Том 2    
Глава 4. Слабость


Вам нужно авторизоваться, чтобы писать комментарии
calm_one
3 д.
Спасибо за перевод
Быстро и приятно. И ранробка приятная.)
Буду ждать продолжения
waifugeleon
4 д.
Спасибо за перевод, на удивление, если относиться именно как к миру новелки для дам, читается легко и интересно) Сколько томов вообще в наличии(оригинал)?
yakilll
6 д.
Спасибо за перевод! С нетерпением жду следующего тома)
calm_one
13 д.
Итак, получит ли Хан Соло принцессу Лею и... (не знаю, с кем уж сассоциировать Ливию)?! Об этом мы узнаем в следующей части (томе)!
(Хотя что это я? Не получит, разумеется. Так и будут размазывать их отношения еще не один том. Хотя приключения нас ждут, думаю, интересные.:) )
sergeus_mora
15 д.
Уважаемый Переводчик! В обновлённой версии анлейта в этой главе есть ещё одна картинка, уже не с Анжи, но с Ливией. Если Вам интересно, то могу отправить её Вам на почту или прикрепить в виде ссылки, если сайт поддерживает ссылки на сторонние ресурсы.
sergeus_mora
15 д.
https://cloud.mail.ru/public/s7dz/WNew5skBk
Находится ПЕРЕД абзацем "— Меня это нисколько не волнует! — маленькие ручки Ливии сжались в кулаки. ..."
kristonel
14 д.
Взял новую версию, после того как выложу книгу перечитаю, сверю. Картинка вставлена. На будущее, уважаемый читатель, когда вы оставляете комментарий его не остаётся под главой, так что в таких случаях указывайте переводчикам на конкретные главы. Спасибо за внимательность.
calm_one
16 д.
Отлично. Жаль только, что оборвалось на самом интересном месте. Буду ждать продолжения)
calm_one
20 д.
Спасибо за работу. Было приятно почитать
kodrok
27 д.
А разве этот тайтл не переводился на руранобэ или ещё где-то? Это к тому что где-то в инете уже есть перевод до стажировки в другой стране минимум.

Или переводчики хотят свой перевод?))
kristonel
26 д.
Йеп, свой перевод с блэкджеком и... Ну и официальный анлейт вышел только сейчас. Т.Е. остальные переводы ведутся либо напрямую с япа, либо с неофициального анлейта, либо с веб-версии. Что не делает их менее каноничными.
ashen____one
25 д.
Тот перевод хорош, конечно, но ждать его, моё почтение) Тем более не плохо почитать и другой перевод)
almer
14 д.
ashen____one, все б ничего, но перевод на руранобэ завис и не отвисает...
brazor
27 д.
Удовлетворите мое любопытство, пожалуйста, переводчики данного тайтла. Чем вы руководствовались, когда решили титул Earl в переводе оставить Эрлом, а не Графом? (Действительно любопытно :) Почему вы так решили?)
kristonel
26 д.
Патамушта я мудак. Такой ответ устроит?
brazor
26 д.
Эй, не принимай близко к сердцу, я ж не критиковал ;) Мне реально просто любопытно было. Но ответ отличный! :D
kristonel
25 д.
Да я не принимаю, уже пофиксил хД
maxic
1 мес.
Ура! Прода!

Глава 4. Слабость

Я вошёл в ангар воздушных судов, чтобы подготовиться к заезду. Свой шлем я держал в руках, прикрывая Люксиона, который соединился с моим мотоциклом.

— Вы абсолютно уверены, что покровительство герцога нуждается в каких-то действиях с вашей стороны? — спросил он. — Если бы я не знал вас лучше, я бы принял вас за одного из приспешников Анжелики. Впрочем, подозреваю такая роль подходит обычному персонажу массовки, которым вы являетесь, не так ли?

Ну спасибо, пассивно-агрессивный робо-мудак. Каков наглец, мои слова обернул против меня.

На самом деле я бы назвал себя невидимой опорой. Например, я явно уступаю в выдающейся внешности принцу Джулиусу и прочим любовным интересам. У меня самые обычные чёрные волосы, обычные чёрные глаза и вообще я обычный парень. И кстати, мне это в себе нравится. Обычность? Как по мне, звучит идеально. Быть обычным круто.

— Если честно, я хотел бы сливаться с задним планом чуть сильнее. Так что, знаешь, роль подпевалы злодейки для меня слишком выдающаяся, вынужден от неё отказаться. Ну, что там? Справишься?

Из сферического тела Люксиона выдвинулся длинный щуп, которым он мог перестраивать мой мотоцикл. Кто-то явно над ним уже поработал.

— Ещё десять минут и всё будет замечательно. Кто-то пытался устроить саботаж. Они испортили двигатель.

Я вздохнул:

— Эти ребята всерьёз меня ненавидят, да?

Не то, чтобы я их за это винил, я обратил против себя немалую часть студенческого братства одной только дуэлью.

— О да, абсолютно вся школа вас презирает. Вам стоит ценить единственных девушек, которые так замечательно к вам относятся. Если вы не видите в них будущих невест, хотя бы относитесь к ним как к друзьям.

— Друзьям, значит?

— Если не считать Даниэля и Рэймонда, они единственные люди, которые у вас есть. Вам стоит лучше о них заботиться.

Я задумался. При обычных обстоятельствах протагонистка и злодейка ни за что не связались бы друг с другом. По целому списку очевидных причин. Насколько я могу понять, достичь настоящей дружбы для них должно быть почти невозможно, но они очень сблизились.

— Главное, чтобы никто из нас не начал испытывать чувства, — сказал я. — Тихое плаванье, без цунами и штормов, простой дрейф, вот чего я хочу. Особенно в отношении этих двоих.

— Ни одна из них вас не интересует? Нисколько?

— Да ладно, ты же знаешь, они…

Третьегодка прервал наши перешёптывания, подойдя ко мне. Высокий парень, коротко подстриженный и вдобавок с рельефной мускулатурой. Парень явно качается. Толстая мускулистая шея раздулась, когда он взглянул на меня сверху вниз. Я узнал в нём одного из лучших ездоков, в смысле, первого кандидата для ставок на победителя.

— Выходит, ты заменишь Джилка, да? — спросил он. Враждебности я не ощутил.

— Ого, уж не первый ли это кандидат на победу, — ответил я. — Что-то нужно? Я немного занят, может переговорим позже? С двигателем неполадки.

Я встал перед мотоциклом, продолжая скрывать за спиной Люксиона. Этот парень приспешник Клэрис, можно с ним не церемониться.

