, если было бы нужно найти проблему…

— Ливия, пожалуйста, обслужи вон тот столик.

— Эм, ладно!

Наши официантки ощущали друг с другом какую-то жуткую неловкость.

— У них всё будет хорошо? — спросил Рэймонд.

— Наверное последствия того, что было вчера, — предположил я. — Хотелось бы мне, чтобы они просто обо всём забыли, та дурында несла чушь.

Несмотря на то, что Анжи и Ливия выглядели так, будто им есть что сказать друг другу, ни одна из них не могла заговорить первой.

— Пока будем просто приглядывать за ними, — предложил я. — Наверняка скоро они помирятся.

— Я бы не был так уверен, — ответил Рэймонд. — По жизни они шли очень разными путями. Это должно было повлиять на их дружбу.

Учитывая, что Рэймонд обладает пониманием эмоций, сравнимым с кирпичом, эти слова от него прозвучали неубедительно. Впрочем, я его понял, в какой-то мере. Богатство и положение меняют мнение практически обо всём и сильно меняют ценности человека. А Анжи и Ливия были по разные стороны спектра.

Я глянул на часы:

— Может, им нужен перерыв?

Рэймонд поправил очки:

— Идея хорошая. Посетителей сейчас не слишком много.

Если честно, после вчерашнего ужаса, я не против, что у нас гораздо меньше гостей.

Однако, Рэймонд, кажется, искренне беспокоился.

— Знаешь, если так пойдёт и дальше, ты даже что потратил не отобьёшь.

— Да ничего. Я могу подзаработать в любое время, благодаря сам знаешь чему, — ухмыльнулся я.

— А, ты, наверное, про… Стой! Снова ты ставки делаешь?!

В последний день фестиваля проводится несколько мероприятий, а точнее состязаний. В них студенты демонстрируют приобретённые за время в академии навыки и это настоящая мякотка фестиваля. За каждое состязание обещан денежный приз. Естественно, ученики делают ставки на победителей.

Разумеется я сомневаюсь в этичности азартных ставок на школьном фестивале, но мне это видится идеальной возможностью подзаработать. В конце концов у меня есть Люксион. Его способность собирать информацию и анализировать возможные исходы значительно повышает шансы на победу. И я могу выбирать победителей с большей уверенностью.

Рэймонд покачал головой:

— А ты заядлый игрок.

Что, прости?!

— Совсем наоборот, я ненавижу азартные игры.

Впрочем, с другой стороны, я обожаю побеждать.

***

Ливия и Анжи прогуливались вместе по школе, окружённые атмосферой фестиваля. Обычно они шли рука об руку, но сегодня держали небольшую дистанцию.

Ливия понятия не имела, о чём Анжи думает или что чувствует, и похоже будто Анжи не могла понять, как подступиться к Ливии. Ливия предположила, что раньше ни одна из них не задумывалась о разрыве в их положении. Однако, вчерашний разговор создал между ними пропасть.

Наконец, Анжи сказала:

— Те пирожные были очень вкусными.

— Д-да, были.

На этом разговор закончился.

Минуты проходили в молчании, Ливия не знала, как лучше заговорить, и чем дольше она об этом размышляла, тем страннее всё становилось.

Её взгляд упал на одну из досок с объявлениями, на ней висел список участников заездов на воздушных мотоциклах. Участники выбирались с каждого курса и должны были выигрывать заезды друг у друга в системе, похожей на турнирную. Претенденты продвигаются по сетке, а финальный заезд определяет победителя. Проводится и несколько других соревнований, однако среди зрителей самым популярным зрелищем остаются гонки.

Ливия скользнула взглядом по другим состязаниям на доске.

— В гонках на воздушных мотоциклах гораздо больше матчей, чем в других дисциплинах.

Анжи подняла подбородок, ободрённая возможностью блеснуть знаниями:

— Гонки на воздушных мотоциклах — самое популярное из состязаний, и каждый год привлекает много внимания. Формат прост, а турнирные элементы повышают интерес и увеличивают ставки. Остальные состязания оканчиваются довольно просто, или слишком прямолинейны, едва успеешь поставить деньги на того, кто по твоему мнению победит, в то время как в гонках можно также попробовать предсказать в каком порядке соревнующиеся пересекут финишную черту. А также, победителю достаётся немалая сумма.