Он был на удивление расслаблен:

— О, так ты меня уже знаешь? Ну, значит представляться не нужно. Хотя я и подумать не мог, что лопатный парень займёт место Джилка. Вообще, так будет даже сложнее.

Лопатный парень? А, наверное, потому что я использовал лопату в дуэли с принцем и остальными.

— Шикарное прозвище, спасибо.

Он издал ироничный смешок, а потом вернулся к серьёзному тону:

— Хочу заранее извиниться. Я против тебя ничего не имею, но в следующей гонке собираюсь тебя уничтожить. Ты меня услышал.

Какое освежающе прямое объявление войны! Хотя, если он извиняется, может лучше стоило бы избавить меня от избиения? Не люблю боль.

— Погоди, неужели ты настолько под каблуком? — спросил я. — Мисс Клэрис тебя шантажирует, или что?

— Нет! — неожиданная пылкость этого выкрика застала меня врасплох, и он тут же извинился. — Ой, прости, не хотел кричать…

Он прокашлялся, глянул в разные стороны и шёпотом объяснился:

— Я из семьи придворных дворян, но мы в самом конце иерархии. К тому же я не наследник и придворного ранга у меня не будет.

То есть, это один из учеников обычного класса.

— Несмотря на наше положение, мисс была ко мне добра. Когда она узнала, что у меня талант к гонкам на воздушных мотоциклах, она профинансировала мои тренировки. Благодаря ей после выпускного я смогу зарабатывать себе этим на жизнь. — он положил руку на один из мотоциклов неподалёку и грустно улыбнулся. — Она очень добрая. Мы её ценим. Многие девушки этой академии просто ужасны. Когда мы слышим жалобы последователей других девушек мы понимаем, как нам повезло.

Я продолжил слушать его рассказ.

— Госпожа обустроила трек у себя дома. После этого у меня не было недостатка в практике, потому что я мог тренироваться, когда хочу. Она даже тренера наняла и отправляла в подарок бывшему небесные мотоциклы. Она всегда ему улыбалась и пыталась подбодрить. Сложно смотреть за таким со стороны, но я был за неё рад. А потом этот ублюдок заявил, что хочет разорвать помолвку. Она пыталась встретиться с ним, убедить его прийти в чувство, но он отказался даже увидеться с ней.

Что же, теперь я не могу винить ни этого парня, ни Клэрис в случившемся. Джилк заслужил хорошую трёпку. И мешать им я не собираюсь.

Ну ты можешь не переживать! Предоставь всё мне.

— То есть, отпустить меня ты не можешь? — спросил я.

— Прости. Мне тебя жаль, но приказы госпожи нельзя нарушать. И этот мы поклялись исполнить во что бы то ни стало. Даже если это будет стоить нам жизней.

А вот и безумная решимость. Клэрис умеет вдохновлять людей на верность.

— Я слышал, что было в медицинской палате, — сказал он. — Знаю, я многого прошу, но надеюсь ты не будешь держать на неё зла. За лето она изменилась. Начала таскаться с рабами и устраивать ночные вечеринки. Она такой раньше не была.

Рабы и тусовки? Пф-ф-ф-ф. Куча девчонок в академии погрязли в этом, а первая среди них моя старшая сестра. Как-то это мелковато для беспокойства.

Чёрт, это уже терминальная стадия. Эта раковая отоме-игра укоренилась в моей голове.

На мгновенье я впал в ступор, потому что покорный придурок внутри меня на эту жалобу завопил: И что такого? Это нормально!

— И что, ты мне всё это рассказываешь, чтобы я тебе поддался? — ухмыльнулся я.

Он усмехнулся:

— Не прокатило, да? Что же, я знал, что тебя мои заботы не волнуют. Ну ничего. Считай я просто с собой говорил. Можешь забыть всё, что я сказал.

Я посмотрел ему вслед, а потом запрыгнул на сидение воздушного байка. Надев шлем на голову, я поправил его так, чтобы он оказался на нужном месте.

— Модификации завершены, — объявил Люксион.

— Отлично.

— Хозяин, вы намереваетесь победить после всего, что услышали?

— Конечно. Плохо быть ими, но я на свою победу кучу денег поставил.

Что же до шумихи из-за того, что я занял место Джилка?.. Ну, достаточно будет сказать, что студенты знают о том, что я был отправлен на воздушный мотоцикл школой, и уверены в моём неизбежном поражении. К тому же, в сравнении с остальными гонщиками я не так спортивен. То есть, я снова считаюсь заведомо проигравшим.

— Хотите сказать, вам нужны деньги? — спросил Люксион. — Не нужны, конечно же, пока я с вами. Со мной вам ничего не понадобится до самого конца вашей жизни.

Придурок. Невесту ты мне дать не можешь, не так ли?! Что за бесполезный робот.

И, если честно, я просто хочу победить. Люблю побеждать.

Есть и ещё одна причина…

— Что я могу сказать, мне хочется увидеть их эмоции, когда я пересеку финишную черту первым. Вот чего я очень жду. Выиграть ставку всего лишь вишенка на торте. Это не моя основная цель.

— И снова вы доказываете, что вы примерный представитель человеческой расы, Хозяин. Хотя, должен отметить, то, что вы полагаетесь на мою силу для победы, выглядит нестерпимо жалко. Однако, у вас хватает наглости, чтобы ваша истинная беспомощность вас не беспокоила. Воистину, мне бы хотелось быть на вас похожим.

Мелкий ублюдок. Вот надо тебе так язвить?

***

Перед началом гонки мотоциклы выстроились на стартовой черте. Парить в воздухе на одной из таких машин ощущается свежо и даже приятно… если, конечно, вниз не смотреть.

Аудитория разразилась криками, наблюдая с трибун. Восторг казался мне очень наигранным, потому что окружающие меня гонщики практически содрогались от неприкрытой злобы.

— Ох, как же я хотел, чтобы ты показался, — сказал один из них. — Я отплачу тебе за всё, что ты мне сделал.

Погоди, а ты кто?

Парень выглядел как второгодка, но его лицо мне совершенно не знакомо. Когда я проигнорировал его вызов, он стукнул своим байком о мой.

— Не игнорируй меня! Первогодка недоделанный!

Я фыркнул:

— Как будто я должен запоминать каждого из вас, отморозков. Напомни-ка мне, кто ты такой. Я просто скажу твоё имя герцогу. Ну так что? Не будь трусом, говори как тебя зовут!