(Можно сравнить эти соревнования со скачками или гонками катеров. Огромные деньги крутятся в ставках на эти турниры).

Ливия была впечатлена:

— А ты много об этом знаешь.

Анжи робко улыбнулась:

— Я несколько раз бывала на фестивале до зачисления в академию. В этом году состязание обещает быть очень интересным, Джилк, представляющий первокурсников, очень умелый ездок. Наверное, многим зрителям не терпится узнать, кто будет первым.

— Я и не думала, что Джилк в этом хорош. О, вот его имя в списке, — Ливия была довольна, найдя имя Джилка в списке претендентов, но кое-что её беспокоило. — Леон не участвует?

— Леон? У него ужасные оценки, едва ли он достоен участвовать в соревновании. К тому же, от первогодок выступает Джилк, других участников можно даже не рассматривать.

В представлении Ливии, Леон может сделать что угодно, поэтому он должен был соревноваться. Хотя, судя по всему, Джилк попросту лучше в заездах.

— Как жаль, — пробормотала она. — Наверное мне бы хотелось поболеть за Леона.

— Согласна, но кажется он не горел желанием участвовать. Его беспокоило только то, что он «заработает кучу денег».

Ливия покачала головой:

— Не хотелось бы, чтобы он увлекался азартными играми.

— Не могу не согласиться.

***

Мари и Кайл вышли из кафе, чтобы закупить нужные товары и уже возвращались, неся в руках по огромному пакету. По пути Мари проверила списки участников турниров, остановившись на участниках заездов на воздушных мотоциклах, а по остальным всего лишь скользнув взглядом. Имена пятерых любовных интересов присутствовали в списках разных соревнований.

— Если все выиграют, у нас будет достаточно денег, чтобы достичь нашей цели. Больше не придётся беспокоиться о деньгах.

Кайл скривился от истощения:

— Почему бы не использовать все полученные сегодня деньги на их победу? Они ведь обязательно победят, правда? А раз они победят, выплаты будут огромными.

К удивлению Кайла, Мари уверенно покачала головой:

— Ни за что. Я ненавижу азартные игры.

Она ненавидела ставки всеми фибрами души.

Как будто в прошлую жизнь окунулась. Мой парень всё чёртово время проигрывал деньги и только влезал в долги. Хотелось бы мне заработать побыстрее, но будем делать это правильно и не спеша.

«Правильность» была под вопросом, но, как бы там ни было, с азартными играми у Мари были связаны только горькие воспоминания.

В этом мире ничего не меняется. У родителей ничего нет из-за долгов в азартных играх. Хмф. Даже начинаю скучать по прошлой семье. Тогда было лучше. Когда я была ребёнком мне было так весело.

Эту семью, дом виконта, в отличие от предыдущей, даже достойной назвать сложно.

Мари снова взяла в руки пакеты и отправилась к кафе.

— Что же, пора заработать ещё немного. Надеюсь, на твою помощь, Кайл.

— Подозреваю другого выбора у меня нет. Я постараюсь отработать своё жалование.

Оставив позади списки участников турниров, они вернулись в кафе. Джулиуса и остальных захлёстывало стадо женщин.

***

Настал третий день фестиваля, день главных событий. Я удобно устроился на мягкой софе премиальной комнаты с видом на огромную арену. На кофейном столике передо мной лежали горы золотых и серебряных монет, а также пачки купюр. Я никак не мог перестать ухмыляться, пересчитывая деньги.

— Хозяин, насчёт следующего заезда… Кажется несколько претендентов объединились, чтобы помочь одному из них победить. Нам стоит изменить ставки на номера двенадцать и четыре, — сказал Люксион в потайной наушник. Он проскользнул в комнату ожидания спортсменов и тайно собирал для меня информацию… вот так я и обрёл новое богатство.

Я подозвал слугу:

— Я меняю ставки в следующем заезде на номера двенадцать и четыре. Возьмите.

Я протянул слуге связку банкнот, и он через мгновение вернулся с билетом, подтверждающим мою ставку.

Я закинул руки за спинку диванчика и окинул взглядом комнату, в которой сновали слуги, принимавшие ставки других людей.