Похвалившись своими связями с герцогом Рэдгрейвом, я заставил его отступить. Кого волнует, что это делает меня кроликом, который прячется за львом?! Мне понравилось.

Парень прищёлкнул языком и откатился от меня.

Все участники выстроили мотоциклы перед ленточкой ткани, растянутой перед нами.

— Умничаете, как и всегда, я погляжу, — сказал мне в ухо Люксион.

— Я настолько правильный и серьёзный ученик академии. Почему ко мне постоянно пристают какие-то проблемы? Можно хоть немного отдохнуть.

— Вы сами в этом виноваты. Нет, правда, хватит заставлять меня задумываться о том, что вам просто нравится свет софитов. Как бы там ни было, сейчас пора собраться. Гонка скоро начнётся.

Посмотрев перед собой, я увидел, что вперёд выступил судья с ружьём, целясь в небо. Он спустил курок. Байки рванули вперёд.

К моему разочарованию, присоединиться к тем, кто ушёл от остальных в отрыв я не смог.

— Идеально исполненное окружение, — заметил Люксион.

— Scheisse!

— Серьёзно? Немецкий? Я думал вы говорили, что были японцем в прошлой жизни. К чему это?

— К чёрту!

С того момента, как начался заезд, другие участники взяли меня в коробочку. Они ударяли байками по моему и пинали меня при любом удобном случае.

Испорченные уроды!

— Выкуси, подонок!

— Из-за тебя я в долгах!

— Я тебя урою!

Но их оскорбления меня только подстёгивали.

— Не вините меня в своих ошибках, уроды! Это я вас урою!

Я начал пинаться в ответ, а Люксион раздражённо вздохнул.

— Как же это жалко, вам не кажется? Слабоумные дерутся между собой…

Атаки сыпались на меня со всех сторон, а я продолжал их выдерживать, в то время как напавшие на меня участники преграждали мне путь.

— Ау! Кто это бросил?! Надеюсь, вы готовы к расплате!

***

В роскошной комнате отдыха с видом на арену собралось немало учеников, они наблюдали за соревнованием.

— Так ему!

— Да, и вот так тоже! Забейте его до неузнаваемости!

— Да ладно, чего вы так слабо лупите этого придурка!

Большинство из них ободряли участников, напавших на Леона.

Анжи массировала виски, борясь с головной болью.

— Я понимала, что, если он не станет участвовать в заезде, это вызовет недовольство остальных студентов, и согласилась, потому что было бы неплохо дать им выпустить пар, хоть немного… но они заходят гораздо дальше, чем я ожидала.

Слёзы стояли в глазах Ливии:

— Сердце за него разрывается. Он не такой плохой, как все они… в смысле…

Пытаться защитить Леона, значит оказаться в полном меньшинстве, так что Анжи попыталась успокоить Ливию:

— Всё хорошо. Мы знаем, что у него есть свои недостатки. Может мы будем единственными, кто его поддерживает, но давай просто продолжим за него болеть. Хотя довольно иронично, что люди Клэрис к нему даже приблизиться не могут…

Можно было подумать, что приспешники Клэрис должны были первыми напасть на Леона, однако остальные участники заезда поспешили первыми выместить на нём свою злобу. Они окружили Леона и постоянно его били. Последователи Клэрис растерянно парили неподалёку, не решаясь броситься в кучу участников.

Пока Леону удавалось избегать серьёзных травм, но продолжая за ним следить, Анжи нервничала всё сильнее. Она раздражённо сжала кулаки, когда рядом будто из ниоткуда возникла дочь графа Оффри, та самая посетительница, которая принесла Леону немало проблем. Несмотря на то, что под её глазами и глазами её приспешниц были тёмные круги, её губы были искривлены в улыбке.

— Божечки, у твоего маленького приспешника так много врагов.

— Он не мой приспешник, — сдержанно сказала Анжи.

— Будто это важно. Он же с тобой якшается, разве нет? Ты хоть представляешь, сколько ваше маленькое представление причинило мне проблем?

Трёпка, которую от своего рода получила дочь графа Оффри, была более чем заслужена, учитывая, что она приказала слугам напасть на королеву. Анжи отметила, что теперь ни у неё, ни у её последовательниц слуг нет.

Анжи фыркнула:

— Если нужно в этом кого-то обвинить, обвиняй своё собственное невежество.

Девушка нахмурилась и схватила Анжи.

Ливия вклинилась между ними:

— Пожалуйста, держите свои руки при себе!

— Ливия… — пробормотала Анжи, явно радуясь поддержке подруги.

Дочь Оффри была далека от радости, её глаза превратились в щёлки:

— Как смеешь ты вмешиваться, бесполезная простолюдинка.

Ливия замялась:

— Эм, но, я…

Настала очередь Анжи вставать перед Ливией.

Дочь графа Оффри злобно улыбнулась:

— А ты сильно изменилась, Анжелика. Что стала такой слабой, потому что от тебя отвернулись твои приспешницы? Раньше ты бы этого червяка и взглядом не удостоила. Хочешь сказать, твоя гордость пала так низко, что ты цепляешься за это… существо? Какой странный для тебя выбор, раньше ты бы даже говорить с таким мусором не стала. А может твой дом пал так сильно, что кроме крестьян тебя никто и замечать не хочет?

— Нет! — прикрикнула Анжи на дочь графа Оффри, но отвела взгляд. Ливия значит гораздо больше, чем она. И Анжи должна была донести до Ливии эту истину, что всё, что было сказано, простое недопонимание. Но когда она открыла рот, чтобы заговорить, она будто прикусила язык: — Ливия, это не… я…

Анжи не знала, как именно выразить то, что она хотела сказать. Дело было в том, что сказанное дочерью графа Оффри про прошлую Анжи было правдой, и ей было за это жутко стыдно. В конце концов она смогла только отвернуться от дрожащей Ливии.

Ливия, всхлипнув, развернулась и выбежала из комнаты.

Анжи вытянула руку, чтобы её остановить, но опоздала. Она, замерев, смотрела, как Ливия выбегает в дверь.

— А!.. — поначалу Анжи собиралась погнаться за Ливией, но ноги её не послушались. Она опустила руку. А есть ли у меня право после такого с ней говорить?

Ежедневная жизнь дочери герцога отличается от жизней даже других дворян, вроде Леона. Анжи никогда не выходила в поля до этого лета. Они никогда не общалась с простолюдинами. Общение с Ливией и поездка в дом Леона на лето — это одни из тех вещей, которые в её жизни не должны были произойти. В прошлом Анжи почти не задумывалась о людях, которых совсем не знала.

— Ох, какая досада, она убежала, — ухмыльнулась девушка из Оффри. — Похоже твоя подружка тоже тебя оставила.

Анжи уставилась на неё гневным взглядом:

— Да что ты знаешь?

— Прошу прощения? — беспечно улыбнулась девушка в ответ.

Анжи шлёпнула её по лицу. Звон удара разнёсся по комнате.

Дочь графа Оффри схватилась за щёку:

— Ну… ну всё, ты это сделала!

— Что я там сделала? На такую мелкую сошку, как ты, я даже времени тратить не хочу, — ответила Анжи.

Девушка попыталась ударить, но Анжи уклонилась. В комнате послышались нотки паники, ученики начали переговариваться и охать.

Анжи этого не слышала. Девушка из Оффри и не думала отступать, так что Анжи схватила её за шкирку и ударила кулаком по лицу.

— Что ты обо мне знаешь?! — выкрикнула Анжи. — Я тебя уничтожу. Я сотру тебя в порошок этими самыми руками!

Девушка из Оффри вцепилась в волосы Анжи.

— Тебе конец, ведьма! Думаешь ты можешь победить? Твой дом проиграет в этой войне! Тебе конец!

В комнате отдыха поднялся переполох.

***

Когда мы начали подходить к финишу, остальные участники наконец от меня отцепились, чтобы занять хоть сколько-нибудь достойное место в заезде.

— Наверное хватит и так, да? — крикнул один.

— После такого избиения будет чудом, если он до финиша доедет, что уж говорить о драке, — сказал второй.

— Ага, увидимся, лузер!

Я подождал, пока эти уроды отлетят чуть подальше, а потом вцепился в рукоятку газа и выдавил её, отпустив тормоза. Вибрация ускоряющегося мотора вызвала у меня возбуждение. У меня побитый байк и треснувший шлем, но сердце моё не сломлено.

Плохо быть вами, придурков куски! Надо было добивать меня до конца, если хотели победить.

— У нас же получится, Люксион?

— По вашей команде можем начинать. Однако, мне кажется немного странным, что рефери игнорировал явные нарушения. Разве это не то, что вы, люди, называете нападением?

Я пожал плечами:

— Я сам виноват. Надо было подкупить судью, чтобы он помог мне этого избежать.

— Вам в голову всегда приходят самые подлые мысли. Хотя, я подозреваю, что судья уже был подкуплен, чтобы ничего не замечать, и потребовал бы ещё большую сумму, чтобы прийти вам на помощь.

— Как будто это проблема, у меня уже больше денег, чем я мог бы потратить! По крайне мере теперь я могу сжульничать и не чувствовать себя виноватым.

Набирая скорость, я обогнал группу участников, державших меня в коробочке. Раньше их объединяла ненависть ко мне, а сейчас они пинали друг друга.

Благодаря помощи автопилота Люксиона байк огибал все препятствия. Даже с моими отстающими навыками я смог вырваться вперёд, оставив их далеко позади.

— Ублюдок! — кричали они в отчаянье.

Я помахал им на прощанье:

— Спасибо, что друг друга придержали. Последние места будут вам к лицу. А теперь пожрите пыли!

Я двинулся к лидерам заезда — группе гонщиков Клэрис. В отличие от остальных, в их группе сильно чувство товарищества, и они не против поделить победу друг с другом, не выделяя кого-то одного.

— Вы двигаетесь быстро, как я и предполагал, — сказал Люксион.

— Мы сможем их догнать?

— Не смешите меня, хозяин. И минуты не пройдёт, как все они останутся позади.

Двигатель был разогнан до предела, байк начал сотрясаться, двигаясь вперёд. Я вцепился в руль, поскольку не был ни на что способен, и доверил Люксиону управление и свою жизнь.

— Хозяин, загрузка мотоцикла превышает расчётные характеристики. Позвольте сказать откровенно, вы мёртвый груз.

— Это ты работал над системой, а теперь меня трясёт, как проклятого! И не называй меня мёртвым грузом! Ещё разрыдаюсь из-за тебя! — я двигал телом, пытаясь помочь распределению веса в сторону движения мотоцикла.

Вскоре мы обогнали нескольких гонщиков из лидирующей группы.

По толпе прокатились крики. Даже голос комментатора выражал недоумение:

— Невероятно! Бартфорт борется за первое место. Как такое вообще возможно? Он нелегально улучшил свой мотоцикл?!

Неужели моя победа так сильно их беспокоит?

— Вот оно что. В таком случае я обязан победить, чего бы мне это ни стоило, — сказал я, стиснув зубы. Не могу дождаться ваших рыданий.

Когда я обогнал парня, который был на третьем месте, парень со второго преградил мне путь:

— Я тебя не пущу!

Я усмехнулся:

— Ох, приятель, я пройду, нравится тебе это или нет.

Двигаясь вместе с мотоциклом, я проскочил на второе место.

Передо мной остался всего один участник — третьегодка, заговоривший со мной в гараже.

Я попытался обогнать его по внешней линии и, когда мы поравнялись, заметил, что он даже не пытается провернуть какой-нибудь грязный приёмчик, чтобы меня спихнуть. Вместо этого, судя по всему, он был доволен честным состязанием на финишной прямой. Мне не показалось, что он из тех людей, которые будут поступать подло, и я оказался прав.

— Ты уж прости, — пробормотал я.

По команде Люксиона пламя полилось турбин моего небесного мотоцикла. Даже я испугался скорости, с которой нас неожиданно понесло вперёд. В тот кошмарный момент, я поклялся, что никогда больше не оседлаю воздушный мотоцикл.

К счастью, мы оторвались достаточно, чтобы никто не мог усомниться в нашей победе.

Я победил! Довольно подумал я, пересекая финишную черту.

Я сбросил скорость, после чего снял с себя шлем и, ухмыляясь, помахал трибунам:

— Я победил, парни! Простите, но мне не жаль!

Аудитория на меня кричала.

— Снова ты?!

— Верни мне мои деньги!

— Ты бедствие!

Наслаждаясь их «поддержкой», я продолжал махать людям. Горечь на их лицах была величайшей наградой для меня.

— Хозяин? — вмешался Люксион.

— Тише, я наслаждаюсь моментом.

— Как бы я не хотел стать «тише», двигатель уже на пределе.

— А? — взглянув назад я увидел, что белый дым валит от байка.