— Побеждать так весело!

Сидящие напротив Анжи и Ливия смотрели на меня ледяными взглядами. Они сидели бок о бок, попивая сок и наблюдая за состязаниями.

— Как же тебе нравится быть пройдохой, — покачала головой Анжи.

— Леон, если ты пристрастишься к азартным играм, это аукнется тебе в будущем, — предупредила Ливия.

Вокруг нас сидели студенты, ставившие огромные суммы денег и терявшие их. Наверняка мне они мою череду выигрышей ещё припомнят.

— Всё хорошо, я не проиграю. А даже если проиграю разок или два, я уже выиграл слишком много, чтобы проиграться.

Стопки золотых и серебряных монет блестели на свету. Вскоре, как Люксион и предсказал, номер двенадцать занял первое место, а номер четыре второе. Мне снова принесли связки купюр.

— Не могу перестать улыбаться!

Я получил столько денег, что траты на кафе кажутся смехотворными. Вдобавок, в следующей гонке дебютирует Джилк.

Джилк, точнее, Джилк фиа Мармориа, изгнанник придворного виконства, лучший друг принца Джулиуса и его сводный брат. Его длинные зелёные волосы и милая улыбка скрывают личность злостного заговорщика. Помимо прочего, он ещё и умелый пилот воздушного мотоцикла. Несмотря на то, что он первогодка, он считается одним из самых многообещающих участников.

Давай, сделай меня богатым, Джилк.

— Хозяин, есть небольшая проблема.

Как только в ухе раздался голос Люксиона меня поразило предчувствие, очень неприятное. Я наклонился вперёд и начал массировать виски, показывая, что я готов слушать.

— Как мы и полагали, Джилк будет представителем первокурсников, но, кажется, на него собираются открыть охоту.

Открыть охоту?

Я помрачнел, бросив на арену взгляд.

Ливия вдруг озабоченно сказала:

— Ой, похоже ты и правда хотел участвовать сам, так ведь, Леон?

— А? — я озадаченно наклонил голову.

Анжи вдруг виновато заявила:

— Прости. Джилк был выбран большинством голосов исполнительного комитета. Моё мнение их не убедило.

— Ммммм?

А… Они что, подумали, что я хотел погоняться? Ну, я и правда вызывался попробовать, но только потому, что парням нужно было написать своё имя хотя бы в одном списке участников. На самом деле оказаться на гоночном треке я не хотел. Я собирался потратить время, зарабатывая деньги, и, получил, что хотел.

С точки зрения обычного студента-парня, впрочем, это одна из ключевых возможностей покрасоваться перед девушками. Проявив себя в гонке, можно изменить то, как смотрят на тебя девушки. То есть, победа в гонке даёт парню огромный скачок в продвижении к выбору партнёрши. И поэтому некоторые парни так одержимы победой, что готовы на любую подлость ради неё.

Впрочем, не думаю, что это имеет отношение к случаю Джилка. Что-то было не так в то самое мгновение, когда он покинул стартовую черту.

Анжи тут же заметила:

— Они нацелились на Джилка.

Несмотря на то, что он всего лишь первогодка, он выделялся своим талантом. Разумеется, за один его талант его бы убрать не пытались, тут было замешано нечто более личное. Другие претенденты окружили его и толкали его байк. На него открыто напали.

Слёзы полились из глаз Ливии:

— К-как вы можете делать нечто подобное?! Мне так неприятно за Джилка!

Ага, мне тоже! В конце концов я на него поставил, и я кое-что потеряю, если он проиграет.

Страх Ливии, возможно, был инстинктивным. Наверное, где-то в душе она понимает, что должна была влюбиться в этого человека, если бы всё сложилось немного по-другому.

Ну, ко мне-то это отношения не имеет.

— Вот значит, что происходит, — пробормотала Анжи. — Эти претенденты последователи Клэрис. Она из семьи графа.

Ливия наклонила голову:

— Клэрис? Эм, она?..

Спортсмены перешли к последней части трассы. Джилк прорвался сквозь старшеклассников и вырвался вперёд. Ему пришлось использовать какие-то безумные акробатические движения, чтобы выскользнуть из блокировки.

— Судя по ускорению, он поработал над своим байком, сделав его быстрее, чем у всех остальных, — указал Люксион.

Кажется, его мотоцикл работает лучше остальных, он каким-то магическим образом умудрился оторваться в последнюю секунду. Зрители на трибунах взревели.

Разумеется, порадовался и я. Ну, знаете, ставка.

— Несмотря на то, что он победил в этом заезде, в финале ему не победить, — сказал Люксион.

— Думаешь, сегодня он больше ничего не покажет? — пробормотал я так, чтобы девушки меня не услышали.

— Он сломал ребро, — доложил Люксион. — Оно треснуло от нападений, но, когда он начал выписывать кульбиты, сломалось окончательно. Не важно, как хорошо ваши люди пользуются целебной магией, к следующему заезду он не вернётся.

Джилк едва доехал до цели первым. Как только он оказался на небесном корабле за финишной чертой, то рухнул, и медицинский персонал унёс его на носилках.

Анжи подпрыгнула и ринулась к двери.

— Эй! — окрикнул я её. — Куда это ты?

Я представитель учеников первого года на фестивале. Я должна убедиться в серьёзности ран Джилка и, если потребуется, назначить заместителя. Мне нужно переговорить с другими членами комитета.

Ливия побежала за ней.

Я схватил мешок, закинул в него деньги со стола и поспешил за девушками.

***

— ДЖИ-И-И-И-И-ИЛК! — голос Мари отразился от стен медицинского отделения. Она вцепилась в него, лежащего в кровати, выпятив глаза.

Он улыбнулся, успокаивая девушку. Белизна бинтов, обвязанных вокруг его головы, подчёркивала зелёный цвет его длинных волос.

— Всё будет хорошо, госпожа Мари. Как видите, я ещё жив.

Принц Джулиус и Кайл ввалились в комнату. Остальная Команда Любовных Интересов сейчас на своих соревнованиях.

Анжи говорила с другими членами комитета с первого курса:

— Похоже, нам придётся искать замену.

Все они осунулись после этого заявления.

— Т-так ведь непонятно, кого нам выбрать!

— Другие талантливые парни участвуют в других состязаниях. Найти достойного кандидата будет непросто.

Ливия обхватила мою руку и прошептала:

— Эм, ты думаешь с Джилком всё будет в порядке?

— Будет как новенький через три дня. Даже не верится, что они могут исцелить перелом так быстро.

Магия просто невероятна. Вот это скорость, они как будто пытаются похвалиться какое у них преимущество над медициной моего старого мира.

— В зависимости от состояния травмы, я бы справился и за день, — услужливо отметил мне в ухо Люксион. — Нет, двадцати четырёх часов было бы даже много.

Ливия озадаченно посмотрела на меня:

— Три дня? Как долго. Я бы вылечила его гораздо быстрее.

Очень малое количество людей этого мира способно использовать магию исцеления. Протагонистка довольно умела в этом плане, определённо это и делает её особенной и дарует звание Святой. Впрочем, Ливия понятия не имеет, насколько она драгоценна. Она не понимает, почему люди не могут повторить того, что ей удаётся без труда.

— Ливия, твоё мнение об обычном на самом деле очень необычно, — сказал я, пытаясь убедить её скрывать свои навыки ещё какое-то время. — Лучше оставить такие комментарии при себе, а то ты можешь разозлить доктора.

— П-правда? Ну, раз ты так говоришь…

Хотя моего объяснения она, кажется, не поняла, было очень мило, что она доверилась моему мнению без вопросов.

Пожалуйста, перестань, или я влюблюсь в тебя по уши.

Куда важнее, что пока я знаю о том, что Ливия гораздо лучше в исцелении, чем любой школьный специалист, демонстрация её силы неизбежно повлечёт за собой проблемы. И дело совсем не в запятнанной чести докторов, а скорее о том, что прошедшие об этом слухи могут привести к неожиданным последствиям. Нам стоит обсудить, когда и как ей применять свою силу.

— Но награда за победу в гонках так огромна! Мои денежки-и-и-и-и-и! — взвыла Мари, наконец демонстрируя настоящую (если честно, довольно отвратительную) причину своей горечи.