— Не-е-е-е-е-ет! — крикнул я, хватая Люксиона и спрыгивая с воздушного мотоцикла. Ну, это объясняет, почему моей заднице было так горячо.

К счастью, третьегодка, пришедший вторым, подхватил меня и не дал упасть с высоты.

Я был так рад, что едва не разрыдался:

— Ты меня спас!

Он сдержанно улыбнулся:

— Это мелочь. Если честно… не могу сказать, что сожалею о том, как закончилась твоя дуэль. Считай это моей благодарностью. И ещё, по правде говоря, ставить на тебя неплохая мысль.

А, похоже он так сильно ненавидел Джилка, что поставил на мою победу в той дуэли.

***

После удивительной демонстрации благодарности от последователя Клэрис, я вернулся в палату, в которой лежал Джилк, с призовыми деньгами, разумеется.

Я был в редком для меня невероятно приподнятом расположении духа. Обычно я себя так ощущаю только когда разношу свою сестру в каком-нибудь споре, надо ценить такие моменты.

— Видишь? Я победил, — сказал я, помахав выигрышем. — Надеюсь, ты не забыл своего обещания, Джилк, приятель, старый друг.

Он тихонько вздохнул:

— Да, обещание — это обещание. Приказывай мне, что пожелаешь. Если это в моих силах, я исполню всё, что ты попросишь.

Тот факт, что он уточнил про силы, говорит о хитром складе ума. Не собираешься обещать мне того, что не можешь сделать физически? Да ладно тебе, пройдоха!!! Покажи хоть немножко мужественности, мусорная подделка фантастического любовника.

— Итак, что вы от него хотите? Голую стойку на руках? — спросил Кайл, держа руки за головой, как-то слишком фамильярно, на мой взгляд.

Ты же знаешь, что вообще-то я барон? Где учтивость?!

— Ты придурок что ли? — фыркнул я. — Чем мне поможет его голая стойка на руках? Хотя минуточку, заставить его раздеться перед девчонками неплохая идея. Я могу на этом заработать.

Мари ткнула в меня пальцем:

— Неужели ты так отчаянно жаждешь денег? Крохобор!

— В зеркало глянь! Ты куда хуже, чем я!

— Не важно. Отдавай призовые!

Бесит до невозможности.

Конечно, благодаря Джилку, я получил возможность проехать сразу в финале, и гораздо честнее было бы поделить выигрыш. Впрочем, уговор есть уговор.

— Ладно. Забирай.

Она опасливо на меня посмотрела:

— Какой-то ты жутко учтивый.

— Учтивость — моё второе имя.

Когда я протянул ей мешочек с тремя сотнями тысяч диа, Мари собралась нырнуть в него, чтобы всё пересчитать, но по пути её взгляд остановился на платиновой монете, которую я катал между пальцами, как будто намеренно выставляя её на показ.

— Платиновая монета? Т-ты просто вот так её носишь? — спросила она.

— А почему нет? Я кучу таких сегодня на ставках заработал. Поставил на себя кучу денег, я был последним в списке претендентов на победу и срубил куш.

Словно осознав, что я выиграл гораздо больше, чем триста тысяч диа, которые она держит в руках Мари затряслась. Королеву Крохоборок явно начала съедать зависть.

— Ж-жулик! Это же нечестно! Не могу поверить, что ты поставил на себя!

Я пожал плечами:

— Деньгам моим это скажи. А, ну да, можешь сполна насладиться этой нищенской подачкой.

Несколько секунд мы просто сжигали друг друга взглядами. Мари скрипела зубами от раздражения, содрогаясь от ярости, а я улыбался. Как же легко понять, о чём она думает.

Неожиданно, Джилк поднялся с кровати.

Стоп, а ему можно быть на ногах в таком состоянии?

— Хорошо, — произнёс он. — Если стояние на руках голышом тебя удовлетворит, то я…

— Тупица, — бросил я, отводя взгляд от непроходимого болвана. — Если я заставлю тебя сделать нечто подобное, Анжи и Ливия даже слушать мои объяснения не станут. Очевидно, я задам тебе задачку, которая гораздо… а, не важно! Правда! На самом деле, я попрошу об услуге.

Джилк настороженно на меня посмотрел:

— Какой «услуге»?

Стоп, ты что, мне совсем не доверяешь?

***

Аура меланхолии нависла над академией в конце фестиваля. Люди разбирали стенды во дворе и расходились с инструментами по домам. Трёхдневный фестиваль закончился, а я ощутил, словно одна из лучших глав моей жизни наконец подошла к концу.

Из нашего кафе надо было вынести столы и стулья которые я одолжил на время фестиваля. Джилк был в комнате, напротив стояла Клэрис и её последователи. На голове и вокруг руки Джилка были повязки. Он выглядел жалко, стоя напротив Клэрис.

Что же до услуги…

— Прости за всё, что было.

Я попросил его извиниться перед Клэрис.

В общем-то я попросил его сделать то же самое перед моей старшей сестрой Дженной по пути сюда, но только потому, что мы с ней столкнулись. Вот эта встреча была моей целью.

В глазах Клэрис появились слёзы:

— Прошло столько времени, после всего… ты опоздал! Я ждала тебя! Думаешь можешь просто перечеркнуть всё, что между нами было, парой слов?

Она была мрачной, и это понятно. Джилку следовало бы сделать гораздо больше.

— Понимаешь, было бы… опрометчиво жениться на тебе после того, как я влюбился в другую женщину, — сказал он. — Я не люблю врать… точнее, я не мог вынести мысли о том, что придётся врать тебе. Клэрис, у меня есть чувства к другой.

Она сделала шаг вперёд и отвесила ему звонкую пощёчину. Шлепок был музыкой для моих ушей.

Ещё! Сделайте это снова, мисс Клэрис!

Джилк не попытался защититься. Он собирался принять всё, что она могла бы ему сделать. Я слегка поражён его решимостью, но мне бы хотелось, чтобы он придумал этому качеству применение получше.

— Врать? О чём ты говоришь? — выпалила Клэрис. — Ты позволил ей себя соблазнить! Тебе так хочется её, что ты готов меня бросить? Почему она?! Просто объясни почему… почему это не могу быть я.

— Я и сам не уверен. Я знаю только, что влюбился в неё по уши. Поэтому я и не хотел с тобой видеться.

Оправдание просто ужасное, но из-за приятного личика его слова звучат будто бы убедительнее и красивее, чем есть на самом деле. С того места, на котором я стоял, кажется, будто он не хотел видеть Клэрис, потому что знал о том, что поступает неправильно.