Принц Джулиус положил руку на спину Мари, пытаясь её утешить:

— Всё будет хорошо, Мари. Мы с остальными выиграем наши соревнования, обещаю.

Нет ничего удивительного в том, что академия для дворян предлагает громадные призы за состязания на фестивале. В моём предыдущем мире сумма составляла бы несколько миллионов йен. Впрочем, у каждого состязания свой призовой фонд, и за гонки на воздушных мотоциклах дают больше всего, около тридцати миллионов. Разница в награде явно указывает на отличия в интересе к событию.

— Но я так полагалась на эти деньги, — взвыла Мари. — все остальные выигрыши всего половина от суммы за победу в гонке воздушных мотоциклов!

Джилк заметно поник:

— П-прошу прощения. Я и не думал, что они зайдут так далеко.

Мари вытерла слёзы:

— Разве старшеклассники не были жутко жестоки? Нам следует потребовать компенсацию за твои раны.

Джилк и принц Джулиус разом покраснели, будто она беспокоится о них, а не о своём кармане.

Правильно говорят, любовь слепа.

— Она же только о деньгах всё это время беспокоится. Это правда их нисколько не волнует? — тихонько проворчал я.

Ливия свела брови:

— Я, эм, уверена, что она беспокоится и о Джилке тоже. В конце концов, ради неё они отбросили своё положение.

Да, да, ради неё они лишились титулов. Принц Джулиус и остальные были наследниками, рождёнными с серебряными ложками во рту, целым миром перед ними и прочей дребеденью… но посвятив себя Мари разорвали помолвки и лишились наследства.

Хотите честно? Это даже отвратительно, с какой готовностью они всем пожертвовали.

— Ага, только я в этом не уверен, — сказал я Ливии. — Как по мне деньги она любит больше, чем их. Только о деньгах она и говорит с тех пор, как мы сюда явились.

В этот момент распахнулась дверь и в палату ввалилось несколько старшеклассников. А возглавляла их второгодка, дочь графа, Клэрис фиа Атли. Пышные оранжевые волосы были собраны в низкий хвост, перекинутый через правое плечо. В последний раз, когда я её видел, она была одета, как настоящая аристократка, но после летнего перерыва превратилась в какую-то гяру, именно так, как с какой-нибудь японской картинки. Смена стиля не слишком ей повредила, она была высокой, стройной и посоперничала бы в красоте с любой моделью.

Новый вид шокировал всех, кто знал её как чистую и благовидную невесту Джилка… кхем, бывшую невесту. Как бы там ни было, она дочь придворного лорда, и она изменилась. За ней семенила целая стая мужчин, в числе которых было пять слуг полулюдей. Мужчины красовались за её спиной, словно она приказала им выставить себя на показ.

— Божечки, какой-то ты забитый, — сказала она мужчине, с которым когда-то была помолвлена. — Ну что, Джилк, как ты себя чувствуешь?

Неопрятно одетая униформа, расстёгнутые сверху пуговицы слегка обнажённая грудь. Я так и не смог понять, было это сделано ради стиля, или она просто неопрятная.

Стоп. Кажется, они примерно в таком виде и по академии расхаживают?

Стайка её последователей скользнула по нам взглядами, и, узнав Анжи, они тут же поправили свою униформу и вытянулись.

Джилк прикрыл глаза. Может он просто не может смотреть на то, что его предательство сделало с Клэрис. Лично мне кажется, что этот стиль ей жутко не идёт. Хотя, если девушка милашка, какая разница во что она одета.

— Всё-таки за этим стояла ты, Клэрис, — сказал Джилк.

— Именно! После того как ты меня вот так бросил, я решила заставить тебя страдать сильнее, чем страдала я. Я никогда тебя не прощу!

Когда такие слова произносит такой красивый человек это, безусловно, жутко. Её устрашающая аура делала её похожей на нечто большее, чем просто угрожающую девушку.

— Уффф, ярость миленькой девушки — это жёстко, — пробормотал я.

— Леон, как ты можешь так говорить? — прошептала Ливия. — Не мог бы ты отнестись к происходящему серьёзнее?!

Уважая просьбу Ливии, я закрыл рот.

Анжи вклинилась в разговор бывшей парочки. Она уставилась на девушку:

— Клэрис, это медицинская палата. Я могу понять, как вы себя чувствуете, но нарушать правила гонки? Вы из ума выжили?

Клэрис отпрянула, но потом улыбнулась. Растрёпанные волосы придавали ей диковатый вид.

— Вот не надо капать мне на мозги. Ничего бы не случилось, если бы ты приструнила принца. А ты смелая, раз ведёшь себя будто всё в порядке после того, как твой жених бросил тебя, как и мой. Я тебе не верю. Ты, наверное, наорала на него, как привыкла орать на всех остальных!

Анжи изогнула бровь. У неё пылкий темперамент. Стоит чуток её поддеть, и она взорвётся. Точнее, такой она была до недавнего времени. Наверное, влияние Ливии.

— Простите, вы считаете, что я в «порядке»? — фыркнула Анжи. — Мните себя героиней какой-нибудь трагедии? Похоже на то, по крайней мере из того, как вы маршируете со шлейфом из прислужников. Похоже ваши манеры были всего лишь фасадом для всего этого.

— Грр!.. Да что ты знаешь?!

Казалось, сейчас начнётся рукопашная, но вмешались приспешники Клэрис. В конце концов Анжи — дочь герцога. Делать её своим врагом они не хотели.

Наверное, даже у миньонов есть свои трудности. Немного им сочувствую.

Клэрис обратила свою ярость на Джилка, лежавшего с закрытыми глазами. Он даже на неё не посмотрел.

«Ты хоть понимаешь, что это всё твоя вина? — задумался я. -Нет, правда, ты во всём виноват, простак. Сделай с этим что-нибудь».

— И лучше бы тебе приготовиться к следующей гонке, — сказала ему Клэрис. — Я собираюсь забить тебя до полусмерти, прямо у всех на глазах. А потом буду делать это снова и снова. Плачь, рыдай и моли меня о прощении. Впрочем, его ты не получишь.

Хах, ребятки, да она в бешенстве.

— Если это успокоит твой гнев, поступай как знаешь, — сказал Джилк совершенно спокойным тоном. — Просто знай, что, если ты поднимешь руку на Мари или моих друзей, мстить буду я.

Мари к этому моменту смешалась с окружением, всеми забытая. Она вернулась в реальность, только когда Джилк назвал её по имени, и вздрогнула, когда Клэрис повернулась к ней. Впрочем, уже через мгновенье рычаг был нажат, и Мари вернулась к своему премилейшему образу… Видеть противно.

Эта девка — идеальная наследница моей младшей сестры. Всегда строит из себя хорошую перед другими людьми. Ненавижу, ненавижу, как же я её ненавижу.

— Месть ни к чему вас не приведёт, — сказала Мари. — Лучше побеспокойтесь о том…

— Не говори так будто знаешь, через что я прошла! «Никуда не приведёт»? Что с того? Думаешь меня это волнует?!

— П-простите! Вы совершенно правы!

Нескладная попытка оправдания лишь распалила гнев Клэрис. Ничего удивительного. Если заговорит разлучница, которая увела у девушки мужчину, тут любая разозлится.

К тому же, Анжи также уставилась на Мари с ненавистью.

Принц Джулиус встал между ними:

— Достаточно, Анжелика. Не смотри так на Мари.

Анжи выдохнула:

— Прошу прощения, Ваше Высочество.

Ух, как же я завидую. Вокруг него витает какая-то царственность.

Принц Джулиус повернулся к Клэрис:

— Я понимаю, что вам непросто простить Джилка, но я молю вас раз и навсегда прекратить эту подлость.

Клэрис бросила на него взгляд, на её лице возникла недобрая улыбка. Она стала похожа на маньячку:

— Это ты ко мне обращаешься? Ты действительно не понимаешь, скольким людям порушила жизнь эта девка? Не только Анжи. Вы бросили меня и других девушек, люди не перестают шептаться ни за нашими спинами. Тебе это знакомо? Нет не знакомо. Не можешь ты ничего знать.

Квест Мари по созданию реверсивного гарема стал кошмаром для других людей.

Я знал. Знал, что мир этой отоме-игры безумно гнусный.