Если бы я попытался объясниться так же с моим лицом, мой собеседник бы просто впал в ярости и заявил: Да что с тобой не так?

А какое оправдание я бы использовал, окажись я на его месте? Ну, для начала, я не стал бы изменять. В этом мире мужчина, совершивший измену, будет освежёван заживо, вербально и ментально.

Если то же самое сделает женщина, люди скажут что-нибудь вроде: ни-ни! (выражаясь словами Оливии). И на этом кончится.

Этот мир абсурден.

Клэрис сжала кулаки:

— Думаешь, можешь вот так соскочить? Джилк, ты всегда так поступал! Ты никогда не рассказывал мне, что чувствуешь на самом деле. Никогда! Ты и в этот раз собираешься просто отговориться от извинений? Хочешь просто сбежать?

— Но именно это я и чувствую. У меня нет права даже смотреть на тебя, и я знаю, что лишь причиню тебе боль, если встречу снова. Я хотел бы, чтобы ты просто сохранила обо мне добрую память и отпустила.

То, что Джилк один из любовных интересов игры, не делает его безупречным. В игре самой большой его проблемой была неспособность выражать свои истинные мысли и чувства. Он всегда улыбался, никогда не пытался выразить, что ему нравится или не нравится, а когда сталкивался с чем-то, что ему не нравится он убегал. Настоящая заноза в заднице, как по мне. Он всегда оправдывал своё поведение, говоря, что всё, что он делает, он делает только «ради принца». Интересно, разыграет ли он эту карту сейчас.

Что бы ты там не хотел, Клэрис была твоей невестой. Ты должен был хотя бы извиниться перед ней как следует!

Приспешники Клэрис были готовы избить Джилка до неузнаваемости. Я забеспокоился, не стоит ли мне вмешаться, когда…

Клэрис фыркнула:

— Чёрт с тобой. Ладно.

— Миледи? — один из третьегодок с беспокойством взглянул на девушку.

Она вытерла слёзы:

— Я не хочу больше пачкать руки. Не из-за тебя. Я не хочу, чтобы меня хоть что-то связывало с таким мужчиной. Отныне мы незнакомцы. Даже не думай ко мне подходить.

Вот это да. Поразительный ультиматум, учитывая, что она это и начала.

Джилк низко поклонился:

— И снова прошу прощения. А ещё… спасибо тебе, Клэрис.

Клэрис стиснула зубы:

— Не веди себя так, будто мы друзья! Я не хочу тебя даже видеть!

Джилк повиновался её желанию и выскочил прочь из класса.

Уххх… Чего? Получается теперь я остался с злобной девкой?

Напряжение в воздухе нарастало.

— Простите за причинённые неудобства, — неожиданно произнёс тот самый третьегодка.

— Да, эм, всё в порядке…

Клэрис села на стул, который подставил ей один из её приспешников, и начала рыдать.

Пора убираться отсюда! Я засеменил к выходу:

— Знаете, наверное, мне пора домой. Я умею читать атмосферу.

— Нет. Стой.

Неожиданно меня окружили спутники Клэрис, нависая надо мной. На секунду я подумал, что они собираются забить меня до неузнаваемости, но не удивился бы, если бы они меня и в могилу загнали.

— Ч-чего не так, чувачки?! — взвизгнул я.

— Сколько раз бы мы не просили встретиться Джилка с госпожой, он нам отказывал. Мы вам благодарны, барон Бартфорт. И просим прощения за отношение, которое мы к вам проявили!

— Нам жаль!

Я ощутил себя как в Японии, окружённый бандой старшеклассников из спортивного клуба, которые вдруг начали просить у меня прощения.

Это… довольно страшно. Ага, понятия не имею, что происходит, но я явно в ужасе!

В замешательстве окидывая комнату взглядом, я заметил группу полулюдей, стоявших чуть поодаль и пялившихся на меня. Они к своей госпоже такой верности не питали, они были связаны с ней контрактом.

— Если вы до сиз пор злитесь, я не возражаю заплатить кровавую цену. Ударьте меня, если так нужно. Я сделаю, что от меня требуется, чтобы вы не держали на госпожу зла, — сказал третьегодка.

— Думаешь одного удара мне хватит? — ухмыльнулся я.

Он усмехнулся:

— Если нет, я приму любое проявление вашей ярости. Я готов рискнуть жизнью и даже отдать её, если потребуется.

Он серьёзно готов распрощаться с жизнью ради Клэрис? Такая готовность, если честно, меня немного нервирует. Я даже завидую той верности, которую она вдохновляет.

Однако, когда Клэрис услышала слова третьегодки, она вскочила на ноги:

— Постойте! Думаете, я вам позволю? Вина за всё случившееся лежит на мне. Вы лишь следовали моим приказам. Больше вы ничего не сделали.

— Но миледи…

Они начали препираться, кому принимать вину за инцидент, а я вздохнул:

— Ваша маленькая пьеса вызывает жалость, но не могли бы вы перестать кривляться? Я всё равно никого из вас винить не собирался. Это лишняя морока. А я ненавижу заморачиваться.

— Т-ты… то есть… — выпалил третьегодка. — Что же, хорошо. Ты нас прощаешь?

А с чего мне держать зло на Клэрис? Джилк был виновником, насколько я знаю. Если бы он проявил хоть немного чуткости к Клэрис с самого начала, ничего этого бы не произошло. Это он ведёт себя, как капризный ребёнок.

— Мисс Клэрис, — сказал я, — хватит слёз. В море полно другой рыбы.

Клэрис опустила взгляд и едва заметно улыбнулась:

— За запутанной личностью скрывается добрый человек.

Люксион, очевидно, ощутил необходимость вмешаться и заговорил мне в ухо:

— Как она могла так сильно ошибиться. У вас не запутанная личность… она испорчена до неузнаваемости.

Я проигнорировал его реплику, единственное, что я принял во внимание, это направленные на меня ледяные взгляды слуг полулюдей.

— Я не могу заявлять, что понимаю, как вы себя чувствуете, — сказал я Клэрис. — Но вы начали причинять проблемы другим людям, и я был бы благодарен, если бы вы перестали.

— Я перестану. Хотя, наверное, поздно пытаться восстановить мою репутацию. Я зашла слишком далеко, — в её улыбке была заметна грусть, а за спиной девушки один из рабов многозначительно улыбнулся, будто собираясь посыпать ей соль на рану. Что за подлец.