Следующие слова принца Джулиуса прозвучали с искренней горечью:

— Я знаю, что у нас нет права выгораживать друг друга перед вами, перед кем мы провинились, но, всё же, я не могу позволить вам продолжать набрасываться на людей. Это совсем вам не идёт.

Я хмыкнул, и прежде чем успел себя урезонить, заговорил:

— Ого, смотрите, говорит Мистер Идеальный, у которого всё замечательно. Правильное лицо, правильные слова, полный набор. В смысле, ты-то тоже кинул свою невесту после того, как тебя соблазнили, но, почему-то, по твоим словам, это был резонный поступок. Похоже, только милое личико чего-то и стоит.

— Леон, ни-ни! — Ливия помотала из стороны в сторону указательным пальцем. — Нельзя говорить такие вещи. Ни-ни!

Чёрт меня дери. Как же она восхитительна. Теперь я понимаю, почему именно она должна была стать оплотом реверсивного гарема. Из-за её врождённого шарма, мысль, которую я высказал, казалась мне не такой раздражающей, когда я снова взглянул на Мари и её комплект её тупых мужеигрушек. Привлекательность протагонистки ужасна.

Принц Джулиус бросил на меня испепеляющий взгляд, а я посмотрел в потолок и закрыл рот.

Клэрис повернулась на каблуках.

— Если ты выйдешь на гонку, я тебя сокрушу, Джилк. А если не выйдешь, тот, кто займёт твоё место, столкнётся с моей яростью. Я донесу своё сообщение чётко и ясно, что бы не случилось, ты не прощён.

Она ухмыльнулась и пошла прочь. Когда она удалилась из палаты в комнате повисло напряжение.

Я вздохнул:

— Заместителей не предвидится, как мне кажется. После такой угрозы, нависшей над головами, никто не выйдет на трассу.

Джилк попытался поднять своё раненное тело с кровати:

— Гах!

— Остановись, Джилк! — принц Джулиус опустил друга обратно, но Джилк, кажется, был настроен решительно.

— Пожалуйста, отпустите меня Ваше Высочество. Если я выйду на трассу, никто не пострадает. Только так можно всё уладить.

Уладить всё можно было, не разрывая ваши помолвки, мелкомозгие.

Довольно поздно об этом говорить, но, пожалуй, стоит прояснить ситуацию. Что мы имеем: будущая святая брошена, пятеро наследников благородных родов лишены наследства и последствия усугубляются с каждым новым витком спирали… Хотелось бы мне усомниться в своей способности предвидеть будущее. Потому что мне это нисколько не нравится.

Неожиданно я осознал, что члены исполнительного комитета уставились на меня.

— Эм, а почему бы нам не использовать Бартфорта?

— Вы же понимаете, что он едва-едва проходит по оценкам для этого соревнования?

— Если кого и изобьют, так лучше его, чем Джилка.

Примерно с этими словами они посмотрели на меня.

Анжи налетела на них с яростью достойной… ну, эм, самой Анжи:

— Я не собираюсь отправлять на трассу Леона! Как вы можете позволить кому-то участвовать после того, как услышали, что грядёт?! Простите, но представителя от первого курса попросту не будет.

Когда Мари это услышала, она вздрогнула:

— Постойте! А что будет с призовыми?!

Если бы взгляды могли убивать, Мари бы рухнула замертво, когда Анжи на неё посмотрела:

— Разве это важно? Разве какие-то деньги стоят раны, подобной той, которую получил Джилк?

Голос разума, наконец-то! Будто гора с плеч рухнула, скажу я вам. Впрочем, я всё равно не собирался принимать участие. Кстати, если бы вышел на трассу, наверняка многие люди улетели бы на седьмое небо, увидев, как меня забивают до полусмерти.

Никогда в жизни я туда не сунусь.

Хотя… хмм.

— Н-но если мы не подберём замену ваша репутация пострадает, леди Анжелика! — возмутился один из членов комитета.

— Несомненно. Вы представитель учеников первого года обучения. Если мы не найдём замену, это плохо отразится на вас, — сказал другой.

— Если бы только нашёлся человек, который вызовется участвовать… — сказал третий.

Я задумчиво наклонил голову.

В этот момент Мари, взвинченная замечаниями членов комитета, отчаявшись, бросила меня на съедение волкам.