— Не беспокойтесь. Вы замечательная женщина. Никого не будет заботить этот летний срыв, — Я оглядел её слуг. — Хотя, мне кажется, с этими ребятами было бы лучше что-нибудь сделать.

«Ребята» тут же лишились спокойствия. Не сомневаюсь, Клэрис была для них замечательной госпожой, можно сказать удобной. И им не нравилась мысль о том, что они могут её потерять.

— Вы отлично обращаетесь со словами, — смутилась Клэрис. — Так вы завоевали Анжелику?

— Я просто честен. Я говорю то, что вижу.

Третьегодка усмехнулся:

— Это точно.

Клэрис кивнула:

— Да, я постараюсь. Я устала от такой жизни. Как будто… я знала, что это не привлечёт внимание Джилка, как мне того хотелось, но всё равно продолжала. Как глупо с моей стороны.

Чёрт, Джилк, серьёзно? Ты бросил девушку, которая очевидно о тебе беспокоилась и зашла так далеко, только чтобы ты обратил на неё внимание, ради Мари? Боже. Вот твердолобый.

Та девка только проблемы и приносит. Мало того, что она меня просто раздражает, так ещё и её попытка собрать реверсивный гарем превратила добрую и благородную девушку, вроде Клэрис, в гедонистку-рабовладелицу. И всё ради парня, который её бросил. Гах… ну почему я не могу так сильно влюбить в себя женщину?!

Хуже того, вот он я, вычищаю за Джилком то, что он наворотил. Гах, не могу я выносить этих лузеров. Нет, правда, я бы ничего не делал, не будь Джилк одним из любовных интересов. Если бы я всё оставил как есть, скорее всего это принесло бы проблемы позже, а это последнее, что мне нужно. Пришлось вмешиваться ради собственного блага.

Вдобавок, всё было как принц сказал. Клэрис только страдала бы, если бы так продолжилось и дальше. Её будущее меня волнует гораздо больше, чем будущее Джилка.

После этого она снова начала плакать, так что я попытался отступить, чувствуя, что моя роль в это окончена. К тому же, это мне надо рыдать. Все мои сегодняшние усилия ни на шаг не приблизили меня к нахождению невесты. За фестиваль я смог только заработать сумму, которой было бы достаточно, чтобы построить поместье.

Стоп. Разве это само по себе не великолепно? Я чертовски богат!

Клэрис прервалась, когда я был уже у самой двери:

— Ой, Леон? Мне кажется, вам надо сходить к Анжи. Похоже, что-то случилось между ней и стипендиаткой, пока вы были на трассе.

О нет, что там ещё?

***

Я обнаружил Ливию, прячущейся в углу за школой.

— Какая-то ты невесёлая, — заметил я.

Она подняла на меня взгляд, слёзы блестели в её глазах, а в улыбке читалась боль:

— Леон, я не знаю, что делать.

Я плюхнулся рядом с ней. Я уже заглянул к Анжи, и увидел её расцарапанное и побитое лицо, но она сказала мне, чтобы я сходил к Ливии. И когда она это произносила, она выглядела рассеянной.

— Что же, я очень плох в утешении людей, но, если ты не против, я могу попробовать, — предложил я.

Ливия пару раз кивнула.

— Ну, раз ты настаиваешь.

— Леон, как ты думаешь мы с Анжи подруги? Или могли бы ими быть?

Я мешкал с ответом. Если честно, я ожидал, что может случиться нечто подобное.

— Хочешь сладкую ложь или горькую правду?

— Горькую правду, пожалуйста.

Я бы предпочёл сладкую ложь, но Ливия сильнее меня. А чего ещё ожидать от протагонистки… от Ливии, точнее.

— Что же, очень вовремя. Я взял для нас горячих сладких напитков. Идеально подходит под горечь реальности.

Её губы растянулись в улыбке:

— А ты странный.

Обычный я реинкарнировал в жутком мире симулятора свиданий. Естественно я буду здесь странным.

Я передал Ливии напиток, и она отхлебнула, пока я собирался с мыслями.

— Если честно, я думаю вам двоим будет сложно стать настоящими подругами. Невероятно сложно. Вы росли в разных мирах, и между вами нет практически ничего общего. Если честно, настоящее чудо, что между вами всё идёт так гладко. Даже слишком гладко, на мой взгляд. Представь, что фермер все свои дни проходит, махая в поле лопатой. А теперь представь, что ему дали меч и выкинули на поле боя на следующий день. Думаешь он хорошо там справится? Мне кажется, ситуации похожие.

В списке различий между этими двумя воспитание всего лишь одна из строчек. В любом правиле существуют исключения, но большинство людей, оказавшись в такой странной дружбе, не смогут её долго поддерживать.

Ливия всхлипнула:

— Но я была так рада. Я наконец нашла себе подругу в академии. Я знала, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Я постоянно приношу Анжи проблемы, когда пытаюсь быть рядом с ней. Сегодня из-за меня на неё накинулась девушка. А ещё… ещё она сказала, что для Анжи я даже не человек!

Ладно, ладно, боже, очередная девушка рядом со мной ударилась в слёзы. Скажи уже что-нибудь дельное, Леон. Ты сможешь!

Утешения я предложить не могу. Не моя специализация. Какой-нибудь принц Джулиус или другой любовный интерес на моём месте бы справились. Если бы Мари не разнесла всё по кирпичикам, сейчас Ливию бы утешал кто-то из них. А значит, придётся постараться исправить всё единственным способом, который мне доступен.

— Знаешь, наверняка у неё были какие-то грязные мысли о простолюдинах, а может и до сих пор есть. После того, что я натворил на дуэли, она лишилась всех своих приспешниц и это, наверное, больно. Может мы с тобой просто удобные замены. Наверное, ты права, она к нам, как к настоящим людям не относится, так ведь? — в конце я усмехнулся.

— Что ты такое говоришь? — брови Ливии поднялись от злости, когда она на меня зыркнула. — Анжи не такая!

Я ухмыльнулся:

— Именно. Ты знаешь, какой Анжи на самом деле человек. А значит всё в порядке, правда?

Ливия замолкла и отвернулась. Когда она повернулась ко мне снова её щёки были розовыми.

— Ты очень грубый, Леон.

— Прости. Я же сказал, что не умею утешать. К тому же, если бы я попытался быть милым и приветливым, скорее всего это показалось бы глупым розыгрышем.

Представьте меня, пытающимся подражать принцу или Джилку. Я так никогда до девушки не достучусь, меня просто высмеют.