— Они совершенно правы! Если мы не найдём человека для участия, у леди Анжелики будут проблемы! Правда ведь, Джулиус?

Боже, у меня глаза красной пеленой застилает. Каждый раз, когда я слышу её голос, я слышу свою сестру, всех своих сестёр, вообще-то, из этого мира и из прошлого. Богомерзкий хор.

— Да, похоже на то, — выпалил принц. — В конце концов Анжелика наш главный представитель. Если она не найдёт представителя для гонки, это пагубно на ней отразится. Люди могут начать сомневаться в её способностях.

Я взглянул на Анжи, невесело улыбнувшуюся в ответ.

— Меня это не заботит, — произнесла она. — Никто не должен получать раны ради меня. Я не хочу причинять тебе ещё больше проблем.

Ого, ничего себе… В смысле?!

Для начала, что это за разговор о вреде репутации Анжи? Если кто-то должен стать козлом отпущения, почему это не испорченный малец, вроде, скажем принца Джулиуса?! Его репутация меня совершенно не волнует.

Но Анжи… Не могу позволить Анжи принять на себя удар. Она окажется в таком положении только потому, что пытается меня защитить. Я ей должен… и её папочке, если уж совсем честно. Он оградил меня от последствий той дуэли, и, если я сейчас оставлю Анжи, её папа точно запишет это на мой счёт.

Итак, что же я буду делать?

Взбешусь, конечно же. Я всегда был нытиком.

Ладно, я пойду.

— Что?! — удивлённо выпалила Ливия.

Анжи охнула:

— Леон, пожалуйста, не надо меня жалеть…

— Это не жалость! Просто заполни бумаги и закинь меня на байк.

Один из членов исполнительного комитета практически вылетел в дверь:

— Отлично! Я всем расскажу.

Ага, он собирается рассказать всей школе, что мне надерут задницу. Прекрасно.

— Леон, ты же не заставляешь себя, правда? — спросила Ливия, её лицо озарило такое беспокойство, что я начал думать будто я ослепну.

— Заставляю? Не. Я просто упрямый придурок! — Ну правда, выбора-то у меня нет.

Анжи задумчиво произнесла:

— Нет, ты не можешь. Люди Клэрис опытные ездоки. Один из них был чемпионом в прошлом году. Если они захотят что-то сделать, на треке их ничего не остановит.

— Не важно. Это один из тех моментов, когда парень должен сделать то, что должен сделать парень!

После этого девушки похоже поняли, что я настроен решительно.

— Леон, — сказала Анжи, — раз… раз ты заходишь так далеко, я не буду больше тебя отговаривать. Но я буду молиться о твоей победе.

— Я-я тоже буду тебя поддерживать, — выпалила Ливия. — Обязательно буду!

Спасибо вам обеим, правда.

Как бы там ни было, это уже не просто встревание в чью-то попытку свести счёты… потому что я в самой настоящей политической опасности. Я могу потерять доверие папы Анжи, если не приложу все возможные усилия.

Мари была, разумеется, довольна как никогда:

— Итак, всё решено! Если ты проиграешь, я ничего не теряю. Но если победишь, призовые деньги мои. Да, идеально!

Кто-нибудь будет на меня в обиде, если я смачно вмажу кулаком по её ухмылочке? Мне так не кажется. Ладненько. Ну, это её заявление просто заставило меня ещё меньше хотеть расстаться с деньгами, которые я сегодня выиграл.

Джилк бросил на меня взгляд. Его выражение сменилось на разочарованное, и он отвернулся.

Что, настолько меня ненавидишь, да?! И ладно, это чувство взаимно! Я тоже всех вас до чёртиков ненавижу!

Немного помолчав, он наконец произнёс:

— Подозреваю, мне остаётся только положиться на тебя.

— И не забудь мне реку благодарности нареветь, коварный зелёный змей, — ухмыльнулся я, — потому что ты мой должник после этого.

Он усмехнулся:

— О да, задолжал я тебе уже немало.

— И будь готов, потому что расплаты я потребую сразу.

После этого я вышел из палаты, готовиться к гонке на воздушных мотоциклах.

— Люксион, — позвал я, — время сиять.

— Разумеется, хозяин.