Чего мне не хватает, интересно? Сексуальности? Нет, наверняка дело в лице, да? Эх, быть красавчиком божественный дар… которым я не был благословлён.

На лицо Ливии вернулась искренняя улыбка.

— Я… наверное, нужно попробовать поговорить с ней ещё раз.

— Вот и славно. Конечно нужно.

***

Этим вечером Ливия была в своей комнате, когда услышала стук в дверь. Приоткрыв дверь, она выглянула и увидела Карлу, стоявшую в коридоре.

— Д-да?

— Есть минутка? — улыбнулась Карла.

Ливия замешкалась, но кивнула:

— Да, конечно.

— Честно говоря я рассчитываю, что ты будешь участвовать в устранении тех пиратов. Ты же в дворянском классе, правильно? Значит можешь помочь, не так ли?

— Насчёт всего этого. То, как вы передали свою просьбу, это было…

Карла распахнула дверь так, что дверь стукнулась о стену. Ливия подпрыгнула и прикрыла рот.

Девушка, стоявшая за спиной Карлы, вышла вперёд.

— Ты поможешь нам, не так ли, чернь? — дочь графа, которая разносила кафе Леона и подралась с Анжи, мисс Оффри. Её лицо было изуродовано синяками и царапинами. Она ухмыльнулась: — А если ты не поможешь, я сделаю жизнь всех людей вокруг тебя жалкой. Ублюдка Бартфорта, твари Анжелики, твоей семьи и всех, кого ты знаешь.

Ливия опустила взгляд и сжала кулаки.

— Завтра я отправлю Карлу тебя забрать. И лучше бы тебе подготовиться, тупорылая, — мисс Оффри повернулась к Карле. — Что до тебя. Тебе лучше сделать всё как следует, иначе и твоя семья попадёт в опалу.

Карла содрогнулась от страха:

— К-конечно!

Ливия столкнулась с девушкой, которая готова зайти так далеко, как это возможно. Девушкой, которая готова использовать власть своей семьи в качестве оружия. Прежде чем Ливия задумалась она о том, что делает, она произнесла:

— Это неправильно.

— Чё?! — мисс Оффри перевела на неё взгляд.

— Леон и Анжи очень сильны. Хоть вы нас и запугиваете, они наверняка…

Мисс Оффри расхохоталась, схватившись за живот:

— Что? Ты это серьёзно? Ты говоришь так, будто они тебе друзья?

— Я-я…

Мисс Оффри схватила Ливию за волосы и подтащила её лицо к своему:

— У дворян нет друзей. Анжелика понимает это лучше, чем кто-либо другой. Ты всего лишь зверушка, которая понадобилась ей, чтобы заткнуть дыру в разбитом сердце. Ты даже этого не понимаешь?

— Вы ошибаетесь!

— Не ошибаюсь. Как только дворянин оступается, он теряет союзников. И даже союзники, «друзья», предают друг друга всё время. Эта ведьма Анжелика дочь герцога. Можно с первого взгляда это понять, не так ли? Она такая волевая, потому что знает правила игры и никому не открывается. Но ты, ты не дворянка, и в её глазах ты даже не настоящий человек. Ты зверушка. Вот почему она с тобой так мила.

— Я не зверушка. Я человек! И эти двое, они мои…

— Ты правда ничего не понимаешь, — оборвала её мисс Оффри. — Что ты можешь для них сделать?

— Ч-что?.. — Ливия потеряла своё спокойствие. Мисс Оффри озвучила то, что сильнее всего заставляет её волноваться. Леон и Анжи всегда за неё вступались. А что она может сделать для них?

— Бартфорт считается дворянином, технически, и у него за спиной пара значимых достижений. Анжелика — дочь истинного дворянина, рождённая в богатстве и наделённая властью. Можешь ли ты сказать, что ты с ними на одном уровне? Друзья должны быть на равных, не так ли?

— Н-Ну, я… — у Ливии потемнело перед глазами.

— Нечего сказать, да? Я так и знала. Конечно, вы не друзья. Как бы ты не пыталась притворяться, все вокруг видят тебя тем, кто ты есть на самом деле, их любимый питомец.

Ливии ещё никогда не приходилось противостоять кому-то настолько злобному в одиночку. Когда он мог, Леон прикрывал её от всех остальных. Но его здесь не было. Не было и Анжи.

— О, я поняла! — мисс Оффри хлопнула в ладоши. — Ты же миленькая. А Бартфорта девушки не слишком жалуют. Наверное, ему нужно твоё тело. Какое грустное оправдание для дворянина. Как он жалок.

— Нет! Леон не из таких…

— Мужчины они все такие. Попробуй раздеться и предложить себя ему. Он прыгнет на тебя в ту же секунду, — ухмыльнулась мисс Оффри. — Какое бесстыдство. Похоже ты думала, что, прокравшись в эту академию, станешь с нами на равных. Какое эго. Похоже, кого-то следует проучить.

Мисс Оффри отбросила от себя Ливию. Девушки, стоявшие у дверей, ворвались в комнату Ливии и начали наводить там беспорядок.

— Нет, хватит! Остановитесь!

Мисс Оффри расхохоталась:

— Твоя комната такой же мусор, как и ты. Мы просто наводим подходящую обстановку.

Переполох в комнате Ливии привлёк внимание учителя, патрулировавшего коридор общежития.

— Профессор, помогите пожалуйста! — взмолилась Ливия проходившему мимо учителю. — Эти девушки, они…

Мисс Оффри ухмыльнулась. Учитель тут же сделал вид, что ничего не видел и засеменил прочь.

— Что?.. — вздохнула Ливия.

— Ну что, убедилась? Ты не такая как мы, простолюдинка. Ты не человек.

Ливия была поражена. Даже учитель её оставил. Она опустилась на пол и начала всхлипывать, в то время как девушки вокруг засмеялись.

— Смотрите, начала плакать.

— Простолюдины совсем никчёмные.

— Она правда думала, что мы с ней на равных? Знай своё место.

Мисс Оффри вышла из комнаты Ливии:

— Ну, до встречи.

Карла пошла за ней следом.

Потом удалились и другие девушки.

Дрожащая Ливия заперла дверь и рухнула на пол, закрыв голову руками. Слёзы текли из её глаз нескончаемым потоком.

До этого момента дружба с Леоном была её защитой от любых попыток её оскорбить. Но теперь Ливия увидела, что эта же дружба лишает её возможности вырасти и справиться со своими проблемами самостоятельно.

Ливия решила, что она действительно примет участие в задании по устранению пиратов.